«Возможность ощутить себя создателем — это фантастическое чувство»


Рубрика: Интервью
Метки:
«Возможность ощутить себя создателем — это фантастическое чувство»

«Возможность ощутить себя создателем — это фантастическое чувство»

Интервью с Марусей Карасёвой (2-е место в номинации «Крупная проза» на конкурсе «Трансильвания-2012»)

 

Автор динамичного, лихо закрученного романа «Однажды в Брюгге» Маруся Карасёва с первой строчки покоряет читателя богатством фантазии и легким слогом. Удивительно живые колоритные персонажи – а это весь цвет вампирского сообщества — шагнули в роман из вампирских мифов самых разных стран и культур и не раз заставили нас улыбнутся.

 

Прежде всего поздравляем со вторым местом. Учитывая, что третье осталось пустующим, Вам должно быть на пьедестале достаточно свободно. Вы на конкурсе новичок и в какой-то мере загадка. Такая тёмная лошадка. А насколько широко Вы известны в Сети? На Прозе ру, на «СамИздате»? Как давно началась Ваша карьера вампирописца?

Спасибо за поздравления! В Сети, как мне кажется, я совершенно неизвестна. «Однажды в Брюгге» —это первый ориджинал, который я написала. Случилось это примерно два года назад. Я его писала и параллельно выкладывала — по главам, для друзей в закрытой группе. У меня есть блог, в котором я пишу в основном о кино и путешествиях. Обычно я всегда делала отчеты о поездках в страны, где побывала, но из Бельгии привезти обычный отчет не вышло — начала писаться вот такая вампирская штука. Те, кто читал текст, наверное, заметили, что в романе довольно подробно рассказывается о достопримечательностях Брюгге. В блоге каждая глава еще и сопровождалась фотографиями или иллюстрациями, которые рисовала моя подруга. Так что отчёт из Бельгии получился длинным. Первую главу я выложила в ноябре 2010, а закончила за месяц.

Как раз хотелось поинтересоваться: отчего же Брюгге? Очевидно, что Вы там действительно побывали и неплохо с городом знакомы. Какими судьбами Вы там оказались, и отчего столь мирный город навеял такие вампирские ассоциации?

Почему Брюгге? Потому что это самое прекрасное место на Земле, такой магический центр. Мне кажется, что если уж где и вершить судьбы мира, то только там. Я оказалась там по работе, пробыла там очень недолго, но надеюсь, что ещё не раз туда вернусь!

В чем магическая аура Брюгге? чем он покоряет с первого взгляда?

Трудно сказать. Это как с любовью - прекрасных людей много, но выделяешь только одного... ну или двух. Я побывала больше чем в двадцати странах, но почему-то только о Бельгии (а если точнее, то о Фландрии, именно к этой части страны относится Брюгге) могу сказать, что это волшебное место. Наверное, если бы я там не оказалось, ничего бы не написала.

Это прекрасный средневековый город, но при этом вовсе не город-музей. Я не люблю музеи, в которых на экспонаты можно смотреть только через стекло. В Брюгге все можно трогать руками. Люди там живут, а не просто ходят между экспонатами, стряхивая с них пыль. Просто удивительно, насколько история там переплетается с современностью! Я бы не удивилась, если бы в Брюгге вдруг обнаружился портал, ведущий в прошлое или будущее. Там никто не удивляется ни странно одетым туристам, ни съемочным группам — вообще никому и ничему. Этот город столько повидал, что для него ничего удивительного не осталось. Так почему бы ему не приютить и моих вампиров?

То есть для Вас гений места не пустой звук и возможность непосредственного восприятия, возможность прикоснуться, прочувствовать — необходимый стимул для творчества?

Я бы сказала, что у каждого человека есть такие места силы, которые будят вдохновение — нужно только их найти. Будете ли вы смотреть на них вживую или на картинке - не так уж и важно. Я знаю людей, которые вдохновляются обычными фотографиями.

Пока что вдохновение больше меня не посещало. Примерно за год я написала дилогию о вампирах, роман о зомби, повесть о маньяках и еще одну — о страхе перед своими собственными желаниями. Теперь ничего не пишу. Наверное, стоит снова съездить в Брюгге.

Да-да, о сроках... Большинству авторов они покажутся фантастическими - или же возникнут подозрения, что где-то рядом бродят литературные негры. Каким образом Вам удается работать так быстро?

Быстро? Мне кажется, это очень медленно. Например, историю про маньяков я написала за четыре дня — точнее, за четверо суток. Писала на конкурс, торопилась. Но если это успокоит тех, кому мерещатся литературные негры (хотя зачем они мне? я же некоммерческий автор), то могу сказать, что за последние полгода я вообще ничего не написала.

Как Вы пишите? Как организуете процесс работы над произведением? Насколько много правите, важна ли Вам обстановка и т.д.

Я пишу, когда есть, кому это читать. У меня есть подруга, которая первой читает все, что я пишу. По ее реакции мне сразу становится ясно, стоит ли продолжать или лучше выбросить эту хрень. Она сама пишет просто замечательно, так что я доверяю ее мнению. Есть еще маленькая группа читателей, которые пришла ко мне еще из фандомов, они читают все, что я пишу. Это доверие с их стороны для меня безумно ценно. Без подобной поддержки я бы вряд ли решила что-то дописывать и тем более выкладывать на всеобщее обозрение. Пишу я быстро, но хаотично, кусками. Знаю, некоторые авторы пишут сначала первую строчку, а потом планомерно движутся к последней. Я начинаю писать, если у меня есть сюжет, название и последняя строчка. Когда видишь точку «В», из которой можно идти из точки «А», все складывается само собой. Четкого плана у меня нет. Так получается, что герои вдруг начинают жить своей жизнью, и те, кого я планировала пустить в расход, вдруг доживают до финала, и наоборот. Например, девочке Василисе из «Однажды в Брюгге» изначально была отведена всего одна сцена. Мне хотелось, чтоб она вышла во двор, когда приедут Шварцтейны, и чтобы София к ней немного поревновала... Но когда Василиса встретила Сандера, произошло нечто такое, чего я вообще не планировала. В результате у этой героини появилась своя собственная «резиденция» примерно на 200 страниц - «Долго и счастливо», продолжение «Однажды в Брюгге».

То есть Вам важно чувствовать от читателя отдачу?

Конечно, важно! Когда текст пишется, герои очень хрупки, и я очень чувствительна к критике. В этот момент мне важно, чтобы меня как автора принимали. Когда текст готов, когда я выкладываю его в Сеть, то я его будто бы отпускаю. С этого момента он живет своей жизнью, а критика принимается — если, конечно, это именно критика, а не просто попытка задеть.

Важна поддержка именно проверенных читателей, или Вы стараетесь ориентироваться на как можно более широкую аудиторию?

Если бы я писала на широкую аудиторию, то тексты были бы совершенно другими. Я это говорю без негатива или осуждения — просто понятно же, что большинству нравится немножко другие вещи: четкая романтическая линия, линейное повествование, победа добра над злом и безусловный хэппи-энд. Так что я ориентируюсь на своих немногочисленных читателей — они немного сумасшедшие, как и я.

Как рождается идея романа? Ей нужно какое-то время вызревать? Вы говорили, что начинаете писать, когда в голове уже сюжет и финал... Как и под влиянием чего этот сюжет приобретает четкие черты?

Идей у меня обычно очень много, я их постоянно записываю. Одна идея накладывается на другую — и получается история. Но идея не всегда становится сюжетом. Иногда начинаешь писать — и понимаешь, что ничего не складывается, сюжет разваливается, а персонажи отказываются с тобой говорить. Я раньше считала, что авторы рисуются, заявляя, будто персонажи их произведений живут своей жизнью, но это не пустые слова. Персонажи действительно живые. И если они достаточно тебе доверяют, то подпустят поближе и позволят подслушать, о чем же они говорят. Обычно мне требуется проговорить сюжет вслух. При его обсуждении мне становятся очевидны какие-то новые нюансы, возникают новые вопросы и находятся неожиданные ответы.

Что происходит с идеей по мере продолжения и углубления работы? Она сильно эволюционирует?

Когда как. В моих вампирских романах («Однажды в Брюгге», «Долго и счастливо») получилось так, что все персонажи в итоге оказались не теми, кем казались мне вначале. А скажем, в романе «Я слышу тишину» я изначально точно знала абсолютно все повороты сюжета, оставалось их только записать.

Нравится ли Вам то, что Вы пишете? Получаете ли Вы удовольствие от самого процесса и от прочтения того, что уже написали?

Конечно, нравится! А зачем писать и думать: «Ну надо же, какая выходит чепуха!»? Так что пока я пишу, мне, в целом, всё очень нравится... что, правда, не мешает вычеркивать порой целые главы. Когда произведение дописано, дело обстоит иначе: если все время тянет роман перечитать, если герои не отпускают, значит, будет продолжение. А если не возникает такого желания, значит, всё, история закончена. Такие произведения откроешь — и удивляешься: ого, неужели это я написала так много букв?! Трудно бывает в это поверить.

Вас не пугает такая вещь, как сериальность?

Почему пугает? Я очень люблю и серии, и сериалы. Я вообще сериальный маньяк, причем крайне неразборчивый - смотрю все, что движется.

То есть Вам не тяжело писать роман? И сложно ли сохранять первоначальный интерес на протяжении всего процесса работы? Бывает ли такое, что вначале Вы вспыхиваете, загораетесь идеей, а после определённого времени теряете к ней интерес? Если да, что как с этим справляетесь? Как заставляете себя не останавливаться, закончить произведение?

Передо мной не стоит такой цели — заставить себя. Я же не пишу для издательства, у меня нет сроков, дедлайнов. Это просто развлечение, хобби. Так что если что-то не идет — не дописываю. У меня есть история под названием «Школа инкубов». Я ее написала очень быстро, сразу начала продолжение. Придумала восемь глав — и застряла. Надоело вдруг — и всё. Не стала дописывать, оставила так. Может быть, когда-нибудь захочется к ней вернуться.

Как регулярно Вы пишете? Не мыслите себя без творчества или заканчиваете работу над очередным произведением и ждете следующего порыва вдохновения?

Очень нерегулярно. Я начала писать два года назад, полтора года писала, теперь полгода не пишу. И я понятия не имею, придумается ли что-то еще. И не знаю, что для этого нужно - вдохновение, усидчивость, мотивация? Честное слово, просто не знаю.

То есть если говорить о том, насколько для Вас писательство важно, можно сделать вывод, что это удовольствие для души?

Это возможность для самовыражения — и да, это занятие для души. Абсолютно очевидно, что я никогда не смогу прославиться, напечататься или заработать своими текстами на жизнь. Это и хорошо: я могу писать том, о чем захочу.

Вы упоминали о фикрайтерстве... Можно поподробнее об этом опыте? Возможна ли «мутация» фикрайтера в писателя ориджинала? В чём отличия этих видов творчества и какой же фандом для Вас родной?

Конечно, возможна! Вспомним Кассандру Клер. Родных фандомов у меня несколько: начинала я с сериала «Герои», потом писала по «Дневникам вампира», переводила что-то по «Теории большого взрыва». Ну и, конечно, как у практически любого фикрайтера, у меня есть фик по «Гарри Поттеру».

Фикрайтер использует чужие наработки - за него уже придумали и героев, и сюжет. Ему остается только вписать туда свою идею, и чем точнее окажется его прочтение характеров, чем ближе его фик будет к канону, тем он лучше как фикрайтер. В этом и плюс, и минус. С одной стороны, фикрайтеру легче завоевать аудиторию — она уже сформирована, и любой, кто может представить свою историю в перерывах между сериями/книгами, найдет своих читателей. С другой стороны, если автору хочется уйти в ООС, поклонников у него значительно поубавится, даже если текст будет объективно хорош. Автору оригинального произведения приходится придумывать свой мир и персонажей, и завоевывать аудиторию с нуля. Но в случае успеха и отдача будет больше, ведь автор ориджа выступает творцом собственного придуманного мира, получает возможность ощутить себя cоздателем. Это фантастическое чувство.

И на какой стороне Луны Вам уютнее?

И там и там есть свои плюсы. В последнее время мне больше нравилось писать оригинальные вещи. Но, возможно, это только потому, что я не могу себе найти нового фандома.

Ваши романы — о маньяках, о зомби, о вампирах и о прочих мертвых существах... Вы сами характеризуете себя как автора, пишущего достаточно своеобразные произведения. Отчего такие специфические темы? И можно ли назвать их необычными или сегодня как раз такое направление набирает обороты? У нас сегодня множество романов о вампирах, зомби тоже не скучают…

Зомби — это, как известно, новые вампиры в плане популярности. Если серьезно, то фэнтези про невероятные приключения немыслимых героев часто пишут самые обычные, даже скучные люди. Я — как раз такой скучный человек.

Ирония, черный юмор — это патология или здоровая реакция? Отчего человека влекут зомби, вампиры, выпущенные кишки и т.д.? Это потребность человека противопоставить смерти нечто оптимистичное или же гипнотическое воздействие темной эстетики?

Мы все разрываемся между либидо и мортидо, порой что-то перевешивает. На самом деле для многих страх смерти выливается именно в такие формы. Зомби, вампиры, маньяки - это отражение нашего страха перед неизведанным и одновременно тяга к «другой стороне». Мы мечтаем о прекрасном бессмертии, но при этом понимаем, что подобное нарушает порядок вещей, а значит, если допустить возможность такого развития событий, имеет свою цену.

Страшно даже спросить… Ваши герои-маньяки и зомби Вам симпатичны?

Есть большая разница между персонажами и реальными людьми. Мне нравятся мои маньяки и зомби (тем более что они у меня не жуткие, а симпатичные и ходят в школу типа зомби-Хогвартса), но это не значит, что я бы хотела встретить Андерса Брейвика или оказаться в центре зомби-апокалипсиса.

В «Брюгге…» по страницам гуляет нечисть со всех краев земли; кто из них Ваш любимчик?

В «Однажды в Брюгге» нет ни одного положительного героя. Изначально я планировала убить всех, но к финалу некоторые как-то — я не знаю как — все-таки выкрутились и остались в живых. То есть — технически — в мертвых. Так что, полагаю, всех выживших придётся записать в любимчики. Хотя нет, есть один любимый герой. В «Брюгге» ненадолго появляется персонаж по имени Экимму — очень важная персона, верховный дознаватель. В «Долго и счастливо» у него уже гораздо более развернутая роль, а в третьей части я вообще планировала поставить его в центр повествования. Мне кажется, что у этого персонажа очень большой потенциал. Он один из древнейших вампиров! Некоторые считают его бесполым и бесчувственным. Для того кто судит других, это неплохие качества.

Вы используете мифологию разных стран. Возникает вопрос: Вы изначально ставили перед собой цель создать своеобразную вампирскую энциклопедию? Или персонажи стали прибывать в город по мере написания?

Я их выбрала из-за сюжета: мне было нужно, чтобы все герои происходили из разных стран, были древними и с хорошей историей. Только в Америке не нашлось подходящих древних вампиров (или я плохо искала), так что пришлось их придумать. А потом — да, они вдруг начали прибывать.

В интернете сейчас можно найти все, что угодно, любую информацию, так что я собирала материал прямо по ходу работы. Читала статьи, смотрела, кто подходит на ту или иную роль и вписывала их в сюжет.

Как бы Вы сформулировали основную идею романа?

Политика — грязное дело. И не важно, живы вы или мертвы. Я не увлекаюсь политикой, но меня привлекают вещи, в которых я плохо разбираюсь, например, тригонометрия и гештальт.

Вы сразу решили создать остросюжетный закрученный триллер? Со множеством поворотов и неожиданными разоблачениями? При слове «Брюгге» невольно возникает ассоциация с «Залечь на дно в Брюгге» — есть перекличка с ним или другими произведениями?

Я видела этот фильм, но мне в нем понравился только город. Он настолько очарователен, что очень сложно не поддаться искушению и не устроить там какие-нибудь приключения. Хотя бы придуманные. А триллеры я очень люблю.

Когда пишешь триллер или детектив, всегда есть опасность, что читатель будет плыть по волнам повествования, совершенно забросив попытки разгадать механизм интриги. Хотели бы Вы, чтобы читатель пытался разобраться в происходящем сам?

Я это очень приветствую! Потому и выкладываю обычно тексты в Сети по частям, по мере написания. Мне очень нравится, когда читатели строят предположения, что будет дальше. Мне это помогает по возможности избегать клише.

Что Вам ближе — «подражательство» или заполнение вакуума? К примеру, Вы прочли книгу, она Вас восхитила. Думаете ли: «Ух ты! Я тоже должна написать об этом! Это же какие возможности!..» Или же читаете книгу за книгой, какого-то определенного жанра, — и появляется мысль: «Почему никто не пишет о том, чтобы было, если... тут же явный пробел! Сколько книг про драконов прочитал, но ни в одной из них...»?

Сложный вопрос! Я стараюсь читать поменьше книг, относящихся к тому жанру, в котором пишу — иначе вдруг получится фанфик. Когда пишешь что-то свое, не хочется пользоваться чужими приемами. Но вот с романом о зомби вышел как раз такой случай. Я смотрела зомби-фильмы и думала: а почему никто не пишет про мыслящих зомби? Ведь если допустить, что они могут ходить и есть, почему бы не допустить, что они и думать тоже могут?

Что такое вампирская проза в вашем понимании? Отдельный самостоятельный жанр? Синтез? Или каждое из этих произведений можно отнести к какому-то другому жанру?

Мне кажется, что в основе вампирских произведений всегда лежит интерес к бессмертию. Там всё вечное — жизнь, любовь, которая не кончается даже после смерти. Многие из тех, кто читает такого рода книги, на самом деле ищут романтики, которой не хватает в бытовой прозе. Я ни разу не читала вампирский любовный роман, но поскольку мне нравится сериал «Дневники вампира», могу предположить, что такие романы мне по душе.

Вам бы было легче и интересней работать, если бы у вампирской прозы были всё же чётко очерченные законы жанра? Или подобные рамки будут ограничивать Ваше творчество?

Если честно, я не знаю. Я использую только один закон жанра: вампиры пьют человеческую кровь. Всё остальное может быть каким угодно.

То есть Вам в определенной степени важна традиция в образе вампира? И какие вампиры милее — классические, модернизированные или же Вы создаете свой тип вампира?

Мне кажется, вся прелесть жанра в том, что на самом деле ничего неизвестно. Можно добавить к основе (кровь!) каких угодно деталей — и все равно будет понятно, что речь о вампирах.

Возникала когда-нибудь потребность в специальных литературоведческих статьях, которые определяли бы законы жанра? Или для Вас основное — полет фантазии?

Порой возникала, конечно, — когда я искала персонажей. Но, признаюсь, от оригинала в итоге осталось очень мало.

Вы часто принимаете участие в конкурсах?

Это второй конкурс, в котором я участвовала. Первый был на diary.ru и назывался «Свобода слова». Я была в числе организаторов, и мы опасались, что в первом туре будет мало работ, так что на всякий случай написали свои. Повесть о маньяках «Я слышу тишину» и «Вампирскую историю» я написала именно тогда.

Как можно разбудить вдохновение? Ваш рецепт? Включить музыку, выпить кофе, съесть что-нибудь сладкое? Есть какой-то ритуал, предшествующий началу работы над романом? Или Вы, как профессионально занимающийся журналистикой человек, готовы сразу и в бой?

Ох, если бы существовали такие способы! Я знаю людей, которые подходят к делу как профи: каждый день пишут определенный объем. Мне же или хочется что-то написать, или нет. Если не хочется, то ни сладкое, ни музыка не помогут. Но зато если уж хочется, то ничто не остановит.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз