Бывших Трансильваний не бывает!


Рубрика: Интервью
Бывших Трансильваний не бывает!

Интервью с Юлией Мельниковой (участник конкурса "Трансильвания-2012")

Юлия Мельникова (род. 1981, Орёл) — начинающий российский автор. Пишет исторические романы на стыке мистики и фантастики. Несмотря на то, что Юлия  живет в Орле — бывшей литературной столице России и даже почти землячка классика Тургенева (родовые гнёзда в 3 км друг от друга), соотечественникам ее творчество пока не слишком известно. Зато ближайшие соседи издали в прошлом году дебютную книгу Юлии — мистический роман «Львив». («Львив самотних сердец»). Перевести его взялась украинская писательница из Львова Галина Пагутяк http://pahutyak.com/

Причем здесь вампиры? — удивитесь вы, и напрасно. Оказалось, Галина Пагутяк происходит из рода молдасвких господарей Бассарабов, тех самых, чью фамилию носил граф Дракула — Влад Цепеш Бассараб. Впрочем, для текста, талисманом которого стала летучая мышь, а действие разворачивается в готическом Львове, городе еретиков и инквизиторов — это то, что надо.

Другое произведение Юлии Мельниковой — повесть-новелла  «Травы, растущие из черепа» (или «Франики») http://proza.ru/2011/08/27/294 Она участвовала в «Трансильвании-2012» и рассказывает о зловещем сектанте XVIII века — Якубе Франке. Современники неспроста полагали его вампиром и даже Антихристом.

И. — Это продолжает роман «Львив»? Ведь во «Франиках» тоже рассказывается об еврейских сектантах Западной Украины. Что, кстати, для российских читателей остается большой экзотикой.

Ю.М. — Нет, «Франики» — отдельная история, связанная с предыдущим романом лишь хронологически. Там XVII век, здесь — уже XVIII. Другие герои другой эпохи. Вернее, анти )))): А экзотика это или не экзотика….   Для писателя по идее не должно существовать далеких мест и чужих историй.

И. — У этой повести двойное название — «Травы, растущие из черепа», или «Франики». Для чего?

Ю.М. — «Франики» — мое шутливое название адептов секты Франка. Но в Украине «франиками» иронично называют жителей Франика — то есть Ивано—Франковска, куда я все никак не доеду. Поэтому «Франики» — это неофициальное. А «Травы, растущие из черепа» — символ ереси, язычества, народной магии. Всего того, что сейчас активно возрождается под видом религий new age. Карпатские травники считают: если растение проросло из глазниц чьего-нибудь черепа, то это усиливает его целебные (или наоборот ядовитые) свойства. Так и ересь Франка проклюнулась из отростков саббатианства, прижившихся на галицкой земле, отцвела свое и увяла.

И. — У Якуба Франка и его дочери Абары-Евы есть свои странички в Википедии. Присутствуют они в соцсетях, хотя давно умерли. Существует даже модный бренд «Ева Фран». Но почему-то на русском языке книг о Франке и его секте маловато. Все больше по—польски или по-немецки.

Ю.М. — Это неудивительно. Якуб Франк — иностранный ересеарх, «западенец» по месту рождения (нынешняя Терноольская область Украины). Его деяния вписаны в историю стран Восточной Европы. Хотя сам Франк никогда не приезжал в Россию, он держал в уме фантастические внешнеполитические прожекты, связанные с нашей страной, и служил платным агентом российской разведки. Двери темницы Франку отворили русские солдаты, не знающие, какого монстра они наивно выпускают. Ведь Франк вел двойную игру, он был «наш», но все же «не наш» одновременно. Все зависело от того, кто больше заплатит. То он секретные сведения в Петербуг отсылает, то хватается за беглых староверов, влезает в авантюру с «княжной Таракановой», то ставит на пугачевский бунт — и проигрывает. Затем «франики» участвовали во французской революции, и в польских восстаниях, что автоматически превращало их в персоны нон грата. У раскольников и бунтовщиков истории нет.

И. — Страшно было о нем писать? Чужой, враль, кровосос…..

Ю.М. — О Франке написала не только потому что он такой-сякой еврейский Калиостро, колдун и интриган. Его секта современна. «Франкисты»  — прозовестники религий new age, а сам Франк — первопоходец тоталитарного сектостроения. «Франкисты» были не просто одной из сект, а военизированным орденом с жесткой иерархией, драконовскими порядками, разными уровнями посвящения и активной коммерческой деятельностью. В нынешних тоталитарных сектах почти точно так же, как на  Оффенбахском дворе у Франка — зомбирование, голод, насилие, оргии.

И. — В «Франиках» главный герой — немножко вампир, у его дочери Евы отрастают черные кожаные крылья с перепонками.

Ю.М. — На вампирскую линию наскочила непроизвольно. Прочитав роман «Готика Урожа» Галины Пагутяк, когда она переводила на украинский язык мой «Львив», я узнала, что в нескольких селах ьвовской области живут опыри. Это такие местные вампиры, скорее энергетического плана, чем питающиеся человеческой кровью. Опырей очень мало, но они способны «высосать» до смерти очень быстро. Буквально день-два — и все. Сначала я пыталась отыскать этому рациональное толкование. Например, что люди умирали из-за ухудшения экологии — в Прикарпатье стали добывать и перерабатывать нефть. Работали буквально стоя в нефти, отравлялись и погибали с неимоверно бледными, обескровленными лицами. Но истории об опырях бытовали и задолго до первых нефтепромыслов, и сейчас встречаются, хотя нефть там почти кончилась.

И почему—то на период расцвета «франкистов» приходится всплеск сообщений о вампирах в Восточной Европе. Иногда это одни и те же места. Западная Украина, Закарпатье….

И. —  Опять Трансильвания?

Ю.М. — Все знают про Трансильванию, а ведь в сопредельных с ней краях тоже водились кровососущие оборотни. В Закарпатье, например,  и в Галиции (Старосамбирщина, например). Кстати, ряд районов нынешей Закарпатской области Украины входили одно время при венграх в комитат (округ) Трансильвания. Но бывших Трансильваний не бывает. И вот там периодически появляются разворченные могилы, бесследно исчезают люди. Кого винить? Естественно, в подобных случаях сваливают на кого-нибудь из пришлых — цыган, евреев и т.д.  В 18 веке галицкие евреи как раз начинают селиться в закарпатской глуши, потому что крупные города Галиции приходят в упадок. Многие из этих переселенцев были потомственными еретиками и уезжали, спасаясь от гнева ортодоксальных соплменников. И попали под «кровавый навет». Но хитрый Якуб Франк даже из патовой ситуации сделал себе пиар-кампанию. Львовский диспут стал его звездным часом. Он возродил «кровавый навет» и на него до сих пор ссылаются антисемиты. Думаю, если бы потом устроили такие же публичные разоблачения самого Франка, вреда от его нездоровых фантазий было б меньше.

И.— Путешествие во «Франиках» — это все было?

Ю.М. Почти )))): Очень многое написано сразу после первой поездки в Западную Украину и Закарпатье в 2010г. Закарпатье я захватила краешком — была неподалеку от замка графов Шенбронов, в Сваляве.

И. — Сейчас кажется невероятным: маргинальная секта получила охранную грамоту от короля, часть ее приверженцев влилась в ряды шляхты, получили хлебные должности, обзавелась поместьями и мануфактурами…..

Ю.М. — Это нормально для XVIII века — эпохи случайных баловней фортуны, самозванцев, выскочек. Франк был одним из множества искателей славы.

Историки составили длинный список самозванцев, шаставших по России и Европе 18 века. Большинство из них не успели развернуться. Сибирь или плаха — вот их «награда». Франк отсидел 13 лет, но не пропал.

И. — Самое гадкое в этой истории две вещи: что люди клевали на такую примитивную разводку и что «франкизм», пусть и сильно искаженный, попал в Россию через беглых староверов и солдат, возвращавшихся из турецкого плена.

Ю.М. — Я бы сказала, что учения эти залетели к нам опросредованно, и не сразу, как бы компенсируя неудачу Франка с российски престолом. Он ведь спонсировал княжну Тараканову, но проиграл. «Франкизм» повлиял на нашу хлыстовщину — секту, возникшую не где-нибудь, а в моей родной Орловской губернии.

И. — Край Орловский —  и «франкизм»? Далековато же разлетелись семена!

Ю.М. —  Когда повесть была написана, мне попалась в Интернете дореволюционная книга врача Якоби «Вятичи Орловской губернии». Он обратил внимание, что чаще всего болеют кликушеством и широко развито сектанство хлыстовског толка в тех селах, где еще прослеживаются элементы финно-угорского шаманства. Как это еще жило, если финно-угорские народы у нас  давно ассмилированны славянами, непонятно. Видимо, сказалась сила суеверий —  когда память стирается, остается налипший исторический «мусор». Всплывает табуированное, подсознательное. В этом Якоби приблизился к Фрейду — видел, что в беснующемся, в кликушах, проглядывало нечто первобытное, доисторическое.

Ну а мне это объяснило с боьшей долей вероятности, отчего именно на Орловщине учения Франка расцвело пышным цветом и почему в каждой деревенской бабе-кликуше живет неугомонная Ева Франк, в каждом самозваном хлыстовском «христе» проскальзывает тень забытых лже-Мессий. Якуб ведь мечтал, чтобы его дочь обрела бессмертие. И в каком-то смысле это у них получилось.

Вампирская глава повести размещена отдельно в блоге Юлии Мельниковой: http://avit—al.livejournal.com/45829.html

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз