Рассказ «Побег». Элисия


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
 Побег
 
Автор: Элисия
Аннотация: Она сама была в тягость себе. Ей хотелось бежать куда глаза глядят от себя самой.
Редактор: NastyaLime
 
Торопливо забежав в офис, девушка повесила куртку в шкаф и выдохнула сквозь плотно сжатые зубы. Она добралась. Она на работе. Можно расслабиться.
Всю дорогу до работы Алиса сидела, не двигаясь, вжавшись в сидение как можно сильнее и стараясь абстрагироваться от голосов родителей. В мыслях она все вспоминала тот случай.
Это было накануне Нового года. Ее мама протирала пыль, чтобы повесить украшения, когда папа взял гирлянду и начал наматывать ее на трубу под потолком. Мама, увидев это, спросила, не стоит ли и там тоже протереть пыль. То, что произошло потом, сильно выбило Алису из колеи. Что-то буркнув, папа начал снимать гирлянду, а потом устроил скандал, что ему сказали это слишком агрессивным тоном…
Сейчас же он высказывал им всем, какие все водители идиоты, и как таким вообще права выдали, не задумываясь, что и у Алисы по факту купленные права. Мама была привычна к его агрессии. Но Алису это коробило. Хоть и жила она с родителями уже 23 года.
Да, лучшим вариантом было съехать от них. Но куда? Они жили в маленьком городке N с населением в 12 тысяч. Многоквартирных домов здесь было раз-два и обчелся. А снимать целый дом одной девушке было не выгодно. Переехать в другой город — Алису устраивала работа здесь. И она просто не знала, какой город ей понравился бы. А побывала она во многих городах, как крупных, так и небольших, за время своего обучения. Но так нигде и не смогла найти места. А устроившись в родном городе, и вовсе отставила поиски в сторону, уйдя в себя.
Конечно, на деле, она была везучей чертовкой. Она жила с родителями, не платила практически ни за что и ни в чем не нуждалась. У нее была непыльная работа, которая ей даже нравилась, как это странно не звучало. Конечно, в сравнение с разбитыми семьями, безработными, она могла сказать про себя, что каталась как сыр в масле. Только вот…
У них не было никаких проблем. Не было. Отец никогда не поднимал руки ни на кого, он просто… Был агрессивным и упертым. Алиса нервно смеялась, вспоминая, как отец интересовался ее мнением и после высмеивал ее. А когда девушка отказывалась ответить, он обижался, что она не хочет с ним разговаривать.
Алиса сделала пару глубоких вдохов, пытаясь успокоиться. Агрессия и напряженность не отпускали ее уже второй год. Она чувствовала себя загнанной в угол. Девушка дрожащими руками собрала темные волосы в конский хвост и включила компьютер, натягивая на лицо дежурную улыбку. В любом случае, рабочий день уже начался.
Она любила свою работу. Пусть там ей не светил рост по карьерной лестнице и какой-то личностный прогресс, но ей нравилось. Она сидела в основном на почте, обрабатывая заявки на заказы, информируя о наличии позиций. Ничего сложного. Но каждый день люди текли потоком мимо нее, каждый вечно обсуждая что-то, задавая тему и темп всем окружающих и создавая свою особенную атмосферу.
Так и проходил каждый день. Быстрые сборы утром, ленивый день на работе, наблюдение за жизнью других и вечер за ноутом в бессмысленном пролистывании новостей «Вконтакте».
Родители часто давили на нее, что может было бы неплохо выйти на улицу и погулять, но в ее городке не нагуляешься. Ехать в другой город, чтобы в одиночестве погулять? Тоже не очень соблазнительно. Так уж вышло, что с другими людьми у Алисы не складывалось. Слишком она везде была… Не своя. Она умела казаться своей в доску и интересоваться жизнью других. Но в то же время она никому ничего не рассказывала о себе. Она была прекрасным слушателем, но отвратительным рассказчиком. Да и не желающим. Так уж она привыкла, и как ни странно, ее это устраивало. Правда, зато раздражало ее семью. Но она давно смирилась с тем, что отличалась от всей своей семью.
Девушка легко улыбнулась и, вставив в одно ухо наушник, продолжила обработку заявки одного особо капризного клиента уже под музыку.
— Да ничего особенного. Жила рядом с комплексом, там через дворы пять минут, — донеслось до нее из зоны клиентов. — От уха к уху. Просто вот каким животным надо быть, чтобы так поступить?
Алиса вытащила наушник и еле заметно приподнялась. У них в городе был только один спортивный комплекс, рядом с вокзалом. Значит, там было убийство? Интересно, какая тема будет вечером предпочтительнее: установка камер на месте работы отца или жестокое убийство? Подумав, Алиса решила, что первая тема несомненно ближе отцу. Он обсуждал смерти только друзей или знакомых.
— И ведь это не первый случай, — возразил коллега Алисы, Сергей.
И девушка убедилась, что отцу это точно не интересно, иначе бы он уже это вечером обругал.
— На Крючках да, тоже находили мужчину, убитого так же, — вставил свое слово начальник отдела.
Алиса поморщилась. Весь город делился по своим определенным названиям: Крючки, Мост, Загай… Но что они означали, какой именно район, девушка так и не узнала, хоть и жила тут. Как иронично. Она знала прекрасно другие города, где жила одна. Но родной город, где она родилась, так и остался для нее загадкой.
— Да, я тоже слышала, — подала голос соседка Алисы, от чего та поморщилась еще сильнее.
Почему-то Алису раздражала эта девочка. «Эту девочку» звали Таней, и она была старше Алисы на два года, но так как пришла на работу позже на год, то все еще была новенькой девочкой. Вареной рыбой, вечно сующей свой нос не туда, куда надо, и постоянно зависающей над элементарными вопросами. А ее привычка сидеть и приговаривать тянущим тоном: «Та-а-а-ак», просто вызывала желание скинуть ей пару бомб.
Первое время Алисе было безумно тяжело. Но потом она смирилась и просто игнорировала ее. Это сократило количество агрессии. Но не намного. Алиса просто понимала, что однажды она сорвется. Только вот что тогда будет, она не знала.
Остаток дня прошел в относительном спокойствии. Хотя периодически коллеги снова начинали считать жертв кровожадного маньяка и придумывать ему имя, но Алиса их уже не слышала, привычно абстрагируясь в свой мир.
***
Листва под их ногами нежно перешептывалась, словно напевая колыбельную. Ночь была темной, беззвездной. Даже луна не решалась выглянуть. Девушка зло шаркала, отправляя листву в хаотичный полет. Ее вороные волосы торчали в разные стороны колкими иголками, глаза горели ярко алым огнем. На ее руке был шипастый браслет, который то и дело отражал свет редких фонарей.
— Мне скучно, — бурчала она, повторяя словно заклинание.
— Ангел, утихомирься, — парень нервно провел рукой по коротким светлым волосам. — Мы уже и так засветились. Ты же не голодная.
Он на мгновение замер, сосредоточившись на внутренних ощущениях. Голубые глаза подернулись алой дымкой, но тут же вернули свой цвет.
— Но мне скучно, — Ангел надула фиолетовые губы. — А скука это намного хуже голода.
— Потерпишь, — светловолосый схватил девушку за руку и потащил за собой.
— Ты знаешь, Ангел слишком типично, — продолжала ныть девушка. — Почему бы мне не назваться Димитрой? Я слышала, это богиня в Греции.
Следовавший за ними Тимофей скривился и, потерев переносицу, вернул очки на место. Ангел на вид было 17 лет. Возможно при жизни она была красивой, но не сейчас. У нее было выразительной лицо, красивые глаза… Шапка черных волос подчеркивала ее бледность, но не более. Черная обводка глаз и фиолетовая помада тоже не сильно ее красили. Да еще она пользовалась алыми светоотражающими линзами и вставила колечко в нос. Считала она себя со всем этим набором неотразимой. А спорить с ней было себе дороже.
Савл, идущий рядом с ней и терпеливо выслушивающий ее капризы, был идеальным вампиром. Русый, голубоглазый, он практически ничем не выделялся. Неприметный, но опасный охотник. Тим невольно улыбнулся. Да. Именно таким и надо быть, когда твое пропитание зависит от убийств. Но тут Ангел снова начала жаловаться.
— Нахрена ты ее обратил? — не сдержалсяТим и спросил у идущего рядом Рафа.
Раф был невысоким пареньком, что упрямо красил волосы в фиолетовый. Его обратили в 14 лет, и старше ему уже не стать. Однако возраст не помешал ему обратить Ангела, а потом принятьСавла. И не мешало руководить своей маленькой семьей.
— Ты ее бы тогда видел, — мечтательно пожал плечами Раф. — Длинные белоснежные волосы, голубые глаза, светлая тонкая кожа и такие голубенькие жилочки… Чистый Ангел.
— Ясно, пошел на поводу у члена, — заметил Тимофей, вспоминая неровно отрезанные черные волосы и ярко-красные глаза Ангела и с трудом сдерживая отвращение.
— Это после она… — пояснил Раф, поняв, о чем думает Тимофей. — Хотела соответствовать своему новому образу.
— Мне даже интересно, а вампирам правда положен пирсинг? — задумался внезапно Тимофей, но увидев выражение лица Рафа, махнул рукой. — Забей, вопрос скорее риторический.
— Заброшенный! — воскликнула Ангел издали.
Парни поторопились на голос. Действительно, девушка стояла возле полуразрушенного заброшенного полигона.
— Здесь даже пушка есть, — хихикала Ангел, прыгая с места на место.
Раф тут же поспешил пройтись по окрестностям, чтобы убедиться в безопасности, пока Ангел и Савл изучали здание внутри. Там действительно обнаружилась полуразрушенная БТР, заросшая мхом.
— Странное оно, — заметил Тимофей, присоединяясь к ним.
— Мрачное, — хихикнула Ангел, устроившись на заросшем оружии.
— Нет, — не согласился Раф, возвращаясь к ним. — Много просветов. Но на пару дней пойдет. А потом свалим отсюда. И да, — он повернулся к Ангелу. — Больше никакой охоты.
— Но мне же скучно! — но Раф уже отвернулся от нее.
Тимофей поймал жалостливый взгляд девушки и поднял руки, показывая, что он в это вмешиваться не собирается. Савл поспешил забиться в уголок, понимая, что уж ему-то точно не справиться со своенравной девицей.
***
Алиса уже привыкла, что каждый день проходил одинаково. Так и в этот раз, они ехали домой, и девушка привычно смотрела в окно, пока отец красочно расписывал матери, как все у них против камер. Девушка невольно думала об убитых. У них в городе никогда такого не было. Был случай, когда на женщину напали, но ее просто проткнули ножом и забрали деньги. Но перерезать от уха до уха… Что за дикий фанат Джокера?
Телефон завибрировал, информируя, что ожил чат девушки, где она обычно и проводила вечера.
— Снова в телефон утыкается, — проворчал отец, которому тема камер уже надоела. — Нет бы, нам рассказать, как день прошел. Да и вообще с родителями поговорить.
Девушка прикусила губу. Она слишком хорошо помнила, как раньше хотела похвастаться чем-нибудь, но родители всегда были слишком заняты телевизором или компьютером. Так что в какой-то степени она последовала их примеру, замыкаясь в телефоне.
— День как день, — отозвалась она, послушно пряча аппарат в карман, но мысленно обещая сразу же проверить его дома. — Ничего нового. Говорят, нашли труп изуродованный.
Отец тут же переключился, получив отличную тему для дальнейшего обсуждения. Алиса и ее рабочий день тут же были забыты.
Девушка тихо усмехнулась и снова уткнулась в окно. Именно так все и было всегда.
Дома она наконец шмыгнула в свою комнату и с облегчением спряталась. Кот поднял голову и фыркнул, явно недовольный тем, что его посмели разбудить.
— Эх, Тима-Тима, — хмыкнула Алиса, устраиваясь рядом с ним и проверяя телефон. — Лучше бы ты помог мне наконец найти свое место.
Кот внимательно посмотрел на нее, прищурившись, словно спрашивая, уверена она в том, что говорит. Алиса улыбнулась и погладила его по голове. Пушистый серый комок шерсти был поразительным созданием. Умным и таким понимающим. Хотя Алиса не сомневалась, все говорят это о своих питомцах.
Кот свернулся клубком и привычно зашипел. Он был немым. Не мог мяукать нормально, он словно шипел, или, как смеялась сама девушка, он шептал. Возможно, надо было сразу, как это выяснилось, отвезти кота к ветеринару, но отец считал это детским капризом. А потом они все привыкли. Это стало особенной чертой Тимона.
От мерцающего экрана и теплого мурчания под боком Алису сморила, и она уронила телефон, прижимаясь к коту.
***
Тимофей задумчиво бродил по улице. Раф запретил ребятам покидать новонайденное убежище. А значит сегодня Савл и Ангел точно не устроят очередную пирушку. Тимофей же не принадлежал Рафу. Да и вообще, если бы не очкарик, этих троих накрыли бы сразу.
Парень поморщился от отвращения, вспоминая, как эти трое чавкали, разрывая человека на куски. Ему стоило огромных трудов потом запрятать это тело в лесу, надеясь, что полиция поверить в особо бешенного и голодного зверя. После чего он поспешил раздать им порцию тумаков и вывезти в относительно безопасное место. Только и там они долго не задержались. Тим узнал, что Раф старше его. Рафа обратили на целых три года раньше Тима. Но если Мадлен, обративший Тимофея, потом всюду таскался с новоявленным вампиром, обучая его всему, что он должен знать, то Рафа бросили на произвол судьбы.
Мадлен и Вильгельм, два вампира-аристократа, путешествовали по всей Европе и решили осесть в русском поселке тайком. Что им там приглянулось, Тим и сейчас не понимал. Только вот в итоге им попались двое слишком любопытных студентов, Тим и его подруга, Альберта. Хоть парень и не любил вспоминать об этом, слишком ярко он помнил ту практику, изменившую все. Мадлен верил, что всем руководит страх. Вильгельм верил в силу. А его заставили поверить в одиночество, поставив условием убить Альберту. Будучи новобращенным, не способным противостоять жажде, Тим и не сильно сопротивлялся. А потом они втроем отправились на поиски нового убежища. Тим ни за что в жизни не назвал бы их хорошими и благородными вампирами. Но они заботились о нем, обучая всему, что знали сами. А потом Мадлен отпустил его. Тимофей помнил, как они сказали, что теперь время им отправиться в новые земли, и они вышли вдвоем на солнце. В какой-то мере парень им даже позавидовал. Он сам бы не рискнул так выйти навстречу смерти. Хотя по своей безбашенности превосходил даже старого палача Вильгельма.
А вот Рафу так не повезло. Он жил методом проб и ошибок, после чего каким-то чудом смог обратить Ангела, а та, в свою очередь, Савла. В итоге эти трое так и путешествовали дикими животными, устраивая бесчинства и исчезая в ночной тьме, пока их не накрыл Тимофей.
Парень нахмурился, видя, как группа цыган орет и запрыгивает в старый жигуль, как явно пьяный водитель газует, и в не закрытую дверь с хохотом вываливается один из них, но машина уже срывается с места.
Тим подошел к выпавшему, но тот просто молотил руками и ногами по земле, покрывая все матом и не видя ничего. Парень выдохнул, убедившись, что ничего не сломано, и пошел дальше. Он в отличие от других умел сдерживать свою жажду. Да и нет ничего хуже, чем пить кровь выпившего. Алкоголь бы передался тогда и Тиму, и он бы мог потерять контроль над собой. А этого парень хотел в самую последнюю очередь.
Цыган продолжал что-то вопить, и Тим поспешил дальше. Во многих домах окна горели, и парень, мысленно пристыдив себя, заглядывал в них. Он скучал по этой обычной жизни. Слишком уж приятным казалось сидеть вот так перед телевизором и валяться на диване, чем рыскать по улицам в поисках еды и потом прятаться весь день от солнца.
— Тимош, — донеслось до него. — Тимочка. Тим-Тим-Тим.
Парень замер, даже опешив от такой наглости, но потом сообразил, что у хозяйки этого голоса видимо кот его тезка. Тем не менее, ему вдруг стало весело, и он поспешил отозваться на столь жалобный зов.
— Да, милая, бегу, — крикнул он негромко и рассмеялся, услышав визг.
— Я не Вас зову, а кота, — девушка видимо пришла в себя и поспешила откреститься от незваного гостя.
— А я чем хуже кота? — возмутился Тим и пару раз мяукнул для достоверности.
Наконец он вышел к освещенной площадке и увидел девушку, укутанную в осеннюю куртку.
— Так значит не меня? — уточнил он, улыбаясь и поправляя очки.
Увидев его, девушка заметно расслабилась.
— Не Вас, — кивнула она. — Кота. Вы его, кстати, не видели? Серый такой, полосатый.
Парень разочарованно пожал плечами. К кому, к кому, а к котам он присматривался редко. Хотя Вильгельм рассказывал, что ему приходилось питаться животными, сам Тим таким заниматься очень не хотел, предпочитая лишний раз поголодать.
Но сейчас он махнул головой, отгоняя неприятные мысли и воспоминания.
— И как зовут хозяйку моего тезки? — поинтересовался Тим.
Но тут между ними пулей промчался серый кот, словно удирая от чего-то, и девушка торопливо попятилась назад.
— Уже не важно, — пробормотала она. — Прощайте.
Девушка скрылась за железной дверью. Тим вздохнул, решив, что пугать девушку умением рвать железные листы голыми руками не стоит, и направился к их убежищу. Достаточно он погулял.
— Ну и молодцы, что вам хорошо, — встретил его капризный голос Ангела. — А мне скучно.
Но это уже была не его проблема. Тим устроился в уголке, подальше от троицы, и задремал, так и не заметив, что Ангел не сводит с него внимательного взгляда.
***
Алиса тяжело дышала. Черт бы побрал кота, загулявшего так долго. Девушка по жизни была замкнутой. И если на работе она привыкла проявлять дружелюбие, то вести себя так же с незнакомцем… Черт, а ведь он даже заигрывал с ней…
Девушка бросилась в ванную и ополоснула красное лицо. А что если он и есть тот маньяк? Но для маньяка он был слишком уж молодым и худощавым. Хотя кто их знает… Алиса вернулась в комнату и, торопливо раздевшись, спряталась под одеялом. Слишком уж ее взбудоражила эта мимолетная встреча. Точно. Надо успокоиться и выбросить это из головы. И не важно, что она выставила там себя полной дурой. Алиса вытянулась под одеялом и уткнулась лицом в подушку, прогоняя все мысли об этом из головы и не допуская лестничного эффекта.
Но уже было поздно. Мысленно она уже была снова там, на улице, и спокойно общалась с тем парнем, даже позволяя себе флиртовать, пока сон не накрыл ее.
В какой-то степени она была даже благодарна этому парню. Смешно признаваться, но это было хоть каким-то разнообразием в ее жизни, думала она на следующий день, сидя на работе.
— Алис, — подошел к ней начальник, — слушай, а у тебя на сегодня планы есть какие?
— А что, думаете пригласить куда? — привычно сострила девушка, разворачиваясь к нему полностью.
— Думаю, ага, — согласился начальник. — Клиент сегодня приедет поздно. Хотел попросить тебя задержаться. Просто у самого есть планы, вот и ищу самого незанятого.
— Да без проблем, — девушка прикинула, что это поможет ей меньше времени провести дома. — Я задержусь.
Начальник кивнул.
— Прости, что прошу о таком.
— Ничего такого, — улыбнулась Алиса, набирая телефон матери. — Мам, я задержусь. На работе дела.
— Ой, мы хотели к друзьям съездить… — всполошились в трубке.
— Тогда просто не заезжайте за мной, — пожала плечами девушка. — Я приеду на такси. Все хорошо.
Не слушая ответа, она бросила трубку. Ее ожидала работа.
***
Девушка стояла за магазином, нервно переступая с ноги на ногу. Ее фиолетовые губы дрожали, пальцы ломали тонкую дамскую сигарету. Черные волосы были взлохмачены.
— Выходит, — подбежал к ней парень. — Ты уверена, что хочешь?
— Да, — кивнула Ангел. — Ты просто не видел того, что видела я. Она этого стоит. Готовься.
Ангела трясло от ненависти. Она была королевой школы. Она была студенткой года в своем колледже. А потом появился Раф и дал ей новую жизнь. Показал насколько слабы люди, и как всесильны вампиры. Ангел поняла, что все ее смертная жизнь была лишь подготовкой, чтобы она стала королевой мира. Сильной. Красивой. И бессмертной. Но Раф мало разделял ее цели, поэтому она и нашла Савла. Тихий и преданный слуга, готовый на все ради своей королевы. Единственным препятствием оставался Раф. Но Ангел знала, что однажды и он уступит. И это произошло, если бы не Тимофей. Чертов идиот, невесть как нашел их и ввел свои правила в ее мир. И она не могла ничего с ним сделать. В первые дни знакомства она была им покорена. Сильный и независимый, он был бы ценным слугой. А потом выяснилось, что он слишком сильный и независимый.
Ангел знала, что хозяин и обращенные им вампиры связаны телепатически. И каждую ночь она пыталась убедить Рафа избавиться отТима, вернуться к их стилю жизни. Но чем больше она действовала хозяину на мозг, тем больше Раф следовал наставлениям Тимофея.
Он ограничивал их во всем. Ангел стиснула зубы. Интересно, как он поступит, когда они лишат жизни его подружку. Девушка не слышала их разговора прошлой ночью. Но и того, что она видела, ей было достаточно, чтобы придумать, как разозлить их святого вампира.
Алиса связалась с охраной, убедившись, что здание встало на охрану. Она редко выходила последней. И поэтому очень боялась сделать что-то не так.
— Закурить не найдется? — неожиданно сзади к ней подошел парень.
— Простите, не курю, — отозвалась Алиса, не оборачиваясь. — И я спешу.
Возле магазина ее ждало такси.
— Нет, милая, — прямо перед ней возникла темная фигура, и что-то горячее впилось в шею. — Больше ты никуда не спешишь.
Алиса хотела было закричать, но с каждой секундой становилось все холоднее. Из горла вырвался лишь сиплый кашель, и девушка начала оседать на землю. Мимо что-то пронеслось.
— Вы совсем свихнулись?! — Тим откинул Ангела и Савла, подхватывая девушку.
По волосам он узнал свою вчерашнюю кошатницу.
— Она приблизилась к тебе, — Ангел стерла кровь с лица. — Она зашла на чужую территорию.
Тим проигнорировал ее слова, судорожно думая, что ему делать. Девочка была милой… И, черт возьми, она была невинной. И теперь он точно покажет группе Рафа, что означает быть вампиром. Но не сейчас. Сейчас было важнее другое. Имел ли он право портить ей смерть? Тим сжал зубы. С одной стороны, лучший вариант — это дать ей умереть, повторяя манеру убийства, чтобы замаскировать укус. Но с другой стороны… Она же совсем молодая. Умереть, не пожив? Но подойдет ли ей жизнь вампира?
— Да ладно, ты реально думаешь обратить ее? — донеслось до него, и это стало решающим.
Тим прокусил свое запястье и приложил его ко рту девушки.
— Давай, милая, пей, — приговаривал он, прижимая ее к себе. — Пей, не бойся. Все будет хорошо…
Наконец она сделала глоток, и Тим выдохнул с облегчением. Уже этого будет достаточно для обращения. Уже этого.
Уложив ее в тени, он направился к Ангелу и Савлу.
— Я не буду спрашивать зачем.
— Ты один из нас, — заявила Ангел. — Ты и мы одинаковые. Она же просто пища. Зачем она с тобой заговорила? Она не имела права. И получила за…
Сильный удар заставил ее уткнуться лицом в землю. Савл, испуганно дрожа, отполз.
— Это не я… — пролепетал он. — Это все Ангел…
— Повторяю. Я не спрашиваю зачем, — Тима трясло от злобы. — Но отныне вы питаетесь только под контролем Рафа или моим. И едите только тех, кого мы разрешим. И упаси Боже, подобное повторится.
Его глаза горели в темноте алым, нагоняя еще больше страху на пару. Тимофей знал об этом. Это одно из немногих, чего он не мог контролировать. Тяжело вздохнув, парень отвернулся от них и взял девушку на руки. Теперь и он стал настоящим вампиром.
***
— Зачем ты это сделал? — Раф недовольно возвышался над Тимофеем, укладывающим девушку.
— А зачем ты обратил Ангела? — огрызнулся парень.
Сами Ангел и Савл спрятались в недавно обнаруженном подвале.
— Справедливо, — хмыкнул Раф. — И тем не менее. Я хотя бы пояснял им, что их ждет. И я точно не жалел жертв.
— Молодец, — Тим выпрямился, сжимая руки в кулаки. — Именно поэтому твои жрут всех подряд, не думая о безопасности. Впрочем, все в тебя.
Раф нахмурился.
— Ты заговариваешься.
— Да неужели?
Тим понимал, что это несправедливо. Понимал, что Раф старше и сильнее. Но неопытнее. Это уравнивало их шансы.
— Не трогай моих, — наконец отвернулся Раф. — А мы взамен не тронем тебя и твою… подружку. Свалим отсюда, и разойдемся.
— Да, — глухо выронил Тим.
На что он в принципе рассчитывал? Найти свое место, будучи вампиром? Тим сел на пол, рядом с девушкой, и улыбнулся. Мадлен личным примером показал, что вампир — это вечный охотник и борец. Как он говорил… Двигатель всей жизни — страх умереть. И даже умерев и став вампиром — ты не перестаешь бояться этого. Только… еще добавляется страх одиночества. Страх холода. Тимофей уставился на потолок, где уже заиграли первые солнечные лучи.
Интересно, какого это — выйти навстречу солнцу? Что чувствовали Мадлен и Вильгельм? Тимофей конечно пробовал гулять, укутываясь как можно плотнее. Особенно когда помогал правнучке Мадлена. Но это было не то. Он так и не почувствовал солнечного тепла сквозь одежду. А так хотелось бы…
Согреться. Быть не одному. С горечью он вспомнил, как ссорился с родителями, прося их не заходить к нему в комнату. Как злился на Альберту, что вечно врывалась в его планы без стука. Как бы он хотел, чтобы и сейчас произошло что-то этакое. Чтобы кто-то вытащил его из этой клетки.
Раф и остальные уже спали. Тим чувствовал, что и его уже клонит в сон. Следующая ночь обещала быть интересной. Парень не представлял, как учить девушку быть вампиром. Не понимал, как теперь им быть. Проще было перерезать ей глотку, как и всем. Идиот. Почему же в этот раз он струсил?
***
Все тело горело. В горле все пересохло. Алиса с трудом села. Глаза словно слиплись. Край кровати осыпался, словно земля, под рукой, и девушка от неожиданности открыла глаза.
— Где я?... — она прижалась спиной к стене.
— Утро, — раздалось сбоку. — Точнее, вечер, но ты привыкнешь.
Девушка уставилась на тень, пытаясь разглядеть его, но не получалось. В голове что-то стучало, в глазах шумели красные точки, тело не слушалось. Что же вчера произошло?!
— Так, — тень метнулась к ней и сжала, — смотри на меня. Не дергайся. Все хорошо.
Тим закатал рукава и поднес запястье к ее рту, насильно прижимая.
Алиса вначале отдернула голову, но инстинкт оказался сильнее, и девушка непроизвольно сама вцепилась в руку парня, выпуская клыки. Лишь спустя пару глотков до нее дошло, что она делает, и Алиса с визгом отпрыгнула к стене.
— Маловато, но хоть что-то, — цокнул Тим. — Тебе стало легче?
Алиса виновато кивнула, изучая тезку своего кота. У нее улучшилось зрение, как и все прочие органы чувств. Это было слишком непривычно. Как это вышло… Алиса глубоко вздохнула и села ровно.
— Зачем?.. — вырвалось у нее.
— Ты понравилась кое-кому в виде закуски, — пожал плечами Тим. — Я… правильнее было дать тебе умереть. И если ты не хочешь, если тебе все это противно, я пойму и помогу исправить свою ошибку. Но… На мой взгляд, ты слишком молода для смерти.
Он неловко усмехнулся, поправляя очки.
— У меня тоже плохое зрение, — задумчиво пробормотала Алиса. — Но сейчас я вижу прекрасно. Это временно?
— Это простое стекло, — пояснил Тим. — Не смог избавиться от привычки носить очки. Вот и сделал.
— Круто. Тебе идет, — Алиса уставилась в потолок, пытаясь как-то свыкнуться с новыми ощущениями.
— Эм… И это все? — нервно спросил Тим. — Ты не будешь истерить, не будешь вопить, что ты всесильна, или еще что-то?
— Прости? — Алиса сморгнула затаившиеся слезы. — Мы не в том мире, где вампиры это какая-та страшилка. Сейчас каждый второй знает о них чуть ли не все. Другой вопрос, правда это или нет. И уж тем более мы все знаем, что обратного пути нет. Хотя я бы хотела уточнить, не развод ли это.
Тим хотел было возмутиться, но Алиса покачала головой.
— Но мои собственные ощущения и то, как меня тянуло к твоей крови, лучшее доказательство, что это правда. Так что остается лишь один вопрос. Что ты намерен со мной делать теперь?
— Ну… — смутился Тим. — Я разных вампиров встречал. Обычно мы не обращаем людей в вампиров. Но если такое все-таки случается, то… Кто-то даже не думает, что это важно или необходимо. И оставляют новичка разбираться со всем самостоятельно. Кто-то же таскает его с собой, обучая всему. Как ты думаешь, к какому типу принадлежу я?
— Первый? — слабо улыбнулась Алиса.
Тим скорчил рожицу.
— Ну, тогда бы ты очнулась не тут и точно бы не увидела меня. И кстати, я так и не узнал твоего имени.
— Приветствую, новенькая, — рядом тут же выросла неровно стриженная брюнетка. — Информирую, что здесь мы все носим клички вместо имен. Например, я Ангел. Так же у нас есть Раф и Савл. А ты?..
Алые глаза уставились на Алису, словно прожигая насквозь. Девушка поежилась.
— Буду Лисой значит, — встряхнулась она.
Ангел довольно кивнула и ушла.
«Здесь у всех весьма острый слух, — Алиса вздрогнула, услышав голос Тима в голове. — Но у хозяина и новообращенного есть телепатическая связь. Так что советую прибегать лишний раз к ней.»
— Почему? — не поняла Алиса.
«Потому хозяин Ангела — Раф. И я этим троим все больше и больше не доверяю. И да. Читать чужие мысли мы не умеем. Так что я жду имени. Настоящего.»
Алиса уставилась на парня. «Как передать мысли», — упрямо повторяла она мысленно. «У меня не выходит.»
Тим улыбнулся.
— Научишься. А пока надо решить более главную проблему. Ты ведь понимаешь, что ты больше не можешь жить обычной жизнью?
Алиса кивнула.
— Мне надо обстроить твое увольнение и переезд от семьи, чтобы выглядело естественнее, — продолжил Тим.
— Разве все вампиры об этом заботятся? — удивилась Алиса.
— Вообще нет, — пожал плечами Тим. — Но ребята и так достаточно наделали шума в этом городе. И я бы не хотел добавлять еще.
Девушка приподнялась и взяла свою сумку. Видимо, Тим подобрал все ее вещи тогда, догадалась она. Как мило. И, достав документы, протянула их парню.
— Вот. Но как мы решим проблему с родителями?
— Я уже обдумываю вариант, не проще ли будет инсцинировать твою смерть, — хмыкнул парень, но увидев глаза Алисы, тут же дал задний ход. — Конечно, не проще. Выкапывать тебя еще после, ага.
Он рассмеялся.
— Ночь посидишь тут. Познакомишься с ребятами, обвыкнешься с новым телом. А я решу все проблемы. И да. Приятно познакомиться, Алиса.
Девушка смущенно кивнула, но парень уже исчез.
Познакомиться с ребятами… Алиса закусила нижнюю губу. Каждый раз она морально готовилась заранее к столкновению с новыми людьми. Сейчас же ее вытолкали против ее воли. Та Ангел… Она казалась капризной и своенравной девицей. Или вампиром. Невольно Алиса хихикнула. Интересно насколько велика разница между людьми и вампирами? Но раз Ангел была местной хозяйкой, наверное, не стоит с ней ругаться.
Алиса нахмурилась. Это как в школе. Она с ненавистью вспомнила бывших одноклассниц, что пользовались популярностью и, в итоге, правили всей школой. А серые мышки, разумеется, были никому не нужны. Хотя… Алиса сжалась в комок на своей кушетке. Это поведение видимо закладывается во всех с рождения. Ведь так же и она начала вести себя на работе.
— Ладно, — сказала самой себе девушка, — что я как маленькая?
Она встала и направилась в соседнее помещение. Там ее уже ждали.
— Наша гостья, наконец, соизволила показаться, — Ангел сидела в центре комнаты и красила ногти.
Рядом с ней полулежал-полусидел светловолосый парень, лениво листая журнал.
— Савл, — кивнула на него Ангел. — Еще есть Раф, но он на охоте.
— Очень приятно, — улыбнулась Алиса. — Я…
— Лисичка, — закончила за нее Алиса. — Милая рыжая лисичка. Кстати. Ты крашенная?
Алиса смущенно кивнула.
— Не повезло, — заржала Ангел. — Краска у тебя слезет в ближайшее время. И заново не покрасишься. Такая вот особенность у волос вампиров. Правда, глупо?Раф отчаянно красится в фиолетовый, пытаясь добиться своего. И ведь не сдается. Хотя он нашел отличный способ. Мелки для волос неплохо держатся. В отличие от краски.
Алиса облокотилась об стену, подстраиваясь под манеру Ангела.
Она достаточно вытерпела такого в школе. И с тех пор прекрасно овладела умением игнорировать подобное отношение. И ей было плевать, от вампираили человека.
— Так чего не ушла с Тимошей? — выгнулась Ангел, ласково улыбаясь. — Он же ушел улаживать твои дела.
— Он велел остаться тут. И познакомиться с Вами.
— Вот как… — протянула Ангел. — значит, наши доблестные начальники решили пошалить без нас.
Алиса напряглась.
— Савлуш, мне скучно, — продолжила Ангел. — Это совсем не весело.
Савл промолчал.
— Я пожалуй… Пойду осмотрюсь, — по коже Алисы пробежались мурашки.
— Стоять! — визгливым тоном приказала Ангел. — Нам запретили выходить. И ты не исключение. Кроме того, — она коварно улыбнулась. — ты же только обратилась… Кто знает, до чего тебя доведет жажда?
Алиса уставилась на нее немигающим взглядом.
— Уж поверьте, в отличие от вас, справлюсь.
Она бросилась назад, в первую комнату, и свернулась в уголке. В одном Ангел была права. Теперь Алиса не человек. И что теперь ей делать, она точно не знает. Одной ей не выжить. Значит, придется терпеть и ждать момента… Она уставилась на руку. По бледней коже отчетливо проступали синие узоры вен. Что же с ней было не так? Став вампиром, она явно должна была испытывать хоть какое-то подобие эмоции, хотя бы страх. Но разум принял это слишком спокойно. И единственное, что волновало ее теперь, это лишь как научиться жить в новом теле.
Девушка ударила по стене, стискивая зубы, лишь бы не заплакать. Она умерла. Стала вампиром. А проблема осталась прежней. Она все еще хочет сбежать. Хочет уйти. Но не может. Снова.
***
Тимофей нервно постучал по рулю. В свое время он не очень любил поездки на машинах, но сейчас другого выбора не было.
— Ого, — сел к нему Раф, — а я думал, ты шутишь. Откуда тачка?
— Водить умеешь? — поморщился парень.
— Откуда? За руль садился только в гонках на компьютере.
— Плохо. Я один не смогу провести всю ночь, — Тимофей начал выстукивать незатейливый марш пальцами на руле.
— Я видел права у новенькой, — заметил Раф. — Нам надо уехать сегодня?
— Полиция начала обыск по всем заброшенным складам и домам, — выдохнул Тим. — То, что я успешно прикрыл Алису, не означает, что мы в безопасности. Поэтому лучше сбежать сейчас. Пока нам никто не наступает на пятки. Плюс за кражу машины нам тоже мало что хорошего будет.
— Ты серьезно? — Раф откинулся на сидение. — Все так серьезно?
— Черт возьми, ты хоть реально понимаешь, сколько трупов мы оставили? — Тим с трудом концентрировался на дороге. — То, что вас не поймали сразу, уже чудо.
— Тим, слушай. А я давно хотел спросить, — внезапно сменил тему Раф. — Ты же больше с вампирами общаешься. А охотники на вампиров существуют?
Тим бросил взгляд на парня. На мгновение тот стал тем, кем был всегда. Подростком, которого забрали из дома и бросили. Конечно, Раф храбрился и не боялся бросаться в драку. Но черт побери, это не делало его взрослым. И уж тем паче не делало вампиром.
Тим помнил рассказ Рафа о своем обращении. Он шел из магазина, когда на него набросились сзади. И как он разрывался от сомнений и страха. Раф, тогда Рома, и понимал, что произошло, и в то же время не хотел с этим мириться. Он и сейчас часто мечтал вернуться, стать снова Ромой и жить с родителями, закончить школу, универ, пойти в армию. Он просто хотел жить как обычный человек. Раф признался, как-то, что поэтому и Ангела, точнее Людмилу, он обратил. Она показалась ему хорошей заменой мамы. Но не стала.
Остальные тоже не были вампирами. По крайней мере, точно не теми безжалостными охотниками, о которых рассказывают и сейчас. Тим сжал челюсти. На его совести оказалась группа маленьких детей, которых он не мог бросить. Да еще и Алиса, что он обратил по собственной воле. Что-то в ней показалось ему близким. Родным. По крайней мере, она адекватно восприняла новости о своей новой сущности. Но что если это было шоком? И что будет дальше? На мгновение Тим пожалел, что уехал от Луи.
— Приехали, — вырвал его из мыслей Раф. — Ты имеешь хоть какое-то представление, куда ехать?
Тим заглушил машину и вылез. Вот именно, что этого не знал и он.
Ангел заливала волосы лаком, пытаясь изобразить обновленную версию вороньего гнезда на голове. Савл дремал. Тим с трудом сдержал улыбку. Савла обратили самым последним. Но в тоже время он был самым старшим и мудрым. Понимая, что сдержать жажду практически невозможно, Савл практически все время спал, блокируя тем самым все желания своего тела. Вот бы еще Ангела этому научить.
Алиса лежала, свернувшись в комок.
— Голод? — понимающе спросил Тим, садясь рядом.
Девушка кивнула, пряча от него горящие красным глаза. Парень протянул ей запястье.
— Пей, — приказал он. — Пей смело. Нам предстоит серьезная поездка до утра.
— Поездка? — переспросила Алиса и испуганно посмотрела на него.
— Я уладил все дела с тобой, — поспешил успокоить ее Тим. — Тебя никто не хватится. Но нам нельзя тут задерживаться надолго.
— Я… Я не могу уехать, — привстала девушка.
Она столько размышляла о том, чтобы сбежать, уехать отсюда. И сейчас, когда ей это предстояло…
— Ты не понимаешь, — пробормотала она. — Я не могу уехать. Я не могу…
— Почему?
— Я… Кот. Он без меня не выживет. Я не могу оставить его, — выпалила Алиса.
— Огорчу. Но кот и с тобой долго бы не прожил, — пожал плечами Тим. — И потом. Это нормально. Всегда приходит время, когда тебе надо прощаться с домом. С семьей. И уходить дальше.
Девушка замотала головой. Как объяснить ему, что не только в коте дело? Что это и страх неизвестности. И страх не углядеть за семьей. Страх потерять родителей.
Она всегда считала своих родителей идеальной парой. Пока они не начали ссориться. О, как Алиса ненавидела их ссоры. Резкий взрыв из-за ерунды и последующее молчание в течение месяцев. Ни отец, ни мать не желали идти на уступки. Более того. Они делили и ее. И если она разговаривала с матерью, на нее обижался отец. И наоборот.
И даже повзрослев, Алиса считала, что это из-за нее. Что она является причиной ссоры родителей. И тем не менее. Она боялась их оставлять, боялась, что без нее все может зайти гораздо дальше. И сейчас… Уехать и никогда не возвращаться — не так просто было решиться на это.
Тим сжал ее руку.
— Поверь мне, все будет хорошо. Но другого выбора у тебя больше нет. А сейчас пей.
Он поднес свое запястье к ее рту, и Алиса вгрызлась в его кожу, с наслаждением поглощая кровь.
— Я знаю, я обещал тебе уроки первой охоты, — продолжил Тим, как ни в чем не бывало. — Но придется их отложить. Ты хорошо водишь? Мне потребуется водитель на смену.
— Что? — тут же оторвалась Алиса, но Тим уже ее не слышал.
— Не задерживайся. Жду у машины.
Алиса с трудом сдержалась, чтобы не взорваться. Да что за чертовщина?!
Ангел сидела на заднем месте между Рафом и Савлом смирно, всю дорогу. Тим же был занят изучением карты и сверкой бумаги с навигатором. Алиса с трудом сдерживала себя, чтобы не расплющить руль. Это было странно, но будучи вампиром она лучше контролировала дорогу. Повысилась концентрация внимания, или же просто обновленный инстинкт неосознанно отмечал все, что могло представлять опасность — Алиса не знала. Однако вести было легче. Одно это уже радовало ее.
— Так куда же мы едем? — зевнула недовольно Ангел.
Ее недовольство на данный момент было объяснимым. Близился рассвет. И они его боялись. Алиса правда еще не понимала опасности всего положения, но чувствовала, что и внутри нее что-то копошится в ужасе. И еще ее дико тянуло в сон. А это уже было плохо.
— Найдешь съезд с дороги, поверни, — оторвался от карт Тим. — Там поменяемся. Ангел, доверься мне.
— Конечно же, милый мой, — промурлыкала Ангел.
Съезд не заставил себя ждать. А уж с каким облегчением Алиса покинула водительское место? Все напряжение тут же покинуло ее.
— Ты и впрямь не любишь сидеть за рулем, — пробормотал Тим.
— Мне купили права, — пояснила Алиса. — И не доверяли никогда машину. У меня ни опыта толком, ни навыков.
— Логично, — Тим кинул ей одеяло. — Укройся им как можно плотнее.
— Ты поведешь днем? — удивилась Алиса. — Разве вампирам не положено спать днем?
— До города Т осталось несколько часов, — пояснил Тим. — Я смогу продержаться это время и довести нас до нового дома. А там уже будет не страшно.
— А в моем городе было страшно? — не сдержала любопытства Алиса.
— Нет, — покачал головой Тим. — В твоем городе было нервно. Они натворили много дел. Знаешь, — он бросил мимолетный взгляд на троицу, убедившись, что они уже спят, — я до последнего ждал, что нас найдут. Но либо мир настолько прогнил, что полиция уже никого не ищет и не занимается убийствами… Либо эти трое оказались умнее, чем я думал. Не знаю. И не хочу думать.
— Но и не хочешь их бросать, — вырвалось у Алисы.
— Они как дети, — вздохнул Тим. — Пусть вампиры. Но дети. Неужели у тебя хватило бы духу бросить детей?
Алиса молча укуталась в одеяло, с наслаждением сдаваясь сну и усталости от напряжения. Тиму не стоит знать ее мнения на этот счет.
Тим усмехнулся и сел за руль. Проверил, все ли закрыто и не осталось ли незащищенных участков кожи. Будет странно, если водитель начнет дымиться. Алиса была чем-то похожа на Луизу. Независимая и гордая. Но в то же время спокойная и покорная. Загадочная. Тим снял очки, чтобы не мешали. Слишком загадочная. А это означает, что и проблем с ней будет больше, чем с Ангелом. Хотя кто бы говорил. Тим сам был таким же заядлым молчуном и все всегда решал сам за всех. Может, им это пойдет на пользу?
Только к полудню он смог добраться до купленного заранее домика с подвалом. Огромных усилий стоило ему переместить всех из машины в подвал, не попав под солнечные лучи и на глаза лишним любопытным.Он планировал тут задержаться на несколько ночей. И лишь убедившись, что все в порядке, обессилено рухнул на пол рядом с ними.
***
Алиса открыла глаза. Это было странно. Она не могла даже сказать, что спала, что проснулась. Слишком резко все это происходило. Она просто выключалась и включалась. И жажда. Да. Живот жгло и скручивало от желания пить. Алиса облизала губы и задела невольно языком клыки, порезавшись о них. Медный привкус только ухудшил чувство жажды.
Стараясь отвлечься от ощущений в животе, она огляделась. Раф лежал рядом, невидящим взглядом уставившись в потолок. Ангел и Савл были укрыты с головой и не двигались. Тим лежал между ними, согнувшись пополам.
— Тим, ты цел? — прервал наконец тишину Раф.
— Да, — простонал он, наконец поднимаясь. — Не рассчитал сил. Надо растолкать остальных. Разделимся на две группы и пойдем искать еды.
Раф легко вскочил на ноги.
— Две группы?
— Да. Можешь идти с Лисой, — кивнул Тим, облокотившись на стену. — Я возьму Ангела и Савла.
Алиса было возмутилась, но Раф опередил ее.
— Это неразумно. Почему нам не взять своих детей?
— Потому что Лисе нужно непредвзятое обучение. Ты не будешь пытаться сгладить впечатление о нашей новой жизни, в отличие от меня. А твоим нужно показать, что они не такие боги, какими считают себя. А теперь валите. Я подниму твоих.
Тим направился к Савлу.
Раф тихо чертыхнулся и вышел. Алиса поспешила за ним, так и не сказав ничего. Раф не бежал, но двигался слишком быстро. Девушка старалась не отступать, хоть это было и нелегко. Раф словно специально петлял, то и дело пропадая.
— Так новая жизнь не такая уж и божественная? — спросила она спустя полчаса таких гонок, устало встав на месте.
Раф тут же появился рядом.
— Тебе повезло. Ты проснулась уже в группе, — процедил он сквозь зубы. — Но это не так. Чтобы не произошло. Помни, что вампир существо одинокое. Мы больше не люди. А посему пытаться отказаться от себя нового, упрямо делая вид, что ничего не произошло, не выйдет.
Раф пошел вперед, но уже медленнее.
— Когда меня обратили, я и не понял, что произошло, — продолжал он. — На меня напали возле дома, сбили с ног, и я выключился. Проснулся уже дома. Родители стояли возле меня, бледные, потерянные… Мать свистящим шепотом объяснила, что меня нашли истекающим кровью. Что меня уже признали мертвым. А я только и думал о том, как соблазнительно бьются жилки на их шеях. Знаешь, как соблазнительно это выглядит? Впиться в теплую кожу и выпить все, осушить этот сосуд крови…
Алиса нервно сглотнула.
— Я не убил их. Я не думал, что мне нужна кровь. Еще не понял, что именно произошло. Сожрал тогда все, что только мог. Пытался заглушить голод. А потом чуть не сгорел, выйдя на солнечный свет. И понял все. В тот же вечер сбежал. Знаешь, как стремно следовать за человеком, понимая, что тебе нужно выпить его кровь, но не зная как это сделать? Я долго искал. Выбирал, кого же можно…
Алиса догнала его и, идя рядом, взяла за руку. Раф дернулся.
— Наконец я нашел бомжа. Он спал в парке, на газетке. Я сел возле него и начал думать. С одной стороны, во мне проснулась брезгливость. Сколько грязи на нем было, и это я должен был есть? С другой стороны… Он же бомж, у него нет ни дома, ни семьи. Я только сделаю лучше, позволив ему умереть. И выживу сам. На тот момент я голодал уже третью ночь. И жажда пересилила рассудок.
Алиса уставилась на землю.
— Самое смешное — у меня ни разу не проскочило мысли избавить мир от самого себя. Ведь по факту именно я паразит. Или выпить немного, оставив его в живых. Так ведь тоже можно. Но только вот я знал, что не сумею сдержаться. Что не обладаю нужным знанием, — Раф задумчиво посмотрел на небо. — Так что не обманывайся насчет себя. Ты больше не человек. Теперь ты монстр. Паразит, живущий за счет человеческой крови.
Алиса кивнула. Раф был прав. Абсолютно прав.
— Тим это же рассказывает твоим? — спросила она тихо.
— Нет, — рассмеялся Раф. — Сомневаюсь, что он вообще с ними разговаривает. Видишь ли. Я начал как охотник. И их воспитал так же. А Тимофей другой. Его обучали, как быть вампиром правильно и незаметно. И именно этому он пытается теперь обучить и нас. И если это совпадает с моими планами, то Ангела и Савла это не устраивает. Уверен, сейчас он выдирает Ангелу ребра в качестве показательного урока, как делать не надо.
Алису передернуло.
— Да, Лиса, да, — усмехнулся Раф. — В мире вампиров рулит именно сила. Чем ты сильнее, тем больше вампиров тебя слушаются.
— Тим говорил, что ты старше его, — заметила Алиса.
Парень кивнул.
— Но смысл от этого? Говорю же. Я учился и познавал все сам. А Тим имел наставника. Тим сильнее меня за счет опыта. И пока я не научусь всему, что знает он — я буду слабее.
Он резко встал и уставился на девушку.
Алиса испуганно отшатнулась.
— Все хорошо? — вырвалось у нее.
Раф протянул руку и взял ее прядь, задумчиво проведя пальцами по всей длине.
— Ты крашенная, да? — спросил он вместо ответа.
— Да, — пробормотала Алиса.
— Краска сходит, — пояснил Раф. — Уже в следующую ночь ты будешь белоснежной. Думаю, кличка Белоснежка пошла бы тебе больше.
— Я не была никогда белоснежной, — покачала головой Лиса. — У меня родной цвет светло-русый.
— Ну, а я что сказал? — удивился Раф. — Будешь белой Лисицей.
— Может, найдем еды? — смущенно отвернулась Алиса.
Она старалась не думать, что сейчас ей предстоит убить кого-то.
— Не убить, — отказался Раф. — Тим научил меня мерам. И я научу тебя. Иначе нам придется опять имитировать маньяка.
— Так то были Вы?! — воскликнула девушка.
Раф скривился.
— Ангел, — признал он. — Ее не устраивает обучение Тима. Первое время она льстилась к нему, признавая в нем лидера. А потом, когда он начал нас ограничивать и прятать, она возненавидела его. Ангел считает, что люди должны сами приходить и отдаваться нам, как богам.
— А Савл?
— Савл же… Даже мне неизвестно, что у него на уме, — пожал плечами Раф. — Но он беспрекословно подчиняется Ангелу. Вон. Видишь, молодой человек идет?
Алиса кивнула. Клыки тут же удлинились, чувствуя приближение крови.
— Стой тут, — приказал ей Раф и растворился в темноте.
Алиса нахмурилась, но замерла. Спустя пять минут Раф подвел к ней парня, смеясь с ним.
— А вот и ты, — воскликнул он, словно и не оставлял ее тут. — Смотри, кого встретил?
Парень снова засмеялся, глядя одурманенными глазами на Рафа.
— А теперь пей, — разрешил Раф, открывая шею парня. — Я скажу, когда хватит.
Алиса приблизилась, ощущая, как клыки ноют в предвкушении теплой крови, и отступила. Испуганно бросив взгляд на Рафа, девушка сделала пару шагов назад… и бросилась бежать прочь.
— И почему я не удивлен? — пробормотал Раф, не отпуская парня.
Быстро перекусив, он уложил слабеющего на глазах человека на лавку и ленивым шагом направился на поиски Ангела и Савла.
Через полчаса он нашел их. Савл сидел на скамейке, невидящим взором уставившись в землю. Ангел лежала на асфальте, корчась в жутких муках. Открытых ран не было, и Раф не сомневался, что это пустое шоу. Тим протирал очки, стоя неподалеку.
— Видимо не очень? — спросил он, не поворачиваясь.
— Она отказалась пить, — пожал плечами Раф. — И знаешь… Странная она. Идет рядом и молчит. А я словно чувствую, что надо ей все рассказать. Что надо с ней поделиться.
— Вампиры владеют умением гипнотизировать, зачаровывать жертву, — пояснил Тим. — Мы можем все контролировать разум человека. Видимо, у нее это умение было развито и в человеческой жизни. А теперь оно и вовсе расцвело в полную силу. Они оба сыты. Но Ангела пришлось отрывать силой, так что я слегка перестарался.
Тимофей развернулся к ним лицом, и Ангел одарила его взглядом, полным ненависти.
— Я ожидал, что ты вырвешь им ребра, — пошутил мрачно Раф.
— Я еле сдерживаю это желание и сейчас, — отозвался Тим и направился за Алисой.
Только сейчас он внезапно понял, что обратил не простого человека.
Раньше вампиры были сказками, ужасами, заставляющими детей с наступлением темноты бежать скорее домой, на теплую безопасную печку. И слова «вампир, упырь, вурдалак», все эти слова звучали пугающе. Как чувствовали тогда новообращенные? Отверженными. Брошенными. Они становились страшилками из детства. Мало кто из вампиров сохранял способность думать. Большая часть сходила с ума и просто пожирали всех подряд, пока не находился храбрец из народа. Или пока это не надоедало более разумным вампирам. Элита, называл их Мадлен. Элита, способная выжить в этом мире, полном страха и безумия.
Но тогда люди действительно верили в сказки. А что сейчас? Даже Раф, и тот уже прекрасно знал о вампирах все, что только можно, за счет видеоигр. И чем дальше, тем больше. Тим напрягся. Ангел и Савл мало подобным увлекались. Но и того, что они слышали о вампирах, стало достаточно, чтобы они возомнили себя Богами. А что же тогда с Алисой? Она не просто знала о вампирах много. Она явно знала гораздо больше.
Тим нахмурился. Ему надо поскорее найти Алису.
***
Девушка стремительно бежала по ночным улицам города. Редкие запоздалые гуляки провожали ее взглядом, но остановить не решались. Наверное, в этом плюс городской жизни. Когда людей волнует только их собственная жизнь, и совершенно наплевать на окружающих их незнакомцев.
Алиса заметила темный переулок и поспешила спрятаться в нем. Крупная дрожь сотрясала все тело. Какого черта… Что это было?!
Девушка провела руками по голове. Надо было успокоиться и понять, что произошло. Она так спокойно восприняла новости о своей новой жизни, она пила кровь Тима, она сбежала из напряжения, что столько лет ее мучало… Да нихрена не сбежала.
Алиса села на корточки. В той жизни она никогда не понимала прелести еды. Нет, конечно, она могла наслаждаться вкусной едой. Но она всегда ела мало, следуя правилу: «Ешь, чтобы жить.» Но ни в коем случае не живи, чтобы есть. Это вечно вызывало у нее конфликты с окружающими, потому что ела она ничтожно мало. Могла ли она и теперь, будучи вампиром, нуждаться в абсолютном минимуме пищи?
Или же это все проклятый страх людей? Почему она не смогла выпить того парня? Что именно ей помешало? Алиса сжалась в комок. Раф был с ней откровенен. И Тим тоже. Как же ей осточертела она сама. Алиса в детстве мечтала стать вампиром. Она думала, что тогда она сможет стать нормальной. Да только вот… став вампиром, она только все ухудшила.
Будучи человеком, она всегда витала в своих мыслях, предпочитая выдумку реальности. Ни в школе, ни в универе, ей не удалось завести друзей. Даже на работе она казалась своей, но оставалась чужой. Была ли у нее такая внешность, или характер, или голос, но окружающие всегда ей доверяли. Она сказала всего лишь: «Привет.», а ей в ответ уже изливали душу. А она даже в интернете, сидя на фейковой странице, не могла ответить тем же.
Чем же теперь могла измениться ее жизнь? Она стала паразитом, как сказал Раф. Действительно. Хоть мир и принял существование жаворонков и сов, относительно уравняв их права, как ей суметь пробиться теперь, когда днем она заперта в подвале? Как ей питаться людьми, которых она все так же боится и избегает?
— Молча? — прервал ее размышления Тим. — Прости, мне пришлось тебя подслушать. Ты боишься этого бытия?
— Я трусиха, — пробормотала Алиса. — Я и прежнего боялась. А сейчас…
— Слушай, — перебил ее Тим. — Прямой контакт с солнечными лучами тебя убьет. Осиновый кол в сердце. Отрезать голову. Сгореть. Вариантов умереть много. Я допускал, что тебе не понравится быть вампиром. И я был готов к твоему отказу. И готов сейчас.
— Я трусиха, — повторила Алиса и рассмеялась. — Боже, Тим, ты серьезно? Ты думаешь, я не пыталась покончить с собой? Я и душила себя, и пыталась вскрыть вены. Боже, как смешно вспоминать, как я сидела в заброшенной бане, прячась от всех, желая умереть, исчезнуть. И не могла. Я гребанный призрак. И живу и не живу. А теперь я призрачный кровосос.
— ну… — протянул Тим, пряча улыбку. — Пока ты пила только мою кровь, так что формально не кровосос.
— Ну, кровосос в будущем, — отмахнулась Алиса.
Тим облегченно рассмеялся.
— Знаешь, — он сел рядом и поправил очки, — я до этого момента дико боялся тебя. Не зная и не понимая тебя, я дико боялся, что создал в твоем лице чудовище. Но теперь вижу. Ты просто ребенок, которого так и не вырастили родители. Еще один в нашей компании.
— Я не ребенок, — надулась Алиса.
— Ребенок-ребенок, — погладил ее по голове Тимофей. — Слушай. Я знаю, что тебе все это тяжело. Но в любом случае. Сейчас тебе надо питаться каждую ночь, чтобы не потерять контроль над телом. Ты слышала об оборотнях?
— Ну? — кивнула Алиса. — Но при чем тут мы?
— Оборотень — это человек, умеющий превращаться в свою звериную сущность, — словно не слышал ее Тим. — Но проблема в том, что люди, по невозможности разглядеть нас, часто путают оборотней и вампиров. Когда вампир голоден, особенно новообращенный, он теряет рассудок, становясь зверем. В этом мы похожи с юными оборотнями, не способными контролировать свою звериную сущность.
— Везде нужен контроль, — заметила Алиса, глядя в стену напротив.
— Точно, — согласился Тим. — И поэтому, раз в ночь, но тебе необходимо питаться. Потому что меня может не оказаться рядом. Потому что голод вампира гораздо опаснее, чем голод у человека.
— Так ты умеешь читать мысли, — внезапно вспомнила Алиса. — И Раф тоже.
Тим замялся.
— Ну, блин, — наконец заговорил он. — Смотри. Я твой хозяин. И технически… Немного… Да. Я могу проникать в твои мысли. А Раф скорее просто неплохо считывает с лица реакции. Но читать мысли у него даже своих не получается. Так что насчет этого расслабься.
— Расскажи мне все, — повернулась она к Тиму. — Расскажи мне о том, кто я теперь?
— О нет, — улыбнулся Тим. — Достаточно этот фокус использовался на мне. Алиса. Ты та, кем ты хочешь быть. Я чувствую в тебе напряжение. Так отпусти его. Тебя больше никто не держит. Ты можешь идти на все четыре стороны, и быть кем угодно. Хочешь, могу тебя устроить на работу твоей мечты. Хочешь, помогу найти знакомого из Элиты. Будешь сотрудничать с другими вампирами, где тебе не надо будет прятаться.
— В том-то и проблема, — Алиса отвернулась от него устало. — Я не знаю, кем я хочу быть. И чего я хочу. Я столько лет привыкла, что все решается за меня, что все организовывается за меня. Что потеряла желание жить.
— Так услышь меня, — рассмеялся Тимофей. — Ты же больше не живешь. Ты умерла. Так умирай дальше так, как тебе угодно.
Девушка невольно засмеялась вслед за парнем. Но тут тот помрачнел.
— Единственное но. Вампиры же выдумка. Нам не желательно показываться людям на глаза. А это вполне возможно, потому что мы сильнее физически. И за счет того, что мы уже формально мертвы, мы не чувствуем боли. Ну почти. И сдерживаться нам гораздо труднее.
Алиса кивнула.
— Почему Ангел бесится? — спросила она, прикусив губу.
— Она планировала стать грозой среди людей. Наивная. Она действительно верит, что может стать кем-то значимой… Не задумываясь о том, что люди рано или поздно поймут, кто она и как ее убить. Или же просто не понимая, что есть и другие вампиры. Выше ее рангом и сильнее. И стоит ей зазнаться, как они покончат с ней. Тем не менее избегай их, пожалуйста. Раф обратил только Ангела. Савл же был обращен Ангелом.
Алиса нахмурилась.
— Раф… Ребенок же на самом деле. Его обратили в 14 лет. Обратили и бросили. А одному тяжело, сама знаешь. Вот он и обратил Ангела. Он хотел себе так найти новую маму. Но Ангел…
— Стерва, не способная любить никого, кроме себя, — перебила его Алиса. — Я это поняла и так.
— Нет, — не согласился Тим. — Но в ней смешалось безумие и голод вместе с желанием власти. Она жаждет поклонения и почитания от людей. Да и от прочих вампиров тоже. Я пытаюсь это выбить из них. Пытаюсь научить тому, что ты поняла сама и до меня.
— А зачем? — спросила Алиса.
— Мне их жалко? — вопросом ответил Тим. — Они по факту все дети. Капризные дети, которых выдернули из детства в некрасивую мифическую жизнь. Знаешь, это странно. Я сижу здесь и разговариваю с тобой об этом всем. Как будто не я твой наставник, а ты. И как будто мы говорим о таком простом, понятном всем деле… Но ведь по факту это не так…
Он уронил голову на колени.
— Мы же говорим о таких же простых людях, как мы сами.
— Нет, — возразила Алиса. — В том-то и дело. Люди всегда делились на несколько групп. Бессмысленные овцы, ведомые стадом. Тупые львы, возомнившие себя царями. И опасные волки, готовые воевать со всем миром.
— Милая иерархия, — ухмыльнулся Тим. — И кем ты считаешь себя?
— Конечно же, овцой, — улыбнулась ему Алиса. — На остальных у меня не хватает уверенности.
— Эх, Лис… — Тим уставился на узкую прорезь темного неба среди домов. — Ты веришь, что нами руководит страх?
— А что еще? — Алиса уставилась на землю. — Разве не из страха мы живем? Мы боимся смерти, потому что там нас ждет неизвестность. Мы боимся уезжать из дома, потому что боимся неведения. Страх и незнание заставляет нас цепляться за нашу жизнь, считая это лучшим, что мы имеем.
— Мой хозяин, Мадлен, говорил: «В людях есть замечательная черта, они отрицают все, чего не хотят видеть. А чего они не хотят видеть? Своего страха, разумеется.». Я после, когда стал сам вампиром, часто это вспоминал и смеялся. Считал, что теперь-то мне бояться нечего. Но, черт возьми, я все еще боюсь. Страх все еще управляет мной.
— Значит, и ты такая же безвинная овечка, что следует за толпой, — грустно заметила Алиса.
— Скоро рассвет, — бросил глухо Тим. — Нам пора возвращаться.
Он встал и, не глядя на девушку, направился к их убежищу. Алиса последовала за ним.
В голове у Тима царил хаос. Как он не понял раньше. Почему только сейчас до него дошло. Это проклятое сравнение с животными. Воспоминания о страхе. Алиса была права. Они все были овцами. Ангел была настоящей львицей. Только вот… Только вот Алиса не была овцой, как сама она сказала. Она была волчицей, умело маскирующейся за страхом.
Тим обернулся и посмотрел внимательно на девушку. Она шла, понурив голову. О чем она думала сейчас? Парень попытался проникнуть в ее мысли, но она его тут же выбросила из головы. Тим горько усмехнулся. Это лишь подтвердило его опасения. Алиса была опаснее Ангела. В сотни раз опаснее. И в тоже время… Это разрушило все его знания о вампирах. Ведь только с прожитым возрастом вампиры становились сильнее. Как так вышло, что Алиса уже была сильнее, чем вся остальная группа?
Раф и его «дети» уже были внутри. Ангел лежала на диване, сжавшись в комок. Видимо, Тим ударил ее сильнее, чем следовало. Но у него не было другого выбора. Савл сидел в углу, словно наказанный.
— Я уж думал, вы не вернетесь, — встретил их Раф.
Алиса с любопытством уставилась на него. Ей вдруг стало интересно, каким же ребенком был этот не по годам развитый парень?
— Как видишь, мы вернулись, — объявил Тим. — Твои блуждающие дети не смогли уйти далеко.
Раф улыбнулся.
— И решили припасть к моей груди, дабы упросить прощения?
— Не, вот это уже перебор, — покаялся Тим, и они пожали друг другу руки. — Это нормально для нас. Мы привыкли вот так вот общаться, — пояснил он застывшей Алисе.
— Слишком привыкли, — высказал Савл.
— А военнопленных не спрашивали, — парировал Раф. — Как погуляли?
— Неплохо, — сел рядом Тим. — В городах абсолютно не видно звезд. Это ужасно. Так холодно и неромантично гулять под темным небом, не представляешь.
Алиса села рядом с ними, украдкой поглядывая на Савла. У него была разбита губа, в уголке запеклась черная кровь. И он странно держал левую руку, словно ее ему выдернули, а потом вставили назад. Девушка встряхнула головой, стряхивая наваждение.
— Ладно. Шутки в сторону, — рубанул воздух Раф. — Куда нам дальше? Или осядем в этом городе?
— Нет, — отказался сразу Тим. — Мы слишком резко сбежали. Сегодня отдохнем. И восстановимся, — он бросил взгляд на Ангела. — А завтра-послезавтра отправимся в путь. Я связался со знакомым. Он нас встретит. И позаботится.
— Знакомый? — переспросил Раф, чуть ли не лежа на столе. — Не просветишь нас немного об этом знакомом?
— Да, конечно, — Тим уставился на Алису. — Его зовут… Велес. Такое имя выбрал он. Я ведь всем говорил, что вампиры живут отдельно. И он поможет вам войти в их число.
— А ты входишь в их число? — неожиданно для себя спросила Алиса.
— Разумеется, — кивнул парень. — Но я не постоянный член. Я скорее занял место своего хозяина в этой группе. Но поскольку я предпочитаю больше кочевать, то редко там отмечаюсь. А вот вам, думаю, там понравится.
Ангел завозилась, но так и не сказала ни слова.
— Лис, Раф уже решил это. Заранее, — продолжил Тим. — А вот тебе вопрос. Ты предпочтешь пойти с ними? Или же пойдешь своей дорогой? Могу устроить тебя на место старины Уила, погибшего палача.
Алиса покачала головой. Атмосфера была слишком напряженной. Раф и Тим смеялись, словно пытаясь ввести ее в заблуждение. Что. Здесь. Творилось!
Девушка напряглась. Внутри нее все бушевало, словно пыталось вырваться. Она уставилась наТима, крича мысленно, что что-то не так. Тим нахмурился.
«— Что именно?»
«— Не знаю. Просто что-то не так.»
Тим переглянулся с Рафом. Последний растрепал фиолетовые волосы, обдумывая все это. В комнате воцарила тишина. Наконец Раф поднялся.
— Мне надоело, ребят, — слишком холодным голосом произнес он. — Я долго боролся с этими мыслями. Я долго искал себе оправдание. Реально, ребят. Ну как так можно? Я думал, мы семья. Думал, что мы лучше людей. Выше их. А сейчас вижу, что мы не черта ни лучше обычных животных.
Тим вскочил было, но Раф покачал головой.
— Я до последнего защищал вас. Но всему приходит конец.
Он подошел к Ангелу и легким движением оторвал ей голову. Девушка не успела даже сдвинуться. Савл сидел, застыв.
— Я видел в тебе хорошие нотки, Павел, — повернулся к нему Раф. — Но слишком уж ты поддался прихотям Ангела. Я бы хотел верить, что ты исправишься. Но мы оба знаем, что это ложь. А посему дай мне просто исправить мои ошибки.
Он повторил с Савлом тоже самое.
— Я опасаюсь спрашивать, что здесь происходит, — повышенным тоном произнес Тимофей, привлекая к себе внимание. — А мы тоже станем жертвами?
Раф сел рядом с ним, сжав виски руками.
— Это было в какой-то книге… — пробормотал он. — Да? Мы проходили что-то подобное в школе…
— Я тебя породил, я тебя и убью, — процитировал Тим.
— Точно, — кивнул Раф. — Меня так достало бороться с влиянием Людмилы… Она быстро смекнула, что нашу связь можно использовать в обоюдном направлении. И в итоге постоянно сводила меня с ума своими мыслями.
Тим сочувственно похлопал его по плечу.
— А Савл? — спросила Алиса, до этого молча наблюдавшая за всем.
— Савл —безмозглый идиот, — ответил вместо Рафа Тим. — Который пойдет на все ради Ангела.Раф. Тебе решать. Пойдешь ты с нами, или нет… Как впрочем и тебе, Лис. Мы вампиры свободные, — подмигнул он. — Куда хотим, туда и чешем.
Раф улыбнулся.
— Ты мне только этих помоги сбагрить, — пробурчал он. — А так, я не против занять место палача.
— Ты явно будешь самым выдающимся палачом, — заметила Алиса.
Раф уставился на нее немигающим взглядом, но тут же пришел в себя и захохотал. Алиса и Тим улыбнулись.
— Так что насчет тебя, Лис? — Тимофей задумчиво снял очки и начал протирать линзы.
— Я всегда мечтала о побеге, — задумалась девушка. — Всегда мечтала найти свое место… Но ведь не попробовав — не узнаешь. Почему бы мне не познакомиться с другими, не посмотреть что и как все… И потом уже решить?
Тим кивнул.
— Рационально. Значит сейчас отсыпаться. А потом в путь. Да по дороге их где-нибудь выкинем.
Раф молча направился к креслу, в котором проснулся. Тим же повернулся к Алисе.
— Не голодна? — тихо спросил он.
Девушка покачала головой, погруженная в свои мысли. Причиной всему ее напряжению была всегда только она сама. Сколько раз Алиса пыталась измениться, исправиться, стать иной. Сбежать от самой себя. И только сейчас она внезапно почувствовала, как оковы спали с нее. С ее губ сорвался вздох облегчения. Она наконец ощутила себя свободной.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз