«Кровь семи кланов» (игра «Простите, но ваши штампы навязли у меня в зубах», авторы - Илмарин, Надин Ривз)


Рубрика: Библиотека -> Рассказы
Кровь семи кланов
 
Она потеряла в единочасье все: родных, друзей, имущество. Предпочла сдаться, исчезнуть и скрываться ото всех. В её жизни остались только душевная боль и пустота. Чтобы прокормить себя, она работает стриптизершей в местном клубе. И вот, после случайного нападения вампира, выясняется, что она является единственной из рода Избранных, наследной принцессой, чья кровь обладает невероятными свойствами и способна спасти мир или погубить.

Он занимает одну из высших ступеней в иерархии вампиров. Остались считанные дни до заключения важного договора между главами двух кланов. Новость об обнаружении Избранной, за которой отныне охотятся все вампирские семьи, становится настоящей бомбой.

 
У Светланы после укуса начинают проявляться сверхъестественные качества. Она стремительно хорошеет и обретает способность видеть под личиной обычных людей вампиров, демонов, суккубов. Увы, это влечет за собой прямую угрозу ее жизни, ведь теперь аромат ее крови усиливается, и любой вампир может учуять её на большом расстоянии. Светлане и Василию приходится вместе скрываться, они находят приют в заброшенных туннелях метро. Глава самого сильного клана, увидев мельком Светлану, понимает, что желает видеть ее своей женщиной. Но у Совета вампиров свои планы: он требует выдать ее, чтобы по своему усмотрению выбрать ей супруга, с тем чтобы унаследовавший драгоценную кровь ребенок стал собственностью вампирского сообщества. Но в совете есть и те, кто боится Избранной и желает ей смерти. Между тем Светлана обнаруживает, что беременна от Василия. Теперь ей предстоит защищать не только свою жизнь, но и жизнь будущего ребенка.
 
Находясь в укрытии, Светлана подробно расспрашивает о вампирах, их привычках, способностях и слабостях. Ее присутствие выводит из себя вампиршу, которая раньше некоторое время встречалась с Василием. Из-за того, что та желает избавиться от присутствия Избранной, преследователи получают возможность напасть на убежище Василия. Василий и Светлана попадают в ловушку. Во время ожесточенной схватки Василий гибнет. Светлану увозят в модный ночной клуб, где вампиры охотятся на людей. Клуб принадлежит глава сильнейшего клана, отъявленному негодяю, который намерен оставить Светлану у себя. Удастся ли ему подчинить Избранную, одержит ли вверх неожиданно проснувшееся в нем чувство, и сможет ли находящаяся в отчаянии Светлана разглядеть за маской жестокого и склонного к насилию тирана сохранившиеся человеческие черты, к которым еще можно воззвать?
 
Закрыть глаза. Не видеть пьяных осовелых лиц с масляными глазами и редких брезгливых взглядов. Слышать лишь музыку, подчиняться ритму. Всего семь минут, и потом снова перерыв. Резкое покачивание бедрами, поймать луч света на носок лакированной туфельки. Медленно расправить плечи. Маняще пробежать по груди наманикюренными пальчиками, потом вверх, коснуться губ и медленно вниз от подбородка к шее. Внезапный разворот. Прогнуться в спине. Легкая полупрозрачная туника обнажает ягодицы и кружевную линию чулок. Да, детка, танцуй. Танцуй для себя. Танцуй, пока можешь. Ты жива, пока можешь двигаться. Ничего другого тебе не остается. Вниз, на пол, —   шпагат. Растяжка, если есть, то на всю жизнь. Вытянуть шпильку из пучка волос, позволить волнистым локонам окутать пеленой плечи и грудь. Кувырок, закинуть ногу на ногу, соблазнительно покачивая туфелькой. Игриво скинуть их и грациозно, как кошка, прогнувшись в спине, сесть. И все время двигаться под музыку, двигаться…
Какая ирония судьбы: вернуться вновь туда, где начинала много лет назад. Но тогда она была молода, жадна до жизни и ярких впечатлений. Она хотела все и сразу. Если уж откусывать, то такой кусок, чтобы на всю жизнь сытно было. И отхватила.
Под чей-то свист и улюлюканье стянуть один чулок, приспустить резинку второго. Змеей встать, перетечь к шесту. Обхватить его руками, прижаться телом, присесть, проехаться вниз, имитируя ласку. Снова вверх. Обнаженной ногой по гладкому холодному металлу, зацепиться, выгнуться, повиснуть вниз головой. Второй чулок летит на пол.
Ее шанс предстал в этой жизни в лице подвыпившего солидного мужчины, не ведомо, каким чудом забредшего в дешевенький ночной клуб третьей руки. Да так и оставшегося его постоянным посетителем, завороженного красотой танцующей Светки. Ее не волновала разница в возрасте. Она с спехом компенсировалась платиновой картой Visa. Его разница в возрасте более чем устраивала.
Оттолкнуться от пилона, поворот, еще. Волосы дикой шалью. Седина закрашена. Потянуть за завязку туники, развязать бант. Спустить до плеч, кутая в полумраке еще плоский живот. Покрутиться, поиграть с лоскутом ткани. Стянуть окончательно, поднять на вытянутой руке двумя пальчиками и отпустить, наблюдая плавный полет. Бриллиант в пупке ловит гранями отблески.
Почти двадцать лет безбедной жизни. Ни образования, ни профессии, —   без надобности. Когда муж разорился и повесился, дом ушел с молотка за долги, банковские счета арестовали. Драгоценности, за которые теперь никогда не расплатиться, пришлось заложить. У нее не осталось ничего. Ни денег, ни друзей, ни родных. Даже крыши над головой.
Спустить бретельку, вторую. Поиграть грудью. Расстегнуть застежку на спине. Кинуть в глубь сцены ненужную деталь гардероба. Кидать в зал в ее нынешнем положении —  расточительство. Подкрашенные соски набухли, в одном из них кольцо. Никакого силикона, третий размер. Фора еще держится, но некогда упругие полушария уже начинает обвисать. Еще немного времени, и они станут весьма сомнительными прелестями.
Пришлось искать работу и съемное жилье. Продавцом —   не получалось. Уборщицей слишком мало платили. Оставался стриптиз, мастерство не пропьешь. Светлана вернулась в зал, где начинала. За двадцать лет ничего не изменилось: тот же зал с кирпичными неоштукатуренными стенами, та же лестница на балкон зрительного зала, те же столики, та же маленькая сцена. После просмотра ее на удивление взяли. Стыд и совесть пришлось отодвинуть подальше. Нужно было что-то есть и чем-то платить за комнату. В особо удачные вечера за смену выручка выходила больше, чем месячная зарплата кассира.
Музыка смолкла, танец закончился. Светлана поспешила раствориться в тени затухающего прожектора и скрыться в гримерке. Трусики —  последняя привилегия, которая у нее осталась.
Акустика была плохонькой. Звук в колонках хрипел и фонил, глотая половину слов и задавая лишь общий ритм. Прожектор пятном света выхватывал сцену, оставляя во мраке зал и барные стойки клуба. Система кондиционера была сломана давным-давно, а начищенные решетки демонстрировались только к приходу проверок. Клубы сигаретного дыма даже при открытых форточках разъедали глаза и слизистую горла. Василий частенько проводил здесь вечера, предпочитая незаметно сидеть на высоком табурете в углу бара на балконе. С этого насеста открывался отличный вид на весь зал и всех посетителей.
Многие были завсегдатаями, их лучше не трогать. Часть —  сами работники, которых невозможно было отличить от толпы, если не знать каждого в лицо. Изредка забредали случайные гости или припанкованая молодежь на андеграудные вечеринки. На таких можно было поохотиться, не опасаясь серьезных последствий. Его клан сейчас и состоял в основном из таких, да гопников и уличной шпаны.
Василию здесь было уютно и привычно. Полублатная, жаргонная с матерком речь. Въевшийся буквально во все запах алкоголя и табачного дыма. Человеческий пот и дешевая косметика. Это был его мир, тогда и сейчас.
Всегда острый, подмечающий каждую мелочь взгляд, сейчас был блуждающим и отрешенным. Василий с тоской думал о предстоящем съезде глав семейств. Он терпеть не мог подобные сборища в силу своего воспитания и чувствовал себя не в своей тарелке. Он презирал напускное величие, роскошь и снобизм. Его раздражало высокомерное поведение глав и старейшин, их застарелая аристократичность. Они брезговали им, никак не желая признавать равным себе по положению, он платил им лютой ненавистью и неприкрытым хамством. Прошлый век, с трудом вписывающийся в современность и не желающий идти в ногу со временем. Покойники, цепляющиеся за отжившие традиции.
При мысли о гримасе Влада, пытающегося вымучить из себя приветственную улыбку, Василия передернулся. Нужно было отвлечься. Секс, наркотики, рок-н-ролл слегка видоизменились с внезапным перерождением: секс, кровь, рок-н-ролл.
Музыка сменилась. Свет в зале полностью погас, концентрируя внимание посетителей на сцене. Вышла стриптизерша. Уже не молода, но еще в самом соку. Знатоки оценят по достоинству. Через минуту Василий поймал себя на мысли, что внимательно следит за мягкой пластикой танцовщицы. Она была хороша. А его всегда непостижимым образом тянуло к женщинам в возрасте. Опыт, знание дела и тела, пряность вместо слащавости, неподдельная страсть к юнцам вроде него. Пожалуй, такая смогла бы отвлечь от раздумий о съезде, пусть и всего на одну ночь.
Светлана, уже в халате, стирала макияж ватным тампоном с кремом, стоя у большого зеркала, когда в дверь тихо, но настойчиво постучали и следом вошли без приглашения. Над охапкой роз показалось совсем юное лицо. Парнишке на вид было лет двадцать, не больше.
—   Это вам, —   он протянул ей букет.
От такой неожиданности Светлана растерялась, но через секунду уже сообразила взять протянутые ей цветы. Наклонилась, вдохнула сладковатый аромат, аккуратно отложила розы на столик.
—   Спасибо.
—   Василий,  —   мальчишка широко открыто улыбнулся и протянул руку. У него не хватало пары зубов.
—   Светлана, —   протянутая рука оказалась холодной.
Повисла неловкая пауза. Светлана отвернулась к зеркалу и продолжила приводить себя в порядок, украдкой разглядывая незваного гостя у себя за спиной. Джинсы, кроссовки, спортивная куртка непримечательного синего цвета без принтов, черная хлопчатая футболка, русые волосы. Ничего примечательного. Абсолютно не запоминающаяся внешность.
—   Вы что-то хотели? —  в голосе слышались усталость и легкое раздражение.
—   Лишь выразить восхищение вашим танцем. Предложить угостить пивом или чем-нибудь покрепче.
—   Благодарю, я не пью. Помогите застегнуть цепочку.
Светлана подняла волосы, завязывая их в узел на затылке. Василий приблизился, взял со стола золотую цепочку с крестиком и ловко застегнул замочек на шее женщины. Время остановилось. Светлана замерла. Василий с жадностью вонзил клыки в столь близкое запястье и ощутил вкус крови. В следующую секунду язык и горло обожгло как раскаленным утюгом. Василий отпрянул, утирая губы рукавом куртки. Кожа нещадно горела.
В голове мутным пятном всплыло на поверхность старинное пророчество, которое он всегда считал лишь детской сказкой, страшилкой для вампирят. «И будет день, и настанет ночь, когда встретит Вампир Избранного. И будет кровь его ядом. Тело —  оружием. И имя ему не будет иметь смысла. И судьба его будет Погибель…»
Светлана… Придуманное имя без корней, без переводов, без смысла. Неужели она —  Избранная?
Светлана вздрогнула и очнулась. Василий уже снова был за ее спиной в паре шагов. Заметив рану на руке, она даже не удивилась. Лишь констатировала факт:
—   Обо что-то порезалась и не заметила. Растяпа, —   прижала ватный тампон, пропитанный одеколоном на спирту. —  Черт, щиплет.
Василий молчал и внимательно разглядывал женщину, прикидывая, что теперь делать и как можно использовать сбывающееся пророчество с выгодой.
—   Еще раз спасибо за цветы, молодой человек. Но если у вас ко мне все, то позвольте откланяться.
Василий напрягся, думая, что делать. Его чуткий слух уловил шаги, стремительно удаляющиеся по коридору. Неужели кто-то видел его провальный укус?
—   Светлана, а можно вас проводить? Ночь, темно, район такой не из спокойных. Ходят всякие.
Женщина окинула поклонника удивленным взглядом. Надо же, рыцарь нашелся! Хотя на что ей уже рассчитывать, тем более здесь. Да и прав он в какой-то степени, район и, правда не из элитных, а тут и возможность с человеком парой слов перекинутся. Общения Свете не хватало. С «коллегами» она общалась мало, в основном молоденькие девчонки, тем с ними общих нет.
—   Ладно, разрешаю себя проводить. Пойдемте, я готова, —   она взяла в руки букет.
Они вышли из клуба. Василий выглядел слегка заторможенным, обдумывая избранность своей спутницы и линию разговора.
—   Вы в этом клубе как бриллиант, —   начал нести чушь Вася, лишь бы избежать неловкого молчания. Светлана скептически усмехнулась. На вид гопник гопником, а все туда же —  банальные комплименты. Но вот розы порадовали. Цветов давно никто не дарил. Похоже, сегодняшняя ночь удалась.
—   Светлана, вы далеко от клуба живете? —  Василий резко переключился с комплиментов на конкретные вопросы.
—   Не рано ли вопросы о жилье задаешь? —  немного резковато спросила она.
Навстречу им вышли двое мужчин, одетые во все черное. Вася оглянулся —  сзади тоже стояли двое.
—   Уже поздно, —   ответил он.
—   Так, ты, отойди от девушки! —  ткнул в Васю пальцем темноволосый мужчина похожий на бульдога.
—   Еще чего! —  сплюнул парень, вставая в стойку.
Света испуганно оглядывалась, не зная, что делать: бежать, стоять или кричать.
Как началась драка, она не поняла. Все завертелось как в фильме на быстрой перемотке. К ней несколько раз приближалась чья-то рука, пытаясь схватить, но ей мешали. Букет валялся на земле, Светлана закрывала руками лицо.
—   Лучше закрой глаза, —   проорал ей в ухо голос Василия.
Резкий рывок вверх и в сторону, Света упала на колени, понимая, что кричит. Она замолчала, увидев рядом Василия. Его губа и бровь были рассечены. Женщина встала и огляделась. Вокруг никого не было, и стояли они в двадцати метрах от ее дома.
—   Ты как? —  спросила она у парня.
—   Пустяки, скоро как новый буду, —   он сплюнул кровь на асфальт.
—   Что это было? —  испуганно спросила она.
—   На нас напали, хотели тебя забрать, —   ответил он.
—   Спасибо, —   кивнула она. То, что напали, она поняла. Как они переместились в пространстве —  вот что было ей интересно, но ничего спрашивать она не стала.
—  Давай ко мне зайдем, я раны обработаю, —   предложила Светлана.
—   Буду благодарен, —   ответил Василий.
В голове у него гудело, несколько костей сломано —  счастье, что он вампир.
—   Я живу в коммуналке, —   сказала она, открывая дверь подъезда. —  У меня соседка-бабка немного того, так что не шумим, тихо проходим.
—   Не вопрос.
Замок щелкнул, и дверь открылась, Света и Василий осторожно прошли в дом. Вася окинул взглядом прихожую: советские обои зеленые в полосочку, линолеум в цветочек и пахнет едой, духами и старухой.
—   Проходи, —   Света пропустила его в комнату, включила свет. —  Тут я и живу.
Комната выглядела как в студенческой общаге: мало места и много вещей. Света освободила кресло от одежды.
—   Присаживайся, я схожу найду перекись.
Оставшись один, Василий потрогал губу, определяя размер раны. Все заживет как на собаке. А вот Свету одну оставлять нельзя. Опасно для нее, да и ему нравилось быть рядом с Избранной. Только вот что за клан за ним следил и напал, этого он не понял. Вообще чудо, что он от них отбился. Битва за Избранную вернула Василия в реальность. Съезд глав семейств. Да еще и появление…
—   Пришла, шалашовка! —  скрежет старческого голоса оборвал его мысли. —  Чего тут копаешься! Приперлась ночью, и сиди у себя, —   роптала бабка. —  Сталина на вас, шалав, не хватает. Расстрелять бы вас всех, тогда и порядок будет.
—   И вам приятных снов, —   с сарказмом ответила ей Света.
 
Светлана вошла в комнату с небольшим пластиковым пузырьком и упаковкой ваты и зарыла за собой дверь на защелку.
— Раздевайся.
— Так не терпится на меня поглазеть? — усмехнулся Василий, но куртку все же снял.
— Вот еще, — фыркнула Света, — чего я там не видела.
Однако поймала себя на мысли, что действительно хочется. Здесь, сейчас, именно его, как угодно, без последствий. То ли испуг от драки так сказывался, то ли длительный голод по сексу, то ли рыцарство молодчика, то ли все сразу.
— Показывай раны, — Света уже отвинчивала крышку пузырька.
— Да забудь  ты, нет у меня никаких ран, — отмахнулся Василий и достал из-за пазухи бутылку водки. — Давай расслабимся, отметим знакомство.
Каким чудом бутылка осталась цела в драке, было неведомо.
Увидев нерешительность женщины, вампир запустил руку в задний карман джинсов и достал маленький пакетик с несколькими таблетками.
— Тебе нужно успокоиться, это стресс сказывается.
Ноги Светы действительно подкашивались, начинался отходняк. К горлу подступали слезы. Она бессильно опустилась на стул, глядя в пустоту.
— Тшшш, все будет хорошо. Посмотри на меня. Ты слышишь? — левая рука Василия уверенно легла на затылок Избранной, зарывшись в волосы. В правой между средним и указательным пальцами был зажат маленький сиреневый кругляшок с изображением бабочки.
Экстези. Светлана сталкивалась в клубе с подобным, но сама никогда не употребляла наркотики из принципа. Хотя, какого черта?! После всего, что сегодня произошло, можно сделать для себя исключение. Она закрыла глаза и чуть приоткрыла рот. Холодные пальцы скользнули по мягким губам и проникли внутрь. Влажный гибкий язык подцепил таблетку, попутно лаская, облизывая от корня до самых кончиков, дразня, играя, завлекая. Вытащив пальцы, Василий прочертил влажный след от подбородка к впадинке на шее, дальше вниз, между грудями, расстегивая блузку.
— Хорошая порция эндорфинов — это то, что нужно. Лучшее снотворное, — мужской голос стал глухим и хриплым от нетерпения.
Коленом уверенно раздвинув ноги Светланы, не отпуская ее затылка, Василий рывком задрал юбку, разорвал капроновые колготки. Запрокинул ей голову, накрыл рот женщины своим, вторгаясь, буквально насилуя языком. Одновременно отодвинул край трусиков и погрузил пальцы, недавно обласканные языком, в горячее влажное от вожделения лоно.
Слабый протест Светланы сменился стонами удовольствия уже после нескольких грубых толчков. Она вся растворилась в ощущениях, превратилась в одну сплошную эрогенную точку. Не помня, как они очутились в кровати, она уже выгибалась навстречу, с радостью принимая в себя все, что ей был готов дать новый знакомый. Холодное мужское тело приятно контрастировало с горячей женской плотью, заставляя волоски на коже шевелиться. Соски уже болели от напряжения. Все внутри буквально взорвалось, а потом рухнуло в бездну, когда одну из этих вишенок Василий прикусил в порыве страсти. Теперь он неотрывно следил за венкой на шее, ощущая, как дыхание Светланы успокаивается, пульс выравнивается.
Оргазм, разлившийся теплом внутри, сменился отрешенным успокоением. Светлана подтянула коленки, скрутилась клубочком и провалилась в сон.
 
Пробуждение Василия могло быть приятным, если бы не звонок телефона. Бодрый ритм рок-металла вырвал его из дремы. Рукой нашарив мобильник под сваленной грудой  одежды, Василий прищурился и прочитал на экране «Бздышек». Разговор явно не предвещал ничего хорошего. Василий мысленно выругался и взмолился.
— Слушаю.
— Приятного пробуждения, уважаемый Василий. Простите, если я не во время, — старческий голос так и сочился сарказмом.
Василий встал, натянул трусы и вышел на кухню, не желая, чтобы Светлана стала невольной свидетельницей разговора с главой Совета Кланов.
— До меня дошли неприятные слухи о стычке между Вами и другими вампирами накануне. Это правда?
— В некоторой степени.
— Вы опознали нападавших?
— К несчастью, нет.
— Надеюсь, Вы не подозреваете никого из кланов буквально накануне съезда? Было бы неприятно осознавать обратное.
Василий молчал. Из комнаты напротив выглянула старуха-хозяйка, но мужчина пинком захлопнул дверь.
— А правда ли, что с Вами была женщина?
— Ну, была. Что с того? — в голосе стали прорываться грубые нотки.
— Мы бы хотели с ней познакомиться. Куда прислать за ней машину?
— За ней?
— Да, за ней. С Вами наша встреча сейчас не обязательна.
Василий назвал первый пришедший в голову адрес подальше от квартиры Светланы. Нервно выкурил сигарету. Пора было убираться. И чем раньше, тем лучше. Одну Избранную оставлять нельзя, это было ясно как лунная ночь.
Василий буквально вихрем влетел в комнату, стремительно оделся и вытащил из кровати сонную Свету.
— Собирайся, быстрее. Здесь небезопасно. Нам надо уходить. Немедленно.
— Почему? Из-за вчерашней драки?
— Да, из-за нее. Одной тебе оставаться нельзя, пока все не утихнет.
— Во что ты меня втравил?
— Я? Тебя?! Это все из-за тебя!
— Но что я сделала? Что им от меня нужно?
— Подумаешь на досуге. Готова?
— Конечно, нет!
Василий помог побросать кое-какие вещи в спортивную сумку, закинул ее на плечо.
— Поехали.
— Куда?
— Ко мне.
 
Такси остановилось на площади. Василий кинул таксисту деньги и быстро вытащил Свету из машины, растворяясь в толпе людей, спешащих на работу. Час-пик им только на руку, легче затеряться. Они спустились в метро, встали на самом краю в конце платформы. Подъехавший поезд распахнул двери, впуская до отказа в свое нутро серую сонную биомассу. Василий оттянул Светлану за собой, но не в вагон. Минуя камеры слежения, он спрыгнул на пути.
— Давай быстрее. У нас есть буквально пара минут, чтобы добраться до прохода, иначе нас размажет по рельсам. Держись левой стороны.
И они побежали. Слепящий свет фар уже бил в глаза, когда Василий и Света юркнули в боковой тоннель. Сердце женщины бешено колотилось, сказывался возраст, одышка вот-вот была готова перейти в тошноту.
— Ты куда меня привез? — испуганно спросила она. 
— К себе, я же сказал. Пошли, — Василий потянул ее за руку, но она вырвалась. 
— Нет, ты сначала все объясни! — Света скрестила руки на груди и сердито взглянула на Васю. 
— Пошли, я по дороге все расскажу, — Вася мог поклясться, что чувствует, как время уходит, драгоценное время за которое им нужно успеть спрятаться. 
— Нет, здесь! — упрямо произнесла Света. Хватит с нее и утренней беготни, даже умыться не дали.
— Ты в опасности. За тобой идет охота, ты Избранная. И тебя хочет видеть вампирский совет, — торопливо объяснил Вася.
— Что за чушь?
Василий не выдержал, подхватил Светлану на руки и понес вглубь подземного лабиринта. В голове Светы роились вопросы. Вдруг проявившаяся способность видеть в темноте была последней, о чем сейчас думалось.
— Для тебя бред, а я — вампир, и я знаю. Я выпил твоей крови и чуть не окочурился. 
— Как жаль, что не окочурился, — зло прошипела Света.
— Эй, я тебе жизнь спасаю! 
Василий подошел к очередной развилке и открыл одну из дверей, затолкав туда Светлану, прошел сам. 
— Это что? — огляделась по сторонам Света. Узкая бетонная лестница спускалась вниз, в темноту.
— Мои владения. Иди вперед, там просторней будет.
— Еще раз скажи, кто я? — держась за стену, она начала осторожно спускаться вниз.
— Избранная. А Совет Кланов состоит из глав кланов. И они те еще говнюки старые. Даже не знаю, что бы с тобой сделали, но уж точно ничего хорошего, — Василий взглянул на Свету, она чуть не плакала.
«Да что ж это такое? — думала она. — Муж-олигарх и сладкая жизнь, потом клуб обшарпанный, старая мерзкая бабка, и вот это — Избранная. За что?»
Василий привел ее в просторную слабоосвещенную чистую комнату, и представил находившейся там «семье». Вернее тем, кто сейчас был дома, а не на охоте и в патрулировании.
— Здорово, босс! — тощий старшеклассник в спортивном костюме, огромных наушниках и прической-ёжиком.
— Это Артем. Те двое на диване у плазмы — Серый и Димон.
— Хай, — откликнулись близнецы, не отрываясь от стрелялки, лишь махнув в приветствие пультами приставки.
— Там Андрей, — в углу за письменным столом, зарывшись в бумагах и нервно стуча калькулятором, сидел молодой мужчина лет где-то двадцати трех-четырех. Прилично одетый, интеллигентного вида, он странно выбивался из всей этой честной компании школоты и пэтэушников. — Он наш счетовод.
— Бухгалтер, — педантично поправил Андрей. — Здравствуйте, мисс.
— Что за бабу ты приволок? — голос был женским и звучал враждебно.
— Познакомьтесь все, это Светлана. Она поживет вместе с нами. И она — моя женщина. Запомните хорошенько, моя и ничья больше. И остальным передайте.
Все внимательно посмотрели на Свету и буркнули слова приветствия.
— Они тебя не тронут, — шепнул Василий Свете. 
Та лишь кивнула головой, не слишком веря словам своего спасателя.
— Пойдем, я отведу тебя в комнату.
Света снова кивнула. Он провел ее в маленький отсек за железной дверью. Там была кровать, умывальник и шкаф. 
— Они тоже вампиры?
— Конечно, — Василий уже рылся в шкафу, доставая комплект постельного белья и чистое полотенце.
— Получше никого не нашлось? — съязвила Светлана, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.
— По ночам приличные люди дома сидят, а не по дешевым ночным клубам шастают на престарелых стриптизерш пялиться.
Обиженная Светочка закусила губу и отвернулась.
— Извини. Не самое удачное утро для обоих. Можешь поспать, — Вася положил стопку белья на кровать и ушел. 
«Уснешь после такого, как же!» — думала Света.
Она села на кровать и обхватила голову руками. Ей хотелось заплакать и все разнести, но сил не было. Она пыталась хоть как-то осмыслить все, что сказал ей Вася. Вспомнила лица, которые видела минут пять назад: особенно ей не понравилась мелированная брюнетка с пирсингом в носу, так и сверлившая ее злым взглядом. Клан Василия может и не такой плохой, но уж точно не самый доброжелательный. Хотя какой у нее сейчас выбор?
 
Время тянулось медленно. Где-то вдалеке слышался мерный гул мчащихся по туннелям поездов. Владения Василия не отличались обширностью. По крайней мере для Светланы. У входов и выходов в «жилые покои» попеременно дежурили вампиры. Света старалась как можно меньше общаться с членами клана, грубыми малолетками с богатым опытом убивать. Василий все больше отсутствовал, изредка появляясь проверить физическое состояние Избранной. Ее душевные терзания главу клана заботили мало. Еду вампиры приносили с поверхности как правило быстрого приготовления, полуфабрикаты, консервы. Жестяные банки и пачки с крупой аккуратно складывались в шкаф, на дверцах которого кто-то нетолерантно процарапал надпись: «Корм для корма».
Все нервничали, опасаясь потерять над собой контроль в присутствии живой женщины. Но месячные не приходили. Сначала Света списывала задержку на стресс и резкую смену образа жизни. Однако с каждым днем сомнения уступали место страху — она беременна от Василия. Вот уж удача так удача: за двадцать лет замужней жизни ни разу, а тут моментальный залет, да еще от кого…
Скрывать новость было бессмысленно. Пройдет еще немного времени, и вампиры сами все поймут. Реакция Василия на объявление о неожиданном отцовстве была спокойной, даже можно сказать безразличной. Хотя чего собственно Света ожидала? Кто-то из молодежи похихикал, на этом все и успокоилось.
Вампиры приходили и уходили, по очереди сменяя друг друга в патрулях и на промыслах. Пока однажды вернувшийся из города Василий не объявил общий сбор. Вскоре в зале стало тесно. Светлана спряталась в своей комнате, оставив дверь приоткрытой, и через щель подглядывала за кланом. В общей сложности вампиров Василия насчитывалось чуть менее пяти десятков особей. Глава пинком отправил пивной ящик на середину помещения, перевернул его верх дном и взгромоздился на импровизированный помост, возвышаясь над остальными.
— Над нами нависла опасность. До Съезда старейшин мы должны уберечь Избранную. Они знают, что женщина находится у нас. Вчера не вернулся Игнат, четыре дня назад пропала Танька. За нами идет охота. С этого момента я запрещаю любые вылазки на поверхность. Мы уходим на старую базу. Все входы и выходы заблокировать. На ключевых точках поставить часовых. Артем, займись мобилизацией. Любое нарушение моего приказа будет караться смертью. У меня все.
Василий остался стоять на ящике, молча взирая на ропот толпы.
— Это все из-за той шмары? На кой она нам сдалась, босс?
— Не твоего ума дело, Ошпырыш. Не перечь боссу!
— Как нам питаться? Опять крысами?
— Не впервой, перетерпим.
— Ждать осталось недолго. Через месяц все закончится, и мы заживем как короли. Больше никто не посмеет посмотреть на мой клан сверху вниз. Это говорю вам я, ваш вожак!
Толпа вскинула вверх руки в приветственном жесте и заревела. Светлане стало ясно одно, главарем этой банды Василий стал не только по причине первородства, но доказал свое право и волю в борьбе. И в первую очередь опасаться надо именно его. Каким бы простодушным и бесхитростным Вася ни казался, это далеко не так.
Уже зная о появившейся поле укуса Светиной способности видеть в темноте, Василий завязал ей глаза и нес всю дорогу на руках, чтобы Избранная не запомнила обратного пути к свободе. Вампиры табором перекочевывали на новую стоянку, волоча на себе немногий скарб.
Новое место дислокации было похоже на тюрьму строгого режима: железные двери, решетки и комнаты по одну сторону коридора. Освещение практически отсутствовало, если не считать единственную лампочку в углу, свисающую на «сопле». Василий сгрузил Светлану в одной из комнат и захлопнул дверь прежде, чем она успела снять повязку и оглядеться.
— Может уже объяснишь, что за Избранную мы охраняем, и что ты задумал? — Андрей прижал Васю к стене и схватил за грудки. Если даже вечно спокойный и уравновешенный ботаник на грани срыва, значит дело плохо. — Нас и так не жалуют, а теперь и вовсе уничтожат.
Василий, не мигая, сверлил Андрея тяжелым взглядом.
— Руки убери.
Андрей поколебался, но руки все же убрал. Вася поправил куртку и негромким шепотом продолжил:
— Помнишь древнее пророчество? Так вот, это не сказки. У этой бабы ядовитая кровь. Я даже глотка сделать не успел, а уже чуть не скопытился. Прикинь, если на Съезде напоить всех? Мы же положим всю верхушку, а новым главам придется с нами считаться.
—  Гениально, — съязвил Андрей. — И как ты собираешься напоить всех ядовитой кровью?
— Все просто, друг мой.  Если кровь Избранной разбавить любой другой в определенных пропорциях, она перестанет обжигать и будет действовать как медленный яд.
Андрей задумался. Он встал рядом с другом и создателем, прислонившись спиной к стене. Захотелось курить.
— Ты уверен? Для нас это игра ва-банк. Сейчас мы еще можем все исправить. Потом такого шанса уже не будет.
— Уверен. Я отнес ее кровь Химику на опыты. Он в деле и за успех отвечает.
— Химику? Ты спятил! Он же варшавец.
— Знаешь, ему тоже надоело прогибаться под стариков.
— Светлана в курсе?
— Разумеется, нет. Я и кровь тайком раздобыл, когда она случайно порезалась консервной банкой. Если повезет, выживет.
Андрей устало прикрыл глаза.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
— Не дрейфь, прорвемся. Лучше так, чем вечность жить в ожидании, когда тебя в очередной раз поимеют.
Василий ободряюще хлопнул соратника по плечу и ушел, демонстративно насвистывая.
 
— Где Ирка? Где, мать вашу, эта крашеная стерва?! — Василий рвал и метал.
— Может, застряла где или опаздывает? — все старались не попасть под горячую руку начальства.
— Все, все здесь! В сборе! Где она?! Кто ее видел последним?
— Ну, я, — откликнулся Серый.
— Когда?
— Да еще вчера вроде.
Василий выбранился, зло пнул некстати подвернувшуюся железяку.
— Собираемся и уходим. Живо! Она уже наверняка нас сдала.
— Куда идем?
— Без разницы. Пока, главное, отсюда.
— А если она не предавала? — робко спросила толстуха Полина.
— Если нет, то найдет нас позже.
Васек уже выволакивал Светлану, когда в боковом туннеле послышались крики и отчаянный вопль Димона:
— Спасайтесь, на нас напали!
Вампиры как по команде сгруппировались, взяв в кольцо босса и Избранную. Двинулись  противоположную сторону, каждые сто-двести метров оставляя кордоны. По пятам уже гнался боевой отряд закарпатцев. Крики не смолкали.
Светлана бежала так быстро, как могла, влекомая сильной рукой Васи. «Только не оглядываться». К развилке в отряде осталось всего двое, Василий и Андрей, Избранная не в счет. Резкий свет прожекторов, внезапно прорезавший темноту, ослепил и заставил остановиться. Их продуманно загнали в ловушку.
— Дальнейшее сопротивление бесполезно. Сдавайтесь и отдайте нам Избранную.
Андрей быстро заступил Светлане за спину и угрожающе прижал заточку к ее шее. Через секунду раздался приглушенный звук выстрела. Меж бровей Андрея образовалась красная точка, мужчина обмяк и свалился замертво.
— А теперь давайте поговорим конструктивно, уважаемый Василий, — в круг света вступил Якоб, генерал Бздышека, он улыбался. — Могу предложить обмен: женщину на женщину.
К ногам Василия вытолкнули избитую Ирку. Он наклонился, сгреб в кулак ее волосы и заставил посмотреть себе в глаза.
— За что?
— Они обещали пощадить всех.
— Они уже всех убили, глупая курица.
На глазах у всех глава нечеловеческим рывком оторвал голову предательницы.
— Я алмазы на дерьмо не меняю.
— Жаль, очень жаль. Это весьма неблагоразумно с вашей стороны. От вашего клана ничего не осталось, так стоит ли…
— Стоит.
— Александр, соблаговолите сами разобраться со своим подопечным.
Василий опешил. Перед ним как призрак из прошлого встал высокий крупный мужчина в старинном камзоле, кружевной рубашке и смешном кудрявом парике.
— Ты… Но как? Я же собственными глазами видел, как тебя убили…
— Я весьма живуч, мой милый мальчик. Но был изгнан. Весьма неприятное положение, знаешь ли.
— Тогда как вернулся?
— Мне разрешат вернуться и даже вновь возродить свой клан, если исправлю все свои ошибки.
— Это я ошибка?
— Вынужден признать, да. Я здесь, чтобы судить тебя.
Александр вытащил из-за спины ритуальный карающий меч. Василию горько было признавать свое поражение, но идти против воли создателя невозможно.
— Василий, глава Клана Русичей, признаешь ли ты, что скрывал Избранную?
— Признаю.
— Признаешь  ли ты. Что вступил в сговор с Химиком из враждебного клана?
— Признаю.
— Признаешь ли ты, что замышлял убийство глав кланов?
— Признаю.
— Именем закона, как отец и создатель, я объявляю тебя виновным и приговариваю к смертной казни. Я готов выслушать твое последнее желание.
— Сделай это быстро.
— Как пожелаешь.
Василий встал на колени, обнажил шею и наклонил голову. Свистящий звук рассек воздух. Отрубленная голова тяжело покатилась по полу. Якоб прижал ее ногой к полу, поднял, осмотрел:
— Из этого черепа может выйти вполне крепкая и удивительно ровная чаша.
Александр вернул меч в ножны и подошел к шокированной Светлане, стоявшей в оцепенении. Подталкивая в спину, он подвел ее к Якобу.
— Как единственный член и глава Клана Русичей, я смиренно отдаю Избранную Совету старейшин и прошу дозволения вернуться.
Якоб передал Светлану подчиненным.
 — Совет рассмотрит твою просьбу.
Избранную вытащили на поверхность. Тут же кто-то из вампиров накинул ей на плечи длинное пальто. Света от такого жеста вздрогнула и напряглась еще больше. Ей казалось, что еще секунда и она сойдет с ума. Кто они и что с ней сделают? Она робко оглядела их. Клан не подстать клану Василия. Все как на подбор, высокие с правильными чертами лица и одеты стильно и элегантно. Но они пугали ее еще больше, чем гопники Васи. Вася. Он же погиб у нее на глазах. Света прислушалась к своим чувствам, но внутри как будто все заморозило.
— Пошли! — Якоб подтолкнул ее в сторону черного джипа. — Садись!
Свете не оставалось ничего, как подчинится. Драться она с ними не могла, убежать от них тоже. Может удастся поговорить с их главой, вдруг он окажется адекватным и … отпустит ее… В последнее она верила  с трудом, но все же надеялась. Единственное, что у нее еще осталось так это надежда.
Машина быстро мчалась по улицам города и наконец остановилась в центре города у здания одного очень пафосного клуба. Тут Свету буквально выволокли из машины и быстро увели в здание.
— Куда вы меня привезли? — дрожащим голосом спросила она.
— Клуб «Фантазия». Не слышала никогда? — удивился Якоб.
Светлана огляделась. Заведение было еще закрыто, и выглядело большим, мрачным и красивым. Под потолком висела большая люстра со свечами, пол покрывали бордовые ковры, на стенах висели зеркала и картины, вдоль стен стояли удобные кресла и столики, над большим танцполом было установлено зеркало, а круглую сцену с шестом освещали светом рампы.  
— Слышала, но не была никогда.
— Ну вот и побывала, — усмехнулся Якоб.
— Хоть тут и красиво, но я слышала, что пускают сюда всех подряд, — фыркнула она.
Резкий смех Якоба заставил ее вздрогнуть.
— А ты и правда Избранная, не прошло и получаса, а ты отошла от шока и разглагольствуешь о клубе и тех кого сюда пускают. Это еще и зона охоты. А теперь пошли, Бздышек не любит ждать!
Он схватил Свету под руку и потащил вглубь клуба. Они прошли через весь зал, потом Якоб провел ее по узкому коридору, заканчивающимся дверью. Он отрыл дверь и толкнул туда Свету.
— Давай иди быстрее, что тебя все время подталкивать надо!
Они оказались в комнатке напоминающей приемную, из нее выходили еще три двери.
— Мне нужно двери выбрать?
Якоб молча подтолкнул ее к правой двери.
— Тебе сюда.
Они вошли в комнату, обставленную черной мебелью, но стены и пол были белыми. В углу Света увидела туалетный столик.
— Что это?
Якоб ничего не ответил, только хлопнул в ладоши. После его хлопка, из-за ширмы появилась девушка.
— Янина, вот ее, — указал она на Свету. — Приведи в порядок, у нее встреча с Бздышеком. Ты знаешь, что нужно делать.
Девушка кивнула Якобу, тот ушел оставив их наедине.
— Ты тоже вампир? — спросила Света.
Янина улыбнулась:
— Тебе сначала лучше вымыться, я уже набрала тебе ванну. Пойдем, — она махнула рукой, приглашая идти за ней.
Света пошла, отмечая про себя, что что-то тут больно хорошо относятся к «еде». Или на нее другие планы.
— А мне все это обязательно делать? — спросила Света, погружаясь в воду.
— Нет, — ласково ответила Янина, и от этой ласки стало жутко. — Но ты, наверное, и сама хочешь выглядеть красивой перед главой. Ты же не хочешь, чтобы он разозлился.
— Разозлился?
— Да, — снова эта спокойная ласка в голосе.
— А что будет, если он разозлится?
— Ничего хорошего! — твердо сказала она. — Так что давай ты просто дашь привести себя в порядок.
— А если я не хочу?
— Лучше захотеть! — глаза вампирши зло сверкнули.
— Так значит, это все же обязательно.
— Хватит пререкаться, Избранная! Я лучше тебя знаю, что бывает, когда Бздышек злится. Тебе это точно не понравится.
— Ладно, уговорила, — устало проговорила Светлана.
Она подошла к ванне, медленно сняла одежду под пристальным наблюдением Янины, и погрузилась в воду. Вода была теплая, приятно ласкала тело, на мгновение Света закрыла глаза. Расслабилась на минуту. Она понимала, что ее готовят к встрече с главным и тот решит ее судьбу. Она тихо простонала. Как же ей все это надоело. Светлана устала и сейчас хотела бы провалиться в глубокий сон.
— Расскажи мне о Бздышеке. Кто он? — спросила Света.
— Он сам о себе все расскажет.
— Ну, я же должна знать.
— Бздышек глава польского вампирского клана. Наш клан очень сильный и могущественный. И богатый.
— Меня не клан интересует, а Бздышек!
Янина больно дернула ее за волосы.
— Скажи спасибо, что ты Избранная! — прошипела она. — Сама его увидишь скоро, вот и поговорите.
Больше Светлана не задавала никаких вопросов. Она позволила Янине сделать ей укладку и макияж, потом Янина подала Светлане платье. Держа в руках красивое вечернее платье, Света вспомнила жизнь с мужем. Когда-то у нее было много вот таких вот платьев, но все теперь в прошлом. А прошлое не вернешь. Неужели этот глава решил ее купить красивыми жестами?
Будучи готовой к встрече, Света стояла у зеркала и смотрела на свое отражение — из зеркала на нее смотрела красивая ухоженная женщина. Она подняла голову, оценила свой профиль.  В голове роились разные мысли. Света напрягла память, вспоминая, что слышала в бункере от Василия и от других вампиров, все их тихие разговоры у нее за спиной. Избранная. Она вспомнила, случайно услышанную фразу, сказанную кем-то из вампиров Васи «ее кровищей всех отравить можно, ну нихрена себе? Представляете только…», на этом разговор и закончился, говоривший получил подзатыльник от своего товарища и замолчал. Света посмотрела на свою шею, на синюю венку, пульсирующую под кожей.
Дверь открылась, и на пороге появились Якоб и Янина, одетые, как на торжество.
— Пошли! — скомандовал Якоб.
Они вышли из одной комнаты и вошли в другую, еще одна дверь с охраной по бокам. За дверь был коридор, в конце ее снова двери.
— Не много ли у вас тут дверей? — ядовитым тоном спросила Света. — От кого так прячется ваш Бздышек, великий и суровый?
— Настройся на миролюбивый лад, — посоветовал Якоб.
Они вошли в кабинет Бздышека. В высоком кресле сидел глава клана, высокий сухой вампир, на вид ему было лет под семьдесят. Его маленький глубоко посаженые глаза сверлили Свету, Якоба и Янину поочередно.
— Вы хорошо справились со своими задачами, — сказал он. — Можете идти. Я хочу поговорить с Избранной наедине. И кстати, Якоб, можешь передать Александру, что он прощен.
Якоб сдержанно кивнул и они с Яниной бесшумно удалились.
— Меня зовут Светлана, — сказала женщина, как только они остались одни. — Это мое имя, а не Избранная.
Бздышек внимательно окинул ее взглядом.
— Ты станешь самой прекрасной моей спутницей. Ты мое оружие. Ты само совершенство и ты принадлежишь мне.
— Я никому не принадлежу! — сердито ответила Света. — И еще вы не имеете права меня здесь держать!
Он рассмеялся.
— Ты что, правда, думаешь, что так все просто? Ты сбывшееся пророчество, у тебя нет пути назад. Из-за тебя может начаться война вампирских кланов. И люди в этой войне бессильны. У каждой страны свой клан вампиров, Светлана. И мы, так или иначе, враждуем друг с другом, у каждого свои интересы. Но время от времени мы собираемся на съезды. Мы — главы кланов. И на этих съездах мы соблюдаем мир, сидим рядом друг с другом, обсуждаем дела и пьем кровь. Этот клуб место охоты. Люди очень часто пропадают, некоторых никогда никто не станет искать. Тебя тоже не станут, — он улыбнулся.
— А если станут?
— Кто? Васи нет в живых, его клан истреблен и сейчас у Русичей, после съезда, начнет формироваться новый клан. Друзей у тебя нет, родни тоже. Никто не станет тебя искать. Светлана, я не пугаю тебя, я не собираюсь причинять тебе боль. Я предлагаю тебе стать моей спутницей, женой. Ты будешь жить как королева.
Он подошел к ней ближе, провел рукой по ее плечу.
— А если я не хочу?
— Не будь такой строптивой. Я предлагаю хороший вариант твоего существования, но может быть и плохой.
— Плохой это держать меня на привязи? — с вызовом спросила Света.
— Можно и так. Но ты ведь не хочешь сидеть на привязи? — Бздышек подошел к своему столу и взял трубку телефона. — Я хочу кое-что проверить.
Он набрал номер и коротко сказал:
— Быстро ко мне!
Через минуту в кабинет вошла Янина. Бздышек достал из шкафчика бокал и маленький ножик, и подошел к Светлане. Она не понимающе смотрела то на него, то на девушку. Бздышек полоснул ножом по опущенной руке Светы и подставил бокал под струйку крови.
Света стояла ошарашено глядя перед собой, она не чувствовала боли, она ждала, что будет дальше.
— Нет, господин! — упала на колени Янина. — За что? Я вам предана и всегда поддерживала вас! Пожалуйста, не надо!
Бздышек ничего не ответил. Набрав крови, он неспеша положил нож на стол и протянул Светлане белоснежный платок. Она взяла его и приложила к ране.
— Почему я? — из глаз Янины текли слезы.
— А почему бы и не ты? Преданность — лишь слово, ты докажи на деле. Пей!
Он протянул бокал Янине. Она медленно встала с колен и перевела взгляд на Избранную.
— Не мучай ее, — сказала Света. — Ладно, я буду твоей спутницей, не издевайся над ней. Она же из твоих.
— Если бы ты знала, на что способна эта милая девушка, сама бы влила ей в горло свою кровь, — ответил он.
Янина смиренно приняла бокал и стала пить кровь. Бздышек смотрел на нее, и его лицо становилось все хмурее. Допив последний глоток, девушка упала на пол  и заплакала, ожидая смерти.
— Что-то тут не так! — зло прошипел вампир. — Василий едва лизнул крови Избранной и отпрянул отплевываясь.
Он подошел к Свете, пристально глядя в глаза. Света невольно съежилась под этим тяжелым взглядом. Повисло напряжение, сопровождаемое всхлипываниями Янины.
— Почему твоя кровь ее не убила? — жестко спросил он.
Дверь распахнулась, в комнату ворвался Якоб и еще пять вооруженных вампиров охранников.
— На нас напали!
— Кто? — Бздышек зло сверкнул глазами.
— Охотники, — ответил Якоб. — Не знаю откуда они узнали про клуб, но они здесь. Надо уходить.
Воспользовавшись моментом, Светлана отошла ближе к двери. Янина поднялась с пола, готовая к приказам главы. Один из охранников уже открыл запасной выход. Бздышек торопливо собирал со стола какие-то документы, Якоб и Янина ему помогали.
— Где они?
— На первом этаже, наших убивают. Там паника и суматоха, сюда они еще не прошли.
Светлана выскочила из комнаты и бросилась бежать.
— Где Светлана? — Бздышек смотрел туда, где минутой ранее стояла застывшая от ужаса Света. — Догнать ее! Ты пойдешь! — указал он на Якоба.
— Но она не Избранная! — крикнула вампирша. — Я не умерла от ее крови. Мне даже плохо не стало. Кровь Избранной в чистом виде действует мгновенно. Нам надо уходить, а не за ней гонятся.
Бздышек смерил суровым взглядом Янину, но не мог с ней не согласиться. Он потом разберется,  почему не сработала кровь Избранной, а сейчас надо уходить.
Света бежала по коридору, потом выбежала в комнату, в которую ее привели сегодня днем, перед тем как передать Янине. За дверью слышались крики, звуки борьбы и выстрелов. Женщина беспомощно оглядывалась по сторонам, не зная куда бежать, вниз ей не хотелось, там ее могут убить, причем очень быстро.
Вдруг Света услышала до боли знакомый и противный голос:
— Ба! Ты что ли, шалашовка?
Света повернулась, перед ней стояла ее бабка-соседка, с ружьем наперевес.
— Тамара Николаевна? — удивленно спросила Светлана.
— Я, я, — пробурчала старуха. — Попала в лапы тварей? Будет тебе уроком. Пошли, выведу тебя.
Светлана пошла за бабкой, стараясь не отставать ни на шаг.
— Со следующего месяца квартплату повышу, чтобы не водила мужиков подозрительных, — бубнила та.
Старуха вела Свету по коридору, ведущему в левое крыло клуба. Там было спокойно и чисто, что несколько настораживало бабку, и она все время недовольно ворчала. Света молчала, терпела ворчание бабки и не понимала его. Дойдя до поворота на балкон, старуха остановилась и прислушалась.
— За нами идут вампиры, вернее бегут, — проскрипела она. — С балкона идет пожарная лестница, ты по ней спускайся вниз и беги домой. Сегодня тебя никто не тронет.
— Но Тамара Николаевна…, — пропищала Света, глядя на сухую фигурку бабки.
— Я охотник на вампиров, — гордо сказала Тамара. — Вот тебе ключи, беги домой!
Она кинула Свете ключи, так их немного неловко поймала.
— Они близко, — шикнула старуха. — Беги! Мне с этой лестницы все равно не спустится.
Светлана медлила, сжимая в руке ключи, смотрела на свою соседку и не верила ни глазам, ни ушам.
— Ну, чего, ты тупица медлишь! А ну брысь отсюда, вертихвостка! И как домой придешь, дверь на два оборота закрой!
— Спасибо, Тамара Николаевна! — выпалила Светлана и вышла на балкон. Она сняла туфли, и ступила на пожарную лестницу, и стала спускаться, стараясь не смотреть вниз.
Раз, два, три, четыре, пять….. Считала она ступени.
— Получите, твари! — донесся до нее крик Тамары Николаевны, затем послышались выстрелы.
Света ускорилась. Быстрее, быстрее. Подол платья мешал ей, но вот она наконец-то оказалась на земле. Подобрав подол, она побежала прочь от клуба. Ночной город не обращал внимания на бегущую босиком женщину в красивом платье, и ее это успокаивало. Улицы и дома-коробки сменялись, оставались позади. Вот ее улица, а вон и дом. На этом месте она предложила Васе зайти к ней. Дура! О чем только думала!
Оказавшись наконец-то дома, Света закрыла двери на два оборота, как и велела бабка. Жива ли она? Что там случилось? Светлана прошла в ванную и умыла лицо, потом скинула платье и встала под душ, смывая с себя пот и запах того клуба.
Дверь в свою комнату она открыла запасным ключом из связки Тамары Николаевны, скинула полотенце и переоделась в свою домашнюю одежду, которая сейчас ей казалась самой удобной и хорошей.
Она всю ночь не спала, утро встретила с сигаретой у окна на кухне. Глаза слипались, но Света боролась со сном, нужно узнать, что с ее соседкой, а потом пойти в поликлинику и записаться к врачу.
В дверь позвонили. Сдержанно, интеллигентно.
Кто бы это мог быть, подумала Света. Может, Тамара вернулась?
— Кто там? — устало спросила она.
— Меня Леонид зовут, я по поводу Тамары Николаевны.
Света открыла двери и с ужасом уставилась на пятидесятилетнего мужчину в бежевом плаще.
— Светлана. А что с Тамарой Николаевной? Ах, да, проходите.
Леонид прошел в квартиру и огляделся.
— Я…
— Успокойтесь, пожалуйста. Тамара Николаевна была одним из наших лучших охотников. Она проявила храбрость и решительность. Вчера она погибла, наш орден скорбит.
У Светланы пересохло во рту.
— Я вам соболезную, — сдавленно произнесла она, жалея, что часто вела себя хамовато по отношению к старой женщине.
— Вы можете продолжать жить здесь, если хотите, — продолжил он.
— А что с…, — она махнула рукой на двери комнаты Тамары Николаевны.
— Скорей всего вашей новой соседкой станет Кристина. Она внучатая племянница Тамары Николаевны и так же охотница. Так что вы будете под защитой, — сдержанно улыбнулся он.
— А что с тем клубом?
— Зачистили от вампиров и передали городу для дальнейших действий.
— Это хорошо, — сказала Светлана.
— Какое-то время спокойно будет.
— И сколько примерно?
— Может полгода, может год, может пять лет. Этого никто не знает. Но вы, Света, будьте впредь осторожны.
 
Врач подтвердил догадки Светланы — она беременна. Проплакав полдня, Света приняла решение рожать ребенка. Ну, в чем он виноват? Это просто ребенок. Маленькое невинное существо. В тот же день она ушла из стрип-клуба и устроилась кассиром в магазин, для безопасности немного изменив внешность путем покраски волос и смены стрижки. Сверхспособности, что она обнаружила в себе после встречи с Васей исчезли, как будто их и не было. Светлана снова стала обычной, и ее это радовало.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз