Мастер-класс по вампирскому роману


Рубрика: Статьи -> Познавательное -> Обзоры
Мастер-класс по вампирскому роману
Разбор фрагментов
Схема разбора
  1. Получение представления о жанре.

  2. Образы героев.

  3. Система взаимоотношений персонажей.

  4. Прогноз на развитие событий и основную интригу.

  5. Особенности вампирского в романе.

  6. Умение создать интригу.

  7. Умение выстроить композицию эпизода, одновременно сделав его частью большой формы.

  8. Мастерство диалога.

  9. Описательность и динамика.

1. «Тайное правительство», Марина Новиковская
Арахна Вайс
  1. Роман, который может оказаться как (псевдо?) историческим, так и любовным. Еще интересней будет, если основным фокусом станет психология перерождения или адаптации.

  2. На поверхности: Мария-Луиза — наивный доверчивый ребенок лет 16. Катарина — довольно своенравное, капризное существо, не желающее признавать над собой чье-либо превосходство, дерзкая бунтарка. Анри — назначенный, но едва ли достойный глава местного ордена, не способный реально руководить даже несколькими вампирами, не внушающий должного уважения. И все они — будто играющие дети, не имеющие за громкими словами и пафосностью ритуалов ни опыта, ни должного благородства, ни высокого интеллекта. Только власть убивать, данную им стечением обстоятельств.

  3. Париж, прошлые века.

Традиционное для вампирской литературы разделение социума на два мира: 1) человеческий, открытый, где люди (в данном случае знать и церковники) являют себя одной стороной — и 2) вампирский, скрытый, но настоящий — мир кровожадных «вершителей справедливого суда». Главная героиня (Мария Луиза) стоит на опасной грани познания, шаг за которую приведет к необратимым последствиям. Собственно, она уже сделала его, придя на ритуал, увидев реальность: знакомые ей по обычной жизни епископ Анри Жерфо, Катарина де Санж, Беатрис, Аласт Данкур и другие оказываются членами тайного ордена и вообще не людьми. Более того — она уже была избрана для чего-то и свершение ее судьбы — вопрос времени. Любопытство лишь ускорило события.
Внутри ордена также чувствуется нестабильность, разлад: нет единства целей, мнения, проглядывает некоторое противостояние дерзкой, бесшабашной Катарины де Санж и главы парижского отделения Ордена епископом Анри. Позиция остальных пока не ясна.
  1. Мария Луиза будет вовлечена в деятельность Ордена. Интрига: станет ли противостоять ему, сохраняя свою человечность (пока для нее увиденный ритуал — шок), — или же пойдет по стопам "праведных" убийц, станет ломать в себе прежние представления, стереотипы, моральные устои. И еще: будет ли это борьба внешняя, с членами Ордена — или же внутренняя, с самой собой, со своей новообретенной сущностью? Конфликт человеческого и вампирского на разных уровнях его разворачивания.

Какую роль сыграет Мария Луиза во внутренних конфликтах Ордена?
  1. «Мы не похожи на то, о чем ты сейчас думаешь. У нас нет клыков. Мы не кусаем свои жертвы зубами. И мы не ожившие трупы», но — «измененная человеческая плоть» — прямое указание на необыкновенность, нетрадиционность вампирского — и, собственно, обещание автора эту необычность раскрыть. Уповаем. Но уже видны некоторые штрихи: способность вампиров читать мысли, отсутствие необходимости днем спать, безвредность солнца.

  2. Умение создать интригу — вполне имеется.

  3. Фрагмент имеет довольно завершенный вид, является очевидным началом большого произведения.

  4. Диалоги (как и описания), воспринимаются несколько наивными. И если описания можно простить, ссылаясь на восприятие юной (судя по всему) героини, то реплики, да и действия членов Ордена совершенно не соответствуют ни их положению среди людей, ни власти, которой они обладают. Впечатление, что кучка не слишком образованных, но крайне амбициозных графинюшек и барончиков собралась поиграть в тайный вампирский орден. При этом очень не хватает привязки ко времени, т.к. имеющиеся диалоги характерны, скорее, для нашей современности, нежели для более ранних эпох. Несмотря на пунктирные отсылки к истории.

  5. Повествование довольно динамично, практически весь фрагмент — действия и слова героев. Портреты набросаны штрихами, очень скупы и не дают четкой картинки. То же касается описаний места происходящего. Большую часть читателю приходится додумывать самому, опираясь лишь на собственные представления о некоей условном "прошлом" веке.

 Илмарин
Полученное из отрывка представление о жанре — историко-приключенческий роман
Образы героев через призму представленного фрагмента — герои в данном отрывке слегка гротескны, временами излишне манерны и театральны, как бы условны. Но зато легко различимы между собой по типажам.
Система взаимоотношений персонажей — тайное общество с определенной иерархией, нарушение правил которой должно жестоко караться.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — вероятно, героиня посопротивляется, но в конечном итоге система победит личность.
Особенности вампирского в романе — пока в целом не ясны, кроме беззубости.
Умение создать интригу — текст в привычной классической традиции авантюрных романов 19 века. При таком подходе хочется оригинальности.
Умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы — эпизод закончен, явно занимает место интригующей завязки
Описательность и динамика — хорошо чередуются, текст читается легко.
 
Фотина Морозова
Отрывок динамичный, использованные штампы сработали, повествование в данном случае делается ради сюжета, ради того, чтобы рассказать историю. Перед нами бутафорская действительность, созданная из смеси всех прочитанных романов, и этот ход срабатывает. В романе есть удачные фрагменты, оформленные как маленькая повесть. Между тем в единое целое эти фрагменты никак не желают увязываться; перед нами тот случай, когда часть больше целого. У произведения имеются серьезные проблемы с композицией. Запоминаются эпизоды, но не сюжет в целом, у текста нет основы.
Ламьель Вульфрин
Из фрагмента создалось впечатление, что вампиры ищут предлог для самосуда — «ты виноват потому что хочется мне кушать». Отсюда наигранность реплик и поведения. Хочется запустить в эту отлаженную вампирскую систему крупную песчинку, которая ее поломает. Возможно, такой песчинкой и станет героиня, если только перед нами не вариант истории о борьбе с драконом.
Рената Андреева
Альтернативная история(?). Очень готишно, мрачно и театрально. Трудно судить, весь ли текст таков или конкретно этот фрагмент, где театральность прекрасно оправдана именно постановочностью ритуала. Показалось, что испуг героини (В глазах у Марии Луизы потемнело.) немного преждевременный. Чего ей пугаться? Ничего страшного ещё не происходит, а Анри Жерфо ей, как следует из дальнейшего текста, прекрасно знаком и симпатичен. Показалось неестественным, что постороннюю заметили лишь тогда, когда к ней бросилась жертва. Как понимаю, Мария Луиза скорее всего выглядит достаточно ярко и в чёрно-красном зале должна выделяться, как павлин в стае ворон.
Диалоги понравились, особенно со второй жертвой, Жаном. Выглядит естественно и несмотря на краткость, довольно много рассказывает о политической ситуации и расстановке сил. Динамично.
Вампиры — не живые мертвецы, а видоизменённые люди.
О героине судить сложно, поскольку она, охваченная страхом, не слишком показывает другие грани личности и выглядит неспособной противостоять Жерфо. Он — яркая фигура: властный, безжалостный, уверенный в собственной непогрешимости.
Не берусь судить даже о масштабах происходящего: эпизод может вписываться и в контекст широкомасштабной картины борьбы с вампирами и камерной истории героини.
Женя Козликова
Полученное из отрывка представление о жанре
Любовный роман
Образы героев через призму представленного фрагмента
Главная героиня — нежная невинная девушка. Надеюсь, её не овампирят) Будет интересно смотреть за развитием этого персонажа как человека, попавшего в трудную ситуацию. Думаю, ей очень сложно будет остаться собой.
Система взаимоотношений персонажей
Вампиры правят умами и миром, контролируют все аспекты человеческих жизней. Инакомыслящих и тех, кто знает правду или догадывается о реальном положении вещей, не так много, но они есть. Смогут ли единицы изменить систему, раскрыть все тайны. Если нет — то, как героиня сможет выжить в мире, где запретное знание равнозначно смертному приговору. Обязательно прочитаю эту книгу.
Прогноз на развитие событий и основную интригу
Думаю тайное правительство сильно видоизмениться, если и не совсем будет уничтожено. А главная героиня найдет свою любовь.
Особенности вампирского в романе
Сильные. Могущественные. Приятное разнообразие — без клыков). Кровавые ритуалы — это тоже очень интересно и не так часто встречается в вампирском романе.
Умение создать интригу
Интрига, мне кажется, заложена в название. Тайные общества, скрытые течения — богатая тема.
Умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Десять из десяти
Мастерство диалога
Десять из десяти.
Описательность и динамика
Хороший, мягкий стиль, легко читается. Динамично. Возможно не лишком описательно, но по короткому кусочку, трудно судить. )
Росс Гаер
Мистика.
Образы героев обозначены, кратко описаны.
Система взаимоотношений персонажей четко прослеживается.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — ГГ отказывается присоединиться к Ордену и у нее начинаются неприятности.
Особенности вампирского в романе — нет клыков, измененная плоть, кровь пьют вскрывая вены.
Интрига раскрывается практически сразу.
Эпизод выстроен композиционно, завершен.
Диалог преобладающая форма повествования.
Описательность минимальная. Динамика присутствует.
Алиса Коэн
Исторический роман, любовный роман.
Образы героев: епископ Анри Жерфо — махровый вампир с любовью к власти и театральности. Любит роскошь, помпезность, подчинение, лицемерен, успешно притворяется, однако так привык к своему положению, что начинает упускать бразды правления из рук. Мария Луиза наивна, уязвима, оказалась в чуждой среде, которая ее пугает. Тем не менее она делает попытки разобраться, благодаря чему и оказывается на этом судилище. Обладает при этом внутренним стержнем, который пока едва заметен, но, наверное, поможет ей пройти испытания — или обращение. Катарина де Санж коварная, сильная и расчетливая женщина, которая может оказаться опасным противником нынешнему руководству Ордена. Уже сейчас настолько уверена в твердости своих позиций, что может позволить себе дерзость. Есть еще два интересных персонажа — осужденная женщина и Жан. Оба приговорены к смерти, однако их поведение совсем не схоже. Если первая жертва — бедная простолюдинка, действительно совершившая проступок, то жертва номер два — представитель аристократии, обладающий умом, проницательностью и выдержкой. Его хладнокровие и рассудительность сразу вызывают симпатию. Обвинение, которое ему выдвинуто, явно надуманно.
Сложилось впечатление, что Катарина ревнует к Беатрис и имеет виды на Аласта Данкура — а также на полную власть в этом собрании. Мария-Луиза является протеже Анри Жерфо, а потому может стать разменной монетой в интригах. Возможно, епископ покровительствует Марии-Луизе в надежде сделать ее в далеком будущем своей помощницей, и опасения Катарины не напрасны. Приговоры двум осужденным могут многое сказать о вампирском сообществе и его лидерах. Такие, как Батильда, устраивают вампиров гораздо больше и полностью отвечают образу людей-стада, обеспечивающих сытое и спокойное существование и никогда не сомневающихся в праве аристократии и церковников распоряжаться их судьбами. Такие, как Жан, напротив, представляют серьезную опасность. Хотя вампиры и признают, что хотели бы заполучить его в союзники, ясно, что такой союзник слишком сложен. Им выгоднее иметь под рукой тех, кем можно манипулировать за счет их низменных страстей, трусости или глупости. Жан слишком неудобен, и был бы еще более неудобен и непредсказуем в качестве обращенного. Это заставляет предполагать, что формирование вампирского сообщества — тонкая политика; существует ядро реальных правителей, круг приближенных и круг тех, кто поддерживает численность, но не допускается к настоящей власти.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Вряд ли у Марии-Луизы есть выбор. Если он и есть, то чуть посимпатичнее, чем у Жана, — или стать послушным членом Ордена, или умереть. Даже если вдруг ей удастся избежать обращения, героиня наверняка пройдет путь становления — из наивной слабой девочки в стойкую женщину. Если ей предстоит столкнуться с предательствами, она может ожесточиться, так что превратиться в достойную замену Катарине. Почему-то кажется, что Орден в том виде, в котором он существует сейчас, будет уничтожен, и его падение будет драматичным. Возможно, это будет завязано на социальные катаклизмы.
Особенности вампирского в романе: У вампиров отсутствуют клыки, они ссылаются на «изменение плоти», так что это состояние приобретенное, а не врожденное, они не являются ожившими мертвецами. Кажется, в романе содержится доля социальной сатиры, и такое описание — это прозрачная аллюзия на людей, дорвавшихся до власти.
Интрига состоит в том, какой путь изберет героиня. Очень интересно узнать разгадку Ордена — в самом ли деле вампиры выполняют высшую миссию и являются орудием Божьего суда, или это лишь ширма для их амбиций.
Эпизод получился не только законченным и гармоничным, но и очень захватывающим, читается на одном дыхании. Самый напряженный отрывок из представленных. Сцена не отпускала ни на минуту. Именно этот фрагмент запомнился лучше всего.
Мастерство диалога: Реплики соответствуют моменту. Хотя они не слишком оригинальны, но успешно отражают характер, а главное — положение и статус каждого из героев.
Описательность и динамика: очень динамично, а вот описания подкачали. Их не должно быть больше, но там где они есть (например, описание зала), кажутся небрежными.
Рената Андреева
Начало понравилось, но дальше картинка расплывается, детали не согласуются друг с другом. Показалось несколько театральным, показушным.
Вампир выглядит традиционным, хотя, похоже, что появился благодаря какому-то ритуалу. В общем, он производит впечатление недалёкого парня, что впрочем можно списать на ещё неполное включение мыслительных процессов.
Констатация отсутствия сердцебиения, кровопитие, ледяной лоб (да, он не мог этого определить, но допустим), год выпавший из жизни — и он ещё удивляется тому, что нет отражения? При видимых следах взлома (высаженное стекло) беспечно устраивается на днёвку в своей комнате.
Предположительно детектив, выяснение обстоятельств смерти сестры и цели своего обращения. Вероятно месть.
Женя Козликова
Полученное из отрывка представление о жанре
роман
Образы героев через призму представленного фрагмента
Аристократ, не чужд страстям и страстишкам: карты, чужие жены, выпивка. Не лишен всё же благородства. Трепетно относиться к своей семье, для него важна честь рода и его-то действительно порочащего себе не позволял, думаю. Вампирскость, вылечит разом от всех пороков аристократического общества. Если не считать убийств, одна польза для характера от вампиризма.)
система взаимоотношений персонажей
Пока не всё ясно, кроме общих положений, вытекающих из характера героя.)
прогноз на развитие событий и основную интригу
Предположу, что герой отомстит за сестру. Примет свою вампирскую сущность. Но постарается не потерять человеческое в себе. Главная интрига для меня: будет ли любовная линия в романе). Ну и, конечно, интересно, что случилось с сестрой, и какой будет способ мести виновникам её смерти.
особенности вампирского в романе
Классический образ вампира, в самом лучшем его виде. Готичность, склеп, кружева, кровь. Первое пробуждение. Первая жажда. Очень вкусно читается. Может немного показалось странным спокойствие, с которым он принял отсутствии сердцебиения и съеденную старушку, хотя на словах вроде недоумевал).
умение создать интригу
Десять из десяти
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Десять из десяти
мастерство диалога
Пока диалогов не было)
описательность и динамика
Хороший стиль, красочный. Замечательно передана атмосфера. Динамика не страдает от описательности.
Может, главный герой немного пафосный. Зато за этой возвышенностью слога хорошо маскируются противоречия в восприятии персонажа. Предположу, что это сделано намеренно и является частью характера персонажа. Если нет — то, наверное, стоит его доработать, чтобы поступки не расходились с его мыслями и чувствами.
Арахна Вайс
  1. Детективно-приключенческий роман о судьбе новообращенного вампира.

  2. Месмер — пробудившийся спустя год после смерти, постепенно осознающий происходящее и свое место в нем вампир. Человеком был игроком, любителем чужих жен, вел весьма разгульный образ жизни — и едва ли сменит его на пуританский. Некоторая инфантильность (воспоминания о том, как прятались в объятиях матери от всех страхов и бед, желание вернуть это). Величайшее презрение к тем, кто ниже по сословию.

  3. Лаэрн — "город на 730 островках". Время… Время богатой титулованной знати и презираемой черни, составляющей, разумеется, большинство. Скорее всего, альтернативный, авторский мир.

Глобальной проблемы не заявлено, конфликты общества никак не отображены, переход границы из человеческого мира в вампирский — может служить началом чего угодно.
  1. Осознание факта, что после его собственной смерти прошел год, предполагает расследование героем, что же с ним случилось. И что вообще произошло за это время. Труп сестры у саркофага — рождает в Месмере жажду мести и, опять же, выяснение обстоятельств. Вероятно выяснится, что смерть сестры потребовалась для обращения. Провалы в памяти добавляют недосказанности в повествование, провоцируя желание разобраться. Помимо этого, на протяжении всего романа характер персонажа будет меняться, возможно, вампирская жизнь научит его быть более гибким по отношению к окружающим, более рациональным и сильным.

  2. Необычное обстоятельство — воскрешение через год (или год неосознанного вампирского бытия?) — свидетельствует о специфичности обращения в вампира. Крайне интересно — в чем она заключается. Из особенностей вампира известны: способность, хоть и без удовольствия, выпить глоток вина; притупленность чувств и ощущений, тогда как физические характеристики, напротив, раскрываются на все сто; отсутствие зеркального отражения.

  3. Умения создать интригу у автора не отнять. Название весьма заманчиво и многообещающе. Предположительно, в романе будет много мистики и, возможно, магия (ритуалы).

  4. Эпизод является завершенным, в нем показывается осознание вампиром своей новой сущности. И в то же время он очевидно требует продолжения. Неплох для начала романа.

  5. Реплик не слишком много, большей частью повествование — это течение мыслей Месмера, его пошаговые наблюдения и мгновенные выводы. Будто кусочки мозаики, часть из которых утрачена, а часть — из другого набора.

Внутренний диалог героя не слишком-то характеризует его как аристократа. Месмер отлично знает, кто есть кто средь черни, с полувзгляда определит в случайном прохожем цветочницу или трактирщика, а вот относительно знатных людей — впечатление, будто он буквально недавно поднялся "в князи", потомственного дворянина не ощущается (любование покоями, жалостливые воспоминания о былой роскоши — будто дали поиграть и отобрали, а не жил среди всего этого великолепия с рождения). Простая, отрывочная речь, насыщенная руганью. Он эмоционален весьма, но не слишком интеллектуален.
Все диалоги — с простолюдинами, в них становится очевидным высокомерное отношение к ним.
  1. Несколько спрессованные события. Возможно, обусловлено не вполне адекватным пока восприятием Месмера. Довольно динамичное повествование, перемежающееся кусочками рефлексии.

Росс Гаер
Ужасы. Мистика.
Образы героев подробны, красочны, интересны.
Система взаимоотношений персонажей четко описана.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — разгадка гибели сестры с последующим упокоением ГГ.
Особенности вампирского в романе — улучшено зрение и слух, отросшие когти, невосприимчивость к холоду, не отражается в зеркале, притупление чувств.
Интрига умело создана, увлекает.
Композиция эпизода умело выстроена, отрывок логично завершен и вписан в контекст крупной формы
Диалог минимальный, оценить мастерство по приведенному разговору сложно.
Описательность подробна в меру, незатянуто, воссоздает атмосферу другого времени. Динамика событий удерживает внимание при прочтении.
Алиса Коэн
Фэнтези, авантюрный роман.
Композиция эпизода более открыта, чем если бы намечался детектив (даже в стиле Леблана), замкнутый на разгадке одной тайны. Небольшое вступление содержит ретроспективную рефлексию, что настраивает на длительную протяженность действия во времени. Сразу названа причина смерти героя и мотивы убийцы, дается анонс результатов некоторых поступков и решений, так что читателю не предлагается разгадывать загадки. Хотя начало достойно готического романа, малое внимание к созданию соответствующей атмосферы отрицает эту возможность.
Образы героев: Характер главного героя ясен с первых строк. Щеголь, гуляка, картежник, высокомерный, вспыльчивый, брезгливый, эгоистичный. О сестре тоже можно составить примерное представление — послушная, любящая, нежная, добронравная. Ну и добрая матушка. Вообще, героя, кажется, разбаловали.
Система взаимоотношений персонажей: Сословное общество в фэнтезийном мире. Герой дорожит сестрой, плюет с высокой колокольни на представителей низших сословий и, похоже, на тех представителей одного с ним сословия, которые мешают исполнению его желаний. Семью он любит, но больше всего любит себя, отношения с другими людьми инфантильны.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Месмеру надо разгадать две загадки: кто виновен в гибели Алисы и какова причина его воскресения. Сопутствующий вопрос — поспособствует ли обращение и потрясение от смерти сестры его внутреннему взрослению. Такая встряска может открыть ему глаза на то, что он слишком беспечно относился к жизни и слишком потребительски — к окружающим. Герой оказался в положении изгоя-одиночки, придется поступиться гордостью, чтобы выжить. Впрочем, может быть, как только он обнаружит вампирские способности, станет еще заносчивее. Впереди осознание необратимости совершившегося с ним, адаптация в новой роли, поиск сторонников или наставника, расследование с использованием новых способностей, месть, поиск своего места и жизнь после мести. Не исключены флешбеки, в которых будут раскрываться отношения Месмера с Алисой, родителями, другими людьми.
Особенности вампирского в романе: Классический вампир, после смерти растут ногти и волосы, пробуждается в склепе, питается кровью, охотится, не отражается в зеркалах. Из необычного – позднее воскрешение и не вполне ясный механизм обращения.
Композиция эпизода не провисает.
Два крошечных диалога создают впечатление, что герой занял защитную позицию. Ему легче скрывать смятение, придерживаясь привычной модели поведения. В его случае это высокомерное отношение к окружающим.
Описательность и динамика — уровень детализации балансирует на грани минимального и необходимого. Описания лаконичны, динамика бодрая. На первые пять страниц приходятся воскрешение, обнаружение тела, первая охота, возвращение домой, прощание с родителями, принятие решения. Такая плотность событий в завязке заставляет лишний раз предположить, что автор, скорее всего, выберет событийно насыщенный жанр авантюрного романа.
3. «Гражданин Анри», Дмитрий Алкар
Илмарин
Четко видна система взаимоотношений. Реалии революции перебивают реальность его мира, строго соблюдается иерархия, есть некая своя религия. Трансформация тела. Способ питания пока не ясен. Революция в раю, в результате ангелы и демоны объединились, свергли Бога.
Образы героев через призму представленного фрагмента, система взаимоотношений персонажей — четко видна иерархия, разбивка на стороны «свой-чужой», герои, следуя логике приписных ролей, не нарушают субординацию и четко читаются.
прогноз на развитие событий и основную интригу — из службы вампира Анри и ангела Рафаила на одной стороне, да еще с авторскими указаниями аллюзии на Великую Французскую революцию (что катастрофически мешает адекватно и независимо воспринимать текст), представляется революция на небесах со свержением Бога и соответственно борьба за восстановление традиционной христианской доктрины мироустройства.
Особенности вампирского в романе — вампир наличествует, исходя из косвенных улик, но отчаянно напоминает Росомаху из «Людей-Х» своими физическими особенностями.
Умение создать интригу — текст хорошо держит в напряжении, отрывок обрывается классическим «стуком в дверь». А куда же подевался верный Франсуа? Уже съели?))
Умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы — представленный отрывок выглядит вполне законченным и целостным
Мастерство диалога — временами не ясно, кому принадлежат те или иные реплики, а так в целом живенько на фоне всего остального текста, пестрящего «Естеством», через которое удается пробраться только благодаря «силе токов»
Описательность и динамика — отрывок динамичен, описания требуют вычитки, потому что временами рисуются совершенно абсурдные сцены вроде летающих через всю кухню куриц и бутылок, странных долгих воплей и где-то фоном помирающего нектоP.S. — хочется дочитать до конца, но автору следует уделить больше внимания вычитке текста
 
Наталья Караванова
Производственный роман, который в этом сеттинге мог и не быть вампирским. Очень много технической информации, которая задавливает читателя. Затравки даются, но не успевают развиться, слишком много втиснуто заявок. Диалоги — надо читать вслух. В экшен-сцене следует отделить картинку с беготней и умирающими; зацепить читателя и втащить в текст, проставить маркеры, но развернуть основное действие позже. Ощущение от фрагмента скорее игровое: автор расставляет сеттинг, персонажи выполняют функции, работают, а эмоции должен привносить игрок. Царапнуло выражение «перемежаемый возглас».
 
Фотина Морозова
Автору удалось создать ощущение густой среды. Для затравки неплохо, проглядывающая в тексте неравномерность индустриального развития вполне может быть.
 
Рената Андреева
Мне тяжело воспринимать этот фрагмент, хоть и не понимаю почему. Вполне вероятно, что вампиры, вписавшиеся в человеческое общество, будут принимать активное участие и в социальных потрясениях, но выглядит… странно. (Да, я вообще не люблю период Французской революции в художественных произведениях).
Динамично. Гражданин Элефант, с его стальными когтями, аккуратно собирающий волосы в хвост, чтобы не замарать о нутряные жидкости, очень колоритен. Раненный Рафаил, готовый отдать последние силы для спасения товарища, безусловно симпатичен.

Но диалоги показались нарочитыми, особенно «Я делаю это сам, потому что состою в Клубе Истинных, и считаю невозможным использование труда работающих в то время суток, когда они должны отдыхать по своему естеству», рассчитанное скорее на читателя, чем на собеседника. Количества «естества», на мой взгляд, чрезмерно, «коллега» — неуместно.

Концовка эпизода интригует.
Алиса Коэн
Альтернативная история.
Образы героев: Главный герой примечателен, хотя о его внутреннем мире пока можно судить с долей осторожности (в отличие от того же благородного и идеалистичного Рафаила). Есть подозрение, что циник и прагматик — в полном соответствии с должностью. Его республиканский порыв кажется идущим больше от разума, чем от сердца. Нарушение порядка вещей задевает его прежде всего как нарушение протокола, демонстрация чувств смущает — или кажется неприличной?
Система взаимоотношений персонажей: Интересное переосмысление теологических постулатов в терминах политических разногласий, интересное наложение исторических аллюзий на ситуацию двоемирья, сосуществования человеческого и сверхъестественного в нескольких его проявлениях. Рискованное сращение, пока что перетягивает на себя революционный антураж. Бунтарский хаос уже подмят бюрократизмом.
Прогноз на развитие событий: прогноз делать сложно. Основной интригой может являться противодействие войскам роялистов, но вряд ли автор этим ограничится, возможно, на первый план выйдут отношения героев, внутрипартийные интриги, эволюция персонажей и, конечно, оригинальная метафизика.
Особенности вампирского в романе — упоминается о даре, полученном героем, но вряд ли речь о самом обращении; вампиры, судя по всему, являются таковыми от рождения.
Умение создать интригу: Захватило за счет необычности создаваемого мира.
Композиция: Чересчур плотно, хотя колоритно. Отрывок не воспринимается как часть большого произведения. Очень много внимания к здесь и сейчас, без интереса к дальнейшему и предпосылок к последующему действию Сцена самоценна и самодостаточна, с трудом можно предположить, как ее развить.
Диалоги — автору разрывается между стремлением к красивой речи и экшену.
Описательность и динамика — хочется разрядить динамику описаниями. Пока в первом же кадре происходит очень много всего, эта информация не умещается в памяти и переливается через край.
 
Арахна Вайс
  1. Стимпанк. :)

  2. Образы героев.

  3. Социум разделен на 2 враждующих лагеря: республиканцы — и все, кто против них (церковники, роялисты и иже с ними). Причем параллельно существует разделение по "сущностному" признаку: 1) люди, 2) "пьющие" (вампиры) и 3) те, кто владеет даром излечения (или иного обмена энергиями) - предположительно, ангелы. И что показательно, противостояние политических взглядов оказывается важнее противостояния природного: вампир и ангел на одной стороне.

  4. Было бы интересно увидеть дальнейшее взаимодействие ангела и вампира. Что им предстоит: соратничество — или все же противостояние? Что в итоге одержит победу: здравый смысл — или сущность каждого из них?

  5. О вампире сказать пока можно не слишком много. Похоже, он традиционен. Способности в неизвестной пока мере зависят от фаз луны (в полнолуние — максимальное проявление сил. Или даже неконтролируемое: длинные когти в момент предполагаемой опасности выскальзывают сами?). Способен ощущать движение жизненной энергии, что вполне естественно для существа, питающегося ею.

  6. Автор пытается создать интригу на событиях: революция, предательство, нападение, гонцы с важной вестью... Однако куда более захватывающим, пробуждающим любопытство, видится неявное: реальные отношения между ангелами, вампирами и людьми — уж очень идиллический меж ними союз во имя Республики. Какой интерес в изменении социального строя для существ, людьми не являющихся?

  7. Фрагмент очевидно предполагает массу событий, произошедших до описываемого момента — и такую же, если не больше, - после.

  8. Диалоги неестественны, слишком длинны формулировки для ситуации, требующей мгновенных действий.

  9. Некоторый дисбаланс между предполагаемой динамикой действия — и чрезмерной длинностью зачастую посторонних (относительно ситуации) рассуждений и описаний, идущих параллельно с ним.

 
Росс Гаер
Жанр отрывка определенно фэнтези, возможно героическое. Заявленное влияние Великой Французской Революции ощущается.
Образы героев через призму представленного фрагмента недостаточно раскрыты, видимо, в виду небольшого размера фрагмента.
Система взаимоотношений персонажей достаточно ясна.
Определенно будет раскрыт заговор и кого-нибудь сошлют на остров…
Особенности вампирского в романе проявились наличием у главного героя стальных когтей и огромной ответственности и сочувствия к имеющим «силу естества», а так же принадлежности к «пьющим».
Интрига создана авторам с первых же строк, чему свидетельство — имя главного героя!/
Композиция выстроена именно в контексте крупной формы.
Диалоги не перегружены, информативны.
Описательность и динамика присутствует.
 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
альтернативная история, фэнтези
образы героев через призму представленного фрагмента
Анри — благородный служитель какого-то ордена.
Как я поняла, революция в разгаре.) Вампиры и люди объединились по идеологическим принципам.
прогноз на развитие событий и основную интригу
Свободные граждане победят
особенности вампирского в романе
Всё зависит от естества, и не только у вампиров. Вообще интересный мир и хорошо прописан, детально.
умение создать интригу
десять из десяти
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
десять из десяти
мастерство диалога
Очень понравился стиль, построение фраз, в том числе в диалогах. Атмосферно, чувствуешь иной мир иные правила с строках.
описательность и динамика
Динамично и описательно.
 
4. «Химера», Энигма
 
Илмарин
Полученное из отрывка представление о жанре — дарк-фэнтези
Образы героев через призму представленного фрагмента — колоритные персонажи, легко запоминаются, с разными характерами, находят отклик в душе читателя
Система взаимоотношений персонажей — очень напоминает «Ведьмака» Сапковского. Брутальные охотники на нечисть, примерно равные друг другу. Деревенские, побаивающиеся и недолюбливающие ловчих, но нуждающиеся в них. Наличие таинственной незнакомки, которую хочется оберегать, но вероятно она и есть собственно заказ. Впечатление от мира, как некое условное магически-мистическое средневековье.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — думаю, будет некий квест в относительно замкнутом пространстве.
Особенности вампирского в романе — пока их не видно.
Умение создать интригу — цепляет здорово. Хочется верить, что автор не пойдет по дорожке сложных взаимоотношений вокруг Висы, а продолжит в том же духе.
Мастерство диалога, описательность и динамика — все понравилось, придраться не к чему, с нетерпением жду продолжения! Люблю такие штучки
 
Ламьель Вульфрин
Образы героев неплохи. Начало хорошее. В центре повествования трое героев — братья и девушка. Скорее всего, она та самая ведьма, о которой упоминалось в начале и которую могут убить. Умная, деликатная. Впечатление, что является психологическим вампиром, питается душами. Прогноз: герои будут разрываться между долгом и чувством. Картина выписана очень поэтично за счет образов и интуитивных прозрений. Язык является одним из героев, из него можно извлечь дополнительный смысл. Интриги пока не вижу, но текст приятно просто читать. Очень понравилось: «Следы поблескивали укоризненно».
 
Арахна Вайс
  1. Фэнтези. Приключения лихих борцов со злом.

  2. Фрагмент держит в фокусе двух героев. Ледайн — предводитель ловчих, охотник на нежить. Странно теплый и мягкий для такого «ремесла». Виса — деревенская девушка-былинка, то ли пришедшая с туманом — то ли приведшая его за собой. Тонкая и невесомая, Вытягивающая взглядом душу. Если не весь роман, то одна из основных сюжетных линий будет, предположительно, завязана на этой паре.

  3. Фэнтезийный авторский мир. Социум: люди, локализованные в городах, деревнях; грабители, живушие вне цивилизованных поселений и вне законов; ловчие, живущие отдельными отрядами, на зиму объединяющиеся в один стан; нелюди.

  4. Вероятно, события будут развиваться на представленной локации: деревня — поселение ловчих — туманная, «чужая» территория между. Достаточно ли будет ее для романа — зависит от количества поставленных автором проблем и глубины их рассмотрения. Особого психологизма и философии пока не наблюдается, так что и расширение географии не исключено. Очевидно одно: камнем преткновения станет Виса — и, возможно, складывающееся отношение к ней Ледайна.

  5. Особенности вампирского в романе — пока не понятны.

  6. Фрагмент просто насыщен таинственностью — и вся она заключена в тумане. ) Ну и сам мир, населенный нечистью, предполагает веселенькие дни и ночи.

  7. Недосказанность, оборванность эпизода.

  8. Живые, вполне правдоподобные диалоги, незатейливая речь — как и положено обычным людям. Хорошая реалистичность, позволяющая поверить в реальность мира.

  9. Описательность и динамика выверены и гармоничны, всего вдосталь. Приятное фэнтезийное чтиво для удовольствия, без включения сложных мыслительных процессов.

 
Фотина Морозова
Сказовый стиль, вылезающий эпизодически, смотрится неорганично. Описания, однако, объективно хороши (если проигнорировать нелогичность в оисании кустарника). Особенности вампирского — пока трудно идентифицировать.
 
Наталья Караванова
Фэнтези. Текст показалось гладким, автор хорошо держит внимание, огрехи не критичны, сразу же выстраиваетсякартинка, персонажи присутствуют в неизменных количествах. Можно предположить приключения с путешествием и с артефактом; пока герои на стартовых позициях, однако скоро на них станет скучно т география действия расширится.
 
Рената Андреева
Фрагмент понравился настолько, что разбирать его вообще не хочется. У меня от него создалосьтакое же впечатление, как от Висы: неустойчивое, фрагментарное, местами — яркое, зримое, местами — туманное, зыбкое. Кажется, что при перечитывании что-то неуловимо изменится, будет восприниматься совсем не так. (Перечитала. Не, не кажется, и впрямь так). Можно только предполагать, что Виса и есть упырица, жизнь которой потребовал староста. Ледайн симпатичен, кажется основательным и надёжным.
Послевкусие неоднозначное. Мы видим трогательную хрупкость, романтичную неопределённость, но это может быть и сутью и внешним обманчивым впечатлением. Предполагаю романтическую линию, но загадывать вперёд не берусь: слишком мало информации. Но, безусловно, интригует.

 

Росс Гаер
Фэнтези.
Образы героев достаточно прорисованы.
Система взаимоотношений персонажей достаточно ясна.
Прогноз на развитие событий — ГГ полюбит упыриху и это приведет его к гибели.
Особенности вампирского в романе — способность превращаться туман.
Интрига умело создана.
Эпизод четко продуман, является частью большего.
Диалоги не перегружены, информативны.
Описательность насыщенная, и динамика в меру.
 
Алиса Коэн
Жанр: фэнтези.
Образы героев: Хотя отрывок небольшой, даже эпизодичные герои наделены индивидуальностью. Восхитительная Виса, одновременно невинная девочка и пугающее мистическое существо.
Система взаимоотношений персонажей: Очень хорошо создано противопоставление своеобразного профессионального братства ловчих и жителей деревни во главе старосты. Пришельцев побаиваются, задабривают, держатся на безопасном расстоянии и умасливают. В самом лагере охотников четко просматривается иерархия, угадываются правила и негласные традиции. Видно, кто недалекий исполнитель, как часовой, кто хороший и мудрый стратег. Нет идеализации героев.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Уже намечено два конфликта. Первый — между двумя братьями, второй — между лагерем и деревенскими. Скорее всего, по мере нарастания странностей, начавшихся с появлением девушки, обострятся отношения между Ледайном и Гестуром, возникнут разногласия в лагере ловчих, будет расти беспокойство и недовольство жителей деревни. Вряд ли обойдется без подозрительных смертей и необъяснимых сбоев и неудач что там, что там.
Особенности вампирского в романе: пока трудно судить, так как неясно, является ли Виса упырицей или существом другой природы.
Умение создать интригу: Повествование затягивает с первых строк, хочется следить не только за сюжетом, но и за психологическими коллизиями.
Умение выстроить композицию эпизода: Хорошая крепкая завязка, интригующая, насыщенная. Обещает много действия и драматизм. Фокус на отношения между ловчими и Висой, между двумя братьями, предполагает неспешное, иногда монотонное развитие действия, раскрытие характеров через продуманные объемные эпизоды, использование полутонов.
Мастерство диалога: Речь вписывается в формат избранного жанра, но не становится шаблонной, виртуозно придается индивидуальность каждому говорящему, информация передается в диалогах аккуратно, без вреда художественности. Персонажи общаются очень естественно, нет натянутых пустых реплик.
Описательность и динамика: Язык завораживает, создает атмосферу с первой же строчки, его хочется смаковать. Динамика не вызывает всплеска адреналина, и потребности в таком всплеске и убыстрении действия нет, хочется следить за развитием сюжета, двигаться неспешно, проникаясь чувствами героев, вживаясь в создаваемый мир.
 
5. «Гроб Осириса», Росс Гаер
 
Илмарин
Нет ничего — описаний, героев, не запоминаются, не помещений, что за бункер, гостиная. Как спланировано, какова система жизнеобеспечения. Цели экспедиций — археологическая или иная? Автор не знаком с системой экспедиций и археологией, как выстраивается команда, кто за что отвечает. Если сбой в субординации — оставлять на ближайшей стоянке. Описаний не хватило вообще.
Образы героев через призму представленного фрагмента — к сожалению, от героев есть только имена и кое-какие минимальные характеристики, вряд ли соответствующие реальности. Слабо верится, что хороший специалист по углеводородному анализу будет ленивым медведем-увальнем или глава экспедиции типичной «блондинкой». Пока же имеем стандартный голливудский набор из Брюса Уиллиса, Джона Малковича, Скарлетт Йохансон и типичных актеров второго плана. Зверски не хватает описаний внешности и каких-то особенностей героев. Их просто не видишь. Повествование выглядит как пустышки с разными именами, произносящими те или иные реплики.
Система взаимоотношений персонажей - задано игровое поле «экспедиция», у каждого из участников есть своя роль. Вот только автор забыл, что каждая роль предполагает свои правила поведения, которые нарушать нельзя, во всяком случае, не рекомендуется, если хочется, чтобы игра удалась. Мы же получаем произвол и нарушение субординации участниками экспедиции и, мягко говоря, некомпетентность. Мутный и непонятный Лебски, роль которого совершенно не ясна, выскакиевает как чертик из табакерки
Прогноз на развитие событий и основную интригу — участники экспедиции начнут погибать. Оставшиеся поведут борьбу за выживание параллельно с расследованием
Особенности вампирского в романе — его пока не видно. Есть лишь странный субъект, Влад Лебски, на которого старательно указывают пальцем: воняет, жуткого болезненного вида, живет в затхлой комнате с гробом и т.д. (хочется верить, что вампир все же не он)
Умение создать интригу — прежде чем узнавать, что же дальше, хотелось бы разобраться с тем, что есть в отрывке, ибо вводных данных не достаточно ни для чего
Умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы — повествование несется галопом. Из этого отрывочка можно сделать не то что маленькую главу, а треть романа точно. Начало вообще больше напоминает не художественный текст, а сухой канцелярский отчет.
Мастерство диалога — только из них и авторских уточнений к ним можно выудить хоть какую-то информацию о героях.
Описательность и динамика — динамика галопом, описательности ноль. Нет причин гибели экспедиций или хотя бы самой гибели, откликов на нее и т.д. есть лишь «таким же странным образом», но каким таким же? Нет в целом целей экспедиции. Нет места действия. Рисуется а-ля космический корабль с минимальным экипажем в абсолютно пустом пространстве. Ни связи с внешним миром, ни описания самой станции, ни данных о системе жизнеобеспечения, ни технического и обслуживающего персонала в принципе. Даже такая банальность, как готовка. Они исключительно консерву кушают и сухой паек? Или же все вампиры и ни в чем человеческом в принципе не нуждаются? P.S.: задор веселый, яркость есть, хочется теперь четкости для полноты вкуса. Язык хороший, читается легко. Стилистических прыжков нет.
 
Наталья Караванова
Второй абзац вызывает стойкие ассоциации с публицистикой — перед нами то ли сопроводительное письмо к материалу, то ли отчет. Оптимистичен, протоколен. Возникает ощущение, что так же долго и нудно будут излагать и дальше; автор не показывает, а рассказывает. Стоит вспомнить, что согласно представлениям египтян ожившие боги-фараоны могут возвращаться в свои изображения. Именно поэтому на саркофагах имеются изображения, чтобы мертвым было куда обращаться. Сбитые носы/бороды у сфинксов, уничтоженные изображения — гарант того, что вернуться в него фараон уже не сможет. Если исходить из этого, то, вероятно, кто-то вернулся. В таком случае нас ожидает вариация на тему «Чужой против хищника». Эта враждебная сущность не будет принимать физической формы, но будет влиять на сознание, например, приходить к участникам экспедиции и подстрекать к убийство соседей. Можно предположить выживание одной пары. Резюме: хочется посоветовать автору выправлять стиль; добавлять картинок; показать действие.
 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
любовно-приключенческий рассказ или повесть.
образы героев через призму представленного фрагмента
Самый прописанный персонаж Лебски, за него сразу цепляешься. Из группы пока выделяется, пожалуй, только Нора. Осмелюсь предположить, что эти двое и станут главными героями.
прогноз на развитие событий и основную интригу
Из новой группы все умрут, кроме Норы
особенности вампирского в романе
Яркий образ вампира, если я правильно отгадала его в мистере Лебски
умение создать интригу
Мне кажется, автор и не ставил цели — создать интригу. Даже в группе исследователей оставил одну женщину. Господин Лебски с первого же взгляда на Нору обозначил свой интерес к ней. Ну и сюжет развивается так быстро, что интриге не поспеть.)
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Логически законченный фрагмент.
мастерство диалога
Автор ловко управляется с большим количеством персонажей в кадре.
описательность и динамика
Динамично. Стиль не слишком описательный, но позволяет в достаточной мере представить декорации.
 
Арахна Вайс
  1. Приключенческий боевик. Или детектив.

  2. Образы героев довольно условны, достаточны лишь для того, чтобы распознать: это — Бари, это — биолог Магнус. Вон тот весельчак — Максим. А это — Нора, девушка. Характеры представлены описанием с позиции автора, никак по ходу фрагмента (ввиду его краткости) не подтверждаются.

  3. Замкнутое пространство (археологический комплекс), отсутствие внешних связей. В большей или меньшей мере связанные между собой участники экспедиции - и враждебно настроенный Влад Лебски, являющийся спонсором этой экспедиции — и участником предыдущей. Очевидно, вампир.

  4. Герои приехали с целью выяснить, что произошло с предыдущими группами археологов. И, вероятно, выполнить не доведенную до конца задачу тех двух экспедиций, пока никак не обозначенную. Собственно, этим они и должны заниматься. И — выживать.

  5. Вампир очевидно иной, внешне явно отличающийся от людей, не скрывающий своей враждебности по отношению к ним. Довольно традиционен, если далее в романе не всплывут какие-то его особенности, связанные именно с Египтом.

  6. С большой долей вероятности можно предположить, что причина гибели прошлых экспедиций — именно Лебски. Актуальными становятся вопросы: почему и как именно перебил их вампир? Чем они ему помешали — или для чего были нужны? Как это связано с Осирисом? И зачем вампиру женщина?

Другой вариант (более любопытный) — что интересы Лебски и археологов пересеклись на артефакте. И не вампир погубил предыдущие экспедиции, а во второй из них оказался лишь для того, чтобы доискаться до правды, как и нынешние энтузиасты.
В любом случае, противостояние людей и вампира неизбежно.
  1. Фрагмент — очевидное начало, вступительная часть, подразумевающая многобуквенное продолжение. Без которого у читателя возникают только вопросы.

  2. Диалоги условны, как и портреты героев. По ним не читаются характеры, но содержится информация, важная для прояснения сюжета. А это важно. :)

  3. Акцент на действии. Скупые, пунктирные описания, не дающие четкого представления ни о месте, где происходят события, ни о людях. Исключение — портрет Влада Лебски. Так он же вампир!

 
Рената Андреева
Я совершенно ничего не понимаю в археологических экспедициях поэтому отношения в группе мне показались достаточно естественными, тем не менее сложилось впечатление некоторой несуразности происходящего. Смутило куполообразное здание: выглядит оно достаточно основательно даже по скудным описаниям, и кажется странным возведение такого капитального и высокотехнологичного сооружения (Модуль, который может существовать автономно скорее подходит для инопланетной станции, не?) для временной экспедиции. Начальная «историческая справка» выглядит достаточно коротко и уместно. Недосказанность, что за странность была в гибели экспедиций скорее раздражает, а не интригует, особенно в свете упоминания о том, что смерть руководителя расследования выглядит ещё страннее — хотя она произошла уже после закрытия дела. Значит там было нечто, что позволило связать её с расследованием? Мне кажется, что информацию о «странностях» стоило бы дать более подробно, либо не упоминать о них до… обсуждения в более подходящем месте.
Местами диалоги выглядят неестественными. Например сочетание фраз в реплике «Она выглядит нежилой. Вы не здесь расположились?» показалось вообще абсурдным.

Тем не менее понравилась общая атмосфера: нечто в духе «Индианы Джонса». Лебски похож на классического вампира и выглядит наиболее живым из всех персонажей: если те пока кажутся картонными фигурами, то он имеет характер (сварливость показалась очень милой). Кстати, слегка озадачила пауза, возникшая при его появлении. Если он выглядит значительно старше, чем считают члены экспедиции, то с чего они вообще решили, что это он?

Динамично. Прогнозировать ход событий затрудняюсь: вампир может оказаться и злодеем, искоренившим предыдущие экспедиции, а сейчас поштучно истребляющим и этих героев, нагнетая страх и ужасть, а может и спасителем, защищающим людей от неведомой ещё напасти. Предполагаю всё же хоррор.
 
Алиса Коэн
Приключенческий роман.
Образы героев: Герои пока только заявлены, определены их амплуа. В описаниях есть повторы, которые хочется сократить (Нора описывается в первом абзаце, затем во втором и в третьем; группе дается характеристика на первой странице и на третьей). Сразу дается много имен, не успеть сосредоточиться и запомнить. Нора производит впечатление типичной блондинки, слишком легкомысленной и поверхностной для научной работы или роли лидера.
Система взаимоотношений персонажей: Коллектив умеренно сплочен, еще не сработался, отношения в стадии становления, что может сыграть против них, если вампиру или другому противнику захочется посеять раздор. Общее впечатление – оптимистичное равнодушие участников друг ко другу (и к погибшим ранее коллегам). Незнакомец Лебски может стать фактором консолидации перед лицом опасности, а может, наоборот, содействовать разобщению.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Дальнейшее развитие событий задано целью экспедиции. Героям ничего не остается, кроме как начать расследование и гибнуть по примеру старших товарищей. Вторая линия — попытки Лебски заполучить Нору. Имя Лебски, его облик (старше, чем ожидалось) и его реакция на Нору кажутся прямой аллюзией на стокеровский роман, тогда Брюс занимает место Холмвуда. Однако пока мы можем подозревать каждого из участников экспедиции, а слишком явное указание на Лебски как на вампира может оказаться обманкой. Тогда детективная составляющая возобладает над экшеном. Если бы автор пошел по такому пути, было бы интересно. То, что пространство замкнутое — исследовательская станция, куда не так просто добраться, — заставляет вспомнить об Агате Кристи, ну а для того чтобы полностью отрезать экспедицию от внешнего мира, надо лишь вывести из строя средства передвижения и связи. Вампир использует коллектив в своих целях. Интрига содержится в том, сумеет ли кто-нибудь из участников третьей экспедиции разузнать, что же стало с двумя предыдущими. Читатель должен отгадать, кто именно окажется счастливчиком, то есть выживет и узнает эту тайну. Еще одна интрига — пойдет ли Нора на поводу у притязаний Лебски, примет ли его сторону или окажется основным противником. Третья загадка: как многие из коллектива окажутся овампирены или убиты и в какой последовательности.
Особенности вампирского в романе: Пока подозреваемый в вампиризме кажется упырем классическим. Питается кровью, внушает безотчетный страх или по крайней мере неловкость своим присутствием, от него исходит угроза. Он выглядит так, как должен выглядеть вампир, который давно не ел вдоволь. Но все улики косвенные.
Умение создать интригу: В тексте нравится задор, напрямую позаимствованный из серии об Индиане Джонсе. Тематика масштабна, название претенциозно, есть обещание египетской экзотики, и это располагает — автор не боится замахиваться на широкие темы, а значит, читателя ждут лихие приключения.
Умение выстроить композицию эпизода: Композиция грешит повторами. Первый фрагмент («Серая лента дороги извивалась...») не развернут в полноценный эпизод или хотя бы описание и может быть без ущерба убран или соединен с последующим, так чтобы повествование начиналось с прибытия в лагерь. Рассказ о дороге можно дать в форме воспоминания, а каждого члена группы представить как раз по прибытию на место, где каждый проявит себя в соответствии со своей ролью в экспедиции.
Мастерство диалога: Реплики героев либо озвучивание и так очевидной информации, или общие фразы, которые присутствуют в тексте потому, что героям положено в такой ситуации как-то общаться. Отсутствуют индивидуальные речевые характеристики.
Описательность и динамика: Затянутости нет, но нет и описательности. Интерьеры и пейзажи размыты и служат абстрактным фоном, почему-то все время приходит на ум космическая станция, а не Египет.
 
 
Илмарин
полученное из отрывка представление о жанре — фантастика?
образы героев через призму представленного фрагмента — герои характерны и различимы, поступки, на мой взгляд, не расходятся с заданной логикой
система взаимоотношений персонажей — четко видны различные организации и соответственно отношения опять же «свой-чужой» и партнерские отношения между представленными героями
прогноз на развитие событий и основную интригу — сложно судить, учитывая, что это 26 глава 2 тома. Вероятно из-за приближения к концу повествования текст «с нуля» абсолютно не понятен стороннему читателю, находящемуся «не в теме».
особенности вампирского в романе — они есть. Обладают определенной магией, имеют в подчинении неких существ, похожих на низших демонов
умение создать интригу — вселенский заговор
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы — законченный строго выстроенный эпизод: затишье перед бурей — битва — победный финал
мастерство диалога — не понятно, где чьи реплики и иногда некоторые фразы кажутся абсолютно бессмысленными в данном контексте
описательность и динамика — все действо, его наглядность и динамика до боли напоминают игру читателя в приставку, когда на экранчике разворачивается боевка со вспышками, схематичностью действий и появлением новых гаджетов, умений и заклинаний у героев, обладающих разным уровнем прокачки и очками опыта.
 
Арахна Вайс
 
  1. Мистика? Фантастика?

  2. Даймони (демоны?), вампиры и еще множество всевозможных мистических существ. Герой — вероятно, демон боли. Это — его сущность, его сила и оружие. Его спутница — из аналогичных существ, но во фрагменте не раскрывается. Хафез бен Рушди — вампир, никак лично не связанный с героями, но оказавшийся по ту сторону баррикад в силу обстоятельств.

  3. Очень сложная система мира, многоуровневого, многослойного. Для более или менее четкого представления о котором требуется прочтение всего романа, включая первую часть и последующие, а также огромного мифологического материала, на котором базируется произведение.

  4. 26-я глава. Середина? Конец? В любом случае, похищение артефакта предполагает 1) наличие некоторых глобальных проблем, решить которые этот артефакт позволяет (причину похищения), 2) последствия похищения - реакцию стороны, утратившей артефакт, 3) глобальные последствия похищения — к чему приведет использование артефакта "не по назначению" или как раз наоборот).

  5. Вампир — искусственно созданное существо, результат целенаправленных экспериментов (кстати, каких именно — тоже не указвается, а это было бы интересно). Владеет магией, свободно обращается с энергиями, имеет влияние на сущностей более низкого порядка, нежели он сам, - и очень эффектно самоубивается.

  6. Обрывочно показанный мир требует более полного раскрытия. Экшн, по сути преступление — пробуждает любопытство: а что дальше?

  7. Завершенный эпизод, очевидно связанный с некими событиями, с некой расстановкой противоборствующих сил.

  8. Диалога практически нет. Есть молчание, скупые жесты, четкие действия — и плавные, будто цельнолитые мысли героя о происходящем, о мире, о вечности.

  9. Совершенно восхитительный контраст молниеносной, четко спланированной и так же четко исполняемой операции по захвату артефакта, уложенной в 20 минут, — и неторопливого, философски-безразличного восприятия героем происходящего. В отличие от предыдущего фрагмента ("Гражданин Анри"), это не рождает диссонанса, но ставит героя вне чего-либо человеческого, физического, живого. "Живы ли мы в этот момент, или только тени двух фигур отпечатались на реальности ныне вне времени и пространства?"

 
Наталья Караванова
Захотелось узнать у автора, является ли название является отсылкой к ефремовскому произведению. Вампиры прокачаны наподобие пеховских, владеют мастерством иллюзии, опознают друг друга. Есть саспенс, присутствует мрачная атмосфера. Цельный, завершенный сюжет, качественная завязка. Автор держит паузу в начале, все объяснения смотрятся органично. Логичная ситуация с борьбой за артефакты, герои выполнили квест, дан намек на иерархические отношения.
В тексте очень много причастных оборотов; с диалогами все несколько печальнее — от какого лица реплики, непонятно; в первой картинке отражено ожидание, это подходящее время для рефлексии, но герои продолжают рефлексировать и позже, уже во время действия. Схожесть диалогов в двух фрагментах — они оторваны от персонажей, привязаны к мыслям автора. Эмоционально и с точки зрения удержания внимания первый кусок гораздо сложнее, чем убиение главгада. Непосредственно экшен можно читать через абзац. Подробностей местами переизбыток.
 
Рената Андреева
Боевое фэнтези. Отрывок динамичный и выглядит почти законченным, если не считать того, что сущности и возможности героев мы больше угадываем: очевидно, что в тексте они раскрыты раньше. Мне, например, показалось неправильным, что герои смотрят на огонь (зажигалки, сигареты) перед тем, как начать действовать — это же убивает ночное зрение. Ну ясно, что для демонических сущностей такое правило может и не действовать, но… отвлекло. Так же как и наряды героев, не слишком удобные для боевой вылазки. «Вербальность» в двух экземплярах, в соседних предложениях, показалось чужеродной для текста.
Боевая сцена увлекла, а вот первый фрагмент, с ожиданием, показался расплывчато-неопределённым. Образы не слишком поняла, больше заинтересовало внешнее проявление достаточно неясных сущностей, где человеческое смешивается со сверхъествественным.

Герой крут. Предполагаю, что он, ценой лишений и страданий, поборет всех…

 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
Приключенческий роман, фэнтези, постапокалипсис.
образы героев через призму представленного фрагмента
Главный герой «великий и могучий, забытый и сломленный» ... и немножко философ.
система взаимоотношений персонажей
Противостояние магов и вампиров?
прогноз на развитие событий и основную интригу
Герой должен победить!
особенности вампирского в романе
Сильные, могущественные поработители
умение создать интригу
Фрагмент определённо интригует. Хочется разобраться, в чем же суть борьбы, кто против кого и с чего всё начиналось.
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Десять и десяти. Законченный фрагмент
мастерство диалога
Десять из десяти.
описательность и динамика
Очень динамично и чрезвычайно описательно. Много сравнений, прилагательных. Красочно. Необычный стиль — сначала кажется перегруженным, но потом втягиваешься и начинаешь воспринимать текст картинками. Правда, не уверена, что роман в таком насыщенном красками стиле можно будет читать легко).
 
Росс Гаер
Определенно фэнтези.
Образы героев через призму представленного фрагмента прописаны хорошо и трогательно.
Персонажи представляются влюбленной парой, работающей в одной группировке.
Предположительно — поиски очередного артефакта и гибель девушки.
Вампиры обладают магическими свойствами и могут самоуничтожаться.
Интрига раскрыта уже в отрывке и такое чувство, что полностью.
Эпизод законченный, трудно представить дальнейшее развитие событий.
В данном случае, уместнее говорить о монологе главного героя, который наполнен философскими терзаниями.
Очень яркие и красочные описания. Динамика присутствует.
 
Алиса Коэн
Получение представления о жанре: городское фэнтези.
Образы героев: оба персонажа не только сверхъестественные существа с богатым прошлым, но и сложные личности, склонные к философствованию. Обладают магическми способностями (распознавание ауры предметов, управление болью).
Система взаимоотношений персонажей: Главные герои хорошо сработались, сплочены благодаря своей природе и своей миссии, понимают друг друга с полуслова. Умеют рисковать, либо занимаются оперативной работой или шпионажем, либо работают по найму. Симпатизируют друг другу. Обитают в многослойном и очень иерархически структурированном мире, где действует много игроков. Нельзя сказать, целиком ли это альтернативная, авторская вселенная или же на существующие в действительности место-время наложены духовные реалии, на которые и ориентируются герои.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Герои заполучили артефакт, и у них стало на несколько врагов меньше) Но за это может последовать воздаяние.
Особенности вампирского в романе: Подозреваю сильное влияние каббалистического учения, уловить все нюансы без хорошего знания иудаистского представления о мире духов не удастся. Вампиры взаимодействуют с другими сверхъестественными существами, мир насквозь пронизан магией.
Умение создать интригу: Да, вполне на высоте. Невольно начинаешь прикидывать, что же было до этого эпизода, как же так все могло запутаться.
Умение выстроить композицию эпизода: Очень хорошо видно, что эпизод — лишь одна маленькая часть сложного квеста героев. Сам по себе завершен, в нем есть завязка, напряженное действие, своя шкатулка с секретом, неожиданный поворот, успешное разрешение задачи. Вместе с тем герои явно только берут передышку, а впереди еще не один бой.
Мастерство диалога: Диалоги показались намеренно туманными.
Описательность и динамика: Мир получился ярким и зримым. Уделяется внимание мелочам, которые придают той или иной картине достоверность и создают эффект 3D (как в случае с упавшей сигаретой). В описаниях кое-где есть небрежности перекрытию, заранее перекинутому под видом ремонта к крыше»; «перекрывает сейфовая дверь, кажется даже двойная, с камерами и идентификацией»; «каблукам сапог моей спутницы»). Динамика — прям с ветерком)
 
7. «Естественная убыль», Бьярти Дагур
 
Наталия Караванова
Завязка эпизода явно детективная, автор держит саспенс, хочетсячитать дальше. Главный герой не в своей тарелке, побаивается, местность пугает. Смущают имена, не соответствующие описанному среднерусские пейзажу. К стилю претензий нет, как нет и никакого желания выискивать недочеты. Вполне можно домыслить, что будет дальше. По личной инициативе героя начнется расследование. Предполагаю, перед нами мистический детектив, и в дальнейшем читателю будут подкидывать подсказки, которые помогут постепенно раскрывать систему взаимоотношений. Имя «Кармелла» и упоминание текущей вода намекают на традиционных вампиров.
 
Арахна Вайс
 
  1. Детектив.

  2. Коди — пытливый, инициативный журналист, самостоятельно пытающийся выяснить, что случилось со стариком Гартом.

  3. Гарт, внезапно отгородившийся от всего мира, включая собственную семью, захотел что-то рассказать Коди. И скоропостижно умер.

  4. Собственно, выяснение героем, какую тайну хранил Гарт и не успел ею поделиться. И судьба героя ввиду попыток вмешательства его в эту тайну.

  5. Вампиров пока нет.

  6. Тонко подмеченные героем детали, уместно разбросанные по тексту зацепки и недосказанности — хороший аперитив для вкусного детектива.

  7. Фрагмент очевидно не завершен. Глаза жадно ищут продолжения. :)

  8. Диалогов нет. Внутренний монолог героя, его восприятие ситуации, фактов, его рассуждения — на высоте. Не только проясняют читателю происходящее, но и отлично работают на раскрытие характера Коди.

  9. Прекрасные описания, четкие и яркие образы, картинки. Очень живо и реалистично. И красиво, черт возьми.

 
Илмарин
Полученное из отрывка представление о жанре — детектив
Образы героев через призму представленного фрагмента — загадка старика-профессора, отгородившегося от мира. Коди пока представляется неким обывателем без особых талантов, не геройствующем, в меру пугливым и порядочным, желающим докопаться до истины и восстановить справедливость. Респект и уважуха за спасенного и забранного Феликса! Мир котикам)))
Система взаимоотношений персонажей — есть журналист Коди, ведущий свое расследование и любящий животных. Кот ответно любит Коди
Прогноз на развитие событий и основную интригу — с Бьярти Дагуром всегда ошибаешься, автор абсолютно непредсказуем, что замечательно. Попробую высказать догадку: профессор узнал о существовании вампиров (вероятно, даже желал обращения, но оного не получил) и по неясным пока причинам скрылся подальше от людей, отгородился от вампиров текущей водой и прочими фольклорными средствами. Когда же он решил всех разоблачить и составить список известных ему вампиров, его убили. Коди будет медленно, но верно распутывать загадку.
Особенности вампирского в романе — в представленном отрывке их не было, так что сказать что-то определенное не представляется возможным
Умение создать интригу — мастерски!
Умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы — эпизод абсолютно законченный, композиционно грамотный, придраться при всем желании не к чему.
Мастерство диалога — в отрывке их в целом нет
Описательность и динамика — умело чередуются, грамотно расставлены паузы и акценты, «крючки» цепляют крепко
 
Росс Гаер
Детектив.
Складывается четкий образ внутреннего мира главного героя и его мотивов. Второстепенный персонаж описан коротко и умело.
Система взаимоотношений персонажей не ясна.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — ГГ проводит свое расследование и открывает страшную тайну старика.
Особенности вампирского в романе не ясны.
Интрига умело создана.
Эпизод умело выстроен, логически завершен, вписан в контекст крупной формы
Монолог ГГ преобладает над диалогической речью.
Описательность основательна, подробна, содержательна. Динамика вялотекущая.
 
Рената Андреева
Вкусный язык. Умело нагнетается напряжение. Предполагаю детектив, хотя возможно и хоррор.
Коди дотошный тип, с хорошим репортёрским чутьём. Никаких причин искать что-то неладное нет, но остановиться он не может. Очень симпатично, что он забрал кота.
Собственно вампиров мы не видим, поэтому судить о них сложно.
Ничего, собственно не происходит: герой заглянул в пустой дом, забрал кота и бумаги и уехал, но из-за нагнетаемой тревожности отрывок читается с неослабевающим вниманием.
 
Алиса Коэн
Получение представления о жанре: детектив или хоррор. В пользу первого говорит «поиск улик» в лесной хижине, в пользу второго — характерное для хоррора место действия и саспенс с неожиданными скрипами, шорохами, ощущением, что за спиной притаился враг.
Образы героев: Видим только двух героев. Главный, Феликс, временно дезориентирован, тяжело переживает смерть близкого человека, учится выживать в новых для себя условиях, нуждается в поддержке, чтобы справиться с утратой и прийти в себя. Коди пытлив, активен, не любит геройствовать, если за что-то взялся, не станет бросать дело на половине. На заднем плане просматривается образ умершего старика, который выглядит недоверчивым, недружелюбным и не слишком добрым. Жил замкнутой жизнью, был эксцентричен, сварлив, плохо приспособлен к современной жизни и существованию в социуме. Скорее всего, у него был непростой характер. Можно предположить, что эта вздорность и эксцентричность и стали причиной каких-то его связей с вампирами, за что впоследствии ему пришлось расплачиваться.
Система взаимоотношений персонажей: Второстепенный персонаж появился как раз вовремя, чтобы спасти Феликса и подставить ему дружеское плечо. Коди уже взаимодействовал с окружением умершего, скорее всего, будет общаться с ними и дальше. Однако действует за их спиной, не вполне им доверяя или же опасаясь быть отрезанным от возможной тайны.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Дальнейшее развитие событий программируется найденным списком. Герою предстоит выполнить главную миссию — привести к царствованию Феликса, а между делом разыскать перечисленных в списке. Они могут оказаться как вампирами, так и свидетелями. Если действие будет развиваться по законам детективного жанра, то находить их он будет уже мертвыми. Почему-то кажется, что старик на самом деле еще вернется в строй — например, воскреснет через недельку. На это настраивает и его описание, и ощущение, что умерший незаметно наблюдает за героем.
Особенности вампирского в романе: Скорее всего, вампиры будут традиционны, поскольку боязнь текущей воды свойственна фольклорным вампирам. Общий антураж — лес, заброшенное жилье, уединение, — тоже настраивает на классическую модель с затхлыми подвалами и гробами.
Умение создать интригу: Нам дали откусить кусочек тайны, хочется еще. Наживка легко заглатывается.
Умение выстроить композицию эпизода: эпизод завершен. Герой закончил то дело, ради которого отправился в лес, получил результат. Вместе с тем этот результат промежуточный и требует дальнейших действий. Фрагмент имеет трехчастную структур. Посреди текста есть вставка, которая позволяет определить, что в произведении наряду с непосредственным временем действия имеются флешбэки. В этом вставном отрывке появляется еще один персонаж, который больше всего напоминает соратника по поискам. Возможно, рассказанное в первой части эпизода — предыстория, с которой требуется ознакомить этого персонажа, чтобы начать совместную деятельность по уничтожению упырей. Однако после вставки действие снова перемещается в прошлое, так что это предположение кажется шатким. В любом случае, можно исключить вероятность простого линейного построения текста. Есть еще один вариант: множественная точка зрения, в дальнейшем будут вводится еще повествователи, и Коди окажется лишь одним из них.
Мастерство диалога: Диалоги почти отсутствуют, но это незаметно. Идет интенсивный внутренний монолог. Во вставном отрывке диалог преобладает. Это указывает на то, что если в открывающем и закрывающем кусках было важно осмысление увиденного, то теперь важнее коммуникация, поиск сторонников и выработка совместного плана действия.
Описательность и динамика: Действие очень напряженное, хотя фактически ничего не происходит. Рядовые действия из-за нагнетаемой атмосферы кажутся мега-значимыми, хотя речь идет всего лишь об осмотре комнаты и поиске корма для кота. Замыкающий отрывок более энергичен и тоже заставляет видеть продолжение: следующий день, когда можно будет приступить к обзвону.
 
8. «Клуб теней», глава «Порядок», Арахна и Сфинкс Вайс
 
Илмарин
Название отрывка (главы) имеет несколько значений, нам показывают, как соблюдать правила, установленный порядок, чтобы все было, хорошо, «в порядке», и что же бывает, когда эти установления не соблюдают.
Образы героев через призму представленного фрагмента — характеры и индивидуальность каждого из героев четко видны и наглядно представляются. Даже можно отчасти предсказать, как данные герои будут вести себя в тех или иных ситуациях дальше.
Система взаимоотношений персонажей — очень явно прослеживается неформальное, глубоко личное отношение Альберта и Лаурица, пытающихся прятать эмоции и чувства за формальными правилами и этикетом. Одновременно с этим наглядно показаны отношения посторонних друг другу вампиров, действующих четко в рамках правил и законов текста и мира.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — текст многосюжетен, предугадать сложно. Из отрывка ясно, что повествование будет выстраиваться вокруг отношений Альберта и Лаурица с отвлечением на небольшие сюжетные ответвления.
особенности вампирского в романе — роман и отрывок целиком сосредоточены на вампирах, их взаимоотношениях, их судьбах, где люди — лишь фон и неизбежный факт
Умение создать интригу — что же будет дальше? (потирая ручки от нетерпения).
Умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы — отрывок кажется разбитым на два независимых и разных эпизода, связанных единой логикой и единым персонажем. Вместе с тем они выстраиваются в единую концепцию «Порядка», наглядно раскрывающую читателю систему взаимоотношений и законов мира. Порядок — есть следование правилам, и что бывает в случае их нарушения; и порядок — как покой и безопасность для всех живущих и существующих.
Мастерство диалога — диалоги динамичны, характерны, интонационно ярки
Описательность и динамика — все в норме, легко читается, нет затянутых пауз или излишней торопливости текста
 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
городское фэнтези, роман
образы героев через призму представленного фрагмента
Мастера городов, кланы — это всегда вкусно читать. Интриги, борьба за власть и любовь, конечно. Мне особенно приятно, когда вампиры в романе классические, и не нужно разбираться в сложной новой системе или даже физиологии. Можно с головой уйти в психологию героев, хитросплетение сюжета. Тут обещает быть что-то интересное, ведь Мастер города — женщина.)
прогноз на развитие событий и основную интригу
Борьба за власть или смена власти в городе.
особенности вампирского в романе
Приятная классика — кровь, сила, ловкость.
умение создать интриги
отлично всё с интригой, хочется читать дальше.
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Хороший завершенный отрывок.
мастерство диалога
Отличное. Все персонажи имеют свой подчерк речи.
описательность и динамика
Динамично. Стиль приятный, легко читать и с приятными акцентами.
 
Росс Гаер
Мистика, ужасы.
Образы героев созданы умело и интересны.
Система взаимоотношений персонажей выстроена и понятна.
Прогноз на развитие событий и основную интригу - проблемы с художником.
Особенности вампирского в романе — четкие иерархические отношения, в меру легализованные.
Интрига создана умело и держит внимание читателя до конца отрывка.
Эпизод логично выстроен, имеет смысловую завершенность и в тоже время прекрасно вписывается в контекст романа.
Диалоги информативны, не перегружены.
Описательность достойна зависти, динамика присутствует.
 
Наталья Караванова
Складывается ощущение ментовского сериала (см реплики: «Проверь записи с камер» и т.д.). Очень тактично выписан эротизм в отношениях с художником. Их текстовых ляпов: художник нарисован девочково-любовно, внимание обращено на детальки, душевные переживания героя — Альберта, угадывается ттипично девочковое желание защитить; избыточным показалось использование двойного отрицания; при описании одежды получился гибрид трех видов одежды — блуза, рубашка и т. д. Трудно выстроить адекватный и всесторонний образ героя в первом отрывке, перед нами прежде всего человек, увлеченный художником. Второй отрывок показывает его как решительного лидера.
 
Рената Андреева
Понравилась передача психологического напряжения непрямым способом. Не совсем поняла следующий момент: «Альберт, мельком глянув на ноги художника, разулся…»Если б Наместник носил высокие каблуки, это бы играло важную роль, но показалось, что такого нет, а подошва собственно особого бонуса к росту не дает.Т.е. Герой подчеркнул, что принимает уровень собеседника? Тогда излишний пафос реплик Альберта вообще не к месту. Наместник показался мне слишком зажатым в рамках условностей, возможно самолично и придуманных, что делает его безликим. Хотелось бы ему немного индивидуальных черт. Он совсем не запоминается. Художник и вампир на крыше вышли гораздо ярче главного героя
«— Ну давай, красавчик, покажи, что умеешь!» — фраза подходящая для разборок в гей - клубе, но на крыше и в условиях схватки вампиров несколько... черезмерна. «— Тебе я ничего не должен! — фыркнул непризнанный, бросая на цепь взгляд, полный неприкрытой иронии.» Полагаю, ирония это не то чувство, которое можно испытать в драке и при таком диалоге. Скорее насмешка. 
Описания очень хорошие, просто отличные. Но диалоги... Стоило бы убрать излишек пафоса из них и добавить немного живости. 
Читается приятно, динамично, описания и диалоги хорошо перемежаются.
Непонятно, почему довольно рядовое происшестиве разрешает самолично наместник.
 
Алиса Коэн
Получение представления о жанре: городское вампирское фэнтези
Образы героев. Два героя, один из которых представляет власть, другой пока только проходит легализацию на этой территории.
Система взаимоотношений персонажей. Альберт испытывает очевидный интерес к новоприбывшему, но чувства и долг вступают в противоречие. Власть Альберту делегирована, он сам подотчетен. Помимо этой властной вертикали упоминается разделение на кланы, жесткое регулирование взаимоотношений внутри них и между ними, жесткая территориальная привязка. Система напоминает хорошо смазанный механизм.ю функционирующий уже давно.
Прогноз на развитие событий и основную интригу: Если призадуматься, то сложено представить роман как прямую линию с поступательным развитием событий. Скорее, это подбор зарисовок, в которых воссоздается атмосфера, картина вампирского уклада, а события вторичны, через них даются характеристики многочисленным персонажам и связям между ними.
Особенности вампирского в романе. Вампиры помещены в современность, но при этом являются классическими. Умны, цивилизованы, давно встроились в человеческое общество, хотя и нелегально.
Умение создать интригу: Зацепила эмоционально едва намеченная любовная линия между наместником и художником. Сказано ровно столько, чтобы заинтересовать, как же будут развиваться отношения.
Умение выстроить композицию эпизода, одновременно сделав его частью большой формы: Камера, переходящая от одного персонажа к другому. Получается галерея, дается рассказ о судьбе каждого из них.
Мастерство диалога: Диалоги в первой части фрагмента очень филигранны, уделяется внимание передаче нюансов настроения говорящих и подтекстов.
Описательность и динамика: Если первая часть очень внимательна к деталям, и упор делается на динамику психологическую, то во второй части хорошей встряской служит экшен.
 
9. «Ночи Джареда Кина», Бьярти Дагур
 
Ламьель Вульфрин
Понравилось описание вампиров, которы любят не столько кровь, сколько склоки. Главный герой, хорошо знающий мир вампиров и полицейскую работу изнутри, оказавшись изгоем, может стать хорошим оружием.
Прогноз на развитие событий: Возможно, герой знает третий выход из сложившйся ситуации. Не исключено, что его кто-нибудь тяпнет, что он нарвется на неожиданное обращение.
 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
Приключенческий детектив.
образы героев через призму представленного фрагмента
Кин мне видится недооценённым героем, с одной стороны. С другой — он так давно на службе, в тесном контакте с преступным миром, что сам ушел в серую зону. Нигде ни свой, но везде как дома. Не думаю, что он безответственный, скорее его границы слегка размыты. Но не настолько, чтобы потерять моральные ориентиры. Правильный. Ну и возраст сложный — организм уже не тот, но признаться себе Кин в этом ещё не готов. Одиночка по жизни, потому много отсеивается как ненужное. Вообще, он мне глубоко симпатичен.
система взаимоотношений персонажей
Охотники, как полицейские под прикрытием. Только скрывают правду от своих, таких же полицейских, но кому не положено знать реальное положение дел. Это накладывает отпечаток и на их отношение к жизни в целом, как мне кажется, и на взаимоотношения с начальством и коллегами. Это очень хорошо показано в фрагменте.
прогноз на развитие событий и основную интригу
Кин будет бит, но победит.
Любовь если и найдет, то вряд ли всё закончится свадьбой. Повеса, хотя и таких наматывает на колесо большого и великого чувства иногда).
особенности вампирского в романе
Вампиры — не обделённые силой, но трусоватые. Идеальный образ для рассказа, и какой-то реалистичный. Их можно одолеть, но и попотеть заставят. Именно такое интересно читать.
умение создать интригу
Десять из десяти
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Десять из десяти
мастерство диалога
Десять из десяти
описательность и динамика
Отличный стиль, глубокое погружение в атмосферу, детально прописанные характеры. И всё это не мешает динамичному развитию сюжета..
 
Илмарин
Полученное из отрывка представление о жанре — детектив
Образы героев через призму представленного фрагмента — совершенно замечательно и емко выписанный Кин, которому хочется сочувствовать и сопереживать. Психически неполноценный, он держался за привычную ему среду, старательно отгораживаясь от всего, что ему самому указывало бы на неполноценность. Он старается быть крутым, но на самом деле он глубоко несчастный, неуверенный, закомплексованный и легко ранимый человек. И, несмотря на свою ограниченность, он тянется к прекрасному, имеет свою точную систему координат добра и зла. Теперь же почву буквально выбили из под ног, отняли то единственное, чем он жил и что умел делать - работу. Интересно посмотреть на развитие героя дальше. Пока же аплодирую мастерству автора!
Система взаимоотношений персонажей — сложные отношения с вампирами, чисто практические и потребительские. Буквально пара штрихов, и вырисовываются отношения коллег, их некий корпоративный дух, солидарность и вместе с тем мужской коллектив со всеми его достоинствами и недостатками.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — сложно предугадать. Хочется лишь лучика света для Джареда Кина.
Особенности вампирского в романе — есть целая группа вампиров, указана вампирская аномалия. Интересен образ не привычных утонченных, умудренных веками аристократов, а совершенно приземленных существ, низменных, в чем-то даже недоразвитых, грызущихся как пауки в банке.
Умение создать интригу — о, да, она есть и какая! Хочу еще, еще и еще!!!
Мастерство диалога — хорошо прописаны, характеры героев чувствуются,
Описательность и динамика — все идеально!
P.S.: знаю, что автор будет брыкаться, но не могу не сказать — браво, маэстро!!!
 
Алиса Коэн
Жанр: Полицейский детектив — в центре бывший полицейский.
Образы героев: Главный герой амбивалентная личность с мутными моральными принципами, не отличающийся интеллектом и в этом недалеко ушедший от нелюбимых им вампиров. Замкнут в четырёх стенах, довольно асоциален, неразвит, тяготеет к деградации, любит оправдывать себя и перекладывать вину на других. Завышенная самооценка, бравада. Его коллеги — типичный полицейский коллектив, начальник, который скрывает заботу и обеспокоенность за строгостью. Очевидно, что ему симпатичен Кин, которого он давно знает, но долг для него важен, и он вынужден поступить так, как поступает.
Система взаимоотношений персонажей: Среда обитания обусловлена бывшей работой. Герои четко позиционированы, создан треугольник — главный герой—вампиры—коллеги, в котором равновесие может нарушиться. Вампиры ведут полулегальное существование, человеческие власти предпринимают попытки (не очень успешные) это регулировать.
Прогноз: Трудно прогнозировать, но исходя из того, какой задан жанр, будет заварушка, которая потребует приложения всех способностей героя.
Особенности вампирского в романе: Вампиры деромантизированы, склонны к стайности, трусливы, кровожадны, хитры, но их нельзя назвать интеллектуально развитыми. Обладают своей организацией, при этом разобщены и получают удовольствие от склок. Традиционно пьют кровь, но не зациклены на питании, в ходе охоты могут прибегать к вспомогательных средствам.
Интрига — читателю предстоит догадаться, какие дальнейшие шаги герой предпримет, чтобы выпутаться из непростой ситуации.
Композиция: На романную форму указывает и название, довольно эпичное, и начало фрагмента: герой на новом этапе жизненного пути, что требует разворачивать широкую картину прошлого и адаптации в настоящем и будущем.
 
Росс Гаер
Детектив, ужасы.
Образы героев прописаны основательно и подробно.
Система взаимоотношений персонажей описана четко и внятно.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — у ГГ возникнут проблемы с вампирами.
Особенности вампирского в романе — вампиры представлены «стайными» существами с ограниченным кругом интересов, не наделенными какими-то особенными силами.
Интрига присутствует.
Эпизод умело выстроен и вписан в контекст романа.
Диалоги информативны, не перегружены.
Описательность насыщенная и динамика средняя.
 
Рената Андреева
По атмосфере напоминает крутой детектив типа Чандлера или Хэммета. Кин — бывший спец из лучших, который медленно, но верно спивается. Его минимализм в быту симпатичен, коллекционирование альбомов смотрится мило.

Скользко-томный Лифел прямо излучает опасность, и реакция Кина на него очень достоверна. Понравилось, что люди для вампиров «на периферии сознания. Пожрать — и снова вернуться к склокам». Очень краткая и ёмкая характеристика вампирского общества. Почему-то кажется, что Кин сумеет собраться, справится с вампирами, отстоит себя — и продолжит мирно спиваться в своей аскетичной квартире.

 
Арахна Вайс
 
  1. Предвкушаются вампирские разборки, стычки с охотниками, охота на людей — активный такой боевичок.

  2. Джаред Кин, охотник на вампиров. Бывший охотник, потерявший форму и пять минут назад отстраненный от дел. Имеющий негласный договор с одним из вампиров — этакую услугу за услугу. Особым уважением к кровососам не отличается, но отлично понимает степень угрозы с их стороны. Осторожен и расчетлив. Не лишен художественного вкуса. Не заморачивается на бытовом. От проблем уходит либо в работу — либо в пьянство.

  3. Вампиры-охотники-люди — обычное положение дел в этом мире. И столь же обычное незнание основной массы населения о существовании бессмертных. В вампирской среде большая часть конфликтов — между кланами. Очевидно, интерес к людям уже исчерпал себя.

  4. Кин будет пробиваться в жизни. Искать заработок, решать проблему с Лифелом. Окажется ли он на стороне вампиров или людей — гарантии никакой. Предпосылок того, что его предпочтения будут отданы нелюдям, все же, меньше.

  5. Предположительно классический вампир. Акцент — на социуме хищников.

  6. Кин — персонаж неоднозначный, потому и дальнейшая его судьба способна вызывать устойчивый интерес. Хотя, полагаю, не для каждого читателя. Больше соблазнов — для тех, кто уже знаком с творчеством этого автора и в курсе, насколько он может быть непредсказуем и внезапен. Для них интрига — а куда он вывернет на этот раз. :)

  7. Для вводного фрагмента — вполне завершен. Предполагает самые различные варианты развития событий, предугадать которые непросто.

  8. Прекрасные живые диалоги, характеризующие персонажей, будто услышаны со стороны — настолько естественны.

  9. Это Дагур. :)

 
10. «Анжелика и вампиры», Рената Андеева
 
Арахна Вайс
  1. Что-то бытовушно-ментовское.

  2. Обычные люди. И вампиры — обычные люди. С такими же обычными заботами о безопасности, взращивании потомства, с такими же человеческими ценностями. Наличествует привычная людям мораль.

  3. Классическая комбинация "люди-охотники-вампиры", отношения между которыми снижены до предельно бытового, мещанского уровня.

  4. Раз юную вампирюшку спасли — надлежит ее вырастить, воспитать, пристроить в жизни. Не исключены некие отношения между Жанной и Егором. Жалость он уже проявил.

  5. Обыденность крайняя. В остальном вампиры традиционны.

  6. Надо полагать, автор это умеет.

  7. Композиционно завершенный фрагмент, описывающий одну ситуацию. В то же время он дает представление о том, что довольно большой пласт событий и отношений был до него, не меньший будет после.

  8. Простая человеческая речь — буквально зеркало общения российского люда. Хорошо работает на реалистичность и приземленность. Интересно, есть ли среди персонажей хотя бы один с высшим образованием?

  9. Все пропорционально — и в меру.

 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
любовный роман
образы героев через призму представленного фрагмента
Очень симпатичен Егор. Вампиры все такие милые, даже новообращенная Жанна, в которой жажда только проснулась.)
система взаимоотношений персонажей
Мне всегда нравилось читать романы или рассказы, где нет четкой границы: черный-белый, плохой-хороший. Это убивает реалистичность. В этом романе вампиры, люди, охотники сотрудничают — это уже интересно.) В фрагменте упоминается Катя — убийца, по всей видимости, а значит не все ампиры милые — для меня это тоже огромны плюс!
прогноз на развитие событий и основную интригу
Думаю, убийств не будет. Надеюсь на клановые интриги и тайные общества. Обязательно найду книгу и прочитаю.
особенности вампирского в романе
Не агрессивные, благородные вамипры. Наверно, отбирают лучших из людей для обращения.) Что логично конечно.
умение создать интригу
По данному фрагменту трудно судить, пока ни одной интриги не усмотрела.)
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
Отличный законченный фрагмент.
мастерство диалога
Десять из десяти. Не затянуты, хорошо поставлены.
описательность и динамика
Хороший стиль, мягкий, легко читать. Динамичное развитие событий.
 
Росс Гаер
Мистика.
Образы героев кратко обрисованы.
Система взаимоотношений персонажей ясна.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — сотрудничество ГГ и Егора, некое совместное дело.
Особенности вампирского в романе — кровососущие, читают мысли, сохраняют возраст с момента обращения, быстрая регенерация.
Интрига присутствует.
Эпизод четко продуман, является частью большего.
Диалоги не перегружены, информативны.
Описательность и динамика присутствуют.
 
11 «Гостиница вашей мечты», Женя Козликова
 
Рената Андреева
Симпатичные девушки, предпраздничная обстановка. Милая рождественская история. Совершенно неясно, куда она может свернуть дальше. Если это начало - показалось затянутым. Первоначальное вхождение в мир проходило интересно, но затем показалось монотонным. Описания — славные, диалоги — приятная болтовня.

До вампиров не дошли…

 
Арахна Вайс
 
  1. Лиричная, светлая новогодняя казка.

  2. Героини — русские девушки, живущие в Эстонии. Соня — мечтательная романтичная девочка-студентка. Эмоционально нестабильна, не слишком соответствует своему возрасту (на пятый курс университета не тянет). Старшая сестра Лиза — спокойная, рассудительная. Живут вдвоем, семья уехала, отношения будут развиваться далее?

  3. Декабрь 2012. Таллин. Несостоявшийся конец света.

Семейные отношения. Внешних связей не отражено совершенно никаких. Социума нет. В семье - мир, любовь и никакого противостояния — кроме характеров сестер. Необходим некий внешний фактор, чтобы заставить сюжет развиваться.
  1. Судя по названию, предстоит путешествие/попадание сестер/одной из них куда-то. Возможно, старшей предстоит выручать младшую. Или наоборот.

  2. Особенности вампирского в романе — пока ничего нет.

  3. Не столько интрига, сколько предвкушение сказки. Хотя любопытно: при чем здесь гостиница?

  4. Эпизод логично предполагает продолжение. Ждем-с.

  5. Естественная, эмоциональная, живая речь. Вполне соответствующая времени. Порадовала современность.

  6. Хорошие описания, прекрасный язык. Фактические несоответствия теряются в правдоподобности повествования. Несколько ускоренное развитие событий — не хватает описания местности, не возникает картинки. У знающих Таллин такой проблемы, возможно, и нет.

 
Илмарин
полученное из отрывка представление о жанре — эээ, сказка?
Образы героев через призму представленного фрагмента — исключительно замкнутые на себе националистки, существующие в отрыве от всего окружающего. Автор упорно навязывает Эстонии образ России. Полнейшее несоответствие заявленного физического возраста героев их психологическому возрасту и поведению. Вызывает серьезное сомнение незнание эстонского языка маленьким мальчиком, родившимся в Эстонии. Он должен быть как минимум билингвом.
прогноз на развитие событий и основную интригу — астероид упадет на землю, все погибнут, елка прилетит в квартиру героинь. Это единственное, что может спасти текст (романом пока язык не поворачивается назвать), если его не переписать.
особенности вампирского в романе — там был вампир? Где? Прятался под елкой?
умение создать интригу - скуууучно
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
мастерство диалога — разговорный язык местами удался
описательность и динамика — если сказать читателю «Таллин» или «Вышгород», он сам в голове не нарисуется. Описания нужны, описания, а не бытовуха.
Из важного, крик души! Милый автор, очень хочется сказать, что писать Вам следует исключительно о том, что Вам достоверно известно, и вдобавок подарить калькулятор, потому что не бьется ни один факт и ни один дата-возраст. Печальное зрелище.
 
Алиса Коэн
Жанр: Мистика.
Образы героев: Героини немного наивны, но подкупает доброта, с которой выписаны образы. Хочется большего психологизма, пока автор обращается с персонажами как с хрустальными вазами и боится сказать что-то, что может подпортить их идеальный поблик, они образцовая семья. Может быть, потом эта видимая идеальность рухнет.
Система взаимоотношений персонажей: описана исчерпывающе, есть все необходимые вводные данные об этой семье.
Прогноз — в тексте присутствуют несколько маркеров близкой угрозы: в церкви Соня ощущает уверенность, что «все будет хорошо», а такое ружье на стене намекает, что идиллическое спокойствие вскоре будет нарушено; небольшой пролог заранее готовит нас к тому, что хоть светопреставление и не состоялось, в жизни конкретного семейства произошли свои катаклизмы, и это разрушительно сказалось на каждом из членов семьи. Да и вообще — все слишком идиллически, а так не бывает) Самым очевидным представляется овампиривание кого-то из сестер, возможно, предваряемое ее исчезновением. На это указывает и то, что исходной точкой становится дом — завязка происходит в квартире сестер, повествование постоянно возвращается к теме семейных отношений. Название намекает, что из зоны комфорта сестры выйдут.
Особенности вампирского в романе — на данный момент судить об этом сложно. Традиционный стиль повествования заставляет отбросить мысли о НФ или каких-то неклассических вампирах. Раз общество осталось спокойным, значит, вампиро-апокалипсиса не произошло. Никаких вампирских эпидемий, никаких выходов вампиров из подполья.
Интрига ожидает нас впереди, пока что — лиричное и уютное вступление с намеком на грядущие бурные события. Вживаться в текст это помогает, привыкнуть к героям тоже, сочувствовать им в ожидании наступающей грозы.
Эпизод представляет собой классическое вступление, не стремящееся сразу же погрузить читателя в гущу событий, а вводящее шаг за шагом. Автор не спешит, как экскурсовод заставляет читателя повернуться направо, налево, посмотреть на русскую диаспору в Эстонии, на рождесвенские традиции в Таллине, на туристические достопримечательности.
Диалоги интеллигентные, отражают авторскую манеру. Деликатный подход.
Без злоупотребления красивостью, атмосфера создается, избытка эстонской или рождественской экзотики удалось избежать. Была в Таллинне дважды, и диссонанса с ощущениями от непосредственного общения с городом нет, он действительно такой по-домашнему уютный и камерный. Язык очень хороший. Динамика присутствует.
 
Росс Гаер
Семейная драма.
Образы героев подробно прописаны.
Система взаимоотношений персонажей предельно ясна.
Прогноз на развитие событий и основную интригу - с сестрами происходит нечто мистическое…например, им внезапно встречается рыцарь на белом коне!/
Особенности вампирского в романе — отсутствуют.
Интрига умело замаскирована под Рождественскую историю.
Эпизод выстроен с учетом крупной формы, слишком пространен.
Диалоги умело выстроены, информативны, не перегружены.
Описательность выразительная, умело передана атмосфера места. Динамика присутствует.
 
12. «Обращение вампира», Ламьель Вульфрин
 
Рената Андреева
Ровное размеренное повествование с яркими сочными описаниями.

Вот беременные тучи не понравились: показалось, что это скорее женское видение, да и герою с обожжёнными веками как-то не ко времени так цветисто воспринимать. Возможно, в другом контексте лучше бы выглядело.

Героиня — харАктерное, яркое, по-настоящему живое существо, её фразы очень вкусны, герой показался слишком зализанным, по контрасту с ней он местами выглядит как вакуумный идеальный сноб.
Показалось, что действие пробуксовывает местами, цепляясь за красивые кратинки, но чуть начинало возникать такое впечатление, описание завершалось.
 
Арахна Вайс
 
  1. Приключения, перемежающиеся лирико-философскими выкладками.

  2. Главная героиня — Селина — центр всего повествования, третья сторона в мире вампиров и людей. Повествование ведется от лица умного, опытного и во всех отношениях положительного героя, чье мнение достойно считаться неоспоримым, — но все оно о ней, Селине Армор.

Дама язвительна, полна сарказма, всезнающа, гармонична с миром (впечатление Римуса), сильна физически и еще более — духом, имеет манеру всех без разбора поучать, ощущает в себе явное превосходство над всеми. Несколько раз соприкасалась со смертью. Возможно, оно и будет оправдано дальнейшими событиями (или открывшимися более ранними), но по фрагменту не сказать. Собственные таланты Селины настолько само собой разумеющиеся для нее, что относится к ним с пренебрежением (к примеру, о стихах: "такие вирши я могу гнать километрами"). Иронизирует над всем, включая саму себя.
Римус — классический вампир-путешественник, разнообразящий свою Вечность новыми впечатлениями.
Ролан — более юн и эмоционален, нежели Римус (оно и понятно — наследник), ревнив.
О какой-то глобальной цели героев сказать по фрагменту нечего.
  1. Система взаимоотношений персонажей крайне проста: недвусмысленное превосходство Селины над всеми. В любое время, в любой ситуации. Так, отношения Селины и Римуса — дружеские, исполненные взаимной ненавязчивой заботы; после перетекают в отношения Создателя-Наследника. Отношения Селины и Ролана также динамичны, но несколько однобоко: изначально со стороны Ролана проявляется ревность Римуса к его новой "подружке", затем, переосмыслив ситуацию, он идет на сотрудничество. А вот со стороны Селины отношение неизменно снисходительно-покровительственное.

  2. В перспективе действие романа может развиваться как угодно. Абсолютно. Скорее всего, читатель увидит приключения новообращенной Селины с широкими проспектами ретроспективы, фрагментами прошлых жизней героини. Разумеется, поучительными. Селина иерархически поднимется выше Ролана, возможно, Римус попадет в беду, и сотрудничество Селины и Ролана укрепится общей целью спасения. Решающую роль сыграет Селина, ведь ее кровь без вреда для себя может выпить только очень сильный вампир, враги будут повержены изнутри. Она несет в себе часть солнца, и только те, кто более устойчивы к нему, выживут.

  3. Особенности вампирского в романе. Героиня получает специфическую смесь крови: не вполне человеческой — и вампирской. Какой она даст результат? Каким станет слияние способности проживать множество жизней — и вампирского бессмертия?

Вампиры пьют кровь, большинство из них погибают от солнечных лучей, но некоторые, старшие, в какой-то степени выдерживают. Конкретизация, что передача Темного Дара происходит в яремную вену. Фасетчатые глаза вампиров - при детальном рассмотрении? Или это словесный оборот, обозначающий блеск? Прикольно, если нет. Меняющийся цвет глаз.
  1. Интрига, скорее, в том, что произойдет с испившим крови Селины вампиром. И где найдет применение богатый опыт героини. С другой стороны, с первым прочтением названия воображению предстает вполне ожидаемая картина: горы трупов, море крови — ради некоей великой ценности. Дальнейшее прочтение эпизода раскрывает иное толкование: кровь как самоценность. Как вариант: золото — это солнечный свет, пребывающий в крови, насыщающий ее. Интересна специфика сущности главной героини — заявлена, но полностью не раскрыта. На грядущее обращение намекают "Метаморфозы" Овидия.

  2. Эпизод самодостаточен. Сжатость, информационная насыщенность текста - как реферат романа. Очень удобен для автора своей завершенностью и многовариантностью исходов.

  3. Диалоги — игра слов и образов, философских сентенций и ассоциаций, словесная перепалка с жизнью. И все это — легко, непринужденно, язвительно, самодовольно. Если и есть что святое — то между строк оно укрыто глубоко и надежно. Персонажи (Римус и Селина, других пока не видать) очень похожи по манере общения, почти неразличимы по речи.

  4. Краткий обзор места действия, прекрасные описания, яркие образы - все чудесно, пока героиня не раскрывает рта. Поучения и самолюбование ее (пусть даже с самоиронией) начинают раздражать на второй же странице, а потом и вовсе утомляют.

 
Росс Гаер
Ужасы. Мистика.
Образы героев тщательно и полно проработаны.
Система взаимоотношений персонажей четко выстроена и понятна.
Прогноз на развитие событий и основную интригу — новообращенная станет угрозой для обратившего.
Особенности вампирского в романе — свет не причиняет серьезного вреда, необходимость дневного сна, возможность излечивать людей.
Интрига умело создана.
Композиция эпизода умело выстроена, эпизод законченным и воспринимается в контексте крупной формы
Диалоги информативны, умело вплетены в повествоание.
Описательность тщательная, продуманная, воссоздает атмосферу описанных мест, динамика присутствует.
 
Женя Козликова
полученное из отрывка представление о жанре
фэнтези, повесть или роман
образы героев через призму представленного фрагмента
Влюбилась в Селену! В её образ мысли, речи, повадки. Вообще встреча Римуса и Селены видится, как встреча Жизни и Смерти. И тут в образах важны любые мелочи. Даже болезнь Селины. Столько слоёв смыслов можно найти. Вкуснейшее чтение. Автор упомянул Энн Райс, но я не увидела мотивов). Правда, я не очень хорошо знаю творчество Э. Райс.
умение создать интригу
десять из десяти
умение выстроить композицию эпизода, сделать его законченным и в то же время вписанным в контекст крупной формы
десять из десяти
мастерство диалога
десять из десяти
описательность и динамика
Отличный стиль. Замечательная атмосферность. С первых строк живешь в рассказе, в его образах и ощущениях. Утягивает в мир романа. Описательная часть не мешает динамике.
 
Алиса Коэн
Философское фентези?
Образы героев немного мечтательный Римус, в душе авантюристка Селена, нервный ревнивый наследник.
Система взаимоотношений персонажей: Хотя вначале возникает напряженность между Селеной и Роланом, герои кажутся сосредоточенными в первую очередь на себе. Они слишком рациональны, слишком эмоционально прохладны и эгоистичны (самодостаточны?), чтобы всерьёз конфликтовать и отдаваться страстям.
Вампиры показались классическими.
Прогноз: зная автора, предположила бы, что выльется в философское путешествие по Европе, в ходе которого герои будут обмениваться мнением, воспоминаниями, делиться размышлениями и рефлексировать по поводу того, что видят. Было бы интересно, если б каждая из жизней Селены потребовала отдельного обращения. Это также дало бы возможность углубиться в воспоминания о них и рассмотреть, как опыт каждого существования может сыграть после инициации.
Интрига пока видится в необходимости осознать все последствия создания наследницы из такого специфического исходного материала, последствия употребления ее крови и введения в семью.
Фрагмент необычен, трудно прогнозируем, поэтому читать дальше хочется.
Композиция прочная и в то же время лёгкая. Так естественна, что «скелет» отрывка не выпирает острыми углами, полностью покрыт плотью образов.
Особенность диалогов не только в их хитроумности, но и в отвлеченности от непосредственного действия. Эти же сентенции могли быть изречены в другое время и при других обстоятельствах.
Описательность великолепна, пожалуй, самое образное, что попалось из представленных фрагментов. Динамика похожа на движение в толще воды, что лично мне нравится.
 
Наталья Караванова
Если говорить о завязке истории, то здесь нет противоречий, история заинтересовала. Главный герой производит впечатление легкомысленного или находящегося в послестрессовом состоянии. По ощущениям, склонен к фатализму. В женском образе царапнул переход на подростковый сленг. Речевая характеристика героини противоречит предыдущим страницам, Прямая речь героев вступает в антагонизм с описательной частью, и это раздражает.
Прогноз: вряд ли любовная линия будет главной. Вероятно, с главным героем будут случатся неприятности, не из-за его поступков. Будет плыть по течению, потому что фаталист. Героиня кажется теневым хранителем (начиная с появления). По природе своей защитник.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз