Злата Линник. Энни Лейк

Энни Лейк

Автор: Злата Линник

Сайт автора

Краткая аннотация: Жительница маленького американского городка удочерила девочку из России, как две капли воды похожую на ее утонувшую дочку. Девочка прилагает все усилия, чтобы "соответствовать оригиналу". Встретившись, две Энни Лейк становятся самыми большими друзьями и у мамы Деборы теперь не одна дочка а целых две. Правда для некоторых, кто встречается с Энни Лейк последствия могут быть самыми трагическими.

-

- Дорогая, ты заметила, что от Энн снова пахнет тиной? Она купалась в озере!

- Не делай из этого проблему. Психолог сказал, что не следует ограничивать ее инициативу. Дети должны расти внутренне свободными.

- Да, но она сегодня какая-то бледная и глаза не серые, а зеленоватые как у…

- Я же сказала: не делай из этого проблему! Кстати, не пора ли тебе самому посетить психоаналитика?

Дебора Лейк кое-как устроилась в кресле массивного Боинга. Скорей бы этот самолет оторвал свою металлическую тушу от земли. Всего каких-то одиннадцать часов и она снова обретет свою дочку. Медвежье озеро отняло у нее ненаглядную Энн, но ей все равно удалось восстановить справедливость.

Тогда, год назад, она приняла меры и была гораздо предусмотрительнее, чем раньше. Вместо одной утонувшей Энни у нее появилось целых две. Пока одна посещала школу и тренировки по волейболу, вторая была дома. И обеим было строжайше запрещено даже близко подходить к Медвежьему озеру. Сомнений не оставалось: теперь все будет как надо. Она сумеет сделать для своей маленькой Энни все, что не успела в тот раз.

Дебора снова была образцовой матерью и заботилась о своей дочке, существовавшей теперь в двух экземплярах. Она давала им, то есть ей все самое лучшее – еду, одежду, игрушки, о которых сама в этом возрасте не могла даже мечтать, велосипед и вигвам, который выглядел совсем как настоящий. Ко дню рождения она готовила дочери сюрприз – настоящего пони, которым Энни грезила еще до того, как зеленовато-бурая вода Медвежьего озера поглотила ее.

Все было прекрасно, пока в дом не явилась полиция. Шериф сказал, что это вовсе не ее дорогая Энни, а две чужие девочки, которых она похитила и удерживала в своем доме против их воли. Верно, каждая из них не хотела идти домой, пыталась что-то сказать про своих настоящих родителей, Но лучшее место для ее девочки – родной дом, а не тот, который она себе придумала.

Полиция увезла с собой ее Энни, сразу обеих. Ее забрали в участок как преступницу! Но ведь она не сделала ничего плохого! Она всего лишь хотела защитить свою дочь, разве в этом есть что-то незаконное? О ней написали в городской газете, соседи перестали здороваться и приглашать на свои вечеринки, будто она и в самом деле совершила что-то неправильное.

Но самым скверным оказалось вовсе не это. Нет, она не попала в исправительное учреждение. Медицинская комиссия признала, что Дебора Лейк находится в подавленном состоянии и нуждается в лечении и заботе. Родители обеих Энн заявили, что не имеют к ней претензий. Просто ей было отказано в праве стать приемной матерью. На территории Соединенных Штатов и в Европе никто никогда не доверит ей воспитание ребенка. Она уже совсем отчаялась, когда пришло это письмо из России. Неужели ее молитвы наконец-то услышаны?.

Неподалеку от маленького американского городка на северо-западе штата Вашингтон, затерянном среди мрачных еловых лесов в глубине озера, вода которого оставалась черной даже в самый солнечный день, что-то зашевелилось и легко всплыло на поверхность.

Никто не обратил внимания на светловолосую девочку-подростка, которая шла по шоссе посреди проезжей части. В девочке не было ничего особенного, разве что бледность как после долгой болезни, а еще с ее волос и одежды ручьями стекала вода. Легко точно облако тумана, она проскользнула в закрытую калитку, прошла по идеально ровной дорожке и заглянула в застекленную дверь.

Наталья Дмитриевна, директор областного детского дома, изо всех сил старалась скрыть свою радость.

Вот это удача – сразу решить две мучивших ее проблемы. Одна из самых неудобных воспитанниц скоро окажется на другом краю света. Дальше только на Луну или…

Нет, Аня со смешной фамилией Озеро не нарушала дисциплину, с ней не были связаны конфликты и драки. Просто рядом с ней всегда становилось не по себе. Будто эта маленькая бледная худышка видит тебя насквозь или заметила за твоей спиной что-то, гораздо более достойное внимания.

Обычная история: родители-алкоголики, пять братьев, находящиеся «в местах не столь отдаленных». Отмечая новоселье – переезд в деревянную развалюху на окраине – ее родители ухитрились дотла спалить свое новое жилище. Которая сгорела вместе с хозяевами. Когда пожарные наконец приехали, девочка бродила по дымящимся развалинам. Всех поразило удивительное спокойствие, с которым она встретила все произошедшее. Сперва думали, что она в состоянии шока, но Аня Озеро спокойно вошла в новую жизнь, будто так и надо. Хотя, она ни с кем не подружилась и не примкнула ни к одной из подростковых компаний. Просто глядя на нее, всегда сомневаешься, реальная девочка перед тобой или просто померещилось. Или реальной ли для нее являешься ты сама…

Как удачно она наткнулась на эту заметку в Интернете, а еще удачнее оказалось то, что там был указан электронный адрес главной героини… А на добровольные пожертвования, которые оставит эта американка, можно, наконец, залатать крышу спортзала. И полы на этаже для младшей группы.

Лена, точнее, уже Энн

В детском доме мне было неплохо, правда. По крайней мере, здесь кормят и не придется, среди ночи вскакивать и бежать куда глаза глядят. С папочкой, допившимся до поросячьего визга лучше не сталкиваться. Однажды не убежала вовремя и чуть не получила бутылкой по голове. Хорошо, рукой успела закрыться. Шрам – это ерунда. Когда стану взрослой, заработаю денег и пойду в клинику красоты. Так мне объяснила тетка из социальной опеки или как там она называется.

И тут приезжает американка с переводчиком, вроде как заграничный спонсор. Нам раздали выходную одежду, сказали вести себя прилично и если спросят, как мы тут живем, говорить, что нам здесь хорошо, а воспиталки и нянечки – просто мамы родные.

Заходит эта тетенька и сразу ко мне. Директор ей что-то по-английски лопочет, а она ноль внимания. Грохнулась на колени, схватила меня за руки, плачет и что-то спрашивает. Я говорю:

- Май нейм из Энн Лейк. – единственное, что по-английски выучила.

Американка и вовсе в истерику – верещит что-то уж вовсе непонятное, слезы как из-под крана. Переводчик едва за ней успевает. Говорит, типа я на самом деле ее дочка, год назад утонула в озере, а потом материализовалась здесь, в России. Это потому что она каждый день молилась, чтобы господь вернул ей ее маленькую Энни. Схватила меня, так и не выпускает, будто я каждую минуту могу исчезнуть. Так вместе со мной в кабинет директора пошла – бумаги оформлять. А оттуда сразу в гостиницу. Вытаскивает из чемодана шмотки - джинсы, футболку, свитер с лягухой в шляпе. Мой размер, будто так и надо. Только странные они какие-то. Я всю жизнь одевалась, кто что отдаст, но те вещи все равно сперва чужими казались, их приручить надо было, как соседского Мухтара, чтобы потом за яблоками лазить. А эти будто и в самом деле мои. Переводчик сразу высунулся вперед, говорит, что я это все носила до того как утонула в озере, а шрам на самом деле не от папочкиной бутылки, а потому что я с велосипеда упала на школьных соревнованиях. У меня и велосипеда-то никогда не было, а к школьным соревнованиям и близко бы не подпустили. Какая же из меня гордость школы: одета в обноски, а пострижена так, что без слез не взглянешь…

Нет, все, теперь у меня будет совсем другая жизнь. И я уже не Лена Озеро, с которой никто не хотел дружить, а Энни Лейк, у которой американские папа с мамой, коттедж с газоном и вигвам во дворе. А еще мне обещали настоящего живого пони. И как прежде будем ходить в мою любимую кондитерскую. Эх жалко Мухтара будет не угостить ему бы все эти гамбургеры понравились

К немому изумлению соседей и всего Таун-Пейпера Дебора Лейк вернулась из России с вновь обретенной дочерью. Причем выглядела девочка в точности как та, утонувшая, разве что стала на удивление немногословной. Должно быть, на нее так подействовало длительное пребывание в воде…

Новая Энни на удивление быстро освоилась в городке. Она каталась на роликах, и всюду таскала с собой игрушечную панду с которой была когда- то сфотографировала для местной газеты. С таким же аппетитом съедала по три порции яблочного пирога в кондитерской возле давно закрытой бумажной фабрики.

Обсудив между собой это событие, соседи потеряли интерес к истории Энни Лейк. В конце концов, это не их проблема. Да и ведет себя просто идеально. При встрече каждому улыбается и старательно произносит «гуд дэй» и «хау а ю?» Пожалуй, надо будет пригласить ее с родителями на благотворительную лотерею.

Энни, которая старалась даже не вспоминать, что родилась не в этом чистеньком городе, окруженном еловым лесом, сама не понимала, зачем ее понесло на это озеро. Жители Таун Пейпера предпочитали другие места для прогулок. Разве что подростки, желая продемонстрировать свою смелость, устраивали пикники в самой светлой части его берега. Воспользовавшись тем, что Дебора с мужем уехала в соседний город по каким-то срочным делам, девочка села на велосипед и отправилась на Медвежье озеро. Она и сама не помнила, кто и когда рассказал ей про него. Да и разве это так важно? Захотелось и все тут, как тот эклер в булочной на который я смотрела целый час пока толстая злая продавщица не позвала охранника…

До озера она добралась довольно быстро, не заблудившись и безошибочно найдя нужный поворот. Будто и в самом деле часто бывала здесь.

Нагнувшись к воде чтобы умыться, девочка увидела свое отражение. В этом как раз не было ничего удивительного. Девочка, которая виднелась на поверхности воды, была точно в такой же одежде, но у Ани, то есть Энн, волосы были собраны в два аккуратных хвостика, а у отражения рассыпались по плечам. И пластмассовый голубой браслетик был на руке только у одной из них – той, что смотрела из глубины озера.

- Ты кто? – услышала бывшая Аня или уловила эти слова без помощи слуха.

- Я Энни Лейк, а ты кто?

- Нет, это я Энни Лейк.

- Зачем ссориться, давай обе будем Энни Лейк. А хочешь, давай дружить?

Домой Энни Лейк уехала уже с новой подругой. Велосипеда у другой Энн не было, поэтому она пристроилась сзади, на багажнике. По дороге они болтали обо всем на свете, девочки прекрасно понимали друг друга так, будто были знакомы всю жизнь.

- Как было бы хорошо, если бы это продолжалось всю жизнь! – думала Энн, привезенная приемными родителями из России.

Вторая Энн согласно кивнула, поняв ее безо всяких слов.

Я всегда мечтала, чтобы у меня была сестренка-близнец. Чтобы мы с ней были похожи как две капли воды, понимали друг друга без слова, с полувзгляда. И у нас были бы общие игрушки, украшения и мы никогда бы из-за них не ссорились.

Пять братьев – хулиганов, которых боялась вся школа, не обращали на меня внимания и это в самом лучшем случае. Я тоже никогда не испытывала к ним особой любви.

Они остались в другой части света, за океаном и я рада, что никогда их не увижу. Впрочем, уже не я. Согласно официальным документам Аня Озеро умерла из-за обострения многочисленных заболеваний, что неудивительно при такой биографии.

Мы с сестрой похожи как две капли воды – у нас одинаковая одежда, увлечения, игрушки, которые с возрастом просто становятся другими. Мы с успехом дурачим всех вокруг, даже бойфренды не догадываются, что имеют дело с двумя Эни Лейк.

- Дебора, почему от твоей дочери в прошлый раз так стран пахло: рыбой или, скорее, нечищеным аквариумом?

- Что вы, это новый бальзам для волос, чистый экологический продукт. Или вы против достижений современной экологии?

- Не буду спорить, в конце концов, меня это не касается.

Единственное, что нас отличает: в те дни, когда сестренка занимает наше общее тело, от нее пахнет озером и глаза делаются светлее. И пепси-колу она пьет не диетическую как я а самый калорийный вариант.

Впрочем, в такие дни парни просто сходят от нас с ума. Некоторые в буквальном смысле этого слова. Другие, проведя со мной или сестренкой всего ночь, становятся вялыми и безразличными ко всему на свете. Преподаватель в колледже оказался не намного крепче остальных, хотя пару лет назад входил в десятку чемпионов штата по регби. Еще один - боксер из чемпионской лиги - вдруг заявил, что теперь не способен иметь дело ни с одной женщиной. И на тренировках почему-то сразу выдыхается… Мы с Энни даже немного погрустили, когда его нашли в своем номере в ванне с перерезанными венами. Его место занял аквалангист из «морских котиков». Жаль, его тоже хватило ненадолго. Впрочем, мы с сестрой не беспокоимся: с парнями у нас с двенадцати лет все в полном порядке. Мы знаем, для чего они нужны. Они теряют силы, превращаясь в безвольные бледные тени, а мы с сестренкой взрослеем и становимся все более привлекательными. Правда она выглядит немного моложе и свежее, но я на нее за это совсем не злюсь. Ведь мы не просто сестры, мы одна команда и у нас все общее. И никто не свете ни о чем не догадывается ...

Только мама знает обо всем с самого начала. Папаша как только до него что-то стало доходить, быстренько собрал вещи и удрал в Канзас. Больше всего ему нравится, что там сплошные пустыни и никаких озер. Маму мы часто навещает в пансионате «Еловые сумерки» в десяти милях от города. Она счастлива, что у нее есть мы обе. Жаль, что приезжать к ней мы можем только по очереди. Всякий раз мама говорит, что гордится нами. И очень просит держаться как можно дальше от Медвежьего озера.

-

На главную страницу конкурса

-

Комментариев: 2 RSS

Потрясающе. Немного необычно, непривычно, но взахлеб.

На мой взгляд, рассказ требует доработки. В частности, текст выглядел бы гораздо стройнее без перескакивания с третьего лица на первое. Тем более, что обозначен переход лишь один раз - дальше читатель должен сам разбираться.

И многое стоило бы подправить. Например:

"Дебора Лейк кое-как устроилась в кресле массивного Боинга."

А почему "кое-как"? Оно неудобное, жёсткое, тесное? Или Дебора очень толстая? Или она нервничает?

Ответ очевиден только автору.

"Тогда, год назад, она приняла меры и была гораздо предусмотрительнее, чем раньше. Вместо одной утонувшей Энни у нее появилось целых две. Пока одна посещала школу и тренировки по волейболу, вторая была дома."

Вместо одной Энни, утонувшей, у нее появилось целых две. - Иначе выходит, у неё появилось две утонувших Энни.

Похищенная девочка спокойно ходила в школу и на тренировки, никому не сказала, что является жертвой киднеппинга, не убежала сразу же, как только оказалась вне видимости "мамочки", не попыталась позвонить родителям? Как автор сказал, так и будет?;)

И это далеко не всё.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз