Рассказ «Двести двадцать третий». Лео Ракоци, Эрин Стероз


Рубрика: Библиотека -> Конкурсы -> Трансильвания -> Рассказы
Авторы: Лео Ракоци, Эрин Стероз
Название: Двести двадцать третий
Редактор: Эрин Стероз
 
Двести двадцать третий
 
— Ох, успела всё-таки Антош. Пирожки-то тебе в дорогу. Ещё тёпленькие.
— Тётушка, ну что же ты себя мучаешь? Вскочила ни свет, ни заря, и ещё на метро потащилась с Московской до Садовой. — Антон уже завёл свой компактный Toyota RAV4. И хотя машина не нуждалась в разогреве, со времён работы в такси он был научен разогревать любую, даже если по инструкции она этого не требовала. Так учили опытные таксисты.
Пухленькие тёткины ручки протянули корзинку с пирожками. Корзинка источала аромат свежей сдобы. Запах, казалось, разлился на всю улицу. Антон был благодарен.
— Ну, какже-с, какже-с, — пропела тётка низким бархатным голосом. — Такой трудный у тебя день и без благословения. Знаешь, что бы сейчас сказал твой отец и мой брат?
С тех пор, как на Московском проспекте на «Мазду» родителей наехал чёрный «Джип» главным поставщиком информации о том, что бы сказали в тех или иных случаях папа или мама — была тётя Вика. Виктория Леонидовна Родина. До пенсии — доктор философии. А сейчас маленькая, теплая, пухленькая старушка. Очень домашняя, всегда пахнущая ванилью или корицей. Зимой Виктория Леонидовна коротала время в питерской квартире на Варшавской. Где вязала пуховые носки и варежки. Все лето выращивала невероятную клубнику на шести сотках в Колпино. Сейчас, в октябре, она уже закрыла дачный сезон и перебралась в квартирку с видом на администрацию Московского района Санкт-Петербурга.
— Знаю, тётушка, — приобнял тётку Антоша. — Папа бы сказал, что при всех обстоятельствах следует оставаться Человеком. Он что, серьезно говорил это каждый день?
— Нет, он ещё говорил, что Человеком надо сначала стать. И ещё, что любой человек всегда может стать тварью. Хотя и тварь может стать человеком. Если захочет… Тут, знаешь ли — Закон свободной воли.
— Ты говоришь со мной таким тоном, словно прощаешься, — улыбнулся Антон. Это всего лишь поездка к Ладоге.
— Так и есть. День пройдет, и ты станешь другим человеком. А куда именно, Антоша?
— Туда, где берёт начало «Дорога Жизни».
— Да, понимаю, там, где когда-то был храм русской ведической Богини Лады.
— Да ладно? — удивился Антон, он ничего такого не знал о русской ведической богине Ладе. — Так может, это его развалины нашли под землей? Там говорят, целый город…
Лицо тётки напряглось, но Антоша не придал этому значения. Обычное беспокойство пожилого человека. Вечно себя накручивает, потом по привычке пьёт советский валокордин, который, как говорят, кроме плацебо ничего не даёт бабушкам. Но они всё равно его пьют и всё равно успокаиваются… Тётка — божий одуванчик, хоть и пухленький, вечно такая смешная со своими пирожками да благословениями. Но сейчас это единственная его, оставшаяся в живых родня… И он, конечно, любил эти обнимашки-благословения. И был благодарен за пирожки, и этот ритуал с обещанием помнить всегда, что он Человек, а не какая-то там плошка с глазами…
 Машина была послушна твердой руке опытного водителя. Верный конь и проверенный друг, слегка вздрогнул и, как все «тойоты» в мире, мягко пошуршал по асфальту сначала в сторону окружной дороги, чтобы через несколько минут вырваться на трассу в сторону Старой Ладоги, а потом свернуть к Дороге Жизни.
В голове звучали тёткины предостережения и напутствия. Откуда она берёт всю эту информацию?
— А ты не знал про древний храм Лады? А в школе вам не говорят о том, что вообще значит название озера Ладога? Сыночка, это и значит — «путь к Ладе» Ладо-га. Га — с древнерусского — дорога. Дорога, Путь к Ладе. Это же наша, русская Ладушка охраняет нас и по сей день.
И это она не дала фашистам во время Великой Отечественной войны сомкнуть блокадное кольцо. И дорога Жизни появилась недалеко от древнего храма. И, поди ж ты, тварь-то какая-то туда полезла и разворошила древние развалины. Так что осторожнее и внимательнее будь, Антоша. Задание редакции, есть задание. Пришло время и тебе проявиться. Но и сам голову не теряй. И пусть тебя Лада благословит и пусть обратная дорога будет безопасна…
Тётка иногда как в воду смотрит. Откуда она могла бы знать, что пришло его время проявиться? Первое, крайне важное редакционное задание.
Задача Антону была поставлена ответственная и конкретная — сделать снимок древнего храма на обложку журнала «Новости Архитектуры». Редактор долго получал разрешение на эту съёмку — помогли только особые связи. Почему-то раскопки были засекречены. И журналистов туда не пускали.
 Однако на месте оказалось всё как всегда. Ни удостоверение фотокора, ни специальное разрешение на съемку не понадобились. Объект никто не охранял.
— Пятница, 13-е, — усмехнулся Антон. — Охрана в такие дни от греха подальше, держится от таинственных подземелий. Чёрным копателям раздолье…
Сам он быстро нашёл вход. Собственно, а что было искать? Вагончик-будка охраны был закрыт на огромный амбарный замок. Таблички «Посторонним вход воспрещён» и «Объект охраняется государством» — точно указали путь. Около нужной расщелины в стене — огражденная красной лентой площадка.
Отсняв снаружи часть развалин, Антон решительно двинулся к проёму вовнутрь.
— Эти развалины никому кроме нашего редактора даром не нужны, — ворчал Антон. — И темновато здесь.
Сделал несколько снимков на оба фотоаппарата. Основной и запасной. Никогда не знаешь, как поведёт себя техника. Поэтому всегда брал с собой два или три фотоаппарата. Хорошая вспышка решила проблему, связанную с нехваткой света в закрытом помещении.
Храм оказался ещё меньше чем представлялся снаружи. Возможно, когда-то он был белокаменной церковью архитектуры Х1-Х11 веков. Похожий на храм Софии в Великом Новгороде. Вспомнились слова тётушки — «стоял древнерусский храм нашей Лады».
Почему бы и не Лады? Будет сенсация — будет хороший гонорар за снимки…
Фотограф прошёл вдоль разрушенной стены, но вдруг его внимание привлекла каменная лестница, спрятанная немного под завалами.
Антон отбросил в сторону пару дощатых щитов и несколько камней. Крутая лестница сразу вела глубоко вниз, в кромешную тьму.
Антон надел на голову фонарик и решительно поставил ногу на первую ступень.
Кромешная тьма мгновенно окутала Антона со всех сторон, фонарик не спасал. От каменных стен веяло холодом и сыростью. Лёгкий туман стелился по лестнице.
— Откуда здесь это? — Антон посмотрел на свои ноги и ног не увидел. Неприятный холодок забрался под футболку и полез по позвоночнику от пояса к затылку. Но Антон спускался вниз, пытаясь игнорировать ощущения близкой опасности. Гнетущая темнота давила с каждым шагом сильнее. И, через несколько секунд Антон уже нёсся вниз.
Лестница оказалась не только очень крутой, но и очень длинной. Хотя, как показалось Антону, где-то внизу забрезжил свет.
***
Тьма исчезла также внезапно, как и появилась. Молодой человек вышел в огромное светлое помещение и схватился за фотоаппарат.
И это была сенсация. Глубоко под землей стоял великолепный, почти нетронутый верменем зал дворца античной архитектуры.
— Откуда это здесь?
Антон сделал несколько глубоких вдохов, переживая первый шок, и пока не понимая, откуда здесь свет, хотя и не достаточный для съемки, но вполне себе приличный, чтобы осмотреть огромные колонны, тонкую золотую мозаику на потолке и серый полированный мраморный пол. Антон начал снимать огромные стены с искусной росписью батальных и мирных сцен античного времени, и мраморные колонны, не меньше десяти метров высотой.
— За это Николай Иванович точно меня похвалит, — радовался фотограф.
Антон прошелся по залу, подбирая подходящий ракурс под углом, чтобы зал попал в кадр в полный обзор.
Установил штатив, прикрутил к нему «тело» основного фотоаппарата, настроил выдержку…Минуты на три… Готово! Будет тебе обложка, дорогой редактор, Николай Иванович. Всё как вы просили…
Увлекшись работой, Антон не сразу услышал, как вдруг… Но нет, молодому человеку не показалось…
Вдалеке послышались шаги. Фотограф притих и быстро спрятался за колонной у стены. В противоположном конце комнаты появились люди — человек пятнадцать.
— Дьявол! — выругался про себя Антон.
Люди были одеты в длинные чёрные плащи. Молодому человеку компания показалась странной. Что-то в было не то. Как будто на маскарад пришли ряженые. Может быть, здесь уже идут съемки, и какой-то проворный режиссер нашел себе бесплатные декорации?
В центре толпы выделялся один чел. Высокий, стройный как тростинка в кожаном плаще готического стиля со стоячим воротником. Контрастом смотрелись коротко стриженные белоснежные вьющиеся волосы. Этот был главным и явно отдавал приказы и распоряжения скрипучим голосом.
Антон уже хотел выйти и представиться, Но что-то его удержало в укрытии.Парень навёл второй, запасной фотоаппарат и едва заметным движением объектива приблизил лицо незнакомца. Но тут сработала профессиональная привычка! Едва человек посмотрел в камеру, фотограф быстро нажал на кнопку. Снято! Вспышка включилась автоматически — про нее Антон забыл. У незнакомца расширились глаза, и он вдруг крикнул, точнее, громко проскрипел отвратительным голосом:
— Здесь светлый! Держи его!
Пятеро здоровенных мужчин, таких же ряженых, как и главарь, рванулись в сторону Антона.
Потребовалось мгновение, чтобы Антон оценил степень опасности и понял свою ошибку.
Фотограф бегом бросился к лестнице. На бегу схватил первый фотоаппарат, который так и стоял, прикрученным к штативу. В несколько прыжков преодолел это расстояние и взлетел по лестнице. Оказавшись на улице, в два прыжка долетел до автомобиля. Машина взревела не сразу — надо было её ещё завести, а ключ не хотел заталкиваться в замок зажигания.
Антон оглянулся — чтобы оценить, как близко находятся преследователи. Но преследователей не оказалось. За ним никто не гнался. Понимая, что он впутался в историю, Антон поспешил убраться.
В голове звучали слова незнакомца: «Держи его! Здесь Светлый!». Получается, что люди в чёрном считали себя тёмными? Он что, попал на ритуальную мессу сатанистов?
Ну, ничего, у него есть снимки, и он попробует выяснить, кто такие. Внутренне чувство орало однозначно: «Беги или умрёшь». Поэтому несколько километров фотограф пролетел под воздействием адреналинового удара.
Опомнился Антон только когда нёсся по Мурманскому шоссе. А въезжая в город, уже дышал совсем ровно. Огни ночного Петербурга оказывали успокаивающие воздействие. Ощущение реальности полностью вернулось к парню. Он решил не ехать сейчас домой на Садовую. И направился в рабочую студию, на Парнас, где занимался фотографиями.
Детская увлечённость плёночными фотоаппаратами переросла в профессию. Да, несмотря на технологический скачок, Антон отдавал предпочтение старой проверенной технике. И даже возня с проявлением плёнки была только в радость.
***
Приехав в студию, молодой человек успокоился. Студией место называлось условно. Это была полноценная однокомнатная квартира. Вот только вместо кухни, затемнённая комната для проявления фотографий. А основная комната носила функции всех нужных в данный момент комнат. Кровать в одном углу, рабочий стол — в другом, микроволновка и чайник — в третьем. Погружаясь в работу, Антон забывал о времени. Поэтому всё необходимое для комфортного пребывания в студии сутками появилось постепенно.
 Ступив в студию, фотограф первым делом кинулся в рабочую комнату. Подготовил бачок и мелкозернистый проявитель и занялся таинством. В темноте, привычным движением извлёк плёнку...Разместил в бачке, начала работать с проявителем.
Только отмерив нужное время а секундомере, и оставив плёнку промываться, Антон немного расслабился и позволил себе чашку чая. Сам храм и всё, что там произошло, не отпускало его воображение. Молодой человек явно увидел то, чего не следовало. И теперь только последняя фотография со второго фотоаппарата поможет разобраться, насколько это опасно.
Секундомер издал писк, означающий, что плёнка промыта и ее можно сушить. Антон поставил чашку и пошёл доделывать свою работу.
Негатив последнего снимка поместился под увеличительным стеклом. У парня подкосились ноги и он, опираясь на стол, присел на пол.
Он умел читать негативы. Но всё же, лучше распечатать сами фото. Высушив пленки, Антон занялся проявлением и печатью фотографий.
Очертания фотографии начали появляться в растворе проявителя, и страшная картина из храма явственно предстала перед взором. Мёртвенно бледная кожа, черные губы и окровавленные клыки…
 — По всем законом жанра, — подумал парень. — Не может это быть правдой. Какие-нибудь киношники пошутили. Кроме того, я устал. Мне надо выспаться, и всё придёт в норму.
На этой позитивной ноте Антон разложил фотографии сушить на газетах и отправился спать.
***
На следующее утро фотограф положил в папку необходимые для журнала фотографии и отправился в родное издательство «Луч». Перед выходом на улице автоматически засунул проявленные плёнки в карман.
День явно не задался. Простояв в пробке Антон, ещё долго не мог найти парковочное место. Пришлось оставить машину на другой улице и идти до работы пешком.
Как вдруг, взгляд упёрся в театральную афишу. По спине пробежала дрожь, руки затряслись.
Рок-группа «Dracula» из Трансильвании приехала с концертом в Санкт-Петербург. Солист группы — вылитый незнакомец из храма. Черный плащ, белые короткие вьющиеся волосы, нос крючком, хищный взгляд… Значит, не киношники над ним пошутили. А музыканты. Однако, что они там делали, эти иностранцы в подземном храме предположительно русской богини Лады?
Антон быстро обогнул тумбу с афишей. На выходных данных печати — издательский дом «Луч».
Родное издательство выдавало не только высококачественную художественную печать, но и было учредителем глянцевого рекламного журнала «Новости архитектуры и дизайна». Новостей в журнале было немного — скорее рекламные статьи. Однако выполнено было невероятно дорого и качественно. Особенно хороша была съёмка. На фотографов и художников журнал денег не жалел. Такова была политика издательства.
То, что музыканты из Трансильвании выбрали его издательство — Антона не удивило. «Луч» сделает всё как надо, шикарно, роскошно и дорого. Недавно, например, свои календари и постеры «Лучу» заказывал Русский музей. Сувенирка для иностранцев. А этот заказчик очень щепетилен к качеству. Были очень довольны уровнем печати.
Значит, у рок-группы «Dracula» из Трансильвании нет проблем со средствами, раз они заказывают такие крутые афиши.
Пачка фотографий легла на стол главного редактора журнала. Мужчина за пятьдесят сидел вразвалочку в своём кресле и почёсывал лысину, тщательно скрываемую нереально длинной, зачесанной назад чёлкой. Он посмотрел на фото. Обычно подозрительно прищуренные глаза Николая Ивановича расширились от удивления:
— Ну, молодец! Ну, орел! Проблем с пропуском не было — я надеюсь?
— Пропуск был отличный, — сказал Антон, памятуя, как долго его добывал Николай Иванович. — Меня пропустили сразу… И потом даже выпускать не хотели, как мы им там нравимся… Считают нас светлыми…
— Да, у «Луча» хорошая репутация, — гордо сказал главный редактор журнала и по совместительству — член совета директоров издательства «Луч».
Хорошая мысль. Антон не додумался соотнести со словом «светлый», которое произнес человек в чёрном в подземном храме, название издательства «Луч».
Тогда занятная цепочка получается из совпадений. Рок-группа «Dracula» из Трансильвании приезжает в Питер. Приходит и печатает свои афиши именно в их издательстве «Луч». А потом едет в подземелье храма Лады, о котором не знают ещё и сами петербуржцы. Хотя, слух прошел, что на каких-то развалинах идут раскопки. Но даже телевизионщики туда пока не добрались. Именно его, Антона снимку еще предстоит стать Питерской сенсацией. Но какие-то музыканты из Трансильвании уже туда добрались и запросто гуляют по нашим подземельям. Хотя… Мало ли какие у них друзья в питерской архитектурной среде…
 Это подземелье — идеальное место для каких-нибудь рекламных съёмок… Или… для ритуалов? И вот совпадение, а мир тесен. Они встречают там фотографа издательства «Луч». И с криком — «держи светлого» — пугают, но не ловят… Ну да. Получается, вроде как ребята пошутили. Только вот Антон привык себя слушать и себе верить. Его ощущение опасности было реальным. Нет, не мог он обмануться. И это вампирское выражение, язык не поворачивается сказать — лица (скорее морды) человека в чёрном. Это была искренняя злоба, агрессия и ненависть даже к самому факту появления свидетеля. Да ещё с фотоаппаратом.
— Николай Иванович, а вам никто не говорил, что, возможно, это храм бывшей русской ведической богини Лады?..
Брови редактора на мгновение взметнулись к чёлке.
— Впервые слышу, но это очень интересно. Мы ставим это на обложку в завтрашний номер! Молодец! Готовь развернутую статью, покопай в сторону Богини Лады — будет хорошая сенсация… — довольно резюмировал Николай Иванович. И тут же забыл про Антона — Машенька! Зови Александру Павловну — переверстаем обложку на завтра!
— Печатники опять будут гундеть. Что мы в последнюю минуту опять, — раздалось тягучее контральто из приёмной.
Сама Машенька так и не показалась.
— Ничего, ничего, с печатниками я сам улажу, — сказал в открытую дверь Николай Иванович. — Зови.
— Угу, — ответило эхо из приемной.
Антон выбежал из кабинета главреда, чмокнул секретаршу Машеньку в висок на бегу. Атмосфера среди коллег в издательстве, а особенно с Машенькой, от которой столько зависело — была товарищески тёплой. Издательство не жалело денег на психологические тренинги, коуч-сессии для сотрудников. И на создание благоприятной творческой атмосферы. «Луч» он и есть «Луч». Все здесь было тепло, светло, и приятно-атмосферненько. При этом всё крутилось, шуршало, летало и выдавало потрясающий производственный результат.
Хотя с внутренним состоянием Антона это сейчас не очень коррелировало. Антон хотел бы порадоваться за то, что его старания так оценили, но не смог. Его ум был полностью занят ночным инцидентом. До ушей доносились обрывки фраз:
— Молодец… оценят по достоинству…после статьи дадут выходные.
Однако мысль вела в другую сторону:
— Значит, теперь статья… Это хорошо. Есть время пошерстить в инете и посмотреть, что есть про эту Трансильванскую группу.
Антон уже направлялся к машине, которую удалось припарковать на той стороне улицы. Чуть замешкался, ступая на зебру.
Как вдруг, буквально из воздуха появился чёрный внедорожник и едва не зацепил Антона. Доля мгновения — и писать статью о сенсации было бы уже некому. Между тем, появившаяся из воздуха машина также мгновенно испарилась. Что это было? Фотограф замер. Спустя минуту осмотрелся по сторонам и быстро перебежал дорогу. Злосчастная афиша с устрашающими лицами рок-музыкантов стояла дальше.
Не считая личного успеха в журнале и новой высокогонорарной задачи — день разворачивался странно. По пути в студию Антон встретил две очень тяжелые аварии, от которых остался неприятный осадок.
Внедорожник, который едва не лишил его жизни и две беды на пути — создали ощущение растущего напряжения. В воздухе шло нагнетание неприятностей — даже дышать становилось труднее.
 Антон зашёл в квартиру, осмотрелся. И только сейчас понял, что приехал не туда.
Чтобы собрать материал для статьи — ему нужен компьютер на Садовой. А он приехал в студию на Парнас. Всё к одному — день странный. Вообще всё странное со вчера. Он будто пробирается по зыбкому и вязкому болоту в густом тумане. Не знаешь, куда ступить и на что в воздухе наткнёшься.
Антон осмотрел уютное рабочее место. Отметил вдруг поднявшееся чувство тоски. Возможно, оно взялось из-за того, что пока покидает студию, а он любит в ней работать. Давно надо было перетащить сюда стационарный копм. Теперь опять через пробки тащиться через весь город.
Собрав все вчерашние фотографии, ещё раз всё осмотрел.
Зачем-то взял любимую чашку с собой и вышел из квартиры.
Путь до дома был не близкий. И вдруг по радио начали вешать:
«Срочные новости: на улице Заречной, дом 55, во второй парадной, на третьем этаже дома (Антон услышал номер дома своей студии) произошёл взрыв бытового газа. Весь дом объят пламенем, пожарные уже на месте…»
— Моя студия, — обомлел Антон. — Её больше нет.
Фотограф припарковал машину и глубоко задумался.
— Ну, внедорожник, ладно. Но этот взрыв. Нет, это не может быть случайностью, — рассуждал он.
Находясь в состоянии шока, Антон развернулся и поехал в издательство. Внутреннее чувство подсказало, что сейчас надо уйти в «светлое» место, а не лезть на место пожара. Компьютеры и кабинет он найдет и там. Главное, что там есть нормальные люди.
***
Первой в издательстве Антону встретилась Вероника. Высокая девушка с рыжими волосами и глазами цвета морских глубин. Она работала краеведом и по совместительству консультантом в их журнале. Вела свою страничку, где рассказывала про разные интересные дома в Питере.
Вот кто ему был нужен. Она может знать про храм Богини Лады…
Вероника явно была взволнована, в руках она держала только что отпечатанную обложку журнала со снимком фотографа:
— Антон, я вас ищу. Мне надо задать вам несколько вопросов по поводу этого… — она показала на его снимок
— Вероника, вы мне нужны, возможно, вы что-то знаете об этом.
Они сказали почти одновременно и оба указали на снимок с обложки.
— Вы можете оказаться в опасности. Если были в этом месте.
— Я знаю, — выпалил Антон. — Утром меня едва не переехал внедорожник. А полчаса назад взорвалась моя квартира. Взрыв бытового газа. Через десять минут после моего отъезда. Но я там должен был быть. Ушел почти случайно… А перед этим…. В общем, Вероника, что вы знаете про этот храм?
— Значит, на вас уже открыта охота, — задумчиво сказала девушка. — Вы-то им зачем, я не пойму. Хотя, если вы что-то или кого-то увидели, то свидетеля лучше убрать. Пойдемте в музей издательства, я вам кое-что покажу.
Музей издательства «Луч» находился в подвальном помещении. Там стояли печатные машины ещё со времён основания издательства. Молодые люди быстро прошли мимо железных монстров занимавших половину комнаты, Наборные машины «Россия» 1938 сборки. Обошли ящики с гарнитурой.
Вероника решительно направилась к тигельной печатной машине.
Небольшой печатное устройство могло вручную сделать оттиск газетного номера форматом А3.
— Вот смотрите. Я беру эту обложку с вашей фотографией. По сути снимок. Кладу под пресс. Кручу вот это колесо, — Вероника медленно двинула тяжелое колесо. Станок заскрипел, шестерёнки сдвинулись с места и пресс прижался к фотографии. — А теперь смотрите.
Антон не поверил своим глазам.
— Что за хрень?
— Считайте что это волшебная машина — проявитель вампиров, — сказала Вероника. — Опустив технические детали, если вы сфотографировали место с нечистью, то станок проявляет нечисть на снимке. У вас есть еще какие-то снимки оттуда с собой?
— Да, — Антон протянул Веронике папку с фотографиями, а сам не отрывал взгляда от обложки журнала. Точнее, от того, что там проявилось. Под старинной лепниной скрывались вертикально стоящие гробы. Они как кирпичикам составляли все стены храма
— Что это? — уточнил парень, указывая на фото.
— Вампирское логово, — буднично ответила девушка.
— Так они и вправду существуют!
— Ты, что-то знаешь о вампирах? — удивилась Вероника, внезапно перейдя на «ты».
— Я видел одного из них. С бледной кожей и клыками. А ещё он солист группы, которая через пару дней в городе выступает.
— Это той, афишу которой печатало наше издательство? — уточнила Вероника.
— Да, афиши развешены по всему городу. Он был как настоящий, — сказал Антон. — Я снял его на свою камеру, как и этот храм. И он указал на меня, и они за мной погнались. Но мне удалось выскочить наружу. А на улицу они не вышли. — Вот, смотри, — Антон разрыл пачку фотографий и достал фото с мордой вампира.
 
— Они не погнались за тобой, потому что смогли выйти на солнечный свет. Тебе очень повезло, что вообще вырвался из подземелья. В тебе есть сила.
Девушка прекратила работу и подошла к фотографу. Взяла фото и несколько секунд рассматривала:
— Он и есть настоящий. Рассказывай, что у тебя произошло после этой встречи, — она окончательно перешла на «ты». Но Антон этого не замечал. Он наконец-то нашёл того, кто, возможно, не только его поймет, но и кое-что объяснит.
— У меня сгорела квартира, меня чуть не сбила машина, и возникло ещё пару ситуаций, возможно, опасных для жизни.
— Значит, на тебя уже открыта охота, — констатировала Вероника. — Тогда у тебя уже выбора нет. Держись около меня — тогда останешься в живых. А если будешь разбираться самостоятельно, то, как повезёт. Может, выживешь, а может, и нет.
— Про угрозу жизни я понял. Теперь я буду благодарен, если ты поможешь разобраться.
— Тогда пошли, сядем за стол. Разложим фотки. У меня есть бутерброды с сыром и кофе в термосе.
Молодые люди разложили фото прямо на витрину музея. На пропущенных через тигельную машину фотографиях Антона ничего нового. В основном стены с гробами, И только на двух снимках после обработки прессом волшебного печатного станка проявилась группа вампиров. Среди них был и главарь. Тот самый, с белыми короткими волосами, высокий и тонкий, как тростинка. «Строен до жалости» — сказала бы тётка Вика. Кстати, вот у кого надо будет расспросить про Храм Лады. Откуда и что она ещЁ про это знает? Только потом. Когда всё успокоится и опасность минует. Чтобы не волновать старушку.
Вероника достала бутерброды и разлила кофе в пластиковые стаканчики.
— Ну, слушай. Представь себе, что весь мир опутан подземными коммуникациями, городами и тоннелями.
— Да, сейчас много об этом говорят и пишут.
— Хорошо, — кивнула Вероника. — Представь себе, что храм древней русской Богини Лады является частью огромных подземных городов. Точнее, вампирский город вырыт именно под этим храмом. И он размером с небольшую европейскую страну. Ты просто дальше не пошел. Увидел бы еще много чего интересного.
Две недели назад мы нашли этот огромный город, куда собирается тварь со всего мира. Удивительным образом для своих тусовок они подбирают себе именно древние источники энергий. В храмах наших русских Богов закапсулировано энергии ещё на тысячелетия вперёд. Каким-то образом тварь научилась подсаживаться на эти источники. И, как ты понимаешь, близость такого огромного тварного обитания от Питера — тоже не дело. Тем не менее, под озером Ладога оказалось огромное вампирское поселение.
Вампиры в Ленинград пытались заселиться всегда. Во время Великой Отечественной войны им даже удалось там поселиться на некоторое время. И сам понимаешь, им было, где разгуляться во время блокады. После войны специальные сталинские подразделения выперли вампирское большинство из города. Зачистку сделали, но не до конца. Возможно, в те времена не хватило знаний. Вампиры ушли — но не очень далеко. И приватизировали древний подземный город прямо под храмом Лады. Возможно, таким образом желали отомстить древней русской Богине за то, что даже развалины древнего храма своей энергией как могли, поддерживали Дорогу Жизни во времена блокады Ленинграда. Именно этот храм им надо было опоганить своим присутствием.
Этот город занимает часть территории под озером Ладога и в нашу сторону фактически доходит до Санкт-Петербурга. Конечно, они рвутся к Питеру и к его ресурсам. Наглости им не занимать, а поддержка у них невероятная. Они связаны с сатанинскими подземными городами всей Европы и Азии.
Так вот. Две недели назад мы нанесли им серьёзный удар. Удалось разбомбить почти весь подземный город, кроме, возможно нескольких залов вроде того, что ты нашёл. Но самое главное — мы отрезали им подземную возможность коммуникации с тварями из других стран. Если раньше они бегали друг к другу в гости прямо по подземным тоннелям. То сейчас им приходится ехать друг другу по земле, в человеческом обличье. Официально. А не все они могут вылезти на поверхность — им мешает излучение солнца. Тем более что наши Боги сейчас, как бы это сказать правильно — ультрафиолета добавили в это излучение, чтобы тварь извести окончательно.
Понятное дело, мы ожидали их реакции. И реакция не заставила себя ждать. Когда мы узнали, что из Трансильвании едет делегация — пусть и в человеческом облике и в костюмах музыкантов, — нам стало понятно, что они полезут под Храм Лады с инспекцией и будут выяснять, как восстановить и город и тоннели.
— В общем-то, почти всё понятно, — выдохнул Антон. За два дня шока он уже готов был принять любую невероятную информацию. — Я попал в самый эпицентр удивительного приключения. Меня теперь все хотят убить. Но, скажи, пожалуйста, а кто такие «МЫ»?
— А, прости, — сказала Вероника. — Я координирую боевые вылеты всех белых ведьм Санкт-Петербурга. Сейчас мы работаем в спарринге с ребятами из Минска. У них целый боевой десант — белые боевые маги. Работают жестко и конкретно. Но всё по-чесноку.
Нас курирует наше русское жречество. В том числе и жрица Богини Лады. Но мы не знаем её в лицо. Работа идёт через тонкий план. Мы получаем информацию о местонахождении твари, её дислокациях. Потом на базе неё разрабатываем боевую операцию. Все боевые белые маги, которые желают присоединиться к той или иной операции заявляют о своем решении заранее, после чего получают каждый своё задание.
— И много вас сейчас?
— Не так много, как бы хотелось. Но кое-какие силы есть. Нас в Питере — 222 белые ведьмы. У Андрея более четырехсот бойцов. Очень сильные украинские ребята — они могут дать около тысячи штыков. Все советские республики и все русскоговорящее население стран бывшего Советского союза дает несколько тысяч. У нас есть прибалтийская группа и маги из Казахстана с Узбекистаном. Армянские ребята — очень умны. Они разрабатывают невероятные многоходовки.
— Короче, весь Советский союз. Расскажу тёте — она будет счастлива, когда узнает, что возрождение дружбы народов идёт хоть среди белых ведьм и боевых белых магов.
— Я не хочу тебя огорчать, но эта дружба среди светлых, работающих в тонких планах, никогда не прерывалась.
— Я не огорчен. Хоть где-то остался лад и мир. Хоть на каком-то острове. А как к Вам попасть? В подразделения магического спецназа? Как обучиться? Я тоже хочу в боевые белые маги.
— Ну, ты уже к нам попал, сам видишь, ты уже в штабе, считай, — улыбнулась Вероника. — Делишься оперативными данными. Что касается боевой магической подготовки — это лучше, наверное, к Андрею. Дело закончим — я тебя познакомлю. А сейчас отдыхай. Мы тебя куда-нибудь спрячем. Пока остро.
— Ну, ты даёшь, — выдохнул Антон. — И ты считаешь, что после того, как я всё это узнал и меня чуть не прибили за два последних дня трижды, я буду сидеть где-то тихо и прятаться в чьей-то квартире? Нет уже, матушка, давайте мне задание. Иначе я просто сойду с ума. И голова раскалывается…
У Антона действительно невероятно болела голова.
— Это пройдёт, — сказала Вероника и положила руку на голову фотографа.
Антон протяжно зевнул и уснул прямо за столом.
***
Антон проснулся в полной темноте. В поисках источника света подошёл к окну и увидел кроваво-красную луну. Он не сразу понял, что находится в новом месте, в небольшой уютной квартире. И не сразу заметил, что не один в комнате. Вероника и еще один незнакомец с бицепсами, как у Сталоне сидели на полу, с закрытыми глазами, прислонившись спинами к стене. Антон не стал их трогать, он видел, как они беспокойно спали. Но внимательно рассмотрел гостя. Наверное, это и есть Андрей, который возглавляет магический спецназ из Минска. Да, такой парень запросто мог бы перенести его, Антона из издательства на квартиру — просто перекинув через плечо. Как-то же Антон оказался здесь, хотя заснул после прикосновения Вероники в издательстве.
Вероника открыла глаза и сделала резкое нервное движение, подавшись вперёд. Антон быстро нашёл стакан, налил воды, протянул обеспокоенной девушке. Сделав глоток, Вероника заговорила, объясняя, что она увидела в трансе:
— Их гораздо больше, чем мы предполагали. И ещё у них есть очень мощная поддержка, кроме музыкантов. На концерт прибыла важная вампирская шишка. Но на нем или на ней стоит очень мощная защита. Я не вижу. Шишка и сопровождение на концерте среди зрителей. Наверняка на самом почетном месте или в какой-нибудь VIP -ложе. Никак не удаётся найти их среди толпы.
Повисла минутная пауза. Время, натянутое как струна, от каждого вздоха колебалось и звучало протяжным звонам в душах.
— А если вы их вы их увидите? — нарушил гнетущую тишину Антон. — Если я их сфотографирую?
— На фотографии через станок, конечно, мы их проявим. Но это опасно, — молниеносно выпалила девушка. На тебя итак уже открыта охота
— А есть другой выбор? — решительно перебил Антон.
— Если честно, другого выбора я пока не вижу, — согласилась Вероника.
— Вот именно. А время, как я вижу, поджимает. Я иду в логово. Решено. И будь что будет. — отрезал Антон и, взяв фотоаппарат направился к выходу. Часы показывали полночь
Ночной клуб, где проходил концерт, находился не очень далеко от дома Вероники. Фотограф добрался за пару минут до места назначения. И в очередной раз Антон убедился в плюсах официальной работы и наличию удостоверения фотографа. Без проблем попал в полностью забитый зал. Отзомбированные зрители ритмично дёргались и подпевали музыкантам. Музыканты в устрашающих костюмах тоже ритмично дёргались и рычали под фонограмму. Среди них особенным эпатажем выделялся высокий тонкий белобрысый человек (человек ли?). Но сейчас Антон искал не его. А его начальство. Как сказала Вероника, шишку из вампирского мира.
Аккуратно протискиваясь сквозь толпу фанатов и поддергиваясь в такт, как будто бы свой, Антон поднялся на второй ярус. Там люди (или нелюди) были поспокойнее, но также не в себе. Они, в отличие от танцующей внизу толпы, сидели и смотрели на музыкантов. Не моргая. Серьёзные и неподвижные они, казалось, даже не дышали.
 Молодой человек с самого начала не был убежден в результативности своего предложения, но изо всех сил изображал уверенность. С VIP-ложи открывался прекрасный обзор. Однако снимать танцующую и прыгающую толпу в темноте с редкими вспышками светомузыки даже в режиме «спорт» — было проблематично. Антон долго искал подходящий ракурс, чтобы поместился весь зал. И вот кадр за кадром плёнка уходила, а вспышка нервировала людей в VIP-ложе. Следовало предположить, что рано или поздно Антона заметят.
Фотограф хотел сделать очередной снимок, но тут его резко развернули. Вот и получилось фото недовольного гостя.
Антон замер, полностью скованный жестким взглядом горящих красных глаз. Перед ним стоял невероятных размеров монстр, как показалось Антону в два человеческих роста или больше.
— На этом концерте не рады прессе, — заговорил страшный великан, высокий широкоплечий мужчина в чёрном смокинге. В приглушённом клубном свете его глаза жарили красным огнём, как луна этой ночью. Он протянул похожую на клешню, сухую руку и попытался отобрать фотоаппарат. — Тебе же сказали, светлый, к нам не соваться… Ну, раз сам пришёл — мы только рады, — корявая страшная рука потянулась к горлу Антона.
Антон увернулся от цепких пальцев с длинными ногтями, которые оторвали край футболки.
Сила незнакомца была такова, что Антон понял — сейчас чёрт точно также легко оторвет кусок его тела.
— Оставь его, Мормо! — вдруг раздался знакомый до боли голос.
— Матушка? — страшный человек в чёрном отдернул от Антона корявую руку. Видно было, что какая-то сила просто прибила его в поклоне. — Но как ты здесь? Здесь не место для …
— Не тебе указывать, где мне ходить, — перебил вампира грозно родной голос. Вся чёрная тусовка пала ниц. Антон не поверил своим глазам.
Молодая женщина в образе Богини или жрицы, была отдаленно похожа на тётку Викторию Леонидовну, в молодости.. Дома у тётки стояла такая фотография. Где они с братом Богданом и его отцом были ещё совсем молоды и счастливы. Только приглядевшись, Антон увидел, что женщина, словно голограмма, соткана из тёплого света. Полупрозрачна, как бы светится изнутри нежным, золотисто-голубым пламенем..
— Тётушка? — спросил, обрадовался и одновременно удивился Антон.
— Иди сюда, сыночка, встань за мной, я выведу тебя отсюда. Только поговорим сначала с незваным гостем. Она придвинулась к хозяину вампиров. Тот поморщился от боли или от света.
— Не так близко, Матушка… Сил нет терпеть… — взмолился чёрный человек с красными глазами. Красные огни, кстати, стали затухать и постепенно превращались в чёрные угли. Холодные, ненавидящие и бесчувственные.
Между тем свет, исходящий от тётушки продолжал нарастать:
— Храм Лады загадили. Имя Лады опорочили. В Питер опять твари нагнали, хотя запрещено было и печать наложена. Теперь ещё на моего племянника покушаешься?
— Ну ты же знаешь, Матушка, тварь для того и нужна. Чтобы светлые не дремали. Мы же их тренируем. Так что и мы нужны, и мы полезны… — стал извиваться и выкручиваться чёрный.
— Не ври мне! Ты пришел за ним. Вам мало было убить его отца и мать. Хотя ты знал, что Богдан и Светлана заплатили своей жизнью за жизнь Антона, и мальчика трогать нельзя!
— Ну как же не трогать, Матушка, если этот мальчик всегда нас найдет и выявит? Куда бы он ни пришёл.
— За это оплачено жизнью Богдана и Светланы!— громыхнула тётушка, и стены вампирского притона задрожали. — Ты знал, что он несёт весть! Ты знал, что он будет 223-им и когда он сообщит о своем выборе — вам конец! Ты знал, что 223-его жреца трогать нельзя, когда он проявляется! И все-таки ты приехал его убить.
— Я не знал, что он 223-й, я думал — обычный фотограф — стонал чёрный.
— Врёшь, ты знал! Обычный фотограф никогда не приблизится к тебе и на 200 метров, чтобы не опоганиться и не сгореть. А мальчик ходит около тебя уже второй день. И до сих пор жив! Сколько раз ты попробовал его уничтожить за двое суток? Я насчитала четыре покушения на плотном плане и наговор на смерть — в тонком.
 — Ну, Матушка, — ныл чёрный хозяин вампиров Мормо. — Это мы просто так с ним играли…
— Всё, хватит! — рявкнула тётка. — Моё терпение кончилось. Ты хотел получить весть. Так вот тебе моя весть! Ваше время в Санкт-Петербурге истекло! И гробы свои из-под храма Лады вам следует убрать немедленно! Вы знаете, что находитесь там незаконно и нарушили закон свободной воли, поэтому всех, кто оттуда не уберётся в течение трех минут — я отправлю на полное распыление. Ты слышишь? На полное и навсегда!
И чтобы мальчику вернули полную компенсацию за уничтоженную квартиру. И всем людям, которые пострадали от взрыва газа — тоже. Чудом ещё никто не погиб.
 — Конечно Матушка, всё компенсируем. Хоть квартирами, хоть деньгами, только отпусти уже, наконец, — черный бог вампиров Мормо уже крутился перед светлой жрицей древнерусской Богини Лады, как уж на сковородке.
— И в следующий раз, если ты появишься на этой земле, с тобой буду разговаривать не я, а мой брат, Богдан. А ты знаешь, что он сейчас в силе и тебя уже не пожалеет. Последнее предупреждение!
— Так ведь приглашают же, — пропищал чёрный, он уже совсем скрючился и полз потихоньку от Матушки.
— Слышишь сынок, — обратилась голограмма из светлой солнечной плазмы в образе молодой тётки Виктории — к Антону. Пиши свои статьи и объясняй людям, почему не надо бегать как заклятые в киношки про вампиров и на мюзиклы про вампиров. Так реальные вампиры делают вывод, что их приглашают в город... А по Закону Свободной Воли пока есть, кому их пригласить в город, им будет, кого убивать.
На этом Антон потерял сознание.
Очнулся он уже на улице прямо под афишной тумбой. Он поднял глаза на афишу группы «Dracula». Прямо через голову главного певца по афише прошла чёрная трещина.
— Что случилось? — спросила Вероника, когда увидела бледного Антона. — Как ты здесь оказался? Мы тебя еле нашли. Антон, ты в порядке? Ты как будто дьявола увидел.
— Может быть. Я сделал фотографии зрителей. Осталось их проявить.
Он еще не решил, говорить Веронике о появлении его тётки на бале «Дракулы»». Пока попытался кое-что уточнить. — Слушай, а помнишь, ты сказала, что вас в Питере 222 ведьмы? Получается, что если я вступлю в ваши ряды, то буду 223-ей ведьмой?
Вероника с широко улыбнулась и выдохнула — раз шутит, значит, живой:
— Двести двадцать третий — это всегда жрец, дурачок. Ой, получается, что ты им стал, раз осмысленно вступил в наши ряды. Ты же полез в этот концертный зал. Это и была весть.
— В смысле?
— Что в смысле? Когда ты узнал про вампиров и всё равно принял решение пойти в их логово, чтобы помочь их убрать — это и была весть, что в Питере появился двести двадцать третий жрец. Ты же пошел туда осмысленно. Понимая, что там опасно. Это и было вестью, что ты сделал свой выбор и пришёл в логово врага — сообщить. В это время равновесие в городе качнулось в сторону светлых. Ну, давай пленку уже. Надо спешить, уйдут… — поторопила Вероника.
— А обращаться умеешь? Засветишь же…
— Давай! Некогда., — потребовала Вероника.
Антон передал плёнку и стал наблюдать за действиями ведьмы. Она размотала плёнку и положила между ладонями и закрыла глаза. Видимо считывая информация в тонком плане. Спустя пару мгновений заговорила:
— Их пятеро на фото. В зале среди толпы стоят.
— Посмотри последний кадр, — попросил парень.
— Ты прав. Это он за тобой гнался? Это же сам царь Вампиров — Мормо!
— Да. То еще чудовище.
— Как же ты выбрался?
— Я не помню. Помню, что мне помогли.
— Спасибо тебе за мужество и за помощь. Теперь-то мы их уберём с дороги.
— Поздно, — к ним подошел гость Вероники, с которым Антон не успел познакомиться. — В клубе начался пожар, и… все сбежали.
— Знакомься Антон. Это Андрей. Андрей — это Антон. Двести двадцать третий в Питере.
— Благая Весть, — сказал Андрей и протянул Антону руку для рукопожатия.
 — И я рад, — Антон ответил рукопожатием. — Вероника говорит, что могу проситься к вам на обучение. Если возьмёте.
— Сочту за честь, — Андрей приложил правую руку к сердцу и слегка поклонился.
Антон достал телефон, нашёл и нажал кнопку включения радио:
— Срочные новости: В центре города на концертной площадке случился пожар. Информации о пострадавших нет. Всех людей эвакуируют…
— Сбежали! — выругалась Вероника.
— А это хорошо или плохо? — уточнил Антон.
— Мы отдохнём сегодня, — радостно начал гость. — И подумаем, как усилить защиту Санкт-Петербурга. Кстати, и по моим последним данным — все гробы из-под храма Великой Лады исчезли. Буквально в течение трёх минут.
 — Жрецы работают, — уверенно сказала Вероника. — И наши Боги.
Она приложила руку к сердцу и поклонилась восходящему солнцу.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз