Надин Сидаш. Сероглазая


Рубрика: Библиотека -> Рассказы
Метки:

Сероглазая

Автор: Надин Сидаш

Краткая аннотация: Далекое от цивилизации селение. Люди, полные старых предрассудков. Тяжелое низкое давящее небо. Всеобщее чувство тревожности. И странная одинокая девочка с серыми глазами....

Я всегда была немного странной, немного не от мира сего. Я часами просиживала у окна, любуясь облаками, собирала коллекции травинок или камушков. Меня всегда завораживали огонь и вода. И, порой, я думала, что мне в этом мире совсем никто не нужен - лишь бы плывущие по небу облака отражались в глади озер, и мирно шумела листва, и ярко горел костер. Люди никогда не привлекали мое внимание столь же сильно как природа. Я любила гулять одна. И почти всегда так и делала. Я даже животных не любила. "Одинокая девочка из дома на холме", "Маленькая странница", "Сероглазая". Вот Сероглазой меня всегда называли чаще всего, я любила это имя больше, чем свое родное. Казалось, именно оно и есть по-настоящему мое. Только мать никогда не звала меня Сероглазой, ей чудилось что-то бесовское в этом.

Я помню как однажды несколько дней дул сильный северный ветер, он принес в наше селение тяжелые тучи. Они переливались всеми оттенками серого, темно-синего и даже фиолетового. Они висели над землей, и люди с содроганием смотрели на небо, им казалось, что близится Кара Господня, и Судный День вот-вот настанет. Шептались о потопе, что поглотит или унесет всех грешников. А я смотрела на небо и не понимала, откуда у них такие мысли. Оно было прекрасным и низким, и вызывало лишь желание раствориться в нем, исчезнуть. Другие говорили, что оно мрачное, что оно нагоняет страх, лишает жизненных сил. Я этого не ощущала. Я видела, как тучи все больше обволакивают небо, что они везде, но страха не чувствовала. Меня больше пугали люди вокруг, они стали какие-то одержимые, стали задумываться о своих грехах, но чаще все же о чужих. Пытаясь очернить другого, они хотели тем самым обелить себя. Я избегала общества. Мне было непонятно и неприятно.

В один из таких дней я гуляла по лесу. Вообще, это была роща, но мне нравилось называть ее лесом, ведь когда-то она действительно им была. Здесь было все, что всегда есть в лесу: заброшенные путаные тропинки, озеро, трухлявые пни, старые деревья, сквозь кроны которых не всегда можно увидеть солнце. Я любила эту рощу всем сердцем. И когда приходила к берегу озерца, садилась на чуть влажную от росы траву и смотрела на облака - это был настоящий рай, не хватало только прекрасных ангелов. Но в тот день я никак не могла дойти до озера. Так странно... Я ведь всегда могла дойти туда хоть с закрытыми глазами, а в тот день не получалось. Тропки уводили меня все дальше вглубь. Удивительное ощущение, открывать что-то новое там, где, казалось, ты знаешь все. Ведь я исходила эту рощу еще в детстве, знала каждое дерево - или мне так только казалось? Где-то далеко, наверно, свистел ветер, а я слышала только шепот листвы, сюда ветер не долетал, он путался в ветвях, лес его не пускал. И тучи, им тоже было не пробраться сюда. Только иногда сквозь кроны виднелась тяжесть небес, и тогда было заметно, что они висят очень низко, почти касаясь деревьев. Я вдруг захотела залезть на самое высокое дерево и дотронуться до этой серой завесы. Что бы я почувствовала тогда? Может быть, они бы поглотили меня? Или же нет, и они бы согревали и были нежными как руки матери... Или мной бы завладел страх перед наказанием? Нет, в последнее я совсем не верила, я не верила, что столь величественное небо может вызвать страх.

Я отвлеклась тогда на свои мысли и, вернувшись из мира грез, поняла, что не знаю, где нахожусь. Все те же деревья, узкая тропа, на которой я стояла, но все какое-то незнакомое, не такое как всегда. Будто морок. Я опустилась на колени, провела рукой по земле - в ней были травинки, мох и даже уже давно засохшие ягодки черники. Все было таким же... Но что же меня мучило? Что было не так? Мне вдруг стало не по себе, очень плохо. Тревожно. Когда меня настигала тревога, а такое бывало очень редко, я становилась неуправляемой. Я боялась себя в такие моменты. Упав на землю, я зарылась лицом в траву и вдыхала живительный запах земли, пока это ужасное чувство не начало потихоньку отпускать. Я все еще чувствовала его пульсирующие удары. Но они становились все слабее. А вскоре стало хорошо и спокойно. Хотя поднявшись на ноги, я поняла, что вокруг меня ничего не изменилось - все еще та же незнакомая местность. Ощущение странности происходящего вновь вернулось, но это была уже не тревога.

Я побоялась оставаться на одном месте, так ведь можно и пропасть вовсе. А если идти, то рано или поздно, куда-нибудь придешь. Медленно я двинулась дальше по тропе, во мне внезапно проснулось любопытство. Но что я могла найти там в глубине? Легкий треск веточек под ногами и более ничего - ни птиц, ни ветра - ничего. "Странно" - в который уже раз подумала я. Но не останавливалась. Остановилась только раз, возле тропы россыпью росли цветы - в селении их называли "ведьмины слезы", они были бледно-красного цвета и очень маленькие.

Когда-то давно я спросила свою бабушку: - А почему они красные? Почему их так называют?

Ответ мне был: - Их так уже давным-давно кличут. - Я напрягала слух. У бабки было мало зубов, и говорила она почти шепотом. - Люди говорят, что когда-то давно водились в наших краях страшные ведьмы.

- Водились? Они же не животные.

- А ну тихо, Сероглазая. Ишь чего вздумала, защищать их. Они душу свою бессмертную отдали во власть Козлоногого.

Я не стала спрашивать кто такой Козлоногий, уже знала. Так у нас дьявола называли.

- Так почему цветы "ведьмиными слезами" кличут?

- Ой, любопытная ты... Были ведьмы и в нашем селении: овцы тогда померли у нас, молоко скисало, и плохо было людям тогда... тревожно. Знаешь, как сдавит в груди, так и не отпускает. И страшно все время, страшно. И не раз оно такое повторялось.

Я заерзала на земле. Мне хотелось бежать и собирать травинки. Они были такие красивые после дождя.

- Так почему?..

- Ох, на что наказание-то такое? То сидишь тихо как мышка, то вертишься ужом. Каждый раз, как такое случалось, ловили этих чертовок всей деревней, а они кричали всегда, рыдали, звали на помощь кто ангелов, кто бесов, кто Господа, кто Козлоногого. И там где слезы их проливались, там вырастали эти цветочки, красные - потому что сердце у ведьм не доброе, вместо слез кровью они плачут.

И все равно мне всегда было непонятно, почему люди не любили эти цветы, они трогательные и беззащитные. Я сорвала один и вдохнула его еле уловимый аромат. И закрыла глаза.

- Сжечь ведьму! Сжечь!

- На костер проклятущую!

- Она во всем виновата! Жечь ее!

- Пусть отправляется к своему хозяину!

- К Козлоногому ее! К Козлоногому!

Эти крики разорвали тишину. Я вздрогнула и выронила цветок из рук. Что это я услышала? Откуда это все? Откуда здесь люди? И...их слова? Мне хотелось убежать от этих криков, но я удержала себя от порыва. Тревога вновь начала нарастать в душе. Хотелось упасть на теплую мягкую землю. К крикам примешивались хруст ветвей, шорох листьев, откуда-то появилось щебетание птиц, и по одному из деревьев пробежала рыжая белка. Ее рыжина полыхнула как огонек в зелени леса. Островок чего-то мирного на фоне злых выкриков. Мне показалось, что вокруг начала разливаться ненависть. И животное тоже это почувствовало. Оно пискнуло и скрылось в кроне дерева. Я прошептала "постой".

- Сжечь! Сжечь! Сжечь!

Голоса приближались. Молнией пронзила мысль "Ищут меня?" Смех вырвался из груди, и я зажала рот рукой. Никто не знал, как сильно я не хотела, чтобы эти злые люди меня нашли. Я была как та белка, и с радостью бы затерялась в кроне деревьев маленьким рыжим комочком. Но тех людей было много, а я всего одна. Их голоса все приближались. И я пошла навстречу.

В какой-то момент я оказалась на краю большой поляны. В нос тут же ударили запахи, столь непривычные для леса: пот и грязь. И злоба. Она воняла хуже любых помоев. Странно, меня никто не заметил, я смешалась с толпой, вернее толпа смешала меня с собой. Ненависть была везде вокруг. Ее можно было ощутить физически, она плескалась волнами. В ней можно было утонуть.

- Сжечь, ведьму, сжечь!

- Сжечь, Сероглазую!

Я начала задыхаться.

"Сероглазую? Сероглазую?" И в тот же миг я увидела ту несчастную, которую волокли к наспех приготовленному кострищу. Ее спутанные волосы отливали рыжиной, лицо было в крови, пораненными пальцами она придерживала на плечах ветхую накидку. Меня пронзила жалость. И в следующий миг я встретилась с ней взглядом, и, кажется, совсем перестала дышать. Ее глаза были как то тяжелое низкое небо, они переливались оттенками серого и синего. Я никогда не видела таких глаз. Ни у кого... Кроме себя...

- Сжечь ее, сжечь!

- На костер ведьму!

В нее полетел камень. Он попал несчастной по пальцам. Но она даже не шелохнулась. Она смотрела на меня. Я была заворожена ее глазами. Я смотрела и смотрела, и хотела раствориться в них. Я хотела ей верить.

Дикий смех вырвался, теперь уже из ее груди. Она мотала головой и хохотала. А толпа бесновалась все больше. Неясно было, в ком больше бесов: в этой толпе, одержимой злобой и ненавистью или в этой худой женщине, которая по слухам продала свою душу Козлоногому.

Я была так удивительно спокойна. Они тащили ее к костру. Я просто смотрела. Они привязывали ее к столбу. А она смеялась. Ее глаза сверкали. Она снова смотрела на меня.

"Сероглазая..."

В ней было что-то демоническое, нездешнее.

- Нет, нет, не надо, перестаньте, нет! - мой крик разнесся по поляне, взметнулся птицей ввысь. И затих. Затерялся в гуле других голосов. Та, другая Сероглазая, прижала палец к губам и, покачав головой, улыбнулась.

В этой улыбке была обреченность и какая-то веселая злоба. По поляне пронесся ветер, костер разгорался сильнее. И отчаянный крик сотряс всю мою душу, проник в самые далекие ее уголки. Крик Сероглазой. Все раскололось на части. Я зажала уши, закрыла глаза и упала на землю, ища защиты. Вокруг что-то происходило, бежали люди, пахло грязью, воняло чем-то отвратительным паленым. Снова люди, злоба, я вжалась в землю. А потом капли дождя. Палящее солнце. Темнота.

Я открыла глаза. Та же самая поляна. Она вся была покрыта "ведьмиными слезами". И более ничего. Только жгучие "ведьмины слезы".

Я сорвала один из цветков, вдохнула его аромат. И тогда я все поняла.

Я бежала, не оглядываюсь, в сторону от родного селения. Бежала от людей, чьи предки сожгли Сероглазую в дни, когда небо было тяжелым и серым, когда всех угнетала тревога.

"Спасибо за предупреждение" - сказала я роще на прощание.

-

На главную страницу конкурса

-

Комментариев: 2 RSS

впервые встречаю конкурс, на котором рассказы и отзывы на них настолько никому не интересны. Даже самим авторам

ни одного коммента, кроме моих, ни одного возражения от автора

полная тишина

поэтому больше не буду тратить время на лдовлю блох и тщательное расписывание того. как можно было бы рассказ улучшить - раз это тут совершенно никому не надо.

во всяком случае - без предварительной просьбы автора

пометки для себя делаю, если автор захочет сделать текст чище и лучше - достаточно всего лишь попросить.

могу не выкладывать здесь, а отправить по мылу.

Надин Сидаш2
2012-11-29 в 16:43:53

Я бы очень хотела услышать конструктивную критику. Заранее благодарна.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз