Рассказ «Черно-красный флот». Некрасова Ирина


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
Рассказ «Черно-красный флот». Некрасова Ирина
Черно-красный флот
 
Аннотация: Аврора Шелтон, страдающая вампофобией, получает рабочий контракт на приграничной планете Орбьюс. Она и не предполагает, что ее ждет в этом простом путешествии.
Автор: Некрасова Ирина
 
Космопорт напоминал гигантский улей. Едва разборчиво дребезжали голосами объявлений громкоговорители, сновали рабочие и члены экипажей, деловито спешили к посадочным платформам пассажиры, мелькала в толпе белоснежная форма инквизиторов.
Я сидела за шатким столиком кафе, уставившись в черные глубины остывающего кофе. Я успела выпить треть самой большой порции, и почти доесть плохо приготовленную овсяную кашу.До моего рейса оставалось еще полтора часа, а я уже жалела, что надела в дорогу такое теплое платье из натуральной шерсти: кожа под плотно прилегающим воротником-стойкой и длинными узкими манжетами немилосердно зудела. К ноге успокаивающе прижимался кожаный бочок саквояжа, вмещающего все мои вещи. Каждый раз, поднимая тяжелую поклажу, я вспоминала отца. Он говорил, что этот саквояж принадлежал еще моей прабабушке, на которую, если верить старым снимкам, хранившимся на отцовском планшете, я была похожа, как две капли воды.
Мне все еще не верилось, что только вчера видеозвонок из кадрового агентства перевернул всю мою тихую жизнь. Я помнила тот разговор дословно:
— Мисс Шелтон, вас все еще интересует вакансия преподавателя младшей группы детского сада?
— Да, конечно.
— Появился интересный вариант. Вы слышали о планете Орбьюс? Это в неделе полета от Коры.
— В неделе полета? Но это значит… Приграничье?.. Вы же видели мое резюме…
— Да-да, вампофобия. Но в вашем резюме указано также, что вы вакцинированы, верно?
Видимо, почувствовав мои сомнения, милая девушка из кадрового агентства назвала такую сумму бонусов к немаленькой приграничной зарплате, что я не устояла и согласилась.
К тому же перелет оплачивал работодатель, равно как и проживание на Орбьюсе. Вещей у меня никогда не было много, и все, что мне было нужно на первое время, уместилось в тот самый саквояж, что сейчас стоял у моей ноги: перемена одежды, гигиенические принадлежности, планшет с методическими материалами и мой авторский экземпляр «Черно-красного флота».
«Все свое ношу с собой», — мысленно усмехнулась я и рефлекторно поежилась. Где-то неподалеку был вампир. Я подавила желание оглянуться в поисках инквизиторов. Они наверняка были совсем рядом и уже засекли вампира. Может быть, уже даже проверили лицензию. Я нервно отхлебнула кофе и едва не поперхнулась – за мой столик плюхнулся развязно улыбающийся мужик.
— Привет, красотка, далеко собралась? Хочешь успокоительного в дорогу? Ты не парься, я ж вижу, что тебе надо. А?
Я опустила взгляд в чашку и плотно сжала губы. Успокоительное мне было не нужно. Мне было нужно просто переждать оставшееся до полета время… А потом еще протянуть пять лет на приграничном Орбьюсе, откуда до вампирских миров рукой подать. Подавив тяжелый вздох, я отрицательно качнула головой, слабо надеясь, что этого будет достаточно, чтобы меня оставили в покое.
— Покурить, выпить, уколоться?
— Уйдите, пожалуйста, — не отрывая взгляда от кофе, тихо попросила я и сделала небольшой глоток.
Я могла не поднимать взгляда, чтобы точно описать, что произошло дальше: толкач суетливо поднялся, едва не опрокинув легкий металлический стул, и, не оглядываясь, растворился в толпе. Мог бы догадаться и раньше, он же видел мое платье. О таких, как я, вакцинированных, ходили разные слухи, и время от времени это было мне на руку. Часть из этих слухов даже была правдой: вампофобы в приступе панической атаки действительно становились значительно сильнее и действительно не контролировали себя. Преувеличением было лишь то, что мы приобретали аномальную силу. Я улыбнулась чашке кофе, вообразив, что этот торгаш представил себе, как я поднимаю его в воздух и бросаю в стену, словно в телешоу.
Громкоговоритель скороговоркой назвал и повторил данные моего рейса, и я, подхватив саквояж, направилась к нужной платформе. Кофе остался недопитым.
***
Тесная каюта со складной койкой на несколько дней станет моим домом. Я развесила свои два сменных платья в узком шкафчике, положила на полку ночную рубашку, достала и переодела чистые тяжелые ботинки, умылась и… Дальше делать было категорически нечего. На дне саквояжа лежал планшет с обширной профессиональной библиотекой и обучающими видео, но это я планировала оставить на потом. Вначале стоило немного освоиться на новом месте. После взлета и выхода на трассу можно будет пойти познакомиться с другими пассажирами катера, а пока что оставалось только сидеть на неудобном стуле, поставив локти на откидной столик, и размышлять.
Если подумать, предложение работы на Орбьюсе стало для меня не только способом заработать на жизнь, но и настоящим спасением: пять лет на потенциально опасных территориях приграничья, и потом я могу позволить себе выбирать любое место в метрополии. По моим расчетам, к моменту окончания контракта, у меня должна была скопиться сумма, которой хватит на маленькую студию, может чуть меньше той, что я снимала последние несколько лет, в секторе космоса, свободном от вампиров. Я судорожно сжала пальцы, мысленно вознося горячую просьбу всем, кто мог меня услышать: сектор, свободный от вампиров! Не оглядываться, не ждать мертвенно холодного озноба, не натыкаться взглядом на слишком бледное лицо. Как одна из вакцинированных, я, к счастью, была лишена еще одного извечного страха: стать такой же, как они.
Вакцинация началась практически сразу после окончания Большой Межрасовой войны, охватившей весь исследованный космос. Поначалу вакцину кололи все, но к третьему поколению, к которому относилась и я, люди почувствовали себя в безопасности.Многие не желали проходить тот ад, что творился с организмом в первые пару недель после укола, когда иммунная система вырабатывает защитные клетки. Меня эти неприятности не волновали.
Непреодолимый и необоснованный страх перед обращением в вампира психологи назвали вампофобией. Почему необоснованный? Лицензии на пополнение популяции не выдавались уже пятьдесят лет. Теперь вакцинация происходит только по медицинским показаниям. Она не избавляет от фобии, но позволяет с ней почти полноценно жить. От фобии не избавляет ни психотерапия, предписанная таким, как я, ни тщательное академическое изучение вопроса. В попытках излечения я стала настоящим специалистом. Мой труд «Черно-красный флот» о вампирской тактике не зря получил высшую литературную награду: я знаю о вампирах всё. Может быть, именно поэтому моя фобия неизлечима.
Легкая дрожь, прошедшая по корпусу катера и отозвавшаяся по всем переборкам, сказала мне, что корабль пошел на взлет. В полетах я не любила этот момент больше всего. Мне всегда казалось, что маленькая жестянка, созданная руками людей, не сможет преодолеть притяжение планеты, и мы рухнемвниз, как это и положено по законам физики. Я вцепилась в край столика так, что побелели костяшки пальцев, и сжала зубы, лихорадочно припоминая, что согласно статистике, несчастные случаи чаще всего происходят как раз с маленькими катерами, не получающими должного технического обслуживания. Эта посудина с шестизначным номером вместо названия выглядела достаточно потрепанной. При посадке я точно заметила какие-то подозрительные пятна на обшивке. И трап странно поскрипывал. И дверь в каюту заедала… Я глубоко вздохнула и постаралась выбросить из головы панические мысли. Зато здесь не было вампиров. Точно. Этот факт с лихвой окупал все остальное.
Когда легкий перепад веса показал, что мы вышли в открытый космос, я была приятно удивлена. Согласно той же статистике, количество несчастных случаев на трассе стремилось к нулю. Теперь все, что требовалось от экипажа и катера – следовать заданному автопилотом курсу и время от времени проверять показания приборов. Давным-давно, перед своим первым большим перелетом, я прочитала огромное количество открытой информации. Не думаю, что система полетов на трассах как-то сильно изменилась за прошедшие четыре года.
Я дала себе десять минут, чтобы успокоиться после взлета, разгладила рукой складки на платье, и пошла в кают-компанию.
Плавно изгибающийся круговой коридор, в котором едва могли разойтись два человека, сдверями кают по одной стороне и подсобных помещений — по другой вывел меня в неожиданно просторное помещение со скудной обстановкой. По одной его стороне, прямо напротив входа, располагался пищевой автомат, примыкающий к внушительно вида герметической двери. Вдоль стены слева тянулся мягкий диванчик, перед которым стоял прикрепленный к полу стол и несколько стульев.
В кают-компании я оказалась не первой. У пищевого автомата уже суетилась миниатюрная блондинка с забавными кудряшками.
— Добрый день, — вежливо поздоровалась я.
— Ой, здравствуйте! – обернулась девушка, и у нее в руках обнаружилась банка горячего чая. – Представляете, здесь даже чая с лимоном нет!
Я сочувственно улыбнулась и подумала, что незнакомка, быть может, привыкла летать рейсами более высокого класса.
— Меня зовут Аврора Шелтон, — представилась я, протягивая руку.
— Миа Портер, — девушка поставила банку на стол и пожала мою руку. – Извините, что я вот так сразу жаловаться. Вы часто летаете? Я нет, и немного нервничаю. Вы на Орбьюс? Ой, ну конечно, куда же еще? Вот я глупая!
— Летаю не часто, — дружелюбно ответила я, — но я точно знаю, что процент несчастных случаев на трассе очень низок. Раз уж мы взлетели, до посадки беспокоиться не о чем.
— До посадки! — всплеснула руками Миа и немного нервно рассмеялась. — Вот уж успокоили! Этот полет до Орбьюса просто ужасно долгий, согласны? Здесь же совершенно нечего делать! Хотя бы еда бесплатная, правда? Хоть какое-то развлечение!
Я, неуверенно пожав плечами, прошла к пищевому автомату и распахнула дверцы, чтобы посмотреть, какой рацион предлагают на этом рейсе. Выбор был небогат — простые, дешевые обеды, которые едва ли можно было назвать развлечением. Ожидать иного было бы странно, так что я, последовав примеру попутчицы, взяла банку горячего чая. Потянув за язычок, дождалась, пока напиток разогреется, и уже была готова сделать первый глоток, повернувшись, чтобы продолжить светскую беседу о тяжестях полета, как вдруг в кают-компании,бесшумно возникли два инквизитора первого класса в полной форме, с золотыми нашивками на рукавах белых кителей. Умом я понимала, что неслышно вошли, пока я рассматривала рационы, однако встретить на маленьком катере сразу двух первоклассовых было настолько неожиданно, что мое сердце на несколько мгновений замерло, прежде чем зачастить так, словно собиралось обогнать наше транспортное средство.
«Кого… кого они охраняют?» — спросила я сама себя, чувствуя, как слабеют колени.
Боюсь, что когда я рухнула на ближайший стул, выглядело это крайне неизящно. К счастью, я умудрилась не выпустить из рук банку с горячим чаем и успела поставить ее на стол, прежде чем вторая мысль догнала первую: «И почему я его не чувствую?..»
Если мое ощущение вампиров дало сбой, это означало, что они могут быть как угодно близко ко мне. И это может быть кто угодно. Вот хотя бы эта веселая Миа. Или капитан корабля. Или его навигатор.
— Прошу прощения, — сказал инквизитор-мужчина. — Мы не ожидали, что на катере будут вакцинированные. У вас нет причин для беспокойства, мисс?..
— Шелтон, — едва слышно ответила я, благодаря родителей за то, что мои манеры отработаны до полного автоматизма.
— Мисс Шелтон, — вступила женщина-инквизитор, — вам нужны успокоительные?
И вот тут мои нормы вежливости дали сбой — я оглушительно и совершенно неприлично расхохоталась. Я смеялась до слез и не могла остановиться, пока Миа не подала мне бумажные салфетки.
— С… спасибо, — кивнула я, вытирая слезы.
Инквизиторы невозмутимо ждали, пока я успокоюсь, не проявляя ни малейшего интереса к причине столь бурного веселья. Объяснять, что этот вопрос мне уже задавала в аэропорту личность совершенно иных моральных принципов, я не стала. Пусть уж лучше считают меня сумасшедшей и держатся подальше вместе со своим подопечным. Еще раз поблагодарив Миа, которая одарила меня заинтригованным взглядом, я даже сумела сделать глоток горячего чая. Знакомый вкус дешевого ароматизатора привел меня в чувство лучше всяких успокоительных.
— Вы кого-то сопровождаете? — светски спросила я.
На миг у меня вспыхнула безумная надежда, что первоклассовые летят, чтобы забрать вампира с Орбьюса. Или на курсы повышения квалификации. Или на инспекцию Темных миров.
— Верно, — разбил мои надежды мужчина. — Но, как я и говорил, у вас нет причин для беспокойства, мисс Шелтон. Наш подопечный носит блокировку и в течение всего полета не будет выходить из каюты. Меня зовут Че Дао. Позвольте представить мою коллегу: мисс Ингеборга Даупкайте.
— Миа Портер! — радостно воскликнула Миа.
Я подумала, что по крайней мере у одного пассажира эта поездка оставит самые приятные воспоминания, и подавила тяжелый вздох. Блокировочный ошейник, как и два инквизитора на борту, конечно, несколько успокаивали, если не думать о том, что я на два дня заперта в тесном катере с вампиром, которого не чувствую. Спина под платьем немедленно взмокла, на лбу выступила испарина, и банка с чаем задрожала в руке.
— Пожалуйста, — резче, чем хотела, сказала я, — держите от меня подальше вашего… подопечного.
— Разумеется, — профессиональным тоном ответил Че Дао, ни в чем меня не убедив.
Я всерьез начала размышлять, смогу ли провести весь полет, запершись в своей каюте и не слишком ли невежливо будет встать и уйти, чтобы не видеть два постоянных напоминания о вампире, когда женщина-инквизитор решила внести свою лепту в разговор:
— Мы профессионалы, мисс Шелтон, — голос ее был холоден, как космическая трасса, — профессионалы высшего класса. У вас нет оснований нам не доверять.
— Но, — подала голос Миа, — вы же как инквизитор должны знать, мисс Даупкайте, фобии не поддаются рациональным объяснениям! Вы можете быть сколько угодно профессиональными, да только что с того бедняжке мисс Шелтон? Я лично совершенно ничего не имею против гемоглобинозависимых, но вампофобы — совсем другое дело! Вы должны были лететь спецрейсом!
Я промолчала, однако понадеялась, что моя благодарность достаточно ясно выражалась на лице.
Инквизитор поджала губы и одарила бойкую попутчицу ледяным взглядом.
— Мы полностью контролируем подопечного, а ваши толерантные термины оставьте для другой компании, — резко отчитала она расчирикавшуюся Миа. — Блокатор нового типа подавляет все его способности. Снять его невозможно.
— Поэтому я его не чувствую? — тихо уточнила я.
— Да, мисс Шелтон, такой эффект блокатора также предполагался разработчиками, — кивнула Даупкайте. — Удачно для вас, не так ли?
Если бы не крошечная заминка перед столь твердым ответом и не слишком пристальный взгляд Че Дао, я бы могла ей поверить. Ошейники были разработаны через несколько лет после нашей победы в Большой Межрасовой, и ежегодно улучшались, но до сих пор ни один из них не мешал моей чувствительности.
Я медленно кивнула, принимая этот ответ. Я действительно хотела в это верить.
Отпив маленький глоток все еще горячего чая, я глубоко вздохнула. Из катера на трассе невозможно было выйти. Я должна была просуществовать до конца полета и причинить остальным пассажирам как можно меньше неудобств. Я готова была поставить свое жалованье преподавателя младшей группы, что никто не желал оказаться запертым на тесном катере с вампофобом в острой фазе. Пока я была погружена в свои мысли, стараниями Миа на столе появилась корзиночка с сухим печеньем, нарезанный тонкими пластинками сыр и мармелад.
— В одной передаче говорили, что вампофобу при приступе надо съесть что-то сладкое, — бросая на меня любопытные взгляды, сказала она. — Я до сих пор не была лично знакома ни с одним вакцинированным. Вам это помогает, мисс Шелтон?
— Да, благодарю вас.
Я потянулась за печеньем, но откусить его не успела. С шипением открылась герметичная дверь, отделяющая кают-компанию от рубки, и кнам присоединились капитан и навигатор. Кто есть кто из этих двух пожилых потрепанных жизнью людей на первый взгляд было непонятно — команды гражданского флота не признавали никакой униформы.
— Добро пожаловать на борт, — сказал тот, что бы пониже, — я капитан Марк Свенс. Наш катер вышел на расчетную траекторию, иработа экипажа теперь понадобится только при подходе к Орбьюсу. Наш навигатор, Кобальд Рэм.
Мужчина повыше кивнул и, ограничившись этим нехитрым проявлением вежливости, отвернулся к пищевому автомату, надолго погрузившись в проблему выбора. Я наблюдала, как навигатор переводил взгляд с одной банки с напитком на другую, так сосредоточенно, словно просчитывал зону выхода с трассы. Его медлительная вдумчивость успокаивала, позволяла забыть о вампире, затаившемся в своей каюте. Вампире в ошейнике нового типа, из-за которого я не могла его чувствовать.
— Мисс Шелтон, — вторгся в мои мысли голос капитана, очень вовремя прервав цикл погружения в фобию, — я ваш большой поклонник.
Я вздрогнула и оторвалась от созерцания успокоительного навигатора, который как раз выбрал упаковку белого вина.
— Простите, что? — удивленно переспросила я и быстро добавила, не желая показаться грубой: — Простите, капитан, я не поняла вас, должно быть.
— «Черно-красный флот», — с улыбкой пояснил Свенс. — На обложке вы точно такая же, как в жизни. Я прочитал книгу от корки до корки, а один экземпляр подарил отцу. Как я рад, что он успел ее прочесть! Он говорил, что для штатского вы удивительно точно все описали.
— Аврора Шелтон! — воскликнула Миа. — Ну, конечно! Вот откуда мне ваше имя показалось знакомым! Я-то книгу не дочитала, каюсь-каюсь, совсем не моя тема, да только ее так расхваливали несколько лет назад! Мне показалось, что вы немного однобоко осветили события, но я не специалист по вооруженным конфликтам.
Я опустила глаза, мне стало неловко, я смущенно улыбнулась и натянула плотные манжеты на кисти рук. По опыту я предполагала, что сейчас у меня начнут просить автографы. Издатель уговорил меня только на одну авторскую сессию, а потом мой психотерапевт ультимативно запретил повторять подобные встречи с читателями. Тогда я едва не загремела в психиатрическую клинику. Иногда я жалею, что осталась в большом мире. Инквизиторы молчали. Я предположила, что они тоже узнали меня по тому слишком удачному фото на обложке. Как я знала, все инквизиторы в обязательном порядке читали «Черно-красный флот», однако у этой пары хватило такта не провоцировать вампофоба: они наверняка понимали, что и так уже слишком взвинчена и напряжена.
— Да, — у навигатора оказался неожиданно низкий, глуховатый голос, — мой дед участвовал в разработке той операции при Ожерелье. Прототипы ошейников тестировал. Громко сказано — участвовал, да только старикан яйца бы оторвал всякому, кто усомнится в его великом вкладе.
Я заметила, что прозрачная упаковка вина уже почти опустела, а Рэм поглядывает на пищевой автомат.
— К сожалению, об этой операции мало данных в открытом доступе, — сказала я, немного приободренная тем, что об автографах речи пока не зашло. — Почти весь раздел — в основном мои домыслы, основанные на том, что мне удалось просмотреть. К примеру, инквизиторские архивы до сих пор закрыты.
— А какую новую информацию вы хотели бы найти в наших архивах? — резко спросила Даупкайте. — То, что эта операция при Ожерелье положила начало основанию инквизиторского корпуса, общеизвестно. То, что именно первые инквизиторы, снабженные прототипами ошейников, смогли проникнуть на совет Лордов вампиров, тоже знают все. Все это есть в источниках, предоставленных вам инквизицией, мисс Шелтон. Мы даже открыли для вас ранее закрытую информацию о потерях среди наших людей.
— Да, вы правы, — тихо ответила я. — Но мне до сих пор не понятно, как вам удалось собрать всех Лордов на орбите Ожерелья. Без усиленного конвоя…
Она одарила меня тяжелым взглядом. Я заметила, как Че Дао положил руку на спину Ингеборги, призывая последовать его примеру и промолчать.
— Отец говорил, что ваш вариант со стечением обстоятельств наиболее убедителен, — сказал капитан, не проявив инквизиторского такта. — Он утверждал, что данных нашей разведки было бы недостаточно, чтобы сформировать столь блестящий план.
— Да! Да он еще и без сбоев прошел! Я в одной передаче видела, — зачастила Миа. — Там называли это божественным вмешательством, представляете? Уж не знаю, мне так кажется, нашим солдатам тогда просто крупно повезло, — рассмеялась она. — Я вообще не могу себе представить, чтобы Лорды вампиров, с их-то способностями к контролю человеческого сознания, могли прошляпить такую операцию!
Навигатор Рэм тем временем распаковал еще один пакет вина.
— Я тоже так считаю, — кивнул он, сделав длинный глоток. — Только вы учитывайте, что везение это на долгой работе основано. Сколько лет готовились?
— Пять лет. — Я легко вспоминала хорошо знакомые факты. — Пять лет, многочисленные независимые исследователи… Пока не разработали прототипы блокаторов, и речи не могло быть, чтобы попытаться захватить Лордов: слишком сильно они подавляли волю людей. Никто не мог противостоять достаточно долгое время.
— Быстрые стычки, — кивнул капитан Свенс. — Наилучшая тактика была. Быстро наскочили, уничтожили кровососов, сколько успели — быстро ушли. Не до проверок тогда было, есть ли там Лорд. Да и дальнобойность не та была, чтобы под их влияние не попасть.
Мне показалось, что в голосе капитана звучит сожаление о том, что ему не удалось повоевать в те времена. И совершенно точно я заметила, что Миа поморщилась от слова «кровососы» В наши дни так называть вампиров уже считалось неприличным. Я слышала, будто и слово «вампиры» скоро должно было выйти из обихода.
— Обе стороны потеряли многих, — решительно тряхнув кудряшками, с вызовом сказала мисс Портер.
Я увидела, какой взгляд на нее устремили инквизиторы и капитан, и поняла, что смотрю примерно с тем же выражением, но вслух наше общее мнение высказал навигатор. Рэм смял в кулаке пустую упаковку из-под вина, швырнул ее в утилизатор, глянул на капитана и, видимо, заручился его одобрением.
— Детка, — резко начал он. — В твоей блондинистой головке задержалось воспоминание о человеческих фермах? Тебе в школе должны были рассказывать, как нас разводили, словно скот. Для улучшения вкусовых качеств, ага. Хочешь повторения?
— Пейте свежее! — внешне безэмоционально добавил инквизитор Дао. — Такой слоган был в сети кафе для вампиров. В школе это видео не показывают, мисс Миа Портер, но я мог бы скинуть его для вас. Вам будет интересно.
Ингеборга фыркнула, а я невольно поежилась. Это видео было в открытом доступе инквизиторской библиотеки, и я, конечно, смотрела его при подготовке книги. И долго не могла забыть, как контрастировала элегантная обстановка кафе с прикованными к стойке бара людьми. В шею каждого «блюда» был вживлен сенсорный кран, соединенный с уложенными прихотливыми петлями стеклянными трубками. Посетитель мог составить кровавый коктейль на свой вкус, а люди…
— Но они были счастливы! — воскликнула Миа.
Да, мне не давали заснуть как раз воспоминания о счастливых улыбках и едва слышных словах благодарности, которыми «блюда» приветствовали каждую покупку.
— Серотонин, — пробормотала я, понимая, что этой ночью не усну. — Им давали дозы препаратов. По сути, все они были наркоманами. Бывали генетические удачи для… для черно-красных… Выводились люди, вырабатывающие серотонин при традиционном укусе. Полная противоположность вампофобам. Эти линии пускались в серию.
— Это значит, детка, — вклинился Рэм, — что такие бабы рожали новых рабов, как конвейер, а мужики — давали генетический материал, пока не сдохнут.
Я заметила, как Миа поморщилась от такой грубости, и подумала, что внутренние миры слишком быстро забыли, кем для нас были вампиры. Хозяевами. Владельцами. Угнетателями. Пару лет назад я бы с жаром рекомендовала такой, как мисс Портер, массу литературы и видеоматериалов, которые могли бы изменить ее мнение, но теперь я понимала, что социальные процессы не остановить, что образ вампиров будет все больше романтизироваться, что бы я не делала.
— Прошу прощения, — сказала я, поднимаясь. — День был очень утомительным. Я, пожалуй, отдохну в своей каюте.
Уходя под нестройный хор добрых пожеланий, я подумала, что инквизиторы, столь близко имеющие дело с кровососами, пугают меня куда меньше, чем отзывчивая и милая мисс Портер.
Закрывшаяся за моей спиной дверь каюты и негромкое шипение гермодвери стали для меня лучшим событием этого дня. Уже поздно ночью по корабельному времени, когда я без сна лежала на узкой койке и смотрела обучающие видео по педагогике, я подумала, что сойти на Орбьюс и избавиться от неприятного соседства будет для меня истинным счастьем.
Когда я открыла глаза и обнаружила, что лампа на потолке имитирует свет позднего утра, то поняла, что все-таки задремала. Совершенно не отдохнувшая, я встала, одернула длинную ночную рубашку, и осознала, что вовсе не желаю встречаться с попутчиками. Вчерашний разговор всплыл в моей памяти с такой ясностью, словно я воочию видела перед собой всех его участников: инквизитор Дао с раскосыми темными глазами, бледная инквизитор Даупкайте с сурово поджатыми узкими губами, изборожденное морщинами лицо капитана Свенса, навигатор Рэм, от которого исходит стойкий запах вина, и, конечно, очаровательная миниатюрная блондинка — мисс Портер, защитница вампиров. Я резко провела рукой под сенсорным краном над крошечной раковиной и едва не отпрыгнула, когда мощная струя теплой воды ударила в керамический поддон, забрызгав мою ночную рубашку. Торопливо убавив напор, я запустила на планшете продолжение обучающего видео. Утренняя рутина помогала мне взять себя в руки, а размеренный, приятный голос лекторши окончательно вернул мне самообладание. Едва ли все мои подопечные будут милыми детками, так что разговоры с мисс Портер я решила воспринимать как нежданную, но необходимую тренировку.
Решимость не покидала меня до того самого момента, когда я переступила порог кают-компании и, обнаружив, что Миа, видимо, решила остаться у себя, испытала неприличное облегчение. Я поздоровалась с остальной компанией, надеясь, что мои вспыхнувшие краской стыда щеки останутся без внимания.
— Мисс Портер разве не будет завтракать? — спросила я, чтобы замаскировать свои истинные чувства.
— Судя по всему, наша детка-вамполюбка решила пренебречь нашим обществом, — развязно ответил навигатор.
Я решила, что он прямо с утра вернулся к своему любимому белому вину, и понадеялась, что его пристрастие не помешает ему проложить курс для выхода к Орбьюсу. Бросив взгляд на совершенно спокойного капитана, я подумала, что он не первый раз летит с мистером Рэмом и, видимо, вполне доверяет ему как навигатору.
На завтрак я привыкла обходиться чашкой кофе и овсяной кашей. К этому набору мистер Рэм предложил добавить немного сладкого ликера с Орбьюса, но я отказалась. Завтрак для меня был не только подкреплением сил, но и еще одним привычным ритуалом. Когда я доела последнюю ложку неплохо приготовленной пищевым автоматом овсянки, в кают-компанию вошла инквизитор Даупкайте. Мне показалось, что выглядит она немного обеспокоенной, но ее резкий голос развеял это впечатление.
— Добрый день, мисс Шелтон, — поздоровалась инквизитор. — Вижу, вы тоже отказались от сладкого ликера.
— И правильно сделали, — иронично ответил за меня капитан, — эта липкая гадость летает с нами уже десятый рейс.
— Женщины любят сладкое, — пожал плечами навигатор.
Похоже, тот факт, что уже две женщины отказались от его предложения, не заставил мистера Рэма изменить свое мнение. Я отнесла столовые приборы в моечную машину и вернулась на свой удобный стул.
— Инквизитор Дао все еще плохо себя чувствует? — спросил капитан, и мне показалось, что на лицо Ингеборги снова вернулось то выражение, с которым она вошла в кают-компанию.
Насколько я знала, инквизиторы отличались завидным здоровьем, и вчера Че Дао не проявлял никаких признаков плохого самочувствия.
— Да, — тем временем неуверенно протянула Даупкайте. — Это странно, но… Ничего особенного. К посадке он придет в себя. Всего-навсего желудочная колика, съел что-то не то.
— Я всегда говорил, что ужин надо запивать вином! — наставительно произнес навигатор Рэм. — Способствует пищеварению, знаете ли, и крепкому сну.
Капитан Свенс на этот раз не удержался от саркастического смешка, но навигатора это не сбило с мысли, и он продолжал распространяться о пользе белого вина. Я рассеянно смотрела на его лицо, служащее надежным опровержением всех его слов, и не слушала. Мысли мои блуждали вокруг внезапной болезни инквизитора Че Дао. И того, кого инквизиторы сопровождали. Когда я думала, что болезнь мистера Дао могла быть связана с его подопечным, я чувствовала, как учащается мое дыхание и сердцебиение. Судорожно стискивая пальцы спрятанных под столом рук, я надеялась только на то, что на мое состояние никто не обратит внимания. Было ужасно глупо предполагать, что два первоклассовых инквизитора не справятся с одним вампиром. Нет-нет-нет! Этот пассажир наверняка оставался в своей каюте, надежно заблокированный ошейником и присмотром двух… нет, уже одной специалистки.
— Инквизитор Даупкайте, — словно издалека услышала я свой собственный тихий голос и увидела, как Ингеборга резко повернулась ко мне, — ваш… ваш… подопечный все еще заблокирован?..
В кают-компании повисла глубокая тишина. Казалось, даже звук моечной машины утих. Я поймала сочувственный взгляд капитана и немедленно устыдилась своего вопроса.
— Разумеется! — резко ответила Ингеборга. — Вы можете сами в этом убедиться, если пожелаете. Я провожу вас к его каюте.
— Нет! — быстро ответила я. — Нет, благодарю вас, инквизитор.
— Вам все-таки нужен стаканчик ликера, чтобы снять стресс! — авторитетно заявил навигатор Рэм, но я смотрела на капитана, который, похоже, желал что-то предложить.
— Полагаю, мы можем нарушить правила перевозки, — сказал он. — Пойдемте в рубку, мисс Шелтон, я покажу вам индикаторы кают, и вы на расстоянии убедитесь, что каюта у машинного отделения надежно заблокирована.
— Отличная идея, капитан, — кивнула Ингеборга.
Я не была уверена в том, что это нарушение правил перевозки сработает, однако паника подступала уже вплотную, готовая затопить мое сознание, так что я сочла за лучшее встать. Едва не опрокинув стул, я схватила капитана за протянутую руку и увидела, как он поморщился от крепкой хватки. В глубине души я ему сочувствовала, но ослабить захват не могла. Пальцы не повиновались мне, так что капитан был вынужден пользоваться одной рукой, когда быстро набирал код на панели доступа в рубку и открывал герметичную дверь.
Я никогда раньше не видела рубки пассажирского катера. Изогнутые дугой экраны, на которых поверх изображения мчащегося за бортом космоса отображалось состояние корабля, отвлекло меня от приближающейся панической атаки, и я смогла отпустить руку Свенса. Краем глаза я видела, как он растирает помятую ладонь, не мешая мне осматриваться. Мое внимание приковала глубокая чернота космоса с редко раскиданными тут и там сияющими точками далеких звезд. Мы приближались к Пограничью, последнему рукаву Галактики, вот уже три поколения принадлежащей людям. Я знала, что совсем близко лежат спрятанные в глубинах межгалактического пространства многочисленные планетные системы, до сих пор населенные вампирами. Их вотчина, откуда они пришли, чтобы поработить нас и куда были отброшены после того, как мы захватили их Лордов. Сейчас я как никогда остро чувствовала огромные расстояния, отделяющие меня от Темных миров. Капитан Свенс знал, что делает, когда привел меня сюда, чтобы я могла встать перед лицом холодного полупустого пространства. Глубоко вздохнув, я повернулась к капитану.
— Я верно поняла, что раньше вы имели дело с вампофобами в кризисе? — с улыбкой спросила я, решив, что в данных обстоятельствах это сойдет за извинение.
— Верно, — кивнул капитан. — Моя покойная супруга страдала тем же недугом, что и вы, так что я привык ее успокаивать.
— Покойная? — переспросила я, расстроенная тем, что подняла болезненную для Свенса тему. — О, сочувствую…
— Не стоит. Она покинула меня больше десяти лет назад, я успел смириться с потерей. Но, как видите, навыки остались.
— Да… Да, это большое облегчение — воочию видеть, насколько они далеко от нас.
— До ближайшего из Темных миров расстояние вдвое больше, чем от пункта нашего отправления до Орбьюса. И это всего лишь старая звездная система из пары планет. Слабый аванпост, не более.
Я согласно кивнула. Конечно, я знала все это, но мне было важно услышать это из уст капитана. Услышать подтверждение необоснованности моих страхов именно здесь, где оно весомо подтверждалось бесконечностью пространства.
— А тот, что на катере, — вернулся капитан к тому, что спровоцировало мой приступ, — в самом деле надежно заблокирован. Вот, посмотрите.
Свенс обратил мое внимание к небольшой панели, на которой ровным светом светились семь зеленых огоньков и один красный. Здесь же располагался сенсорный пульт, сейчас отключенный.
— Вы не сумели набрать пассажиров во все каюты? — уточнила я, сопоставив количество огоньков с количеством пассажиров.
— Две свободных, — кивнул капитан. — Инквизиторы заняли двухместную. А вот этот красный сигнал означает, что дверь заблокирована специальным капитанским кодом. Открыть дверь могу только я сам. На прочность дверей вы, наверное, обратили внимание. Это одно из основных требований к пассажирским перевозкам — все помещения должны быть оснащены герметичными дверями, чтобы при разгерметизации пассажиры могли спокойно дождаться спасателей в своих каютах. Вы уже нашли аварийный запас? Он принайтован под вашей койкой.
Я покачала головой, снова обращая взгляд к успокаивающей панораме глубокого космоса. Разгерметизации я не опасалась. Мои страхи лежали в иной области.
— Благодарю вас, капитан, — сказала я. — Еще никто не справлялся с моими приступами настолько эффективно...
Когда мы вернулись в кают-компанию, там обнаружилась только Ингеборга, увлеченно что читающая с увесистого старого планшета. Я решила не отвлекать ее. Капитан сказал, что должен разыскать навигатора и отправился к его каюте. К моему облегчению, мисс Портер так и не почтила нас своим вниманием. Вдвоем с молчаливой инквизитором в кают-компании было комфортно, и я пожалела, что не догадалась взять свой планшет. Я вспоминала холодную и темную глубину космоса, чувствуя, что в состоянии дойти до своей каюты и вернуться сюда, в надежде, что молчаливая Ингеборга все еще будет здесь.
Только уже находясь на середине пути, я вспомнила, что та надежно заблокированная каюта находится здесь же, чуть дальше по круговому неширокому коридору, неподалеку от машинного отделения и спуска в грузовой отсек. Я отлично помнила горящий ровным красным светом огонек, и это воспоминание придало мне сил все же добраться до моего маленького убежища на этом катере. Оказавшись за надежно закрытой гермодверью, я расстегнула тугой высокий ворот моего длинного платья и умылась холодной водой. Вытершись жестким полотенцем, я взяла с прикроватного столика свой планшет и отправилась в обратный путь.
Судя по яркому свету, исходящему от потолочных панелей, было около двух часов дня. Мне нравилась эта традиция, принятая в гражданском флоте — настраивать освещение в зависимости от времени суток. Этот яркий дневной свет очень шел пока не знакомому мне попутчику, которого я заметила в коридоре, как только отвернулась от закрывшейся двери каюты. На его дружелюбную улыбку невозможно было не ответить, и я, конечно, улыбнулась ему в ответ. Прежде, чем он подошел ко мне совсем близко, я обратила внимание, как солнечный свет красиво оттеняет его бледную кожу и делает яркими темные глаза.
— Видимо, я имею счастье лицезреть мисс Шелтон? — спросил незнакомец глубоким бархатным голосом, и я, охваченная внезапным смущением, только неловко кивнула в ответ.
Неловкость моя усугубилась, когда незнакомец протянул мне руку, и я обнаружила, что уже подала ему свою, не занятую планшетом. Даже сквозь плотную ткань длинной манжеты я чувствовала приятную прохладу его пальцев. Мне показалось, что было бы приятно ощутить его руки на моей коже и, словно почувствовав мое желание, незнакомец скользнул к краю охватывающей мою ладонь ткани. На мгновение его касание показалось мне ледяным, как дыхание открытого космоса, и таким же успокаивающим, но уже в следующий миг он медленно поднял мою руку и коснулся губами тыльной стороны ладони, вновь повергая меня в смущение этой старомодной галантностью.
— Мне неудобно, что наше знакомство случилось при таких обстоятельствах, — сказал он, отпуская мою руку. — Я предпочел бы быть представленным вам, мисс Шелтон, но вынужден представиться сам: Калеб Штерн, к вашим услугам.
— Аврора Шелтон, — представилась я в ответ, пусть в этом и не было необходимости.
В моей голове промелькнуло какое-то смутное воспоминание, связанное с его именем, и я почувствовала, что мои руки автоматически, совершенно без моего участия, натягивают манжеты так, чтобы они закрывали самые кончики пальцев. Неуклюже перехватив планшет, я добавила:
— Приятно с вами познакомиться, мистер Штерн…
— Надеюсь, мы сможем продолжить наше знакомство, мисс Шелтон, но сейчас меня ждут дела.
— О, конечно! Я планировала немного почитать, так что…
Я неловко замолкла. Калеб Штерн, словно не замечая моей неловкости, старомодно поклонился, и я заметила металлический блеск ошейника под расстегнутым воротником черной рубашки. Я понимала, что что-то с этой встречей было неладно. К тому моменту, как перешагнула порог кают-компании, я уже выбросила ее из головы, тем более, что капитан Свенс предоставил мне новый повод для беспокойства.
Инквизитор Игнеборга, как я и надеялась, все еще сидела на мягкой скамье за столом, читая что-то на старом планшете. Она отвлекалась от чтения только для того, чтобы приветственно кивнуть мне. Похоже, она была не на шутку увлечена. Я успела устроиться на своем привычном стуле и начать читать материалы по педагогике, когда к нашей уютной компании присоединился капитан. Я сразу почувствовала, что спокойный отдых закончился. Стоило только взглянуть на Свенса, чтобы понять — у нас большие проблемы.
— В чем дело, капитан? — резко спросила Ингеборга.
Я не ожидала от этой ледяной дамы такой же, как у меня, чувствительности к чужому настроению, и немного растерялась. Капитан только покачал головой, отказываясь делиться с пассажирами.
— Вы уходили за навигатором, — настойчиво напомнила Ингеборга. — И вернулись без него. Насколько я знаю, сейчас уже пора проводить корректировку курса, чтобы выйти к Орбьюсу.
На этот раз капитан неохотно кивнул. Он открыл пищевой автомат и зачем-то стал внимательно осматривать содержимое.
— Только не говорите, что мистер Рэм ушел в запой, — презрительно фыркнула Ингеборга. — А вы без него не можете скорректировать курс.
— Курс на этом типе катера невозможно скорректировать в одиночку, без опытного навигатора.
— Но… куда же он мог деться на таком небольшом катере? — спросила я, сжимая планшет.
— Я отыщу его, раз уж капитан не в состоянии качественно обыскать свое собственное судно, — презрительно бросила Ингеборга, и я заметила, как Свенс поморщился, словно от головной боли.
Инквизитор твердым шагом покинула кают-компанию, а я словно примерзла к стулу. То, что происходило со мной, не было похоже на привычную паническую атаку. Я смотрела на разбитого неудачей старого капитана, который был так добр со мной, и думала, что в ответ на его доброту должна сделать все возможное, чтобы защитить его от пока непонятной угрозы. Я чувствовала в себе непривычную силу и решимость, хотя пока и не знала, куда могла бы их приложить. Полная желания действовать, я положила планшет на стол, и встала. Ингеборга была права — нужно найти Рэма. Я подумала, что обыскивать катер будет значительно удобнее вдвоем, и решила предложить ей свою помощь. В тот момент, когда я уже набрала воздуха, чтобы сказать о своем решении капитану и утешить его, в кают-компанию, пошатываясь, вошел навигатор.
Выглядел он неважно, и даже розоватый свет идущего к закату дня его не красил. Рэм придерживался за стены, чтобы удержаться на ногах, но все равно пошатывался. Он выглядел так, словно его вот-вот стошнит. Мне показалось, что я поняла, что искал капитан в пищевом автомате: он проверял, сколько упаковок белого вина там осталось.
— В рубку, — коротко скомандовал капитан, сверля навигатора тяжелым взглядом.
Тот коротко мотнул головой, тут же поднес руку ко рту, явно сдерживая рвотные позывы и, едва не упав, последовал в открытую капитаном гермодверь. Я проследила за ними взглядом, испытав острое желание еще раз взглянуть на картину глубокого космоса. Тем не менее, я все еще была настроена поговорить с Ингеборгой. Пусть навигатор нашелся, но я чувствовала, что у нас есть еще одна тема для разговора. Мне казалось, что я должна что-то ей рассказать об одном из пассажиров, и рассчитывала, что она поможет мне вспомнить, что именно и о ком.
Двухместная каюта инквизиторов оказалась заперта. Сколько бы я ни прикладывала ладонь к сенсорному звонку, он оставался тусклым. Я попробовала еще раз добиться от звонка того зеленого мигания, которое свидетельствовало бы о том, что внутри каюты прозвучал сигнал вызова, но снова безрезультатно. Отчего-то я была уверена, что Ингеборга внутри, хотя, разумеется, через закрытую гермодверь не было слышно ни единого звука. Я поняла, что сама не смогу справиться с ситуацией, и, едва попадая дрожащими пальцами по клавишам, набрала код экстренной связи с рубкой.
— Слушаю, — немедленно отозвался из динамика собранный голос капитана Свенса.
— Это Аврора Шелтон, — ответила я, сдерживая беспокойство. — Капитан, я почему-то не могу дозвониться до каюты инквизиторов. Мне кажется, она заблокирована. Будьте добры, проверьте ваши огонечки.
— Сделаю, мисс Шелтон, — сказал капитан, и мне послышалась в его голосе добрая улыбка.
Я представила, как он поворачивается к панели отображения состояния кают, и тоже улыбнулась.
— Я сейчас подойду, мисс Шелтон, — снова раздался из динамика голос Свенса. — Похоже, незначительный сбой в системе. Сейчас разберемся.
Переминаясь с ноги на ногу и натягивая рукава платья на ладони, я ждала капитана под дверью заблокированной каюты. Мне было страшно думать, чего еще могли коснуться эти незначительные сбои… Я не смогла сдержать облегченного вздоха, увидев высокую фигуру капитана.
— Катер не новый, так что мелкие неприятности случаются постоянно, но ничего серьезного, будьте уверены, мисс Шелтон, — успокаивающе улыбнулся он, открывая неприметную пластинку рядом с дверью, под которой скрывалась металлическая пластина. Капитан приложил к ней ладонь, и она отошла в сторону, открывая старомодный дисплей с кнопочной клавиатурой.
Увлеченная действиями Свенса я не заметила, как за его спиной появился навигатор. Я вскрикнула, испуганная его злобным выражением лица, капитан начал поворачиваться, но не успел. Рэм набросился на него всем телом, ударив о стену. Свенс каким-то образом успел развернуться лицом к противнику и, коротко размахнувшись, ударил его в лицо сжатым кулаком. Я успела удивиться тому, что капитан без колебаний вступил в бой со своим напарником, когда Рэм, пошатнувшись от мощного удара, снова пошел в атаку. Он выбросил кулак, метя в капитанский живот, но Свенс с неожиданной для его возраста проворностью увернулся. Передо мной оказалась спина навигатора, и я, сама от себя не ожидая, задрала платье почти до самых бедер и со всей силы пнула его под колено, едва сама не потеряв равновесие. Мои тяжелые башмаки словно были созданы для такого рода ударов. Нога Рэма подогнулась, и он рухнул на колени. Капитан с силой ударил его в висок, и навигатор завалился на бок, потеряв сознание.
Я расширенными от страха глазами смотрела на Свенса поверх поверженного навигатора и не понимала, что происходит.
— Он скоро придет в себя, — деловито сказал капитан, расстегивая ремень. — Нужно его связать.
— Лучше мой пояс! — быстро сообразила я, радуясь, что могу быть полезной.
Пальцы не слушались, но я сумела распутать туго стянутый узел. Пояс, охватывающий мою талию, был из той же плотной ткани, что и платье, так что я была уверена, что он сумеет удержать Рэма. Капитан связал навигатора, притянув его запястья к щиколоткам, со сноровкой, показывающей хорошую практику.
— С ним это не в первый раз? — нервно спросила я.
— Первый, — все еще стоя на коленях рядом со связанным навигатором ответил капитан. — Кобольд всегда себя контролировал, хотя и любил выпить. Может быть, все-таки случилось то, чем пугали доктора — белая горячка.
Я услышала в голосе капитана сомнение, которое испытывала и сама.
— Но как вы…
Я не сумела сформулировать вопрос, но Свенс понял и ответил мне, с заметным усилием поднимаясь с колен и возвращаясь к панели управления доступом к каюте:
— Я ведь до пенсии в спецвойсках служил. Старые навыки не забываются.
Вот откуда у него такая выправка! Я вспомнила группу организованных серьезных молодых людей в голубой форме, которые пришли на мою единственную сессию автографов. Спецвойска, как я знала, часто сопровождали инквизиторов в их рейдах по розыску и обезвреживанию незарегистрированных вампиров.
Связанный навигатор пошевелился и застонал, но не пришел в себя, когда капитан, щелкая клавишами, набрал длинный код, и гермодверь отозвалась приятным мелодичным звуком, отходя в сторону. Ингеборга словно ждала прямо перед входом, так быстро она вылетела в коридор, сопровождаемая удушливым странным запахом. Я отшатнулась от двери, но успела увидеть тело Че Дао, безвольно раскинувшееся на полу между койками. Мне показалось, я увидела кровавый ореол, растекающийся вокруг тела, прежде чем ужас затопил мое сознание.
Я поняла, что кричу, только когда Ингеборга ухватила меня за плечи. Я уперлась руками ей в грудь, силясь оттолкнуть, но инквизитор держала меня крепко, и я неожиданно успокоилась, глядя в ее холодные голубые глаза.
— Где Миа Портер? — спросила я. — Почему она не вышла, ведь мы так шумели, что она должна была…
— Вы сумеете удержать себя в руках или вас закрыть в каюте? — вместо ответа холодно спросила Ингеборга.
Я взглянула на капитана Свенса, устало привалившегося к стене и вспомнила, как хотела ему помочь.
— Да, — ответила, стараясь сдержать панику. — Да. Я сумею. Вам нужна любая помощь, верно?
Наградой мне стала ободряющая улыбка капитана и разжавшиеся тиски рук Ингеборги.
— Я должна немедленно уничтожить вампира, — сказала инквизитор, поворачиваясь к капитану, и я заметила у нее под мышкой крупнокалиберный огнестрельный пистолет в расстегнутой кобуре, а на левом бедре — тяжелый изогнутый кинжал.
Я обняла себя руками и уставилась в пол, невольно попав взглядом в связанного навигатора.
— Наверное, стоит заблокировать его в каюте, — тихо сказала я, имея в виду Рэма.
Ингеборга словно только что заметила связанного, уставившись на него, как на досадную помеху планам. Она наклонилась и, ухватив навигатора за предплечья, потащила к каюте. Я, словно в полусне, наблюдала за ней, страшась еще раз увидеть тело Че Дао и не могла отвести глаз. Капитан Свенс, как будто поняв, что со мной происходит, обнял меня, закрыв собой вход в каюту. Он отошел, когда я услышала звук закрывающейся гермодвери, и я успела ему благодарно кивнуть, пока он не отвернулся к клавиатуре, чтобы снова набрать длинный код. Снова закрыв металлическую панель и прикрыв ее заглушкой под цвет стен коридора, капитан обернулся к Ингеборге.
— Каков план, инквизитор? — спросил он. — Поскольку ваш напарник мертв, вам понадобится помощь.
— У вас на борту есть оружие, капитан Свенс. — утвердительно сказала Ингеборга. — Вооружитесь и, если мисс Шелтон умеет стрелять, выдайте оружие и ей тоже. Похоже, блокатор нового типа работает с перебоями. Если увидите вампира, не приближайтесь к нему, немедленно свяжитесь со мной, — инквизитор выразительно постучала себя по плечу, и я заметила закрепленный на ее форме коммуникатор. — Я сумею его обезвредить.
Капитан без возражений принял этот план, и, прежде чем Ингеборга ушла, я слабым, прерывающимся от волнения голосом заметила:
— Мне кажется… мне кажется, я видела его… утром… Мне кажется, он ушел в сторону грузового отсека…
Ингеборга бросила на меня странный взгляд, но промолчала. Приняв мою подсказку, она отправилась к грузовому отсеку.
Предложив мне следовать за ним, капитан провел меня в свою каюту. Оказалось, это была первая дверь от кают-компании.
— Так вы умеете стрелять, мисс Шелтон? — спросил он, открывая сейф, занимавший слишком много места в тесном помещении.
— Да, — ответила я. — Мой психотерапевт решил, что я должна научиться… Он полагал, что это поможет снять стресс, что я буду чувствовать себя более защищенной. И я научилась. Я неплохо стреляю. Уж в таком пространстве, как катер, точно попаду.
Внезапно сообразив, что слишком много болтаю, я замолчала, нервно приняв в руки протянутый капитаном пистолет. Он был меньшего калибра, чем у Ингеборги, но не ничуть не менее смертелен для человека. И опасен для вампира, если бы мне удалось с первого выстрела попасть ему в сердце. Я знала, что это не убьет кровососа, но замедлит его, позволив моим товарищам отсечь ему голову.
— Капитан Свенс, — неуверенно начала я, обхватывая рукоять пистолета, — я не сомневаюсь в компетентности инквизитора Даупкайте, но… вы уверены, что разделяться, как она предложила, в нашей ситуации — хорошая идея?
Прежде чем ответить, капитан тяжело вздохнул, и я подумала, что стычка с навигатором далась ему тяжелее, чем он хотел показать. Словно подтверждая мои мысли, капитан потер плечо, которым ударился о стену.
— Текущим составом — это наилучший из возможных вариантов. Мы не будем отвлекать внимание инквизитора, и она сможет полностью сосредоточиться на задаче. Я имею некоторый опыт взаимодействия с вампирами и сумею защитить вас и дождаться, пока инквизитор Даупкайте доберется до нас. Ваша задача — держаться прямо за моим плечом и внимательно смотреть по сторонам. Мы с вами последовательно проверим все каюты, кроме уже заблокированной, подсобные помещения и рубку.
Уверенный тон капитана произвел на меня впечатление. До сих пор мне казалось, что наша задача невыполнима, однако теперь забрезжила надежда. Ингеборга и Свенс производили впечатление людей, которые знают, что делать. Мне было по-прежнему страшно, но рука, держащая пистолет, больше не дрожала. Я перехватила запястье свободной рукой, как учил инструктор на стрельбах и решительно заявила, что готова идти.
— Прикрой мне спину, Аврора, — улыбнулся капитан, и я поняла, что мне очень нравится его мужественное морщинистое лицо.
— Да, капитан, — серьезно кивнула я.
К тому времени, как были тщательно проверены все каюты, включая мою собственную, я поняла, что ожидание опасности может быть очень утомительным. Мне казалось, что я уже многие часы брожу за спиной капитана, наблюдая, как он проверяет каждый уголок совершенно одинаковых помещений, где негде было спрятаться, затем блокирует двери, чтобы никто не смог проскользнуть в уже проверенные места за нашей спиной. Стыдно признаться, но для меня стало полной неожиданностью, что в кладовке для хозяйственного инвентаря кто-то есть. Я отшатнулась и ударилась спиной о стену коридора, когда услышала женский голос из полумрака:
— Капитан, закройте дверь. Невежливо входить без стука!
Свенс сместился так, чтобы я видела через проем двери. На ящике с пометкой «грязное белье» сидела Миа Портер и щурилась на неяркий вечерний свет.
— Мисс Портер, — совершенно безэмоционально сказал капитан, — пройдите в кают-компанию и оставайтесь там.
— Нет, — кокетливо повела плечом Миа, — меня попросили оставаться здесь. Кое-кто, кого я готова слушаться больше, чем вас.
— Вампир, — выдохнула я.
Миа метнула на меня победный взгляд и ответила с вызовом:
— Да! Я говорила тебе, что быть с ним — это счастье, и я была права! Тебе никогда не понять, что за удовольствие выполнять любые его поручения! Я сижу тут уже несколько часов, и я никогда не испытывала большего счастья. А представь, что будет, когда он вновь позовет и испробует моей крови!
Я не могла этого слышать. Ее мелодичный голос ввинчивался прямо в мой мозг, выжигая клеймом одно единственное слово — опасность! Я слышала ее восторженный тон, я видела кровавую метку, оставленную зубами вампира на ее шее. Я понимала, что он вернется за ней. Вернется прямо сюда. Капитан Свенс начал поворачиваться ко мне, чувствуя неладное, и открыл лучший обзор на улыбающуюся, счастливую стать вампирским кормом Миа. Я вскинула пистолет, как учил инструктор, мысленно провела прямую линию от прицела до высокого чистого лба мисс Портер и выстрелила. Стреляла я и в самом деле метко. Я немедленно отвела взгляд, но то, что успела увидеть, не забуду никогда. Входное отверстие было совсем небольшим, но малая дистанция дала себя знать: металлическую стену кладовки забрызгали мозги вперемешку с раздробленными костями. Когда мертвая Миа завалилась набок, это людоедское пятно открылось во всей красе. Вся дрожа, я опустила руку.
— Простите, капитан, — пробормотала я, избегая взгляда Свенса.
Больше, чем первого моего убийства, я боялась его осуждения.
— Ничего, — мягко произнес он. — Я понимаю. Будь я так же неопытен, как вы, Аврора, я бы тоже ее убил. Она была потеряна для нас. Смерть — лучшее, что вы могли для нее сделать?
Я всхлипнула, готовая расплакаться от облегчения, но подавила рыдания. Может быть, потом у меня будет время выплакаться. Когда мы приземлимся на Орбьюс я, может быть, даже попрошусь отправиться в новое путешествие на этом маленьком видавшем виды катере. Я не была уверена, что теперь захочу и смогу остаться на должности преподавателя в детском саду. Внезапный грохот еще одного выстрела, раскатившийся по круговому коридору, прервал мои размышления.
— Держись за мной! — на ходу напомнил капитан, рванувшись в сторону кают-компании, и я побежала за ним, едва дыша от волнения и снова взяв пистолет на изготовку.
Свенс замер, едва переступив порог кают-компании, но почему-то не поднял пистолет. Из-за его плеча я видела, что Ингеборга снова готовится стрелять в замершего по другую сторону стола вампира. Я его знала. Конечно, знала. Это был Калеб Штерн, еще утром встретившийся мне в коридоре. Сейчас я не понимала, как могла забыть об этой встрече, а Штерн тем временем стрельнул в нас быстрым взглядом и широко улыбнулся:
— Вижу, все в сборе. Пора заканчивать, дорогая Ингеборга, я достаточно развлекся.
В следующую секунду произошло сразу несколько действий, и все они четко отпечатались в моей памяти. Инквизитор недрогнувшей рукой выстрелила в вампира, когда я еще только начинала поднимать пистолет, чтобы присоединиться к ней. Штерн сорвал с шеи ошейник, словно это была простая атласная лента, вспрыгнул на стол и моментально оказался рядом с Ингеборгой. Она успела еще раз выстрелить в упор, но пуля прошла через живот вампира, не причинив ему видимого вреда. Я нажала на спусковой крючок, уже понимая, что промахиваюсь — враг двигался слишком быстро, а капитан… Капитан отчего-то так и стоял, словно не мог или не желал двигаться. Мельком я удивилась, где же моя паника? Почему я до сих пор не боюсь Штерна, хотя вот он, вампир, прямо передо мной. И он дал мне повод для страха: резким движением обеих рук он с хрустом переломил шею инквизитора. Ингеборга упала на пол, как тряпичная кукла, а вампир повернулся к нам, и я задрожала, не в силах отвести взгляда от мертвой инквизитора. Я отступила назад, понимая, что бежать некуда, но Штерн не приближался. Мне показалось, что он наслаждается наконец-то нахлынувшим на меня ужасом.
— Капитан, — попросил он мягко, — приведите вашего навигатора и проложите новый курс. Мы отправляемся домой. Меня заждались в моих Темных мирах.
Я увидела, как Свенс коротко кивнул и прошел мимо меня, словно не замечая. Мир померк. Я потеряла сознание, хотя предпочла бы умереть.
Когда я пришла в себя, я обнаружила, что лежу на койке в моей каюте. Здесь я и провела следующие несколько дней. Еду и воду мне приносили неизменно равнодушные и молчаливые капитан и навигатор. Через несколько дней, в течение которых, как я чувствовала по легким перепадам веса и дрожанию переборок, катер шел с большим ускорением, в открывшейся двери я увидела очаровательно улыбающегося Калеба Штерна.
— Мы на орбите, дорогая мисс Шелтон. Пойдемте, я покажу вам вашу новую родину.
Безучастно встав, я по привычке разгладила помятое платье, но руки в протянутую вампиром руку не вложила.
— Я бы мог взять вас под контроль, — заметил Штерн, — но не стану этого делать. Мне понадобится ваш свежий взгляд.
Я следовала за вампиром, который привел меня в пустую рубку. На изогнутых экранах раскинулась панорама лежащей под нами планеты. Покрытая облаками поверхность почти не просматривалась. В углу одного из экранов я прочитала название: Делэйни. Сквозь уже ставшее привычным плотное одеяло апатии проступило легкое удивление и страх — это была одна из центральных систем Темных миров. Я уже чувствовала, что на поверхности в нашу сторону поднимают взгляды сотни тысяч, может быть, миллионы вампиров. Они чего-то ждали. У меня перехватило дыхание, и я плотно сцепила пальцы.
— Зачем мы здесь? — спросила я, уже догадываясь.
— Вы знаете, мисс Шелтон. Вы же писали обо мне в вашем «Черно-красном флоте», Аврора.
Я в ужасе уставилась на Калеба Штерна, сопоставляя его облик с темными архивными записями. Лорд Делэйни, сильнейший из вампирских Лордов. Захваченный в плен, как и все они и казенный, если верить инквизиторским отчетам.
— Они решили изучить меня, — ухмыльнулся вампир. — Да, вы правы, дорогая мисс Шелтон, им стоило бы убить всех нас сразу, но человеческое любопытство вас сгубило. Я вернулся домой, и ненадолго останусь здесь, пока мы не поднимем новый черно-красный флот. Я учту нашу прошлую ошибку, и на этот раз в Галактике не останется свободных людей. А вы, мисс Шелтон, будете стоять за моим плечом и напишете новый бестселлер о нашей победе.
Я перевела взгляд с лица лорда Делэйни на изображение планеты и увидела, как на площади лежащих под облаками городов высыпают толпы восторженных вампиров и их рабов. Они оглушительно приветствуют своего вернувшегося правителя. И меня, летописца нового порядка.
Комментариев: 4 RSS

Интересная смесь киберпанка, космооперы и вампирской фэнтези :)

В короткий рассказ втиснут целый мир, герои кажутся живыми. При этом текст довольно кинематографичен, могу представить фильм(сериал) по этому рассказу, тем более, что явно "продолжение следует" )

Придирки: встреча героини с незнакомцем в коридоре - уж очень предсказуемо, это из тех фильмов и книг, где герои глупее зрителя(читателя).

И как-то вот совсем не выстрелило "ружье", что героиня вакцинирована и отличается от остальных членов экипажа. Она ведь отличается, на этом делается акцент, она другая. Как-то же это должно было сыграть. Допустим, в финале, героиня могла бы все-таки суметь противостоять вампиру, переломив свой страх, которого у остальных изначально не было. А так получилось - боялась, боялась... и боится дальше ) Все подчинились, и она подчинилась.

Но, возможно, все будет в продолжении)

Автору удачи!

Спасибо за отклик! Очень интересно и важно для меня видеть, как воспринимают текст незнакомые люди.

встреча героини с незнакомцем в коридоре

Несет определенную смысловую нагрузку ;) Видимо, достаточно прозрачно намекнуть не вышло, так что, если растопырюсь на продолжение, придется там объяснить.

И как-то вот совсем не выстрелило "ружье"

Признаться, даже не уверена, что это было "ружьем". С моей точки зрения, эта особенность позволила героине участвовать в действиях, а не забиться под койку, как только она узнала, что на борту вампир :)

А вот у меня отношение к финалу как раз как к выстрелившему ружью. Неправильно не бояться сумасшедшей высоты, тигров и гранат. Можно сколько угодно себя убеждать, что тигры дрессированные или со слепых котят выращенные человеком, но инстинкт, подсказывающий человеку, что от них нужно держаться на почтительном расстоянии, таки прав. Для меня главная ирония и изюминка рассказа - в подтверждении обоснованности вроде бы иррациональных страхов героини. Этот инстинктивный страх никакими вакцинациями и доводами не перешибить - и это правильно. Именно поэтому героиня реагирует на опасность раньше остальных. Она чувствует, что что-то не так, раньше тех, кто в себе инстинкт успешно заглушил. В другой ситуации она бы оказалась единственной, кто выжил, потому что, подобрав подол, рванула бы прочь. Но тут космос, бежать некуда, потому и попалась.

Признаться, даже не уверена, что это было "ружьем". С моей точки зрения, эта особенность позволила героине участвовать в действиях, а не забиться под койку, как только она узнала, что на борту вампир :)

Хм. А разве остальные члены экипажа забились под койку? ;)

В другой ситуации она бы оказалась единственной, кто выжил, потому что, подобрав подол, рванула бы прочь. Но тут космос, бежать некуда, потому и попалась.

Ну вот, если бы рванула все-таки прочь каким-то образом, и выжила - то ружье выстрелило бы) А так - попались все: и те, кто боялся, и те, кто не боялся. И героиня, которая боится, но вакцинирована. Так в чем была разница между ними по большому счету?

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз