Отрывок из рассказа «Запах прилива — соль и вода». Бьярти Дагур


Рубрика: Библиотека -> Конкурсы -> Трансильвания -> Рассказы
Отрывок из рассказа «Запах прилива — соль и вода». Бьярти Дагур
Запах прилива — соль и вода
 
— Вы быстро, — сказал патрульный, светя фонариком.
— Нам сообщили, что дело экстренное и неординарное.
— Да уж... — патрульный рассеянно утёр лоб. Поморщился, понюхал ладонь.
Лу задумался, что такое могло быть в помещении склада, что полицейского тревожит запах. Самое неприятно — пожары. С человеческими жертвами. Человечина под хрустящей корочкой — вот что не выветривается из одежды даже спустя несколько дней, а из сознания много дольше.
— Показывайте, куда ехать.
— Да здесь уже близко. Вон тот склад, — махнул патрульный.
До здания на самом берегу было рукой подать. Но Лу снова тронул машину, подъехал вплотную ко входу. Так медленно, что полицейский успевал идти рядом и давать обстоятельные пояснения.
— Мы выехали по сигналу, потому что система засекла попытку проникновения. Наркоманы малолетние пытались влезть. Замки уже сбили. Мы хотели сообщить руководству порта, а потом зашли и...
— Сообщили?
— Повременили им звонить. Ну да вы сами всё поймёте. А ваш напарник?.. Вы один?
— Он подъедет через минуту, — Лу бросил взгляд на телефон, где дремала эсэмэска с подтверждением от Клайва: он уже заворачивает на территорию порта.
Лу остановился. Нажал кнопку, потом другую. Благодаря полной автоматизации и разрешению использовать именно эту, должным образом оборудованную машину он стал относительно мобильным. Мог меньше чем за минуту пересесть из кресла в кресло и выехать на тротуар по выдвижному скату.
Патрульный не успел заменить удивлённое выражение лица политкорректным.
Лу не стал обращать внимания. Он привык, что так на его инвалидное кресло реагирует каждый первый.
— А вам разрешают выезжать на вызовы? Это не опасно?
— У меня пистолет есть, — спокойно ответил Лу. Ему понравилось, что полицейский не стал держать вопросы при себе и делать вид, будто ничего не произошло. Гораздо уважительнее, когда их высказывают вслух, а не мусолят догадки втихую.
На самом деле решению оставить его на службе Лу был обязан связям. Квотам и связям. За него вступился майор Рэдмонд, который был женат на дочке мэра, который в свою очередь дружил с начальником полиции. Мало кого не изумили бы беспрецедентные хитросплетения бюрократических уловок и манёвров, которые способствовали его возвращению, бессчётные бумаги и исключения. Лу перевели из другого участка и другого города. Он влился в работу отдела убийств почти безболезненно. Коллеги, сначала недоуменно косившиеся, привыкли.
— Как это произошло? На службе?
— На службе, — согласился Лу.
Острая боль, которая чувствовалась даже через наркоз... Сознание было оглушено, мускулы не слушались, но боль накатывала на нервные окончания. И потом, до пробуждения и после, пульсировала там, где её уже быть не могло, где ничего уже быть не могло.
— Ну и хорошо. Значит, вы ко всякому привычный, — заключил одобрительно полицейский. Лу понравилась его толстокожесть.
— Задержали кого-нибудь?
— Нет, — понурился патрульный. — Успели свинтить. Но такие обычно после себя оставляют улик на три суда. Обдолбанные и тупые.
— Вы уверены, что они замешаны только во взломе?
— Абсолютно. На видеокамере всё есть.
— Это хорошо, — кивнул Лу.
Коляска подкралась ко входу в холодильник. Там было только дежурное освещение. Нездорово-оранжевое, но его хватало.
Дыхнуло морозностью.
— Точно ледник, — поёжился патрульный.
— Входили туда?
— Мы с напарником дальше трёх футов от порога не успели продвинуться. Сообразили. Да и — увидели...
— Хорошо. Сейчас криминалисты прибудут.
Лу вдвинул колёса на то же примерно расстояние, фута три, чтоб не усложнять криминалистической бригаде жизнь. С благодарностью принял протянутый патрульным фонарь. Посветил.
Ряды ящиков. Запах рыбы. Тины. Йода и соли. Запах океана, медленно умирающего на  прибрежной полосе. Лу втянул его, на несколько секунд отодвинул настроенность на встречу с преступлением. Закрыл глаза и позволил себе подумать о морских глубинах. О косяках мальков и кораллах. О дайвинге и штормах. Затонувших кораблях и пьяницах-утопленниках. Ракушках, из которых делают сувениры. Обо всём, что связано с морем.
Потом открыл глаза.
— По документам здесь сельдь и скумбрия.
Лу кивнул.
Ящики, возможно, и хранили замороженную сельдь, но основным источником запаха было другое.
Десяток тел, нанизанных на мощные стальные крюки, что свисали с потолка холодильной камеры.
Тросы покачивались убаюкивающе. То ли приветствовали, то ли заверяли, что ничего страшного больше не произойдёт. Уже произошло. Крюки вошли где под лопатку, где под ребро. Крови не было. Это вселяло надежду, что всё случилось после. Изморось, а где и откровенный иней покрывали плечи, волосы, руки — и чешую. Мощные чешуйчатые хвосты, что начинались ниже пояса у всех десяти или двенадцати тел.
Патрульный, переминавшийся сразу за порогом, тихо заметил:
— Вот так.
Теперь понятно, отчего вызвали их, вызвали со специальной оговоркой. Каждый из его коллег был тёртым калачом. Они с Клайвом не могли считаться ветеранами отдела или самыми проницательными. Показатели раскрываемости на среднестатистическом уровне. Но оба умели держать язык за зубами чуть лучше остальных. Лу — потому что чуть что, и он отправится на пенсию. С почестями, по состоянию здоровья. Клайв — потому что он таков от природы: подозрителен на грани с параноидальностью. Начальство отлично знало, что Лу будет в сто раз осмотрительнее, чем другие. Сто раз подумает, прежде чем во что-то ввязаться, не полезет на рожон. Будет держаться за место и просчитывать каждый свой шаг.
Снаружи раздался звук подъезжающей машины. Лу двинулся навстречу напарнику.
— Что там у нас? — спросил Клайв, вылезая.
— Около десятка жертв. Все мертвы.
— Огнестрел?
— Скорее уж гипоксия или гипотермия, — нейтрально ответил Лу.
— Их там заперли, что ли, всех в холодильнике?
— Не похоже, что место преступления — холодильник. Думаю, их убили в другом месте.
— И где же?
— В море. На траулере.
— Тогда чего не избавились от трупов там же?
— Возможно, не смогли противостать искушению.
Клайв покосился на него. С учётом того, что ему приходилось смотреть не только сбоку, но ещё и сверху вниз, такой взгляд всегда  получался особенно настороженным.
Вместо пояснений Лу кивнул головой, приглашая Клайва заглянуть в открытую дверь.
Напарник шагнул в оранжевый сумрак. Застыл. Изваянием постоял на пороге. Развернулся. С каменным выражением лица вышел в тепло ночи.
— Криминалисты едут уже?
Лу подтвердил, что едут.
 
Судмедэксперт подошёл и спросил у Клайва, нет ли у того никотинового пластыря. Оба некоторое время назад бросили курить.
— Нет. Хотя сейчас посмотрю в бардачке.
Один пластырь таки нашёлся.
Судмедэксперт осторожно нырнул рукой под костюм. 
— Хорошо, что время позднее, — сказал он.
— Да, — согласился Лу.
Журналистов и на пять миль к этому складу нельзя подпускать.
— Что-то вам сказать я смогу только через пару суток.
— Но…
— Требуется время, чтоб разморозить тела. Пока могу сообщить только, что они умерли не от переохлаждения. Их заморозили уже после смерти.
— А как-то ускорить процесс?
— Чревато разрушением тканей. Я могу использовать калориферы, но это тоже займёт часов шесть. Мы будем ждать кого-нибудь… из Береговой охраны?.. или Службы рыбных ресурсов и дикой природы?
— Никого. Я созвонился с начальством. Первая задача — убрать тела, — буркнул Клайв.
— С этим задержка.
— А в чём проблема?
— В размерах. Стандартные мешки не подойдут. Нижняя… эээ… часть, особенно эта штука на конце… плавник… увеличивает рост… длину до семи футов с лишним. И в ширину, наверное, не уместится.
— Мешки на семь и рассчитаны.
— Длиннее семи. Уже примерялись. Придётся каждое тело упаковывать в два. Но у нас с собой только двенадцать.
Несколько месяцев назад Лу выезжал на место другого преступления. Погибший был на редкость дородным малым. Его живот возвышался как гора. Тогда тоже возникли опасения насчёт вместительности мешка. «Нам нужен кинг-сайз» — шутили они тогда. Сейчас команда работала молча, лишь по необходимости обмениваясь скупыми репликами.
Он ещё оставался на месте, когда вывозили первое тело. Нижняя часть этого свёртка тяжело свешивалась с каталки. Не раскачивалась массивным маятником, только слегка подрагивала, скованная заморозкой. Очертания под материалом были неинформативными. Но Лу уже знал, что там, поэтому мог легко дорисовать картину. Он поймал себя на том, что не отрываясь смотрит именно на эту часть.
Хвост.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз