Рассказ «Баланс». Василий Меркулов


Рубрика: Конкурсы -> Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
Рассказ «Баланс». Василий Меркулов
Баланс
 
 « — Она не такая, как все. Она поймёт. Должна понять».
Сэшар, высокий жгучий брюнет, стоял посреди картинного зала, всматриваясь в заинтересовавший его женский образ. Глаза Сэшара, бездонные карие глаза, в которых читались уравновешенность, спокойствие и сильная страсть, были прикованы только к выбранной им девушке. Длинные тонкие пальцы, выдававшие истинного эстета, сжимали бокал красного, как свеже пролитая кровь, вина. Сэшар насладился цветом благородного напитка и осушил бокал.
Объектом его внимания была молодая девушка, скромно стоящая у одной из картин его великолепной коллекции. Среди полчищ картин, сотворённых страстным гением Сэшара, девушка слегка терялась, словно тонущий в синей бездне бескрайнего моря несчастный матрос, судно которого потерпело крушение. Одета девушка была весьма скромно: белое платье, чёрная блузка. На ней не было даже элементарных, пусть даже самых невысоких, каблуков. Серую сумочку она скромно сжимала в своих нежных руках.
Но Сэшар уже догадывался, что она не так проста, как кажется.
Он обвёл восторженным взглядом свои картины и всех людей, созерцающих их.
Сосредоточенные, полные интереса, взгляды.
Негромкие беседы зрителей выставки, явно одобряющие его творчество.
Поражённые красотой взгляды.
И в такой реакции публики, пришедшей на выставку, не было ничего удивительного. Женские портреты, сотворённые лёгкой рукой Сэшара, просто завораживали своей восхитительной красотой, свежестью и, в то же самое время, необъяснимой простотой. Чарующая атмосфера, созданная невероятной палитрой красок, невообразимым образом разливалась по полотнам Сэшара.
Тридцать выставок. И ни одного, НИ ОДНОГО плохого отзыва.
Сэшар знал об этом. И одна только мысль эта возносила его до небес.
Художник осушил бокал и мысленно вернулся назад, на несколько часов в прошлое. Тогда, когда он впервые увидел ЕЁ.
« — Она должна понять!»
***
Пресс-конференция по случаю проведению выставки готовилась к своему открытию. Фотографы уже нетерпеливо теребили дорогущие фотоаппараты в своих руках. Журналисты и прочие люди, желавшие задать свои вопросы великому художнику, вглядывались в темноту закулисья, ожидая выхода Сэшара, того самого, великого и ужасного. И вот, наконец, микрофон в руки взяла мадам Гримзи, официальная представительница экстравагантного художника. Правда, никто её, по сути, не слушал. Все ждали от неё лишь нескольких фраз.
И вот они прозвучали:
— …а сейчас — великий Сэшар!!! — провозгласила Гримзи и зааплодировала. Её овации тут же потонули во всеобщем громе аплодисментов.
Сэшар, демонстрируя в растянутой улыбке жемчужно-белые зубы, прошагал к трибуне. Плавно, словно смакуя каждый шаг, художник встал к микрофону и обратился к публике.
— Я приветствую искушённых ценителей истинного искусства! — бесподобно улыбаясь, обратился Сэшар к публике, и его слова тут же заглушили восторженные рукоплескания.
Художник лёгким жестом дал понять, что публике следует поутихнуть.
Тотчас же воцарилась ледяная тишина.
Сэшар слегка улыбнулся. Другого эффекта он и не ожидал.
— Что ж, мои дорогие гурманы живописи! — проговорил он. — Ликуйте! Только сегодняшний день! Только несколько часов! Только СЕЙЧАС вы сможете насладиться моими работами! Я вложил в них многое. Лишь для того, чтобы дать всё это ВАМ! ВАМ, мои дорогие ценители великого искусства. И сейчас, перед тем, как вы оцените моё искусство, вы можете спросить меня обо всём, что угодно. Говорите, я буду рад любому вопросу!
Вновь, словно взрыв небольшой бомбы, грянули овации, прекратившиеся лишь тогда, когда Сэшар своим излюбленным жестом велел публике замолчать.
— Я вижу, девушка в зелёном платье хочет задать мне вопрос, — произнёс художник. — О, моя прекрасная юная леди! Я весь внимание, задавайте ваш вопрос!
— Спасибо, вы очень любезны! — весело улыбнулась девушка, на которую обратил внимание Сэшар. — Я начну издалека.
О вас, мсье Сэшар, ходит много разных слухов. Вплоть до работы на органы разведки нашей страны. Что ж, это, конечно, интересно, и многие из этих слухов делают вам честь, но один из них я хочу сегодня развеять.
Всегда за вами шла слава человека, который никогда не берёт деньги за свои выставки. Мол, все свои картины вы выставляете на всеобщее обозрение бесплатно, и всё такое. Но я — да, вот такая я каверзная! — недавно узнала, что вы продали несколько своих картин за баснословные деньги. И как же вы объясните такое своё поведение?
В зале повисла тишина. Папарацци замерли в немых позах. Посетители выставки молча переводили взгляд с Сэшара на девушку, которая, как казалось, на их глазах рушит в руины имидж художника.
Сэшар улыбнулся и… Расхохотался.
« — Как смешны, всё-таки, бывают эти люди!» — подумал он.
— Милая молодая леди! — проговорил Сэшар, утирая слёзы от смеха. — Вы, я вижу, хотели низвергнуть меня с моего собственноручно созданного трона. Так вот, все ваши старания тщетны. Все средства, которые я собрал с продажи своих картин, были переведены мной в фонд поддержки бездомных детей. И в этом может убедиться любой желающий. Весь отчёт о переведённых мной средствах я выложил в социальные сети, так что любой желающий может убедиться в моём полном бескорыстии. Что с вами, юная леди? Вы бледнеете?
Девушка в зелёном платье огляделась. Со всех сторон в неё впивались разъярённые взгляды людей, которых её высказывание явно не радовало.
— Я… — пролепетала она. — Вы…
Не зная, что предпринять, девушка мгновенно ретировалась к выходу.
— Да, похоже, провокация провалилась! — вновь усмехнулся Сэшар. — Давайте продолжим! Дайте слово леди в восхитительном алом наряде! Её вопрос наверняка окажется интересным.
Выбранная художником девушка резво поднялась со своего кресла и взяла в руки предоставленный микрофон.
— Мсье Сэшар! — обратилась она к нему. — Как известно, вы вращаетесь в высоких сферах искусства. Светские львицы, настоящие сливки общества, да и просто красивые и знаменитые девушки так и крутятся вокруг вас. Скажите, но почему же вы тогда рисуете только простых, никому неизвестных леди? По какой причине вы так и не переложили на картину образ какой-нибудь известной дамы.
Глаза Сэшара блеснули адским пламенем.
— Послушайте, мадмуазель, — проговорил он. — Всё дело в том, что… Скажите, видели ли вы хоть одну светскую львицу без макияжа? Нет? А я видел. И с искусством это никак ничего общего не имеет. А рисовать чёртиков, пугающих детей, я отказываюсь. Следующий вопрос!
Конференция продолжилась далее. Но с каждым вопросом Сэшара стала всё больше и больше обуревать скука. Медленно, словно зажжённый огонёк на пепелище, скука мягким пледом начала сокрывать разум.
«— Ничтожные люди! — протянулась мысль в голове Сэшара. — Они никогда не поймут. Они просто не в состоянии понять. Это не для их умов».
Художнику уже стало настолько скучно, что он собрался остановить эту бессмысленную болтовню, когда вдруг со своего сиденья поднялась невзрачная на вид девушка.
— Я знакома с вашим творчеством уже много лет, мсье Сэшар. — проговорила она. — И у меня за это время созрел следующий вопрос. Вы никогда ни с кого не брали деньги за свои труды. А если и брали, то отдавали их на благотворительные цели. Скажите, неужели вам никогда не хотелось получить что-либо взамен вашим стараниям? Ведь если вы что-то даёте, то надо что-то и брать, не так ли?
На мгновение, на одно лишь мгновение, которое продлилось для Сэшара целую вечность, художник остолбенел. Эта девушка, конечно, не понимает самого главного. Но сможет его понять! Ведь то, что она сейчас сказала, — это же первый шаг к осознанию сути истинного искусства! А если она поймёт, то, может быть…
Художник вмиг вернул себе свою уверенную манеру держаться командиром парада.
— О, прекрасная юная леди! — заговорил он. — Поверьте мне, на этот вопрос я готов отвечать очень долго. Ни одной пресс-конференции не хватит, чтобы поведать вам всю суть этой возвышенной темы. Но если хотите, я могу рассказать вам её. Не уверен, сможете ли вы понять мою истину, но мы можем попробовать. Никуда не уходите после конференции. Будьте в зале, где находятся мои картины, и я обязательно найду вас. А там мы уже обговорим условия нашей встречи.
Девушка со скромной улыбкой присела на своё место. Журналистка, вставшая отвечать после неё, спросила у Сэшара, не пригласил ли он только что девушку на свидание, но художник был уже далёк от конференции. Все его мысли крутились лишь вокруг странной незнакомки.
С которой возможен будет новый шедевр. Сэшар в этом почти уже не сомневался.
…и вот сейчас, час спустя после окончания пресс-конференции, Сэшар лёгким шагом шёл к той самой девушке, так захватившей его разум. Нет, он не просто шёл. Он летел к ней. Как будто два огромных мощных крыла выросли за спиной у художника. Они несли Сэшара к ней навстречу.
Он уже ощущал свой новый триумф.
— Прекрасная юная леди! — расплылся он в улыбке. — Я пришёл к выводу, что вы стоите на первой ступени к пониманию того, что руководит мной последние годы. Вы даже не представляете, насколько вы близки к истинной правде. Скажите, вам интересно будет познать её полностью?
Девушка слегка смутилась. Сэшару почему-то показалось, что никто никогда не делал ей подобных предложений.
« — Тем лучше!» — мелькнула мысль в его голове.
— Знаете что, мсье Сэшар, — проговорила девушка. — Я никогда не переставала учиться. И получить новые знания для меня всегда являлось очень заманчивое предложение. Поэтому я не буду отвергать ваше предложение. Вы поведаете мне свою истину прямо здесь?
Она зорко стрельнула глазами.
« — А она не так проста, как кажется! — заметил Сэшар. — Что ж, так будет даже интересней!»
— Да, именно здесь, — произнёс вслух художник. — Только не сейчас. Этот народ, все эти люди… — он махнул рукой в сторону толпы, как на надоедливых мух. — Давайте встретимся здесь в полночь. Сигнализацию я отключу, и здесь будем только мы. И я поведаю вам то, что хотел. Вы согласны?
Девушка на миг оторопела. Странные холодные огоньки мелькнули в её глазах, но уже в следующую секунду она вновь смотрела на него всё тем же простым и бесхитростным взглядом.
— Я согласна! — прошептала она.
Зловещая улыбка пробежала по губам Сэшара.
— Вот и отлично! — подытожил он.
***
Сэшар вальяжно восседал в кресле посреди картинного зала. Из расположенных близ него колонок текла плавная песнь четырёх скрипок. Она подхватывала художника и возносила, казалось, к самым небесам, тревожа звёзды, пугая само солнце. Сэшар словно висел в открытом пространстве, наслаждаясь сказочными звуками. Затем музыка внезапно менялась и резко сбрасывала Сэшара с его минутного Олимпа вниз, обратно на Землю, даже не останавливаясь, погружала его в самую пучину ада с неистово хихикающими чертями.
— Пляска смерти… — прошептал художник, не раскрывая глаза, не пугая совершенство. — Моя любимая музыка…
Понаслаждавшись музыкой несколько минут, Сэшар выключил звук и взглянул в окно. Небо затянулось огромными печальными тучами, на траурном небе не были ни звезды. Дождь отчаянно стучался в закрытые окна, словно просил впустить его внутрь, в обитель тепла и света, и оставлял длинные грустные слёзы на стекле.
« — Погодка не ахти! — заметил про себя Сэшар. — Но нет, не прийти она не может. Никуда не денется, скоро будет здесь».
 Внезапно художника поразила мысль, простая, и в то же время совершенно неожиданная.
« — Я ведь даже не знаю, как её зовут! — подумал Сэшар. — Какая жалость! Надо бы исправить этот факт. Хотя…
Когда меня это останавливало?»
Художник усмехнулся. В чём-то это даже смешно.
Сэшар почувствовал лёгкий дискомфорт. Между его зубом и левым клыком застрял кусочек пищи. Судя по всему, бифштекс.
« — Неприятно, — отметил художник. — От этого надо срочно избавиться. Иначе вся ночь рискует пойти насмарку. Такое бывает из-за досадных мелочей…»
И Сэшар потянулся за зубочисткой.
***
Дождь рыдал во всю силу, темнота покрывала мир. На улице все словно вымерли. И лишь невысокий девичий силуэт с зелёным зонтиком в руке упрямо продвигался сквозь ночь.
Там, вдали, взору девушки открывалась картинная галерея, в которой её уже ждал высокий художник. Да, теперь она понимала, что Сэшар не врал, когда обещал встречу в полночь. И она вполне готова к этой встрече.
Перепрыгивая через лужи, бурными потоками текущими по узким улочкам, удерживая порываемый злыми ветрами зонтик, девушка продвигалась всё ближе и ближе к галерее. Ещё пять шагов, четыре, три, два…
— Я знал, что вы придёте, юная леди!
***
 В первом зале галереи стояли Сэшар и его промокшая насквозь поклонница. Художник притягивал её взгляд, не отпуская ни на секунду, сковывая, словно профессиональный гипноз. Уверенный взгляд, аристократический профиль, жемчужная улыбка.
Он был просто неотразим. В то время как сама девушка была мокрой насквозь, счастливой и несчастной одновременно.
— Итак, предвижу ваш первый вопрос, — улыбаясь, сказал Сэшар. — «Почему же мы начали осмотр моих работ именно с первого зала? Ведь здесь собраны, в основном, ранние, не слишком известные работы?». Всё по порядку, моя милая леди, пускай всё будет по порядку.
Они подошли к запечатлённому на холсте водопаду.
 — Одна из моих первых работ, — сказал Сэшар. — Да, не слишком впечатляет, не так ли?
Я нарисовал его, когда мне было тринадцать лет. Мы с родителями приехали в какую-то глушь только ради вида на этот водопад. Отец ещё, помню, безостановочно шутил, что именно с этого водопада в своё время упали Мориарти и Шерлок Холмс.
И я ему верил.
Впрочем, неважно.
Я старался воплотить в этом рисунке всё, чему меня учили. И даже больше.
Я хотел вложить туда свою душу. Ведь, по моему тогдашнему мнению именно душа могла сделать из простой заурядной картины настоящий шедевр. Даровать ему мировую славу.
Как же я заблуждался.
Да, мой рисунок одобрили. Да, не было сказано ни одного плохого слова. А в школе устроили целый вечер, посвящённый мне и моему творению.
Но этого было мало.
Я жаждал, что моей картиной будет восхищаться весь мир. Что случайные прохожие будут с восхищением смотреть на меня и делать со мной селфи. Я мечтал о славе.
Но её не было.
Надеюсь, вам не скучно, мадмуазель? Прошу прощение за мои затянутые размышления, но без них вам будет сложно понять то, о чём я хочу вам поведать. Пройдёмте во второй зал.
Сэшар и девушка двинулись вперёд. Спутница боязливо посмотрела на сияющий глаз камеры. Художник это заметил.
— О, не стоит волноваться! — поспешил он успокоить гостью. — Я выключил камеры до вашего прихода. Никому не стоит знать о том, что мы здесь ходим по ночам.
Они вошли в зал. Огромное количество женских портретов захлестнуло спутницу Сэшара, словно разноцветная карусель, хотя была здесь девушка уже не в первый раз.
— Это просто восхитительно! — с горящими глазами сказала она.
— Это ещё что! — сказал Сэшар. — Смотрите, что будет, если я включу другое освещение.
Художник подошёл к переключателю и надавил на кнопку.
Тотчас же освещение сменилось с привычного жёлтого цвета на фиолетовый.
И девушку словно поразило током.
Все картины разительно изменились. Да на них были изображены все те же женские лица. Но вместо улыбок были гримасы ужаса. Смертельная бледность пугала. А на шеях каждой из них были жуткие кровавые раны.
Девушка взглянула на своего спутника. Цвет глаз из карего стали ярко-красным. Сквозь дрожащую улыбку проступали белые острые клыки.
— Ты… Ты — вампир! — гостья в ужасе попыталась отступить, но споткнулась и упала на спину.
— Да, он самый! — проговорил Сэшар. — Но, милая леди, я привёл сюда не просто ради того, чтобы показать свои клыки. Если ты не возражаешь, я продолжу свой рассказ.
Девушка была в шоке от увиденного. Ей даже не пришло в голову развернуться и бежать.
— Итак, — сказал вампир, свербя красными глазами свою жертву. — Сейчас я расскажу о своей первой.
Мне было всего семнадцать лет. Я пришёл в бар и там, не без трудностей, правда, познакомился с девушкой. Она была юна, прекрасна и неизбежна. Я никогда не забуду её рыжие длинные волосы, которыми она так гордилась. Мы смеялись, беседовали. Она мне рассказала о какой-то ерунде на своей работе.
А через несколько минут я уже наслаждался её кровью в ближайшей подворотне. О, это было незабываемо! Ведь до этого родители давали мне питаться лишь кровью из маленьких склянок. Я взлетел, я был в экстазе, я выл от счастья…
А когда я вернулся домой, то нарисовал её портрет. Свой самый первый шедевр, признанный всем миром.
И тогда я понял, что по-настоящему движет и жизнью, и искусством, и вообще всем миром.
Баланс! Не что-нибудь, а самый настоящий БАЛАНС! Если ты хочешь ДАТЬ что-то этому миру, то сначала ВОЗЬМИ что-то от этого мира! Вот какой принцип сделал меня великим художником, да! Я убивал! Пил кровь! И творил один шедевр за другим, принося искусству всё новые и новые жертвы…
Девушка с ужасом посмотрела на Сэшара. Высокий вампир надвигался на неё безудержно и неумолимо.
— Но зачем? — воскликнула она. — Зачем вы это всё мне рассказываете?
Вампир, опьянённый собственной речью и предстоящим пиром, склонился над девушкой, уже примечая, как вонзит клыки ей в шею.
— Я просто хочу, чтобы ты поняла: твоя смерть не станет напрасной. Я сотворю новый, возможно самый великий шедевр в своей жизни. Баланс — двигатель искусства…
— Ну, это загнул, конечно!
Сэшар даже не понял, как это произошло. Вот он склонялся над девушкой — а вот уже в его сердце торчит осиновый кол, рукоятку которого сжимает в руке его ночная гостья.
— Искусство, двигатель, баланс… — произнесла она. — Что за чушь ты только несёшь! Для меня баланс лишь один: вампиры убивают людей, люди убивают вампиров. А что, вполне логично! Ни тех, ни других слишком много не будет.
Вампир в это время хрипел и хватался за раненную грудь, как будто бы это могло чем-то помочь.
— Что… что… что ты?.. — прохрипел он. — Кто… кто ты?
— Моё имя — Шэрри! — послышался ответ.
Сэшар знал это имя. Шэрри — убийца вампиров. Её лица не знал никто из вампиров, поскольку ни один вампир после встречи не оставался живым.
— Знаешь, я тут подумала… — свободной рукой Шэрри поправила причёску. — Засиделись мы тут с тобой. Пойду я, что ли…
И она резко потянула кол на себя.
— НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ!!! — заорал Сэшар. Он знал, что вампиры умирают лишь в том случае, когда кол достают из сердца.
Но Шэрри вытянула кол полностью.
Вампир взвыл и устремил лицо, со страшной скоростью превращающееся в оголённый череп. Тело старело, дряхлело и разлеталось в серый пепел в считанные секунды.
— Баланс-шмаланс! — усмехнулась Шерри. — С тебя песок сыплется, а ты всё туда же.
И неспешным ходом двинулась к выходу.
***
В небольшой однокомнатной квартирке Шэрри сидела на диване, поджав ноги, смотрела телевизор и вспоминала события минувшей ночи.
Свою успешную охоту.
Сэшар попал в её поле зрения ещё примерно с полгода назад. Из достоверных источников Шэрри стало известно, что в то время, как таинственным образом исчезают юные девушки, в коллекции Сэшара соответственно пропажам появляются новые шедевры. Убийца вампиров сразу почуяла неладное. Увидев странного художника по телевизору, Шэрри убедилась в своей догадке: это вампир. И он должен исчезнуть с лица земли.
Но как это всё провернуть? Если она просто проткнёт сердце Сэшара осиновым колом на глазах у миллионной толпы, её наверняка не так поймут.
И тогда Шэрри составила хитрый план.
Изучив манеру поведения Сэшара, она поняла, что в жертвы вампир выбирает обычно простых девушек, скромно одетых и в которых нет ни капли ничего вызывающего. Немного работы над собой — и…
— …таинственный случай произошёл сегодня ночью, — проговорил диктор по телевизору. — Местная галерея, в которой происходила выставка работ всемирно известного художника Сэшара, по непонятной причине поутру была раскрыта настежь. Следов взлома не обнаружено, как и какой-либо пропажи. Сигнализация и видеокамеры были отключены. Сам же Сэшар куда-то пропал, и никто не знает, где он.
Во втором зале, правда, было обнаружено кое-что необычное. Горстка пепла лежала прямо по его центру. Что это? Может, художник пытается нам что-то сказать?..
« — Не скажет! — подумала Шэрри. — Оттуда, где он находится сейчас, возвращаются редко».
Девушка выключила телевизор, выпорхнула из квартиры и, закрыв на ключ двери, поспешила вниз по лестнице. Её путь лежал в маленькое кафе за углом соседнего дома.
Там продавали очень вкусные булочки с кремом.
Комментариев: 2 RSS

Достойный пример того, как надо писать рассказы, технически. Медленное вползание в мизансцену, нагнетание напряжённости, кульминация - и резкий обрыв с неожиданным финалом. В рамках выбранного автором стиля - отстранённый и бесстрастный рассказ со стороны - почти не вижу, к чему можно было бы придраться. Хотя уверен, что уважаемое жюри не продёт не пройдёт мимо бросившихся мне в глаза мелких огрехов. Но в целом - поздравляю с удачей, Василий. Хорошая профессиональная работа.

Баланс, предложенный персонажем как раз-таки понравился, в этом ощущается трагизм. Финал, на мой взгляд, довольно предсказуем, автор слишком прямо шёл к цели. А над стилем хорошо бы ещё как следует поработать.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз