Рассказ «Рождение вампира». Белогорохов Иван


Рубрика: Конкурсы -> Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
Рассказ «Рождение вампира». Белогорохов Иван
Рождение вампира
Острый клык блестит как кинжал. Верхняя эмаль прочная как гранит, а лубяная основа не оставляет сомнений в механических свойствах опасно красивой белизны. Гармония природы в сочетании с инстинктами древнего хищника может выпустить на волю смертоносное орудие уничтожения. Такие зубы при неусытном чувстве голода могут перегрызть не одну тонну живых костей. Бесшумная машина ля убийства, действующая по ночам, — вот итог нехитрой трансформации от пули, начиненной ядом алхимиков. И подобно оружию белая кость зуба обладает способностью укрываться в особых черепных пазухах. Процесс весьма неприятный. Все лицо болит, да так сильно, что губы сводит неприятной гримасой смеха и кошмара, при которой уголки рта приподнимаются вверх. Добавляем белый цвет лица и красный цвет глаз — порождение кошмара стоит перед вами. Да, для полноты картины следует упомянуть, что больших острых зубов — два. Остальные просто похожи на острые иглы и способны срезать плоть с кости как лазерная мясорубка. Фиолетовый язык мог лавировать между клыками подобно мурене в морских пещерах. Он доставал до любой точки ротовой полости и случайные порезы ему не грозили.
— Так ты и есть вурдалак? — девочка уверенно подошла к Иксору и с видом профессора принялась разглядывать лицо рыцаря.
— Я… — Дзарду пришлось закрыть рот, я в зеркальную поверхность маленького пруда полетел камень. Бульк — и следы любопытства скрылись во взбаламученной воде. — Я не уверен, что этот термин можно применять ко мне. То есть, — рыцарь запнулся, — к тому существу, каким я стал. Конечно, я не тот кровосос, каких мы раньше отстреливали на погостах. Я сохранил интеллект, личностные признаки, а мое лицо не превратилось в звериную морду, по форме походящую на помесь свиньи и ящерицы. Я также вижу мир не в инфракрасном диапазоне. Слух, правда, обострился. А тебе не страшно?
Рыцарь опасался, что ребенок сейчас вскочит с места и диким криком убежит к матери, но Кира лишь понимающе кивнула, выслушав длинные наборы слов, а после секундных размышлений дала вполне достойный ответ:
— С тобой — нет, не страшно. Почему? Да ты ведь спас нас. А вот как ты подхватил вирус вампиризма — вопрос достаточно интересный. Полагаю, ты захочешь сейчас рассказать о своей тайне, пока тебе еще самому вновинку ситуация.
— Да. — Иксор погладил Киру пот голове. — Ты права. Пока ничего больше с нами не приключилось, я постараюсь вкратце все рассказать. Только сначала у меня есть к вам с матерью один вопрос и одна просьба.
— Мы слушаем. — Лайла, мать Киры, стояла в паре метров позади и все слышала. Да рыцаря сейчас это не беспокоило. Кругом на ближайший километр никого кроме их троих на берегах маленького пруда не было. Небольшие болотца, мелкие речушки и маленькие озера — вот описание той местности, где они находились. До леса было недалеко — минут пятнадцать свободной ходьбы. Так что волноваться было не о чем.
— Вы умеете читать и писать? — последовал обещанный вопрос.
— Конечно!
— Обязательно. — Мать с ребенком посмотрели на Дзарда так, будто главным идиотом среди них был он.
— Отлично. — Эта новость сильно радовала. — Тогда найдите, на чем можно записать мою историю. Желательно, чтобы текст был рукописный. Сейчас это важно. Никакие проверки и сканеры не смогут повредить бумажному носителю информации, да и клочкам детских заметок никто не придаст значения. Информация может пригодиться потом, так что не теряйте ее.
— У меня в рюкзаке есть тетрадь и пара ручек. — Поделилась своими сокровищами Кира.
— Дай сюда. — Лейла взяла письменные принадлежности у дочери. — Так будет быстрее.
— Хорошо. — Дзард начал свою историю. — Все началось пару дней назад.
Точнее, это было чуть больше двадцати трех часов в прошлом. Следует начать рассказ с тех слов, какие представят меня и мой род занятий. Дзард Иксор из родового дома Иксоров, вхожу в рыцарский орден Драконов-охотников, крадущихся в сумерках. Нас еще сокращенно называют — ДОКС. Наш орден был создан абсолютами и первыми богами из их крови много эонов назад. Наша основная задача — держать силы великой Тьмы подальше от границ миров. Мы часто патрулируем пути имматериального мира, соединяющего Свет и Тьму. Для сохранения жизни миллионов миров мы иногда выполняем функцию убийц и ликвидаторов, не делая особого разбора между приспешниками добра и зла. Этим наш орден и обязан столь длинному и подчас не всегда понятному названию. Я ношу чин капитана. Командую взводом рыцарей, это воинское подразделение, насчитывающее от девяти до пятидесяти единиц личного состава. В час происшествия в наши обязанности входило патрулирование нижних уровней крепости. Дархейг — это что-то вроде гигантского муравейника в виде скалы, целиком отлитой из металла. Подобные крепости не строятся из обычных материалов, а выращиваются магами и алхимиками из особого раствора при воздействии магии и заклинаний. Квадриллионы тоннелей, палат, бойниц, коридоров и переходов пронизывают это место. По ее туннелям мчатся скоростные поезда и по гладким как зеркало дорогам могут разъехаться двадцать танковых колонн. Дархейг является одной из одиннадцати крепостей ДОКС в имматериальном мире. Оснащение и боевой потенциал крепости способны оказать достойное сопротивление целой армии космических демонов. И вот охрана и порядок восьмого квадрата нижних уровней легли на плечи моих ребят.
— Успокойся, воин.
Десятки микроскопических иголок вошли в металлизированную поверхность.
— Я тебя впустил в свое тело, — отрезал Дзард. — Поэтому ты так легко и пробила кожу.
— А ты нервничаешь. — Алхимик сделала удивленное лицо. Правда, для ее расы мимика лица не выходила за рамки анатомических возможностей. Кроме серовато-стального цвета кожи, небольших костных наростов вдоль спины и локтей, а также рудиментарного хвоста — отличий у Жанны от людской расы не было. Белые волосы, уложенные в длинную прическу, и яркий макияж делали женщину очень даже привлекательной. — Расслабься и наслаждайся процессом.
Жанна нарочно повернулась к рыцарю так, чтобы лучше была видна ее высокая грудь, прикрытая синей кофтой и стандартным белым халатом медика.
— Расслабиться? — рыцарь едва не рычал. — Ты соображаешь, что говоришь?! Там демонического во мне ничего нет?
— Нет. Надо же! — улыбнулась Жанна. — Капитан рыцарей ДОКС поддался панике. И кого он испугался? Большого железного человека.
— Я не паникую. — Дзард тут же ушел в оправдания. — Просто когда внутри твоего организма поселится какая-то тварь, я тоже буду шутить и веселиться, приговаривая «не нервничай».
— Твой организм напичкан магией как чародейский склад, и ты еще чему-то удивляешься. Скажи спасибо строгой выучке и моральной закалке, а то давно бы превратился в какого-нибудь гада и наводил бы ужас на работников буфета. А у тебя всего лишь прорезалась побочная стадия превращения. Х-ха! — Жанна подарила пациенту воздушный поцелуй. — Вот видишь — даже компьютеры Дархейга со мной согласны.
— Выведи данные на обзорный экран. — Потребовал рыцарь.
— А ты что-нибудь поймешь? — впрочем, алхимик не был столь удивлена подобной просьбе. — Ладно, изучай себя изнутри.
Трёхмерная голограмма нарисовала контуры нормального гуманоидного тела безо всяких искажений.
— Тогда объясни мне происхождение моей железной брони и этой серой маски, похожей на кусок серебряного зеркала.
— Это может быть как результатом последней активации твоего генома, — начала Жанна, — так и проявлением магии Металла. В любом случае, судьба Ликая Иксора, превратившегося из героя далеких звезд в космического демона, тебе не грозит. И металлизированная форма уже достигла апогея своего становления.
— То есть я ни во что другое превращаться не буду? — уточнил Дзард.
Жанна засмеялась.
— А что здесь смешного? Я, между прочим, капитан, а не рядовой. Мне нельзя вот так вот взять и сменить облик на монстрообразный. Сослуживцы и члены родового Дома не примут такого чуда. Я стану изгоем среди самой древней расы.
— Твоя кожа едва не лопается под напором перекаченных мышц, в тебе силы, как в танке, а передо мной дрожишь, как осиновый лист.
Красные глаза моргнули озорным светом
— Ты флиртуешь или пытаешься злиться? — поинтересовалась ученый.
— Я удивляюсь. — Маска подарил женщине легкую улыбку. — Ничего более. Но могу и пофлиртовать. Кстати, можешь предположить реакцию Гергола на мое превращение?
Неожиданно тон алхимика стал серьезным:
— Почему ты именно ко мне пришел?
— В смысле?
— В том самом, что тебе скорее нужен историк, а не алхимик. Я напомню тебе, что твоя броня — то есть Гергол — это результат непростой работы альттехнологов Дархейга и магов твоего Дома. Его жизненные показатели сейчас настроены под твой организм, потому что он создавался под тебя, а не под кого другого. В его задачи входит улучшать твои боевые навыки и физические показатели. Если внутри Гергола окажется…
— Маска. — Подсказало металлическое лицо. — Я зову его так. И я знаю, что это он, а не она.
Жанна равнодушно отреагировала на плоский юмор. Алхимик просто продолжила речь:
— … если внутри Гергола окажется Маска, то рыцарская броня ДОКС будет улучшать и его характеристики. Ведь он и есть ты, только в видоизмененной форме. Пойми — твой доспех защитит тебя в любом случае и при любом чине. Он не может тебе навредить, потому что это противоречит его природе. Твоя защита — вот его основная функция.
— Но…
— Гергола можно улучшить. — Согласилась Жанна. — Наши мастера могут это сделать. Только для данной процедуры нужно решение командного штаба.
— М-да. Оружейники Дома Иксор придут в полный восторг. — Резюмировал Дзард.
Жанна села напротив него, оторвав взгляд от аппаратуры.
— Оружейники Дома Иксор сделали свой выбор, когда согласились отправить тебя в рыцари нашего ордена. Похоже, ты многое забыл из вековых традиций, пока воевал, или тебе где-то голову повредили. Рыцарь — это результат сложного отбора. Первый шаг в этом выборе делает сам Космос, награждая тебя возможностью скачкообразной эволюции. Иными словами твоя физическая оболочка может претерпеть до пяти активаций скрытого в геноме кода трансформации. Не исключено, что Маска — это результат одной из них. Рыцарские ордены обязательно должны наблюдать за такими индивидами, поскольку в любой момент из абсолюта может вылезти космический демон. Семейство, род или Дом также должны отслеживать подобные проявления космической энергии в своих членах. Поэтому каждый год мы производим открытый набор учеников. Вторая стадия рыцарского отбора — это решение старейших Дома. Если в тебе присутствует много от сил Тьмы или Хаоса, то старейшие могут принять решение о ликвидации или оставить тебя под опекой магов. За всю историю абсолютов прецедентов с родовыми убийствами не зафиксировано. Результаты попыток самоконтроля ты каждый раз встречаешь в имматериальном мире. Сейчас ты — один из ДОКС, ты в одиночку уничтожил физическую оболочку Гидракуса и предотвратил гражданскую войну между рыцарями других орденов — вот об этом и следует знать Дому Иксор, вспоминая о тебе.
— Да, но они помнят приветливого паренька, а не чудовище.
— Они должны помнить рыцаря ДОКС.
Дзард облегченно выдохнул:
— Почему у тебя все так складно получается?
— Потому что я говорю правду. — Честно ответила алхимик.
— Тогда можно последний вопрос?
Жанна кивнула.
— А, правда, что с моим жизненным циклом связана судьба целого мира?
— Мужчины! Ну, с вами делать? Ты принадлежишь к высшей расе — абсолютов, а это означает, что — твоя жизнь во многом связана с жизнями других живых существ как реального, так и имматериального мира. Другое дело, что твой мир — это не обязательно мегавселенная или Космический лабиринт. В космосе полно малых планет, астероидов, комет, болидов, обломков кораблей и сгустков космической пыли и на каждом из них процветает целый мир вирусов и бактерий. Их тоже миллионы и они — живые.
— Но болиды, космический мусор и пыль — это все может сгореть или распасться в любой момент!
— А кто тебе сказал, что абсолюты бессмертны?
— Но…
— Их жизненный цикл долгий, не спорю. Но он конечен и их физическая оболочка также уязвима для воздействия. Еще есть глупые вопросы?
— Глупая просьба. — Произнес рыцарь. Личина Маски вновь скрылась в недрах сложного индивида по имени Дзард Иксор. — Можешь сделать габарита моего тела слегка скромнее?
— Зачем? — удивилась Жанна. — Разве лишняя сила тебе не нужна?
— Видишь ли, — начал Дзард. — Я командую взводом не так давно. И среди врученных в мою власть бойцов есть и те, кто не отличается особым ростом. Да, доспех сглаживает их недостаток. Но я не хочу завоёвывать авторитет младших чином рыцарей как доминантный самец. Да и параметры Маски тоже следует немного ограничить. Мало ли что.
— Можешь не объяснять. — Отмахнулась Жанна. — То, что в моей власти сделаю. Единственное «но». Я введу в твой организм наномашины — роботы молекулярного размера. Они и займутся твоим улучшением. И есть побочный эффект — ближайшие пять часов не ожидай от своего тела суперспособностей.
— Нет. Проблем. — Рыцарь кивнул алхимику, соглашаясь на операцию. — Мой взвод ближайшие трое суток еще на подготовке и проверке. Потом пару недель имматериального мира. Так что время у меня есть.
Иголки, использовавшиеся как зонды анализатора, теперь выполняли иную функцию — через них в организм поступали наномашины. Но глаз капитана заметил только небольшую емкость с оранжевой жидкостью, которую Жана прикрепила к инъектору.
 
 
 
Дальше все шло в штатном режиме. Пока мы не получили сигнал о прибытии грузового корабля. Его капитан сообщал, что они попали в антигравитационный шторм и что его судну нужно срочное пристанище в наших доках. Проверка регистрационных данных ничего подозрительного не выявила, и кораблю разрешили встать на диагностику и ремонт.
— Восемнадцатый, на связь. — Прозвучало на уровне уха.
— Я капитан под номером восемнадцать. Какие мои действия?
— Мы получили сообщение с грузового корабля. Он потерпел поломку в межпространственных каналах Космического лабиринта. — Отвечал диспетчер из сектора командования. — Твоим ребятам поручено организовать встречу корабля и провести досмотр судна.
— Класс. — Это слово прозвучало как ругательство. Да, не всех капитанов любили в штабе одинаково. Кого-то лишний раз и отправляли выполнять ефрейторские обязанности. Но с приказами спорить было бесполезно. К тому же, лишний раз можно было подольше походить в рыцарской броне.
— Класс судна — танкер. — В диспетчерской слова капитана восприняли всерьез. — Название корабля «Принцесса Лотос».
— Я понял. — Перед этой фразой Дзард Иксор отключил внешнюю связь.
— Морион. — Капитан. Сразу же вызвал младшего лейтенанта своего взвода. — Нижние доки. Палуба три-один-семь. Собрать полный состав подразделения и доложить о готовности. Статус миссии — охрана.
Рыцарь из Дома Караса ответил сразу же, как только командир закончил речь:
— Принято, капитан. Когда вы прибудете на место, сэр?
— Три минуты. — Дзард был рад, что оказался в нескольких долях километра от места прибытия. Скоростной лифт должен доставить его к месту за меньшее время, чем он выделил подчиненным. Как настоящий рыцарь и боец с агрессорами, капитан спокойно относился к будничным делам воинской жизни. Чины и звания давались бойцам орденам не за выслугу лет или по воле счастливого случая. Нет, простой ефрейтор должен был превосходить обычного рядового не только в опыте и коварстве, но и физических показателях. Скорость, сила и способность переносить магические поля решала многие проблемы на поле боя. Рыцарь должен уметь держать в руках пушку и щит — это Иксор считал самым главным в подготовке и выучке будущего воина. А дать плюс-минус пару минут на формальный сбор капитан был готов всегда. И спустя двести секунд он уже наблюдал, как его войны выстраиваются в нужном порядке. Сверху и внизу палубы по три группы в четыре штатные единицы с пушками наизготовку. Остальные стоят по бокам магнитных захватов, орудия прижаты к груди под углом в пятьдесят градусов стволами вверх. Все доспехи начищены до блеска, сверкают черно-синим цветом брони. Забрала шлемов опущены вниз. Левое плечо и лобная пластина шлема украшены родовым гербом Дома или семейства абсолютов, чей род прислал в орден бойца.
— Восемнадцатый с отделением к приему «Принцессы Лотос» готов. — Сообщил капитан диспетчеру.
— Встречайте. — Прозвучало в ответ равнодушным голосом.
Танкер, вошедший в док, походил на огромную скалу, целиком выплавленную из металла. Корпус корабля был странным образом очищен от родовых гравировок и опознавательных знаков. Форма судна была такая же, как у всех грузовых звездолетов. Явных признаков наличия бойниц или мортирных окон не наблюдалось.
Главные ворота корабля открылись с легким скрипом и небольшим торможением. Было видно, что кораблю не хватало небольшой профилактики. Яркого света, красивой ковровой дорожки и привлекающих взгляд премудростей «Принцесса Лотос» не имела во входном отсеке.
А вот вышедшие из звездолёта гости явно не соответствовали статусу корабля.
Их было трое. Все облачены в покрытую сажей броню. Вид и форма пластин у всех троих была почти одинаковой. Рельефы шейных сегментов и нарукавников немного различались. Но так и должно было быть. На судне обязательно есть капитан и его подчинённые. Пушек, мечей или винтовок у гостей не наблюдалось, но места крепления для стрелкового инвентаря на скафандрах имелись. У одного из них отсутствовал шлем — вместо защиты голову покрывала колыхавшаяся желеобразная масса, окаймленная сеточкой трубок. Такая штука создавалась при помощи магии Порядка. Судя по фигуре, гости принадлежали к виду гуманоидов. Тот, кто был без шлема, принадлежал к расе кибернетических организмов — его выдавали вмонтированная в лоб камера и три уса антенн, тянувшиеся от шеи.
— Я капитан Дзард Иксор. — Начал свою речь рыцарь ДОКС. Процедура встречи была стандартная и отходить от нормы было неправильным шагом. — Приветствую вас в доках крепости Дархейг.
— Я Стир, капитан корабля «Принцесса Лотос». — Ответил на приветствие гость, явно уступавший своим товарищам по габаритам и комплекции. — Рад, наконец, прибыть в вашу крепость.
— Рад? — кто-то из рядовых рыцарей произнес эту фразу вслух. Мориону она показалась странной и он над ней задумался. Носивший чин капитана ДОКС Дзард как можно быстрее достал пушку и выстрелил в киборга.
— Огонь! — тут же приказал Иксор.
— Огонь! — подтвердил приказ командира Морион.
— Меня ранили!
— Стреляют!
— Нужна помощь! — крики о помощи заполнили весь эфир.
Капитан знал, что это кричат его люди. Но что произошло, и как можно было помочь всем сразу — ответов пока не было. Единственный плюс завязавшегося боя — выстрел капитана снес голову киборга вместе с его желеобразным колпаком и вызвавшей его магией.
— Щит! — в голове мелькнула только мысль, а руки уже подставили защиту в место удара. Боковой, полукругом, фронтальный — кто–то очень резво орудовал мечом или чем-то тонким и острым. Капитан по звуку определил, что металл щита поддается воздействию. Магическая защита фиксировала многочисленные бреши в основных контурах. Капитан рыцарей рассчитывал в таком бою немного потянуть время. Системы доспеха соединялись с компьютерами Дархейга. Каждая отнятая в бою жизнь могла продлить тысячи других. Главное, что в командном центре получили всю информацию о сложившейся ситуации.
Острые предметы продолжали пробовать его броню на прочность. Отражать удары не получалось, поскольку враг действовал слишком быстро. На поле боя такое тоже бывало. Спина, левый бок, шея — рыцарь чувствовал на подсознательном уровне каждый следующий удар, какой мог прийти на его системы. Про контратаку думать не приходилось. Сейчас надо было выживать. Его бойцы тоже неплохо держали оборону. Фатальных ранений было всего три. Остальные бойцы получили ранения, вполне совместимые с жизнью. Впрочем, организм абсолюта мог похвастаться некоторым запасом жизненных сил и выносливости. Боевая оснастка также была на высоте.
Доспех рыцаря, в котором была сосредоточена сила трёх сфер: Хаоса, Тьмы и Металла, мог позволить своему обладателю не опасаться неожиданных напастей и саморазрушающихся стен. Именно сила Хаоса, заключенная внутрь магической сферы, могла бы восстановить изувеченное тело до уровня нулевых деформаций, а Металл и Тьма смоги отдельно вдохнуть жизненные силы в раненую биологическую и механическую оболочку. К тому же охраной доспеха как и всех его встроенных наномашин, магических функций и орудий из реального и полуплотного миров занимался сам призрак Гергол. Сочетая в своём облике человеческое лицо и клыкастую морду ночного хищника, Гергол считался далеко не самым простым противником в магических дуэлях, а подобные индивиды рождались сами по себе очень редко даже в имматериальном пространстве Космического Лабиринта. Орден Драконов-Охотников, Крадущихся в Сумерках, воспитывал специальных волшебниц. Они как более искусные операторы магии под руководством жриц восьми магических основ погружали в полуплотный мир ловушки для заблудших душ. Затем с помощью сложной магии пойманных призраков вытаскивали в реальный мир, где гномы-носители крови Богов под многочасовые песнопения гимном Порядка вплавляли иномирное существо в раскалённый сплав металлов. Таким образом, Гергол становился частью рыцарской брони, которая словно вторая оболочка закрывала человеческое тело. Охрана доспехов и тактическое вмешательство в ход боя призрак вёл с помощью трёх своих символик на сегментах брони. Основным символом являлась голова, а точнее — лицо Гергола. Морда призрака-гибрида располагалась на правом предплечье, груди и левом бедре. Именно такая помощь со стороны полуплотного существа позволяла воину Ордена ДОКС вести одновременно наступательные и оборонительные действия.
И если данные Гергола были верны, то больше половины боевого взвода Иксора была уничтожена. Причем многие из тех, кого разум брони засчитывал умершими, еще были живы. Дзард видел, как автоматика сокращает число живых воинов его взвода в то время как смерть приходит к ним с запозданием.
— Время! — капитан ДОКС слишком поздно понял секрет вражеской атаки. Прибывшие в крепость использовали магию, чтобы перемещать атаки во времени. Даже одной секунды назад им вполне хватило для ликвидации его воинов. Отсюда и стрелковые орудия доспехов были не видны — они использовались в другом временном интервале. Но старейшие маги абсолютов наложили на временные перемещения строгий запрет. Рыцари ДОКС нещадно уничтожали те семейства и Дома, чьи члены посмели нарушить табу старейшин.
Чуть присесть, ствол пушки вверх — прикрывает шею. Лазерный кинжал прозвенел мягким шелестом по закаленному подствольнику. Ответный порыв магии огня немного опалил окружавшее пространство. Магия и всепожирающий огонь — вот достойный ответ действиям врага. Стрелять сейчас было бесполезно — с первым выстрелом повезло, а второй уже будет предсказан.
— Фатальное повреждение. — Только хотел выдать Гергол, как Дзард ушел через кувырок в сторону и рефлекторно выстрелил влево на уровне пояса.
С опытом ведения боевых действий воин приобретает не только необходимую сноровку, но и возможность просчитывать действия противника. Стандартная атака рубящим ударом сверху вниз давала возможность для контратаки. Но это была единственная попытка. И фактор выживания зависел от ее реализации. Локоть, гарда оружия, плечевая пластина брони и предплечье — могли лишь привести к ранению. Враг, способный перемещаться во времени — должен был сразу умереть. Поэтому стрелять нужно было на уровне локтевого сустава, на сгибе. Тогда снаряд попадал точно в корпус!
Кричал не капитан прибывшего в док судна и не второй из команды сопровождения. Эти двое были озабочены реанимацией мертвого киборга, которого уничтожил Дзард. Еле светящиеся руны магии, похожие на дымовые кольца окружили тело погибшего киборга. Время!
Запрещенная высшими богами магия применялась сейчас чужаками ля оживления погибшего. Но и выстрел капитана рыцарского ордена тоже не так просто пропадал из истории.
Капитан только успел заметить пятирукий силуэт, вставший перед ним до того, как очередная атака поразила грудную пластину Гергола. Вообще вести войну во времени довольно забавно. Ты получаешь повреждение до или после того как сам удар настигнет область ранения. Отразить подобную наверняка нельзя — противник всегда успеет откатиться назад во времени и изменить траекторию оружия или снаряда. Но противостоять натискам ударов вполне вероятно! Просто для этого нужно иметь большой запас ведения боевых схваток. У капитана Иксора опыт был. И в данный момент ему он очень пригодился.
Капитан Иксор убил еще одного врага! — обрадовал рыцарей Морион. Но к этому времени войны из других семейств успели свалить еще двоих убийц.
Против них выступили машины из полуплотного мира. Этих существ, как правило, звали призраками, и большинство материальных предметов не могло причинить им вреда. Пропитанные комбинациями магии Хаоса и Порядка, клинки рыцарей ДОКС могли причинять урон полуплотному телу. Но мир привидений пришел тоже подготовленным! Против воинов Дзарда выступили настоящие головорезы — прозрачные контуры тел покрывал четкий слой защитной брони, способной блокировать часть повреждений. Броня полуплотного мира представляла массу прямоугольников из ромбических и квадратных ячеек. Лёгкая игра теней на границах основных контуров призрачной защиты говорила о нескольких слоях прочной материи. В каждой из пяти конечностей войны-призраки держали по блестящему фиолетовым светом клинку. Мечи призраков проходили через металл материального мира как нож сквозь бумагу. Рыцарей ДОКС спасала магия, вживленная в броню. Голова призраков была закрыта пирамидальным контуром, выполнявшим роль шлема. У капитана было достаточно времени для осмотра полуплотных убийц, поскольку снабженные усиленные броней сегменты локтевых, налядных и плечевых элементов Гергола вкупе с прочной пушкой ДОКС позволяли Дзарду вполне успешно отражать выпады призрачных мечей. Хотя, пару мелких порезов Гергол все же получил. Рыцарский щит был отброшен в сторону — фиолетовые лезвия полуплотного мира довольно быстро разрезали его слои.
Мы свалили еще четверых. — Пришел радостный рапорт от Каларая — рыцаря семейства Дальтон. Дзард его хорошо знал как победителя трех турниров и негласного участника многочисленных дуэлей. У самого капитана схваток по теме «пристрели до того как пристрелят тебя» было на пару-тройку штук поменьше, чем у его подчиненного. Но схватка с полуплотными убийцами, способными перемещать удары во времени, превзошла способности даже такого испытанного бойца как Каларай Дальтон. Дзард слышал, как воин захлебывается кровью, радуя своего командира хорошими новостями.
Всем рыцарям восемнадцатого взвода! — отдал приказание капитан. — Активировать пушки с миниядерными зарядами. И приготовится к заклинанию огненной цепи.
Больше сорока единиц ответили традиционное: «Принято»
Когда видишь клинок в руках оппонента — отвечаешь ему тем же. В отличие от обычных бандитов, регулярных армий планетарной обороны и наемников, способных на банальное убийство, рыцарей ДОКС учили уважать противника. Конечно, танковые баталии, абордажные штурмы тоже частенько случались с армиями Тьмы и Хаоса, поэтому модификация доспехов ДОКС включала в свой состав миниатюрные копии корабельных гаубиц и гравитационных рельсотронов. Времени на перезарядку должно было хватить как раз на перерыв между ударами полуплотных воинов. Быстро, точно и эффективно — вот самые нужные показатели эффективности атаки. Единственный минус подобной тактики в замкнутом помещении — большая вероятность нанести вред собрату по доспеху. Но рисковать приходилось в реальном времени. К тому же Дзард не знал точное количество дерущихся с ними воинов.
Гергол был отличным помощником на поле боя. Призрак доспеха всегда схватывал очень быстро необходимые установки и четко выполнял указания капитана.
Орудия, встроенные в доспех, дружно щелкнули небольшими стволами.
Огонь! — отдал приказание Дзард Герголу.
Команда последовала вовремя, так как к забралу капитана уже несся фиолетовый меч призрака, и рыцарь никак не успевал отразить удар.
Уклониться от десятка событий одновременно мало у кого получится. Даже искушенный в боях во времени воин сможет легко одержать поражение. Враги полуплотного мира не явились исключением. Много орудий, частота ударов и запрещенная магия в этот раз им не помогли. Подключенный к общей командной сети капитан получал рапорты рыцарей о ом, как некоторые призраки рассекали своими клинками летевшие в них миниснаряды. Такие трюки сопровождались взрывами с красным ореолом и голубоватым пламенем. И воины ордена также могли пострадать при подобных боевых действиях.
Полуплотный убийца, готовый оборвать жизнь капитана, исчез в ярких вспышках пламени от миниатюрных ядерных реакций. Радостные возгласы в наушнике подтверждали успешную реализацию данной тактики и у других рыцарей. Но на этом новости заканчивались.
Дархейг даже сейчас молчал!
Дзарду это не нравилось. Прогремело более тридцати миниядерных взрывов на одной палубе. Мысль о предателе в командном штабе крепости была столь же нелепой, сколько и реальной. Но в любом случае, стоило как можно скорее выбираться из подготовленной ловушки.
Магия Огня также способна была причинить вред воинам призракам. Этим стоило воспользоваться, пока еще не стало слишком поздно.
Странно, что командный штаб Дархейга не присылает нам помощь! — эта мысль пришла в голову капитана уже пару секунд назад. В масштабе проходящей схватки можно было сказать, что верная мысль приходит намного позже нужного момента.
Огненная цепь. Это была мощная штука, которую применяли маги и алхимики, когда нужно было поразить врага, во много раз превосходящего как в силе, так и в мастерстве. Природа явления была достаточно банальна — нужно было объединить малые силы в одно целое для противостояния одной силе, но большой. Именно таким способом чародеи, защищавшие звездные крепости, не имея нужного опыта и уровня владения магией, уничтожали демонов космоса. Сейчас капитан собирался объединить ударную мощь магических полей тридцати пяти рыцарей ДОКС в одно целое и направить острие атаки на корму звездолета «Принцессы Лотос». Конечно, порожденный таким образом огненный шторм причинит вред, как и самим рыцарям, так и палубе Дархейга. Но в крепость проник враг, а штаб молчал, упрямо игнорируя происходящее. Задача любого воина в таком случае — малой кровью не допустить массового кровопролития.
Рыцари ордена привыкли доверять своему капитану в любой ситуации. И все как один поддержали идею «огненной цепи».
Тонкие линии мягкого оранжевого цвета соединили тела тридцати пяти воинов ордена. Магия выходила из одного, обволакивала мягкими волокнами второго, наполняя силу, и переходила к следующему, пока не доходила до острия атаки — капитана Иксора.
Конечно, Дзард лукавил. Нет, он на самом деле хотел уничтожить вторженцев. Ему было очень важно сохранить жизни обитателям крепости. Но «огненная цепь» с небольшой добавкой магии Хаоса позволяла сделать один фокус — локально остановить время и отодвинуть пару секунд назад. Дзард видел, как во время боя капитан «Принцессы Лотос» и его второй сопровождающий воскрешали убитого товарища с помощью манипуляцией временем. Им это удалось! Иксор не знал, зачем нужны именно эти три человека, но то, что их связка весьма важна для врага — выходило неизменным фактом. Рисковать больше было нельзя. Призрачный десант полуплотного мира уничтожен, но кто знает, какие еще сюрпризы несет в своих трюмах «Принцесса Лотос». Вернувшись назад во времени, он воскресит и монстра, пытавшегося его убить. От этого нужна была защита. Пушка приведена в режим разрывного гранатомета. Одно движение рукой и ствол будет направлен точно в грудь полуплотного убийцы. Выстрел капсулы с близкого расстояния пройдёт сквозь врага и сам разрыв снаряда прогремит возле трех незваных гостей с «Принцессы Лотос».
Перемещение на две секунды назад прошло отлично — «огненная цепь» все исполняла, как и должно было быть. Рыцарь ордена видел разрывающиеся снаряды возле поднимавшего голову киборга. Теперь было хорошо видно, как воскрешенного магией вторженца разрывает на части, а бравый капитан, так обрадованный прибытию в Дархейг, лишается руки и получает множественные ранения. Третий член официальной делегации звездолета выставил защитный барьер — успел! Но инерция взрывов отбросила его от раненого и убитого на добрый десяток метров.
— Что ж, теперь воскресить убитого в одиночку не получится! — обрадовался Иксор. Его очень радовал тот факт, что с его кулака срывается «огненная цепь». Это был настоящий огненный торнадо, только развернутый в горизонтальном направлении. Спирали огня нещадно сжимали корпус корабля, раскаляя металл, проникая внутрь корпуса, чиня пожары и взрывы топливных систем. Управляя потоками огненной стихии, Дзард чувствовал, что в чреве «Принцессы Лотос» таится нечто весьма опасное для крепости ДОКС. И это подлежало уничтожению. Огонь не говорил — он лишь подсказывал, а рыцарь давал команду на ликвидацию.
Когда в груди разорвалась огненная бомба — все запрыгало перед глазами. Кто бы сейчас ни стрелял по рыцарю, броня просто не могла сдержать натиск вражеской мощи. Системы Гергола на миг вышли из строя.
Единственное, что понял рыцарь — кто-то еще мог играться со временем кроме прибывшей троицы и его самого.
Теперь, пытаясь встать на ноги, Иксор все видел как в кино — «Принцесса Лотос» взрывается в доке Дархейга. Ее капитан и его помощник со штурманом мертвы. Сигналы его взвода в норме — они отделались небольшими потерями. Но где-то сзади прогремела громкая фраза:
— Иксор!
Ее произнес знакомый голос.
— В командном штабе Дархейга был предатель! — Догадался Дзард, поднимаясь на колени.
— Гергол? — послал капитан запрос броне. Но ответа не последовало. Мысли от такого развития событий приходили самые грустные.
Металлические передачи движения по-прежнему слушались хозяина. Он все еще мог управлять боевым снаряжением. По крайней мере, ему удалось подняться на ноги. Щит раскололся под кинжалами призраков-убийц. Пушка все еще хранила заряд, и могла очень даже пригодиться. Как холодное оружие, к левому бедру Гергола крепился небольшой топор. Обычно им лучше всего было пользоваться на узких просторах коридоров, переборок и корабельных помещениях. Атаки убийц полуплотного мира были очень напористыми и неожиданными. К собственному стыду, капитан признал, что не был готов к произошедшему нападению. Но кто бы ни стоял за этим нападением, он отлично знал, что восемнадцатый взвод недавно сформирован. Капитан имеет малый опыт командования большим подразделением и состав рыцарей такой, что собрать их разом в единую силу — нелегкая задача. Одних дуэлянтов целых пять сэров. Добрую дюжину подкинуло отделение штрафбата. Бывшие отступники, уклонисты от службы и маги-переучки — таких было добрая пятая часть взвода. Остальные — молодые бойцы, только что вышедшие из тренировочных залов.
— Капитан?
— Сэр!
— Мы выжили! Ура!
— Где остальные?
— Какие будут приказания?
— Куда мы попали? Кто нас атаковал?
Шестеро. Именно столько осталось в подчинении Дзарда.
Связь Гергола была бесполезна, поэтому все команды нужно было отдавать голосом.
— Защитное построение «куб». И аккуратно перемещайтесь в мою сторону. — Такая команда всегда должна была звучать после подобных инцидентов. Собрать солдат, организовать оборонный порядок построения и искать путь назад, попутно обследуя местность.
— Приказание принято! — трое из пяти рыцарей подтвердили полученные инструкции.
Шесть пар ног заученным шагом приближались к месту соединения.
Иксор ждал их, на всякий случай, контролируя периметр.
Замешательство в движениях бойцов возникло случайно. Легкий выкрик, заминка, мигание осветительного фонаря, сам выстрел прозвучал потом. Звук такой стандартный для патрулировавших миры Света и Тьмы бойцов здесь звучал как гром среди голубого неба.
— На помощь! — послышался голос Аргаджа. Молодой член аристократического семейства, известно торговлей хорошей рудой, сейчас извивался, как змея в попытках вылезти из ямы.
— Под ним пол расходится! — прокричал другой голос, принадлежавший сэру Гериусу, статному офицеру и падкому на дуэли. За неумышленное убийство был неоднократно понижен в должности. Поэтому в свои годы капитанские знаки отличия видел только во сне. — Эта штука выросла прямо из-под земли и начала пожирать его.
Дзард бросился на помощь своим солдатам, не думая ни о правилах, ни о субординации.
— Держись, Аргадж! — успел прокричать капитан, как в его сторону ломанулась тень. Точнее, тварь отделилась от тени, будто жила под ее поверхностью, и летела в сторону рыцаря точно хищная птица. Выстрелы из пушки прекратили полет странного создания. По виду оно походило на большого шмеля с треугольной головой и мощными челюстями.
Но тварь пришла не одна — на капитана ДОКС напал целый рой. Руку с пушкой тут же схватили острые зубы. В ход тут же пошел топорик — рыцарю пришлось продемонстрировать все навыки рукопашного боя, какими он овладел для отражения и нанесения ударов по целям. К счастью, объекты атак были достаточно крупными — объем тел хищных шмелей был около метра. И их расцветка такая яркая — красная с флуоресцирующими зелеными полосами — делала их очень заметными. Правда, в отличие от насекомых, у созданий вместо крыльев имелись микродвигатели, генерирующие гравитационные волны. Подобия киборгов могли бесшумно и быстро перемещаться по воздуху, а также своими челюстями прогрызать броню Гергола.
Когда нападение было отбито, у Дзарда даже слегка болели руки — ритм движений оружием был очень быстрым, а темп интенсивным.
Пробежавшись по каше из красных тел, капитан достиг пятёрки своих бойцов.
Теперь из них никто не радовался — впятером они сумели вытащить Аргаджа из ловушки, но не целиком, а лишь верхнюю половину туловища.
В месте западни было хорошо видно красное от крови пятно и отпечаток каменных челюстей, обрамлённых в круговой контур.
— Что это за место? — спросил сэр Гериус. — Я никогда еще не видел такой ловушки.
Иксор постучал по опоре под ногами — она приятно отозвалась звуком полой кости.
— Кость? — не поверил рядовой Штерикол. — Мы что — попали внутрь огромного исполина?
Костяные щупальца выстрелили по рыцарям ДОКС как дробь из ружья. Отростки вырывались из самих стен и пола. Они обхватывали тела бойцов и начинали их сдавливать. По мере разрушений брони, кольца щупалец раскрывались в подобии игольчатых челюстей. Зубы-иглы впивались в плоть рыцарей, съедая все до самых костей. Попавших в объятия щупалец, стены затаскивали в свои плоскости. Костяная поверхность становилась мягкой и проницаемой точно вода. Один из героев решил помочь друзьям огневой поддержкой и тупо обстрелял удалявшуюся фигуру в плотном кольце щупалец из пушки. Щелчок, хруст и запах горелой кости говорил о попадании снаряда в голову бойца. Второй почти что смог отбиться от захвата, но шальная вспышка прострелила ему правое плечо и ударная рука не смогла нанести необходимые удары по твари.
Все, кто успел вскинуть пушки, смогли сбить волну атаки. Но таких бойцов было немного — после нападения на ногах остались лишь двое. Иксор самого себя не считал. Как истинный капитан, он мог вести боевые действия и в полном одиночестве. А вот за бойцов нес ответственность перед командованием штаба лично командир взвода. И количество вверенных ему рыцарей с каждой минутой сокращалось.
— Быстро уходим из этого места! — рявкнул Дзард. — Вартс!
— Да! — шустро откликнулся воин.
— Целься аккуратнее. — Иксор только и мог сейчас, что предупредить бойца. — Ты нанес урона не меньше этих тварей.
— Извините, сэр. — Тут же ответил боец. — Я только что из учебки. Нас там не учили подобным вещам.
— Я знаю. — Поддержал бойца Дзард. — Меня тоже такому не учили. Приглушить приборы освещения. Видимость десять метров. Сделаем ярче, и сами станем мишенями. Наша цель — понять, где мы находимся и подать сигнал бедствия. Найдем других рыцарей — хорошо. Но пока что соблюдаем осторожность.
Призывов о помощи, равно как и сигналов бедствия, пока что никто не подавал. Посторонних звуков тоже ниоткуда не исходило. Капитан рыцарей немного испугался за оставшихся бойцов его взвода. И что он только скажет магистру Эфольверу по возвращении в крепость? Почему-то целостность магистра ордена у Иксора вопросов не вызывала. Равно как и тот факт, что вероятность возвращения самого Дзарда на Дархейг также была высокой.
Подошвы ступали ровно, ни ям, ни канав, ни любых дорожных препятствий не было. Рельеф стенных выступов был таким, словно они шли по скелету гигантского земноводного. Сплошь ребристая поверхность, местами покрытая вертикальными наростами, плавно переходила в пористые структуры, напоминавшие соты.
— Держать ровный строй и не расходиться друг от друга. — В незнакомом месте данная тактика являлась наиболее оптимальной.
— Принято, сэр. — Отчеканил Вартс, и его броня тут же исчезла за плотной стенкой из каменных дисков.
Капитан как командир шел во главе рыцарей. Его всегда учили принимать атаку врага первым. Да, хотя этому особо и не учат, такая мудрость приходит с жизнью и опытом. Если тебе дорога хоть на чуть-чуть жизнь друзей и фактор победы, то ты это правило выучишь наизусть в первом же бою. Иксор проходил все тяготы учебы, начиная с такого позорного титула, как «оруженосец». Мало кто из подчиненных ему сэров знал, что Дом Иксор не сразу согласился отправить Дзарда в ряды Эвольвера и его бойцов. И вот настал тот день и час, когда многовековая выучка сыграла плохую шутку — удар нанесли по тем бойцам, кто шел сзади.
— Гергол! — громко обратился капитан к своей броне в поисках физической поддержки, но искусственный разум брони молчал. — Нам нужна вся мощь, чтобы поднять эту перегородку!
С другой стороны слышались звуки резни и стрельбы, аккомпанируемые криками раненых рыцарей.
Это самые худшие моменты, когда ты слышишь, как казнят и убивают твоих солдат. Твоя голова ясно рисует все картины боя. Уроки шумораспознавания и тактики рисуют все в подсознании, даже когда ты этого не хочешь. А ты ломишься в каменную стену и сбиваешь кулаки в попытках разбит преграду и спасти хотя бы раненых с поля боя. Но ты не можешь ничего сделать. Сначала ярость, потом усталость, затем — потеря концентрации на обстановке. Когда последний рыцарь умолк, Дзард все еще неистово бил руками и ногами в стенку. Материал пружинил и гасил силу ударов. Поверхность каменных дисков была достаточно прочной для силовых возможностей абсолюта.
Движение тени, а не самого объекта спасло жизнь опытного воина.
Нож на титановой цепи летел в глаза Дзарда. Как раз в то место, где на шлеме Гергола была брешь в забрале. Второй член команды «Принцессы Лотос». Тот, что стоял рядом с капитаном и тот, кто подхватил убитого киборга. Тихо и аккуратно он выследил рыцарей в этом костяном лабиринте и когда ловушки разделили команду в соотношении два к одному — напал. Но убийца вновь выбрал себе не ту жертву, какая легко отдается смерти.
Удар абордажным топориком снизу вверх отрубил ударную руку противника, дальнейшие движения крест-накрест распороли грудь и выпотрошили человека как мешок с орехами.
Выстрел прозвучал неожиданно!
Холодное оружие вылетело из рук Дзарда.
— Меня учили, что маскировка в бою — самое главное. — Эти слова произнес четырехметровый воин в броне бирюзового цвета. Как и броня призраков-убийц его доспех был спаян из сегментов разного размера, но по форме выглядевшим как квадрат и прямоугольник. Голова воина была открыта. Вместо шлема на его глазах были большие очки с круглыми окулярами, а вместо броневого воротника шею прикрывал яркий свет синеватых огней. Сказать, какие силы магии использовал бирюзовый воин, было довольно сложно.
Нового персонажа игры отделяло от Дзарда почти две сотни метров.
Руки, плечи, спина и пояс все еще не сбросили экранов внешнего маскирующего поля. Именно поля маскировки делали нового врага невидимым.
Капитан не стал особенно расшаркиваться в приветствиях. Ему надо было еще выживших рыцарей найти.
Энергетическая пушка ДОКС выпустила по бирюзовому воину три выстрела, но на сверкающей новизной броне не осталось ни царапины. Выстрел, выпущенный в голову, рассеялся среди синеватых лучей вокруг шеи.
Противник тоже медлить с ответом не стал — его оружие выпустило треугольный гарпун с гладким, но длинным корпусом. Снаряд легко вошел в броню Гергола, без особых препятствий преодолев ее прочность.
Капитан только почувствовал легкий холодок, когда чужой гарпун оказался в его животе. А затем весь мир расцвел цветами в пурпурных тонах. По мощному телу прошлась волна странной дрожи, а внутри было такое ощущение, будто какой-то влажный дождик окропил каждую молекулу в теле Иксора. Не обращая внимание на жжение и на боль, Дзард выдернул застрявший в его теле гарпун.
— Вы все еще живы? — спросил вражеский воин. — Это хорошо. Но мне кажется, что пора вам снять неудобный доспех.
Следующим снарядом вражеской пушки была кислотная граната. Она взорвалась как раз над головой Дзарда. Магия Хаоса и Металла помогали зеленоватому раствору съедать металл Гергола точно жаре масло. Доспех ДОКС таял на глазах. Дзард едва успел активировать команду катапульты — система брони реагировала таким образом, что в случае экстренной ситуации рыцарь мог вылезти из экзоброни доспеха, чтобы продолжить бой. Дорого Гергола пришлось здесь оставить. В противном случае кислотный дождь мог съесть и тело самого Дзарда.
Капитан также бросил и пушку, поскольку она была металлической и кислота уже начала ее разъедать.
Рана от гарпуна болела, тело будто налилось свинцом. А вот бирюзовый оппонент был быстрее молнии. Он мгновенно оказался рядом с Иксором и, взяв воина ДОКС за шиворот, отбросил его в ближайший колодец — овальное углубление в полу, ведущее вниз.
Дзард понимал, что он падает. Но в падении ему оставалось недолго прибывать в одиночестве. Голоса пришли из ниоткуда. Мужчины, женщины, дети — они кричали почти в самое ухо и своими криками проникали глубоко в голову. А капитан все катился и катился вниз, скатываясь в неизвестные территории.
 
 
 
Крики преследовали Иксора, настигая сзади, появляясь сбоку и вырастая плотной стеной визжащей завесы. Его имя выкрикивали миллионы голосов. Мужчины, женщины, дети, чудовища, механизмы — он слышал их всех одновременно и каждого в отдельности. С ним каждую секунду говорили целые эпохи. Они пытались все вместе что-то объяснить, рассказать, предупредить. Но Дзард не слушал. Ему каким-то чудом удавалось сохранить сознание, хотя он был на грани полной отключки. Он прижался спиной к ребристой стене и медленно скользил вдоль нее, зажмурив глаза и плотно закрыв уши руками. Это хоть немного спасало от звукового безумия, взявшего рыцаря в объятия. Внутри все горело от поднимавшегося жара. Какой-то вулкан чужеродной субстанции готов был разорваться внутри него. Кости грудной клетки едва не трескались, сердцебиение при этом начинало ослабевать. Рыцарь не ощутил момента своей потенциальной смерти. Он просто в один миг упал на колени и прислонился лбом к теплой поверхности шершавого металла.
Возможно, он спал. Часы, дни, недели — сейчас это не имело особого значения.
Он открыл глаза полный сил и энергии. Над ним было небо. Чистое небо, полное звезд. Таких красивых, далеких и ярких. В воздухе приятно пахло ночной прохладой и свежей травой. А вот яркий метеоритный хвост черканул по звездному небу на востоке.
— Красиво.
Его Дзард увидел не сразу. Он был одет в черный обтягивающий комбинезон. Весь спортивный и сложенный из одних мышц и сухожилий. Конечности толстые как стволы столетних дубов, талия как у молодой березки и грудная клетка объемом с пятисотлитровую бочку. Голова была человеческой. Синие глаза, бледная кожа и заостренные черты лица — портрет был вполне обычный. Особых примет не было. Да такие личности и не любили яркую харизму. Только волосы выдавали в Гидракусе демоническую сущность. Вместо них голову окаймляли пряди из чистого огня. На пальцах виднелись металлические когти. И если рост Дзарда в обычном теле составлял чуть больше двух метров, то Гидракус возвышался над абсолютом как четырехметровая башня.
— Даже не поздороваешься со мной? — вежливо улыбнулся демон.
— Салют. — Лицо Иксора сейчас было такое, словно он увидел призрака.
— Дзард, Дзард, Дзард, — покачал головой монстр. — Ты так и не повзрослел с последней нашей встречи.
— Уйди в ту бездну, откуда пришел! — грозно прорычал рыцарь, сжимая кулаки. Да, он был сейчас без доспехов. И без Маски. Простой костюм из пиджака, сапог и брюк — вот была вся экипировка воина с Тьмой.
Но демон спокойно подошел к воину и сел рядом.
— Знаешь, — начал Гидракус, — когда-то и я был таким как ты.
Дзард слушал и не шевелился.
«Интересно, — задумался рыцарь, — а что этот монстр здесь делает?»
— Когда-то и я родился в мире абсолютов. Меня тянуло к науке и магии. И когда пришло время выбора — мой Дом оставил меня на попечении родовых магов. Запрос ордена Белой Тени о моей службе был банально отклонен старейшинами. Они обещали привить мне кодекс алхимика и эскулапа о помощи и службе силам Света. Но три активации подряд прошли в пользу сил Тьмы. Меня просто затянуло в имматериальный мир. И Космос позвал своего Гидракуса на большие тропы Космического лабиринта. Так из потенциально героя родился космический демон. Я нашел впоследствии свой мир. Это была маленькая планетка с забавными аборигенами. Они почитали меня и поклонялись моей воле. Но когда я их нашел, внутри меня уже горел голод разрушения. Имматериальный мир высасывает из тебя все, если ты приходишь на его пути неподготовленным. А когда остается лишь пустота, то ты пытаешься ее заполнять чем угодно. Нападаешь на звездолеты, сеешь смерть и разрушение и, в конце концов, доедаешь внутри себя то последнее, что еще делает тебя личностью. Ты просто становишься вирусом, паразитом, методично поглощающим все вокруг.
— О твоей паразитарной природе я очень даже хорошо знаю. — Неожиданно спокойно произнес Дзард. — Поверь мне.
— Иксор! — Гидракус возмутился произнесенными словами. — А ты, оказывается, неблагодарный свин.
— Я?!
— Да! — хлопнул рыцаря по лбу демон. — Я честно принял твой вызов после того как ты уничтожил мой энергетический колодец, мою крепость и меня самого причем целых три раза, и когда моя последняя физическая оболочка была уничтожена, то остатки моей демонической силы перешли к тебе по праву сильного. И то, что я нахожусь в твоём сознании — признак твоей силы и превосходства передо мной, а не слабости.
— Мудрецы говорят: бойся лести. — Довольный собой произнес Дзард.
— Знаешь, Дзард, — хмыкнул демон. — Я буду с тобой откровенен — мне интересно с тобой. Да, признаюсь, я действую как вирус. В тебе сидит одна миллиардная от моей былой силы. Эдакая капля от целого океана. Но, даже имея такие средства, я мог бы с лёгкостью завладеть твоим телом, банально разделавшись с твоим «Я». Но что я получу взамен? Две сотни килограмм мускулатуры в разумном железе? Банальную проверку и одну грандиозную баталию с легионами Эвольвера — не-ет, я этого не хочу. Я не просто монстр, сжигающий миры и души. Во мне есть частица разума, и я могу планировать свои действия.
— И ты спланировал свои действия так, — продолжил Дзард, — что перенес меня из опасного места — типа спас. Выждал пару дней, пока я оклемаюсь, а на самом деле пытаешься выторговать свободу. И даже не убеждай меня в своих возможностях. Твои габариты не выдержат одного моего удара. Так что…
— Послушай, Иксор. — Демон присел перед рыцарем так, что их глаза находились на одном уровне. — Никто тебя никуда не переносил!
Дзард удивленно моргнул.
— Я вижу, ты, как был дураком, так ты им и остался. — Продолжил демон. — И никаких дней не было. Сейчас в реальном мире ты вот-вот рухнешь замертво. А если устроишь самодеятельность, то эти самые голоса из не родившихся эпох разорвут твой череп на части.
— Пошел вон со своими трюками! — Дзард оттолкнул лицо демона от себя.
— Что такое? — не понял монстр.
— Еще не бывало такого, чтобы капитан рыцарей ордена ДОКС объединялся с космическим демоном! — Для пущей важности, Дзард выставил левую руку вперед, грозя попасть демону пальцем в глаз.
— Ой-ли! — развеселился монстр. — Быстро же ты забыл, откуда твоя мордаха обзавелась столь дивным предметом. — Серо-стальная маска появилась в руке демона, словно по мановению волшебной палочки.
— Так, — сглотнул рыцарь, — Маска — это твои штучки?
— Конечно, мои! — обрадовался Гидракус. — Если бы я тогда не отогнал из твоей головы чужеродную магию, ты бы сейчас маршировал под гимны Аброларда — магистра ордена Синей Эклиптики. Это ведь он хотел вас всех соединить в один организм, точно колонию муравьев. И теперь, когда ты получил капитанский чин с моей помощью, нагло смеешь отрицать вклад Гидракуса в нашу общую победу.
— Тогда от моего решения зависела жизнь миллионов миров. — Слова давались рыцарю с трудом. — Поэтому я и пошел на сделку с тобой. Архангел Зариил меня точно убьет при следующей встрече за подобный проступок.
— А сейчас в реальном мире ты вот-вот рухнешь в самом гиблом месте Космоса. — Иронизировал Гидракус. — Ты сам умрешь и угробишь нас обоих.
Я не дам тебе мое тело! — грозно произнес рыцарь.
Пойми, — прошептал демон, — я не пытаюсь завладеть твоим телом. Мне только этого сейчас и не хватает — в самый неподходящий момент обзавестись телесной оболочкой, которой скоро не будет. Я бы с удовольствием тебя прикончил, поверь мне, Дзард. Но сейчас ситуация не в эту пользу. Моя последняя капля застряла внутри тебя, и если ты будешь болтать и дальше, то мы сгинем оба.
В таком случае, — ответил капитан ДОКС. — Я согласен принять смерть. Жертвовать собой во благо других — вот один из пунктов рыцарских правил поведения.
— Но крепость Дархейг и ее солдат можно спасти. — Спокойно произнес демон. — Я помогу тебе выбраться. И только. И осознай вот еще что — если я этого не сделаю сейчас, то имя Гидракуса навсегда сотрется из вселенской истории.
Дзард вспомнил Жанну и еще тысячу ее коллег, и от накативших мыслей глаза сами зажмурились. Прогоняя наваждения, Иксор затряс головой, как бы с новой силой отрицая происходящее.
— Почему? — почти нараспев спросило чудовище, и в его голосе слышались нотки плача и раскаяния. — В чем причина упрямства?
— Если я позволю тебе брать надо мной контроль, то выпущу тебя на свободу.
— Ну и что!? — не понял Гидракус.
— А то, что тогда ты продолжишь творить разрушение и сеять смерть. Я не могу допустить этого. Извини. — Едва было слышно, как нос абсолюта тихо шмыгнул. Дзарду самому не хотелось встречать смерть в самом расцвете сил. Но и принимать предложение демона он также не мог. И не было никого рядом, чтобы ободрить и дать нужный совет.
— Тогда оцени сам: ты уже смог меня уничтожить трижды, уничтожишь и в четвёртый раз. И я, даже обретя свободу, буду еще долго очень слаб. Ты легко меня выследишь. Ведь ты же знаешь, где искать. Максимум моих разрушений на пару стандартных десятилетий — это одна-две планеты. Несколько звездолётов не в счет. А если сейчас мы отдадим победу твоим новым врагам, то погибнет не только Дархейг, но и все миры Космического лабиринта канут в лету, и от них даже историй не останется. Примени принцип наименьшего зла и тебе все станет ясно.
— Замолчи! — Иксор неожиданно почувствовал прилив сил. Он гордо выпрямил спину, подошел вплотную в животу Гидракуса, и сильно ткнул в него кулаком. — Ты простой космический демон, и ты можешь рассказывать массу красивых небылиц, но помни об одном — я мужик здесь! Я — здесь главный, потому я — самый сильный!
Демон отвесил щелбан по рыцарскому лбу, так же громко выговаривая слова:
— А я в тысячу раз мудрее тебя! Глупец! Ты даже не представляешь, куда забросили твой взвод и с кем столкнулся, а я уже чувствую спасительный портал с выходом отсюда.
— Отлично! — резюмировал Дзард, разведя руки в стороны.
— Но ты ранен и с каждым мигом слабеешь, друг. — Видя настрой капитана ДОКС, и нервно поглядывая на звездное небо над их головами, Гидракус подарил своему палачу, ставшему, наверное, самым близким другом за последние три тысячи лет, теплую дружескую улыбку. Так отец улыбается сыну, заменяя движением губ целые тирады напутствий, так подбадривает ученика инструктор, сажая за штурвал первого корабля, так поддерживают друг друга верные друзья в трудную минуту.
Дзард перестал смущаться. Неверная невеста, предательский друг, оттачивание боевых навыков, спасение от смерти пушек ордена Синей Эклиптики, капитанский чин и вверенный взвод — уставший рыцарь с надеждой посмотрел на друга, благодаря которому несколько раз в жизни сделал правильный выбор. В суровом мире войн и драк найти настоящего друга и товарища было довольно непросто. Одни быстро умирали, другие вели волчий образ жизни. Слез давно уже не было. Да во многих ситуациях они были бесполезны.
Огромный как гора Гидракус протянул правую ладонь в простом рукопожатии.
И абсолют пожал ее в ответ.
 
 
 
Руки легко оторвали тело, прижатое к полу.
Мышцы работали как домкраты. Только цвет тела был ядовито-зеленый, а кровеносные сосуды вырисовывались белым светом. Боли в месте ранения больше не было. Слабость мгновенно ушла. Только во рту была непривычная сухость, и язык двигался так странно, словно челюсть была для него слишком маленькая. Под кожей на лбу ощущалось легкое движение. Было чувство, что форма черепа начинает меняться, принимая некоторую форму объёмного многогранника с острыми ребрами.
— Что ты делаешь? — с опаской спросил сам себя рыцарь, но голос Гидракуса ему ответил:
— Привыкаю к твоему новому телу.
Ну, вот это уже было верхом наглости! И как настоящий капитан, Иксор решил показать свою власть.
— Знаешь, — начал Дзард, — я могу разозлиться.
— Ой-ли! — демон издал легкий смешок. — Какой стал храбрый. А когда эта металлическая хрень начала прорастать внутри тебя — то сразу побежал к доктору.
— Алхимику. — Возразил пристыженный рыцарь.
— Да какая разница. — Парировал демон. — Главное — результат.
— Что это? — внимание рыцаря приковалось к густой желеобразной массе. Она была похожа на смесь ртути и дегтя. Слизь медленно ползла вперед, вытягивая тонкие щупальца, которые затем плавно разрастались, растекаясь в объеме. Вокруг стоял грохот громовых раскатов и миллионы голосов начинали завывать все громче и громче, пока их многоликую песню не прерывали булькающие звуки захлёбывавшегося человека. Пауза длилась полсекунды, а потом звуковые пытки возобновлялись снова, пока слизь не съедала очередной метр помещения.
Иксор посмотрел наверх.
Там, в далекой глубине тоже продвигалась масса. Она двигалась ровно как гигантский слизень, метр за метром съедая пространство.
— Когда я сюда шел, этой гадости не было. — Произнес Иксор.
— Естественно. — Ответил демон. — В этом самом месте происходит следующее: здесь будущее поедает прошлое. А настоящее просто коллапсирует миллионом глоток.
До зеленой ладони Маски слизи оставалось пройти треть метра.
Гидракус выполнил серию перекатов назад.
Вязкая масса временных аннигиляций запустила вслед беглецам пару сгустков. Тонкие струи летели по воздуху как пули из пистолета. И при приближении к цели раскрывались в светящуюся серым светом смерти сеть.
Капитан ДОКС искренне поразился боевому навыку демона — тот с легкостью акробата уклонялся от летевших в него атак. И, надо сказать, четырехметровое массивное тело проводило отменные маневры уклонения, не забывая в беге назад отходить на безопасное расстояние.
— А что это за место? — осмелился вставить комментарий Дзард, когда Маску от слизи стало отделять расстояние в пару сотен метров. — Я ни в одно архиве не читал о нем.
— Это называется Междумирье. — Кратко пояснил демон. — Здесь будущее встречается с прошлым, минуя настоящее. Эта съедающая время слизь как гигантский хищник и страж этого мира. Она уничтожит все, что попадет в ее густое желе. На вид очень ленивая и медленная, но в один миг может стать очень быстрой и смертоносной. Я тебя, поэтому и предупреждал так настойчиво — моя демоническая сущность пробыла в имматериальном мире больше времени, и я чувствую приближение слизи. Она решила, что ты уснул, и подкралась к твоему телу.
— Получается, — согласился Дзард, — я вовремя пожал тебе руку.
— Да уж! — вздохнул металлическим ртом демон. Сейчас он двигал Маской, а рыцарь лишь наблюдал. — Еще один диалог в нашем споре в мире твоего сознания, и общей физической оболочке настал бы полный конец.
Перемещаясь вдоль стен, Маска не испытывал ни капли страха. Впрочем, рыцарь не видел в этом ничего удивительного. Такая масса металлизированных мышц могла справиться с любым врагом. Но неожиданно Гидракус резко взял вправо.
— Куда это ты? — рявкнул Иксор.
— А что?
— Даже я не помню этого поворота.
— Я чувствую энергию оружия. — Пояснил демон. — Поверь мне: на Дархейге оно тебе понадобится.
— Значит, — убедился рыцарь, — мы точно вернемся в крепость ДОКС?
— Проверь, — ответил демон, подходя к просторной камере с энергетической решеткой. — Вернуть тебя на Дархейг в наших общих интересах.
Удар когтями снес энергетическую преграду, открыв доступ к оружейной камере. К сожалению, богатым арсеналом разжиться не удалось. На гравитационных лучах висела пушка, по своей форме напоминавшая древний барабанный пистолет, него только с квадратным сечением ствола, выплавленным под четыре пули.
— Это что за народное творчество? — вставил ремарку Иксор, но Гидракус его не особо слушал. Маска просто взял в правую руку пушку, как проверяя ее вес, а потом когтем поддел пристроенный сбоку ремень и закинул оружие за спину на манер автомата.
Пол под ногами начал сильно дрожать.
— Это слизь. — Произнес демон. — Она нас потеряла.
— Твоя работа?
— Да. — Ответил монстр. — Я тебе уже говорил, что во мне живет интерес к разного рода аномалиям. И как настоящий исследователь я люблю побродить по местам, подобным этому.
— И ты здесь был?
— Да. — Согласился демон. — Но это было пару веков назад. Моя демоническая сущность не поддается быстрому обнаружению в этом месте, потому что я могу совершать близкие переходы во времени. В мире, где будущее питается прошлым, временные парадоксы могут вносить легкий хаос и на его фоне слизь нас теряет.
— И тогда она начинает рушить все, что попадается на пути. — Догадался рыцарь.
— Точно.
Ноги Маски, ведомые Гидракусом, быстро перемещались по переходам и лабиринту коридоров. Дзард даже позволил себе слегка расслабить внимание, как подошвы Маски с чавканьем погрузились в жидкую субстанцию.
— Кровь. — С облегчением произнес Иксор. — мы стоит по треть метра в крови.
— Да. — Подтвердил демон. — Мы попали как раз в нужное место.
Теперь с высокого свода костяных стен свисали тонкие белые нити. Они как паутина держали на своих концах метровые светящиеся холодным светом блюдца. Под блюдцами в десяти метрах внизу стояли анатомические столы. И они были не пустые. На каждом столе лежало тело живого существа. Каждый организм хранил следы жестоких увечий. Вскрытые грудные клетки с вынутыми внутренними органами, разделенные друг от друга части тел, искусственно пришитые конечности или нарочно увеличенный объем биомассы — все это можно было увидеть в гигантском поле, засеянном столами. Жертвы чудовищной коллекции принадлежали к разным расам, полу и возрасту. Здесь были даже младенцы. И каждый экспонат сохранял жизнь. Череда трубок, иголок и странных висящих в воздухе вокруг тел приспособлений обеспечивали каждую жертву необходимыми питательными растворами.
Справа послышались чавкающие звуки.
Маска повернулся.
Красные глаза металлического гиганта смогли преодолеть морок, и Дзард увидел хозяина поля кошмара.
Огромный гигант, с мясистым телом и парой толстенных рук заправлял всем в этом месте. Его тело состояло из сжурившихся кожаным шаров, внутри которых нечто шевелилось, булькало и издавало тошнотворные звуки. Голова гиганта соединялась с телом безо всяких намеков на шею. Череп был начисто лишен волос, в маленьких ушках торчали ряды толстых костяных колец. Из-под узкого лба выглядывали два длинных и узких глаза с черными точками вместо зрачков. Нос был маленький в форме свиного пятачка, а из ноздрей валил зеленый смрадный дым. Но самым запоминающейся деталью в портрете гиганта был рот. Его челюсть была втрое шире лба. Розовые яркие губы противно причмокивали каждое движение огромных, но не острых зубов. Словно небольшие каменные блоки зубы гиганта постоянно шевелились, будто пережёвывали пищу. И все это прокрывалось слоями жирной обвислой кожи.
Интересной у гиганта была левая рука — на ней вместо пальцев от кисти отходило семь кожистых щупалец. Каждое было длинное как корабельный канат. Щупальца гиганта не сидели без дела. На ближайших к Маске медицинских столах лежали тела гуманоидов. Дзард вспомнил название расы — это были люди. Гигант простер к новым жертвам свои щупальца и точно морское чудовище погрузил их концы в тела жертв. Глаза, рот, пупочный узел — рука монстра проникала в тела людей своими отростками и начинала в них шарить, словно искала что-то ценное.
Дзард почувствовал, что его сейчас стошнит.
— Мистер Иксор! — обратился к Маске гигант. — Я рад приветствовать вас в своей лаборатории.
Дзард хотел ответить, но Гидракус не дал.
Белое лицо Маски лишь улыбнулось гиганту акульей улыбкой.
Зеленого гиганта тут же окружили десятки щупалец. Они стрекотали как змеиные хвосты и все разом начали атаку.
Используя свою возможность перемещения во времени, Гидракус перерубал тростки гиганта блестящими когтями. Со стороны казалось, будто Маска перерубил десятки щупалец одним взмахом руки за одну секунду.
Хозяин кошмарной коллекции противно завизжал, прижимая окровавленные культи ко рту. Он зализывал раны точно животное, не забывая при этом причмокивать.
— Это нечестно! — возмутился монстр. — Создавать порталы из Междумирья в любом месте, где вам заблагорассудиться. Конечно, я переместил сюда свою скромную лабораторию, перекрыв вам выход.
Пол под ногами Маски стал трещать. Сзади раздавался такой грохот, будто за Гидракусом скатывалась горная лавина.
Гигант тоже услышал звуки и его пухлые губы улыбнулись.
— Вам отсюда не уйти. Вы должно умереть здесь. Так сказал я — Гормолл.
Дзард почувствовал комбинацию слов «лезвийная кожа». А затем весь мир вокруг него расплылся на тысячу акварельных мазков. Его друг, космический демон, провел действительно красивую и вместе с тем кошмарную атаку. Он вновь использовал возможность управлять временем и ускорил движения Маски, замедлив при этом остальной мир. Четырехметровый монстр взял разбег и превратился в огромный снаряд, движущийся со скоростью, во много раз превышавшей скорость звука. За ним по пятам шел ураганный шлейф разрушения. Словно гигантская пуля, Маска врезался в мясистое туловище гиганта и разорвал его на куски. Огромные фонтаны крови, куски мяса и сгустки зловонных масс падали Маске на плечи. Все пространство в радиусе сотни метров забрызгалось кровью и ошметками гиганта. Но этот медицинский мусор с бешеной скоростью пожирала слизь.
Дзард слышал радостные вопли голосов и голодное урчание слизи.
— Быстро беги в портал! — Гидракус произнес это в голос, и тут же направил тело Маски в сияющий полукруг межпространственного перехода.
— Спасибо тебе, друг. — Успел поблагодарить демона Дзард.
— Пожалуйста! — произнес свои последние слова Гидракус. — И до нескорой встречи!
Портал перехода выплюнул Маску на холодный каменный пол.
Цвет металлической кожи вновь стал черным. И рыцарь понял, что его желание осуществилось — его тело уменьшилось в размерах. Он больше не был четырехметровым гигантом. Теперь его комплекция чуть достигала двух с половиной метров.
— Так вот ты что сделал. — Теперь рыцарь понял все. — Ты был в этом Междумирье раньше и твой портал, наведенный сильным демоном из космоса, все еще хранил энергетический след. Ведя со мной переговоры, ты вновь активировал его, отдав на это свои последние силы. Теперь демон Гидракус действительно ушел в бесконечность и будет долго оттуда выбираться. Совершить подобное в его состоянии — это настоящий подвиг, достойный героя. И ради он так сильно упирался, говоря о полном уничтожении всего?
Маска спокойно шел по пустым коридорам крепости. Ни обслуги, ни рыцарей — никого ему не попадалось.
— Странно все это. — Подумал рыцарь. — Это точно Дархейг. Крепость, заменившую мне на пару лет дом, я всегда узнаю. Но она изменилась и довольно сильно.
Внимание Маски привлек странный синеватый свет. Он сходил от верхнего уровня.
Для металлических мышц Маски осуществить подъем на двадцать метров по каменной стене, не составляло труда — когти из металла цеплялись за выступы как паучьи лапки.
Когда красным глазам Маски открылся исполинский механизм, Дзард тут же сменил тактику. Он едва подтянул голову, стараясь не тревожить охранные системы, если такие еще оставались.
Неизвестный механизм представлял собой металлическую конструкцию, прораставшую сквозь основные конструкции крепости. Голубоватые контуры гигантской древовидной махины колыхались, будто их тревожили изнутри. Природу конструкции выдавал характерный металлический блеск. Изнутри машины доносился шум грохочущих двигателей, а под верхними слоями металлической оболочки проскальзывали фиолетовые ветви молний. Вверху, между вытянутых вдоль металлических шпилей парили гудящие энергетические сферы. Они переливались разными цветами и производили неприятный треск, как если бы пропускали через себя высокие электрические поля.
Маска видел, как поверхности сфер отражали чьи-то лица, фрагменты отдельных жизненных эпизодов. Парившие в воздухе элементы машины постепенно поднимались все выше и выше, уходя вдаль высоких колоннообразных образований, опоясывавших основной ствол как древесный грибок. Маске было плохо видно, что происходило со странными контракциями дальше. Но сейчас важно было другое — эта постройка, вымахавшая прямо внутри звездной крепости, явно была лишняя на территории рыцарей ДОКС. Выросшее точно огромное дерево образование нужно было уничтожить.
Пара минут выжидания наблюдений не показали присутствия слежки за объектом или охраны периметра.
— Значит, — решил Маска. — Пора действовать.
Движение руками, рывок вверх, чуть вперед и ноги Маски коснулись прочного основания крепостной площади на сороковом уровне. Обычно здесь разворачивались огромные гусеничные платформы с запчастями к доспехам, пушкам и звездолетам. Сейчас даже в воздухе не пахло машинным маслом или выхлопными газами. Все было так чисто и аккуратно, словно вся территория крепости была заблаговременно освобождена, очищена от мусора и передана в эксплуатацию совершенно сторонним лицам.
Одно из этих лиц Дзард хорошо знал.
— Мистер Иксор? — человек в голубой броне, все так же походящей на двуногий танк, изумленно посмотрел на Маску.
— Кто вы такие? — как-то раз во время первых лет службы в ордене Дзарду сообщили один вредный, но весьма ценный совет — когда знаешь врага хотя бы по имени, тебе уже легче его победить. Сейчас рыцарю не оставалось ничего другого, кроме как подчиниться вредным словам мастера Доргоратта. Правда, вспоминать про странного гостя из будущего по имени Крайт Григерс, его таинственное исчезновение и последовавший с Доргораттом поединок Маске до сих пор было неприятно. На теле Дзарда с тех пор застыло несколько шрамов. Раны. Нанесенные магическим оружием раны, не могли просто так взять и зажить. Даже организм абсолюта был уязвимым. Здесь Жанна оказалась права. Вот и сейчас кроме них с незнакомцем на ближайших уровнях Дархейга никого не было. Только странная конструкция производила динамический гул. А отсутствие поддержки у лидера могло лишь подтвердить худшие опасения о его ударной мощи и силе. И как всегда, Дзард будет с ним выяснять отношения один на один. Но, с другой стороны, странно — Гидракус говорил, что других рыцарей крепости можно было спасти. — Отвечайте!
— Льюис. — Произнес человек. — Карлтон Льюис. Вам мое имя скажет о чем-ни удь?
— Объяснитесь сейчас же, сэр Льюис. — Потребовал Маска.
— Для вас я — мистер. — Человек поправил рыцаря.
— В Дархейге вы — сэр. — Холодно отрезал Дзард.
— В своей нарождённой эпохе. — Продолжил Льюис. — Я — майор.
— А я здесь капитан. — Парировал рыцарь.
На подсвеченном голубым светом лице заиграла улыбка:
— Видите, как все просто. Вы даже здесь проиграли.
Маска продолжил:
— Поскольку вы ликвидировали весь командный состав, я являюсь старшим в этой крепости. Старший как капитан рыцарского ордена Драконов-охотников, крадущихся в сумерках и представитель Дома Иксор, древнего аристократического рода расы абсолютов.
— И что вы будете делать дальше? — последовал вопрос.
— Откуда вы прибыли? — продолжил Дзард.
Майор выдохнул:
— Я прибыл из грядущей эпохи, которая никак не может пройти процедуру своего рождения, поскольку вы, раса абсолютов, упрямо сражаетесь со своей смертью и с каждым днем наращиваете мощь того самого космоса, который должен был уже сотню раз умереть.
— Это невозможно, майор Льюис. — Ответил Дзард.
— Сколько много разных слов. — Майор в свойственной ему манере выстрелил из своего орудия.
Маска с ловкостью акробата выполнил маневр уклонения, и киборгу хватил выдержки, чтобы не вступать в перестрелку именно в тот момент.
— Удивительно. — Произнес человек со светящимися голубовато-зеленым светом глазами. — Твой сложный доспех уже не должен функционировать, а ты сохранил способность к движению и можешь активно действовать в атаке.
— Маска готов к бою. — Уверенно заявил киборг, бросая в противника острый кусок металла.
Враг уклонился от снаряда.
— Впечатляет. — Похвалил Маску воин чужого мира. — Знаешь, миллион лет назад в нашем мире тоже были рыцари, подобные тебе. Они боролись с силой Космоса, пока не узнали всю природу его жизненной энергии. Дальше им открылся геном бога, и возможность управлять основами начал.
— Мы называем это магией. — Дзарду самому было немного непривычно слышать собственный голос, воспроизведенный металлическим ртом. — И я сейчас без доспеха.
— Магия, значит? — повторил Льюис.
— Вы не объяснили, куда делись мои воины и остальной контингент звездной крепости? — настаивал на манере допроса Маска.
— Что ж, сэр капитан, — хмыкнул майор. — Я, в нарушение всех воинских норм, выдам вам ответ — ваши коллеги отправились на поля Гормолла. Он — демоническое существо, которому тоже нужны толпы бесполезного народа.
Когда прозвучало имя мясистого гиганта, Красные глаза Маски злобно мигнули. Дзард видел, что демон делал с «народом». Омерзительно и тошнотворно.
Майор заметил реакцию металлической головы, и очередная острота застряла в его горле.
— Гормолл был мне как брат! — грозно произнес майор Льюис. Как опытный солдат, человек отлично знал нравы гиганта. И если его гости смогли вернуться из лаборатории Гормолла, то это означало, что хозяин садистских полей мертв.
Металлические губы Маски скривились в злобной ухмылке. Так, одними лишь уголками губ. Демоническая сущность внутри человека объясняла его сверхпрочную броню и мощное орудие. И Маске удалось разозлить этого спеца боевых действий. Все пока что шло отлично.
— Как погиб мой друг! — потребовал уточнить майор.
— Я разорвал его на части. — Ответ был честный. То, что Гидракус, управляя телом Маски, сделал с гигантом, было действительно жестоким актом разрушения.
— Ты. — Процедил Льюис, цинично осматривая двухметровую черную фигуру. — Сэр капитан.
Маска пожал плечами. Почему-то он был уверен, что магистр Эвольвер и старший состав командиров ордена остались целы. Возможно, через телепортацию или переход во времени.
— Лорд Тьмы Левиафан не зря построил эту машину. — Прохрипел человек. Было видно как его изнутри душила злоба и жажда мести. Но сначала он хотел уничтожить странного капитана с железным лицом морально. Сломить его боевой дух, лишить куража битвы. — Мы из грядущей эпохи сотрем все, что связано с вами и вашей историей. И больше никогда вы не покажете своих дурацких трюков с магией и живым Космосом. Его просто не будет!
— Зачем будущему стирать свое прошлое? — не понял Маска.
— Пойми, металлический болван! — процедил майор. — Мы не из твоего будущего. Но зато ты и твой мир — из нашего прошлого. Очень-очень далекого прошлого. Целая эпоха пребывает на островке пустоты, точно привидение между жизнью и смертью. У нас есть своя вселенная, свой космос и они тоже хотят жить и расширяться. Но чтобы мы полноценно прошли цикл рождения, ваша мегавселенная должна встретить свой конец.
— Будущее пожирает прошлое. — Подытожил Маска.
— Именно! — обрадовался майор Льюис.
— Вы — как та слизь в Междумирье.
Момент истины пришел! Человек из не рождённой эпохи застыл как камень.
— Так ты что — выбрался оттуда?
Дзард молчал. Разговоров итак было достаточно.
— Я сначала решил, что ты — его компьютерная копия. Киборг, собранный Дархейгом. Но если ты — действительно Дзард Иксор…
— Да?
Маска видел все движения врага. Собственно говоря, Гергол в Междумирье тоже не подвел — Дзард и тогда опередил майора. Но заговоренный демоническими силами доспех пушка ДОКС не смогла пробить.
— Гидракус! — размышлял Дзард. — Ну, ты и негодяй! Ты ведь знал, с кем именно я столкнусь. Поэтому ты и говорил о Дархейге, и именно тебе пришла в голову мысль в минуту опасности заглянуть в арсенальную и прихватить с собой странную пушку.
Движение рукой, легкое отклонение корпуса и ногами вбок, поправка на уклон, прицел, выстрел — яркий огненный шар, в сеточке ветвистых молний, поразил майора точно в середину груди.
Заряд пушки разнес майора Льюиса на мелкие кусочки, поглотив его тело в мощном огненном зареве.
— В мире, где вместо мистера говорят сэр обязательно есть возможность попрактиковаться в стрелковых дуэлях. — Подытожил Маска, рассматривая пушку. Она действительно была интересная, красивая и мощная. И теперь предстояло совершить еще одну проверку ее возможностей — уничтожить странную машину, растущую прямо из недр крепости.
Маска выпустил больше сорока выстрелов по цели. Снаряды пушки обладали такой же разрушительной силой, как несколько термоядерных бомб. Металл машину по уничтожению прошлого шипел, плавился и плакал точно гибнущий организм. Металлические ветви опадали вниз горящими сгустками, а энергетические сферы улетали прочь, разрываясь на миллионы горящих осколков. Процесс горения металлического ствола высвобождал из недр машины ядовитые газы и облака радиоактивной пыли. Атмосфера внутри Дархейга была непригодна для дыхания. А высокая температура воздуха могла поджечь любую природную органику. Маску спасала железная кожа и способность выживать в анаэробной атмосфере. Хотя по металлу проходила периодическая рябь — перепады температур слегка ощупывали броню на прочность. Сейчас было ощущение, будто рыцарь попал в эпицентр сильного лесного пожара. Грубый треск, череда взрывов, горящие подобия живых деревьев, плавящийся металл и распространявшийся на сотни метров огонь — не предвещали ничего хорошего. Конечно, следовало бы найти потенциальных выживших. Но Маска чувствовал, что демоническая сущность гиганта забрала с собой всех, кто не смог или не успел телепортироваться в безопасное место. В любом случае, если бы выжившие рыцари остались в этом подобии былого Дархейга — Маска бы их заметил. Его чутье не подвело бы в данной ситуации.
— Умри! — Маска без особых проблем поймал руку с занесенным для удара кинжалом.
Блестящая поверхность лезвия заманчиво отливала золотыми оттенками кислотного яда, способного прожечь большое количество разных сплавов.
Броня такая же, как и у застреленного майора — состоявшая из мелких сегментов прямоугольного сечения. Во многих местах доспех был оплавлен и пробит, из воздушной магистрали сифонила тонкая струйка воздуха. Движения шарнирных суставов затруднялись из-за многочисленных деформаций корпуса брони. Но обгоревшее лицо капитана «Принцессы Лотос» рыцарь запомнил отлично. И как только он выжил после «огненной цепи»?
— За нашу эпоху, наше будущее и майора Льюиса! — выплескивали потрескавшиеся губы. Шипящие звуки получались у человека плохо — стоило раненому лицу лишь приоткрыть обгоревшие губы, и Дзард увидел челюсть с выбитыми зубами и окровавленными деснами.
Маска спокойно контролировал ситуацию.
Раненый человек пусть даже и из другой эпохи, все равно не мог уничтожить его. Грубые движения ног, попытка нанести удар в пах, а затем под ребра не увенчались у врага успехом. Можно было просто подождать, пока раскаленная взрывами атмосфера сожжёт биологическую оболочку до конца. Но честь рыцаря требовала уважения к противнику. Солдаты рыцарских орденов и отличались от простых наёмников и варваров тем, что всегда могли дать шанс врагу на доблестную кончину. Даже если ситуация была немного опасной и грозила выйти из-под контроля, рыцарская честь обязывала воина в первую очередь чтить боевые традиции, а уже потом думать о спасении собственной жизни.
Вырвать короткий нож из человеческих рук, и с размаху отрубить раненому врагу голову было более гуманной смертью, чем сгорать внутри и снаружи от радиации и огненной атмосферы.
Из обгоревшего обрубка на уровне плеч показалась кровь. Она была на вид черной и похожей на отработанное машинное масло. Но первые секунды замешательства прошли, и Маска начал ощущать магический призыв вытекавшей из мертвого тела жидкости. Сначала немного, а потом и целый фонтан — кровь убитого врага вырывалась из плена телесной оболочки. Она забрызгивала вокруг все, заманчиво шипя на раскаленных кусках металла.
Внутри Маски что-то отозвалось на странные позывы. Это было как то самое ранение от майора Льюиса в Междумирье. Только без резкой боли и огненной раны в животе. Ломота, боль и противное ощущение холода сковывало даже конечности Маски. Железные мышцы не в силах были противостоять происходящим изменениям.
Подобно раненому солдату, металлический воин немного осел, а затем устало прислонился к стене. Жар металла, нагретого взрывами от пушки из чужого мира, приятно согревал спину. Вот сейчас как никогда капитану рыцарского взвода нужен был доктор, или алхимик Жанна. Возможно, он еще стоит на ногах благодаря ее наномашинам.
Космическая крепость на своей периферии имела палубы аварийных площадок и спасательных капсул. Маска очень надеялся, что машина Льюиса и его нанимателей поразила только центральные части крепости.
Острый запас озона встряхнул приунывшего капитана.
Ближайший сектор ствола горевшей машины по уничтожению прошлого сверкнул ярким светом. Фиолетовые ленточки обвили шипящий металл и начали перемигиваться, испуская пучки электрической энергии.
Маска понимал, что скоро должна будет произойти детонация. Желая быть уверенным в финале своих действий, воин достал пушку, и выстрелили в проблемное место еще несколько раз.
Из пробоины в горевшем корпусе вырвалась воронка голубоватого огня. Она затягивала все внутрь себя точно маленькая черная дыра.
— Очевидно, — размышлял Дзард, — это явление породили разные ядерные реакции, проходящее в снарядах пушки и сердце живой машины.
Дрожавшая стена, гул сверху и капли расплавленного базальта яснее всего говорили о скором обрушении целого уровня крепости. В любом случае, машина по уничтожению времени скоро будет лежать в руинах, а от крепости рыцарей скоро останется обгоревший каркас с заваленными обломками территориями.
Ноги Маки пробежали путь до спасательных капсул достаточно быстро. Конечно, металлическое тело под командами Гидракуса двигалось на порядок быстрее, но для раненого рыцаря времени вполне хватало.
Время. Оно у него еще было. Оно пока что у всех было. Прошлое и настоящее без искажений. Он помнил всех и все события своей биографии. Это означало, что прошлое не до конца стерлось машиной Лорда Тьмы. Когда центральный люк спасательной капсулы закрылся, руки Дзарда приняли нормальный человеческий вид. Кости, мышцы, сухожилия, кожа — теперь все было, так как и должно быть. За исключением дикой боли. Боль была везде. Мускулистое тело капитана бросало в дрожь, а потом в череду конвульсий. Внутри было такое чувство, будто по венам вместо крови бежит жидкий азот. Сердце билось с такой частотой, что голуби и собаки могли бы позавидовать ритму. Рот неожиданно высох, полностью лишившись воды. Кожа шеи, щек, и груди трещала как сухой пергамент.
Иксор не запомнил, как и куда компьютер капсулы задал курс полета.
Трясущиеся руки нажали руну медицинской помощи и сигнал СОС. А дальше разум капитана поглотила мягкая и приятная тьма.
— Где я нахожусь? — это было первое, что пришло в голову, когда яркий свет буквально выжег глаза. — Уберите яркость ламп, пожалуйста.
Кто бы его ни слышал в тот момент — яркость света стала меньше. Не то, чтобы совсем комфортно, но теперь можно было открыть веки, не опасаясь танцующих светлячков в глазах.
— Спасибо. — Дзард успел поблагодарить своих заточителей как раз перед тем, как обнаружил, что его тело крепко привязано к опоре. Место заточения имело форму широкого кресла с выносными подлокотниками и подставками для ступней. — Послушайте, я капитан рыцарского ордена ДОКС и у меня есть важная информация для командира Эвольвера. У вас имеются средства межпланетной связи?
— Сэр Дзард Иксор, — пришёл ответ, — я правильно вас идентифицировал?
— Да. — Отпираться было бесполезно.
— Мое имя инквизитор Ард. Вы попали на военную базу Святого братства.
— Инквизитор? — рыцарь готов был поверить во что угодно, но не словам слуг архангелов. — Что здесь происходит? — эти слова, и вопрос о связанных конечностях как-то быстро все поставил на свои места.
— Я представляю расу абсолютов. — Дзард старался не кричать. — Я один из тех, кто защищает ваш мир. Приведите сюда архангела! Я требую этого!
— Архангелы в курсе вашей ситуации, сэр Иксор. — Ответил инквизитор. — И вы нас больше не защищаете.
— Как это?
— Планета-крепость Дархейг в имматериальном мире пропала со всех карт. — Продолжил Ард. — Да и вообще, откуда вы взяли, что такое место как Дархейг существовало. Вы назвали имя Эвольвер и признали его своим командиром.
— Все верно. — Рыцарь кивнул.
— Тогда вы должны знать, что древнее божество — Эвольвер, последние две тысячи лет служившее Тьме, является нашим врагом, а его войны ли как мы еще их называем — убийцы — просто сборище недобитых еретиков.
— Да как ты смеешь, гад, оскорблять мое имя и титул?! — Из Дзарда так и рвались волны гнева. В первый раз за всю жизнь у него появился настоящий повод для дуэли. И это не просто родовые игры леди Анны, коварной родственницы, так страстно мечтавшей о смерти ненавистного родича. Здесь все замешалось всерьез. Кем бы ни был этот самый Ард, и что бы он собой ни олицетворял, но наносить оскорбление самому Эвольверу и всем рыцарям орден Драконов-охотников, крадущихся в сумерках, — было верхом хамства и бесчестия. И за все сказанные в динамик слова инквизитор Ард должен был поплатиться собственной головой и языком. — Я вызываю вас на дуэль, сэр инквизитор Ард! Вы точно расслышали — дуэль!
— Вы ответите за попранные вами честь и достоинство целого ордена. — Договорить Иксор не смог: ему помешал кашель. Колючий, сухой и частый. Он был похож на болезнь, пронзившую каждую клетку сильного тела. Наномашины и магические силы не помогали.
Всхлип!
Дзард повернул голову на звук. Он был в помещении не один! И при условии, что он связан, ситуация могла выйти из-под контроля далеко не в его пользу.
Потенциальными врагами оказались женщина и ребенок. Девочке было лет десять-одиннадцать, она была голодна и сильно напугана. Кажется, ее душа мелодично отзывалась на символы «к», «р», «и», «а». Кира — догадался Дзард, так звали девочку. Женщина приходилась ребенку матерью. Лайла — это было имя женщины. Возраст — тридцать восемь лет. Они принадлежали к расе людей. Одной из молодых рас, созданной алхимиками абсолютов. Вейтар старший верил в то, что из генома людей воцарятся новые боги и затем сама кровь древних абсолютов сможет начать новый виток жизни. Но зачем понадобились эти двое Святому братству? И что мать с ребенком могут сделать опытному войну, превосходящему их по габаритам и силе? Рыцарь решил, что если так называемый инквизитор Арг действует не один, то за оскорбление чести и достоинства достопочтенных дам заплатят подельники негодяя. Но люди-то здесь при чем? Их сюда привезли по воздуху, затолкав в клетки для военнопленных, точно скот на бойню. Радовало то, что именно для манипуляций с родом Иксоров больше матерей и детей Святое братство не привезло. И странное дело. Дзард поймал себя на мысли о том, что раньше всю информацию он получал благодаря набору заклинаний, сверхчувствительным нанодатчикам и отточенному до совершенства навыку анализа фактов и ситуаций. Но сейчас все его стандартные источники данных молчали. Магию как и наномашины могли заблокировать негаторами и конгломератом специально наложенных полей. Но вот опыт. Здесь царила полная неразбериха. Стоило лишь втянуть носом запах людских тел, почувствовать ритм сердца и скорость бегущей в их венах крови, как в голове рыцаря рождались призрачные образы. Он видел прошлое этих людей. Читал их души, словно карту местности. Знал все щели, углы и повороты. Для него не было потаенных мест в памяти и сердцах. Но как это все приходило в его голову? И здесь у Иксора были предположения насчет Святого братства. Инквизитор Арг знал все необходимые абсолюту ответы.
— Поздравляю, сэр Иксор! — динамики даже передали хлопок руками от восхищения. — Вы уже их чувствуете на уровне голоса крови, не так ли?
Кира испуганно всхлипнула.
— Не бойся, доча. — Лайла прижала к животу своего ребенка и повернулась к Дзарду боком. Она не знала, с кем или с чем ей предстоит столкнуться и потому защищалась, как могла.
— Что со мной происходит? — этот вопрос рыцарь ДОКС задавал уже белому потолку. Его зрение плохо различало предметы, все покрылось белой дымкой, а мышцы лица натянулись так, будто их вот-вот могли сорвать с черепа. Неожиданно большой оказалась челюсть. Верхние клыки резанули по щекам — ротовую полость заполнила кровь.
— Начало вашей трансформации, — ответил инквизитор, — вот, что происходит.
— Какой… — Иксор хотел закончить фразу, но из горла вырвался громкий рык.
— Вы же не могли подумать, что мы оставим вас в живых после того, как боги Нового мира уже начали стирать расу абсолютов и их наследие первой крови из бытия. Ваши великие семейства, дома, рыцарство и традиции — все канет в лету, как только машина Левиафана сделает еще пару оборотов. И представьте себе, силы Света пошли на сделку с Тьмой, потому что это единственный способ положить начало перемирию в кровопролитной войне между Добром и Злом, Хаосом и Порядком, Светом и Тьмой. Вы создаете новые миры и новых богов, подчиняющихся вашей воле, и агрессия противоположностей вспыхивает с новой силой. Я понимаю, что ваш орден Драконов-охотников, крадущихся в сумерках, был попыткой создания регулярной армии на основе союза между Светом и Тьмой. Но надо признать, что первая попытка не всегда является удачной. Мы можем сделать миры более совершенными. Новая власть, передающаяся победителю по праву силы — вот будущее и Новый мир.
— Имматериальный мир, — прошептал рыцарь из последних сил.
— Что? — переспросил инквизитор. — Вам есть что добавить?
— Имматериальный мир не позволит стирать целые пласты истории. Он обязательно выдаст ответ.
— Имматериальный мир, которым абсолюты и их боги-слуги так всех пугают, не что иное, как квантовое искажение реальности. Он существует ровно столько, сколько нашим кораблям требуется времени для преодоления межпростанственных коридоров. А вот вы, мой некогда могучий друг, через пару минут превратитесь в ужасное кровососущее существо. Этот алгоритм трансформации мы взяли из мира будущего, и как раз генетическая карта человеческой расы нам отлично в этом помогла.
— Как…
— Превратившись в чудовище, — продолжал инквизитор, — вы впадете в приступ голодной ярости. Жажда заставит вас разорвать в клочья двух невинных существ. И войны нашего Святого братства осуществлять казнь мятежного абсолюта, нарушившего закон. И таким образом, последний выживший на Дархейге, будет уничтожен.
— Та ты все знал! Неужели нападение на крепость подстроило Святое братство? Вирус, синтезируемый в будущем из последних наших потомков. Только настоящий комбинатор времени смог бы реализовать подобную схему уничтожения. Нужно как-то выбираться отсюда и желательно без причинения вреда людям. Гидракус, ты здесь? Вот теперь мне ты очень нужен, и боюсь, что нужен как никогда.
Древний демон Космоса молчал. Его слова больше не щекотали голову ядовитыми идеями и предложениями. И коварный магистр тоже не выказывал своего присутствия. Обычно его слова стрекотали в голове как щупальца медуз. Кто бы только мог подумать, что внутри души абсолюта смогут найти приют такие две сущности как побитый демон и рыцарь-тиран. Это было странно и страшно, ног в тоже время неожиданно приятно всегда сознавать, что ты находишься не один. Особенно о свободе мечтал Гидракус. Он действительно как мелкий обрубок от огромной гидры трепыхался и рос, набирая силы с каждым убитым Дзардом врагом. Рано или поздно гордому рыцарю дома Иксор пришлось бы расстаться с жизнью. В противном случае его бы ожидала судьба отступника или демонического мутанта, обречённого на вечные гонения по всему имматериальному миру. Так, он бы убивал своих сородичей и собратьев. А сейчас, похоже, он убьет двух невинных людей и навлечёт на собственные плечи справедливый топор инквизиции.
Сколько было умных и глупых мыслей. Но ни озвучить, ни осуществить ни одну из них Дзард же не мог. Вирус от раны распространился по всему телу, и сейчас его конечностями управляло нечто злое, голодное и абсолютное лишенное тепла и сострадания.
— Мама! — Кира закричала, когда правая рука с громким щелчком разорвала державшие ее оковы. Металл треснул как бумага, а прижимавшая створки оков заклепка со скоростью пули отлетела в каменную стену.
— Я вижу, что процесс твоей деградации уже подходит к финальной стадии. — Арга все происходившее в камере заключенных радовала так, словно он смотрел на сцене театра новейшую комедию. — Буду ли у благородного сэра пожелания перед тем, как интеллект покинет его голову окончательно.
— Да! — Дзарду приходилось кричать, надрывая все мышцы лица. Клыки резали плоть, язык стал длинным и мешался, а губы разошлись в неприличной ухмылке — они оголяли частокол острых зубов. Но четкие слова все еще могли выговариваться. И монстр их произносил. — Где я?
— Что ты хочешь попросить? — переспросил инквизитор. — Я не привык разговаривать с упырями.
— Где я нахожусь? — громче и уже не так чисто произнес Дзард. — Планета?
— Это планета называется Скилл. — Вещал Арг. — Тебя сюда доставили на обычном шаттле. Так что никто особо и не будет вдаваться в поиски. Людей, кстати, доставили к нам из соседнего региона, через скалистый перевал отсюда. Ну, теперь ты доволен, не правда ли?
— Не совсем. — Прохрипел рыцарь. Но здесь уже слово рыцарь вряд ли могло подойти к тому существу, какое высвобождалось из крепкого тела. Броня, конечно же, была заранее снята. А неплотный комбинезон рвался по любому шву как салфетка. Рыцаря скрутило судорогой. Боль была такой резкой, что тело больше двух метров высоты свернулось в плотный клубок из рук и ног. Затем резкая боль в спине ударила Дзарда так, что он выгнулся в обратную сторону как струна и подпрыгнул вверх. Его дыхание даже сдуло легкий слой штукатурки с потолка тюремной камеры. Падения в апогее трансформации не последовало — кровожадный монстр приземлился на четыре конечности, точно зверь.
Люди уже не кричали. Бежать здесь было некуда. Двери заперты, кругом только каменные стены и прочный пол. Женщины приготовились встретить свой финал в пасти монстра, выращенного инквизиторами Святого братства.
Голод! Кровь! Неописуемая жажда крови сжигала все внутри крепкого тела. Выпить, съесть, разорвать — одно лишь разрушение неслось по венам вместе с молекулами вируса из будущего. Не было никакого лекарства. Нужно было любым способом наполнить гудящие стенки желудка красной живительной жидкостью. Но рыцарь остатками разума прекрасно понимал, что его состояние сродни наркотическому воздействию. Наркотическое действие продолжается от трех до шести часов. Обычно это химический агент, вызывающий ступор, кому или нечувствительность к боли. Но есть вещества, которые не только притупляют боль, но и последовательно поражают все функции нервной системы. Как только он отведает хоть каплю крови, причем любого организма, его состояние нормализуется, и он вновь станет похожим на самого себя. Но эффект будет временным, и потом доза кровавых возлияний будет возрастать, а организм монстра начнет требовать все больше и больше. «Мне только серийным убийцей стать не хватало», — пронеслось в голове рыцаря.
Собрав остаток разума, Дзард выпрямился и четко произнес:
— Твердь Скилла! Я, рыцарь ордена ДОКС, бросаю тебе вызов! Это будет мой последний вызов в этой жизни, и он будет обращен к твоей тверди не ради мести и гордыни, а ради жизни невинных существ. И это я — Дзард Иксор, рыцарь древней крови абсолютов вызываю тебя! — Тело отработало поставленный удар рукой. Эффектное завершение слов впечатало мощный кулак в каменную стену с такой силой, что по прочной глыбе прошла легкая вибрация. Отдача от удара была столь сильной, что запястье, локоть и плечо свело от жгучей боли.
— Вызов бросает тебе абсолют, который долгие годы защищал твои земли от Тьмы и Хаоса. Слышишь!? Не монстр, а рыцарь вызывает твою мощь на бой. — Дзард старался не смотреть в тот угол, где две женщины приготовились встретиться с клыками монстра. Еще пара секунд и все будет закончено. Для них и для него. Надеяться на то, что малоизвестная планета ответит на столь громкие слова, была очень мала.
«И как только мог я пропустить тот миг, когда сознание и мое нормальное тело вернулось вновь в мое подчинение?» — Дзард пропустил секунду, когда во всей камере погас свет.
— Что там происходит? — даже инквизитор Арг, спрятанный за броней толстых дверей, выказал нотки страха. Все же, он понимал, кого именно крепость Дархейг оставила в живых. «Опасайся выживших», — гласил негласный закон военного времени. Во все времена на всех войнах одной из головных болей военачальников были партизанские отряды и подпольные борцы с агрессорами. Скрывая свои истинные лица и намерения, эти индивиды искусно прятались в многоликой толпе. Ведя политику террора и скрытой агрессии, такие кадры распространяли свои учения и отравляли умы нормальных граждан. Они действовали как вирус, вылезая в самый неподходящий момент. Устраивали беспорядки и подставляй спины чужих людей вместо того, чтобы брать на себя ответственность за содеянное. Дархейг мог запросто подложить похожий сюрприз борцам Нового мира. То, что никак не могло выйти из цикла рождения, потому что старое не хотело умирать, встало на путь радикальных мер. И никакие подпольные действия со стороны воинов Эвольвера или других магистров рыцарских войск не должны были помешать новому миру и новому порядку.
Дзарду было не до размышлений.
Перед глазами рыцаря как в замедленной съемки планета реагировала на высказанные в ее адрес лова. След от удара кулака покрылся мелкой сеточкой трещин. Они разрастались как волны на океанской глади, расходясь от центра к окраинам.
Треск камня, громкие шаги и грязная холодная рука сжала горло Дзарда.
— Вызов принят. — Произнес трехметровый монстр, вышедший из трещины.
Боец Скилла двигался плавно, как искусная балерина. И его скорость была очень быстрой.
Рыцарь не сразу понял, что его тело подняли на полметра над полом.
— Скилл поглотит твою душу в ответ на грязные слова, произнесенные твоим благородным ртом. — Каменный монстр достаточно хорошо и четко изъяснялся. И по своим формам он был гуманоидной комплекции. Лицо не представляло собой ничего выдающегося. Два глаза, грубый нос и прямой рот — вот типовой потрет человека, какой можно встретить на любом детском рисунке. И, конечно, планета Скилл нарисовала все это на овальной каменной голове. Но внутри камня Дзард заметил черные жилы, бьющиеся в такт пульсирующей в каменном теле силе.
А вот произошедшее дальше Дзард мог только восстановить по памяти. Каменный воин Скилла двигался очень быстро. Скорее всего, рыцарь пытался стандартным движением рук снизу вверх сбить захват со своей шеи. Обычно, это получалось даже с противником, слегка превосходившем в силе и габаритах. Главный трюк удара в правильной расстановке пальцев и кисти в момент касания чужого запястья. Но с каменным воином этот фокус не вышел — захват черных рук был прочный как космосталь. И монстр в долгу на действия рыцаря не остался. Удар каменного лба пришелся Дзарду точно в лицо. Хрустели кости черепа, но фатальной участи удалось избежать — чудовище решило немного поиграться.
От пропущенного удара Дзард отлетел назад. Отступление через перекат спасло ему жизнь, потому как монстр метил коленом в грудь. Лишиться ребер и внутренностей — было тогда самым последним актом отчаяния. Но каменный воин итак смог достать его. Перемещение с шагом шпажника помогало за секунду сократить расстояние до десяти метров. Дзард попробовал встретить врага атакой, но даже кулаки подготовленного к подобным боям рыцаря не могли нанести сильного урона черной коже. Костяшки скользили по камню как по льду. Сила ударов размазывалась. Верхние атаки каменного воина на плечи и спину рыцаря принесли результаты — левая рука Дзарда висела плетью, а из предплечья торчали кости. Перейдя на атаку ладонью, Иксор смог использовать свои силы, чтобы отталкивать каменное чудовище от себя. Да, планета Скилл преподнесла хороший ответ на вызов абсолюта. Соперник попался, какой надо: больше, сильнее и быстрее. Более скоростные комбинации из атак по средней линии помогли каменному воину нанести рыцарю удары в живот и грудину. Ребра не сломались, но дали трещину. Дзард сам услышал лёгкий хруст под покрытой синяками кожей. Нанеся удар кулаком в живот, каменный монстр схватил Иксора за подбородок и, подняв на вытянутую руку вверх, бросил со всей силы на пол. Даже с относительного чистого камня поднялась пыль, когда сто семьдесят килограмм рыцарского тела врезались спиной в каменные плиты. Черное чудовище с довольным видом поставило на почти что раздробленную грудь рыцаря свою ступню.
— Ты проиграл, рыцарь. — Произнесли прямые губы чудовища планеты Скилл.
Крепкое тело, усиленное тройной имплантацией магических желёз силы, дополнительной мышечной системой и резервным органомагическим модулем памяти, позволяющим переносить даже тяжелые ранения в область позвоночного столба и голову, не собиралось так просто сдавать позиции. Двойной позвоночник с усиленными микрокапсулами искусственной тяжести хрящами стойко переносил приходящуюся на спину ношу. Поэтому сейчас воину Скилла пришлось столкнуться с хорошей оппозицией в силовом конфликте.
Серебристо–черные руки схватили ногу каменного монстра, плотно зафиксировав стопу в захвате.
Под чёрной поверхностью крепкой кожи пробежались волны крупного мышечного импульса, пробуждая сокрытые глубоко внутри организма резервы. Спина, руки, плечи, ноги и грудь — все основные сегменты и без того огромного тела были покрыты валиками мышц. Синтетические вживления искусственных кибернетических существ, поддерживающих в массивном теле жизнь, распрямили свои металлические сине–серые лапы, выдвигая скрытые внутри мышечной массы резервы пластин брони на поверхность. Внешне произошедшая модификация тела Дзарда выглядела как некое увеличение габаритов и массы тела, сопровождаемое появлением на спине, груди и ногах металлизированных вставок и образующих причудливый узор фиолетово–белых ребристых каналов, по которым текла энергия. Изгибы, шары, сетки — все это прорастало сквозь обычный кожный покров, раздвигая человеческую плоть. Новое начало как будто бы имело призрачные очертания, гипнотизируя своего врага причудливой игрой теней, отбрасываемых полупрозрачной поверхностью сильных мышц.
Дзард сам пока что еще плохо понимал принцип работы своей второй личности. Это был не Гидракус, он бы на такое не согласился. И лорд-тиран не способен был контролировать собственное творение. Но Маска — личность живого организма, сотканного из волокон металла, плоти и энергии космоса — росла внутри абсолюта. И Иксор ей был благодарен. В конце концов, эта личина хоть и была чудовищем и воплощением чужих кошмаров, но для рыцаря она приносила лишь выгоду. Вот и сейчас перед лицом неминуемой смерти, металлическое лицо как бы извиняясь, улыбнулось каменному чудовищу. В глазах светился красный огонь, но он не был пламенем мщения или ярости. Маска делал то, что должен был делать — выживать и поддерживать все жизненные параметры, как в металлической, так и в живой оболочке.
Мощные руки Маски перехватили хват каменной ноги — повыше к колену. А затем резко дернули пойманную в руки голень чудовища. Каменная плоть треснула! Маска просто оторвал нижнюю часть ноги противника и, тем самым, освободился.
Каменный монстр упал! Потеря опоры и одной ноги явно не входила в его планы.
Маска знал, что вирус вампира рано или поздно поразит и его тело. Действовать нужно было быстро.
Схватив оторванную голень, серебрянолицый киборг принялся наносить удары импровизированным орудием точно дубиной. Камень Скилла рубил камень с планеты Скилл. Черная кожа монстра трещала как яичная скорлупа, когда Маска молотил по ней оторванной ногой. Спустя восемь хороших ударов чудо-дубиной движения каменного монстра стали вялыми. Маска специально не бил по голове, но зато нещадно разрушал верхние слои каменной кожи вокруг шеи. Когда темная густая жидкость потекла из-под горла каменного существа, серебряные губы жадно прижались к ране. Дзарду нужна была кровь для стабилизации вируса и контроля над новой заразой. Маска давал ему лекарство.
— Мама, что происходит? — Кира не могла видеть происходящее. Перед самым боем Маски и каменного монстра в камере погасло все освещение, и настала непроглядная тьма.
Красные глаза Маски и чутье существа из имматериального мира прекрасно видели ту самую щель, откуда появился воин планеты Скилл.
Трещина сияла желтоватыми сеточками энергетических каналов. Вампир узнал в ней магию Земли. Это был портал. Проигравшая бой планета была с победителем честной до конца.
— Со мной! — не вдаваясь в подробности, металлический воин схватил обеих женщин в руки и впрыгнул в угасавшее жерло портала.
— Так мы втроем оказались в этом месте. — Закончил свой рассказ Дзард.
— А этот самый инквизитор Арг, — начала Кира, — не будет нас искать по всей планете?
— Нет. — Улыбнулся Иксор. — У него сейчас другие проблемы.
— А почему ты не смог нас перенести, используя магию металлического монстра? — Осведомилась Лайла.
Действительно? Как женщине объяснить философию бойца? Нельзя уйти с поля боя, не наказав наглеца за грубые слова или действия. Но и если в тебя вдалбливали простую истину о защите невинных и слабых, то просто так кидаться с малыми силами в бой с архангелами не очень перспективная вещь. С другой стороны, Дзард знал, как под лицом Маски он оставлял свои врагам разного рода подарки — запускал миниракеты с ядерной начинкой, обстреливал миниатюрной артиллерией и танковой пушкой, насылал антигравитационный шторм, но вот вырастить из каменного тела умиравшего монстра бомбу — это было нечто новое. Да женщинам это было знать не обязательно. Как и то, что далеко не все планы Лорда Тьмы реализует чудо-машина. И рыцари абсолютов тоже были живы.
Дзард только ответил:
— А на этот вопрос я отвечу в следующей истории.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз