Рассказ «Хозяин». Arahna Vice (рассказ, представленный на мастер-класс "Вампирское чаепитие")


Рубрика: Библиотека -> Рассказы
Рассказ «Хозяин». Arahna Vice (рассказ, представленный на мастер-класс "Вампирское чаепитие")
Хозяин
Год 2012, 24 октября
Согласно указанию Альберта собрание сотрудников КТ перенесли на двадцать четвертое. Ритм жизни клуба был достаточно размеренным, и не сказать, чтоб напрягал работающих в нем, ускоряясь лишь к праздникам, когда количество вечеринок удваивалось. Обычно же полноценно рабочей была одна ночь в месяц. Но какая это была ночь! Хозяин требовал малого: исполнительность и тактичность — вот две черты идеального сотрудника КТ. Главное слово — идеального. Другие здесь не выживали.
Однако в этом октябре предстоящая смена была уже четвертой, и парни, постепенно собиравшиеся в танцевальном зале клуба, ломали головы над тем, что заставило обычно милосердного Альберта так жестоко гнать их еще и на собрание.
— Вирдж что-то говорил о новеньком. Вроде как, Альберт собирается взять еще одного бармена.
— У нас же комплект, а, Ник? Ты не в курсе? Мы и сами отлично справляемся, — повернулся худощавый коротко стриженый парень в черном свитере к другому, выглядевшему здесь самым старшим.
Тот пожал плечом и скрылся под барной стойкой в поиске какой-то бутылки, судя по стеклянному звону, настойчивом. Вынырнул с тремя, стал по очереди наливать содержимое в высокий бокал, тщательно выверяя количество и стараясь не перемешивать.
— Нет, серьезно! Фрэд, скажи же!
Тот, кого назвали Фрэдом, выглядел куда более безобидно, чем его всемирно известный прототип: среднего роста, в уютной клетчатой рубашке и джинсах, с мягкими непослушными волосами цвета засохшей травы и незагорелой кожей — он внушал доверие, располагал к себе. Пока не начиналась трудовая ночь. Костюм и пара штрихов грима преображали его до неузнаваемости, напрочь лишая даже намека на человечность. А артистичность окончательно сражала окружающих, заставляя безоговорочно верить абсолютно всему, что бы он ни говорил. Вот этот самый Фрэд очаровательнейше улыбнулся от уха до уха и промурлыкал:
— А кто сказал, что он дополнение, а не замена?
— Да ну тебя! Нашел, чем шутить, — похоже, парень всерьез беспокоился. Нет, разумеется, найти другую работу не проблема. Но вот другую жизнь…
— Вряд ли Альберт ради новенького станет собирать нас, — примирительно прогудел Грог, перестегивая тяжелый наруч.
Грог был типичным неформалом, жаждавшим подобраться как можно ближе к истокам, "быть причастным". Довольно мощная комплекция (в смысле мышц, а не мешка под пиво), рост и уравновешенный характер сразу обеспечили ему место охранника в Клубе Теней, чему он был несказанно рад… пока Альберт не выдал ему пачку наличных и фотографию какого-то хлыща в деловом костюме. "Это — твоя форма. Будь любезен на дежурстве быть только в такой". Мечты о возможности и на работе оставаться собой (судя по неформальности клуба, такие достижимые!) рухнули. Все, что осталось от сурового металло-байкерского образа, — это длинные волосы, да и те собирались в хвост. Бедняга вынужден был хмуро привечать посетителей, явно не скромничающих в своих нарядах, да поправлять проклятый черный галстук, так лихо заменивший приятную прохладу и тяжесть массивной цепи. Однако, несмотря на видимую несправедливость, Альберт ценил его именно таким: внутренне ярким, своевольным, восстающим против любых ограничений. Грог чувствовал это и не понимал, как можно загонять в тесные рамки, подавлять то, что нравится. Но неукоснительно выполнял все требования хозяина, чтобы потом, не в свою смену, явиться на какой-нибудь концерт в полном прикиде и ловить его искренне одобрительный взгляд.
— Правильно мыслишь, охрана! — дружески хлопнул его по плечу только что пришедший официант. И тут же протянул руку, сначала самому Грогу, потом каждому, до кого смог достать: — Привет всем.
— А ты что думаешь, Тьер? — беспокойный парень в свитере сразу переключился на него.
— Я думаю, — Тьер вытянул из кармана джинсов платок, снял очки, тщательно протер их, вернул на место и только потом продолжил, — что скоро Хэллоуин, а это значит, каждому будет работы на двоих.
— Тебе-то точно, — посочувствовал охранник, вернув другу "любезность", от которой худенький по сравнению с ним Тьер пошатнулся. — Опять заделаешься зомби?
— Порешаем еще. Надо с коллегами обсудить. Не подходили? — обвел взглядом зал.
Марсель, Тема и Римский, сидевшие у второго столика, увлеченно обсуждали стратегию какой-то компьютерной игры. Длиннющие руки Римского (подбирает же Альберт охрану!) выделывали в воздухе невероятные финты, иллюстрируя не то пути отхода, не то нападения. Маленький Марсель то и дело ловко уклонялся (не иначе, изображал противника). На дальнем конце дивана устроился Ник с бокалом одного из своих фирменных и с умиротворенной улыбкой наблюдал за происходящим. Роман продолжал докапываться до Фрэда, тот зловеще ухмылялся в ответ. Напротив них на стуле, повернутом спинкой вперед, восседал Джонни, третий элемент гвардии Альберта. Время от времени вклинивал реплики в разговор, желая угомонить Романа, но получалась только провокация. Еще один бармен, известный клубным жителям как Сайлент, весь погрузился в чтение какой-то карманно-форматной книжки и, казалось, не замечал ничего вокруг.
— Здорово, парни! — в один голос раздалось от двери. Двое вошедших тут же разделились, начав рукопожатия каждый со своей стороны.
Это были братья Игорь и Василь, пришедшие в КТ независимо друг от друга. Если, конечно, независимостью можно назвать строгий запрет старшего даже близко походить к заведению и целенаправленное нарушение его младшим, самостоятельно нашедшим Альберта и напросившимся к нему в штат. Они отлично понимали друг друга и работали слаженно, без единого конфликта, но шок первой встречи на вечеринке, когда оба вышли в зал в униформе, Игорь вряд ли забыл.
— Что-то вы припозднились, — развернулся к ним Тьер, — уже без пятнадцати, а нам еще решить надо с костюмами и расположением столиков.
— А что с костюмами? Есть идеи? — Игорь моментально включился в работу.
— Грог хочет зомби.
— Нифига подобного! Я не некрофил! — возмутился охранник с абсолютно серьезным видом.
— А бармены у нас кем будут нынче? — серый взгляд Игоря уперся в Ника.
— Классика, — коротко ответил тот, приветственно качнув бокал.
— Ну, и чем плохи зомби?
— Зомби? — перездоровавшись со всеми, Василь присоединился к обсуждению. — Я не хочу больше зомби. Давайте будем демонами.
— Точно. Демонами разных стихий! — поддержал идею Тьер, загоревшись энтузиазмом.
— А не слишком круто для официантов?
— Норм!
— Эй, парни, вы кем будете? — окликнул Игорь геймеров.
— Да, чертом каким-нибудь, — обернулся Тема. Мне ж зажигать вовсю придется. Моргенштерн — та еще парочка.
— Когда только ты с ними договариваться успеваешь об озвучке! — восхитился Фрэд, поймав, наконец, возможность ускользнуть от докучливых причитаний Романа.
— Бальтрам уже звонил, сказал, что они тридцатого здесь будут, так что успею. Там немного надо — он сам шарит.
— А ты? — Василь методично продолжал допрос.
— А я горгульей. Усядусь возле софитов и буду скидывать обломки мрамора на голову толпы, — рассмеялся Марсель, дирижер клубного света.
— Ладно, демоны так демоны, — согласился Игорь. — Я буду водным.
— Алкогольным! — уточнил Грог.
— А я — огнем, — Тьеру нравилась эта идея все больше.
— Ладно, тогда вам не скрыться от урагана.
— Ух, ты, младший будет ветром носиться между столиками!
Василь гневно сверкнул глазами в сторону Фрэда. Но факт останется фактом, как и порожденное им прозвище.
— Кстати, о столиках. Их, наверное, совсем убрать придется, чтобы танцпол освободить?
— А если посдвигать к диванам?
— Два столика останутся по краям зала, — негромко произнес Ник из своего угла.
Головы официантов мгновенно повернулись в его сторону.
Ник был самым старшим из наличествующего персонала КТ; никто не знал, как он попал сюда, но его слово значило много. Даже Альберт прислушивался к нему. И все были удивлены, когда на появившееся место администратора был приглашен не он, а гардеробщик. Это потом, несколько вечеринок спустя, стало понятно, что расстановка фигур идеальна: Евгений (по старой памяти — Вирдж) принял на себя множество забот в части организации и блестяще справлялся с ними, а Ник остался там, где в полной мере проявлялся его талант.
— У Альберта особые планы? — уточнил Тьер.
— Над столиками канделябры со свечами. Достаточно высоко, но капать будет.
— Ладно, оставим. В обслуживание включать?
— Нет.
— Тихо, идут!
Все замолчали, в ожидании уставились на дверь, сквозь черное стекло которой просматривались две фигуры.
Открыл администратор. Пропустил вперед незнакомца, затем вошел сам.
Кто-то хохотнул:
— Парни, вы бы так не пугали!
— Как сразу все насторожились! — растекся в улыбке Фрэд.
— Насторожишься тут! — поддержал товарища Роман.
— Господа, знакомьтесь, — торжественно объявил Евгений, — Владислав, наш новый бармен.
— Лучше Влад, — скромно уточнил тот.
— Ха-ха!
— Не знает, на чье имя замахнулся!
— А на чье? — в глазах новичка вспыхнул азарт.
— Да есть тут один, из постоянных клиентов.
— Это точно! Нашему Владьке даже пришлось имя сменить.
Парень, стоявший ближе всех, с достоинством поправил очки, протянул руку:
— Тьер, к Вашим услугам.
— Значит, тезка, — ответил на рукопожатие новенький. — Очень приятно.
— Слав, ты не теряйся. Сам не сможешь — мы тебе имя подберем. Звучное.
— Да почему я его менять-то должен? Кто он такой, этот посетитель ваш?
— Познакомиться с ним всегда успеешь, не переживай, — засмеялся рыжий парнишка, неожиданно вынырнувший из-за плетеной занавески. — Кстати, меня Леркой звать, — и продолжил здороваться с теми, кого еще не видел.
— Влад — мастер работы с плетью, — пояснил Евгений, облокачиваясь на барную стойку, — который никогда не упустит возможность проверить твою спину на прочность. И нервы заодно.
— Да ну, Вирдж! По-моему, он только на твою и смотрит, — рассмеялся Тьер.
Евгений сдержанно улыбнулся в ответ:
— С радостью уступлю тебе его внимание — только скажи.
— Ну уж нет!
— К вам еще и такие захаживают?
— Бывает, — уклончиво ответил Фрэд, вовремя перебив Романа.
— А что, девчонок в этой смене нет? — переключился Владислав на более актуальную тему.
— Нет, Слав, — засмеялся Василь, — у нас одна смена — и она точно без них.
— Жаль… Что, даже хорошенькой секретарши нет? Или хотя бы бухгалтерши…
— Дизайнер есть. Принцесса, — вставил Тьер. — Но тебе не по зубам.
— А вдруг? — дерзко подмигнул Влад.
— Ну-ну… — гуднул Грог, усмехаясь.
Владислав оценивающе оглядел эту гору мышц, в коей не признать матерого рокера мог только слепой, глухой и безрукий (крут; вот только большинство девушек любят не таких).
— Да ладно! Любую фифу можно склеить.
Вспышка всеобщего веселья дружным многоголосьем взорвала зал. Должно быть, каждый попытался применить словечко "фифа" к привычному образу Принцессы.
— Проколешься! — небрежная уверенность Фрэда убеждала. — Не об шипы, так об ирокез.
— Панкуха, что ли? Не, не в моем вкусе. А главная как выглядит?
— Кто?
— Хозяйка клуба. Я же с ней по телефону разговаривал?
— Ща, ща расскажу! — подорвался Тьер, тут же завладев вниманием. — Ты скоро ее сам увидишь, но лучше представлять заранее, потому что это такое… ух! Смотри. Шатенка. Темная, цвета кофе. Без сливок. Классные волосы, мягкие — так и хочется потрогать. Чуть ниже плеч, а спереди покороче, где-то вот так. Глаза — огромные, темные, тянут, как в омут. Губки — ммм... Заметь: никогда не красит. Руки, жесты — само изящество. Манера держать себя — выше всех похвал. И умная, зараза, любому фору даст.
— Молодая?
— Года так… двадцать четыре на вид.
— Замужем?
— Да у нас, никак, новый хозяин намечается! — саркастично заметил Фрэд.
— Да я не претендую. Просто, че девке красивой пропадать? В охапку — и…
Гомерический хохот, с трудом все это время сдерживаемый, перекрыл голос новичка.
— Ну, в охапку — это вряд ли, — сочувственно заявил Тьер. В ней росту — метра два, не меньше!
— Ты, должно быть, разговаривал с Александрой. Она не хозяйка — юрист, ведущий все дела Альберта, — смилостивившись, пояснил Евгений.
— Так, хозяин — мужик?! У вас тут что, гей-клуб?
— Ты это ему скажи!
— Нервный, что ли? В морду даст?
— Съест! — на полном серьезе заявил Тьер.
— Ну, съесть меня — еще исхитриться надо, — приосанился Влад, расправляя плечи. — Хотя, два метра — это, конечно... У него, вообще, с чувством юмора как?
— Отлично у него с чувством юмора, — хмуро заявил длинноволосый парень, подняв голову от книжки. Тянуться не стал — просто махнул рукой, здороваясь: — Сайлент.
— Значит, поймет, что к чему, не дурак если. А ты кто, такой скромный? — Обратился уже совсем освоившийся Влад к его соседу, задумчиво покачивающему в колыбели пальцев бокал.
— О, это твой гуру! — подсказал Фрэд.
— Кто?
— Твой великий друг и наставник!
— Ник, — коротко представился гуру,  салютуя абсолютно прозрачным напитком.
— Николай, значит?
— Никита.
— Аа. Будешь учить меня готовить "Маргариту"? Нас учили, помню: тридцать три рецепта, и каждый — "единственно настоящий".
Вместо ответа Ник поставил бокал на стол и подвинул в сторону Влада.
— Что это?
— Маргарита, — хохотнул Тьер.
— "Невинность Маргариты", — уточнил наставник с улыбкой.
— Ну, давай продегустируем…
Влад осторожно понюхал напиток. Ничего подозрительного. Даже алкоголем не пахнет. Он сделал первый глоток и растекся в самодовольной улыбке:
— Слабовато. Это для тех, кому только шестнадцать, да? Или для особо ярых, чтобы не на….а..а…. А!.. — он жадно хватал воздух ртом, но воздуха не хватало. Коктейль не жег его, но дышать не давал, блокируя на уровне физиологии. Вирдж торопливо подал стакан воды. Несколько глотков смыли удушающий эффект — только тогда Влад смог говорить. Точнее, хлопая вытаращенными глазами, выдохнуть:
— Охренеть!
— Некоторые зовут его "Отелло", — продолжил первый урок Ник. — Но все-таки, это "Невинность".
— Я буду у тебя учиться! Я буду старательным учеником! — заявил Влад, ставя бокал.
Гуру удовлетворенно кивнул, подтянул  "Невинность" к себе и, как ни в чем не бывало, продолжил наслаждаться ею. В том, что он, действительно наслаждался, сомнений не возникало.
— Черт. Крутая штука! — подытожил комплиментом Влад. — И какой контингент пьет такое?
— А тебе не все равно? Ты их видишь от силы раз в месяц, реже даже. Отработал и забыл, — вставил Роман.
— Нормальный у нас контингент. Старше шестнадцати, дресс-код и фейс-контроль — гарантируют.
— Нет, ну, меня же не просто так спрашивали про терпимость к нестандартным.
— Живешь в Омске и не знаешь Клуб Теней!
— Да хз, как получилось. Закрытый он — это все, что я понял.
— Ладно, ребята, не смущайте человека, — примирительно произнес Евгений, и все взгляды сразу обратились на него. — Хорошие у нас клиенты: готы, киберы. Ну, металлисты появляются иногда на концертах, — кивнул в сторону Грога. — А еще есть отдельная группа (как раз в части закрытых вечеринок) — bdsm'щики. С теми, вообще, проблем нет — у них самих строгие правила.
— Вон оно что! Извращенцев развлекаете.
— Посдержанней, друг мой, посдержанней, — раздался приятный мужской голос за спиной.
В зале повисла тишина.
Влад обернулся.
Описание Тьера оказалось на сто процентов верным. Вот только об одном он не предупредил: что эти два метра будут почти сплошь состоять из черной кожи и металла. И при этом — какая-то женская блузка с кружевным воротником, совершенно диким контрастом ломающая мозг! На выход из шока потребовалось несколько секунд.
— Доброй ночи всем, — продолжил литься бархат. — Я вижу, вы не тратите время напрасно. Альберт, — представился красавец новичку.
— Влад, — неуверенно протянул руку тот. И хотел уже опустить, почувствовав неловкость, как холодные пальцы обхватили его ладонь. Одно мгновение, но давшее понять: этот молодой неформал — Хозяин.
Уголок красиво изогнутых губ приподнялся, обозначив усмешку, и тут же вернулся назад.
— Я знаю, что каждый из вас хорошо выполняет свои обязанности и соблюдает правила, установленные для сотрудников клуба,  — обратился Альберт ко всем присутствующим. — Однако. События последних ночей говорят о том, что  правила эти несовершенны, — в короткой паузе явственно ощутился облегченный вздох. — Неожиданное появление в Клубе Теней Особых гостей не должно было быть неожиданным. И мне впредь хотелось бы избежать подобных сюрпризов. В связи с этим в условия вашей работы будет внесено несколько изменений. Я понимаю, что вы не способны сразу распознать статус потенциального гостя, поэтому запрет на приглашение ужесточается: вы не будете в разговорах с кем бы то ни было даже затрагивать тему присутствия в клубе или прохождения в него.
— А что тогда отвечать, если спрашивают, как попасть на концерт? Вы же не откажетесь от новых клиентов?
— Нет, Грог, наша аудитория нам нужна. Вы можете подсказать, где купить билет. Или, если есть подозрение на важность персоны, обратиться к Евгению, он свяжется со мной. Конечно, прямая продажа билетов несколько усложняет задачу, поэтому мы немного изменили дизайн.
Он вынул из кармана прямоугольник из черного картона, по размеру чуть больше визитки, движением пальцев превратил его в веер из пяти и протянул ребятам.
— Это билеты на Хэллоуин? — спросил Тьер, вытаскивая два. Один стал рассматривать, второй передал кому-то, не глядя.
Влад тоже взял билет. Что тут менять? Готичный шрифт, глянцевый рисунок фона. В углу мелким курсивом надпись: "Билет не является личным приглашением".
— Поэтому их до сих пор было нигде не купить?
— Да, Марсель, — раздав образцы, ответил Альберт. — И теперь мне нужен кто-то, кто помог бы с их распространением. Как насчет тебя, Роман?
— Меня?! — словно не ожидал такого предложения. — Да, Милорд, конечно.
Что за новомодное словечко?! Владислав изумленно воззрился на Романа, потом на Альберта, потом снова на Романа, зацепив взглядом других. Но все отреагировали совершенно нормально, то есть никак.
— Прекрасно. Обсудим чуть позже. Артем, вы определились с музыкой?
— Герр Фогт будет днем раньше, так что все наладим.
— Марсель?
— Один кабель заменить надо, я уже купил, завтра сделаю, проверю все. Программку бы обновить…
— Хорошо, я позабочусь об этом. Установить успеешь?
— Не вопрос!
— Валерий, я надеюсь на большую деликатность в этот раз.
— Да, Милорд, — виновато опустил глаза Лерка.
— Простите, Милорд.
— Да, Тьер?
— Мы тут подумали с ребятами… Может, нам нынче не зомби, а какими-нибудь демонами побыть?
— С костюмами успеете?
— Все успеем, — в голос заверили его братья.
— Хорошо. Главное условие вам известно: и образы, и обслуживание должны быть на высоте. Хочу также напомнить всем: список особых гостей, получивших приглашения, расширен; кроме Принцессы, Рональда и Лилиан, в него входят еще двое: Лауриц Грэйс, которого вы видели на прошлой вечеринке, и Арахна, она вам тоже должна быть известна. Джонни, билеты с этих гостей требовать не обязательно.
— Понял.
— Ник, как с ингредиентами для фирменных?
— Готовы, только разливай.
— Рад. Что ж, если у вас вопросов нет, не смею задерживать. Владислав, наш с тобой разговор предлагаю продолжить в кабинете. Роман.
— Да, Милорд?
— Присоединяйся.
 
Под удивленно-любопытными взглядами коллег бармены проследовали за Альбертом, скрылись за кожано-стальной занавеской. Перебрасываясь неопределенными пока впечатлениями, парни стали расходиться.
 
— Итак. Ты, как я понимаю, уже познакомился с моими ребятами и, вероятно, они успели ввести тебя в курс дела, — начал Альберт, когда Владислав и Роман заняли кресла напротив его стола.
— Совсем немного, — уточнил Влад, надеясь на подробности.
— Возможно, я в чем-то повторюсь — сегодня это лишним не будет. Но мне бы хотелось, чтобы ты усвоил сразу: я говорю один раз. Ты можешь переспросить, если чего-то вдруг не поймешь, но не выполнить распоряжение даже не думай. Я буду строго наказывать за это.
— Что, прям как в детстве, ремнем? — усмехнулся Влад, едва сдержавшись, чтоб не подмигнуть.
— Если придется, — мягкая улыбка Альберта — само очарование.
Роман же почему-то весь сжался, будто ожидая удара.
— Да ладно! Мы же взрослые люди! — развел руками Влад, будто демонстрируя, насколько велико его право называться так.
— Именно это является основанием для моих требований. Я вам плачу, я забочусь о вас — и в ответ хочу лишь беспрекословного подчинения, не больше. Но и не меньше.
— Ладно, я понял.
— Милорд.
— Что?
— Форма обращения, принятая здесь к старшим.
— Прошу прощения, конечно, но вы вряд ли намного старше меня.
— Мне нравится твоя откровенность, Владислав. Однако позволь дать тебе совет: слушай, понимай и делай. Высказываться будешь, когда спросят.
— Ну, это феодализм какой-то!
— И следовать ему начинай прямо сейчас, — Альберт больше не улыбался, хотя и раздражения в его лице не проявлялось. — Прежде, чем мы продолжим разговор — если продолжим его, — реши: готов ты принимать это условие, или нет. И либо ты сейчас покинешь Клуб Теней и больше никогда не появишься в нем, либо останешься на милость "феодала", со всеми вытекающими последствиями.
— Что ж, — Владислав поднялся с кресла, оправил пиджак. Бросил искоса взгляд на побледневшего Романа. — Я вижу, что у вас тут, думать не о чем. Так что… я принимаю Ваши условия.
Он протянул руку… но на сей раз сжал пустоту.
— Сядь, — повелительно бросил Альберт, направляясь к собственному креслу. Удобно устроившись, вынул из стола две тоненькие стопки листов, прошитых серебристой нитью, желтоватый конверт и планшет с зажимом, обтянутый черной кожей. Положил их перед собой.
— Это — твой договор со мной как работодателем. Роман, будь так любезен.
Уточнять, в чем любезность, не пришлось: тот мгновенно подскочил, схватил оба договора вместе с планшетом, торопливо поднес Владу.
Как они его тут боятся! Чем он их так, интересно? И какого черта терпят? Посмотрим…
Он наискось прошелся по каждой странице. Должность бармена… обслуживание, так… Своевременно и точно выполнять обязанности и отдельные поручения… Это понятно. Режим работы определяется необходимостью… Концерты… Норм… Ого! Фиксированная оплата независимо от рабочих дней… За что такая халява? Коммерческая тайна… приложение… Он заглянул на последнюю страницу, затем вернулся к недочитанному. Устно, письменно или любыми иными способами… На видео снимать что ли, как напитки смешивают?.. Разрешение споров путем… как обычно, в общем. Типичный договор. Он вытащил из нагрудного кармана ручку, с готовностью щелкнул ею:
— Я могу сразу подписать его, милорд?
— Конечно, — промурлыкал Альберт, очевидно уловив изрядную долю сарказма в обращении.
Черкнув размашисто на обоих экземплярах, Владислав протянул один Роману, который тут же возвратил его хозяину. Все это выглядело очень странно: будто он перенесся на несколько веков назад, где царили средневековые порядки, но в современном антураже. И заправлял всем этим пафосный юнец. Правда, где-то на задворках интуиции зарождалось чувство, что у него для этого есть все основания… Но логически-то — никаких! Страшная антиутопия.
Альберт тем временем, полюбовавшись автографом, спрятал договор в стол и взял в руки конверт.
— Подойди.
Владислав неохотно встал: что за собачьи приказы!
— Здесь, — продолжил Альберт, кладя конверт на край стола, — более ценный документ. Твой договор со мной как с вампиром.
Это еще что за бред! Да он просто псих! Как тут, вообще, кто-то соглашается работать?!
Тем не менее, потянулся.
Взять не успел — указательный палец Альберта пригвоздил его ладонь к столу:
— Я прошу помнить об условии всегда. И можешь мне поверить: их держит не только сумма в договоре.
Только когда изящный палец приподнялся, Владислав смог высвободить руку. Неуверенно открыл конверт, развернул хрусткий лист. Подрагивающие строчки сбивали с и без того неустойчивой мысли, мешали читать.
 
"Я, …………………………………………….., настоящим документом
 
вверяю свою жизнь и кровь Адальберту Штайнманну, Наследнику Дома Илларна, тем самым предоставляя ему абсолютное право определять, что есть благо, а что — препятствие для совершенства;
 
обязуюсь всегда, беспрекословно и в точности исполнять его волю вне зависимости от обстоятельств;
 
подтверждаю свою готовность принимать всякий дар из его рук как проявление заботы и справедливости;
 
 беру на себя обязательство никогда, никому и никаким способом не раскрывать известных мне сведений о бессмертных, включая факт подписания данного документа".
 
Он еще раз перечитал текст. Рука сама сжалась в кулак, с нервной досадой комкая лист. Хорошо, что только в воображении, — он успел остановить невольный порыв.
— Будь добр, укажи свое имя и подпиши, — мягко проговорил Альберт, протягивая свою ручку.
Влад положил листок на стол, опасливо оперся, придерживая край, повертел ручку в пальцах. Отполированное дерево в серебряной оправе, острое перо с тонкой ниточкой чернил. Приятно держать — и страшно.
— Какое имя? — глупый вопрос, прозвучавший еще и слабо.
— То, которое ты соотносишь с собой. Твое имя.
"Владислав", — выцарапал он напряженно. На последнем завитке перо, предательски сорвавшись, черкнуло в сторону. Чуть более уверенно поставил подпись в углу листа.
— Благодарю, — Альберт завладел бумагой прежде, чем Влад вспомнил, какое сегодня число. — Этот единственный экземпляр будет храниться у меня. А теперь — детали, которые тебе, вероятно, не терпится услышать.
В эту минуту бармен понял, чем хороши однозначные приказы: ему сейчас было бы много проще, если бы знал, как дальше вести себя. Стоять перед столом хозяина было крайне неловко. Вернуться в кресло без позволения он не смел. А хуже всего было то, что его подпись уже красовалась под строчками, смысл которых накатывал лавиной, поглощая все.
— Об обращении мы уже говорили, — продолжал Альберт, нимало не беспокоясь о комфорте свежеподчиненного. — Милорд, Миледи — к тем, кого в Клубе Теней считают старшими. А это — особые гости, чьи имена ты слышал в зале. Бессмертные. Я прошу проявлять должное уважение к ним хотя бы в силу того, что от них напрямую зависит твоя жизнь. Они не претендуют на твою кровь; более того, при необходимости будут защищать тебя, однако нарушение этикета, дерзость или неуместная шутка с твоей стороны может оказаться весьма дорогостоящим "удовольствием".
В груди Влада похолодело. Одного ненормального, считающего себя вампиром, он бы пережил. Но когда их пятеро!
— Ты, кажется, не вполне понимаешь ситуацию, — улыбнулся Альберт, откинувшись на спинку кресла. — Речь не об игре и не о массовом нарушении психики. Существование наше не зависит от того, веришь ты в него или нет. И если факт, что я беспрепятственно читаю твои мысли, для тебя неубедителен…
В следующую секунду Влад оказался распластанным на столе, край которого воткнулся ему в живот, а насильно вытянутая рука напряженно замерла в стальной хватке вампира, возле самого его лица. Пристально посмотрев в распахнутые ужасом глаза, любезнейше улыбнувшись, Альберт прокусил запястье. Влад дернулся, хотел заорать, но не смог — безголосый хрип застыл в горле. Коротко слизнув выступившую кровь, Альберт разжал пальцы. Ранки почти мгновенно затянулись, оставив о себе лишь память нехотя угасающей болью.
— Я думаю, о прочем тебе поведает Роман. О пунктуальности, об уважении и деликатности по отношению к гостям, кем бы они ни были. О четкости выполнения поручений, — он встал, чтобы проводить их, обошел Влада, едва державшегося на ногах, открыл дверь. — Прошу тебя, позаботься о нашем друге, — обратился к Роману, который чувствовал себя не намного лучше. — Нам предстоит немало интересного. Да, о билетах.
Альберт шагнул к шкафу, достал с нижней полки небольшой дипломат.
– Они разделены на шесть комплектов. Пять нужно передать в кассы города (список адресов внутри), шестой распространить через интернет. Тридцать первого надеюсь видеть вас обоих в полной готовности.
 
У Романа, когда он сел в такси, буквально от сердца отлегло. Конечно, от демонстрации укуса, виденной впервые в жизни, до сих пор поджилки трясутся. Он никогда бы не предположил, что это может быть так просто и так страшно. И намек на его собственные промахи… Не зря говорят, что он все чувствует. Но у него, Романа, есть задание, и не одно; Альберт дал еще один шанс. И он по-прежнему доверяет ему, раз поручил ввести новенького в курс дела. Да и, пожалуй, никто больше не может похвастаться присутствием при заключении договора: обычно все происходит без свидетелей. Нет, определенно, это повод для хорошего настроения. Роман не сомневался, что с поручениями хозяина справится без проблем. "Нам предстоит немало интересного", — не повышение ли он имел в виду? Да даже если нет — их команду никто не собирается разбивать, Слава будет работать под его началом, а это что-то да значит. Роман заметил вдруг, что притопывает в такт музыке, игравшей в такси. Усмехнувшись, продолжил с удовольствием. Жизнь замечательна: впереди — ярким пунктиром фонарей дорога, свидание с Полинкой и дьявольская ночь Хэллоуина.
 
Только вампир, оставшийся в уютной тишине кабинета, знал, что эта "дьявольская" ночь станет для Романа последней.
           
23 февраля 2013
 
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз