«Я пишу очень разные вещи, которые объединяет вера в добро»


Рубрика: Интервью

«Я пишу очень разные вещи, которые объединяет вера в добро»

Интервью с Натальей Ткаченко (3-е место в номинации «Малая проза» на конкурсе «Трансилвьания-2012»)

 

Наталья Ткаченко создает рассказы, которые невольно заставят вас улыбнуться и позабыть о плохом настроении. Герои занявшего 3-е место рассказа «Черный кот» - трогательные и смешные, добрые и немножко взбалмошные - приглянулись и судьям, и читателям. В этом рассказе подруге всегда придут на помощь, не обращая внимания на такие мелочи, как её вампирская сущность, а о случайно встреченном коте будут волноваться не меньше, чем о близком человеке.

 

Два слова о себе?

Я родилась в Санкт-Петербурге, училась там же, работаю преподавателем истории. Люблю животных. Сочинять начала в подростковом возрасте, на балконе до сих пор пылятся тетрадки с «шедеврами». Года три назад почти одновременно обзавелась личным компьютером и открыла для себя «СамИздат» — сначала как читатель, а потом и как автор. И понеслось!

Если посмотреть, то оказывается, что большинство Ваших произведенийфэнтези. Можно ли сказать, что Вы позиционируете себя как фэнтезист?

Да, других вариантов всё равно нет.

Как определить то, что Вы пишете? Это классическое фэнтези, городское, ироническое?

Если речь о рассказах из той серии, в которую входит «Чёрный кот», то это ироническое фэнтези. Но этот стиль, как и тематика, для меня нехарактерны. В основном я пишу классическое фэнтези. Что же касается городского фэнтези... Для меня оно изначально лишено части той прелести, что свойственна именно этому жанру, — прелести неизвестного и необычного мира. Помимо этого, у меня был один фантастический роман о будущем — начала сочинять по просьбе подруги, - но он так и остался неоконченным, уже на третьей главе я потеряла интерес к этой истории. Так что да, в основном я пишу фэнтези, причём только один «ранний» роман я завершила. Думаю, и те произведения, что выложены на «СамИздате», не закончила бы, если бы не мои читатели: две-три упорные девушки приходили на мою страницу и требовали продолжения. Мелкая форма легче пишется.

Как автор обнаруживает, что именно эта ниша, фэнтези,его? Что помогает это понять? Неисчерпаемость того, что хочется сказать именно в таком ключе, приязнь к авторам, которые пишут в этом жанре, что-то еще?

Оооо... это почти философский, и однозначно самокопательный вопрос. Думаю, всё началось с запойного чтения фэнтези. Фантастику я не смогла бы написать, поскольку с физикой и математикой не дружу ещё со школы. На третьем, недавно завершённом (как раз благодаря тем девушкам-читательницам) романе я поняла, что малая форма мне даётся легче. То есть у меня больше шансов (раз в сто) закончить рассказ, нежели роман.

Крупная проза дается труднее, потому что в процессе теряется интерес к теме? Проживаете историю раньше, чем записываете? Или вызывает опасение уже сам объем работы?

Да, именно так — проживаю тему раньше, чем удаётся записать родившуюся историю. Может быть, дело ещё и в том, что свободного времени остаётся всё меньше. Обдумывать вещь, конструировать сюжет можно сколь угодно часто, а вот сесть за компьютер и работать над ней - только когда есть силы и настроение. А жаль.

А была когда-либо мечтаписательское дело как профессия, свой кабинет с дубовым столом и чудесным видом из окна, с утра открываешь ноутбуки до обеда в творчество?..

О да! Но я вообще лентяйка, так что к этой мечте должно прилагаться дополнение: писательское дело как профессия, но желательно перед этим выиграть миллион в лотерею, чтобы творческий труд не превращался в средство заработка, добывания денег для выживания. Нарисованная вами картина весьма соблазнительна, но я прекрасно сознаю, что пишу такие вещи и с такой скоростью, что профессией мое увлечение литературой никогда не сможет стать. С другой стороны, я люблю свою нынешнюю работу, а писательство меня устраивает и как хобби.

То есть сочетание работы, дел по дому и творчества в данный момент оптимальное? Можно ли сказать, что работа, то дело, которым Вы занимаетесь, Вас подпитывает - и знаниями, и эмоционально?

Пожалуй, соотношение и приоритеты такие: творчество, другие хобби, работа — и немножко домашних дел. Что касается подпитки… Если говорить о знаниях, то кое-что в для своих произведений я почерпнула из истории нашего мира. Эмоционально - да, мне повезло с учениками, нам интересно общаться, как по предмету, так и на внеурочные темы. От семидесяти учеников отдача гораздо выше, чем от компьютера и кота, например. Но вообще-то я скорее одиночка, не очень общительный человек. Просто нашла общий язык с ними, одинаковые интересы сближают.

Можно ли предположить, что в преподавании и в писательстве есть что-то общее? Желание передать свое знание, свое видение мира, научить тому, что открылось тебе самому?

Общее, несомненно, есть: и в том, и в другом случае делишься своими мыслями, мнением, точкой зрения, предлагаешь вариант, который тебе кажется наиболее правильным. Особенно это справедливо в отношении истории: исторические события зачастую просто невозможно трактовать однозначно. Именно поэтому я стараюсь прежде всего научить своих учеников думать самостоятельно, а потом уже мы вместе «ищем истину». С литературой очень похоже: любое произведение создают как минимум двое — автор и читатель. И бывает так, что читатели находят нечто совершенно неожиданное, как и мои ученики, которые иногда задают нестандартные вопросы, над которыми я, быть может, без такой подсказки никогда и не задумалась. И это здорово! Думаю, для меня именно такой тип общения интересен – общение, в котором открываешь что-то новое для себя и одновременно открываешь «своё» новое - другому человеку. Или же вместе с другим приходишь к одному выводу. Чувство, которое возникает, когда достигается единства мнений, когда кто-то разделяет с тобой твою точку зрения, возникает взаимопонимание, — такое приятное!

То есть Вы верите в то, что текст - это совокупность множества разных трактовок, включая авторскую?

Полностью согласна! Я сталкивалась с тем, что мои, казалось бы, прозрачные произведения люди понимают совершенно по-своему, через призму собственного жизненного опыта. Иногда это обескураживало, но в таких случаях я старалась разговорить человека, понять, почему он считает именно так. И в процессе этого общения выяснялось много интересного. Мне всегда любопытно узнать, что в моих произведениях читателя затронуло, и почему.

Это не порождает такую реакцию: «Ну вот, мне не удалось донести свою мысль!»?

Когда как. Чтобы с этим разобраться, я и пытаюсь вовлечь читателя в обсуждение. Бывало так, что я действительно нечётко что-то прописала, а бывало, оказывалось, что человека в реальной жизни сильно обидели, поэтому он не верил моему персонажу, но выяснялось это только после долгого обсуждения. Одно из произведений вызвало сильные разногласия, реакцию «Так не бывает!». Не верят люди в бескорыстную дружбу между парнем и девушкой! Хотя, разумеется, не все.

Создается впечатление, что у Вас достаточно прочная смычка с читателем, почти сотрудничество. Можно ли сказать, что Вам без этой обратной связи было бы не так комфортно?

Сейчас мне, несомненно, нужен читатель, чтобы продолжать писать. Раньше я уходила в писательство, мне было совсем не обязательно получать отклик. Я просто не могла не писать, потому что реальность меня далеко не полностью удовлетворяла (думаю, отсюда и любовь именно к классическому фэнтези). Теперь же мне хочется делиться чем-то хорошим - добрым или хотя бы просто весёлым — с другими людьми, и мне нужно знать, что то, что я делаю, поднимает настроение, заставляет задуматься, вызывает отклик.

Вы предпочитаете держаться знакомых морей? Придерживаетесь правила писать о том, что хорошо Вам известно? Или к менее известному не лежит душа? Интереснее создание миров, отличных от реальности?

В девятом классе учительница литературы вернула мне сочинение на свободную тему с таким комментарием: «Деточка, это полный бред. Пиши о том, что знаешь». Видимо, жестокая женщина нанесла мне глубокую психологическую травму, поскольку я до сих пор частенько вспоминаю о её совете. А если серьёзно, то на этот вопрос не могу ответить «да» или «нет». Я совсем не прочь заплыть в неизвестное море - это же так интересно! —  но предпочту изучить внимательно вопрос, а не сочинять наобум, чтобы не позориться. Понятно, что в фэнтези могут быть свои законы, но если персонажи не живут в вакууме, то, допустим, от силы притяжения им никуда не деться. Если у планеты две луны, то это должно что-то менять в физическом мире, хотя бы влиять на приливы и отливы. Но проблема в том, что я окажусь просто погребена под объёмом необходимого материала для написания, скажем, романа о межзвёздных путешествиях. Другая проблема в том, что отношения между живыми разумными созданиями для меня всегда были интереснее устройства квазифозотронного бластера. И меня больше привлекает построение социальных моделей, нежели технических, для выстраивания которых у меня к тому же элементарно не хватает знаний. Видимо, у меня чисто гуманитарный склад ума, потому что при виде уравнений я до сих пор впадаю в ступор, а при виде писем семнадцатого века на французском той эпохи, чернилами по пергаменту - в состояние блаженства.

Вы написали, что поднимать настроениеэто основная функция Ваших произведений. Что Вы вкладываете в понятие «поднимать настроение»? Насколько можно понять, не просто «развлекать»? Внушать оптимизм? Дарить надежду на что-то светлое?

Поднимать настроение — это значит делать так, чтобы читатель улыбался по-доброму, чтобы у него становилось хорошо на душе. Однажды мне читательница написала, что она болеет, ей и физически, и морально плохо, но прочитав мой рассказ, она почувствовала себя гораздо лучше. Ради одного этого комментария стоило его сочинять! И - да, я стараюсь писать жизнеутверждающие вещи, без воинствующего оптимизма, но такие, чтобы человек, дочитав их, чувствовал себя отдохнувшим и способным бороться с трудностями и в полной мере ощущать светлые моменты жизни.

Значит ли это, что Вы не считаете для себя возможным делать по отношению к читателю какие-то вещи? И если да, то какие? Провоцировать? Вводить в заблуждение? Заставлять ассоциировать себя с аморальным героем? Или что?

Гм... Пожалуй, единственное, что я не смогу сделать, — вывернуть зло наизнанку и сказать, что это добро. Если упростить, не смогу написать произведение с аморальным героем, представив его как положительного… даже не так — представив его как пример для подражания. А вот ассоциации, невольное опознание себя в отрицательном герое может быть полезным — иногда не помешает увидеть свои вредные привычки глазами того, кто от них страдает.

Не боитесь, что такой девиз и такая установка приведут к тому, что Ваши произведения будут рассматривать как недостаточно глубокие или недостаточно художественные? Тем более что сейчас модно читателя шокировать.

А! Я уже с этим сталкивалась. Читатели иногда за юмором в упор не видят смысла — такое редко, но случалось. Наверное, юмористическое фэнтези — это уже ярлык. А ещё мне тяжело описывать чьи-то страдания. Думаю, «хождениями по мукам» увлекаются те, в чьей жизни всё благополучно. И наоборот.

Ну а шокировать читателей всегда было модно, даже «Герой нашего времени» прославился именно этим, правда, уровень «грязи» там соответствовал уровню морали XIX века. Я не могу сказать, что в моих произведениях совсем нет жестокости, но она оправдана.

То есть можно сказать, что Ваша Муза улыбчива и иронична по своей природе? Или всё-таки были у Вас произведения минорные, «с хождением по мукам»?

Были, но герой всегда выходил к счастливому концу. Не к приторному, но такому, какого он для себя хотел. Я пишу очень разные вещи, которые по-настоящему объединяет только вера в добро.

Ваши отношения с вампирской прозой?

Честно говоря, я далека от вампирской тематики. Произведение о кровососах должно быть самоценно, я не стану читать книгу только потому, что она о «детях ночи». Из-за растиражированности в последние годы гламурного образа вампира отношение к ним у меня сложилось достаточно пренебрежительное. Возможно, потому и получается писать о них исключительно юмористические произведения.

Мне так нахваливали «Сумерки», что я в итоге посмотрела фильм. Поскольку делала я это с подругой-психологом, которая по ходу дела отпускала саркастически-профессиональные замечания, было весело! «Интервью с вампиром» смотрела лет в пятнадцать, недавно пересмотрела и поняла, что период любви к мистике и ужастикам прошёл вместе с подростковым возрастом. В том же возрасте очень любила сериал «Баффи».

Единственная же книга о вампирах, которую я не только помню, но и вспоминаю с удовольствием — « Длинная серебряная ложка» Кати Коути и Кэрри Гринберг. Ещё одно произведение о вампирах, которое мне нравится - мюзикл «Tanz der vampir», о котором я узнала в комментариях к первой своей вампирской зарисовке на «Самиздате».

Так что, на конкурс вампирской прозы я залетела случайно, по оставленному на СИшной страничке приглашению — заинтересовала тема.

Вы признались, что без симпатии относитесь к вампирам. В чём причина такой неприязни? Это как-то перекликается с нежеланием представлять отрицательного героя как положительного? И если нет, то чем не угодили вампиры? Чем они хуже ведьм, троллей или оборотней, например?

Я бы не сказала, что это неприязнь - скорее, отсутствие благоговения. Я вообще не очень люблю созданий, неважно каких, даже обычных людей, которые паразитируют на других. Тем более не люблю тех, кто убивает, чтобы насытиться или просто из жестокости, душевной нечувствительности, желания поразвлечься. Я сейчас говорю о вампире в моём представлении, но поскольку плохо знакома с темой, вполне допускаю другую трактовку образа. В моём рассказе чёрный кот — лакмусовая бумажка. Люся не идеальна, но определённую черту переступить не может. И для Аси уже неважно, что её подруга вампир, она уважает её за умение сопротивляться давлению традиции, если эта традиция идёт вразрез с интуитивным осознанием того, что есть добро, а что зло.

Этот рассказ где-то седьмой из серии о Люсе и Асе. Правда, рассказы с четвёртого по шестой существуют пока только в моей голове. Идея венчания вампиров появилась благодаря тематике конкурса, остальное родилось в процессе написания. Основная мысль? — Если сердце подсказывает поступать правильно, то душа сохранится даже у «бесовского отродья». И много вторичных вопросов: о выборе, который есть всегда, об умении переступить через стереотипы, о дружбе, о разнице между церемонией и верой... и о том, что нельзя издеваться над животными!

Помогло ли рождение рассказов об этой вампирской парочке и конкурс в целом, знакомство с работами других конкурсантов иначе взглянуть на тему и пересмотреть свое отношение к вампирской тематике?

Да, я с приятным удивлением обнаружила весьма интересные вещи. Думаю, дело в таланте авторов — даже чуждая мне вампирская тема предстаёт в новом свете. Из прочитанного на конкурсе особенно понравилась «Аннабэль», прежде всего — стёртой гранью между реальностью и иллюзией, отсутствием однозначного ответа. Но сама я точно буду продолжать писать о них в юмористическом ключе - остальное просто не моё: с удовольствием прочитаю хорошие серьёзные вещи, но написать подобное не смогу. Каждому своё!

Каким должен быть «рассказ-шедевр»? Не только о вампирах, но о чём угодно?

Рассказ-шедевр — пожалуй, тот, который у каждого, кто его прочитал, находит отклик. У почти каждого, так как мой писательско-читательский опыт подсказывает, что всегда хоть одно исключение да найдётся. Причём отклик не вроде: «Круть! Напиши продолжение!», а что-то более глубокое, затрагивающее что-то в душе...

Может ли случится так, что Вы сделаете ещё что-нибудь на вампирской ниве? Ваш рассказ входит в серию зарисовок; какой из этих рассказов появился первым и что же послужила причиной рождения Люси? Совершенно случайная сторонняя ассоциация, желание спародировать популярную тему?

Да, я собираюсь дописать отсутствующие рассказы — «Чёрный кот» появился благодаря конкурсу, он сюжетно значительно опережает уже написанное. В самом первом рассказе Люся ещё не вампир - мне просто хотелось высмеять слепое преклонение перед вампирами как априори высшими существами. А потом персонажи не захотели уходить — зато пришли новые мысли, и так появились идеи двух следующих зарисовок.

С Вашими персонажами такое часто случается? Так, что они прочно обустраиваются и отказываются сходить со сцены?

Нет, не очень. С персонажами всех трёх романов я окончательно распрощалась, хотя некоторые читатели хотели продолжения - но когда история на самом деле уже завершена, надо уметь сказать: «Прощайте, друзья». А вот две серии зарисовок я собираюсь продолжать - населяющие их товарищи упорно отказываются уходить.

С вампирами понятно. А кошки? У Вас особые отношения с кошками?

Не мыслю жизни без кошки в доме! Мои кошки мне всегда давали море позитива. Один кот, правда, ещё оставил на память перекрёстные шрамы на щеке, но... его уже нет, зато теперь я его точно никогда не забуду! Кошка для меня — мощнейший антидепрессант. И просто прекрасное животное. О кошачьем очаровании, грации столько уже писали, что я не буду повторяться. Я люблю всех животных, но именно с кошкой у меня наибольшая гармония.

Вы сказали, что вам пришлась по душе Катя Коутикстати, победительница прошлогоднего конкурса и автор чудесных работ по мюзиклу «Бал вампиров». Вы как-то на нее ориентируетесь, воспринимаете ее как автора, с которым у Вас одинаковый подход к вампирской теме, с которым этакое писательское родство душ, сходство подходов?

До Кати мне расти и расти. И это не ложная скромность — просто в её произведениях удивительно лёгкий, тонкий юмор. Английский — в моём представлении. Возможно, объединяет нас то, что к вампирам мы относимся с иронией, но одинаковым я бы этот подход не назвала.

А кто из авторов влияет? И кого, может быть, назвали бы собратом по духу?

Я скорее «вещь в себе»: что-то прочитанное может меня подтолкнуть, но не повлиять. Собратом по духу... На ум сразу приходит Дикая Яблоня (её рассказы есть на «СамИздате»), которая и познакомила меня с произведениями Кати Коути, за что я ей очень благодарна! Объединяет нас «издевательство» над вампирами. А так... да, есть книги, которые мне нравятся, но вот сказать, чтобы они влияли... Я никогда не стану писать то, что уже было написано, разве что атмосфера совпадёт, какие-то нотки... И часто полезно прочитать что-то и понять: надо над собой еще работать. В этом смысле другие авторы на меня, конечно, влияют.

Знают ли Ваши ученики о Вашей писательской деятельности? И легко ли вообще признаться в том, что пишешь? Есть ли понимание со стороны близких людей?

Нет, это страшный секрет. Впрочем, с учениками как-то просто речь об этом не заходила. В семье моё увлечение поддержки не нашло — ибо отнимает время, которое можно потратить на «полезные» вещи, так что я тихо замалчиваю это дело. Зато те друзья, кому я об этом говорила, относились положительно.

А насколько сложно совершать такой каминг аут и нужен ли он? Если нужен, то для чего, а если нет, то почему и в каких случаях? И насколько страшно его совершить? Такой шаг что-то меняет в восприятии себя и своего творчества?

Думаю, это нужно, когда писателю интересно мнение близких людей. Их ведь можно попытать как следует — что понравилось, что нет, почему. Меня, по крайней мере, именно это сподвигло на гордое заявление: «А я пишу!» И робкое: «Почитаешь?» А дальше всё зависит от реакции. Как только появляется желание что-то донести, начинаешь искать того, кто честно скажет, а интересно ли ему это читать.

Как вы обходитесь со своей музой, одним словом? Какие у Вас способы разбудить вдохновение? С чего Вы начинаете работу над текстом, если уже есть идея и всё остальное?

Когда уже есть идея, главное для меня - ухватить за хвост творческий энтузиазм. То есть не продумывать её двести раз, а наконец сесть и написать! Если при этом рядом лежит что-нибудь вкусненькое, а из динамиков льётся подходящая настроению музыка — процесс доставляет двойное удовольствие, а главное — идёт более легко и гладко. Поскольку Муза у меня та ещё лягушка-путешественница, главное — призвать её к порядку и убедить не перескакивать через каждые три страницы на другое произведение. Обычно я обдумываю одновременно несколько произведений. Что-то в процессе отсеивается, что-то начинаю записывать, но не заканчиваю, что-то пишется по две страницы раз в три месяца, а что-то — за ночь. Ночью, кстати, мне просто чудесно работается.

А как вы бы хотели писать? Какие цели Вы для себя ставите в творчестве – и в плане новых замыслов, тем, и в плане достижений, признания? Что Вы мечтаете написать, но может быть, пока боитесь?

Идеальный ритм — страницы две-три в неделю. Метод — пожалуй, хотелось бы не «зависать» при обдумывании некоторых сцен: мысли иногда уводят меня далеко, и через полчаса я обнаруживаю, что так и не сдвинулась с места. Уровень текстов... Думаю, работа над ними никогда не заканчивается. В этом плане очень полезно выкладывание текстов в интернете — читатели (хоть и редко), но замечают не только ошибки, но и логические ляпы. Признание для меня заключается в комментариях. Публикации — это, конечно, было бы здорово, но в этом случае потеряется обратный контакт с читателем, так что если когда-нибудь соберусь проталкивать свои произведения в издательствах, то потребую крупными буквами напечатать на последней странице адрес, по которому можно высказать своё мнение о прочитанном!

Что мечтаю написать… Есть один замысел, который которая не даёт мне покоя уже давно, но боюсь впасть в стереотипный сюжет. Открою страшную тайну: там ведущей будет любовная линия! Собственно, именно это меня и останавливает. Не окажется ли, что это будут банальные «розовые сопли»? Не скажут ли сразу, увидев жанр: «А, это не может быть хорошим, достойным, оригинальным произведением?» Возможно, однажды рискну, но сначала закончу то, что уже начала, и как следует обдумаю идею.

 

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз