Рассказ "Доппельгангер". Моргана Руднева.


Рубрика: Библиотека -> Рассказы
Метки:

Доппельгангер

Автор: Моргана Руднева

Редактор: Сэйнт Вероника

Страница автора

Краткая аннотация: В душе любого из нас живет тень, наше второе "я", которое сопровождает нас повсюду, и однажды вырывается на свободу...

"И лампу с серебряной цепью двойной

Держит ангел легкой рукой."

С. Кольридж, "Кристабель"

Октябрь тысяча восемьсот сорок девятого выдался на редкость холодным и промозглым. Небо затянуло серыми, выцветшими тучами, не пропускавшими ни единого луча солнечного света. Все вокруг напоминало усталому взгляду о скором увядании природы: и пожелтевшие воды раскинувшейся в междугородье реки, и роняющие листву на узкие улочки деревья, которые еще совсем недавно пышно зеленели под теплым солнцем, и посерьезневшие лица горожан, все чаще прячущихся под черными крыльями зонтов от зорких очей Господа, обрушившего на них свой гнев.

Осенние сумерки раскинули над Прагой свой всеобъемлющий балахон и на долгое время погрузили город в затишье и молчание. Изредка порывом ветра проносило по площадям охапку высохших, истощенных до прозрачности, листьев. Темная бронза многочисленных статуй взмокла под частыми ливнями, и с хриплым стоном раскачивался близ колодка повешенный на крыше.

Я шел по городу, не разбирая дороги. В то мерзлое время размокших тротуаров и разваливавшихся мостовых, мне становилось безразлично куда идти. Названия улиц на указателях сливались в одно неразборчивое слово, но значение его оставалось для меня скрыто. Я шел от Старомнесткой площади вниз, и совсем не думал, куда я хочу прийти. Не так уж велик этот город - Прага - чтобы в конце концов не выйти в какой-нибудь границе.

Город посерел, превратившись в одну нечеткую, испещренную поперечными линиями дождя, гравюру, авторство которой сложно было бы приписать и самому безумному из художников.

Чернеющие в предгрозовых хмурых облаках острые шпили башен собора Святого Витта не могли навеять ничего, кроме бесконечной тоски и обреченного осознания мелочности и ничтожности своего существования среди этих огромных памятников, домов и барельефов, среди многовековых крон деревьев и неизменной глубины стремительной и своенравной Влтавы.

Я шел, как было уже сказано, не разбирая пути, пока случай не вывел меня прямо к Карловому мосту. Смятие охватило меня при виде того, как ш взволнованно колыхались непредсказуемые волны всего в нескольких метрах подо мной под волею ветра и едва только начавшегося дождя.

Внезапное уныние, не поддающееся какому-либо рациональному объяснению, охватило меня.

Я прижался лбом к холодному постаменту одной из конвоирующих мост статуй - Христос смотрел на меня со снисходительной милостью, так ему присущей - и глядел в бурлящее, вдруг озлобившееся небо. Темно-фиолетовое, в негустых разводах слоящихся облаков, оно внушительно нависало над городом, впитывая в себя последние крохи дневного света. Гроза приближалась. Первые раскаты грома раздались прямо над моей головой. Звук был такой силы, что мне показалось в тот миг, что мост, выстоявший несколько столетий наводнений и бурь, все-таки треснет под напором гнева Господнего и рухнет в мутный водоворот вод, и я рухну вместе с ним. Но мост устоял. Устоял и я, несмотря не ведь ужас, и всю печаль, которые все сильнее охвативали меня.

В бессилии, я обернулся и бросил взгляд на город. Печальным маяком показалась мне в тот мир башня, предваряющая Карлов мост. Несчастным идолом видел я склонившего голову Карла, давно ушедшего в лучший мир, и оставившего после себя только горстку домов и бронзу.

В отчаянии, хватаясь на края моста, я дошел до другого берега. Ощущение того, что камни моста под моими ногами шатки и ненадежны, не оставляло меня все время. Я чувствовал себя последним из выживших матросов на палубе легендарного корабля.

Я надеялся, что покой вернется ко мне, стоит мне оказаться на берегу, на безопасном расстоянии от воды, но нет - лишь усилилась смутная тревога, молоточком игрушечной обезьянки вбивающаяся мне в сердце, и горестное уныние проросло еще глубже в источенной червями сомнений моей душе.

Пражский град окутала тревожная тишина. Не было сегодня ни торговцев сладостями, ни нищий побирушек - кроме меня ни одной живой души не наблюдал я на мосту и в его окрестностях.

Тем страннее показалось мне увидеть на углу Золотой улочки темную тень в плаще с капюшоном. Взглянув на меня, незнакомец повернулся и быстро двинулся прочь. До глубины души поразил меня его острый и цепкий взгляд, не сулящий ничего хорошего, но лишь пророчащий новые несчастья.

Не знаю, что именно в те минуты толкнуло меня бросится за ним вслед, но я почувствовал, что не смогу отпустить его, не поговорив. Мне и раньше было знакомо это чувство - словно надо спросить о чем-то очень важном, но неясно было, кого - и теперь я столкнулся наконец с разгадкой!

И в этот миг небеса прорвало, водопад Господних слез низвергнулся на безвинных город, подминая его под неудержимой волной. Стало так холодно, что мой тонкий плащ не мог меня защитить. Но, поглощенный своей погоней, я даже не потрудился обратить на это внимание.

Я вымок до нитки в один момент. В ботинках моих разлились притоки Влтавы, кожу измучили мурашки, ледяные пальцы в мокрых перчатках отказывались повиноваться мне, но цель моя по-прежнему оставалась в поле моего зрения, и в тот момент это составляло единственный смысл моей несчастной жизни.

Незнакомец уходил вверх, вверх к Старой Лестнице, намереваясь явно преодолеть ее и пройти к собору Святого Витта.

Я неотступно следовал за ним.

Скорбная статуя девы Марии, героиня одной из красивых легенд Пражского града, смотрела на меня с материнской тоской. Стальные лапы ужаса прорвались к моему сердцу от этого взгляда и стиснули его со страшной силой.

Находясь на середине невероятно длинной, неприступной лестницы, я остановился на мгновение и обернулся, и тоска по дому захлестнула меня с невероятной силой. Там, за вздыбленной рекой, среди сотен похожих остался мой особняк, с его темными окнами и запахом свечного воска. Предчувствие, что я больше не увижу мой дом, обуяло меня внезапно.

Словно стремясь скинуть его с себя, я бросился по лестнице вверх, сосредоточенно высматривая незнакомца.

Он шел - словно бы неспешно - но мне казалось, что очень быстро. Потому как как бы быстро не двигался я, он постоянно опережал меня.

Мои догадки оказались верны - он направлялся к собору.

Я не успел решить, стоит ли этому радоваться. От быстрой ходьбы у меня закололо в боку, от боли перехватило дыхание, и все свои усилия я сосредоточил на том, чтобы не терять темп, и не упустить того, кого я преследовал, из виду.

Сплошной стеной между нами вставал дождь.

Незнакомец, одетый в черный плотный плащ с пелериной и плотным капюшоном, приблизился к собору и толкнул дверь. Мое зрение словно обострилось на мгновение, и я смог разглядеть, что одежда его, как и он сам, были совершенно сухи.

Я бежал через площадь, намереваясь схватить его за край плаща, но не успел - дверь захлопнулась передо мной. Я отшатнулся. Со всех сторон вперили в меня свои цепкие взгляды страшные горгульи.

Они нависали надо мной, и в их черных глазницах я видел разгорающееся адское пламя.

Горгулья над моей головой открыла рот, и струя воды низверглась мне на голову.

От ужаса я лишился возможности дышать.

Со всех сторон зазвучал хохот, безумный и несдержанный, словно отраженный от сотен невидимых зеркал.

Не выдержав, я рванул на себя дверь, и она открылась.

В соборе было темно и очень тихо.

Мои шаги гулким эхом разносились по помещению. Я прошел вперед - к мощам святого Витта, втайне надеясь, что его чудодейственная сила, о которой сложено столько легенд, защитит меня от зла, которое обступало меня. Я словно кожей чувствовал его зловонное дыхание, отравляющее всю мою грешную жизнь.

Страшная мысль вдруг поразила мою голову - вдруг зло это, неясное, смутное, но явно зло, было рядом со мной с самого рождения, и только теперь я прозрел настолько, что оно явилось ко мне во плоти?

Я бросил быстрый взгляд на стены. За витражами скрывалась гроза. Лампадки и светильники на стене дрожали в неровном свете. Тень моя покинула меня.

Да и глядя на пустую стену перед собой, я не мог уже толком вспомнить, была ли у меня когда-либо тень...

Как зачарованный, сделал я еще шаг вперед и оказался лицом к лицу с незнакомцем.

Он выпростал затянутую в черной перчатке руку из-под капюшона и откинул его на плечи.

На меня смотрел я сам.

Я закричал.

А мой двойник смеялся, и вместе с ним смеялись стены, и башни, и горгульи, и гроза, и мост, и река, и город...

Я бросился бежать в последней надежде, но запнулся о порог и упал на булыжную мостовую. Обернувшись лицом к небу, я в последний раз воззвал к нему в тщетной надежде.

Раскат грома был мне ответом, а потом окрестности Пражского града озарила молния, и в свете ее я увидел, как надо мной встал мой двойник, моя тень - я сам! С безумной улыбкой на лице он воздел руки к нему, и воды Влтавы сомкнулись надо мной, и не видел я с тех пор ни белого света, ни отчего дома.

-

На главную страницу конкурса

-

Комментариев: 1 RSS

впервые встречаю конкурс, на котором рассказы и отзывы на них настолько никому не интересны. Даже самим авторам

ни одного коммента, кроме моих, ни одного возражения от автора

полная тишина

поэтому больше не буду тратить время на лдовлю блох и тщательное расписывание того. как можно было бы рассказ улучшить - раз это тут совершенно никому не надо.

во всяком случае - без предварительной просьбы автора

пометки для себя делаю, если автор захочет сделать текст чище и лучше - достаточно всего лишь попросить.

могу не выкладывать здесь, а отправить по мылу.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз