Рассказ «Маска. Источник силы». Иван Белогорохов


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
 Рассказ «Маска. Источник силы». Иван Белогорохов
Маска. Источник силы
 
Тело выполняет заученный годами тренировок прыжок.
В ногах неприятно заломило. Слабость ощущалась во всем теле, но отступать от боя Дзард не привык. На другой стороне возвышалась фигура Италирона — высшего вампира, пришедшего из темных склепов Летающих Цитаделей.
Болидная пушка вне досягаемости, ноющие от нагрузки руки вряд ли смогут удержать тяжелый рунический меч. Коса кельтов — легкое оружие, пропитанное силой душ, принесенных в жертву кровавым богам, как нельзя лучше подходила для боя. Изогнутый меч противника парирует все удары.
Я не позволю тебе высушить планету Этерию. — Холодно, четко и честно признался Дзард.
Италирон, блондин с чертами потомственного аристократа на лице и черными, как ночь глазами, ровным голосом дал ответ на столь авангардное предложение:
Ты не вправе здесь командовать, Маска. Вампиры Летающей Цитадели подчиняются только командиру, то есть — мне.
Поэтому я, как высший вампир, бросаю тебе вызов! — Иксору пришлось перейти на крик, поскольку его голос неожиданно изменился и стал более тихим. Конечно, признать самого себя высшим вампиром без поддержки киборга Маски, было вершиной глупости. Но позволить миллионам кровососов превратить мирную планету в кровавую бойню — было через-чур расточительно.
Что ж, — усмехнулся Италирон. — Я не варвар и не боюсь тебя, поэтому принимаю вызов.
Голос звездного вурдалака разносился по всему залу так ровно и громко, что у Дзарда невольно заложило уши. Рыцарь не сразу обратил внимание на собственную форму. Спустя пару десятков атак он почувствовал тяжесть брони, хотя на нем была обычная амуниция абсолюта, стойкость которой нельзя было отнести даже к легкой защите. Рукоять оружия предательски набрала тяжесть, а пальцы сводило неприятной болью. Таль нарочно бил мечом по лезвию так, чтобы на руки рыцаря передавалась максимальная вибрация.
— Ничего! — внутри Дзарда Иксора текла кровь настоящего рыцаря Дома Иксор и как воин, получивший боевое крещение в залах Эвольвера, он не мог просто так взять и сдаться.
Рывок, ускорение, пара троек с обратными переворотами, прыжок, удар и — Дзард понял, что падает! Банально, глупо и на виду у сотен серолицых морд космических упырей. Кельтская коса упала рядом, громким звоном окатив все пространство боевого зала.
Никто не посмел засмеяться, все ждали.
Таль тоже не слишком рвался до крови. Он с утра уже закусил молодой гетерой, и больше его желудок кровь не хотел.
— Я сейчас встану. — Пытаясь сглотнуть слюну в пересохшем горле, произнес рыцарь. Только потом он сообразил, что с ним явно произошло необычное.
— Что ты со мной сделал? — Дзард встал, стряхивая крупные капли пота с лица и слипшихся волос. — Знай, клыкастая морда, что я так просто не отступлю.
Он подобрал оружие. Но Кельтская коса и ее двадцать пять килограммов веса для ослабевших рук были довольно увесистой ношей. Броня нещадно давила на спину и горло. Колени болели. Почему–то предательски хотелось или лечь в уголке, или спокойно постоять возле стены, прислонившись к холодному камню.
— Я ничего с тобой не делал, человек. — Произнес Италирон, убирая меч в ножны.
— Дерись! — крикнул Дзард, кривясь от боли в мышцах.
— С кем? — спокойно произнес звездный вампир. — Мне бросал вызов высший вампир Маска, а сейчас передо мной стоит безоружный человек. Поединок высших вампиров прерван и считается незавершенным, а убить единственного свидетеля другой стороны я не могу без одобрения соратников — командиров других Летающих Цитаделей. По законам Космоса спор между сильнейшими решается только так.
— Что означает — человек? — переспросил рыцарь, немного переведя дух.
— Человек. — Произнес вампир. — Тот самый человек, в которого превратился космический рыцарь Дзард Иксор из расы абсолютов, он же — киборг–вампир Маска. И своей деградацией ты обязан не мне, а инквизиторам из Святого Братства. Они сделали твоему организму столь щедрый подарок. Да, ты прав, ты лишен прежней силы Маски и способностей абсолюта к магии. Твое тело имеет достаточный запас сил для жизни в социуме, но драться с подобным мне не рекомендую. Да и настоящее оружие ты тоже не удержишь.
— И что мне делать теперь? — почти с жалостью спросил Дзард. — Я не могу дать тебе уничтожить именно эту планету.
— А что сможешь. — Пришел ответ. — Я тебя десантирую на Этерию, в ближайший город. Живи, трудись, размножайся. А через пятеро суток я высосу эту местность досуха. Как тебе такой вариант? По-моему — весьма щедрый.
— Спасибо тебе, Италирон, — только произнести Дзард в ответ. — Я обязательно вернусь и отблагодарю тебя за твою щедрость.
— Всегда пожалуйста, Дзард. — С этими словами вампир повернулся к рыцарю спиной, отдавая приказания своим солдатам. — Всегда пожалуйста.
Все классно! — Разбитый рот сплюнул кровь. — Я просто стал обычным человеком. Новость и впрямь лучше некуда.
Дяденька, — светловолосый мальчуган удивленно посмотрел на металлический диск звездной крепости, загородившей небо. — Что происходит?
Италирон и его звездные вампиры готовятся к масштабному поглощению жизни. Вся планета превратится в огромный обеденный стол для миллионов вампиров и упырей, томившихся в саркофагах не одно столетие. — Такие перспективы вырисовывались перед Дзардом, но ребенку знать подробности грядущих событий было не обязательно. Бывший вампир Маска ласково потрепал мальчишку по голове, нарочно взъерошивая чистые волосы ребенка. — Это просто звездолет прилетел на профилактику. Пару дней повисит и улетит обратно в космос.
Услышав о космосе и кораблях, мальчик воодушевленно улыбнулся. Детям всегда нравились летающие громадины, таинственные механизмы и их мирное сосуществование с родными улицами обычных городов.
Не волнуйся. — Продолжил Дзард. — Все будет нормально.
Очень хотелось добавить «я что-нибудь придумаю», но умных мыслей в голове не находилось. Во всяком случае, о вампирах и их планах. Обычный человек, пусть даже глубоко верующий, не может одной лишь верой и волей противостоять столь сильному натиску кровососов. Вот в таких случаях очень даже выручала боевая магия, крепкий доспех из заговоренного металла и освященное оружие, подпитываемое мощной батареей. И как назло в нужное время под руками ничего не находилось — это работал закон подлости.
Малыш давно убежал к матери — правильно сделал. А вот что делать вампиру, у которого вырвали последние клыки и приговорили к скорой смерти. Таль выбросил его на поверхность планеты, потому как прекрасно знал о положении Маски. В теле простого человека бывший капитан космических рыцарей абсолютов мог проиграть бой обычному волку или хулигану.
Мысли о хулиганах как раз и направили Дзрда в ближайший бар. Так, лачуга из досок, шифера, паркетного пола и плетеной мебели, но выпить хорошей спиртяги давали. Как раз разбитому рту требовалась дезинфекция.
Мужик! — окликнул Иксора один из игравших в карты алкашей. — А что за хрень висит в небе над нашим городом?
Вампиры. — Честно ответил рыцарь. Хоть в этом была польза — абсурд ситуации позволял говорить первым встречным чистую правду.
Вампиры?
Ну, да.
Пьяные мужики громко посмеялись над Дзардом.
Ну, ты и выдал. — Пришел ответ алкоголиков. — Вампиры в небе — хорошая шутка. Хи–хи! Да весь город знает, что твой вампир живет высоко в пещере на горе.
Высший вампир? — не поверил ушам Дзард.
Естественно. — Почти трезвым голосом подтвердил нетрезвый абориген. — Мне эту сказку еще бабушка рассказывала. О ней весь город знает.
На горе, в темной пещере — ну, естественно! Где же еще может обитать древний вампир, наводивший ужас на окрестные поселки. Про кровососов в народе ходило мудрое изречение — чем старше монстр, тем моложе кровь он ищет. Утаскивать маленьких детей из домов — подвиг не для слабых. Преодолеть древнюю защиту домашних стен, и навести морок на семью — это мог проделать только высший вампир. Именно к нему и спешил Дзард. Инквизиторы знатно поработали с химией в его теле. Все наномашины были ликвидированы вирусными растворами, а магия Святого Братства крепко заблокировала силу киборга Маски. Металлический монстр спал где–то глубоко внутри человека и нисколько не тревожился о том, как его сила нужна обреченным на кровавую расправу душам. А подъем по каменным твердям выдался интересным! Любой скалолаз-экстремал позавидовал бы подобному действу. Высота восхождения до намеченной цели чуть-чуть не достигала двух километров. Как назло камень вдоль склонов шел монолитным шлейфом, не давая ни единой трещины. Иксору приходилось карабкаться почти по гладкой как зеркало поверхности. Телу массой под сотню килограммов приходилось висеть на кончиках пальцев.
«Только в такие моменты жизни с благодарностью вспоминаешь армейскую выучку и суровую спортивную муштру, — Дзарду вспоминались часы изнурительных тренировок, когда боец чисто на уровне рефлексов может выполнить до тысячи ударов тяжелым мечом или преодолеть полосу препятствий в полной рыцарской броне с отключенными микродвигателями. — Как раз такие минуты жизни заставляют ценить собственное тело и заложенные природой возможности организма. Кости, сухожилия, мышцы, кожа, нервная система — все с годами должно отладиться и стать единым целым, повелевающимся малейшей мысли о действии».
Прошедший боевую школу Мира Демонов и службу в Ордене Ордена Драконов–охотников, Крадущихся в Сумерках (ДОКС) — Дзард Иксор, один рыцарей расы древнего рода, принадлежащего расе абсолютов, — не ощущал особых препятствий от острых граней холодного камня. Наоборот, любой осколок и даже самый мелкий выступ служили рыцарю точкой опоры. Перед началом подъема как настоящий искатель приключений, Дзард максимально обострил свои чувства. Сапоги, рубашка и куртка остались на земле — полуголое тело лучше ощущало камень.
«Хорошо, что нет сейчас рядом Хехшта! — радовался рыцарь ДОКС. — Он бы обязательно отпустил шуточку по поводу моего гардероба. Без сапог и рубахи, на отвесном склоне горы, зато в штанах. Ладно, сейчас не об этом».
Человеческая кожа, которую так легко поранить, ясно читала неровность склонов, в иных местах как липучка прилипая к холоду камня и давая рукам немного отдохнуть. Иксор полз по камню как ящерица, повинуясь оставшимся навыкам вампира. Аура древнего носителя мёртвой крови сияла в десятке метрах как маяк в ночной мгле. При последнем рывке пальцы рук и правую ногу свело судорогой — все же, альпинизм не являлся главной способностью Дзарда. Человек успел в последний момент опереться локтями и подбородком о выступ. Колючая мелкая трава неприятно терлась о шею и нос.
— Ты кто такой? — прозвучал грубый голос в паре метров справа.
Соленый пот и банальная усталость от изнурительного подъема и колкого ветра не помешала Иксору рассмотреть нового друга.
Высокий, широкоплечий, брюнет с фиалковыми глазами сурово смотрел на Дзарда. Рука в черной кожаной перчатке приготовилась нажать курок арбалета.
Для разговоров по душам времени просто не было.
Рывок вперед, кувырок, выпущенная стрела летит мимо. Руки синхронно бьют брюнета в коленный сустав и пах, заставляя того склониться в поясе. Затем резкий подъем на ноги и удар головой в гладко выбритый подбородок. Перед рыцарем дома Иксор стоит взгляд прекрасных фиалковых глаз, закатывающихся призрачной пеленой сна. Любителю пострелять в незнакомцев грозило самое худшее — это травма ноги и головная боль как от сильного похмелья. От глупого падения на острые камни и синяков на спине брюнета спас Дзард, заботливо поймав в руках оседавшее тело. Охотничий костюм в стиле «горки» мог отлично помочь бедняге справиться с неудобством сна на горном уступе. Но тащить с собой раненого человека на встречу с древним вампиром Дзард бы не рискнул, слишком опасно.
— Эй! — рука успела раньше языка, хотя в беседах представитель милитаристской профессии мог себя неплохо показать. Пальцы поймали несущийся к цели удар ножом. Главное было перехватить кисть ударной руки, дальше небольшой рывок противника на себя и резкий разворот локтевого сустава в обратную сторону. Простой прием отправил нового друга в забавный акробатический переворот с падением в финале. Нож Дзард выхватил как боевой трофей, но и выбрасывать не стал.
— Вряд ли вас здесь лишь двое. — Эти слова прозвучали вслух. Конечно, обстановка была явно не к случаю, но надо же было с чего–то начинать знакомство с местными жителями. — Никогда бы не подумал, что на этом маленьком пятачке землицы живет столько олухов.
— Мы не фамильяры кровососа в отличие от тебя! — с вызовом произнес брошенный любитель кинжалов. В отличие от брюнета с фиалковыми глазами этот был толстощеким блондином с копной неухоженных волос пшеничного цвета. Глаза хитрые, голубые, как у рыбы, возле пухлых губ видна щетина — остаток от плохой бритвы. Все это читалось весьма ясно, поскольку в непричесанной шевелюре запутались сухие стебли горной травы, а к совсем юной бороде пристали песчинки и грязь — приземляться после падений в драке блондин тоже не умел. Зато фамильяров хорошо знал.
— Ну, почему обязательно где есть вампир, появляются и охотники? — у завывавшего ветра спросил Дзард, поскольку у блондина ответов на подобные вопросы искать было бесполезно.
— А ты здесь зачем? — злобно ощерился охотник. Костюм «ситка» хорошо на нем смотрелся. Как раз — и в холод, и в жару и в ветер. — И почему голый?
«Действительно! — поймал себя на мысли Иксор. — Чего было удивляться столь радушному приёму, коль сам стоял перед людьми босой, в порванных от острых камней штанах и перчатках».
— Поговорить хочу. — Блондин слов договорить не дал, достал шокер и с немыслимой для его тела скоростью нанес удар.
Движение ногой вверх тупо отбило атаку в сторону. Дальнейший напор блондина был остановлен ударом ноги в грудь. А дальше все просто: нога вытянута, бедро прямо, голень вверх под углом и пятка точно бьет блондина по широкому лбу.
— Отдохни, поединщик. — Этого ловить Дзард не стал. Не потому что был сильно озлоблен из-за сравнения с фамильяром вампира или из–за верного замечания по поводу внешнего вида. Нет. Просто человеческому телу Дзарда Иксора тоже требовался отдых. Кто желает с этим фактом поспорить — пусть проделает путь по отвесным стенам высокой горы, а потом подерется с двумя крепкими мужиками. Какие-то крохи вампирского чутья азартно щекотали мозг. Чего–то он не учел! Мелочь, а упустил из виду. И как бы человеческие глаза не всматривались в густую тьму садившейся ночи, увидеть новой угрозы Иксор не смог. В конце концов, решив проверить ошибочность старых чувств, воин просто вышел на открытое место и постоял пару минут. Если бы кто-то третий из охотников находился рядом — он бы себя выдал.
Пещера — естественная подземная полость, доступная для проникновения человека, имеющая неосвещённые солнечным светом части и длину больше, чем удаленность от источника. Сейчас перед Дзардом сияла огромная чёрная дыра, в которую спокойно мог въехать грузовик, и эта дыра находилась не на земле, внизу, а начиналась на склоне высокой горы. Остатки вампирского чутья рисовали красноватый контур вокруг входа.
Высший вампир внутри. — С грустной улыбкой констатировал Иксор. — Значит, мне нужно туда.
Как и предполагалось, в пещере от входа начинались ступеньки. Они спускались в глубь каменной тверди на пару этажей, открывая дорогу в высокие каменные залы. Старинная мебель, настенные гобелены, подсвечники, канделябры, жирандоли различных размеров и форм с толстыми восковыми свечами выполняли осветительную функцию на высший балл. Все расставлено аккуратно, на своих местах, а в расположении кресел, комодов и шкафов прослеживался некоторый узор. Почему-то приходило на ум слово «снежинка». Присутствия лишних звуков или намеков на большую семью не обнаруживалось. Конечно, вампир был сильнее человека и даже крепкое тело Дзарда — усиленное тройной имплантацией магических желез силы, дополнительной мышечной системой и резервным органомагическим модулем памяти, позволяющим переносить даже тяжелые ранения в область позвоночного столба и голову — могло не выдержать хорошего прессинга со стороны упыря рукопашника или толпы усовершенствованных алхимией гулей. Но в освещенных восковыми свечами залах не было ни единого лишнего движения или звука. Только бросалась в глаза одна весьма интересная вещь — старинная мебель и убранство были в идеальном состоянии — ни нити плесени, ни пылинки. Вряд ли простой клыкастый жрун смог бы удержать всю прелесть скрытых горой комнат в строгой чистоте.
Звон!
Звук. Щелчок! Так щелкает замок небольшой сумки, в каких хранят мелкие монеты или косметику.
Источник шума нашелся не так ужи и быстро — Дзарду пришлось немного попетлять среди красивых ковров, гобеленов, гостиных наборов и спален.
Наконец-то. — Маленькая золоченая пудреница захлопнула створки с мелодичным щелканьем тонких лепестков замка.
Объектом поиска оказалась женщина! Худая, статная брюнетка с длинными тонкими волосами, собранными в тугую косу сидела на небольшом табурете. Секретер, туалетный столик в виде простого деревянного изделия из ореха с ящиками для косметики и одним зеркалом, несколько стульев из редких пород дерева и черный гардероб с широкими зеркалами — отлично наполняли небольшую комнату. Сорок свечей давали отличный свет, так что Дзард смог рассмотреть собственное отражение во всем великолепии. Израненный в кровь царапинами и ссадинами, в мелу, грязи и пыли, покрытый семенами редких растений горных склонов в одних лишь штанах и на босу ногу — таким рыцарь дома Иксор не показывал себя ни перед одной женщиной. Богиня Лидия из звездной крепости была исключением, особенно после того, что произошло на Арпейде.
— Красавец. — Тонкие алые губы вампирши изогнулись в язвительной улыбке, а в миндалевидных глазах проблеснул хищный огонек.
— Что смешного? — немного с обидой произнес человек.
— Рыцарь?! — женщина громко рассмеялась, подходя к двери гардероба.
— Я. — договорить Иксор не успел.
— Возьми. — Мелодичным голосом произнесла хозяйка горных залов, и из запасов одежды извлекла вполне сносную мужскую рубашку и куртку. — Извини за цвет и фасон. Живые мужчины — не частые гости в моем доме. Да и я предпочитаю жить одна. Даже домашних животных не завожу.
— Гулей, низших упырей и волкодлаков?
— Да я смотрю, ты отлично знаком с нашими пристрастиями. — Отозвалась дама. Фиолетовая рубашка и темно-вишневая крутка неплохо сочетались с кашемировым платьем вампирши, выполненным в стиле ампир. — Пройдемся в столовую. Не люблю вести беседы в узковатых кабинетах.
Ловко, быстро и бесшумно — древняя леди перемещалась так изящно, что могла дать мастер–класс любой молодой моднице. Дзард еле поспевал за хозяйкой глубоких пещер.
— Спальня — тоже не твой конёк? — Нахально осведомился человек, внимательно следя за плывущей впереди алебастровой шеей.
— А мы уже на «ты»? — Произнесла дама.
— Я уверен — ты знаешь мое имя.
— Что ж, Дзард Иксор, — вздохнула вампирша, присаживаясь в широкое кресло рядом с длинным обеденным столом на тридцать персон. — В этом ты прав. И позволь представиться, Меллиель Трамантина Де-шабри. Но друзья зовут меня просто Мелли.
— Я польщен столь радушным приемом. — Не дожидаясь приглашения. Дзард пододвинул к себе одним из стульев обеденной залы и сел напротив Мелли.
— Не обольщайся моим гостеприимством, человечишка! — Мелодичный голос дамы резко изменился. Последние слова новая подруга произнесла таким голосом, будто ее связки резали металл, а вместо лирического сопрано все помещение наполнил громкий бас, сочетавший звуки раскатов грома, кашель неизлечимых больных и шепот могильного ужаса. Тонкие губы разошлись от уха до уха, раскрывая чудовищный рот вампира, в котором сиял частокол острых зубов. Каждый резец мог легко срезать плоть с костей, а верхние клыки способны были прокусить любую кольчугу и добраться до вен самого толстокожего орка. Глаза наполнились черным светом смерти, в котором вместо зрачков сиял огонь вечных мук. Волосы покрылись сеточкой седин, а уши стали треугольно–острыми, с жесткими роговыми наростами. — Я тебя впустила в свой дом только лишь потому, что ты осмелился нейтрализовать охотников за моей головой. Их негатор вампирских способностей не оставил бы мне и шансов. Так что наслаждайся тем временем, какое мой голод отпустил твоему жалкому существованию.
Дзард должен был испугаться, но вместо этого просто подошел к столу, взял графин с красной жидкостью и налил высокий бокал до краев.
— Ты и сейчас считаешь, что постель — это не мой конек? — спросил зубастый монстр металлическим голосом.
Худое жилистое тело, метр восемьдесят рост, грудь третьего размера, стоячая с острыми как нож сосками и талия как у юной девы — вампирша могла бы составить отличную часть сложившихся приключений, но бывший рыцарь ДОКС пришел в пещеру не за этим. Кстати, зубастая морда и отвратительный голос не помешали бы ему овладеть манящим телом. В конце концов, Маска мог и не с такими особями спариваться, картины из памяти, какие жизнь монстра дарила человеку, могли вогнать в краску самого испытанного пошляка, но погружаться в воспоминания демона Гидракуса Дзард не хотел.
— Ты от страха язык проглотил, или не знаешь, трахать меня или нет? — металлический басс вампирши озвучивал такие фразы, что они порождали смешанные чувства. Желание, брезгливость, страх и отвращение — такая палитра эмоций ложилась на пустой поведенческий холст человека.
Иксор залпом выпил порцию спиртного и налил еще.
— Отличный ликер, Мелли. — Скромно ответил человек. — Давно такого не пил.
— Ты смотри–то, алкоголем не смей увлекаться! — металлический голос резко пропал, и клыкастый монстр заговорил мелодичным голоском. — Я не хочу, чтобы мое доброе сердце породила на свет очередного алкоголика.
— Если спрашиваешь меня о наших дальнейших планах, — начал Иксор, — то я честно признаюсь, что пришел к тебе в дом с необычной просьбой.
— Вот как? — в глазах Мелли появился живой огонек. Сейчас в темной бездне очей пылал не пыточный костер инквизиторов, а свет любопытства. — И о чем ты, смертный человек, хочешь меня попросить?
— Укуси меня.
— Что ты сказал? — вампирша резко встала в полный рост.
— Я хочу получить порцию твоей силы, — четко и медленно повторил Дзард, — и мне нужно испытать твои клыки на своей шее. Иначе яд вампира не подействует.
Меллиель картинно быстро повернулась к рыцарю ДОКС спиной и тихо, в сторону шершавого камня горы произнесла:
— Нет.
— Что?! — возмущенный отказом, Дзард резко встал, точнее — попытался это сделать. Руки Меллиель словно железная свая пригвоздили человека к стулу, просто прикоснувшись ладонями к его плечам. Вампирша в одну секунду переместилась, и теперь ее руки нежно обнимали рыцаря за плечи и грудь.
— Я что, похожа на дуру? Ответь мне честно? — подбородок кровососа лег Дзарду на плечо, и холод архаичного мертвеца проникал сквозь одежду и обжигал человеческую кожу легким морозом. Объятия Меллиель напоминали прикосновения матери или дочери, но никак не обольстительницы, опьяненной страстью. Только сейчас Дзард ощутил проходящую между ним и вампиршей грань. Невидимый барьер четко отделял их друг от друга. Да! Дама с возрастом в пару сотен лет очень хотела полакомиться крепкой плотью звездного рыцаря, но Иксора окутывала некая сила, мешавшая старшему вампиру поддаться зову мечтаний.
— Ты получишь кровь абсолюта, самую древнюю кровь в мирах Космического Лабиринта, а также остатки крови полубога и рыцаря Ордена Драконов–охотников, Крадущихся в Сумерках. — Настаивал на своем рыцарь. — Обмен вполне выгодный для тебя, Мелли.
— Хм. — Женщина-вампир пожала плечами. — Звучит заманчиво, но ты забыл упомянуть о крови звёздного рыцаря и тех химикатах, пропитанных магией Света и Смерти, какими тебя напичкали инквизиторы Святого Братства.
— Так ты их чувствуешь? — догадался Иксор.
Меллиель громко рассмеялась и, пританцовывая, прошлась по помещению:
— Чувствую? Да ты в моих глазах вампира сверкаешь как новогодняя елка!
— С гирляндами и бенгальскими огнями? — уточнил рыцарь.
— Да. — Кивнула Меллиель. — Именно, что с гирляндами и огнями. Представляешь, какая была бы картина в спальне? Я — страшное чудовище в твоих глазах и ты — новогодняя елка — в моих…
— А при укусе в момент соития мы бы все видели общими зрением. — Констатировал Дзард. — Получилось бы познавательно.
— Безнравственно и отвратительно. — Добавила Меллиель. — К тому же если я тебя укушу, мы оба сгорим в ярком пламени магии инквизиторов Святого Братства.
— Значит, твой ответ — нет?
— Забавно. — Мелли посмотрела наверх, на высокий каменный потолок, освещаемый стройными рядами свечей. — Я — высший вампир, живущий внутри этой горы на самом недоступном утесе уже которое столетие. А ты — первый гость, самостоятельно по доброй воле пришедший в мой дом, — обычный человек. И ты ищешь не моей смерти, а мою жизнь и силу.
— И я…
— Есть хочешь? — прозвучал неожиданный вопрос.
— Ну… — Человек, услышавший подобную фразу в доме вампира, растерялся.
— Ты голоден? — громче и четче спросила вампирша. — Ах, да! Ты преодолел столь сложный путь, да еще и охотников обезвредил. Прошу! Угощайся!
На столе перед Дзардом появилось несколько блюд. Закуски, первое, второе, кофе и чай с десертом в виде фруктового щербета.
— Не переживай. — Успокоила гостя Меллиель. — Еда настоящая, телепортированная из небольшого ресторанчика на западной окраине города. Плату за еду кассир найдет возле кассы.
— Спасибо. — Иксор не заметил, как руки автоматически взяли вилку и хлеб. Разговоры, вампиры, разборки, сила и войны — все это осталось в прошлом, стоило голодному человеку понять, что он по–настоящему голоден.
— Не стесняйся, Дзард. — Мелли приняла облик сорокалетней женщины и села напротив уплетавшего суп рыцаря. — Я сразу поняла, кто ты. Если бы люди могли вот так просто забраться в мой дом, я бы уже двести лет как стала бы кучкой пепла от шального осинового кола. Грозный облик, магические способности и физическая сила — это еще не гарант неуязвимости. Только воину с далеких звезд под силу пройти путь от простой дороги до моей пещеры. И если здесь появился ты, то, значит, и Война за Господство продолжается. Клан Богов Звезд держит еще власть во Дворце Богов, но пока вы не узнаете, что именно объединяет бога огня Локки и армию Водолея, попытки завершить компанию будут тщетны. Новые поля битв, новые победные стяги и новые витки войны будут вечно возникать вокруг вас. Чтобы победить и вернуть в мегавселенную порядок, нужно найти первоисточник зла.
— Левиафан. — Проглатывая кусок жареного мяса, подсказал Дзард. Впрочем, ему было, чем гордиться — он одним из первых вступил в бой с Лордом Тьмы, и первый одолел некоторых из его генералов.
— Лорд Тьмы? — Меллиель искренне удивилась. — Но он не может вмешиваться в эту войну. Его мир отделен имматериальной вселенной от Космического Лабиринта.
— Поверь мне, — помог даме рыцарь, — он нашел способ. Кстати, ты хорошо осведомлена о наших делах.
— А ты думаешь, — начала вдруг Мелли, — как я оказалась в этой горе?
— Про тебя ходят разные слухи в городке.
— А ты больше им верь! — с обидой произнесла дама. — Мой возраст насчитывает триста двадцать четыре года, из которых двести восемьдесят лет я прожила жизнью вампира. Мои навыки в области магии Земли помогают мне не терять силы.
— Их дает тебе гора. — Догадался рыцарь.
— Точно подмечено. — Похвалила Меллиель.
«Когда–то так же земная твердь помогла и мне», — вспоминал Дзард свое первое обращение в кровососа. Его тогда чуть не заставили съесть женщину с ребенком, и только благодаря Земле он смог обуздать кровавую жажду.
— Я защищена внутри этих стен от солнца, драк и дурных приключений. — Продолжила дама–вампир. — Магия телепортации позволяет мне по ночам покидать гору. Запасы золота и ценных минералов внутри горы дают мне средства к существованию. А когда кровавая жажда затмевает разум, я выхожу на горный склон и вступаю в схватку с сильнейшими хищниками дикой природы.
— Твоих врагов много, и в тоже время ты сама выбираешь себе противника, учитывая уровень подготовки.
— Да, так я и подняла свои умения в возможностях. Но моего укуса вряд ли хватит для твоей подзарядки. Заблокированные способности полубога, уничтоженные наномашины и упрощенный до безобразия геном — подобные изменения так просто не обратить.
— И что я теперь должен делать? — обиженный фактами Дзард стукнул вилкой по столу. — Италирон и его упыри превратят это место в обеденный стол. У нас есть максимум пара дней до начала кровавой обжираловки. Ты же тоже их чувствуешь?
— Да. — Кивнула Мелли. — Я их ощущаю также ясно, как и тебя сейчас. И меня они вряд ли тронут. По крайней мере, не убьют.
— И что ты предлагаешь? — почти что прокричал Иксор. — Сидеть и тупо ждать конца?
— А чего хочешь ты, Дзард Иксор? Спасти местных жителей от смерти или ворваться поскорей во Дворец Богов с охапкой победных стягов в руках и заявить свои права на Трон? Для чего тебе нужна сила, если сейчас я вижу лишь страх внутри тебя?
В глазах человека загорелся огонек азарта. Он действительно боялся! Да, именно страх и отчаяние помогли ему найти Мелли. Кулаки рыцаря ДОКС сжались, обесцветив кожу пальцев.
— Я хочу только одного. — Громко произнес Дзард. — Дать Италирону в морду!
— Да, — с грустью произнесла Меллиель, — именно дать в морду. Это написано в твоей душе яркими буквами.
— А что в этом плохого?
— Алло! — прокричала вампирша. — В твоих руках может оказаться судьба миллиардов миров! А ты только и стремишься к тупому мордобою — поразительно!
— И что я должен делать?
Мелли промолчала. Она готова была запереть его в этой горе вместе с собой, но такой вариант не спасал ситуацию.
— Звездные вампиры просто ворвутся сюда и убьют меня, а тебя изнасилуют — вот, что произойдет, если я просто укроюсь в этих стенах з твоей юбкой. — Будничным тоном констатировал Дзард. — Мы обязаны найти выход! У нас сейчас просто нет другого пути!
— Стой! — оживилась Меллиель. — Врата Перехода! В дальнем углу зала есть проход, скрытый легким мороком. Он ведет к лифту. Подъёмник опустит тебя прямо к подножию горы. Я знаю заклинание активации Врат. И задолго до того, как Звездная цитадель опустит свои трапы, ты покинешь планету и отправишься за помощью к тем, кто знает, как помочь.
Вампирша дернула рыцаря за руку и уже приготовилась воплощать свой план в жизнь, как Дзард ее остановил:
— Ты забыла, что простой человек не сможет далеко уйти по дорогам Космического Лабиринта. Обитающие там твари просто его сожрут, а в лучшем случае его ждет смерть от радиации и ядов, это если он выживет в схватке с монстрами. Для длительных переходов нужен точный маршрут, космический корабль, скафандр, либо построенный в имматериальном мире туннель. Маска мог путешествовать по имматериальному миру. Пока я не обрел его силу, внутри Врат Перехода меня ждет смерть. План не работает, пока. Видишь — даже для его реализации мне нужно вернуть силу.
Женщина-кровосос обреченно выдохнула.
— Ты сказал, что имматериальный мир уничтожит человека? — повторила за Дзардом Меллиель.
— Ну, да.
— А почему именно человек?
— В смысле? — не понял рыцарь.
— Почему ты стал именно человеком, а не кем-то еще? Орклир, гайрат, холидакер, призрак, зомби, альб, элентари, анемалер — гуманоидных рас насчитывают несколько тысяч, но твой геном в самом упрощенном виде принимает вид простого человека.
— Я не подумал об этом. — Честно признался Иксор.
— А зря! — вампирша победно подняла указательный палец вверх. — Люди! Тебя сотворили не абсолюты, не боги и не вампиры. Тот, чью силу ты пытаешься восстановить, был создан людьми!
— Что–что? Это как?
— Иди к людям! — восторженно произнесла Мелли. Сейчас эта многовековая особа светилась таким счастьем, словно подросток, сдавший выпускной на «отлично». — Люди знают, как помочь тебе! У них твое лекарство!
— Знаешь, — начал Дзард, спустя пару минут после услышанного. — Твоя идея — самая бредовая, какую я слышал за последние трое суток. Но за совет — спасибо. Я могу чем–то помочь тебе? Может, тоже каким–нибудь бредовым советом?
— Можешь. — Подтвердила дама. — Я прошу тебя об одолжении.
«Сумасшедший вампир, — выдал диагноз Дзард. — Отлично! Сначала полная потеря сверхспособностей, а теперь еще и вот это».
— Да, Дзард Иксор. — Кивнула Меллиель. — Ты не ошибся в услышанном. Ты пришел в мой дом с глупой просьбой, а уйдешь с не менее глупым одолжением.
— Что ж, Мелли, — согласился Дзард, — я тебя слушаю.
— В твоей душе горит желание дать в морду одному негодяю. — Начала женщина–вампир. — Так вот, я хочу, чтобы ты дал в морду еще одному.
Рыцарь Ордена ДОКС Дзард Иксор молча слушал слова Меллиель и ждал, что будет в финале. Начало было уже интересным.
«Дать в морду — с превеликим удовольствием!»
— Его имя Торей. Он — молодой бог Земли. Двести восемьдесят лет назад недалеко отсюда прошла битва богов. Мы добыли победный стяг для своего Клана, но боги Клана Звезд захватили Врата Перехода, и мы оказались отрезаны. Попытка с боем уйти с планеты обернулась полным истреблением армии богов Клана Земли. Выжили только мы вдвоем. Нам удалось скрыться от поисковых патрулей в пещерах этой горы. Но кольцо чужих рыцарей сужалось. Стяг привлекал к себе внимание магических сканеров как нектар пчелу. Торей был сильным богом и мог открыть новый портал из этого мира.
— Он предложил Космическому Лабиринту сделку! — гневно произнес Дзард.
— Да!
— Мерзавец!
— Я любила его! — захлебываясь слезами, произнесла Меллиель. — И добровольно согласилась на жертву.
— Он предложил Великому Змею твою душу и жизнь в обмен на попытку бегства! И, получив, Врата Перехода под своей задницей, просто ушел в теплое местечко, оставив тебя навеки живым трупом, прикованным к этой горе и ее пещерам.
Она больше не произнесла ни слова. Сильное тело высшего вампира сотрясли конвульсии рыданий. Слова, зревшие в горле столько веков, никак не могли пройти наружу. Она больше не была ни монстром, ни красавицей, она просто стала обычным раненым душевной болью человеком. Дзард подхватил ее, когда ноги стали подкашиваться. Грозная Меллиель рыдала навзрыд, прислонив голову к его груди. Иксор обнял ее. Он знал, что она так долго хотела сказать. Какие бы не были миры, расы, времена — подлецы и гады вели себя всегда одинаково. Поплакаться, войти в доверие, забрать самое дорогое, а потом уйти, навсегда пробив чужое сердце копьем обмана.
— Я любила его… — Всхлипывала на груди Дзарда Мелли. — Я так сильно и искренне любила его! А он… А он… Ни… А он ни разу не вспомнил обо мне и не пришел навестить меня!
Говорить банальные фразы было просто глупо, а осыпать плачущую вампиршу поцелуями и предлагать мужскую дружбу и поддержку в такой момент — было верхом жестокости. Дзард только крепче обнял нового друга и, прижав губы к ее уху четко произнес:
— Я не допущу этого. Я восстановлю силу Маски и вытащу тебя отсюда.
«Я не допущу этого». — Как громко! «Я восстановлю силу Маски!» — это если Италирон не убьет меня первым. Дзард не долго размышлял. Мелли намекнула ему на тот путь, каким пара охотников попала на ее гору. У них есть портал перехода. Чтобы преодолеть магию горы, артефакт должен быть достаточно мощный. Такие могут держать портал на близком расстоянии до десяти часов. Конечно, спящих дурачков нужно было убрать вниз, к людям. И артефакт прихватить с собой. Меллиель сама не поняла, откуда у пары любителей приключений столь мощный генератор перехода.
Удар точно в челюсть помог мыслям прийти в порядок.
Дзард упал — его тут же поставили на ноги. И живот пронзила волна боли от нового удара.
— В чем дело, рыцарь? — осведомилась фигура в малиновом скафандре. — Сильно бью? А так?
Вздернули с колен на ноги и тут же врезали по уху. Скользящим движением били, не столько вырубая, сколько банально оглушая. Один-два-три — удары сыпались со всех сторон. Звездные вампиры банально занимались воспитанием рыцаря ДОКС. Научить жизни, показать человечишке его место в этой пищевой цепочке и просто поглумиться над тем, кто пару дней назад вот так вот бил их братьев по гнезду. Парировать удары было бесполезно — вампиры были быстрее и сильнее человека.
Противная, мягкая пыль нежно подсказала человеку, что кошмар закончен. Частично.
— Эй! — звездный вампир вылил Иксору на голову ведро холодной воды. — Не спать, девочка!
Дзард был неплохо избит, но подняться с земли мог.
Нападавших было трое. Здоровые и сильные вампиры из Звездной Цитадели выглядели как настоящие монстры.
— Смотри! — Двое из них взяли спящих брюнета и блондина в руки и точно, детским куклам свернули людям шеи. — Что мешает нам с тобой сделать то же самое?
— Италирон. — Сплевывая кровь, ответил Дзард. — Ваш командир дал мне время до большой кормежки. Так что берите ваши перекаченные алхимией туши и валите на свой корабль. И людей не трогайте! Все должно быть честно!
Сил в рыцаре едва хватало, чтобы не упасть лицом в дорожную пыль, мокрую от крови. Спасибо Мелли и ее обеду, а то вообще бы умер. Все–таки, человек в чистом виде слабоват для подобных баталий.
Один из троицы молодчиков подошел к Дзарду и, наклонившись до самой земли, произнёс рыцарю в лицо:
— А что изменится через пятьдесят часов? Или ты как деревенский дурачок веришь в глупые сказки и чудеса? Ты сейчас слабее обычного десантника из армии Богов Клана Звезд. Или ты думаешь, что мы поделим твою кровь на всех братьев Цитадели и дружно сгорим от магии инквизиторов, так?
— Мы тебя разрежем и выпотрошим как рыбешку, а шкуру повесим над капитанским мостиком нашей звездной махины. — Пролаяла вторая рожа, щелкая клыками. — Вот, что мы сделаем.
— Но не сейчас. — Смело произнес Дзард кровососам в лицо. — Иначе как вы объясните смерть любимого трофея своему командиру.
— Оставьте его. — Прогнусавила третья фигура. — Дзард Иксор, мы — звездные вампиры — обещаем, что через двое суток ты встретишь свою смерть, и она будет нелегкой.
После этих слов, Иксора макнули лицом в грязь и оставили лежать на дороге рядом с двумя трупами. Все выглядело так, будто на шальную троицу напали неизвестные и в ходе разборки троице капитально досталось.
«Как хорошо, что они накрыли меня не на горе возле пещеры, а когда я с трофеями переместился на дорогу», — размышлял Дзард.
— Дяденька. — Прозвучал рядом голосок. — Вам не больно?
Дзард после этих слов вскочил на ноги как ужаленный. Рядом был ребёнок и судя по голосу, сосем маленький.
Так и есть! В паре метрах от него стоял светловолосый мальчуган. Обычный ребенок, беззащитный и любознательный.
— Что ты здесь делаешь, мальчик? — разбитый рот выдал стоковую фразу. — Где твои родители? Где твой дом? — язык нес всякую чушь и спрашивал у малыша кучу вопросов в то время как тело само делало свое дело — руки взяли малыша в объятия, а ноги перешли на бег. Сначала медленный, а потом быстрый.
Дзард говорил ребенку об опасных людях, вампирах, и о том, что нельзя гулять одному по ночной дороге.
— Кстати. — Пришел в себя Иксор в паре километрах от места происшествия. — Как тебя зовут?
— Тёма. — Ответил малыш.
— А откуда ты? — рыцаря понимал, что задает вопросы по кругу. Но там, на дороге, он пребывал в состоянии легкого шока. Защитить ребенка и уйти подальше от места убийства — были главные цели рыцаря. Сейчас можно было немного передохнуть и отнести малыша к родителям.
— Из Мааки.
— Откуда? — не понял рыцарь.
— Из Мааки. — Повторил малыш. — Парусник Маака, знаете такого?
— Н-нет. — С сомнением ответил Иксор. — Но нам надо отвезти тебя домой. Где находится твой Маака? Скажи, как ты попал на дорогу, да еще и ночью?
— А я по ней шел. — Ответил Тема.
— Куда?
— К вам.
Дзард на мгновение лишился дара речи.
— Смотрите, большой дуб! — радостно прокричал мальчик. — А вон моя кепка!
Тема подбежал к растущему возле дороги огромному дереву и поднял с земли возле корней красную бейсболку.
–Ладно. — Решил для себя Иксор. — Если ты был здесь, то по этой дороге мы должны дойти до твоего города, правильно?
— Угу. — Ребенок кивнул.
— Вот. — Рыцарь ДОКС надел на голову мальчугана кепку, а потом посадил его себе на плечи. — Теперь пошли в твой город Мааку.
— Ура-а-а! — произнес детский голос. Тёмке нравилось сидеть на плечах рыцаря. — Мы идем домой!
Город Маака действительно существовал. Дзард дошел до его границ за пару часов. Так что к шести утра Тёмка уже стоял возле порога своего дома. Дверь открыла дородная женщина преклонного возраста.
— Артемий! — она радостно обняла мальчика, впуская доброго гостя в дом. — Заходите, не стесняйтесь.
«Вообще–то вампира не принято приглашать в свой дом, — хотел напомнить Иксор новым друзьям, но сейчас он был простым человеком, и пугать попросту людей он не решился. К тому же город оказался ему подозрительным и почему–то очень знакомым. Как только они с мальчиком переступили границу города Маака, то весь окружающий мир стал немного другим. Трава стала такой огромной, что росла вместе с тонкими березками, обочину покрывали мхи и карликовые кустарники, между которыми росли пахучие цветы с яркими лепестками. Птицы, жуки и бабочки достигали одного размера, и могли мирно сосуществовать, нарушая привычную гармонию пищевых цепочек. Причем размеры насекомых иногда превосходили габариты пернатых. Пару раз Дзарду удалось рассмотреть в зеленой массе несколько существ, похожих на пауков, только их размеры были под стать взрослым быкам. Артемий назвал их полевыми ползунами. По словам мальчика полевые ползуны действительно выполняли роль домашнего скота и были полностью безобидны для человека. Рыцарю в это верилось с трудом — он прекрасно слышал хруст челюстей, перемалывавших стебли кустарника и корни. Но самое страшное, что Дзард ощущал всем телом — это то странное чувство, когда ты возвращаешься домой.
— Вы кажетесь немного удивленным. — Афанасий Беляков, отец Артемия, с удовольствием познакомился с Дзардом. — Вы пришли издалека?
— Да. — Больше рыцарь ответить не мог. — Я недавний гость на этой планете. Так что с городом Маака встречаюсь впервые.
— И как вам здесь?
— Природа необычная и очень красивая.
— Вы торопитесь? — Гарта, жена Афанасия, была приветливой радушной хозяйкой. Ее руки могли быстро и легко накрыть на стол. Блюда все хозяйка дома готовила сама. И Иксор мог сказать про жену Афанасия — великолепная женщина — если бы не одно «но», у Гарты были четыре руки, большие фасеточные глаза и на вытянутом черепе красовались жесткие усики небольшой длины. Всей анатомии Гарты Дзард рассмотреть не мог, поскольку синее платье скрывала пышную грудь, тонкую талию и аккуратную спину, изогнутую как у простого человека. Ноги у хозяйки дома были человеческие — колени не выворачивались в обратную сторону как у многих насекомых. Рот, уши, нос, кожный покров и даже зубы — все было как у людей.
Вас не смущает мой внешний вид? — вопрос хозяйки задал рыцаря врасплох. Думая о типе мутации, Иксор забыл про гостевой статус в доме людей.
У вас глаза необычные. — Дзард произнес первую фразу, пришедшую на ум. — Прошу меня извинить за столь резкий комплимент. Но я не встречал до этого подобных людей.
Афанасий рассмеялся, услышав такие слова и произнес:
Не переживайте. Я сразу понял, что вы пришли во владения Арахнорокса из другого мира.
Арахнорокс? — Дзард не поверил своим ушам.
Ну, да. — Весело ответила Гарта. — Наш город Маака — внешняя граница Арахнорокса с другими мирами. Это стало возможным совсем недавно.
Пару столетий назад. — Добавил Афоня.
Да. С тех пор, как люди научились создавать своих титанов и смогли снять блокаду с Арахнорокса, переходы в другие вселенные из пограничных зон стал доступен. — Продолжила Гарта. — И я должна вам сказать, что путешественники, подобные вам, нечасто захаживают в гости.
Вы — первый рыцарь ДОКС, с кем мне повезло познакомиться. — Гордо добавил Афанасий. — Но вы странно одеты для специально обученного воина, сражающегося с богами за власть. Я правильно истолковал вашу историю?
Да. — Приободрился Дзард. — Совершенно верно. Только мне нужно попасть обратно на планету КА–четыре–ноль–три, ее еще называют Этерия. У меня осталось не так много времени для решения весьма сложной задачи.
А в чем проблема? — поинтересовалась Гарта.
Рыцарь выдохнул прежде, чем начать. Но, раз уж попросили — нужно исполнить просьбу:
Этерии грозит кровавая жатка — это пир звездных вампиров, во время которого каждый носитель теплой крови станет потенциальной закуской. Заговорщики из Святого Братства своими эликсирами и магией заблокировали мои способности вампира, и я не могу открыто противостоять лидеру звездных кровососов. Вот и вся моя проблема, какую я должен решить за оставшиеся пятьдесят часов. Так что позвольте мне поблагодарить вас за гостеприимство, и я пойду обратно на Этерию. Там тоже есть люди и им нужна помощь.
Так вот для чего Арахнорокс открылся вам! — торжественно объявила Гарта. — Я убеждена, что наш мир может помочь вам в решении проблемы.
Иксор улыбнулся. Он понимал абсурд происходящего. Мир с милыми бабочками и леди–насекомыми был очень красивым и добрым. Но как такое место могло помочь одолеть звездных вампиров и их главаря?
— Жена права. — Вставил свое слово Афоня. — Арахнорокс — это сложная вселенная, живущая по своим законам. Вам кажется здесь все простым и знакомым, но это не так. У Арахнорокса есть свой разум, своя душа и свои тайны и если наша планета открыла вам путь к себе из Этерии, то вы можете найти здесь ответы на вопросы.
Дзард Иксор походил обучение астронавигации в Мире Демонов, изучал астрополитику и карты мироздания сотен миров в хранилищах ДОКС, постигал азы магии и правила древней крови абсолютов в Доме Иксор, но никогда слово Арахнорокс ему не попадалось. Гигантская планета с душой и разумом — это было что–то новое. И все же в глубине души все окружавшее рыцаря в доме Беляковых, было очень знакомо. Мебель, материал стен, запахи, еда, убранство, одежда, инструменты — Иксору здесь было все знакомо! Как бы невозможными не казались странные ощущения, чувство чего–то близкого и родного не оставляло Дзарда ни на минуту.
— Вампиров, описанных вами, на Арахнороксе нет. — Констатировал Беляков. — Уничтожить армию, прилетевшую с далеких звезд, мы также вряд ли сумеем. А вот вернуть вам силу — это можно попробовать.
— Разве вам это под силу? — воину, прошедшему алхимические столы демонов и инквизиторов, стало немного совестно после подобных слов. Лаборатория Афанасия открылась гостю не сразу. Спектрометры, анализаторы, лазеры, очистители, дозаторы, химические шкафы, справочники, стеллажи с научными журналами, несколько больших рамок для голографических мониторов — все это богатство возникало из темноты подвала, по мере того как светодиодные лампочки загорались над соответствующей секцией помещения.
— Не удивляйтесь беспорядку. — Небрежно произнес Афоня. — Я занимаюсь не только практической медициной, но и научными изысканиями — тоже. Вообще, мы с женой не просто лечим местных жителей, но и исследуем местные образцы древовидных папоротников. Поэтому проведя пару проб и тестов, уверен — смогу помочь в восстановлении ваших сил.
— Вряд ли. — Подумал рыцарь, но руку для небольшого анализа ткани и крови предоставил.
— Ваш организм имеет несколько уровней мутации. — Почти без клебаний выдал ученый, бегло просматривая данные с монитора.
— Это особенности генома моей расы. — Как учили: на приеме у врача и у священника нужно быть искренним. Иксору врать или как–то искривлять факты было не в пользу. — Кажется, моих этапов должно быть шесть. Около четырех пройдено.
— Да. — Согласился ученый. — Вы правы. О! Я вижу некоторых из ваших нанороботов. Похвальная работа. Каждый механизм размером с молекулу, но при этом они способны как действовать поодиночке, так и работать сообща. Попробую вывести картинку на большой экран.
Через минуту Дзард увидел странные изображения продольных трубок разной толщины. На каждой трубке словно муравьи на стебельках, сидели причудливые фигурки. Змеи, насекомые или просто образования из нанокристаллов — нанороботы имели различную геометрию, размер и функции. И сейчас их всех объединяла одна проблема — они не выполняли свои функции!
— И в каком они состоянии? — не выдержал Дзард.
— Они спят. — Ответил ученый и тут же уточнил. Как будто спят. И их достаточно мало для инициации глобальных трансформаций на фенотипичном уровне.
— А как их разбудить? — огонь надежды вспыхнул в душе рыцаря при виде царствовавших в его теле наномашин. — Достаточно небольшого импульса для их пробуждения, я прав?
— Не совсем.
— То есть?
— Природа ваших маленьких помощников обширна и многообразна и вряд ли разные классы наномашин работают по единому принципу. — Пустился в объяснения Беляков. — Если допустить вероятность химической блокировки, то мы с женой можем с ней справиться.
— Вы это серьезно? — не поверил рыцарь услышанному.
— Вполне. — Уверенно подтвердил Афанасий. — Нам нужно лишь несколько часов на полный анализ данных, полтора часа на оптимизацию синтеза антиблокатора и лекарству потребуется какое–то время для полного пробуждения наномашин.
— Но вы сказали слово «вероятность», я не ослышался?
Ученый усмехнулся:
— Я бы на месте ваших инквизиторов заблокировал наномашины мощным информационным сигналом, но, учитывая их связь с вашим телом, вас бы разбил паралич. И не обязательно полный. Вы ведь себя нормально чувствуете? Потери речи, чувствительности, подвижности не наблюдалось?
— Нет. — Пришел твердый ответ. — Я даже смог на гору взобраться с таким телом.
— Вот и чудно! — продолжил Беляков. — Это лишь подтверждает мои догадки о молекулярных блокаторах в вашем теле. Поясню — это особые химические препараты, блокирующие одну из мутационных аномалий вашего генома или конкретный вид наномашин. Я не даю стопроцентную гарантию, что смогу освободить всех нанороботов или что мое лекарство подействует сию секунду. Но попробовать стоит.
Дзард промолчал.
— Что-то не так?
— М-да. — Качнул головой Дзард. — Мелли могла ошибаться.
— Мелли?
— Высший вампир с Этерии.
— А можно поподробнее? — пальцы ученого звучно перещелкивали информационные панели, выводя на обзорные экраны дивные кривые и трехмерные контуры.
— Я пытался получить часть редкого нейротоксина из ее слюны, и образец здоровой иммунной системы из крови высшего вампира, но не получилось.
— То есть вам для восстановления сил нужен второй аналогичный монстр, — догадался ученый. — Я прав?
— Да. — Воин ДОКС согласился, но потом вспомнил о предупреждении вампирши. — То есть — нет. Все равно, вы же упоминали об отсутствии высших вампиров в Мааке.
— Дорогой! — неожиданно вмешалась Гарта. — А что, если нашему гостю попробовать принять вызов Дар–Агора?
— Кошмарный монстр из ментального мира? — удивился Афанасий. — Попробовать стоит, вот только пробудятся ли вампирские силы от его приза?
— Вы сейчас о чем говорите? — поинтересовался Дзард. — Кто такой — Дар-Агор? И почему я должен с ним сражаться?
— Во-первых, — резко вставила слово Гарта, — вы — рыцарь, а это уже многое означает для местных жителей. Дар-Агор — монстр, пришедший в Мааку, из глубин ментального мира.
— Имматериального. — Поправил рыцарь.
— Называйте его как хотите. Но появление Дар-Агора в нашем городе начало привлекать сюда всяких сомнительных личностей. Искатели приключений, охотники за головами и просто любители артефактов толпами пытались победить его. Этот монстр приманивает каждого, у кого есть храбрость точно магнит железо. Вызывая воинов на бой, чудовище заставляет ставить их на кон свои души и силу, якобы это честная сделка. Но он слишком силен даже для толпы героев. Он очень похож на сосущих кровь монстров. По своему образу действий Дар-Агор высасывает силу из проигравших ему вызов героев. И если вы хотите спасти людей на своей планете, то должны одолеть его.
— И как это поможет мне справиться с армией звездных вампиров?
— Когда Дар-Агор первый раз открыл свою забаву. — Поддержал жену Афанасий. — То он открыто сообщил о призе за его голову.
— Его сила перейдёт к победителю в схватке с ним самим. — Уточнила Гарта. — Вы признали, что Арахнорокс не случайно завёл вас в свои границы. Да и Дар-Агор возник здесь недавно. Но зато за пару месяцев его развлечений от его оружия погибло больше сотни храбрых душ. Полагаю, это и есть ответ на ваши вопросы и просьбы о помощи. К тому же суждение об отсутствии высших вампиров в Мааке вполне может быть ошибочно. — Муж с сомнением посмотрел на жену, а Гарта спокойно продолжила: — Дар-Агора еще никто не одолевал, и мы не знаем сами, какая у него природа. Да и появляется он на людях тоже в определенные часы. А тот заряд силы, что перейдет в ваше тело после победы, вполне может подзарядить ваши магические силы.
Дорожные башмаки, штаны от костюма пилота, зато рубашка и пиджак как у местного щеголя — и это весь арсенал бывшего рыцаря Ордена ДОКС в бесконечных распрях молодых богов. Но выхода особо не оставалось. И Гарта была права — Дар-Агор по своим вкусовым пристрастиям был близок к вампирам Италирона. И если он также пришел из миров Космического лабиринта, то и магия монстра должна быть такой же как и у Дзарда.
— Я не могу выступить против Дар-Агора в простой одежде. — Досадно заметил Иксор. — У вас хотя бы какое-то подобие оружия найдется?
Беляковы звучно засмеялись, после чего Гарта заметила:
— Мой муж сможет поднять ваши физические и ментальные способности на пару суток. Препараты для этого у нас есть в любом количестве. Оружие в Мааке можно найти, и вы его получите.
— Но оно стоит денег. — Не выдержал Дзард. — А у меня ни гроша с собой нет.
— Я хочу вам напомнить, Дзард Иксор, — произнес учёный, — что вы пару часов назад вернули нам сына. Без вас в этом доме царил бы траур, а не дружеская атмосфера. К тому же, мы обещали вам помочь и сделаем это. Единственное условие, арсенал и доспех подберете вы сами. Я специалист по научной части, а не по милитаристской. Ну как — идет?
— Идет. — Иксор сто раз себя укорял за поспешное решение, но вариантов и в самом деле было очень мало. Практически, судьба целой планеты зависела от успеха предложенного Беляковыми плана.
Маака открыл перед Дзардом только часть своих прелестных картин. Как Беляков объяснил — дорога, по которой рыцарь принес Тему, проходит по пригородной зоне. Одноэтажные дома с садовыми участками, широкие улицы, обилие растительности и интересный мир забавных животных — являлись достопримечательностью на окраине. Сам же город встречал гостей яркими рекламными биллбордами; горящими вывесками голограмм; многоэтажками зданий из бело-молочного материала; развитой системой транспорта, включавшей как воздушное перемещение так и подземные поезда; а также грамотно спланированной инфраструктурой. В Мааке не было толп, очередей или транспортных заторов. Все маршруты, улицы и развязочные узлы главных улиц были спланированы так, что ни потеряться, ни заблудиться в этом городе не представлялось возможным. За время небольшой экскурсии по широким улицам рыцарь успел увидеть около десятка рас разумных существ, не описанных ни в одном из справочников межгалактической дипломатии. Геном насекомых преобладал в мутационных формах населения города. Здесь у многих были глаза и усики как у бабочки; суставы, вывернутые в обратную сторону как у кузнечиков; вторая пара верхних или нижних конечностей; зато вот третья рука или нога просто отсутствовали. Одна пара молодых горожан поразила воина ДОКС своим союзом, поскольку сочетание пернатой и земноводной формы ни одному монстролологу наблюдать еще не удавалось.
— Медику повезло с женой. — Думал Иксор после знакомства с городом и его жителями. — Она очень даже близка к человеку по фенотипу. И Артемий у них растет славным мальчуганом.
Мы почти пришли. — Афанасий показал рукой в сторону небольшой ограды высоты взрослому человеку по пояс.
Невзрачная калитка из трех прутьев арматуры с примитивным навесным замком, сетчатое ограждение места сражения с Дар-Агором без всякого электричества или иных средств защиты, деревянная вывеска с большими буквами «Испытание извне» и унылый старичок с тельцем как у таракана — большими достопримечательностями аттракцион монстра новых гостей не порадовал.
Но Иксор инстинктивно сделал шаг назад.
Морок! — остатки вампирских чувств и инстинкт самосохранения в унисон подняли в голове рыцаря тревогу. Дзард чувствовал сильную магию, источаемую странным местом. И в городской ансамбль архитектуры вряд ли можно было вписать запыленный пустырь с убранством как на дикарском поле умершей цивилизации. Но на самом деле арена Дар-Агора выглядела совсем иначе! Рыцарь не просто знал — он чувствовал это. Его тело напряглось точно пружина. Он ждал нападения с любой стороны, приготовился к одновременной атаке впереди и сзади — это место действительно наполняла странная энергия. Ее было много! Достаточно для возвращения Маски. Но что могло пробудить все боевые и защитные рефлексы в рыцаре Ордена ДОКС? Инквизиторы вымыли всю магию из его клеток. Реакция могла спровоцироваться только той частичкой демона Гидракуса, которую Дзард хранил в своей памяти. В давние времена, когда Маска еще только рождался в теле воина абсолютов, космический демон завладел силами будущего борца с Тьмой для спасения Дзарда от смерти. С той поры прошло много времени, и для активации столь малого заряда магии сейчас требовалось присутствия очень сильного источника.
Ваш Дар-Агор, кто он? — уже серьезно осведомился Иксор.
Никто не знает. — Устало произнес старик. — Могу лишь сообщить, что от его оружия погибло достаточно хорошего народу.
Четыре руки, пара ног, вместо кожного эпителия жесткие чешуйки, а вокруг рта ветвится целый лес жестких усов — для Мааки ничего необычного. И для насмотревшегося на жителей Арахнорокса Дзарда — тоже. Три пары глаз и двойные носовые пазухи тоже придавали старику сходство с тараканом, но на такие мелкие по понятиям мира насекомых детали рыцарь ДОКС уже не обращал внимания. Одет старожил был в легкое пончо, широкополую шляпу с метровыми полями, выцветшие брюки и зашитые дратвой штиблеты. Но для воина, собравшегося выйти против местного чудовища на бой, требовалось достаточно много информации, и рыцарь ее получил, начав беседу:
Ты, смотрю, знаешь побольше других об этом месте?
Знаю. — Пробубнил с грустью старик. — Потому что живу здесь. Рядом вот с этим загоном для сорвиголов вроде тебя.
Так уж и сорвиголова я?
Тело твое слишком развитое для обычного человека, да и мои ноздри чуют металл в твоем теле. Не иначе как охочий ты до сверхсилы и чрезмерного опыта битвы.
Иксору очень не понравилось слышать столь откровенную похвалу в свой адрес от первого встречного аборигена Мааки.
Я пришел сюда за помощью. — Повышать голос рыцарь не стал, зато все его тело готово было закипеть в любую минуту. С испытанным рыцарем абсолютов и офицером армии Богов Клана Звезд подобное происходило впервые. Это как испытывать одновременно момент взрыва всего тела на клеточном уровне, но при этом некая сила сохраняет оболочки целой. Его пронзали иглы боли и наслаждения, страха и смелости, горя и счастья, апатии и бодрости, веры и сомнения — внутри сама душка как будто разрывалась надвое.
Старик прекрасно все видел, и его реакция была лишь смехом:
Я смотрю, ты уже готов потерпеть поражение, едва не начав бой. Ха-ха-ха! Кого вы привели сюда, доктор?
Беляков до этого момента столь уверенный в ситуации, стоял в стороне и молчал, но на вопрос гордо ответил:
К нам в Мааку пришел рыцарь с далеких звезд. И его цель — сразиться с Дар–Агором.
Далекие звезды? — юмор в словах старика исчез, будто его стерли разговорным ластиком. — А я вот вижу больного киборга, которому совсем недавно хорошо надавали по физиономии.
Иксору стало стыдно за то нападение троицы кровососов недалеко от горы Мелли. Звездные вампиры хорошо его поймали тогда. Как бы ни был силен человек, упырь из космоса в раз сильнее. Этого состояния они могли достигать, частично отражая силы врага против него же самого.
Ты уж очень много видишь для обычного старика. — Сквозь зубы процедил Дзард. — И вопросы задаешь грамотные.
Потому что я — игрок! — Старик резко встал на ноги и шумно выдохнул рыцарю в лицо. — Я не так просто сижу здесь, рядом с местом действия, потому что я слежу за боями и делаю ставку.
Рискуешь потерять последнее. — Холодно ответил Дзард, едва не валясь от странного ощущения слабости.
Да! — громко прошипел старый житель. — Потому что я — профессиональный игрок. Дай мне любой спорт, пари ил состязание и я тебя обыграю на прогнозах и предсказании результатов. Это моя жизнь — смотреть и угадывать. Всем здесь что-то нужно. Глупо меня в чем-то винить. Дар–Агору нужны бои, глупым героям нужен Дар-Агор, а я всего лишь наблюдаю и оттачиваю статистику прогнозов. И, поверьте мне, люди, я еще ни разу не проигрывал.
И что ты ставишь на кон? — съехидничал рыцарь.
А ты выиграй. — Пришел честный ответ. — И узнаешь.
Доктор?
Да.
Одолжи пару монет. — Тон рыцаря не терпел возражений. Афанасий как робот выполнил приказ Дзарда — дал ему в руку пару желтоватых кругляшей.
Доктор! — крикнул старик.
Да?
Я дам вам время образумить вашего друга. — Произнес старый житель Мааки. — Многие протестуют против вызова Дар-Агору. Горожане даже мэра обвинили в появлении монстра. Якобы это он устроил, и я не хочу ночью получить нож в спину. Я не продаю билеты и никого не зову. Я сам хочу уйти отсюда поскорей и поэтому дам ценный совет вашему другу: если хочет жить — пусть уходит.
Я… — Ручной коммуникатор ученого подал сигнал.
А вот и моя ставка! — Дзард ловко хлопнул старика по плечу, оставляя на жесткой чешуе монетки. — Я ставлю на свою победу, за которой приду завтра. И смотри не проиграй, старик. Я чувствую в тебе нечто странное и знакомое. И я обязательно вытащу это из тебя.
Магазин с оружием и доспехами в ста метрах. — Прохрипел старик, выпуская синеватый дымок изо рта. — Я тебя буду ждать, рыцарь.
Отличные новости! — произнес Афоня. — Гарта сообщила, что лекарство от блокатора готово.
Хорошая новость. — В голосе рыцаря прозвучала сталь. Он будто бы опять был воином Ордена ДОКС, в чьих жилах текла кровь первых богов. Слабый человек ушел! Его словно и не было никогда. Теперь снова был возле той самой лужи, когда первый раз вампирские клыки вылезли из его рта. Крепость Дархейг, алхимик Жанна, доблестные воины, которыми он командовал, странная слизь небытия — места, где будущее поедает прошлое, а настоящее просто коллапсирует миллионом глоток — все это память рыцаря прогнала за долю секунды. Мысли как молнии освещали память. Абсолюту казалось, будто он вот–вот станет Маской! Что-то острое и длинное разрезало губы с внутренней стороны, а потом Иксор упал лицом под ноги старика.
Доктор! — позвал Белякова игрок. — Ваш герой совсем не в форме.
Арахнорокс, — всплыло на задворках памяти странное слово и тут же погасло. И только ясные картины из его прошлого четко вырисовывались в памяти. Прошлого, в котором он помнил, как его руки разбивают толстые стенки эмбриональной капсулы, и его вместе с потоком питательного раствора выносит наружу. Холодный безмолвный коридор заброшенной лаборатории встречает нового жителя планеты жгучим ветром и сковывающим все тело морозом. Из его горла вырывается негромкий крик, чем–то похожий на детский плач, а ни разу не стоявшее на ногах тело пытается сделать первые шаги, отчего падает на оледенелый металлический пол. Подключенные к телу датчики миникомпьютера пересылают в мозг сигналы опасности, ссылаясь на возможное заражение внешнего мира биологически активным вирусом нового поколения. Неожиданно ему удается расслышать странный ноющий звук, похожий на плач взрослой женщины. Этот звук зовет его вдаль, по тускло освещенному лабиринту коридоров и законсервированных помещений. Ноги предательски разъезжаются, когда он делает свои первые шаги. И тут же все тело пронзает непонятное ощущение. Словно он лишается чего–то мягкого, родного и доброго к нему. Сопровождаемые звучными шлепками отстыковки дозаторов питания и дыхательных насосов добавили немного жизни в холодный мрак лаборатории. Множество тонких черных шлангов отлепилось от суставов рук и ног, от костяшек позвоночника, пупочного узла и висков, а изо рта, освобожденного от пластикового шланга воздушной камеры, вырвалось первое облачко углекислого газа, и его тут же сменила первая порция кислорода. Легкие обожгло холодным сухим воздухом, маленький рот тут же закрылся, для того чтобы открыться вновь и сделать новый глоток воздуха. Кожу обдало порывом ледяного ветра, и он впервые в жизни почувствовал боль. Настоящую. Он попытался кого-то позвать, но ему никто не ответил. Только эхо. Эхо его собственных первых слов. Он вертит головой в разные стороны, пытаясь понять, что происходит, но ничего интересного не попадается в поле зрения, кроме надписи рядом с уже пустой эмбриональной канистрой. Арахнорокс, — потом расшифрует он с помощью универсального лингвистического словаря.
Через четырнадцать часов место падения рыцаря ДОКС было неузнаваемым. Посреди заброшенного пустыря и неказистой ограды вырос огромный стадион. Его стены уходили высоко в небеса, а гул миллионов голосов с его трибун сливался в зловещую песню смерти. Зрители все были в сборе. Черепа, доспехи, оружие, иконы, части тел различных рас и зверей украшали стены стадиона, словно гирлянда новогоднюю елку. Они все подсвечивались изнутри, приманивая слабого духом маакянина. Билеты на вход никто не продавал, да и для демонического сооружения деньги не являлись главной целью. Кем бы ни был Дар-Агор, он боролся за души живых существ. Одних он убивал на большой арене, а из других вытягивал силу через эмоции, показывая кровавое зрелище. Хлеб и зрелище — все, что нужно горожанам в любых мирах и на всех планетах. Переживание, волнение, страсть, отчаяние, эйфория, экстаз и горе — все это дает вход в душу безобидных существ если уметь пользоваться выбросом эмоций.
По телу Дзарджа пробежала волна мышечного возмущения, а все внутри приятно обожгло теплым огнем. Игра начиналась!
Что вчера с тобой произошло? — спросил Афоня у рыцаря, когда они подходили к месту действия.
Я сам точно не знаю. — Это было чистой правдой. Дзард не признался в том, как его в лицо резко ударил асфальт дороги. Он не чувствовал боли. Вместо неприятного ощущения его организм наполнили сладкие воспоминания о чем-то далеком. Дзард Иксор — генетический отпрыск старого главы Дома Иксор — Виктора, рожденный от неустановленной связи старого алхимика с некой аборигенкой, обладавшей весьма сомнительной репутацией, внешностью и геномом. Предполагалось, что Дом Иксор просто усыновил ребенка, чей биологический отец был уничтожен инквизиторами Дворца Богов, а так называемая мать погибла от рук взбунтовавшихся крестьян. В трехлетнем возрасте попал к наставникам секретного ордена убийц. Они называют себя Драконы–Охотники, Крадущиеся в Сумерках. Старое архаичное название некогда древнего полукульта-полушколы боевых искусств. Это та его жизнь, какую сейчас все помнили, поскольку истинную биографию подкорректировала машина Лорда Тьмы. Способность к вампиризму и геном бога — были не случайной оказией в его крови. Появление Маски — результат не сложного эксперимента, а столкновение двух кардинально противоположных начал, породивших единство в форме монстра с серо-стальным лицом. Но причем здесь Арахнорокс? Это слово вот уже который раз за прошедшие сутки всплывало в голове рыцаря, хотя он его впервые услышал от Беляковых в Мааке. — Я будто бы сбросил блокаторы инквизиторов, и мое тело отключилось.
Если это так. — Подытожил ученый. — То теория с Дар-Агором не такая уж и безумная. И его сила действительно сродни твоей.
Я тоже так считаю.
Хорошо, что внутримолекулярное противоречие тебя отпустило через несколько минут. Иначе мы не смогли бы подобрать для тебя подходящий арсенал и броню. — Добавила Гарта. Сегодня она решила не оставлять мужчин одних. Особенно после рассказа мужа о легком обмороке рыцаря, в который тот впал. — Я вчера ввела тебе препарат, снимающий действия зельев инквизиции, но точное время полного восстановления утраченных способностей я назвать не могу.
Эй, ты! — стоило Дзарду повернуть голову, как зеленая когтистая лапа сжала его горло. — Человек, да? Мои имя — Ларрак! И я с удовольствием скормлю твою голову монстру как приманку.
Ларраком назвался трехметровый рептилоид, вооруженный двумя огнестрельными установками, крепившимися к плечам и предплечьям. Винтовка, пулемет, автомат, лазерное оружие и ракетница — устройства Ларрака могли подавить огнем небольшую армию. Укрепленный толстыми листами брони корпус рептилоида внушал уважение. Только вот Дзард не очень любил, когда его берут за горло без разрешения.
Движение правой руки снизу вверх будто в романтическом танце промелькнуло в воздухе точно колибри, а после этого Ларрак с красивым переворотом отлетел вбок.
Как ты это сделал? — удивилась Гарта. — Он же выше тебя в росте?
Элементарно. — Спокойно ответил Дзард. — В этом ударе работает запястье, кисть руки и тыльная сторона ладони. Простое на вид движение должно быть очень быстрым, иначе враг поймет происходящее. Даже нужно понимать, что мы сбиваем руку не для защиты, а для нападения. Пока вражеская конечность находится в паре сантиметров от меня, я фиксирую ее запястьем и кистью, а потом простым броском завершаю дело.
Посмотри. — Шепнул жене ученый.
В чем дело? — в планы рыцаря не входило упасть в кому от аллергии на местную медицину.
Твое лицо сейчас бело-алебастрового цвета, а в глазах горит красное пламя. — Беляков явно был доволен лекарством жены. — Точно также ты выглядел вчера, когда препирался с игроком.
Иксор отлично знал, о чем ему говорили люди. Арена Дар-Агора источала магию неимоверной силы. Лекарство, введенное в его организм учеными, действовало! Дзард чувствовал, как нанороботы в его теле приходят в движение и запускают процессы ускоренной регенерации, метаболизма и модификации клеток. Челюсть неприятно свело, но именно так должно быть перед первым выходом вампирских клыков наружу. Они действительно вылечили его! Невероятно, но силы вампира постепенно просыпались! Конечно, сила полубога и владение магией пока что оставались вне пределов достигаемости. Но так он может хотя бы видеть многие вещи, ускользающие от человеческого взгляда, да и слух стал острее.
Вы действительно помогли мне. — Иксор с сомнение посмотрел на пальцы. Пока что их было пять, как у человека. Абсолют имеет шесть пальцев на каждой ноге и руке. Внешне выглядит как два средних пальца, остальные ровно как и у человека, а также тридцати гуманоидных рас. — Со временем сила ко мне вернется полностью, и я смогу спасти Этерию.
И что? — покачал головой Афанасий. — С Дар-Агором ты драться больше не желаешь?
Ошибаешься! — отрезал рыцарь и сделал уверенный шаг вперед.
А разве это место не должно быть на карте города? — Гарта очень удивилась, посмотрев на показания голографического планшета. — На спутниковых картах здесь ничего не показано.
Спутник видит морок. — Пояснил Иксор, направляясь ко входу на арену. — Это искусная оптическая маскировка объекта, наведенная с помощью магических сил.
Противного старика нигде не было видно, оно и ладно. Такие как он всегда садятся в лучшие места наверху и смотрят за зрелищем через персональные увеличители, с функцией записать любимый момент боя, просмотреть в повторе при тысячекратном увеличении и с выбираемой скоростью.
Я — участник боя. — Гордо сообщил Иксор фигуре в капюшоне рядом с входными воротами. — А это мои друзья, Беляковы. Они пришли как зрители.
Вам сюда, сэр Иксор. — Фигура в капюшоне показала рукой на левую дверь из бронированного стекла. — А это ваши билеты. — Афанасию и Гарте были предложены обычные бумажные билеты. — Лифт и стойка информации направо от входа.
Дзард проследил, чтобы людям разрешили спокойно войти внутрь. Кем бы ни был Дар–Агор, убивать или калечить их он не станет — не в его интересах.
Открылась стеклянная дверь, захлопнулась каменная.
Я не люблю эти мороки. — Признался сам себе рыцарь.
Толпа приветствовала новых героев.
Дзарду не удалось как следует рассмотреть окружавшую обстановку. Толпа зрителей ревела сотнями тысяч голосов. Они сливались в единую музыку страсти, вожделения и боли. Боль!
Да, Иксор видел боль. Ненасытные до зрелищ зрители хотели крови и разрушений. Им нравилось смотреть на страдания других. Они питались болью героев чтобы заглушить собственные страхи, недостатки и получить банальную порцию кайфа от созерцания убийства. Подобные сцены могла выдержать далеко не каждая психика. Дзард не понял, когда именно все вокруг приняло розоватый оттенок. Теперь он смог расслышать даже отдельные возгласы.
Дар-Агор! Дар-Агор! Убей их! Демон, вперед! — приказывали голоса с трибун. Сердца многих зрителей бились с такой частотой, что готовы были выпрыгнуть из груди. Розоватый свет хорошо показывал ритм сердцебиения. Сердца подобно акустическим датчикам выдавали полную картину своих носителей. Маленькие, высокие, худые, толстые — несколько сотен рас и цивилизаций впитала в свое нутро арена Дар-Агора. Это место было соткано целиком из магии! Назвать точно мир рождения арены было еще сложно, не хватало информации, но природа Космического Лабиринта чувствовалась в этом месте так же ясно как мороз в солнечный день. Еще секунда, и рыцарь видел красную сетку кровеносных сосудов на каждом теле. Это было подобно пульсирующим рекам жизни в объемных, безликих сосудах. Он пока еще не чувствовал кровь, не ощущал ее вкуса, но услышал ее зов! Живительная влага начинала пробуждать инстинкт кровопийцы.
Беляков был прав! — обрадовался рыцарь. — Мои вампирские способности уже просыпаются! Но снятие блокаторов Святого Братства проходит постепенно. Нужно терпеть! Обязательно! Не сдаваться! Как только моих способностей вампира станет на пару-тройку больше, я смогу взять жизнь с ближайших трибун. В конце концов, орущая толпа хотела увидеть борьбу за жизнь со смертью, так я не буду портить ей желаемое шоу!
Эй! — это был Ларрак. — Что с твоим лицом, человек?!
Все нормально. — Отмахнулся от нового приятеля Иксор. Он отлично знал, что выглядит скорее как оживший полутруп, нежели как боец с монстром. — Так должно быть.
Смотри, — продолжил рептилоид. — Не сдохни первым! Я не хочу собирать твои останки для возврата родственникам.
А ты и не будешь. — Пронеслось в голове Дзарда.
Остальные члены забавного коллектива с ухмылками посмотрели на человека. Да, абсолюты были похожи на людей, своих генетических потомков. Различие было только в количестве костей внутри тела, эффективности иммунной системы, и человек мог быть чуть сильнее предка. В этот раз Дар-Агор собрал на арене шестерых смельчаков. Перьерукий монстр с головой шершня и хвостом рептилии; двухголовая рыба с торсом перекаченного штангиста; плотоядный ящер с бионическими ногами, гусеничными подошвами и кассетами ракетных установок вмонтированных в груди; розоволицый космонавт в скафандре и роботом крысой — вот те четверо, кто осмелился составить компанию Дзарду и Ларраку. Оружие каждый имел свое. Мечи, ножи, ракетницы, лазеры, роботы — все это, как и догадывался рыцарь, обладало набором определённых свойств, выделявших конкретный вид пушки или меча из арсеналов. Беляковы помогли Иксору приобрести связку гранат, пару электромагнитных мин, адамантиевые ножи–грации с переменной длиной лезвия и комбинированное оружие с функцией автомата и винтовки — набор был неплохим. Для схватки с обычным монстром мог вполне подойти при наличии опыта у бойца. У рыцаря опыт был, но вот размеры Дар-Агора могли слегка превысить ударную мощь оружия. С другой стороны, брать с собой тяжелый танк не имело смысла, если во время боя потребуется проявить ловкость и мобильность. Броня выбиралась по стать активному бою. Кольчатый комбинезон из армированного полимера вполне подошел. Отразить пулю среднего калибра, отбить нож или скользящий удар меча, нейтрализовать прямое попадание лазерного луча и удержать тело человека от тяжелых травм в случае перегрузки — броня вполне могла. Большего рыцарю не требовалось.
Никто не трубил в рог, не бил в гонг и не включал микрофон с сиреной, возвещавшей начало боя — все произошло само собой.
Голову рыцаря сдавило легкая боль, а перед глазами все заволокло красным туманом — вампирское чутье проснулось как нельзя вовремя!
Прыжок, серия перекатов и выжидательная позиция лежа на земле — пока этого хватило для избежание смерти.
Перьерукому не повезло первому — ножи, летевшие в бойцов точно стая пчел, — пронзили его тело насквозь, отрубив части конечностей и голову. Кожаный доспех с металлическими накладками не спас героя — Дар-Агор целился в незащищенные металлом места амуниции.
Ящер с бионическими ногами первым выстрелил по врагу. Его ракетный залп также поддержал Ларрак, выпустив по цели очередь. Двуглавая рыба получила от летающих лезвий неприятное ранение в бедро, а космонавт о чем-то шептался со своей крысой. Именно размеры его робота крысы позволили розоволицему избежать ранений. Металлический монстр размером с небольшой дом просто загородил хозяина.
Дзард сначала не понял причину стрельбы — противник оказался слишком ловким и не таким большим. Вопреки всяким ожиданиям, им противостоял человек! Чутье вампира ясно видело яркий контур человекоподобного существа, промелькнувший в воздухе. Откуда он взял столько лезвий — вопрос хороший, но рыцаря ДОКС он сейчас не сильно волновал. Функция винтовки в комбинированном оружии показало себя великолепно! Прицел, выстрел — попадание! Розоватый контур вдали подкосился и упал.
Триста метров пятнадцать градусов влево! — громко выдал Иксор информацию для остальных.
Спасибо. — Четко и учтиво ответил ящер.
Пошел ты! — Ларрак все еще злился за бросок, но, а что можно было сделать? Сам полез первым.
Но за подстреленным трофеем пошли. Дзард поднялся со своей позиции и осторожно двинулся вперед. Переставным шагом, но со скоростью и широким размахом, ни в коем разе не забывая об осторожности. Оружие возле бедра, дуло смотрит вперед. Позиция не очень удобна для прицельной стрельбы, но опытному бойцу так было проще маневрировать и вести корректировку залпового огня в случае резкого усиления натиска противника.
Двуглавая рыба несла в руках нечто вроде энергетического топора с широким лезвием и тяжелым топорищем. Как потом узнал рыцарь, имя этого парня звучало в людском произношении Бриг. Две головы не столько приносили ему разум и помощь в аналитике, сколько повышали жизненные показатели всего организма. Ранение, полученное в этот раз, сильному телу удалось быстро залечить, и Бриг гордо вышагивал четвертым, замыкая неровную линию атакующих.
Толпа визжала от восторга. Еще бы! Они уже увидели первую кровь, первую смерть и первое ранение Дар-Агора — и все это произошло за жалкие пару минут.
Вторые минуты прошли для Дзарда весьма нелегко.
Удар в живот чего-то тупого и сильного сотряс все тело от пяток до макушки. Чисто за счет рефлекса рыцарю удалось согнуться и через кувырок уйти от второго удара. А враг метил в голову. Движение вверх, как в гимнастическом мосту, опора на плечи и ноги выполняют атаку лотоса, отбивая пару ударов. Поняв серьезность рыцаря, враг отступил в сторону. Такой шанс упускать было нельзя! Подняться удалось через кувырок назад и небольшой прыжок вверх. Под ногами звучно свистнуло — его пытались достать в момент между маневром и будущей атакой. Иксор инстинктивно был к этому готов. Противник издал ехидный смешок — он явно превосходил человека в скорости и силе, но боевой опыт Дзарда позволял угадывать направления ударов. Именно так представитель людской расы до сих пор был активен.
Похвально. — Послышалось в воздухе. Зрение вампира увидело лишь силуэт — размытый контур, как будто все находилось в раскаленном огне, и температура искажала изображение. Фигура была определенно человеческой. По крайней мере, параметры наносившего удары были людские — в этом уже не было сомнений. Вот только сила и скорость выдавали искусную маскировку, проведенную на генетическом уровне. Удар в живот до сих пор сводил болью мышцы. И это после тех инъекций, какие ему ввел Беляков.
Я введу тебе эти стимуляторы только для победы в состязании. — Сказал накануне вечером ученый. — В битве на Этерии они не помогут, поскольку их действие на тот момент закончится. Но в споре с Дар–Агором лишняя сила и выносливость не помешают. Плюс я могу повысить регенерационную способность клеток. Предупреждаю сразу — оторванные конечности обратно не вырастут, но пулевое отверстие, ушиб, растяжение или перелом кости — заживают мгновенно.
Поврежденный сильным ударом желудок неприятно ныл, а кожа и мягкие ткани горели так, словно их жарили паяльником — это работал регенератор Белякова. Дополнительная скорость и сила не позволяли рыцарю отставать в ритме движений от врага. А он был достаточно быстр, чтобы зрение вампира не смогло точно рассмотреть.
Сзади прозвучали всхлипы. Ящер также поздно заметил угрозы, и его ракетные установки просто вырвали из тела.
Иксор теперь заметил сероватую фигуру в зеркальном костюме. Если это и был Дар–Агор, то он гордо вкинул руки вверх в победном жесте, сжимая окровавленные кассеты ракетниц, добытых из тела ящера.
Ларрак предусмотрительно отпрыгнул назад, поливая Дар-Агора мощными залпами, но его броня выдерживала всю мощь пулевой леевы, играючи поглощая пули. Смертоносные заряды просто подлетали к зеркальной броне и тонули в ней точно рыба в океане.
Итак, уважаемая публика! — Радостно объявил воин в зеркальной броне. — Я Дар-Агор! И я счастлив приветствовать вас на своей «Арене храбрости и безумия»!
Многоликая толпа взвыла в восторге от услышанного.
Зрение вампира отлично видело радостные эмоции в душе каждого из сидящих на трибуне. А Дар-Агор наслаждался моментами триумфа.
Бриг решил не дожидаться смерти и пошел вперед сам. Его топор вращался вокруг массивного тела как ураган, но у хозяина арены было не простое снаряжение. Пальцы удлинились, трансформируясь в гладкое блестящее лезвие. Импровизированный меч вовремя вступил в игру между жизнью и смертью. Оружие монстра парировало все удары Брига.
Дзард выпустил короткую очередь в спину Дар-Агора, но в этот раз его оружие не поймало удачу — шесть пуль утонули в зеркальной массе. Ни детонации, ни разрушений, ни элементарных трещин на броне. Просто р–раз — и нет снарядов. А враг все торжествовал, не отходя от раненого ящера.
Бионические ноги ударили Дар–Агора в живот, но его броня с громким звоном выдержала удар, а на улыбавшемся врага лице проступила улыбка.
Теперь он был похож на робота с детским лицом и лысой головой. Как голограмма, спроецированная на голый металлический череп.
Иксор отлично понял, кто перед ним стоит — мегадемон, способный к трансформации. Как рыцарь Ордена ДОКС, Дзард уже имел дело с похожими врагами. Когда-то он дрался с самим Гидракусом — тем самым демоном из Космоса, который помог ему избежать смерти после разрушения Дархейга. В момент драки Гидракус был в своем истинном обличии — четырехметровый гуманоид с развитым торсом, когтистыми лапами, головой из горящего черепа гигантской летучей мыши, вокруг которого кружилась стая огненных демонов. Захват Гидракуса был очень неприятным для рыцаря. Все броня и тело прожигались огненными демонами. Они точно ракушки на рифе приклеивались к корпусу и начинали стремительно жечь.
Когда Дзард получил силу Маски, то с демонами он иметь дело перестал. Разве что в Войне за господство во Дворце Богов ему пришлось уничтожить пару демонесс, но это было не так страшно.
Рыцарь это вспомнил сейчас, потому что Маска пробовал демоническую кровь. Отравленная и несущая всему живому смерть, кровь демона досталась вампиру как трофей. А сейчас, спустя долгие годы с прожитых моментов, организм рыцаря вспомнил демоническую кровь и ее вкус.
Да! Кровь! — Дзард облизнулся, по–хищному оскалившись. — Мой выстрел достал тебя и ты ранен. Броня маскирует рану и с помощью магии перемещает ее.
Единственное место, где улучшенная броня была уязвима — полученное ранее ранение. Зрение вампира отлично зафиксировало внимание абсолюта на лиловом пятне, перемещавшемся по зеркальному контуру.
Пока Бриг держал Дар-Агора на месте, а раненый ящер уползал подальше, Иксор вскинул комбинированное оружие к плечу и, прицелившись, произвёл выстрел.
Попадание!
Пуля легла точно в центр лилового пятна, высвобождая фонтанчик демонической крови наружу.
Мне бы хоть каплю в рот! — мечтал рыцарь, но Дар–Агор быстро понял реальную угрозу развывшейся игры. Как демон он любил помучить, поиграть с жертвой, доставить садистское удовольствие зрителям, чтобы впитать силу их эмоций. Он провел много болев на Арахнороксе и сегодня в первый раз его ранили дважды за одну битву и оба раза это удалось лишь одному противнику. Отбросив ударом наотмашь Брига и оставив без внимания раненого ящера, Дар-Агор молнией ринулся к Иксору.
Тока опоры, контрудар ногой снизу вверх, бедро поднято, голень, колено и ступня делают свое дело. Блок, замедление, обман и атака — движения для профессионала нехитрые, но Дар-Агора должны были остановить. Дальше резкая смена опорной ноги, рывок вперед и удар прикладом в голову. Так должно было быть в идеале, но не в реальности. Атака демона была подобна наезду локомотива. Иксора просто смело. Его как будто били в шести местах сразу. Очень похоже было на атаку трех вампиров Италирона. Сопротивляться бесполезно — ты не знаешь, какой из ударов блокировать, все одновременно в обличие человека отбить нельзя. Оставалось только одно — ждать помощи.
Стимуляторы Белякова работали как часы — сломанные кости заживали почти сразу, а синяки и ушибы почти не оставались как бы сильно демон ни бил. Двух десятков ударов Дар–Агору хватило, чтобы потерять к рыцарю интерес. Он просто отобрал оружие и с громким треском разломал надвое.
Значит, — детским голоском произнес Дар–Агор в лицо Дзарду. — Играть любишь? Тогда лови!
Сильным ударом ноги демон отбросил Дзарда на сотню метров от себя.
Обустроившийся слух позволил Иксору уловить момент щелчка и отсчет таймера.
Граната!
Этот гад активировал гранаты! — едва коснувшись земли, воин ДОКС снял с плеча взрывной боекомплект и банально подбросил в воздух.
Взрывной волной Дзарда вдавило в землю арены, а поток огня обжог все лицо.
Ха-ха-ха! — радовался демон. — Вот это игра! Теперь все стало интереснее!
Сколько позвонков не на месте рыцарь не знал. Количество сломанных костей и порванных мышц просто зашкаливало. Еще бы! Такая сила и такой темп атак. Впрочем, если бы каждый глупец мог с помощью костюма и автомата уничтожить космического демона, в такой группе воинов как рыцари и их Ордены просто отпала бы нужда. А ордены всегда были. Они были в забытых империях и государствах, республиках и вселенных, потому что встать на бой со сверхмощным злом и выиграть — могли далеко не все носители грозного оружия.
Уколы ученых работали. Но последствия интоксикации дали себя знать тоже быстро.
Перед глазами неожиданно всплыл морской конек. Он плавно скользил по воздуху, пускал пузырьки и причудливо мига глазами. За ним шагал краб, а сверху опускалась медуза — все они были разноцветные и красивые, а вокруг все было в странных трубках разной толщины. Плотные, худые, ровные и кривые — объемные структуры переплетались друг с другом, где-то выходя на параллельные участки.
Очень похоже на наномашины в моем теле. — Мысль лишь дала маленьким роботам команду, а сжавшийся кулак приятно хрустнул металлом. Антиблокатор гарты действовал! Ему же так и говорили — действие постепенные. Сначала проснулась часть вампирских чувств, сейчас просыпался Маска
Иксору было лестно ощущать, как его кожа в нескольких местах начинает металлизироваться.
Испытывая легкий дискомфорт от боли, рыцарь поднялся на ноги.
Улучшенное зрение уловило тот миг, когда руки Дар-Агора разорвали ящеру череп, освободив на арену кровавый дождик в виде мозгов. Бионические конечности погибшего героя конвульсивно задергались, отчего толпы на трибунах пришли в полный восторг.
У усердно стрелявшего Ларрака закончились патроны, и рептилоид, помня о недавнем броске, слегка тушевался перейти в рукопашную.
А у Брига появился новый враг в лице розовоголового космонавта.
Вот и подстраховка от организаторов схватки. — Догадался воин ДОКС. — Что ж, этого и следовало ожидать. Этот любитель больших крыс с самых первых минут не пошел в атаку вместе с нами. Кстати, где она?
Чутье вампира и проснувшиеся рефлексы Маски позволили рыцарю провести маневр уклонения от огромных металлических челюстей.
Собрав обе ладони в один мощный кулак, Дзард двумя руками ударил машину в крепкий бок.
Расколоть броню не получилось, зато многотонная зверюга пошатнулась, и ее атака не заставила себя ждать!
Идея играть в «тяни–толкай» с мощной махиной, которая хочет тебя сожрать, не казалась перспективной. Но робота нужно было устранять, пока он не отгрыз чью–нибудь руку. Прошедшая трансформация рук оказалась сейчас очень вовремя. Серия апперкотов и боковых ударов помогали отгонять робокрысу. Броня зверюги была ровной, составные соединения подогнаны так, что прицепиться к ним почти невозможно. Оставшиеся из ударного арсенала Дзарда мины никак не удержались бы на поверхности робота. Но и бокс с опасным хищником мог завершиться в любой момент. Цена вопроса определялась одним неточным ударом.
Сзади кричал Бриг.
Двухголовой рыбе явно приходилось несладко.
Ларрак смачно выругался.
Трибуны восторженно скандировали:
Дар-Агор! Дар-Агор!
С этой игрой в гладиаторов нужно заканчивать! — принял решение Дзард.
Одно неловкое движение металлических челюстей, и противопехотная мина внутри металлической пасти.
Когда робокрыса сжала пасть — прогремел взрыв!
Слишком сильно, малое пространство и много острых осколков. Они как пики вонзились в тело Дзарда, протыкая его насквозь. Из раненого тела полилась кровь. Равно как в тот день, когда вампирские способности дали о себе знать. Тогда капитан сороковой роты рыцарей ДОКС выдвинул обвинение Дзарду Иксору в трусости и измене. Произошла дуэль. Дуэль, в которой искусный мастер боя проиграл тому, кого искренне поддерживали остальные рыцари Ордена. Его звали Блор. Капитан Блор. Алый от огня возмездия меч пронзил плечо Дзарда, заставляя сильное тело гореть. Яркое пламя колдовского огня почти поглотило тело павшего рыцаря, как вдруг произошло явление вампиризма. Впервые за тысячу лет магистр Ордена ДОКС в своем зале стал свидетелем того, как магия оружия поглощается высшей силой жизни. Острое лезвие меча медленно вошло в тело, растворяясь в органической плоти и превращая ее в металл. Серебристо–зеркальный, чарующий и манящий. Именно тогда древний воитель Эвольвер увидел, как на металлическом лице Маски расцветают клыки кровососа. Поднявшись с колен, Дзард голой рукой разрубил тело Блора, заставив все капли крови влететь в металлический рот Маски.
Вы все еще не верите, что я мог выжить после падения Дархейга от рук диверсантов? — азартно произнес Маска, устремляя взгляд блестящих красным цветом крови глаз на магистра Эвольвера.
Немая пауза в Зале Совета ДОКС была недолгой. Более шести десятков искусных воинов, облаченных в церемониальные комплекты брони, обнажили разом дуэльные мечи и ринулись в бой, не забывая пустить магию в ход.
Не нужно его атаковать! — запоздалый крик друга Сайи слишком поздно огласил помещение.
Те минуты для киборга–вампира Маски были полны боли и скорби. Он просто защищался! Никто не просил их лезть на рожон. Он выжил при падении звездной крепости, потому что хотел спасти других абсолютов из своего Ордена рыцарей. Тогда была хорошая бойня. Убивали его, и он убивал в ответ. А верховный магистр Ордена ДОКС, древний бог Эвольвер, просто восседал на своем троне и молча смотрел, как лучше капитаны его армии убивают друг друга. Дзард Иксор, абсолют по рождению, принадлежавший к родовому семейству Иксоров и защищавший герб Дома Иксор на поле брани, тогда забрал много жизней у тех, кого пришел спасти. И его не убили даже после этого! Друг Сайя тогда отобрал дуэльный меч, просто подойдя к нему вплотную. А Эвольвер отправил опального капитана в ссылку в одну из дальних крепостей ДОКС на просторах имматериального мира.
Я могу это исправить! — пронеслось в мозгу рыцаря, когда он резко встал после ранений.
Кругом были души. Они ликовали в восторге от увиденных событий.
Маска не обратил внимания, как заблокированная инквизиторами сила вернулась к нему. Люди действительно дали его телу лекарство от блокаторов. Сила и способности вампира почти целиком вернулись к Дзарду. Металлические штыри от взорвавшейся робокрысы медленно втянулись в раненое тело. Плотный, грубый металл жесткой брони робота с шипением растворялся в поглощавшей его плоти. Иксору нравилось чувствовать, как металлическая кожа плотно натягивает ткань комбинезона. Единственный минус всего — Маска был чуть-чуть повыше в обличие киборга-вампира, чем в теле абсолюта (человека), и его броня в некоторых местах треснула по швам, но выиграть бой это не могло помешать.
Липкие и колючие щупальца потянулись к Маске со всех сторон. По розовому цвету не трудно было догадаться, что это дело рук космонавта.
Ножи–грации выполнили свою работу исправно, обрезая мерзкие отростки. Главный козырь в атаке розовоголового предателя являлась скорость. Движения такие размытые и быстрые, что неподготовленный боец их просто не успевает замечать. А заметить — не означает отразить или уклониться, не хватает скорости движений. Маске хватало и скорости и времени и сил. Отбив подлую атаку, киборг-вампир точным броском отправил один из ножей в хозяина розовых щупалец.
Глаза вампира не упустили тот момент, когда оружие со звонким звуком вошло в крепкий череп. Как воин, много кого убивший на своем пути, Иксор не сильно удивился, заметив, что розовоголовый космонавт даже с кинжалом в голове все еще проявлял активность. Но Бриг был на высоте! Его топор уже нашел брешь в обороне раненого предателя и двухголовый герой вот-вот был близок к своей победе.
Так-так. — Демон выбросил избитого Ларрака точно куклу, переключив все внимание на Маску.
Дзард слышал каждое слово, несмотря на буйные крики зрителей и разделявшую бойцов дистанцию.
Рывок, пробежка, и зеркальное тело Дар–Агора в ударной зоне киборга-вампира. Теперь демон был не так силен и быстр как в схватке с человеком. Четкие атаки Маски пробивали блоки монстра, а удары Дар-Агора не могли поразить новую цель, потому что Маска не позволял врагу переходить в атаку. Своевременные блоки суставов косыми движениями ладоней и предплечья неплохо разбивали порывы контратаки демона. Дальше последовали два удара руками в плечи, круговое вращение с атакой сердце и подкатом под опорную пятку и два синхронных удара в грудь и живот завершили комбинацию, отбросив демона на несколько метров назад.
Дар-Агор упал на землю, подняв тучи пыли.
Че-ло-век! — прохрипел окровавленный Ларрак, поднимая сломанную руку вверх. — Че-ло-век!
Человек, — устало прошептал демон.
Что?! — Дзард не мог поверить глазам, когда увидел говорившего.
Кряхтя и корчась от боли, из пыли поднимался тот самый старик, с которым они заключили ставку.
Человек. — Разминая отбитую грудь, произнес демон. — Я путешествую по просторам Космического Лабиринта вот уже шесть столетий, и еще ни один воин не ухитрялся ранить меня трижды за один бой.
Опомнись и прекрати бой! — командным голосом произнес Маска. — Я не хочу убивать тебя и предлагаю мир.
Что? — не понял демон. — Киборг–вампир, в чьих жилах течет кровь древних богов, предлагает мне мир и цветочную церемонию?
Да! — подтвердил Маска.
Что ж, человек, или кто ты та на самом деле, я предлагал тебе отказаться от боя, я даже просил твоих друзей, чтобы они прочистили тебе мозги, но ты гордо предложил мне вот это! — Морщинистая рука старика–таракана раскрыла сжатые пальцы, и на ладонях лежали те самые монетки, которые Дзард оставил как залог для ставки. — И ты не просто вручил их старику, ты гордо положил их мне на плечи, как «на погоны», и ты думаешь, я так просто оставлю это оскорбление?!
Эти слова должны были погрузить Иксора в краску и стыд, но он лишь улыбнулся и произнес:
Ты мне сказал «выиграй и узнаешь», и я узнал. Я узнал, что хочу изменить, и я это сделаю. Я хотел выйти против тебя на бой, чтобы вернуть утраченную силу, и я вернул ее. И в качестве благодарности я хочу оставить тебе жизнь.
Глупец! — прокричал Дар–Агор.
Только тут Дзард понял, что все трибуны молчат. Конечно, сюда приходили зрители не только с Арахнорокса, но из других миров — тоже. «Арена храбрости» выполняла функцию гигантского локального портала в имматериальный мир, переносившего любого желающего за умеренную плату в иномирье. Уничтожить демона сейчас означало и крах «Арены храбрости». Для абсолютов, ведущих войну с Лордом Тьмы и богов, воюющих за Трон Господства, подобный объект представлял собой особую ценность. Лидия и маги Арболеруса вполне могли заинтересоваться этим местом. А пока рыцарь размышлял, демон гнул свою линию:
Ты заключил со мной пари и поставил ставку на свою победу! Ты же догадывался, что на «Арене храбрости» победа — это жизнь. Мы не можем оба выжить! Таков закон этого места! Моя жизнь непосредственно связана с этим местом, а смерти глупцов питают арену жизнью. Это связанный цикл демонической сущности, который нельзя прервать. А если ты думаешь, что победил, нанеся мне пару крепких ударов, то ты еще глупее, чем я предполагал в начале.
Против Маски у тебя нет шансов. — Уверенно бросил Дзард.
Маски, говоришь? — с ехидной интонацией ответил демон. — И что же у нас там? Нанороботы, магические эликсиры и геном бога — хороший набор для рыцаря, но я тоже не просто дрыщ, способный лишь по мелочам кровь пускать.
Старик в одно движение раскинул руки в стороны. Его тело начало неестественно трещать и раздуваться.
Трансформер слаб во время трансформации. — Вспомнил годы ученичества Иксор. Быстрый бросок ножа в лицо демону ни к чему не привел. Процесс превращения уже пошел. Кожа Дар-Агора стала темно–коричневой с металлическим отблеском. Панцирные слои кожи раздвигались, будто внутри их расталкивали микрометрические винты. Равномерно, но быстро и аккуратно. Как процесс цветения бутона, только ускоренный во времени. Маска принял глупое решение — броситься на шею демона и попытался ее сломать, пока не стало слишком поздно. Бриг взялся за свой топор и со всей возможной мощью принялся обрушивать грозные удары на спину монстра. Демону было все ни по чем. Шары мускул принимали трапецоидные очертания, формируя причудливые многогранники. Размеры демона увеличивались в разы прямо на глазах. Дар-Агор увеличивался и разрастался пока не стал размером с трехэтажное здание. В основной форме демон принял гуманоидное обличие, с массивными конечностями; торсом, покрытым крутящимися шипованными наростами, в центре которого сверкал яркий экран, скрывавший демоническое сердце. Нижние руки тоже остались, но имели недоразвитый вид, не имели мощной мускулатуры, зато заканчивались острыми лезвиями, светящимися алым светом. Голова Дар-Агора напоминала морду гигантской мухи с пятью роговыми наростами на макушке. В месте предполагаемых крыльев у демона на спине вырос пульсирующий шар, внутри которого нечто готово было вскоре родиться на свет.
Удары металлических кулаков Маски не имели никакого успеха. Топор Брига просто отскакивал от туши монстра как ножик от скалы.
Уйди! — Дзард крикнул Бригу сверху и бросил под ноги демона последнюю мину из своего арсенала.
Устройство взорвалось точно хлопушка под кирзовым сапогом.
Демон был невредим и продолжал набирать силу.
Дар-Агор! Дар-Агор! — мгновенно оживилась толпа, видя новый расцвет своего любимица.
Сила берсерка! — Не имея иного выходка, Маска собрал всю энергию, какую могли дать наномашины в тот момент и с хрустом проломил череп демону.
Монстр жалостливо закричал, в очередной раз удар рыцаря попал в цель.
Но так просто сдавать бой демон не собирался.
Две массивные руки сгребли Маску в охапку в надежде раздавить киборга мощным хватом. Дзард прекрасно знал, на какие силовые фокусы способны руки демона. Эти существа голыми руками поднимали со дна океанов города и разламывали каменные замки. Маске пришлось напрячь всю мускулатуру, чтобы не превратиться в фарш. Вспоминая прошлые подвиги, когда даже раненый он противостоял вампирше Валиане и ее магии, открывал Врата Перехода за счет физической мощи и дрался с космическим титаном за душу демона Азгалооорда (притом — выиграл!), рыцарь мог просто улыбнуться и скинуть сильные пальцы Дар-Агора, но магия инквизиторов Святого Братства мешала его силе пробудиться в полной мере. Лекарство ученых помогло рыцарю стать сильнее и мощнее обычного человека, но с космическим демоном не до конца восстановленный Маска не мог легко справиться.
В чем дело? — ликовал монстр. — Ты думал, мои глаза не увидят внутри твоих вен инквизиторскую магию? Ты — очень глупый абсолют, какого я встречал за свою жизнь. И, поверь мне, твоего брата я уничтожил немало.
Дзард не верил.
Да-да. — Продолжил демон. — Алхимики, маги, альттехнологи, рыцари, боги, архангелы — я находил управу на всех абсолютов. Только ты — странная помесь технологии и кровососа — посмел заставить меня попотеть. Впрочем. — Голова насекомого раскрыла ротовые клешни в подобии улыбки. — Я на тебя не сержусь. Благодаря твоим делам, я собрал такой урожай эмоций из жалких душ, что теперь можно будет спокойно отдохнуть в одном из миров Хаоса.
Даже кибернетический организм, будучи помещенный в критические условия, мог потерять сознание. Для рыцаря как раз такой момент и наступил.
Демон, видя это, усилил натиск:
Все еще не веришь в мою победу?
Дзарду было все равно.
Тогда слушай.
Дар-Агор! Дар-Агор! — голосили зрители. Да, страшный демон был для них героем. Орудие от скуки и серости жизни, он давал простым душам то, что они так желали — эмоциональную разрядку. Они без него никуда, равно как и он без них.
Если он сдавит свой хват еще чуть сильнее. — Размышлял Маска. — То меня расплющит как консервную банку.
Че-ло-век! — Че-ло-век! — кричал внизу раненый Ларрак. Его голос был подобен яркой путеводной звезде, освещавшей путь заблудившимся странникам в ночной мгле. Небесный огонь звезды горел ярким алым светом, блистая ослепительным ореолом лучей жизни. Перед глазами Иксора уже стояла роскошная Смерть, когда последние усилия воли сфокусировали внимание на капле демонической крови, падавшей из пробитой головы на землю.
Человек! — надрывался воодушевленный действиями рыцаря Бриг. — Вперед!
Способностей у Маски было много, этого отрицать нельзя. Он пил кровь, владел магией, убивал и разрушал, но одну весьма забавную деталь своей анатомии киборг–вампир предпочитал никому не открывать. Язык, способный удлиняться до нескольких метров и в вытянутом состоянии годный для проведения хватательных функций, — вот об этом мало кто знал. Позорную функциональность его язык получил от микроида, точнее — от неудачного опыта с ними.
Будучи в сжатом состоянии, Маска выстрельнул языком точно по кровяной капле, жадно провожая ее себе в рот.
Мир после этого для рыцаря перевернулся с ног на голову. Внутри его тела взорвались одновременно миллионы сверхновых, все тело пронзила невыносимая волна жара, а перед глазами стояли картины рвущихся цепей и освобождавшихся ото льда рек. Он видел, как из засохших семян прорастают исполинские леса, как яркое солнце сменяет темную ночь и как древний хищник, пробужденный теплом ото сна, выходит на свою первую охоту.
Руки демона обдало жарким огнем. Температурный удар был таким сильным, словно пальцы Дар-Агора сдерживали само солнце.
Издав дикий крик, монстр выбросил Маску вон, точно противный ком мусора.
Киборг–вампир не разбился и в этот раз. Выполнив нехитрую группировку, Маска приземлился через кувырок. Нанороботы как могли, заживляли образовавшиеся дыры в корпусе. Восстановиться полностью было первой задачей, а черная броня только начинала покрывать серебристую поверхность металлизированной кожи. Наномашин осталось очень мало, если учесть общую площадь всех повреждений, к тому же основная масса маленьких механизмов помогала в ускорении регенерации клеток, все же объятия монстра сделали немалый урон телу рыцаря.
Пока Дар-Агор пребывал в легком смятении, требовалась срочная атака — без промедлений, эффективная и в одно действие.
«Нужно действовать».
Вживленный в тело синтетический организм отреагировал мгновенно, стоило только Маске произнести ключевое слово: «активация».
Под черной кожей среди фиолетовых позвонков прокатилось небольшое возмущение.
Намного ниже плеч и шеи, чуть ближе к пояснице — именно в этом месте спрятанное в теле Маски оружие нашло свой выход на свободу.
Пробив себе путь наружу через слои плотных мышц, скользкий на ощупь синеватый отросток начал вытекать из черного тела.
Маска аккуратно подставил руку под ползущую по его спине массу.
Рыцарь Ордена ДОКС отлично знал, что именно ползет к нему в тот момент в руку.
Новым подарком от старого тела явилась особая металлоорганическая масса, содержащая среди вязких полимерных цепей искусственные молекулы ДНК, перекодированные таким образом, что у этого оружия имелась собственная молекулярная память формы.
Едва первые капли вязкого вещества коснулись пальцев Маски, как процесс внутримолекулярной трансформации запустился.
«Сейчас тот участок, что первым добрался до моей руки, плавно застынет в форме рельефной серебристо–синей рукояти, а оставшаяся часть массы примет форму чистой энергоизлучающей материи, чьи поля и потенциалы могут разрубать ткань времени и пространства». — Пока в голове прокручивались основные этапы активации оружия, Маска провел маневр сближения с максимально возможным ускорением.
Секунду спустя Маска держал в руке сияющий зловещим фиолетово–синим цветом нож.
Чуть изогнутое лезвие, неравномерно утолщающееся и сужающееся от рукояти до острия, покорно покоилось в своём квазидвумерном пространстве. Повинуясь рукам мастера, это оружие просо ожидало своего часа. Обладавшее толикой собственного разума, этот нож никак не подавал признаки совей активности. Молчаливый вестник чужой смерти просто спокойно ждал, пока черная рука не вонзит его в нужную глотку.
Прыжок вперед, обманное движение для нижних рук демона и разумный нож пронзает демоническое сердце!
Дар–Агор просто не успел отреагировать на такую скорость действий. Трехметровое черное тело киборга–вампира пролетело дистанцию до груди демона точно реактивный снаряд, выпущенный из рельсотрона. Сил Маске хватило на преодоление прочности слоев защитного экрана, скрывавшего сердце монстра.
По толпам зрителей прошелся вопль ужаса и разочарования, а вся арена погрузилась в атмосферу слез и плача. Монстр города Мааки, демон из имматериального мира и герой для кого-то из обиженных душ — Дар-Агор — был повержен. Его тело грузно осело на землю и начало испаряться, источая волны зловонного дума.
— А теперь нужно бежать! — прокричал Бриг, хватая за ноги Ларрака. — Пока это место не провалилось в пропасть.
Толпа и стены «Арены храбрости» действительно исчезли и героев поглотил густой туман.
— Поздравляю, герои. — Произнес Дар-Агор.
Маска загородил грудью раненых бойцов и готов был продолжить бой, но старик прервал его:
— Довольно, Дзард. Я уже мертв. Ты видишь мои последние секунду жизни.
— Тогда уйди с миром, и мы не причиним твоей душе вреда. — Произнес киборг-вампир, показывая клыкастую пасть.
— Постой. — Почти что по-отечески продолжил Дар–Агор. — Я уступил вам в честной борьбе, и каждый из вас троих получит часть моей мощи. Раны Бига и Ларрака заживут, ты — восстановил отнятую Святым Братством мощь. Но я сейчас перед тобой не за этим. Я хочу сказать тебе, что на Арахнороксе оказался не случайно. На этой планете есть города-крепости, в которых живут люди. Настоящие люди, покорившие космос, избежавшие участь вымирания и спасшие целую вселенную от гибели. Здесь, на просторах Арахнорокса, люди научились выращивать титанов и богов. Он это делают в специальных металлических башнях. Именно такой человек и позвал меня сюда. Он активировал переход «Арены храбрости» в этот мир, а когда я предупредил его, то человек шутливо ответил: — ты здесь ненадолго. Я думаю, этот мудрец знал о твоем визите в Мааку. Тебе дали силу люди, а не я.
— Что–нибудь еще? — неожиданно подал голос вылечившийся Ларрак. Ему было жаль потерять свое оружие, вот он и хамил, кому мог. Ведь человек всех спас, а Бриг его вытащил. Оставался только демон мальчиком для битья.
— Нет, — напоследок произнес умирающий демон.
— Что еще?
Герои, — Дар-Агор улыбнулся в свой последний раз на просторах мегавселенной и Космического Лабиринта. — Поздравляю вас с победой!
После этих слов демона туман растаял и трое искателей приключений вернулись в Мааку и ее мирные улочки.
Вместо забора и странного пустыря красовался небольшой парк. Народу на аллейках не было, но все же это лучше места для бойни.
Бриг гордо пожал Дзарду руку, а Ларрак просто учтиво кивнул — по-другому настоящие герои не прощаются.
Дзард? — Беляковы с радостью обняли своего друга.
Мы с женой очень рады, что действие противоядия оказалось весьма эффективным.
Я — тоже. — Честно признался Маска новым друзьям.
Планета Этерия. Население состоит из представителей более сотен рас. Возраст, уровень развития, химизм клеток — можно выбрать на любой вкус добычу и подзарядиться еще на пару десятилетий. Безусловно, звездные вампиры имеют на своих кораблях кровяные фермы. Мы выращиваем теплокровных гуманоидов с целью получения живой крови, костей и мяса. Но наши запасы не бесконечны. Молодое поколение вампиров пополняет ряды воинской касты каждый календарный год. Иначе мы как раса и как вид просто вымрем. Бороться за существование — не есть повод для ненависти или презрения. Мы не бездушные звери, бесконтрольно режущие скот. Мы раз в несколько десятилетий выбираем конкретную цель и за счет жизненных сил ее обитателей просто пополняем собственные запасы. Мы не воюем в войнах Богов, нам не нужен Трон господства для продолжения существования. Кровавая жажда объединяет в великом безумии все цивилизации и виды, кому не повезло столкнуться с вирусом вампиризма. И сегодня я привел вас, мои птенцы, на планету Этерия. Здесь мы пополним запасы живительной крови и сил для продолжения дальнейших странствий по мирам Космического Лабиринта. — Италирон был тверд в словах и абсолютно уверен в собственной правоте.
Главная площадь Летающей Цитадели была полностью заполнена вампирами. Без завывающих криков, хищных морд, обношенного отрепья и гнилостных гробов — звездные вампиры представляли своего рода квазицивилизацию. Как сказал верховный Хозяин Цитадели, вирус вмпиризма не спрашивал о половой или расовой принадлежности пораженной им особи. Карлики и гиганты, млекопитающиеся и земноводные, воздушные и подземные народы — все здесь были одинаково равны в правах и обязанностях. Специально подогнанные доспехи фиолетового цвета скрашивали разницу в массе и габаритах звездных кровососов. Только во время Большой жатвы им разрешалось полностью поддаться кровавому безумию, забыв о культуре и цивилизации. Сейчас шли последние часы перед той минутой, когда Италирон отдаст приказ о начале мегапира.
Не так быстро, Таль.
По рядам кровососов прошел вздох удивления. Миллион разумных хищников повернули разом головы в сторону фигуры, вышедшей из открывшегося портала.
Высокий и мощный, в блестящей черным светом броне Маска медленно прошелся по главной площади Цитадели в сторону главного вампира.
Серебряные губы кибогра-вампира раздвинулись в хищной улыбке, обнажая длинные клыки. Согласно законам Гладгайра только равный по силам мог оспаривать решение главного вампира в стае.
Помнишь меня? — продолжил Маска.
Иксор. — Сквозь зубы прошипел Италирон.
Капитан Иксор, — поправил вампира Дзард, добавляя: — С твоего позволения, конечно.
Тогда уж, — согласился кровосос. — Капитан Маска.
Дзард улыбнулся. Что–что, а умение шутить он уважал.
Как ты посмел явиться на мой корабль! — Спокойное лицо Италирона преобразила маска ярости. Он произносил каждое слово с громким шипением как гадюка перед подлым укусом. — Я зря тогда проявил милосердие, дав тебе уйти. — И тут же добавил, обращаясь к толпам кровососов цитадели:
Видите! Как я был не прав, поддавшись подлому долгу офицерского слова! Я дал этому обессиленному негодяю шанс уйти с миром, а он высушил одного из нас, вернул силу и нагло смеет называть меня Талем! Меня, Италирона Третьего, герцога звездного королевства Корбут, почетного воина армии Гладгайра, доблестного командира второй армии Крови и капитана Летающей Цитадели! Да как ты только посмел явиться сюда?! Одно мое слово…
Договорить вампиру грозную тираду Маска не позволил, издав громкий рык обозленного хищника. Звук был такой силы, что весь корпус межзвездной громадины задрожал, а кто-то в стройных рядах вампиров не удержался на ногах и упал на холодное покрытие главной площади Цитадели.
Маска вытянул руку ладонью вверх, раскрывая пальцы. Между шестью кончиков чёрной брони промелькнули искры зеленых молний. Магия Иксора была в высокие потолки Цитадели, высекая снопы искр и дыма из толстых перекрытий. Один такой залп мог выкосить сотни низших кровососов. Ветвящиеся молнии били не по прямой, и могли за один раз поразить больше десятка мишеней. И это была только демонстрация истиной мощи.
После увиденного все замерли на своих местах и кругом воцарилось гробовое молчание.
Лишь голос Маски нарушил гармонию тишины:
Ты правильно сказал, что по долгу офицера сохранил мне жизнь. Но не из жалости. Ты сам посмел бросить вызов «Капитану Маске» — сильному вампиру с геномом бога в крови.
По рядам наблюдавших за сценой кровососов прошелся изумленный шёпот.
Мое превращение в человека во время нашего поединка не входило в твои планы. Но законы Гладгайра запрещают посторонним вмешиваться в бой командиров. Тебя же, в случае убийства Дзарда-человека во время поединка, ожидало развоплощение или смерть от Святого огня и вечный позор в глазах подданных.
Чего ты хочешь? — сквозь зубы процедил Италирон, признавая правоту Маски.
Продолжить с того места, где мы закончили. — Улыбаясь, ответил Маска. — Я даже позволю тебе выбрать вместо дуэльного меча любое оружие.
С чего такая поблажка? — изумился вампир.
Не каждый день я трансформируюсь в человека и обратно в Маску. — Спокойно ответил рыцарь.
Перемещение на секунду назад и удар шестиголовым огненным цепом должен был лишить Маску обеих руки части груди.
Рыцарь использовал двусторонний меч. Прием девятка в его исполнении и ответное перемещение во времени позволило легко отразить выпад Италирона. Но играться с высшим вампиром Иксор не особо хотел. Двукратное осевое вращение, рывок и тройная мельница завершили исход поединка. Маневр уклонения был необходим для ухода от звеньев цепа. Рывок на короткое расстояние был проделан для выбора ударной позиции. Капитан Летающей Цитадели тоже понимал опасность ситуации. Слабеющий враг и другой высший вампир, не уступающий в скорости и силе — это совсем разные классы противников.
Два удара Таля прошли впустую. Выбирая цеп, он хотел одним ударом сломать броню оппонента и, тем самым, вновь перевести бой в привычное для него русло.
Третья атака Италирона выступила одновременно с ударом Маски. И первый же оборот меча сделал свое дело — разрубил звенья цепа, лишив ударное оружие половины мощи. Второй оборот — достал командира звездных вампиров ранением в грудь. Простое на вид лезвие двустороннего меча разрезало заговоренный металл Гладгайра точно нож бумагу. Конечно, побывав в гостях у Святого Братства, рыцарь не мог не прихватить с собой парочку сувениров. Меч с лезвием из светоплоти, закаленной в святой воде, мог испепелить кровососа одним лишь касанием. Разумеется, Таль был не простым планетарным упырем с погоста. В нем текла королевская кровь древнего рода, поэтому для его смерти меч должен был пронзить саму плоть звездного вампира.
Но после первой раны Италирон все еще был жив! Края поврежденного доспеха дымились, а из раны вытекала черная кровь, но силы в высшем вампире было еще предостаточно.
Последний удар тройной мельницы банально обезглавил капитана Летающей Цитадели.
Отсеченная голова не слетела с крепких плеч точно футбольный мяч. Маска всегда делал работу аккуратно. Просто голова побеждённого вампира соскользнула к ногам победителя.
Италирон все видел и понимал, как глупо выглядит. Его губы и язык все еще функционировали, и он даже пытался произнести последние слова, но не смог. Зато он своими глазами увидел, как Маска с помощью вампирской магии высушивает его тело. Нет, рыцарь не впивался острыми клыками в позвоночный хрящ — зачем? Киборг–вампир просто приказал крови побежденного влиться в его рот, и живительная влага мощной струей выбилась из стоявшего на ногах обезглавленного тела. Толстая плотная струя крови провернула в воздухе широкую дугу и целиком вошла в раскрытую металлическую пасть. При этом горевшие красным огнём глаза Маски не сводили взгляд с толпы вампиров. Даже внутри Цитадели Гладгайра подобные бои видели весьма нечасто.
Вампиры Летающей Цитадели! — обратился Маска к ошеломленным кровососам. — Я принял вызов вашего командира и в четном бою одолел его, высушив досуха все вены.
Из первых рядов вампирского войска вышел высокий орк. Золотые погоны на его плечах и высокий ворот, отделанный изумрудными вставками, говорили о его высоком титуле в табеле о рангах.
Мы вас слушаем, командир. — Сухо произнес орк, смиренно склонив голову.
Вы хотите кровавой жатвы, баталий и острых впечатлений?
Никто не проронил ни слова, но Маска чувствовал довольные изгибы уголков губ. Изголодавшиеся по битвам кровососы готовы были на любые авантюры.
Тогда у меня есть к вам предложение полакомиться кровью молодых богов!
Миллионы звездных кровопийц огласили все пространство криками восторга.
Отлично! — Решил для себя Дзард. — Я отвел удар геноцида от мирных жителей Этерии и получил сильную армию голодных монстров. Что ж, у инквизиции я уже был. С Левиафаном дрался. Оставшимися абсолютами занимается Лидия. А вот познакомиться с армией Водолея давно пора. Этот цикл Войны за Господство должен стать последним.
Серебристо-черные руки раскинулись в разные стороны, пробуя размах энергетического топора.
Под черной поверхностью крепкого доспеха пробежались волны крупного мышечного импульса, пробуждая сокрытые глубоко внутри организма резервы.
Спина, руки, плечи, ноги и грудь — все основные сегменты и без того огромного тела были покрыты валиками мышц. Синтетические вживления искусственных кибернетических существ, поддерживающих в массивном теле жизнь, распрямили свои металлические сине–серые лапы, выдвигая скрытые внутри мышечной массы резервы пластин брони на поверхность. На спине, груди и ногах металлизированных вставок и образующих причудливый узор фиолетово–белых ребристых каналов, по которым текла энергия. Изгибы, шары, сетки — все это прорастало сквозь обычный кожный покров, раздвигая человеческую плоть. Новое начало как будто бы имело призрачные очертания, гипнотизируя своего врага причудливой игрой теней, отбрасываемых полупрозрачной поверхностью сильных мышц.
Маска готов к бою! — прорычало то, что в обычной жизни носило имя Дзарда Иксора.
— Ты с ума сошел?! — Андрикус замахал руками, призывая капитан Ордена ДОКС к спокойствию. Похожий на многослойный бутерброд с глазами и тоненькими конечностями, оператор машины времени не понимал до конца смысл происходящего. — Нам еще не хватало полубога–разрушителя в стенах Арболеруса.
— Эта древняя крепость выдерживала и не такое. — Сообщил Маска. — В этом месте был уничтожен первый нигилат. Отсюда Создатель взял искру жизни, давшую начало мегавселенной. Здесь усовершенствовался геном человека, из которого впоследствии выращивали Эвольвера и Царя. И это благодаря Арболерусу нам удалось выстроить тактику сопротивления машине Лорда Тьмы.
— И зачем ты размахиваешь здесь топором с энергетическим лезвием? — Лидия, богиня разрушения, была как всегда рядом в нужный момент. Густые волосы яркого лимонного цвета чарующе сверкали голубоватым отблеском в свете ламповых факелов. На ярких губах цвела теплая улыбка. В аквамариновых глазах грозной дамы играли нежность и страсть, любовь и отчаяние. Но лилия была также опасна, как и красива. Впрочем, это она спасла Маску от операции «Растворение» на планете Арпейда, подселив в тело Маски Хехшта. — Похоже, ты не навоевался за последнее перемещение.
— Послушай! — обратился Маска к Андрикусу. — Мне нужно срочно переместиться на Этерию во время четвертого цикла Войны за Господство.
— Да ты с ума сошел! — не согласилась Лидия. — Позволить тебе нарушить исторический ход целой эпохи? Ни за что!
— Но…
— Никаких возражений! — настаивала богиня. — Наша задача — восстановить естественный ход истории в мегавселеной, а не окончательно разрушить ее. Тем более Боги Клана Звезд тогда уступили победный стяг Клану Земли.
— Мне не нужен победный стяг и история. — Объяснял Маска. — Просто там застряла Мелли, а я обещал ее вытащить.
— Мелли, значит? — задумчиво произнесла Лидия. — Тогда у тебя есть полчаса, не больше. Да, и про собственные вероятности на Этерии не забудь. Если она — часть событий, то ее исключить не так просто.
— Ее сможет заменить обычный ремонтный андроид. — Вставил Маска. — Просто в нужный момент он произнесет мне же необходимые слова. Вот и все.
— Полчаса, герой! — крикнула вдогонку Лидия, когда портал перемещения поглотил героя.
— Шаттл!
— Ложись! — Торей, молодой бог Земли, накрыл своим телом однополчанку. Древко со знаменем победы в Войне Богов за Трон Господства лежало рядом с молодыми телами. — Эти негодяи используют магический сканер для нашего обнаружения.
— Но ты — бог Земли. — Лизнув торея в нос, ответила Мелли. — А мы находимся внутри огромной горы. Пока земная твердь с нами, Боги Клана Звезд ничего нам не сделают, верно?
Меллиель — такая молодая, наивная, влюбленная и живая смотрела на своего героя широкими глазами. Какая война, какие разборки, стяги, когда любимый мужчина лежит рядом с ней в уютном месте, и никого постороннего нет. А времени на маленькое счастье у них было полно.
Женщина обняла Торея за шею и ее губы готовы подарить возлюбленному поцелуй, когда где–то внутри горы прогремел грохот.
— Что это было? — поцелуй так и застыл на женских губах, а все тело сковала волна животного страха. — Любимый!
Бог Земли приложил ладонь к камню, вслушиваясь в потоки информации, проходившей сквозь толщу пород. Рядом с ними действительно появился еще один участник событий. Владеющий магией Земли, он устраивал в метре под ними целую анфиладу помещений и громко с кем–то разговаривал. А самое ужасное заключалось в том, что этот кто–то стремительно приближался к их позиции и камень гор не мог остановить его.
— Вампир! — Мелли закричала так громко, что ее крик был слышен далеко за пределами горной пещеры.
Торей отреагировал быстро для бога. Но недостаточно быстро для Маски. Боковой удар легко отбил прямой выпад кулака бога Земли. И ответный удар от Дзарда Иксора не заставил себя ждать. Бог Земли с расквашенной физиономией отлетел на добрых ару метров.
— Это тебе за моего друга. — Холодно произнес Маска, осматривая женщину.
— Красные погоны? Голубые цвета? Клан Богов Звезд! — воскликнула женщина. — Как вы нас так быстро нашли?
— Я тебе потом объясню. — Без промедлений ответил Дзард. Схватив Мелли в охапку, он закинул ее на плечо и пошел к Вратам Перехода, созданных его магией. Принесенный из Арболеруса андроид должен был в точности воспроизвести слова вампирши Меллиель через двести восемьдесят лет, начиная с этого дня. Голографический облик был придан роботу точно такой же, как был и у самой вампирши в тот момент, когда Дзард забрался в ее жилище. Аборигенам будет не просто убить андроида, да и программа вампирского поведения проведет имитацию как нужно. Оставалось решить фокус с обедом, телепортированным из ресторанчика. События из прошлого Дзарда Иксора нельзя было нарушать, и Маска их не нарушил! На руку робота был приделан портативный активатор телепорта. Координаты и время срабатывания Маска заложил в него заранее. Так что оставалось лишь завершить дело и подождать.
— Вампир с генами бога, да еще враг! — кричала испуганная женщина. — Да что здесь происходит?
— Я просто выполнил твою просьбу, одолжив тебе мое время и силу. — Спокойно произнес киборг-вампир, перенося молодую Меллиель в безопасное место.
–Эй! — окликнула Мелли своего спасителя. — С тобой все в норме?
— А что не так? — не понял Маска.
— Твоя броня. — Пояснила женщина. — Она стала бардово-красной.
 
 
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз