Рассказ «Тропой жрецов». Полякова Наталия, Гинцберг Елена


Рубрика: Конкурсы -> Трансильвания -> Рассказы
Рассказ «Тропой жрецов». Полякова Наталия, Гинцберг Елена

Тропой жрецов

Авторы: Полякова Наталия, Гинцберг Елена
Аннотация: Род Гедона издревле считался самым дружным из всех 13 родов вампиров. Даже мысль о предательстве не могла прийти в головы детей и обращенных этого рода, а среди прочих вампиров ходили слухи об их невероятной преданности нынешнему главе — Дагмару. Но так ли было всегда?

Раннее утро: Размышления

Крепкий беловолосый мужчина сбросил ворох веток у костра и внимательно вгляделся в светлеющее небо. Спутники его молчали, погруженный каждый в свои мысли, от костра веяло теплом, и от него совершенно не хотелось отходить.
— Рыжий не возвращался?
— Нет, Айв. – Помотал головой один из парней.
— Да что ж там можно делать так долго?! – Вспылил другой, раздраженный долгим сидением на месте.
— Похоже, он все еще молится.
— Ему уже много лет во Тьме, чтобы понимать, что стоит за суеверным страхом смертных!
— Успокойся, Ллеу, пусть делает все, что ему нужно, а потом мы продолжим наш путь.
— Прости, командир, засиделся я.
Блондин поднялся, хлопнул старшего по плечу и ушел в сторону озера. Айвор закутался плотнее в плащ и уселся рядом с Вальгауром. Тот покосился на соседа, сунул в руки свою флягу.
— Тем не менее, он прав. Нам нужно место, где мы сможем передохнуть. Одна радость, день будет пасмурным.
 
Маг осторожно поднялся с колен, все тело затекло и замерзло, руки плохо слушались. Мужчина смахнул в небольшой мешочек все ритуальные предметы, решив для себя, что приведет их в порядок позже и закутался в плащ так, чтобы его не было видно.
Мир вокруг отвечал ему. Это было самое главное.
С годами он не утратил способностей, наоборот, они возросли, появилось куда больше времени для изучения мира вокруг и постижения собственных возможностей. Дед улыбался и часто говорил, что он идет по пути тех из первых детей, кто был магами — стремится к познанию. Раз за разом он отвечал ему, что странно не пытаться познать себя и мир вокруг, если есть возможность.
Даже теперь, прожив первое столетие среди тех, кого называли детьми ночи, он не отказался от тех обрядов, которые проводил в своей смертной жизни. Мало кто знал, что земля отвечала ему также, как и раньше, несмотря на то, что метку на нем оставила другая стихия. Так и сейчас, за несколько дней до поворота года, он начал копить силу для обряда.
Айвор вскинулся, услышав шаги.
— Дагмар! Ну наконец-то! Всё?
— На сегодня да. – Тихий голос прозвучал шелестом ветра. –Вальг, вы с Ллеу сможете задержаться еще на несколько дней с нами?
На мгновение в голосе послышалась надежда, но Вальгаур предпочел не обращать на это внимание.
— До праздника?
— Да.
— Но не дольше, Марэн. Вы поедете дальше втроем, а нам надо на дальние посты.
— Хорошо. Но в ночь праздника мы должны быть все вместе.
— Опять суеверия? – Фыркнул подошедший Ллеу.
— Магия. – В тон ему ответил Дагмар и слабо улыбнулся. Ночь, проведенная в молитвах, его изрядно вымотала.
— В любом случае, мы с Ллиром нашли где нам переждать день и надо поспешить.
Никто не стал возражать. Мужчины подхватили свои вещи и отправились туда, куда указывал их спутник.
Пещера оказалась небольшой и низкой, но им большего было не надо, лишь бы выспаться мертвым сном перед тем, как продолжить путь. Айвор встрепал ярко рыжие волосы своего младшего брата, прежде чем тот заполз внутрь, Ллир фыркнул словно рассерженный кот не вызвав ничего, кроме улыбки. Беловолосый залез последним, натянул поглубже капюшон и накинул свободный край плаща на себя и брата.
— Хорошего отдыха всем, сородичи.
 
Ллиру не спалось. Вроде бы все, как обычно: привычный лес, звуки просыпающихся птиц, тонкая полоска солнца под самым потолком пещеры, рядом спит Айвор, любимый брат. Ллир честно пытался спать, закрывал глаза, загонял себя в дремотное состояние, но одна короткая мысль, — и сон разлетался вдребезги. Ллиру казалось, что он даже слышит звон. Заворочался рядом Айв, приоткрыл глаз, посмотрел на брата:
— Что не спишь?
— Не могу понять, почему он берет нас с тобой?
— Потому что у Вальга поручение от Гедона. – Мужчина зевнул. –Ты чем слушал, когда мы только собирались в поездку?
— Я не про то, почему именно мы? Он мог взять любого, но выбрал именно меня и тебя, -Ллир стукнул кулаком.
Хоть за прошлые несколько лет он более-менее примирился с Дагмаром, но все равно в душе дергало: он убил отца. Своего. И их с Айвором обратившего. Ллир очень любил Гваура, верил ему, радовался каждой минуте, проведенной с ним. И вот внезапно выясняется, что Гваур мертв, и именно Дагмар убил его. Якобы за предательство. И Гедон не казнил Дагмара, а принял, простил. Ллир хорошо помнил, как метался по замку, как выл и кидался на стены, когда почувствовал смерть обратившего, и как наткнулся на такого же бешеного Айвора. Он вцепился в брата, как утопающий, и почувствовал когти на своем теле. Они держались друг за друга в те страшные дни, и только это спасло их обоих от безумия. И Гедон, который пришел к ним, сгреб обоих, напоил кровью и уложил спать.
— Зачем ему мы? — повторил тихо Ллир.
— Я не знаю, брат.
Айвор укрыл их плотнее плащом и снова закрыл глаза.
— Тебя не беспокоит то, что мы все спим рядом? Может перенесем разговор?
Естественно ему тоже было интересно, почему Дагмар взял с собой именно их. Пока что он был мало понятен и это тревожило воина. Смерть отца было тяжело пережить, но постепенно присматриваясь, он с каждым разом подмечал все больше доказательств того, что и рыжему магу это далось нелегко. Он становился все более замкнутым и нелюдимым, часами мог сидеть с одним и тем же свитком в руках, явно не читая его и не замечая, как за ним наблюдают. На плацу тренировался тоже один, за редким исключением, когда ему составлял компанию Вальг. Как маг он был силен и расчётлив, отсюда и возникал вопрос, где находился предел его расчету. Одно точно, чтобы ни произошло, он сделает все для защиты своего младшего брата.
— Перенесем, — кивнул Ллир. – Но я все равно не понимаю.
— В любом случае, нам ехать не сейчас, еще Сауин впереди.
— Да, — на лице Ллира появилась мечтательная улыбка. – Я люблю этот праздник.
— Вот о нем и думай.
Айвор решительно повернулся спиной к брату, прекращая разговор. Ллир покорно закрыл глаза и стал думать о Сауине. Праздник поворота года, праздник мертвых, их праздник, как нарочно сделанный для Детей Ночи. Ллир любил запах примороженной травы, горящих костров и меда, сопровождавших эти дни. Любил бешеный бег по лесу, когда не замечаешь деревьев и веток, несешься по тропе, видимой тебе одному. Любил особое ощущение магии вокруг, которое особенно остро чувствовал в эти дни. Может быть, он все это себе придумывал, но и свои выдумки он тоже любил.
Айвор осторожно оглянулся через плечо: Ллир крепко спал со счастливой улыбкой на лице.
 
Воздух вокруг был холодным и прозрачным настолько, что казалось, стоит тронуть и зазвенит. Резкий звук заставил Айвора, до этого завороженно вглядывающегося в темноту леса, вздрогнуть и обернуться. Дагмар разбил рукой лед у берега и теперь они с Вальгом набирали во фляги воду, о чем-то тихо переговариваясь. Закончив оба умылись, после чего Вальгаур подошел к Айву, улыбнулся и мотнул головой в сторону воды.
— Сходи, освежись, пока есть возможность. Дальше вода будет только за перевалом.
— Это тебе он сказал?
— Да. – Воин скептично усмехнулся. – Не доверяешь. Я понимаю и принимаю, но пока что его слова оказывались точнее карты.
— Вот это меня и волнует.
— Он говорил, что бывал неподалеку со своим учителем…
— С Коррахом? Ну, конечно. – Беловолосый хмыкнул, огляделся по сторонам и замер, видя стоящего неподалеку Дагмара, настороженно смотрящего на них.
— Я все еще здесь, пока что. – Рыжий выдавил кривоватую ухмылку, развернулся и двинулся по одному ему видимой тропинке. – Хватит отдыхать, нам надо успеть до рассвета пройти через перевал и найти с той стороны укрытие. Завтра будет ясно.
Вальгаур хлопнул приятеля по плечу.
— Я понимаю твои чувства, но, увы, наш путь – путь обращенных.
— Да. – Сквозь зубы выдавил Айв, не зная, злиться он больше или смущается за то, что повысил голос, ведь еще накануне ругал за это брата.
На голоса выполз из пещеры Ллир, рыжие нечесаные пряди рассыпались по плечам, он потер глаза, подошел к ручью, присел на корточки, кинул пару пригоршней ледяной воды себе в лицо, поднялся.
— Вальг, Айвор, что-то случилось?
Старшие обернулись к нему.
— Все в порядке, — ответил Вальгаур. Айвор промолчал.
Ллир пожал плечами и принялся проверять оружие.
— Вы идете? – Окликнул Дагмар, замерев на склоне над пещерой.
— Да! – Отозвался Айвор, вручил подошедшему Ллеу его флягу и пошел вверх. Настроение на ближайшее время было испорчено.
 
Ближе к полуночи, когда они одолели склон и уже начали спуск, решено было сделать привал. Вальгаур, осторожно оглядевшись и убедившись, что маг занят своими делами, жестом показал Айву просьбу отойти. Они немного поднялись вверх по склону и присели на большой и плоский камень.
— Айв, может поменяемся? Ты с братом пойдешь с амулетами на заставу и наладишь связь, а я с Ллеу сопровожу Марэна.
— Не стоит, Вальг.
Айвор задумчиво посмотрел на трех молодых сородичей, сидящих ниже и вздохнул. Странная затея с этой поездкой на южную границу острова, очень странная. И состав группы непонятный. Чего хотел добиться Дагмар, взяв в спутники тех двоих, кто был обращен тем же сородичем? Нельзя сказать, что Айв сильно любил своего обратившего, но он уважал его и был ему благодарен, а теперь Гваура не было. Чувство потери постепенно отпускало его сердце, но исцелится оно явно нескоро. Если это была попытка помириться и постараться наладить общение, то она явно провалилась. Один скомканный разговор у них уже состоялся, теперь ждать второго?
— Вальгаур, спасибо тебе за заботу, но мы справимся и все вернемся домой в сохранности, я тебе обещаю.
Зеленоглазый воин фыркнул и помотал головой.
— Я не сомневаюсь, что вы не убьёте друг друга, я за тебя волнуюсь.
— Спасибо. – Айв улыбнулся уголками губ, затем резко сгреб к себе напарника на пару секунд, и отпустил.
— Хэй, ребра сломаешь. Я тоже рад, что ты есть.
Воины тихонько рассмеялись.
— Пойдем, надо двигаться дальше.
 
Через несколько часов они спустились с горы, поросшей ельником. Продираться через него было очень неприятно. Темный лес, будто еж, выставил колючки, отпугивая незваных гостей. Глаза вампиров способны видеть и в полной темноте, но сейчас им порой казалось, что мрак сгущается, и, при взгляде в сторону, тьма застилает взгляд. Ллир нервничал, хоть и старался не подавать виду. Из всей компании он был самым младшим, и очень хотел выглядеть достойно. Только трудно сохранять достоинство и спокойствие, когда то и дело вздрагиваешь, чувствуя на себе чей-то недобрый взгляд. Это ощущение пришло, как только они подошли к склону. Как-будто этот лес вглядывался в них и не видел ничего хорошего. Ллеу коснулся его плеча, Ллир дернулся, обернулся к приятелю.
— Что с тобой? – поинтересовался Ллеу.
— Не знаю, — честно ответил молодой вампир. – Не по себе. Я всегда считал, что мы, вампиры, сами страх и ужас, а сейчас мне как-то…
— Неприятно, да?
Ллеу не верил ни в какую мистику, всегда смеялся над страшными преданиями, которые пересказывали люди, но сейчас Ллир видел, что и он насторожен. Айвор и Дагмар спокойно топали себе вперед, прокладывая тропу, Дагмар, как всегда, молча шел, не обращая внимания ни на кого.
— Очень неприятно, Ллеу, — честно сказал Ллир. – Такое чувство, что там, дальше, нас что-то очень злое ждет.
— Злее, чем мы? – попытался пошутить друг, но вышло не слишком в шутку.
Ллир молча кивнул.
 
Внезапно остановился Айвор, поднял руку. Ллир и Ллеу подошли ближе, Ллир почувствовал, как по спине пробежала дрожь. Прямо перед ними на ветках был растянут человек. Вернее, раньше, еще недавно, это был человек, а сейчас вампиры видели лишь полуразложившееся тело, из-под остатков кожи белели кости, рот был раскрыт в беззвучном вопле. Вальг сделал шаг к нему, и с веток с криками снялась стая ворон, вампир тихо выругался.
— Что за гадость?
Подошел Дагмар, внимательно осмотрел труп, Ллира передернуло от этого исследовательского взгляда. Маг смотрел на тело так, будто бы перед ним был какой-то предмет, а не что-то бывшее живым. «Может также он смотрел и на Гваура, прежде чем убить», — мелькнуло в голове Ллира.
— Идем дальше, не будем задерживаться, — сказал Айвор.
Вампиры продолжили свой путь. Ллеу придержал за руку Ллира:
— Смотри, тропа утоптана, кто-то здесь часто ходил.
Теперь и Ллир заметил, что трава изрядно примята.
— Интересно, кто и зачем? Не понимаю, зачем надо вот так подвешивать человека в безлюдном месте…
Ллир осекся, почувствовав внезапно какую-то странную силу, тянувшуюся к нему навстречу по тропе. Молодой маг ускорил шаги. Став вампиром, Ллир узнал, что существует магия, и воспринимал ее, как музыку, набор звуков, сплетавшийся то в одну, то в другую мелодию. Эта сила звала, манила, цепляя в магическом фоне скрытые струны, создавая новые ноты, не слышанные им до сих пор. В этой новой мелодии не было конкретного призыва, но Ллиру хотелось расслышать ее полностью, он пошел быстрее, Айвор перехватил его за руку.
— Не беги, Ллир. Куда ты?
— Там что-то есть, сила, я чувствую.
— Я тоже, — проронил Дагмар.
Братья обернулись к нему. Лицо Дагмара было почти бесстрастным, только глаза выдавали напряжение.
— И что ты чувствуешь?
Полгода назад он все же задал Дагмару самый важный вопрос: почему он убил отца? И Дагмар честно ответил ему и Айвору, рассказал все, как было, не приукрашивая, не скрывая ничего. Ллир видел, как трудно ему говорить, как тяжело снова переживать те события, и он поверил Дагмару. Вот только принять услышанное было невероятно трудно. А еще молодой маг увидел, как одинок тот, кого при других обстоятельствах он мог бы называть братом. Потом была случайная встреча в библиотечной зале, где Ллир обнаружил записки Дагмара по ведовским ритуалам, и неожиданно для себя вступил в спор на эту тему. С тех пор они иногда встречались, чтобы обсудить новинки, но каждый раз Ллиру было неловко после этих бесед. Дагмар открыто шел на разговор, с интересом слушал молодого мага, сам излагал свои мысли, и каждый раз Ллиру казалось, что он стал участником какой-то игры, правила которой ему неизвестны. А еще возникало чувство предательства по отношению к Айвору, его любимому брату, и после бесед с Дагмаром, Ллир с утроенной силой принимался заниматься боевыми тренировками, которые так ценил Айвор. Молодой вампир разрывался между двумя интересами, каждый из которых был важен ему, но главным был тот, которым занимался Айвор. Сейчас же взял верх интерес исследователя.
— Магический фон, очень сильный и очень странный.
Вампиры прислушались к себе. Каждый из них мог чувствовать магию, работать с ней, у каждого были свои возможности, но почуять чужую силу был способен даже новообращенный.
— Фон есть, — кивнул Вальгаур. – Не знаю, что это.
— Пошли дальше, увидим, — пожал плечами Айвор.
— Там еще такой скелет, — сглотнув, заметил Ллеу.
Скелетов оказалось несколько, разной степени обглоданности, от кого-то уже остались лишь голые кости, у кого-то еще сохранялась плоть, один из скелетов мог похвастаться абсолютно обнаженными костями торса, но более целой головой. Этот вызывал наибольшее отвращение, потому что целы были глаза, смотревшие на всех проходящих.
— Мерзость, — сплюнул Айвор.
Сородичи продолжили путь, через несколько минут их остановил уже Дагмар. На дереве перед утоптанной тропинкой был подвешен еще один труп. Этот был почти целым, только-только начала разлагаться кожа на его теле. Человек был оплетен лозой так, что казался мухой в паутине, сходства добавляло то, что лоза была подвешена на дерево, и человек покачивался в своеобразном плетеном мешке.
Дагмар обернулся к сородичам, лицо его было очень серьезным:
— Это работа одной из общин.
— В смысле? – не понял Ллеу.
— Ритуальное убийство, — пояснил Дагмар.
— Люди! – как ругательство выплюнул Вальгаур.
— Зачем им это надо? – не понял Ллир.
Дагмар пожал плечами:
— Наказание и назидание другим. А еще – предупреждение.
Никто ничего на это не ответил, но все предпочли ускорить шаги. Только через пару минут Айвор резко обернулся на отставшего Дагмара. Рыжий маг замер напротив трупа, подняв руку на уровень его груди. Его губы едва заметно шевелились то ли в очередной молитве, то ли читая строки заклятья.
Воин пристально вгляделся в кокон силы, который стал оплетать мага, думая, что с ним играет дурные шутки его воображение. Далеко не все сородичи умели видеть силу других, чуять — да, но четко видеть лишь не многие. Сам он не был наделен подобным даром и мог разглядеть лишь смутные видения и то не часто. Магам это давалось лучше из-за постоянной работы с потоками силы. А вот у Вальгаура с этим было куда лучше и судя по тому, как он внимательно следил за ребенком рода, можно было сделать определенные выводы. Айв осторожно положил ладонь на лопатку друга, тот чуть дернулся, наткнулся на вопросительный взгляд и пожал плечами, мотнув головой в сторону Дагмара, мол, сам смотри.
— Что ты видишь? — Горячий шепот обжег ухо темноволосого воина, тот задумчиво прикусил губу.
— Огонь ластится к нему. Он сам пытается смотреть и что-то считать, скорее всего.
Едва слышно проговорил Вальгаур и судорожно выдохнул почувствовав, что чужие губы чуть задевают ухо.
— Наблюдай.
Молодой воин кивнул, сосредоточился и чуть не вскрикнул, увидев через несколько мгновений, как от тела на встречу руке потянулся неясный образ, который очень быстро стал точной, но почти прозрачной, копией трупа. Дагмар резко, но не вполне разборчиво что-то сказал и взмахнул рукой крест на крест, напротив груди покойника. Дух исчез, так же, как и кокон силы, который оплел мага. Рыжий на миг замер, зажмурившись, резко развернулся и быстром шагом пошел к ним.
— Уходим быстрее, это защитники и те, кого они охраняют еще здесь, иначе бы они спали.
— В смысле защитники? — Недоверчиво нахмурился Айвор.
— Что это было? — В один голос откликнулся Вальг.
— Прошу, позже, сейчас мы очень быстро уходим из этого ущелья и делаем большой крюк. Боюсь, что в этой общине жрецов найдутся и те, кто способны с сородичем справиться.
— Да ладно?
Ллеу ухмыльнулся и чуть склонил голову к плечу. Верить в байки про то, что Дагмар когда-то еще человеком умудрился поймать своего отца в магическую ловушку все еще не хотелось. Однако духа, который появился по зову рыжего он видел ясно, равно как и помнил рассказы своего обратившего о воинственных племенах и древних магах этих земель. Гедон предупреждал, что некоторых мест стоит держаться в стороне.
— Я могу потом рассказать...
— Живо, идем. — Прервал его Айвор и махнул рукой в сторону тропинки и дальше указал рукой на виднеющийся вдалеке перевал, укрытый первым снегом. — Я замыкаю, Дагмар, с тебя короткий путь.
Когда все выдвинулись он оглянулся на странные тела, висящие на деревьях и тихо пробормотал вслед своим:
— Уж не знаю, какими чарами ты это делаешь, но твои слова точнее карты.
 
Они шли долго. Лес стал подниматься, вампиры выходили на перевал, над которым кружили вороны.
— Ловят кого-то, — заметил Вальгаур.
— Или наоборот, сбегают, — ответил ему Айвор.
Ллира не отпускало напряжение, он все время оглядывался, смотрел по сторонам, и именно он первым заметил новые трупы в ветвях впереди. И первым почувствовал тяжелый давящий фон и манящий зов.
— Стойте, — сдавленно прошептал он. – Там тоже…
Вампиры остановились. Лес впереди казался таким безмятежным и спокойным, зеленела листва, шелестели под ветром ветки.
— Тебе показалось, — сказал неуверенно Айвор.
Ллеу решительно шагнул вперед, вглядываясь в переплетение веток, и вскрикнул.
— Нет, он прав. Там такие же трупы. Эти, как их…
— Защитники, — продолжил Ллир. – Вот только непонятно, что и от кого они защищают? Людей? Тех самых людей, которые ловят сородичей? Кстати, а зачем? А? Дагмар?
Впервые за долгое время Ллир обратился к нему по имени, и рыжий даже вздрогнул от неожиданности.
Маг тяжело вздохнул.
— Не ловят, а способны одолеть. Пошли уйдем выше и поговорим. Теперь я вижу, что и эти тоже не спят.
— Как ты это видишь? — Обращенный Гедона уставился на покойников более заинтересованно.
— Глазами. — Огрызнулся обычно спокойный рыжий и расстегнул наруч, протягивая обнаженное запястье Ллеу. — Смотри быстро и пошли дальше. Там и поговорим.
Айвор хотел было что-то сказать, но не успел. Ллеу пожал плечами и прокусил подставленное запястье. Кровь у мальчишки была безумно вкусной, сила, жесткая и сдержанная бурлила в ней. Мужчина сделал еще несколько глотков, зализал место укуса и открыл глаза, смакуя ощущение тепла, разливающееся по телу. А вот с покойниками было все интересно. То, что он счел чуть ранее тенью действительно ей и было. Черный морок висел за каждым из трупов. Головы были повернуты в их стороны, за ними явно наблюдали. Только похоже, что кроме него и Дагмара этого не видел никто.
— Ты их видишь заклятьем или зрение такое хорошее? — Ухмыльнулся он.
— Я знаю куда смотреть, а потом и заклятьем проверил.
Ллеу кивнул и пошел подниматься дальше, попутно увлекая за плечо Ллира, так толком и не получившего ответа. Айвор опять пошел последним, пристально разглядывая спину Дагмара, которого в другой ситуации возможно был бы и рад назвать братом. Только через пол часа он понял, что не хватает Вальгаура, резко огляделся и выдохнул. Тот на четырех лапах в облике рыси бежал чуть сзади и тревожно оглядывался.
 
Перевал встретил их рассветными лучами, день обещал быть солнечным, нужно было срочно найти укрытие на день. Дагмар опустился на землю, положил на нее руки, опять что-то начал шептать и уже через короткое время они стали обустраиваться на дневку в достаточно сухой и безветренной расщелине, соорудив из плащей укрытие от света. Лес здесь уже редел, с другой стороны, совсем уже близко, были видны горы перевала.
Закончив обустраиваться, рыжий устало уполз к самому краю и устало откинулся на каменную стенку. Ллеу уселся рядом и протянул ему флягу с водой, тот благодарно кивнул, сделал несколько глотков и вернул ее. Безумно хотелось спать. Постоянные чары невнимания утомили мага, равно как и навязчивый шепот, манящий к себе, шепчущий, что не стоит бояться и зовущий подойти ближе. Эти ловушки он знал прекрасно.
Вампиры быстро распределили смены дежурств, исключив из них Дагмара. Рыжий пытался протестовать, но Вальгаур заявил, что лучше уж он разбудит мага, когда тот понадобится, чем он будет расходовать свои силы на то, что другим намного проще. Первым выпало дежурить Ллиру. Он уселся у самого входа в расщелину, внимательно следя за округой. Он был даже рад сейчас побыть дежурным, можно сделать вид, что ты полностью сосредоточен на дозоре, и не вести никаких разговоров, а беседовать ему сейчас не хотелось совсем, тем более, что ответов все равно ждать не приходилось. Он откинулся назад, прислонился головой к какому-то камню и стал вспоминать.
 
Гедон смотрел строго и внимательно, потом прошелся по комнате, сел в свое кресло, вытянул ноги.
— Тебя что-то не устраивает, Ллир, обращенный Гваура? Или тебя, Айвор, обращенный Гваура? Или может быть что-то хочет сказать Ллеу, мой обращенный?
Все трое молча склонили головы, никто не произнес ни слова. Гедон кивнул.
— Так лучше. Дагмар выбрал именно вас четверых, четвертым будет Вальгаур. Я не знаю, почему он принял такое решение, но вы отвечаете за его жизнь. За жизнь ребенка Рода. И не дай вам Тьма хоть на миг ошибиться в своих поступках.
Это уже больше всего относилось к Ллиру и Айвору, и они это прекрасно поняли. Айвор вскинул голову, посмотрел в лицо Гедона:
— Мы знаем свой долг и выполним его. – Четко сказал он.
Гедон снова кивнул, принимая ответ.
Они вышли все вместе, не говоря ни слова, и не обсуждали между собой эту тему ни в замке, ни после в походе. Один раз Ллир попытался поднять этот вопрос, но Айвор быстро пресек разговор.
 
Ясный день: Суеверия
Солнце мягко освещало лес, солнечные зайчики прыгали между веток, один из них подскочил совсем близко ко входу в укрытие вампиров. Ллир насторожился. Не было ничего, от чего мог бы отразиться здесь солнечный свет. Значит, кто-то проверял местность. Солнечный зайчик замер на тропинке у самой скалы, и Ллир снова услышал тот самый зов. Тягучий, сладкий, сейчас он был особенно ласков и нежен. И близок. Опасно близок. И направлен на кого-то конкретного, кто сейчас был внутри расщелины и безмятежно спал. Ллир стиснул губы, припомнил заклятие тьмы, вытянул руку вперед и замер: не выдаст ли он их всех, применяя здесь магию? Зайчик на тропинке вытянулся в сторону расщелины, став похожим на стрелу, и Ллира осенило. Он осторожно подобрал с земли камень и кинул в сторону кустов, в изобилии растущих у тропы. С шуршанием посыпались листья, накрывая собой тропинку, пряча светлые пятна от солнца. Зов исчез. Ллир перевел дыхание. Надо было срочно будить Дагмара и говорить ему о случившемся, в конце концов, только он и знал, что тут и как, он зачем-то шел в эти края. Ллир еще раз вздохнул и, не решаясь отойти с поста, мысленно потянулся к Дагмару.
— Дагмар, снова зов. Приближенный, наведенный.
 
Вначале сон упорно не шел, но видения прошлого всплывали в памяти. Давние воспоминания еще человеческой жизни, человеческого детства.
Люди в белых одеждах собирались у костров, разговаривали тихо, пели молитвы лесу. Дагмар хорошо помнил измазанные чем-то красным края рукавов длинной светлой накидки того, кого привык звать свои наставником. Много позже он понял, что это кровь жертвы, а дальше рукава его одежд тоже оказались забрызганы ею. Пояс оттянули недлинные и чуть изогнутые ножи: костяной и бронзовый, в голове уместилось множество знаний об окружающим мире и его порядках. А потом...
 
Дагмар открыл глаза, ощущая чужое присутствие, и услышал у себя в голове зов. Перед глазами еще стоял морок темного вековечного леса, манящего своими тайнами. Скучал ли он по своей прошлой жизни? Временами, пожалуй. Маг поймал взгляд рыжего Ллира.
— Я чую. Нас заметили, но мы не нарушили правил, а значит, к нам не сунутся. Я надеюсь, что они не смогут пробить наши чары невнимания. Когда стемнеет — схожу проверю.
— Я пойду с тобой.
— Не надо…
— Надо.
Говорить об обещании, данному Гедону, Ллир не стал, неважно это. И самому себе легко признаться, что просто любопытно, что там происходит.
Магия манила к себе Ллира, открывшего для себя ее только после обращения. Пока жил человеком, понятия не имел ни о чем таком. В поселении, откуда он был родом, конечно, же был местный жрец, приносивший положенные жертвы неким богам, в которых Ллир не верил никогда. Как не верил и в Детей Ночи, к которым потом стал принадлежать, как не верил вообще никому. За очень редким исключением. Магия, внезапно открывшаяся молодому сородичу, стала для него смыслом нового существования. И теперь, когда можно было узнать что-то новое, познать мир, который так осторожно открывал свои тайны, Ллир не собирался отступать.
— И все же не надо, — прозвучал в голове голос Дагмара. – Я знаю, как надо идти.
Ллир прикусил мысленно язык, чтобы не задать опять тот же вопрос: если ты все так знаешь, зачем тебе понадобилось тащить с собой нас?
— Если не с тобой, то за тобой, но я пойду. – Спокойно ответил он.
— Хорошо. След в след и спрятав себя пойдешь. — В мысленном голосе послышалась усмешка. — Не знал я, что в долине кто-то поселился.
 
Ллеу почувствовал шевеление рядом и приоткрыл один глаз. Воин чуть не дернулся, увидев темную тень в нескольких шагах от входа в расщелину и от своего приятеля — Ллира. Тень не шевелилась и смотрела прямо на него. Сердце внезапно сжалось от странной и непонятной тоски, а призрак обрел человеческие очертания и словно тяжело вздохнул. Обращенный Гедона недоуменно вытаращился на смутный женский образ, пристроившийся на камушке рядом с расщелиной. Девушка была молода, носила странную одежду, которую ему в последние десятилетия видеть не доводилось и очень печальна.
Дагмар проследил за удивленным взглядом внезапно вскинувшегося Ллеу и не увидел никого. Он удивленно приподнял бровь и тихо буркнул:
— Что подскочил? Спи давай.
— Не спится. — Отмахнулся обращенный Гедона и снова уставился в пустое пространство, словно там было что-то очень интересное. — Ты ее видишь?
— Кого?
— Девушку.
Теперь на него изумленно смотрели уже обе пары глаз.
— Ну серьезно, Ллир, Дагмар, вы ее, что не видите?
Оба младших сородича помотали головой. Дагмар зажмурился, снова начал что-то бормотать и открыл глаза только через несколько минут. За это время Ллеу успел перекинуться в своего зверя — рысь и осторожно приблизиться к выходу, так чтобы не разбудить остальных. На границе света и тени он снова принял человеческий облик и замер напротив приятеля. Теперь и Дагмар заинтересованно смотрел туда же.
— Ничего не понимаю. Они не должны ходить так далеко, да и редко девушки оказываются стражами. — Он мотнул головой. — Не похожа она на стража. Они дикие по природе своей.
— Может хоть немного расскажешь, а, Дагмар? — Послышалось из того угла, гдев обнимку улеглись Вальг с Айвором.
Рыжий уселся ровнее и отхлебнул воды из фляги.
— Среди людей... Нет, скорее так: есть обычай у некоторых народов, что жрецы живут отдельно. Они владеют магией, говорят с духами и умеют слышать мир. Более того, мир отзывается им. Это обросло многими традициями и поверьями, а некоторые из жрецов стали особо яро поклоняться земле и лесу-хранителю. Вокруг святилищ росли священные рощи и за сломанную ветку неучтивые люди, нарушавшие заветы расплачивались своей жизнью. Потом из этих людей придумали и научились делать стражей. С такими рощами стоит быть осторожнее, поскольку их хранят могущественные чары, не уступающие нашим. Это если вкратце.
— От чего хранят? – не понял Вальгаур.
Дагмар пожал плечами:
— От врагов, от нелюдей, от злых духов, от всего, что может угрожать поселению и людям. И, само собой, святилищу.
— И они могут убивать? Нападать? Или только предупреждают? – спросил Ллир, пытаясь разглядеть ту девушку, которую видели Ллеу и Дагмар.
— По-разному. Зависит от того, что им велели жрецы. Ллир, ты так не увидишь, не пытайся.
— Но ты же увидел?
— Да, благодаря магии, а вот как видит Ллеу, не знаю.
Ллеу пожал плечами.
— Я просто вижу тень. В данном случае женскую. Там видел мужские.
— Там я тоже видел, — заметил Ллир.
— Тех специально вызывают так, чтобы их видели. Ведь они должны охранять, а не просто нападать. И люди видят трупы на ветках, а нелюди за ними видят духов, хотя, не всегда. Предупреждение первое, оно же последнее.
— А девушку вообще никто и не видит, кроме Ллеу и Дагмара, — заметил Айвор.
Ллеу виновато кивнул. Ллир подошел к другу, присел рядом, вгляделся. Нет, не видно.
— Ладно, тогда расскажи, какая она? Как выглядит, что делает?
— Она сидит на камушке и грустно смотрит вдаль на низину.
"Помоги мне пройти на другую сторону" — едва слышно прошелестело дуновением ветерка и уже более громко прозвучало рядом:
— Что она сказала? Ты слышал?
Дагмар бесшумно замер плечом к плечу, вглядываясь в лицо призрака.
— Просила помочь перейти на ту сторону.
— В смысле?
— Без понятия.
— Скажи, ты ясно видишь ее?
— Да.
— Тогда посмотри внимательно, нет ли на ней амулета или подвески, а может и просто рисунка вот такого символа. Только ближе чем на четыре шага не подходи. У разных духов разная зона действия возможностей.
Ответом ему был скептичный взгляд, на который маг виновато развел руками и как-то неуверенно повел плечами, после чего подобрал камушек и осторожно начертил странную фигуру из нескольких кругов, соединенных особым образом. Ллеу кивнул, сделал еще маленький шаг и замер, вглядываясь в усталое лицо, а потом решил все же попробовать.
— Кто ты? — Тихо позвал он.
На удивление дух промолчал, но оказался чуть ближе. Девушка вгляделась в начерченный на земле символ, жутковато улыбнулась и размотала платок на шее, обнажила ключицы, демонстрируя похожий символ с темной полосой снизу.
— Да, Дагмар, у нее есть такая татуировка.
— Ох ты. — Маг заинтересованно уставился на духа, зажмурился и начал снова что-то шептать. Язык одновременно был знакомым и настолько чужим, насколько представить сложно. Ллеу жил на этой земле уже третье столетие, но подобного наречия ему не доводилось слышать. А вот дух отреагировал странно. Девушка суетливо огляделась, оскалилась.
"Не зови ИХ! НЕТ!"
— Кого?
"Зачем ЕМУ ОНИ?!"
Все уставились на Дагмара, пальцы которого чуть подрагивали, перебирая маленький сгусток огня.
— Ты сталкивался с подобным, Марен? — Подал голос Вальг.
Рыжий кивнул, чуть повысил голос, потом чиркнул себя по запястью непонятно откуда взявшимся лезвием и прочертил кровью полосу по своему лицу на уровне глаз. Увиденный мир был безумно красивым. Раскрашенный яркими полосами силы и всполохами он манил к себе, однако цель у мага была совсем иная. Он вгляделся в ставший более четким образ и тихо позвал.
— Покажи свою метку, дочь леса.
Дух криво улыбнулся тонкими губами, вскинул руку и в воздухе возник тот же символ, что и был на ее теле. Ллеу чуть отступил, едва не споткнувшись об Ллира.
— Дагмар, а кого ты звал? Она сказала, что ты зовешь кого-то.
— Ага, значит все же она все прекрасно понимает. — Рыжий маг ухмыльнулся. — Она принадлежала к одной из общин. Нижнее подчеркивание символа это те, кто проводил свои ритуалы ночью. Их время от Сауина до Белтанэ. У других же метка подчеркнута сверху, и они не молятся в темное время суток, теплое время года принадлежит им.
— Понятно. — Кивнул Ллир и заинтересованно уставился на знак, который возник на ладони рыжего. Такой же символ был заключен в круг. Видимо кое-какие обмолвки Гедона все же были правдой, и молодой сородич был еще сложнее, чем казался на первый взгляд. При таком раскладе он понимал Гваура, который как-то обмолвился, что опасается своего сына. — Дагмар, а этот знак означает, что...
Подошедший Айвор резко дернул их обоих назад. Темно-синие глаза были непроницаемы. Силу, плеснувшуюся под его пальцами, он учуял впервые настолько ярко: маг словно был окутан ею.
— Хорош уже. Дагмар, ты маг, вот и сделай что-то. Тебе надо было пройти к морю, как ты говорил, вот и пошли обходом. Нас все это не касается. Завтра праздник, отметим и разойдемся, парням на заставу надо, их ждут.
Рыжий настороженно замер словно в ожидании чего-то, он как будто стал чуть ниже ростом, закрылся наглухо, пряча свою силу. В серых глазах плеснулась странная гамма эмоций, но почти тут же исчезла. Ллир удивленно уставился на него и на брата. Казалось, что Дагмар чего-то испугался. Хотя, по мнению молодого сородича, напугать этого типа было невозможно. Уверенный, в чем-то даже самоуверенный, много знающий и много скрывающий, но… Ллир припомнил, как в библиотеке Дагмар дернулся от него в сторону, будто ждал удара.
— Айв, конечно, тут все живут, как хотят, — возразил он негромко, — но, по-моему, такие духи, как тот, о котором говорят Дагмар и Ллеу, так просто не отвяжутся. Хоть к морю, хоть не к морю, а она же пойдет за нами. Я слышал о таких духах, которые требуют помощи. Правда, обычно им нужна помощь мага, который с духами умеет общаться, и именно он может…
— Таких духов могут видеть только определенные маги? – перебил его Вальгаур. – Но его, то есть ее, видит Ллеу…
Четыре взгляда скрестились на светловолосом вампире, тот даже заерзал под таким вниманием.
— Я ничего не знаю такого. Честно.
— Похож, что ты много о себе не знаешь, — заметил Айвор.
— Да и много ли мы все знаем о себе и друг о друге, — поддержал его Вальгаур.
Теперь все посмотрели на него. Кошак отступил на полшага:
— Эй, я тоже ничего не знаю. Честно.
— Значит, будем узнавать, — с деланно зловещей усмешкой произнес Ллир, протягивая к нему руки, изображая пальцами когти.
Вальгаур старательно испугался и исчез. На тропинке напротив «злобного вампира» сидел маленький голубоглазый котенок.
— Миу! – пискнул он.
Вампиры дружно расхохотались. Вальг снова принял человеческий облик и присоединился к веселью.
 
Дагмар же замер чуть в стороне от всеобщего смеха. Он внимательно посмотрел на девушку, кивнул, надвинул глубже капюшон и шагнул под солнце, надеясь, что на пару часов под солнцем его сейчас хватит.
— Ты слышишь меня, не отрицай. И видишь кто я. Веди к своему телу.
Дух усмехнулся и низко поклонился магу. Резко оглянувшийся на звук шагов по камням Айвор оскалился.
— Назад. Вернись под навес.
— Нет. Она просит о помощи и вред причинить не может. Я найду ее тело или то, что от него осталось и там пойму, как ей помочь.
— Ты сдурел, рыжий? — Айвор, как самый старший, спокойно вышел на свет и навис над магом. — Если с тобой что-то случится, то с нас всех головы снимут.
— Поэтому предлагаю составить компанию. — Рыжий нехорошо прищурился. — Все равно нам целый день сидеть, а дух, как верно подметил Ллир, не отвяжется.
Казалось, что Айвор сейчас заскрипит клыками. Он кивнул.
— Веди. Остальные здесь ждут. Слышали?
Ему даже не нужно было оборачиваться, чтобы знать, что все кивнули согласно. Вампиры пошли вслед за призраком.
 
— Слышали, но не значит, что сделали, да? – поинтересовался потихоньку Ллир.
— Думаю, что в данном случае мы должны выполнять свой долг. – Поддержал его Вальгаур.
— То есть? – не понял Ллеу.
— То есть пойти за ними, охранять ребенка рода, и так далее.
Ллир сделал шаг вперед, но Ллеу мягко перехватил его за талию, прижал к себе, не удержался, взъерошил рыжие волосы друга.
— Тебе что велел старший брат? Сидеть смирно. Вот и сиди.
Вальг усмехнулся.
— Не подеритесь только. Я пойду посмотрю за ними, котом проще, не заметит никто лишний.
И через секунду рысь уже исчез в кустах. Ллир дернулся следом, но рука Ллеу удержала его на месте.
— Стой тут.
Ллир тяжело вздохнул. Ллеу прижал его к себе. У него становление уже давно закончилось, а вот у рыжего мага оно еще шло, и внезапные эмоциональные срывы были нормой. Ллеу, как и Айвор, уже привык ловить его «на низком старте». Вот и сейчас он крепко удерживал друга, чувствуя, как тот напряжен, стремится сорваться в бег или драку, а там уж как пойдет. Ллир вдруг расслабился, прижался к груди друга, запрокинул голову ему на плечо.
— Трудно так, Ллеу. Трудно просто ждать.
— Увы, такова наша жизнь и работа. Иногда надо просто ждать.
Ллир повернул голову, губы задевали шею Ллеу, когда рыжий заговорил снова:
— Оказывается, самое трудное не сражаться, а выжидать. Я давно это понял, но сейчас как-то совсем нелегко. Мне так хочется побежать за ними, не для того, чтобы помочь или мешать, просто за ними. Просто вперед, увидеть своими глазами, что там будет и как. Увидеть те тени, которые так легко видишь ты и Дагмар, пройти по лесу также бесшумно на четырех лапах, как Вальгаур, также, как Айвор, первым заметить опасность…
— Это нормально, — Ллеу не разжимал рук, по спине пробежала дрожь. – Я тоже так хотел, когда был твоим ровесником.
— Ллеу, а ты помнишь свою человеческую жизнь?
— Помню.
— Я тоже. Но как-то смутно, как в дымке, как во сне. Сейчас все ярче, сильнее, чище и интересней.
— Да.
Ллеу опустился на землю, увлекая за собой друга. Они сидели, обнявшись, и смотрели в сторону леса, куда ушли их друзья.
 
Дух тенью скользил среди деревьев и уводил их все дальше от тех мест, где они обнаружили стражей. Айвор молча шел за Дагмаром, буравя спину мага тяжелым взглядом. Наконец он не выдержал.
— Покажи мне ее.
Рыжий замер, странно пожал плечами, будто был в чем-то не уверен.
— Хорошо. — Тихо сказал он. Казалось, что весь яростный запал куда-то делся. — Айвор?
— Что?
— Прости меня за несдержанность. Я не должен был так срываться и уходить.
Светлая бровь удивленно поползла вверх. Этого он от Дагмара не ожидал.
— Да, не должен был. — Прозвучало чуть более раздраженно, чем он хотел. — Но мы уже идем, так что, если можешь, дай мне возможность видеть то же, что и ты.
Маг снова кивнул и удивил Айвора еще больше. Он расстегнул застежку плаща и обнажил шею, подставляя ее под укус. Это было жестом огромного доверия среди сородичей.
— Два глотка. На первом закрываешь глаза и не открываешь, пока я не скажу.
Рыжий не вздрогнул, когда Айвор чуть приобнял его, вгляделся в лицо и склонился к беззащитно подставленной шее.
— Спасибо за доверие.
Прошептал воин, задевая губами кожу и осторожно прокусил ее. Кровь молодого мага поражала силой своей. Видимо Гедон продолжил сам выпаивать потомка, несмотря на то, что тот убил его старшего сына. Впрочем, это пока что оставалось загадкой семьи – почему Дагмару сохранили жизнь, не знал никто. Порой у Айвора складывалось впечатление, что полководец и сам не понимал, почему поступил так, но от выбранного пути не отступался.
Рыжий сжал руку на его плече, снова что-то зашептал, и провел пальцами по его лицу поверх век, повторяя тоже самое, что проделал с собой незадолго до этого. Айвор чуть не вскрикнул, когда открыл глаза. Заботливо закрывшая глаза ладонь была весьма кстати. Старший вампир благодарно кивнул.
— Невероятно. Ты так всегда видишь?
— Нет, только часть, более приглушенно. Но могу чарами открыть себе зрение. Они простые, даже человек сможет.
— Научишь? — Сначала сказал, а потом подумал Айвор и сразу прикусил себя за язык. Дагмар же улыбнулся уголками губ.
— Когда вернемся домой. Это действительно не сложно.
Сидящий в кустах Вальгаур укусил сам себя за лапу, проверяя, что увиденное не сон. Марэн открывался для него с новой стороны, впрочем, не противореча сам себе, как обычно.
Они сделали несколько шагов, прежде чем Айвор снова заговорил, наблюдая за тем, как Дагмар снова закутывается в плащ.
— Даже люди могут, говоришь? Откуда ты это знаешь.
— Потому что я умел это еще человеком. — В голосе рыжего послышалась странная ухмылка. Дальше они шли в тишине.
 
Погрузившись в свои мысли Айвор пропустил миг, когда Дагмар резко свернул с тропы. Открывшийся ему вид захватывал дух. Впереди с обрыва падал вниз водопад и дальше бежал рекой в рощу, находящуюся в низине между двумя горами. Маленькое бирюзовое озерцо в обрамлении белых камней и золотых с алым деревьев, казалось редкой драгоценностью и переливалось под лучами солнца, которое успело подняться в зенит.
Дагмар чуть шевельнулся рядом.
— Нам к нему. Она указывает туда.
Воин уже успел привыкнуть к новому облику мира и мог с уверенностью сказать, что такая картина мира ему нравится. Девушка чуть удивленно поглядывала на них обоих, но вела за собой. Такого узора, какой был на подоле ее платья, Айвор не видел давно. Так расшивали свои одежды те, кто посвящал себя богам. Похоже это было правдой.
У берега озера девушка замерла, указала на водопад и исчезла. Дагмар покачал головой.
— Судя по всему за ним пещера и нам в нее. Идем?
— А есть варианты? — Ухмыльнулся рослый воин.
 
Проход обнаружился не сразу. Внутри пещера поражала. Стены и свод состояли из потоков силы, которые перетекали один в другой и постоянно перемещались. Айвор замер, запрокинув голову, наслаждаясь всем этим великолепием, разглядывая то, что в повседневной жизни ему не суждено было увидеть. Внезапно линии резко изменились, потянулись дальше вглубь пещеры. Воин оглянулся и увидел Дагмара, замершего с вытянутой рукой над камнем, напоминавшим алтарь. Вокруг него метался дух, что-то крича, но он либо не слышал, либо предпочел игнорировать. В руках рыжего мага был странный чуть изогнутый нож, которым он рассек свое запястье и позволил крови литься на камни. Потоки метнулись к нему и успокоились по взмаху второй руки. Дагмар вскинул голову, на его лице блуждала довольная и чуть маниакальная улыбка. Он оскалился и вскинул руку вверх, после чего резко опустил и все словно замерло, даже шум воды звучал так, словно водопад был очень далеко.
— Ты видишь это, Айвор? Чувствуешь?
— Да. — Горло перехватило от восторга, захлестнувшего с ног до головы. Голос словно чуть охрип. — Исток?
— И очень сильный. Так что наша поездка уже совершена не зря. Вот только...
Он обернулся к духу, беснующемуся рядом.
— Ты же сама знаешь, милая дочь леса, что все в этом мире идет по кругу и за ночью всегда приходит день, за зимой — лето, а за смертью — новая жизнь. Алтарь будет сохранен.
Внезапно словно крик сотен людей отразился от стен, оглушая обоих вампиров.
"Нежить!!!"
— Мы и жизнь, и смерть. Мы круговорот!
Всколыхнувшиеся потоки силы Дагмар легко удержал рукой, а потом чуть не согнулся от боли, заполнившей всего его с ног до головы. Айвор удержал мужчину за плечи, прижал к себе и накрыл его руку своей, переплетая потоки и удерживая вихрь силы, который был готов их опрокинуть. Уже спустя несколько мгновений Дагмар справился с собой и сумел подчинить непокорную энергию.
 
Они сидели оба у алтаря, плечом к плечу, напротив них стоял призрак жрицы и мрачно смотрел на них.
— Той стороной ты называла новую жизнь или что-то более материальное? — Устало улыбнулся маг.
Девушка мотнула головой и указала рукой, потом явно что-то сказала, но оба вампира ее не услышали.
— Похоже что-то более реальное. — Хрипло пробормотал Айвор и запрокинул голову на алтарь. Светлые пряди выбились из хвоста и рассыпались по плечам и камням. — Что здесь такое было?
— Ночное святилище сильное. Она была последней жрицей. Надо найти ее ножи, людские жрецы используют их для точки концентрации потока силы и зачастую остаются связаны с ними.
— Ты так хорошо знаешь все это. Традиции этих людей. Особенности магии. — Айвор скосил глаза на мага, смотрящего куда-то в стенку. — Ты из этих мест?
— Нет. Я родился севернее. Но эта культура мне знакома. — Он глубоко вздохнул. — Место мы заприметили, еще вернемся сюда, пошли назад. Парни волноваться будут. Старший сородич согласно кивнул, встал и протянул руку младшему. Тот охотно за нее ухватился и, встав, оказался почти вплотную к Айвору. Вампиры замерли, вглядываясь в глаза друг друга и только через какое-то время Дагмар первым отвел глаза, прошелся быстро по пещере, осмотрел стены и, пошевелив несколько камней, нашел маленькую шкатулку в которой оказался один из изогнутых ножей — медный. Костяной он забрал с алтаря.
— Идем назад.
Айвор усмехнулся, больше всего суета рыжего напоминала побег. В первый раз за долгое время он напомнил себе, что возраст молодого мага всего пару десятилетий назад перевалил за первую сотню и не так давно закончилось его становление.
 
Солнце тем временем поднялось совсем высоко, становилось не по-осеннему жарко. Ллеу увлек друга в тень скалы, под плащи, растянутые на кольях.
— Может поспишь?
Ллир мотнул головой.
— Не смогу.
— Волнуешься.
— Еще бы.
Ллеу уселся поудобней, прислонился спиной к скале, обнял Ллира за плечи, уложил головой к себе на колени.
— Хоть подремли пока. Тебе нельзя сейчас на солнце вообще выходить.
— Знаю.
— Вот и отдохни. Закрой глаза.
Ллир послушно смежил веки, Ллеу принялся перебирать рыжие пряди у него на голове, гладить друга по волосам. Какой же он все-таки еще мальчишка! Маленький рыжий Ллир… каким взрослым и серьезным он казался, когда впервые Гваур представил его роду! Как гордо смотрел на всех! И как потом потерянно метался по замку, когда почувствовал гибель обратившего! Ллеу сжал пальцы, чуть потянув волосы Ллира, но тот не заметил, погружаясь в дремотный сон.
 
Полутени, полуясности движений. Вроде бы на кого-то похожие силуэты скользят вокруг. Бой. Он и Ллеу единственные четкие фигуры в этом мире неясности и полусна. Руки сплетаются в захвате, ногой Ллеу цепляет его за щиколотку, роняя на землю. Перекатиться, вскочить, принять защитную стойку. Шаг-подскок, шаг-полушаг. Напротив, кошачьими шагами крадется Ллеу. Воздух звенит от напряжения. Шаг-полудвижение, бросок. И снова перехват, кисть выгибается, хрустят кости, но второй рукой Ллир все же доводит удар в корпус. Ллеу отскакивает. Правой рукой не пошевелить, кисть, если и не сломана, то основательно вывихнута. Ничего. Убрать руку за спину, и снова шаги по кругу, по диагонали, по зигзагам. И снова бросок, теперь уже от Ллеу. Резко присесть и отправить его в полет через себя. Ллеу переворачивается, встает, сейчас самый подходящий момент… но вспыхивает пламя, и они оба замирают. Из тени звучит голос почему-то Дагмара:
— Время.
Ллеу обнимает его за плечи.
— Хорошо.
— Хорошо, — соглашается Ллир.
Он не помнит, как они оказываются в купальне. Но вот он бассейн, наполненный водой, спускается по ступеням в него Ллеу. А сам Ллир стоит и смотрит друга. И понимает, что становление снова играет свои игры: он хочет сейчас подойти и то ли прижать к себе Ллеу, то ли ударить, то ли что-то еще.
— Вот так и ловят нас в ловушку плоти, — звучит снова из теней насмешливый голос Дагмара.
— И тебя тоже?
— Чем я отличаюсь от других? Конечно, и меня.
Ллеу почему-то медлит спускаться в бассейн. Оборачивается через плечо. Глаза горят огнем.
— Ты идешь, Ллир?
Взгляд – как прикосновение. Дыхание Ллира становится прерывистым. Это всего лишь сон…
 
Ллир резко открыл глаза, сел. Сердце бешено колотилось, тело дрожало. Рядом сидел изумленный Ллеу.
— Что с тобой? Что-то приснилось? – с тревогой спросил он.
— Нет, да… приснилось, — Ллир сглотнул. – Ничего страшного. Бой, тренировка.
— С кем?
— А... с… с Дагмаром.
И ведь не соврал. Дагмар тоже там был. Ллир избегал сейчас смотреть на друга, боясь, что испытанное во сне странное чувство с новой силой возьмется за него, если он сейчас увидит лицо Ллеу, но Ллеу не знал, о мыслях Ллира, и поэтому с силой развернул его к себе лицом.
— Что там было? Говори!
Ллир медленно вдохнул, выдохнул, протянул руку, обхватил шею Ллеу и прижался лицом к его плечу. Ллеу замер. Послышались шаги, и вампиры отшатнулись друг от друга.
Вошел Вальг, успевший перекинуться в человека. Судя по бледному лицу, прогулка под солнцем ему далась нелегко.
— Они возвращаются. Нашли исток, который, как я понял, когда-то был святилищем. То есть святилище на месте истока.
Сбивчиво объяснил вампир, забиваясь в самый темный угол и пытаясь отдышаться. Ллеу тут же вытащил флягу с водой для друга. Тот благодарно кивнул, выпил и завернулся в плащ с головой.
— Они будут минут через пятнадцать. — Пробормотал он из-под плаща. — Я подремлю.
Ллеу кивнул, а потом спохватился, что Вальг его не видит.
— Хорошо. — Покачал головой. — Нелегко тебе этот забег дался.
Вампир шевельнулся под плащом, зевнул и затих. Ллеу обернулся к Ллиру и вопросительно приподнял бровь, ухмылка снова вернулась на его губы.
Ллир закусил губу.
— Исток... что же, в этих местах это не удивительно. Если люди его почуяли, то вполне логично, что поставили там алтарь. Или наоборот: алтарь притянул исток. Что ты так на меня смотришь?
Ллеу склонил голову к плечу:
— Перед тем, как вернулся Вальг, ты меня удивил.
Ллир явно смутился, но вызывающе вздернул голову:
— А я никогда и не скрывал, что меня тянет к тебе. — Тихо, чтоб не услышал Вальгаур, ответил он. — И хорошо знаю, что тебе это неинтересно.
Ллеу абсолютно по-кошачьи ухмыльнулся, напомнив рысь.
— Любопытно.
Он отошел ко входу, чтобы наблюдать за подъемом к расщелине, где они расположились на дневку и быть подальше от задремавшего Вальга. Ллир подошел к нему, стараясь оставаться в тени навеса. Все равно было неуютно от близости солнечного света, но так он мог наблюдать за тропинкой.
 
Айвор с Дагмаром появились как раз в тот момент, когда нахмуренный Ллир отступил на шаг от непривычно серьезного Ллеу. Рыжий тут же ушел вглубь тени и с наслаждением вцепился во флягу с водой.
— Она все еще с вами?
Обращенный Гедона с удивлением уставился на призрак. Девушка с тоской посмотрела на него и устроилась на том же камушке у входа, что и раньше.
— Да. Это жрица. Она показала нам святилище, которое устроили на сильном истоке.
— Ого!
Дагмар прокашлялся, выпил еще воды и устроился на камнях.
— Я все, сородичи, хочу немного подремать. Айвор, — Он поймал взгляд воина. – Спасибо за компанию.
Блондин кивнул ему.
— Спи давай.
Буркнул старший сородич, устроился у стены и тоже жадно приложился к фляге. Там в святилище, сами того не желая, они переплели свои потоки силы, чтобы отразить последний удар разгневавшегося духа и ощущение близости чужой силы не покидало его. Айвору казалось, что он до сих пор ощущает прикосновение чужих пальцев.
— Айв, расскажи, что там было, — попросил Ллир.
— Там дальше водопад, за ним святилище и мощный исток. Рыжий сделал что-то, что ей – он покинул головой в сторону духа. –не понравилось, и она ударила по нам, но на этом все закончилось. Теперь надо попасть на другую сторону ущелья, она просит ее туда отвести.
— Там дальше выход к морю. – Сонно пробормотал рыжий. – Есть поверье, что ночные должны уходить со смертью к морю, и волны даруют им покой.
— Понятно. – Кивнул Ллеу и осторожно покосился на Ллира. Тот вроде и слушал, но явно был в своих мыслях.
— В общем, поскольку нам все равно по пути, то почему бы не провести духа с собой.
Девушка явно хмыкнула и опустила голову на скрещённыеруки.
— А сами духи не могут пройти к морю? Или они всегда сидят тут и ждут кого-то, вроде нас, чтобы их провели? – хмыкнул Ллир.
— Это долго и сложно. Она не может пройти сама. Другие могут. – Дагмар зевнул, завернулся в плащ. – Идите вы уже спать, сородичи.
— Я подежурю, — поднялся Вальгаур. – Я уже подремал.
Айвор кивнул, улегся на землю, закрыл глаза. Ллеу потянул за собой Ллира:
— Пошли в тот угол, под стену, там прохладней.
Они устроились под стеной, Ллеу накинул на них обоих плащ, незаметно для других обнял Ллира за талию. Тот дернулся, но Ллеу держал его крепко. Ллир замер, а друг уткнулся носом ему между лопаток. Никто не видел, как призрак девушки печально смотрел на этих двоих.
 
Ллир проснулся на закате. На страже уже стоял Айвор, Вальгаур посапывал, раскинув в стороны руки, рядом с Дагмаром. Ллеу не было видно. Ллир резко сел, огляделся.
— Айв, а Ллеу где?
Брат махнул рукой в сторону кустов. Ллир поднялся, пошел туда. Ллеу стоял к нему лицом и что-то говорил кому-то. Ллир не видел никого, но Ллеу явно беседовал не сам с собой. «С духом беседует», — догадался вампир. На лице у Ллеу вдруг появилось изумление, он даже сделал шаг вперед. Ллир решительно вылез из кустов и подошел к нему.
 
Сказать, что беседа оказалась занимательной, значит не сказать ничего. Девушка оказалась умна и ехидна. Она немало рассказала о здешних местах, ругалась на то, что нежить вошла в святилище, но вариантов нет, поскольку верховный жрец забрал ее ножи.
Ллеу хотел было продолжить расспросы, но тут из кустов показался Ллир. Блондин махнул ему рукой, мол «тихо», и задал вопрос, который его изрядно мучил:
— Погоди, так наш рыжий тоже жрец?
Дух кивнул и усмехнулся.
«И еще какой. Таких мало. Только странно, что он отказался от всего ради нежизни»
Ллир подошел к Ллеу, положил руку ему на плечо, вгляделся перед собой, но все равно не увидел никого.
— О чем вы говорите? – мысленно спросил он друга.
— Она рассказала про их поход в святилище. — Вампир усмехнулся. — Нежить не должна осквернять его, но она не сразу поняла, кто мы такие. А теперь вынуждена принять именно нашу помощь, поскольку Дагмар забрал у нее какие-то ритуальные ножи. Она с одной стороны благодарна, с другой стороны очень зла. А, да, еще она назвала его жрецом и удивляется, почему он променял себя на свое новое существование и образ жизни.
Ллеу заржал, глядя на вытянувшееся лицо приятеля и на девушку, которая мотнула головой и ушла дальше. Признаться, он был озадачен, но в мире нет ничего страшнее кошачьего любопытства, а зверь так или иначе накладывал отпечаток на повадки и характер сородичей.
— Он был таким жрецом. Который этих духов привязывал. Вот и знает это все. И Гваура он поймал также, значит, они тоже умеют нас ловить. — Ллир пытался свести все факты. — Интересно, что он хотел тут найти? Ллеу, я уверен, он шел именно сюда, в эти места. Что-то ему тут надо. Может быть даже из его жизни.
— Не знаю, Ллир. Он сам говорил, что жил сильно севернее этих мест и от Гедо я тоже слышал нечто подобное. Равно как и историю, что он поймал Гваура чарами. Если честно, я не особо в это поверил, но, похоже зря.
Ллеу развел руками и уселся на камень, на котором до этого сидел призрак.
— Он говорил, что ему нужно к морю в определенном месте. Туда мы и идем. Почему такая компания, я без понятия. Впрочем, может это была инициатива отца. Не знаю. — Вампир покачал головой, а потом решительно вскинул ее и указал приятелю на соседний камень. — Ты выспался?
— Выспался. А что до того, что он говорит, так всему верить нельзя. Нет, он не врет, но не договаривает. Впрочем, он и не должен. Дитя рода, принятый Гедоном... наше дело, чтоб он вернулся целый и невредимый, а делиться своими мыслями он не обязан.
В голосе Ллира звучала обида.
— Таков путь обращенных, друг мой. Мы должны защищать детей рода. — Ллеу невесело усмехнулся, явно уйдя в свои мысли, дотянулся до руки приятеля и усадил его рядом с собой. — Верить или не верить... Думаю, что пройдут годы и мы разберемся. Лично за себя я, пока что, не могу дать своего однозначного ответа о том, что я думаю о Дагмаре.
— Я тоже.
Ллир пинал ногой палую листву, мелкие камни.
— Но я точно не собираюсь уступать ему только потому, что он ребенок рода.
— Что уступать? — Ллеу растрепал рыжую гриву друга. — Или в чем?
— Если он думает, что только ему можно магию знать, то ошибается. Я сам дойду до всего. Хоть его и ценят главы родов, уважают и учат наилучшие. Я сам все смогу, и докажу, что обращенные не хуже детей рода.
Старший вампир расхохотался и сгреб Ллира в охапку.
— Друг мой, никто и не говорит, что кто-то из нас лучше или хуже! Просто каждый делает свое дело и род существует. Не кипятись, огненный.
Серые глаза лучились теплом и заботой.
— Эй, вы, двое! Хватит по кустам шариться, — окликнул их Айвор. – Двигаем дальше.
 
Ночь для вампиров самое благодатное время. Пятеро сородичей быстро продвигались через ущелье. Первым шел Айвор, за ним Дагмар, младшие в середине, а замыкал цепочку Ллеу. Где и как шел дух жрицы никто не видел, но периодически те, кто мог ее видеть, замечали, как она появляется то впереди, то позади, то сбоку. Внезапно, когда они начали спускаться в долину, Айвор остановился, поднял руку. Замерли все остальные.
— Там впереди и слева… — тихо сказал он. – Опять трупы. Только уже не на деревьях.
Дагмар заинтересовано подался вперед, следом за ним повторил его движение Ллир. И тут же почувствовал зов. Теперь он был уже не просто манящий, а настойчиво зовущий, тревожный. Как будто там погибал друг, брат или… или отец… Вот только брат был рядом, друг за спиной, а отец уже давно погиб. Сердце тревожно заколотилось. Разум и чувства противоречили друг другу.
— Это уже не те, — сдавленно сказал он. – Это другие.
Дагмар посмотрел на него, подошел, протянул ему руку. Ллир помедлил, но сжал чуть теплые пальцы.
— Покажи мне, что ты видишь, что чувствуешь? – попросил Дагмар.
Ллир прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться, потом открыл глаза, усмехнулся:
— Есть более простой способ, да?
Он решительно протянул вторую руку к губам Дагмара.
— Пей. Сам все увидишь.
Ллир даже не дрогнул, когда клыки пробили кожу на запястье. Дагмар сделал несколько глотков, отступил, провел по руке Ллира пальцами, стирая остатки крови.
— Это… другое, ты прав.
— Теперь они не предупреждают, да? Теперь нападают? – полуутвердительно заметил молодой маг.
— Не знаю, — Дагмар стиснул губы.
Ллеу услышал, как смеется жрица.
«Конечно, не знает, конечно. А точнее не уверен, что знает. Ведь в его время это делали иначе».
Дагмар резко повернулся в сторону призрака, вскинул руку, жрица тут же скрылась.
— Интересное она говорит, а Дагмар?
Ухмылка искривила губы сородича. Ллеу всмотрелся в висящие в изрядном отдалении трупы.
— Я не вижу за ними теней, как вчера.
— Я тоже, и это в целом нормально. В канун праздника или сам праздник души получают упокоение и прощение, но не все.
— Занятно.
Ллеу пошел дальше по тропе, хлопнув Айвора по плечу.
— Она старше меня и ничего особо подсказать не сможет в случае чего. — Маг жестко усмехнулся. Призрак кивнул и смеясь растворился в сумраке леса. — Да и не станет, потому что мы — нежить.
Вампиры снова пошли вперед. Дагмар чуть отстал, увлекая за собой Ллира и тихо сказал:
— Если почувствуешь, что зов усиливается или как-то меняется, то скажи об этом. Лучше мы обойдем по дуге святилище. — И уже чуть повысив голос. — Давайте выше пойдем, по самой границе леса. Так спокойнее будет.
— Медленнее. — Отозвался Айвор. — Но лучше так, чем проверять свои боевые навыки.
Ллир теперь шел рядом с Дагмаром. Множество вопросов вертелись на языке, но молодой маг молчал, размышлял сам. Тени, охраняющие людей, но исчезающие на праздник. Значит, потом их меняют на других? Эти трупы снимут, другие подвесят. А на день и ночь праздника поселения остаются без своих защитников. Зов не исчезал, Ллир постоянно слышал его. Настойчивый, навязчивый, яростный. Такому трудно сопротивляться, человек и вовсе не сможет.
— Но ведь люди здесь редко бывают. Зачем тогда эта ловушка? – сказал он задумчиво вслух.
— Не ловушка, а предостережение и защита в крайнем случае. А пройти сюда можно легко. Мы же пришли своими ногами. — Ответил ему тихонько Дагмар. — Погоди.
Рыжий на мгновение прижал Ллира к себе, закрыв рукой глаза и что-то шепнул над ухом. Запах сильной крови остро ударил по всем ощущениям молодого сородича. Мир заполыхал разными красками, потоки силы клубились вокруг него. В первую секунду перед глазами заплясали огни, потом Ллир понял, что видит потоки так, как их видит Дагмар. Линии свивались и переплетались, а по сторонам и позади местами вздымались черные клубы дыма.
— Духи. Те самые. – Потрясенно прошептал Ллир.
Дагмар кивнул.
— Ты так видишь сам по себе?
— Нет, есть способ так увидеть.
— Слова, которые ты говоришь, да?
— Да, и они тоже. Если, — Дагмар запнулся, — если захочешь, я тебе потом расскажу.
Ллир молча кивнул и продолжил озирать местность и идущих рядом сородичей. Потоки вились вокруг и внутри каждого из них. Сейчас Ллир четко мог бы провести пальцами по этим линиям, о которых раньше только догадывался. Камни под ногами, примятая трава, виделись резче, будто оказались вырезанными из бумаги, и чуть поодаль плескалась ярко-голубая вода.
— А что это за озеро?
— Где? Там нет озера. – Не понял Дагмар.
— Тогда, что это такое? – Ллир вытянул руку в направлении увиденного пятна, принятого им за воду.
Дагмар вгляделся туда, остановился.
— Исток? – Изумленно сказал он. – Но там никогда не было… — и замолк.
Ллир услышал хихиканье, быстро обернулся: рядом скользил призрак девушки. Теперь вампир видел ее очень четко: заплетенные в сложную косу волосы, короткое, всего только до колен, платье, сапоги, прозрачные глаза, тонкие черты лица… Чем-то она была похожа на Дагмара.
— Не было… тебя долго не было… Великий Жрец, — усмехнулась она.
Рыжий покачал головой что-то шепнул и взмахнул рукой. С кончиков пальцев сорвался маленький огонек и умчался в сторону светло-голубых всполохов силы. На девушку он косо посмотрел и предпочел проигнорировать.
То, кем он был – осталось в прошлой жизни. Теперь он шел совсем другим путем и нельзя было сказать, что он расстраивался по этому поводу. Дагмару нравилось его новое существование и новые возможности и, разумеется, он был готов играть по тем правилам, которые диктовал новый образ жизни.
Явление призрака и неожиданно обнаруженные святилища в той долине, где истоков не было уже давно, всколыхнули воспоминания. Он чувствовал себе и взрослым магом, и ребенком одновременно. Возможно, если бы он шел один, то поддался бы соблазну, обошел стражей и пошел понаблюдать за жизнью общины. Однако не стоит истории повторять себя. И как он сам застал своего обратившего – Гваура, в священной роще, так могли поймать и его. Одно дело своя община, с которой он продолжил общаться, другое дело чужая. Впрочем, сейчас их цель – дойти до моря, а это значит, что стоит быть чуть более осторожными по дороге.
Огонек вспыхнул в ладони Дагмара, он пропустил его между пальцами, словно юркого зверька и чуть нахмурился.
— Видимо земля здесь возрождается, и жрецы возвращаются. По идее святилище должно быть близко к истоку. – Он оглянулся на Ллира. – Я слышал старую легенду об этих местах. Давно, когда еще был человеком.
— Вы там не потерялись? – С усмешкой в голосе окликнул их Вальгаур. – Пошли еще чуть выше.
Молодые вампиры обнаружили, что действительно приотстали от остальных и поспешили нагнать. Дагмар с тоской оглянулся на остающуюся ниже долину с истоком и решил, что обязательно вернется сюда.
Призрак снова усмехнулась почти над ухом.
«Туда тебе пути больше нет. Ты мертв, Великий Жрец. Ты разменял себя».
Девушка зловеще ухмыльнулась и заглянула в лицо мага. На удивление тот ответил не менее жуткой ухмылкой.
— Теперь мне везде открыты пути.
Он прошел сквозь нее и уверенным шагом нагнал остальных. Призрак удивленно замер, а потом метнулся куда-то в сторону леса и исчез.
 
В сумерках: Откровения
Еще какое-то время Ллир видел скользящего рядом призрака, но потом его черты все больше размывались, голос растворялся. Мир снова возвращался к привычному ему облику. Молодой вампир шел рядом с Дагмаром и размышлял обо всем увиденном и услышанном. То, что рыжий был при жизни жрецом какого-то культа, человеческим магом, он знал и раньше. Как и тот факт, что при обращении открываются иные возможности, неведомые людям: способность ощущать потоки силы, текущие по всему миру, умение видеть в темноте, открываются магические возможности, и многое другое. Его собственная человеческая жизнь была с одной стороны недавно, с другой по людским меркам сменилось уже минимум одно поколение. Тех, кого в той жизни он звал братьями, сестрами, матерью, отцом, уже умерли, но его дом все еще стоял на том же месте, где и раньше. Ллир как-то раз бывал в тех краях уже сильно после обращения. Ждал, что его захлестнет сожаление, боль, тоска по ушедшей жизни. Смотрел на поселение, где так же, как и при нем, суетились люди, зашел в свой старый дом, где теперь жили состарившиеся дети его младшего брата. Трогал вещи, памятные из тех лет. И ничего не чувствовал, совсем. Как будто смотрел на совсем чуждый мир. С тех пор он больше не возвращался в те места, где прошла его человеческая жизнь, и не вспоминал даже о ней. В конце концов он не был ни Великим Жрецом, как Дагмар, ни Сильным Воином, как Айвор. Его жизнь текла бы мерно и ровно: работа в поле, в лесу, женитьба на какой-нибудь девушке из соседнего поселения, дети, старость, смерть. Один из многих. Так было бы, если бы он не попался однажды Гвауру, который, непонятно почему, решил обратить молодого человека. И существования Ллира изменилось раз и навсегда, обрело смысл. Правда, пока что он не понимал еще какой именно, но точно знал, что смысл есть.
Зов не утихал, но хотя бы отдалился. Ллир сказал об этом Дагмару, тот кивнул:
— Мы удаляемся от их жилищ.
— Странные обряды, — сказал Ллир.
Дагмар пожал плечами.
— Люди говорят о детях ночи, как о жуткой нежити, но мы не вытворяем с людьми того, что они вытворяют сами друг с другом. – Продолжил молодой сородич.
— Увы, люди слишком ненавидят тех, кого боятся. — Ответил Дагмар.
 
Внезапно перед идущим первым Айвором метнулся всполох огня. Яркая вспышка осветила тропу, Айвор умело увернулся, остальные кинулись врассыпную. Огненный шар пролетел мимо, рассыпался искрами. Дагмар тут же выдвинулся вперед, но его оттеснили Айвор и Ллеу, Вальг и Ллир заняли позицию по сторонам от сына Рода. Быстрый осмотр по сторонам, четко, как на тренировках, мысленная связь для переговоров.
— Справа чисто.
— Слева чисто.
— Сзади никого.
— Они впереди.
— Сколько?
— Проверить!
Ллеу тенью рыси скользнул во мрак.
— С тропы, в сторону. – Приказал Айвор.
Четверо вампиров быстро отошли.
— Трое. Люди. – передавал Айвору Ллеу, а тот уже остальным. – Один, похоже, жрец или маг. У него амулет в руке, просматривает окрестности.
— Огненный шар?
— Второй амулет. Он умеет пользоваться только ими.
— Ллир, помоги ему уронить их.
Ллир кивнул, вспоминая все, чему успел научиться по магии иллюзий. Невидимым для человеческого глаза, он пошел вперед по дуге, чтобы оказаться за спиной у нападавших.
— Ллеу, покажи мне место, где они стоят.
Перед внутренним взглядом возникла четкая картинка местности. Ллир подкрался ближе, он уже видел этих людей, напряженно всматривавшихся во мрак ночи. И тут один из них повернулся, уставился прямо на Ллира, недобрая усмешка исказила его лицо, и прямо в Ллира полетел огненный шар. Маг автоматически поднял руку, перехватывая удар. Огонь перетек ему в руку, и Ллир послал с силой шар обратно. К его удивлению, жрец (или маг, кем бы тот человек ни был) не загорелся, огонь ударился о защиту, стек по ней на землю. Жрец поднял руку для второго удара, и тут ему на плечи обрушилась рысь. Ллеу был в ярости, и через секунду человек уже лежал на земле с перегрызенным горлом. Ллир рванул вперед, схватил за руки двоих сопровождавших жреца, с силой дернул, ломая им кости.
— Неплохо, ребятки, очень даже. – Одобрил подошедший Айвор. – Дагмар…
Рыжий вампир уже присел на корточки возле трупа, осматривая амулеты. Призрак заинтересованно склонилась рядом.
— Это был один из младших жрецов, я бы сказал, что весьма невысокого посвящения. Ночная община.
Он оттянул ворот рубахи одного из охранников и показал татуировку на его шее.
— А у тебя такая была? — Голос Ллеу звучал хрипло, в нем еще слышался отголосок рысьего рыка.
— Нет. — Рыжий мотнул головой. — Так отмечались жрецы и их слуги. Как вот...
— А она назвала тебя жрецом. Почему?
Ллеу ухмыльнулся. В глазах Вальгаура и Айвора появилось куда большее количество заинтересованности.
— Так значит все же не байки. — Тихо пробормотал старший сын Гваура. Рыжий же просто ухмыльнулся на это.
— Потому что жрецом я все же был. — В глубине серых глаз блеснуло что-то недоброе. — Итак, сородичи, у нас несколько вариантов. Первый — мы сейчас просто уходим на хребет и, пытаемся добраться до моря по скалам под солнышком. Не самый удобный вариант, да и заметить нас на склонах будет не так сложно. Второй вариант — мы можем сейчас передохнуть, прикинуться жрецом со спутниками и разыграть все так, чтобы спокойно отдохнуть в поселении, подпитаться у истока и напиться свежей крови. Ну и праздник отпраздновать. Третий вариант — сейчас мы тут все обставляем так, будто это было нападение на более старшего в иерархии и оставляем тела здесь, расчертив определенные символы по земле, после чего идем днем и не таясь через подлесок. Если пойдем только ночью, могут быть проблемы. Но нам осталось не далеко, день пути.
Он вопросительно посмотрел на Айвора и остальных. Признаться, вариант прийти в открытую в общину ему был, как минимум, интересен.
— Отлежаться после двух с лишним недель дороги вариант конечно заманчивый, но слишком рискованный, на мой взгляд.
Вальгаур попытался поймать взгляд Айвора, чтобы понять, о чем думает напарник. Но тот задумчиво разглядывал ребенка Рода, стоящего перед ним.
— А ты сможешь достоверно сыграть жреца.
Порыв холодного ветра рванул плащи, скинул капюшоны и заставил поежится. Ветер смеялся нежным женским голосом.
"Он не сможет уйти. Он Великий Жрец!"
Вампиры начали озираться, опять занимая позиции вокруг рыжего мага, который лишь закатил глаза.
— Ой да отстань, ночная. Я ведь могу твои ножи и в общину подбросить.
Призрак метнулся вокруг сородичей, заглянул в глаза Ллеу, не успевшему даже отшатнуться и замер нос к носу перед Дагмаром.
"Не посмеешь! Не нарушишь! НЕТ!"
— Так я и не нарушу. Просто тебя проводит другой или другая. Тебе же не понравилось, что именно я их забрал.
На это призрак как-то растеряно посмотрел на мага, словно закончился яростный запал. Она вгляделась в его глаза.
"Не боишься."
— А должен? Уймись, дух, и просто иди следом, если ничем помочь не можешь.
— Почему ты ее все время гонишь?
— Потому что дух ночного жреца способен питаться силой окружающих живых, чтобы поддерживать себя. С нас много не возьмешь — сами не вполне живые, а людей у нее вокруг мало было.
— Ого! А дневные? — В глазах Вальга светился интерес.
— Дневные подпитываются от окружающего мира.
— Но почему все-таки их, призраков, провожать надо? Это что, с каждым духом жреца кто-то ходит к морю? Тогда почему с ней никто не пошел? – задал вопрос Ллир.
— Умерших жрецов провожают к морю, чтобы на границе всех стихий они сами выбрали свой путь или остались беречь живых. Дар последней воли. Что до нее, то святилище было разграблено, а она убита, судя по всему. Я не видел ее тела, но ритуальное оружие было у алтаря, а этого достаточно, для того, чтобы дух пошел следом.
— Понятно. Жест доброй воли.
Ллеу увидел, как призрак оскалился.
— Ллир, знаешь, ей не нравятся эти слова.
— Ее проблемы, — отмахнулся Дагмар. — Сделать нам она ничего не может, а вот мы ей изрядно еще можем доставить неприятностей.
— Погоди, но получается, что она не живая, не мертвая, но и не такая, как к примеру, мы. Тогда, куда она, вернее то, что от нее осталось, стремиться? И что осталось?
Вальг фыркну:
— Ведовские штучки, размышления, эксперименты... Что откуда взялось? Что было раньше: курица или яйцо?
— Вальг, но правда ведь, интересно. Разве ты, в бытность свою человеком, не молился богам, не боялся смерти?
— Боялся, — кивнул Вальгаур. — И умер все равно.
— И оказался все равно в этом же мире, но в другой ипостаси...
— Хватит. — Прервал их спор Айвор. — Потом поговорите на эту тему. Сейчас надо решать, как нам быть. Марэн, мы должны как можно быстрее прийти к морю, так?
 Дагмар кивнул.
— Тогда идем днем. Раскладывай этого, — он кивнул на жреца, — как там полагается. Вальг, Ллир, вам еда. Эти двое.
— А вы? Ты, Ллеу? Дагмар
— Мы старше, — серьезно ответил Айвор. — Нам пока не так надо. Вы — немедленно питаться.
Люди, которых Ллир все еще держал за сломанные руки, попытались дернуться, но Вальг перехватил одного, Ллир второго. Короткий укус, и люди обмякли в руках вампиров. Младшие одновременно оторвались от своей еды, посмотрели на Дагмара. Тот кивнул, отпил от каждого из людей по нескольку глотков.
— Айвор, Ллеу, — негромко сказал он, вытирая губы, — думаю, вам тоже стоит подкрепиться ими.
Айвор пожал плечами, но возражать не стал, перехватил жертву у Ллира, разодрал когтями человеку грудь, вытащил сердце, выжал себе в рот сочные капли крови. Также поступил и Ллеу с жертвой Вальгаура.
Дагмар тем временем продолжил создавать видимость прошедшего здесь боя. Он вытащил из схрона длинный и чуть изогнутый медный нож, начертил несколько символов на земле, что-то прошептал и над знаками вспыхнули огоньки. Через несколько секунд они погасли, однако у всех сородичей осталось ощущение, что здесь сейчас был магический бой.
— Ого! Это тоже человеческое или уже потом научился?
— Коррах научил. — Дагмар начертил символ, который был вытатуирован на шее у воинов и обвел его в круг, после чего начертил поверх новый символ, состоящий из особым образом соединенных кругов. — Вот теперь все. Фактически, по тому, как оно здесь выглядит, я бы предположил, что этот, — Он указал на тело. — Напал на того, кто ему оказался не по зубам. Кстати, что интересно, его духа я не чую.
Рыжий быстро обшарил одежду покойника и ухмыльнулся.
— У него даже ритуального оружия нет. Значит и у нас нет проблем. — Маг встал. — Теперь уйдем выше и передохнем, а путь продолжим к утру, выспавшись. Лучше перестраховаться на случай встречи. — Он тяжело вздохнул и оглядел всех. — Простите меня. Я действительно не знал, что эта долина обитаема теперь. Иначе мы пошли бы другим путем.
— Ну, хотя бы не скучно. — Широко ухмыльнулся Айвор, на удивление окружающим. — Давай, ищи тихое место и потом днем прогуляемся.
Тихое место нашлось довольно быстро. Сразу за уступом начинался крутой спуск вниз, а между скал виднелась пещера.
— Если там не сидит медведь или волк, то можем расположиться, — заметил Вальгаур.
— А если сидит, то нам будет мягче на шкуре, — усмехнулся Ллеу.
— Главное, чтобы там не было вдруг толпы людей, — серьезно ответил Айвор.
Дагмар молча протянул руку, запуская поисковый импульс.
— Никого. Ни людей, ни зверья. Можем тут задержаться до рассвета. Потом придется идти по солнцу.
Ллир и Вальгаур переглянулись. Им, как самым молодым, пока еще редко доводилось бывать подолгу на солнце, тем более идти световой день. Каково это будет? Ни один из них не сомневался в своих силах, но привычный, въевшийся за годы жизни во мраке страх перед солнечными лучами был сильнее разума.
— Амулет в сумке, если что, — прошептал Вальгаур на ухо другу.
Ллир кивнул, похлопал по своему боку, демонстрируя, что и он запасся в дорогу.
Тем временем Айвор и Ллеу обошли пещеру.
— Да, вполне. Большая, сухая. Можем остаться пока здесь. Ллир, Вальг, вам спать первыми, и без возражений.
 Но возражений и не было. Вампиры постелили на землю плащи, улеглись и почти тут же заснули, прижавшись спиной к спине. Айвор накинул на них свой плащ, отошел, прислонился к стене пещеры, глядя на рассветные лучи, поднимавшиеся потихоньку над перевалом. Дагмар собрался было отойти, но Айвор заговорил:
— Марэн, скажи, ты что-то хотел найти в этих краях? Ведь не просто так мы тут пошли. К морю могли идти совсем иначе, более короткой дорогой. И этот призрак… долго он будет за нами идти?
— Она, — поправил Ллеу, подходя к ним.
— Пусть «она».
— Нет, недолго, — ответил Дагмар. – Нам осталось пройти всего один переход. Там, внизу, уже будет море, там она пойдет своим путем, а мы своим.
— А если нет? – Айвора всерьез тревожил этот вопрос. – А если продолжит идти следом?
— Я сделаю так, что она не сможет идти за нами. – Угрюмо ответил Дагмар.
Ему упрямо лезла в голову мысль, что в иной ситуации, он сам мог бы стать вот таким неупокоенным духом, метаться в поисках выхода, пытаться прорваться в неведомое, и каждый раз натыкаться на стену, потому что для жрецов всегда был лишь один путь: путь ритуала. И сколько еще таких призраков может быть ходит по земле Эрин! И сколько еще будет!
— Что ж, тогда ложись и ты отдыхать. – Сказал Айвор. – Мы с Ллеу покараулим.
Дагмар кивнул.
 
Ветер на рассвете почти стих. Айвор сидел, откинувшись на стену пещеры и наблюдал за спящими сородичами. Ллеу бесшумно присел рядом.
— Такие мирные, да?
— Пока спят, не спорю. Что делает призрак?
— Сидит там. — Обращенный Гедона махнул рукой в сторону ближайшей кучки камней. — Смотрит иногда на нас, изучает.
— Это она говорила там?
— Да. Что-то она увидела в нашем маге.
— Еще бы понять, что.
 
Они шли уже полдня, Ллир и Вальг нервничали, хоть и старались не показывать этого своим спутникам. Теперь первым шел Дагмар. Он был переодет, рыжие волосы были заплетены в косы и лежали поверх длинного запашного одеяния, которое он неведомо где взял. Кроме того, откуда-то на нем появился пояс с сумкой, несколькими мешочками и два чуть изогнутых ножа, подозрительно похожих на те, которые Айвор видел в пещере жрицы. Прочие вампиры особо одежду не меняли, только скинули и убрали плащи. Их можно было принять за мирных путников в сопровождении местного проводника. За все время, что они шли по тропе, им не встретилось ни одной живой души.
— Странно, что тут забыл тот жрец? И почему он напал? – спросил не выдержавший Ллир.
— По-моему, — тихо ответил Ллеу. – Это из-за нее. Из-за призрака.
— Думаешь, она приманила их, чтобы убить нас?
— Да.
Дагмар, идущий впереди них, услышал и вступил в разговор:
— Ей невыгодно было бы убивать нас, тот жрец не отвел бы ее к морю.
— Ну и что? Может быть ей хотелось именно уничтожить нас. Или тебя. – Пожал плечами Ллир.
— Убить меня… Этого многие хотят, — невесело усмехнулся рыжий.
Ллир замолчал.
 
Мысленный зов настиг как всегда неожиданно. Дагмар чуть оступился и замер, махнув остальным.
— Мальчик мой, здравствуй. Я тебя не разбудил, судя по всему.
— Здравствуй, Гедон. Нет, мы идем сейчас.
— Ты нашел выход к морю, о котором говорил?
— Мы еще на пути туда. Увы, похоже в той долине, через которую был бы наиболее удобный проход от новой точки телепорта, снова стали селиться люди. Похоже, что община ночных жрецов.
— Бывало и хуже. Договориться пробовал?
— Еще нет, мы пока никого кроме стражей не видели.
— Тогда отложим. У тебя две недели, чтобы закончить дела и вернуться. Прибыл Коррах, и он хочет тебя видеть. Мы дождемся Вальде, после чего ваша дружная компания будет нас сопровождать.
— Как скажешь. Мы успеем. – Во фразе повисла странная заминка. – Князь Коррах приехал один?
— Да. – Гедон даже не пытался скрывать усмешку в интонациях. – Две недели, Марэн. И скажи это Ллеу и Вальгу, после заставы пусть сразу едут домой.
— Хорошо.
— До встречи.
 
 Рыжий открыл глаза и перевел дух. Долгие мысленные беседы пока что давались тяжело. Айвор обнаружился рядом, закрывая его от всех, но пристально наблюдая.
— Ну? – Он вопросительно вскинул бровь.
— Гедон. – Дагмар еще раз глубоко вдохнул и выдохнул. – Он сказал, что прибыл Коррах и они ждут Вальдзаара. Потом мы будем их куда-то сопровождать. У нас две недели на то, чтобы закончить все и вернуться. Кстати, — Он поймал взгляд Ллеу. – Тебя и Вальга это тоже касается.
— Ничего себе! – Вальгаур рассерженным котом прошелся взад-вперед, не то чтобы он не был рад вниманию и оказанной чести, но и свои планы у него тоже имелись. – А что-то конкретнее сказал?
— Нет, только велел через две недели быть дома.
— Грустно. — Ллеу поджал губы. – А я уж надеялся…
— Да я тоже. – Поддержал его Вальг.
— А если начистоту, Дагмар.
— Что, Айвор?
— Какова цель поездки?
— Разведка перспективных точек телепорта для расширения сети. И раскидать метки маршрута, чтобы от них было удобно ехать.
— Ты что, уже сам можешь ставить постоянный телепорт? – Изумленно спросил Ллир, вскинув бровь.
— Нет, силенок пока не хватит на такое. – Хмыкнул рыжий. — Но принципы и правила знаю, а еще участвовал в создании подобного. Да и не один я здесь. – Он чуть улыбнулся остальным. – Вы со мной.
— Одно не пойму. – Айвор вновь натянул на лицо привычно-спокойное выражение. – А почему нельзя было сказать сразу, что и как?
— Потому что ты бы взял меня за руку и потащил по верху гряды или по той стороне. И, скорее всего, мою просьбу не учел бы.
Айв хмыкнул. Верно, не учел бы. И потащил бы так, чтобы тихо и безопасно, а главное быстро. Он покачал головой.
— Ладно, засчитано. Что дальше?
— Ну, мы уже почти пришли. Предлагаю завершить и, либо с парнями через заставу, либо сразу назад после этого.
— Разумно. – Кивнул Ллеу. – Тогда продолжаем движение, потом уже решаем, каким составом пойдем и куда?
Остальные согласно кивнули. Ллир грустно улыбнулся сам себе. Перспективы были нерадостные. Но теперь хотя бы было понятно, почему идут Ллеу, Вальг и Айвор. Ставить телепорты – занятие интересное и важное, а главное сложное, требующее изрядно сил и умений. Но Ллир тут не помощник, он в этом пока что вообще не разбирается. Тогда зачем тут он? Посоветоваться было сейчас не с кем. Айвор вел отряд, Ллеу посвящал много времени слежению за невидимым духом, Вальг, как и сам Ллир, был занят охраной отряда, а Дагмар… ну, Дагмар, как всегда, был занят иными сферами, неведомыми обращенным рода. Ллир твердо решил на первом же привале поговорить с Айвором по душам.
 
Они спустились еще ниже в долину, впереди открывался потрясающе красивый вид: разноцветные вершины деревьев плескались, как огромное море, солнечный свет придавал им особо причудливые формы. А впереди поднималась тонкая струйка дыма. Ллир указал рукой вперед:
— Там люди, — уверенно сказал он.
Дагмар кивнул.
— Да, я так и предполагал. Что ж, идем к ним?
Айвор согласно кивнул.
— Мы будем помалкивать, а ты сам все скажешь.
 
Вампиры подходили к человеческому поселению, все сильнее пахло кровью, которая текла в телах жителей этих мест. Ллир и Вальгаур переглянулись, стиснули синхронно клыки. Жажда становилась почти невыносимой. Айвор покосился на них, но ничего не сказал.
— В этом месте живут те, кто не любит смерть, — нараспев протянула жрица, обращаясь к Ллеу. – Вашего мертвого мага они убьют. Они умеют убивать таких, как он. Как вы все. И никто не спасется. Идите, идите.
Ллеу остановился:
— Марэн, ты слышишь, что она говорит?
Дагмар усмехнулся.
— То, что на ее месте говорил бы и я. – Он резко повернулся к духу: — Ты просто боишься, жрица, боишься меня и моих спутников. Потому что знаешь, кто мы. Потому что встречалась с такими раньше. Или они же тебя и убили?
Дух оскалился, метнулся в сторону, не подтверждая, но и не опровергая версию рыжего вампира.
— Идем.
Они спустились к большой поляне, на которой было много людей. Звенели какие-то музыкальные инструменты, женщины, мужчины, дети танцевали на вытоптанной поляне. За деревьями виднелась дорога к поселению.
— Праздник какой-то? – поинтересовался Ллир, сглатывая слюну.
— Так поворот года же! – напомнил Вальг.
Дагмар пожал плечами.
— Может и какой-то их собственный праздник, совпадающий по времени с поворотом года, но скорее всего нет. В каждом поселении свои правила жизни, и это не исключение.
Он остановился, осмотрел своих спутников, покачал головой.
— Ллир, Вальг, вы плохо выглядите.
— Выдержим, — огрызнулся Ллир.
Айвор молча достал из сумки флягу, протянул молодым сородичам.
— Что это такое? – подозрительно осведомился его брат.
— Гедон дал, когда выходили. Сказал, что это надо пить в критических ситуациях, когда нельзя кровь достать. Вроде как заменяет ее, что ли. И пить надо немного, по паре глотков.
Ллир решительно взял из рук Айвора флягу, отхлебнул два глотка, передал флягу Вальгу. И тут же кровь забурлила в его венах, сердце застучало так, что вампир испугался, что оно вырвется из груди. Он задышал быстро, хрипло. Дагмар дернулся к нему, Ллеу также рванул к Вальгу, сильные руки не дали молодым вампирам упасть от переполнивших их ощущений.
— Ничего себе, — выдохнул кот, когда смог говорить.
Дагмар жадным взглядом проводил флягу, которую Айвор снова убрал в сумку, поймал такой же взгляд Ллира.
— Надо будет изучить, что там намешано, — негромко сказал он.
Ллир кивнул и только теперь заметил, что Дагмар поддерживает его за плечи. Маг смутился, попытался отступить на шаг, Ллир сжал его пальцы, удерживая рыжего на месте:
— Изучим, — сказал он.
Айвор, незаметно наблюдающий за ними, спрятал улыбку. Кажется, отношения Ллира и Дагмара стали налаживаться, и младший брат перестает стесняться и переживать свою мнимую измену. Он поправил у Ллира на плечах плащ, смахнул ветки с рукава Дагмара.
— Пошли, нас конечно не ждут на неведомом празднике, но мы и сами можем заглянуть.
 
Пятерка вампиров вошла в ворота, им навстречу выступил высокий человек в капюшоне, накинутом на лицо.
— Кто вы и чего ищете здесь? – важно спросил он.
Дагмар откинул с головы накидку, и человек осекся на полуслове.
— Великий жрец, — благоговейно выдохнул он, опускаясь на колени.
Марэн с высокомерным выражением лица кивнул, опустил руку ему на голову.
— Проводи нас в поселение.
— Для нас огромная честь твое присутствие на празднике.
— Мои спутники также окажут вам эту честь.
Человек поднял голову, осмотрел вампиров, глаза его остановились на Ллире.
— Твой сын, великий жрец, будет почетным гостем, как и твои друзья.
Ллир чуть не закашлялся, Дагмар же удержал выражение лица, соответствующее ситуации и позволил себе снисходительную улыбку.
— Не сын, брат.
— Прости мою ошибку. — Улыбнулся человек. — Вы похожи, и это не удивительно. Желаешь ли ты чего-нибудь, Великий Жрец?
— Желаю воды и несколько колосьев с последнего снопа, который вы сняли этим утром. А также поговорить с вашими жрецами, узнать все ли у вас благополучно. Мои же спутники нуждаются в отдыхе, мы проделали долгий путь.
— Откуда пришел ты?
— С севера. — Уклончиво ответил рыжий маг и мягко улыбнулся, однако глаза остались непроницаемыми.
Мужчина подозвал нескольких парней и велел проводить дорогих гостей.
Сородичей проводили в просторный общий дом и предложили еды. К Дагмару же подошли молодой юноша и старуха. Женщина внимательно посмотрела на него вблизи и изумленно ахнула. Она собралась было что-то сказать, но явно оборвала себя на полуслове.
— Здравствуй, жрец.
— И тебя темной ночи, сестра.
Старуха снова внимательно прищурилась, после чего хитро улыбнулась и взяла рыжего мага за руку.
— Пойдем, я проведу тебя в святилище. — И едва шевельнула губами. — Дагмарэн.
Рыжий стиснул челюсти, губы сжались в тонкую нитку. Того, что еще могут быть живы те, кто мог его узнать он не ожидал. Чуткие уши Ллира и Ллеу уловили слова старой женщины, но вампиры только переглянулись. Обсуждать все происходящее следовало позже и наедине.
— Нам пойти с тобой, брат? – спросил Ллир.
Дагмар внимательно посмотрел на него.
— Нет, не сейчас. Позже.
Рыжий вампир кивнул, отступил на шаг. Вопрос, нужна ли помощь, был задан, ответ получен. Айвор одобрительно хмыкнул, скинул с плеч суму.
— Раз уж попали на праздник, то и принарядиться стоит, — заметил он.
— Вы можете расположиться вон там, — подошла к ним красивая девушка. Вроде и взрослая уже, но косы не заплетены, значит незамужняя.
— Не мешайся, Агнес, — окрикнула ее старуха. – Гости сами разберутся.
— Я только помочь, — Агнес подмигнула Вальгу, тот ответил ей мягкой кошачьей улыбкой.
— Как только помощь потребуется, красавица, я сразу тебя позову.
— Ой ли?! – изогнула бровь девушка.
— Обещаю, что тебя. – Вальг снова улыбнулся, и девица растаяла.
Старуха схватила ее за плечи, рывком оттащила в сторону.
— Пошла прочь! Не подходи к ним!
— Почему это? – не понял Вальгаур. – Мы мирные путники, девушку не обидим.
Старуха покосилась на него, потом перевела взгляд на Дагмара.
— Ты хотел в святилище. Идем.
Дагмар и старуха вышли из дома.
 
Перед старухой расступались, когда она вела к святилищу рыжего мага. Весть о том, что в поселение на праздник прибыл великий жрец, разнеслась быстро. Кто-то шел за благословением, кто-то просто посмотреть, но эти двое шли через толпу, не обращая внимания на остальных.
Куча мыслей роилась в голове вампира, сила смертной женщины ощущалась знакомо, только вспомнить он почему-то не мог. В том, что они были знакомы, он не сомневался. Чужая сила плеснулась рядом, хлестнув по нервам. Они подошли к кругу камней в священной роще, оба синхронно сотворили жест обращения к духам принятый в той общине, откуда был родом Дагмар. Он не выдержал, в открытую повернулся и принялся разглядывать ее, всматриваясь в изменившиеся со временем черты лица, неожиданная догадка изумила его.
— Мэвис?! — шепнул маг едва слышно.
— Уна. — Хитро улыбнулась женщина.
— Дочка Мэвис. Я помню.
— Мы меняемся, в отличии от тебя. — Она расплылась в улыбке, в глубине все еще ярких глаз притаились искры смеха. — Но я не выдам твой секрет, жрец.
Они замерли перед алтарем и Дагмар осторожно принялся разглядывать переплетение потоков силы. Он привычными жестами начертил в воздухе символы и прошел дальше к чаше с водой. Сейчас рядом с ней на земле горел костер, огонь из которого чуть позже разнесут по домам, чтобы даровать всем жителям благословение богов и защиту от духов в ночь поворота года. Пламя потянулось к его рукам, словно верный пес, ластящийся к хозяину, зазвучали слова молитвы духам хранителям, которые внезапно разнеслись эхом. Впрочем, возможно воображение играло с ним в дурные игры. Маг зачерпнул пригоршню воды, умыл лицо, провел руками по волосам.
Когда он открыл глаза, зрение на миг изменило ему. Мужчина снова ощутил себя ребенком, впервые пришедшим в святилище. Лес вокруг протягивал к нему серебристые ветви, тихо шелестел, сила вилась вокруг него, пока не сплелась в плотный кокон, внутри же поселилось ощущение тепла и поддержки.
— Воистину, ты великий жрец, раз эта яростная сила льнет к тебе так.
Голос, зазвучавший рядом, был молодым и сильным, как и его обладатель. Дагмар медленно повернул голову, переводя дух после ощущений, захлестнувших его и сейчас оставивших в опустошении. Говоривший был высок, светловолос и имел неприятную ухмылку.
— Многих ночей и дней тебе, брат. — Рыжий чуть улыбнулся уголками губ.
— И тебе, жрец. Твоя сила поражает.
— Иден, где твоя вежливость! — Пожурила мужчину Уна. — Гость устал с дороги!
— Прости, сестра. Я давно не видел такого.
— И мало когда увидишь! — Усмехнулась женщина. — Прости его, Великий жрец, Иден не встречал подобных тебе.
Маг позволил себе чуть снисходительную улыбку, а потом улыбнулся более тепло и спокойно.
— Мое имя Дагмарэн, я пришел с севера. Не ожидал, что здешняя община так разрослась и я рад ее процветанию.
— Я Иден, как ты уже понял. Пойдем, я отведу тебя к нашим жилищам, чтобы ты мог передохнуть.
— Иден, я хочу, чтобы и о моих спутниках позаботились. Мы много дней провели в пути.
— Не волнуйся за них, я уверен, что Уна проследит, чтобы они ни в чем не нуждались.
— Уна проследит, чтобы вы двое сейчас пошли отдыхать. Один с дороги, второй после ночной молитвы.
Дагмар усмехнулся и поклонился ей.
— Все так же строга.
— Вы знакомы? — Изумился светловолосый жрец.
— Есть такое, но эту историю я возможно расскажу позже.
Идена окликнул кто-то из жрецов и он, извинившись, отошел в сторону.
— Он еще совсем мальчишка, но уже силен и внимателен, как и его отец.
— Один из старших?
— Годом раньше он стал старшим среди жрецов. Его признали все.
— Неплохо.
— Ты совсем не изменился. — Мягко улыбнулась женщина, меняя тему. — Вы не меняетесь.
— Такова наша сущность. Но об этом, я попрошу тебя...
— Я все помню. И, как понимаю, твои спутники подобны тебе. Не стоит говорить лишних слов, эта встреча мне приятна. Пойдем, отдохнешь с дороги, жрец. — Она задумчиво посмотрела на него. — Ты снова можешь ходить под солнцем?
— Да.
 
Тем временем оставшиеся без внимания жителей поселения вампиры скинули плащи, расположились на скамье у стены. Айвор вытянул ноги, прикрыл глаза, полностью доверяя младшим безопасность. Ллеу с напряженным лицом замер у двери.
— Этот дух опять с тобой говорит? – поинтересовался Ллир.
— Да она не затыкается, — нервно ответил друг. – То об опасности твердит, которая нам тут грозит, то нас самих пугается.
— А про Дагмара тоже говорит?
— О, про него уже немало наговорила. И жрец он бывший, и маг великий, и убийца ночной, и мучитель людей и нелюдей… Слушать противно.
— Ну, доля правды в ее словах есть. – Заметил Ллир.
Ллеу вздохнул, сел рядом с ним, взъерошил рыжие пряди младшего сородича.
— В том-то и дело, что только доля. Зато грязи и дряни столько, что противно слушать. А не слышать не получается.
— А ведь эта старуха назвала Дагмара по имени, значит, она его знает? Знала? – вступил в беседу Вальгаур.
Ллир кивнул.
— Получается, что так. Только Дагмару уже больше ста лет во Тьме, а ей на вид не больше шестидесяти. Значит, не могла она его знать.
— Может, здесь живут дольше?
— Вряд ли. Люди не могут жить долго, просто не выживают, — заметил Айвор, внимательно прислушивавшийся к беседе.
Послышались шаги, Вальг быстро метнулся к порогу, распахнул дверь, чуть не сбив с ног Агнес с подносом в руках.
— Ой! – вскрикнула девушка. Вальгаур одной рукой подхватил ее за талию, другой придержал поднос.
— Спасибо, милая. Это ведь нам? – просительно выдал он.
Агнес зарделась.
— Да. Тут вам покушать. Вот яблоки, мясо вяленое… мед… вода…
— Замечательно. – Ллеу помог девушке поставить поднос на стол.
Он только собрался задать ей вопрос, как в двери появилась давешняя старуха. Повелительным жестом она велела Агнес убираться, та выскочила за дверь, успев подмигнуть Вальгу и скорчить жуткую рожу в спину старухи. Та прошла вперед, поклонилась гостям.
— Мое имя Уна, вы можете остаться здесь, а можете перейти в другой дом, где вам будет удобней. Здесь собираются все, а там вы сможете остаться только в своей компании.
— Спасибо за заботу, Уна, — вежливо ответил Айвор. – Мы ни в коем случае не хотели бы мешать заведенным обычаям. В этих краях мы люди новые.
Уна уставилась на него в упор.
— Я знаю, кто вы, — сказала она тихо. – Вы пришли с Дагмарэном, я знала его, еще когда он только сменил путь жреца на новый путь. На тот, на котором и вы все стоите.
— Но откуда ты его знала? – не удержался Ллир.
— В нашем семействе живут долго, — ответила Уна. – Он был жрецом в общине, где жила моя семья. Я была совсем маленькой девочкой, когда Дагмар, уже выбрав новый путь, приходил к нам. Но я хорошо его запомнила.
— Ничего себе, — присвистнул Ллир.
Уна посмотрела на него.
— Ты брат Великого Жреца, и тоже жрец, как он сказал.
Ллир пожал плечами:
— Ну, раз он так сказал, то да, конечно.
— А вы все тоже не чужды особой силы, — старуха обвела взглядом всю компанию, – которая нуждается в подпитке. Вы хотите крови?
Вальг аж дернулся, на миг показались клыки, но кот быстро овладел собой. Ллир тоже почувствовал, как при слове «кровь» все внутри сжалось в комок. Крови молодые сородичи хотели, но надо было сдерживаться, делать вид, что они ничего не понимают.
— О чем ты, Уна? – изумленно спросил Ллеу.
— О крови. Ведь вы, как и Дагмар, питаетесь человеческой кровью.
— Ты ошибаешься. – Айвор поднялся со скамьи, — ни мы, никто другой не может питаться кровью. Это противоестественно самому существованию человека.
— Верно, — кивнула Уна. – Но вы жрецы, ходящие с духами. Дагмарэн говорил моей матери, а она рассказывала мне, что для некоторых жрецов есть путь дальше. Не все могут по нему пройти. Духи либо придут и позовут с собой, либо нет. Он много говорил, но я не все помню.
Вампиры ошалело уставились на старуху. Айвор вздохнул:
— Мы примем твое предложение об отдельном доме, так будет лучше. Что ж до крови, — он покосился на молодых сородичей, — то это не тема для разговоров. И пока что не будем об этом.
Уна улыбнулась, кивнула, сделала приглашающий жест, чтобы проводить их за порог. Выходя, Ллир сунул в карман яблоко с подноса. Вампир там, или нет, а жрать хотелось чисто по-человечески.
 
Дом, отведенный гостям, был крепким, светлым, с низким потолком, из узкого окна была видна река.
— А до моря тут далеко? – спросил Уну Ллир.
— День пути. Пока солнце осеннее светит, можно дойти.
— Понятно.
— А чей это дом? – поинтересовался Айвор.
— Мой, — ответила Уна. – Я рада предоставить вам его.
— А куда ты пойдешь?
— К дочери, она тут рядом живет.
— Что ж, если нам что-то понадобится, мы позовем тебя.
Уна поклонилась гостям, те отдали ей ответный поклон, и ушла. Ллеу закрыл дверь, обернулся к остальным.
— Ничего себе! Значит, Марэн продолжал поддерживать отношения со своими родственниками и после обращения! Никогда не слышал, чтобы такое было.
— Никто не слышал. – Ответил Айвор. – И вряд ли кто-то знал.
— Гедо знал, — послышался ответ от двери. Дагмар вошел, скинул плащ, уронил его на ближайшую скамью. – Я понимаю, много вопросов.
— Еще сколько! – выпалил Ллир. – Начиная с того, почему эта старуха… Уна… предложила нам кровь. Она знает, кто мы?
Дагмар покачал головой, то ли отрицая, то ли соглашаясь.
— Я не знаю, сколько она помнит из рассказов своей матери – Мэвис. Мы с Мэв были дружны. В ее компании я продолжал осваивать человеческие способы общения с миром вокруг и ведовство. – Он усмехнулся. – Мэв была дальним родичем моего наставника. И, отчасти, я не утратил контакта с землей и природой именно благодаря ей, несмотря на то, что в обращении меня отметила иная стихия. Я до сих пор помню все ритуалы и обряды, использую их. Порой это весьма эффективны.
Он с наслаждением опустился на скамью и откинуть голову на стену, прикрывая глаза.
— Неожиданно было встретить ее и рад, что она еще жива. Последние четыре десятилетия были весьма насыщенными, а в общине я почти перестал появляться со становлением. Не хотел причинить им вред
— Занятно.
Айвор прошелся по комнате и замер напротив рыжего, смерил его задумчивым взглядом.
— Ты говоришь, что Гедон знал. Но ведь почти никто из нас не поддерживает контакты с теми, кто знал нас при жизни.
— Но это и не запрещено. А мне, как жрецу, не хотелось терять возможности.
Остальные озадачено молчали. Все, сказанное Дагмаром, было странно и нелепо. Какой вампир станет дальше общаться со своими бывшими родными?
— То есть ты продолжил осваивать человеческие навыки, будучи уже не человеком, — медленно сказал Ллир. – И развивал их. Но зачем?
— То, что умеют люди, всегда полезно. Тем более, что с возможностями детей Ночи их навыки можно развивать в новых направлениях.
— Что такого умеют люди, чего не умеем мы? – запальчиво возразил Ллир. – Там, откуда родом я, люди просто жили, выживали, молились духам моря, а море только все больше уничтожало их.
— Слушай, я никогда не спрашивал, но откуда ты родом? – внезапно спросил Вальгаур.
Ллир улыбнулся, вспоминая:
— Там море совсем близко, мы жили на побережье. Отвесные скалы, поросшие мхом, деревья высокие, крепкие. А дома наоборот низкие. И в доме всегда была полутьма. Помню, мать ткала покрывала, которыми устилали полы, скамьи. А каждое покрывало было историей, сказкой.
— Это где-то на севере?
Айвор и Ллир кивнули.
— У нас было хорошо, — грустно сказал Ллир. – Но море все время наступало. И в одну ночь был шторм, наш дом смыло. Я плохо помню, что тогда было. Плыл куда-то, пытался дышать, но кругом только вода была. Меня выдернул кто-то из воды. Пришел в себя, кругом лужи, парочка трупов, темное небо. Помню, ни луны, ни звезд не было. Я решил, что умер и попал в мир духов, где нет ни дня, ни ночи. А потом подошел Гваур. И я точно умер.
Айвор обнял брата за плечи, прижал к себе.
— Мы редко вспоминаем человеческую жизнь, и никто не умудрялся сохранить отношения с людьми, которые знали нас раньше.
— Я понимал, на что иду, когда согласился на обращение, — тихо сказал Дагмар.
Ллеу покосился на него:
— Но чему же ты все-таки учился у людей, будучи уже обращенным, тьфу, то есть ребенком Рода?
Ллир поднял голову, заинтересованно посмотрел на Дагмара, Вальгаур тоже не отрывал от него взгляда.
— Действительно, Марэн, расскажи.
— Зачастую, то, что мы требуем от мира вокруг, люди просят и идут на договор, если по этому же принципу работать сородичу, то может получиться интересный эффект, к примеру. Но об этом долго можно говорить, не время сейчас, — попытался было отговориться Дагмар, но Ллир поддержал друзей:
— Хоть что-то. Ты все время что-то изучаешь, создаешь, экспериментируешь. Мы тоже хотим.
— Что хотите? – не понял Дагмар.
— Развиваться, конечно же, — сердито ответил Ллир. – Это не только твоя привилегия, Марэн.
Впервые он назвал Дагмара Марэном. Айвор приподнял бровь, но ничего не сказал.
— Так кто мешает? — Чуть раздраженно произнес рыжий. — В вопросах колдовства всегда можно обратиться к Риклофу, да и Гедон не откажет. Увы, я не вы, мне учиться негде у нас.
— Это почему? — зло прищурился Ллир. — Чем тебе у нас учиться не годится? Перерос уже? Все изучил? А меня ни Гедон, ни Риклоф учить не берутся. Спрашивал уже. Вон, Вальг свидетель.
Вальгаур кивнул, он был свидетелем разговора Ллира с Риклофом. Сын Гедона тогда раздраженно посмотрел на обращенного Гваура и сказал:
— Не нужно тебе этого. Твое дело охранять род, вот и охраняй. Боевые искусства учи, и не лезь в то, что тебе недоступно.
Порой обративший Вальгаура бывал излишне резок и раздражен, Ллир попал в неудачный момент, но ни он сам, ни Вальг этого не знали.
Айвор покачал головой.
— Хватит. Вернемся, сам поговорю с Гедоном.
— Не надо, — насупился Ллир. – Я сам разберусь. Но все же, Дагмар, почему ты у нас здесь учиться не хочешь? Что, кроме Корраха, никто не годится тебе в учителя?
Марэн нехорошо прищурился. Что-что, а обсуждать сложности взаимоотношений в семье, сейчас не хотелось абсолютно. Словно и так не понятно было, что спокойной жизни ему не видать еще очень долго.
— Ты себе как вообще представляешь меня в роли ученика Риклофа? — В интонациях мелькнуло раздражение. — И сколько секунд я смогу простоять рядом до того момента как он хлестанет силой и от меня останется горсть пепла?
— При чем тут Риклоф? — Ллир сам не выносил сейчас мага Огня рода. — Гедон. Он к тебе благоволит. Но ты предпочитаешь убегать от всех нас, хотя, видит Тьма, никто из нас не сделал тебе ничего плохого.
— Гедон не маг, с ним другое, а Рик... Это сложно. — Дагмар стиснул челюсть и замолчал, потом медленно выдохнул и устало посмотрел на Ллира. — Вы ничего не сделали, сделал я, и поступка не отрицаю. Ты уверен, что хочешь сейчас говорить об этом?
— Да, — решительно ответил Ллир. — Хочу.
— А я — нет. Один раз мы уже об этом говорили.
— Мы не договорили. — Ллир встал перед Дагмаром. — Ты постоянно уходишь, убегаешь почти, когда я или кто-то из нас появляется рядом. Еле отвечаешь, тщательно обдумывая каждое слово, даже, если я прошу тебя соль передать. Или сразу скажи, что я и мы все тебе... не нужны, противны, не знаю, что, сам слово подбери. И, клянусь, я стану вести себя так, как будто не знаю тебя. Но если мы тебе не чужие, но прекрати изображать из себя отстраненного жреца, который не снисходит до прочих!
Айвор положил руку на плечо брата, пытаясь его успокоить, но Ллир раздраженно сбросил его руку. Он стоял перед Дагмаром, глядя ему в глаза. Сейчас они выглядели почему-то очень похожими.
Ллеу и Вальгуар молча переводили взгляд с одного рыжего на другого.
— Семейные проблемы, — прошептал Вальг Ллеу. Тот кивнули осторожно потянул приятеля в дальний угол, чтобы не мешать троим братьям.
— Я не хочу обсуждать смерть отца, Ллир. — Жестко сказал Дагмар. — А сейчас действительно не место и не время.
Он еще раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Эмоции клокотали внутри, туманили разум. Пусть становление и закончилось, но, казалось, отголоски его были еще ощутимы. Хотелось вскочить и наорать на Ллира, на Айвора и остальных. Хотелось хоть как-то выплеснуть эмоции, но возможности не было. Он мог бы многое сейчас сказать своему брату в обращении, но не видел в этом смысла, не хотел придумывать жалкие оправдания.
— Ллир, хочешь, назови меня трусом, хочешь, назови кем угодно, но я хочу жить, раз уж мне сохранили жизнь. Я прекрасно знаю, как ко мне относятся дома, и ты себе представить не можешь, сколько раз мне в спину пообещали смерть. Досаждать вам своим присутствием у меня тоже нет ни малейшего желания, но и оставить навсегда родную землю — тоже.
В глазах на миг плеснула боль, маг с огромным усилием подавил внутри волну злости и заставил себя расслабится, хотя получилось плохо. В дверь постучали и это стало спасением. Дагмар резко встал, снова накинул плащ, натянул на лицо приличествующую маску вежливости. На пороге оказалась Агнес с еще одной незнакомой девушкой, которая на вид была чуть старше.
— Прошу тебя, великий жрец, отведай пищу нашу и раздели трапезу с остальными. А после Иден зовет тебя в святилище на общую молитву.
— Спасибо дитя, мы с удовольствием примем вашу пищу, и я приду в час заката, как это принято.
Девушки внесли подносы с едой и кувшины с яблочным сидром, быстро расставили все по столу и тихо вышли. Повисла тягучая тишина, которую спустя минуту разорвал на удивление тихий и спокойный голос Айвора.
— Сейчас действительно не место.
Дагмар кивнул, задумчиво посмотрел на еду, потом перевел взгляд на беловолосого воина.
— Смотри внимательней за Ллиром и Вальгом. Если прольется кровь, то я не уверен, что мы сможем отсюда выйти. Люди здесь сильны и явно умелы в колдовстве. У них очень сильный исток и очень дикий, но, мое счастье в том, что с такого рода силой мне пришлось работать еще тогда, когда мой человеческий наставник только взялся меня обучать. Я сам из дневной общины был и у ночных это стало моим первым испытанием — не подчинить, но договориться. — Он отвел глаза и принялся что-то перебирать в сумке, поправил изогнутые ножи на поясе. — Через некоторое время я уйду почти на всю ночь, за пару часов до полуночи мы пойдем разносить по домам огонь, чтобы он оберегал людей от нечисти и защищал их весь год. Огонь примете с благодарностью, не пробуйте воздействовать на него или взаимодействовать, пока мы будет тут. Как уйдем — опустите в очаг и разведите ярче, после этого советую понаблюдать за потоками и подпитаться от него, благо силы хватит на вас всех. Когда услышите, что рог протрубит три раза, знайте, что огонь есть у всех и после этого жители домов до рассвета не покидают. Вам советую того же. Будет несколько часов, чтобы выспаться всем.
Он утащил с блюда лепешку и два яблока, замер на пороге.
— Скорее всего, как уйдем в святилище, я перестану отзываться на мысленный зов, если случится что-то действительно важное, лучше используйте амулет для связи. В ночь поворота года жрецы охраняют общину.
С этими словами Дагмар вышел из дома.
 
Как только дверь за рыжим захлопнулась, Айвор резко обернулся к младшему брату.
— Что на тебя нашло, а? Нашел время, Ллир! Несколько дней не подождало бы?
— Нет, — угрюмо ответил рыжий сородич. – Как раз сейчас момент был подходящий. Когда он может быть и заговорил бы.
Айвор подошел к двери, распахнул ее.
— Пойдем, поговорим наедине, извините, парни.
Вальгаур и Ллеу кивнули. Братья вышли. Кот вопросительно посмотрел на Ллеу:
— Ты понял суть?
Ллеу неопределенно покачал головой.
— Семейные проблемы…
 
Ноги сами понесли Дагмара на берег, чуть выше по течению. Разговор с Ллиром отозвался большей болью, чем он сам от себя ожидал. Да, они не были столь дружны с Гвауром, но он все равно являлся его отцом и рыжий был благодарен за свою новую жизнь.
Той ночью он увидел предательство и вынужден был сражаться за свою жизнь, после принимать решения, от которых зависела не только судьба его самого, но и рода, взаимоотношений между родами. Конечно же молодой сородич не мог знать всех тонкостей отношений между первыми — основателями великих родов, поэтому действовал по собственному разумению, но знал одно, дома его ждет смерть от руки главы рода. Он посмел поднять руку на своего отца — того, кто даровал ему новую жизнь и, что хуже, он поднял руку на наследника крови рода. Убивали и за меньшее. Смирившись и готовясь понести наказание за содеянное, Дагмар немало удивился, когда Гедон сохранил ему жизнь, простил его. Долгие месяцы он не мог смотреть на древнего воина, избегал его, пока тот сам не призвал потомка к себе.
 
Гедон оскалился и схватил молодого сородича за подбородок, заставляя посмотреть в глаза. Маг стиснул клыки и постарался скрыть то отчаянье, что преследовало его с момента возвращения домой.
— Сделанного не воротишь, Марэн. Ты лишил себя отца, а меня старшего сына и этого не отменить, но ты мой внук и ты жив. Я видел в твоей крови причины, почему ты поступил так, видел твои ощущения. Смотри мне в глаза! — Воин рявкнул и встряхнул Дагмара, перехватив за одежду у ворота. — Не отводи взгляд! Ты будешь жить и будешь учиться, переживешь становление, станешь контролировать своего зверя и только посмей сдохнуть!
— Прости меня, прости. — Горло мага перехватило сухим спазмом, он вновь стал комком нервов и ощущений, существом, словно лишенным кожи, дрожащим от боли и эмоций, терзающих изнутри. Все реже удавалось спрятать эти ощущения, отдалиться от них.
— Становление тяжелое время для каждого из нас. — Голос Полководца Матери звучал словно издалека, бил по обнаженным нервам. — Мы меняемся, рождаемся заново, становимся иными, оживаем. Это время эмоций и безумия, которое у каждого свое.
Рука прошлась по волосам, сжала загривок до боли, и маг судорожно втянул воздух. Сердце колотилось в висках, боль которая никак не могла найти выход, грозила свести с ума. Впрочем, возможно и к лучшему, поскольку сумасшедший воспринимает мир иначе, боли не будет, не будет и эмоций.
— Перекидывайся, я хочу видеть существо, которое смогло одолеть куда более старшего и опытного сородича.
Перекидываться? Молодой сородич странно всхлипнул и осел на пол без руки, державшей его. Сила древнего, стоящего рядом, хлестала по всем ощущениям, лишала ориентации в пространстве.
 
В неверном свете очага тело Дагмара стало меняться. Сначала вытянулись руки и ноги, потом еще больше отросли волосы и отделились от спины огромные крылья, суставы чуть трещали, изменяясь, хрустнул позвоночник. Резкий вдох и тихое рычание нарушили повисшую тишину. Так действительно было легче, так не было боли и осталось лишь одно желание и стремление — жить.
Древний полководец спокойными глазами смотрел на своего внука, чувствовал каждое его ощущение, хоть и не был эмпатом. Боль и тяжесть вины горечью оседали на языке, мучения потомка были ему не по вкусу. Что же, молодой сородич действительно прекрасно умел владеть собой на людях, поскольку за все время с момента возвращения посольства, никто не видел ни единой эмоции на его лице. Он молча проглатывал крик в спину: "Отцеубийца!", он избегал других сородичей и тех, кто были обращены его отцом, он... Не сразу Гедон распознал, почему сам испытывает столь странные чувства к своему потомку, не сразу понял, что с молодым внуком появилась дополнительная связь, которую точно не создавал ни он, ни Дагмар, вот только разбираться с этим он думал позже, но не успел. Тем не менее, связь была, и он чувствовал, насколько плохо потомку.
Такое же крылатое создание, как и первый, опустилось рядом на пол. Он внимательно разглядывал более молодого, с интересом смотрел на более заметные в таком облике потоки силы, вившиеся по телу, вглядывался в потемневшие глаза. Младший настороженно смотрел на него и не успел сделать ничего, когда старший неожиданно распахнул крылья и закутал его в них, притянул внука к себе.
— Мальчик мой...
Тихо прошелестел голос и Дагмар неожиданно сам для себя расслабился, прижался к главе рода, свернулся у него в руках и, чуть позже, задремал.
 
Следующие несколько недель, он не покидал покоев Гедона. Тот сам выпаивал внука своей кровью, а в последний час перед рассветом они уходили летать. Слов почти не было, двое сородичей учились понимать ощущения друг друга, изучали связь, возникшую между ними и даже не пытались скрывать изумление. На исходе месяца, в один из таких предрассветных часов, принадлежащих только им, Гедон велел лететь потомку следом и устремился на восток. Через несколько часов полета, когда солнце поднялось уже достаточно высоко и нахождение под ним молодого сородича стало представлять для него опасность, они приземлились и укрылись в большой пещере.
Воин сразу прошел вглубь и обнял вышедшего им на встречу правителя недавно образовавшегося Северного Альянса, своего брата Корраха. Дагмар даже не пытался скрыть удивления, он вежливо поклонился одному из первых тринадцати и открыл было рот, чтобы произнести приветствие, но Гедон не дал ему и слова сказать.
— Я не маг, Марен, я чувствую мир иначе. А тебе нужен тот, с кем твои мысли и суждения будут схожи, тот, кто сможет показать тебе путь дальше и удержит в становление. Мой брат Корэн станет тебе старшим в посвящении и учителем.
Древний кивнул, не сводя темных глаз с молодого сородича, который снова поклонился.
— Для меня это огромная честь.
— Он изменился, Гедо. И мне не нравится это изменение. Становление терзает твоего внука.
— Знаю. Потому и прошу тебя о помощи.
— И все же, почему не ты сам?
За слишком понимающую ухмылку, Корраху хотелось оторвать голову. Или дать по лицу так, чтобы хрустнули шейные позвонки, чтобы дальше можно было с упоением драться, выплескивая злость на самого себя и странное отчаянье, не свойственное ему. Выплескивая то, чему нет названия, а если и было бы, то никогда не прозвучало бы вслух.
— Я отпускаю своего внука с тобой, брат мой, на три десятилетия и жду от тебя ответа, что ты потребуешь за то, что удержишь его.
— Я повторю свой ответ, если ты не услышал с первого раза, брат мой. Мне не нужно ничего, и я с радостью стану учить твоего... — Коррах окинул взглядом молодого сородича, в глазах которого читалась странная обреченность, но и мелькнул прежний огонек любопытства. — Потомка. Он сильный мальчик. — Древний понизил голос, перейдя почти на шепот. — И слишком твой.
— У вас тридцать лет, Корэн. Дальше посмотрим. — Гедон крепко обнял брата, и ушел, не глядя на замершего в удивление внука, потому что понимал, что если не отпустит сейчас, то не сделает этого уже никогда. Не сможет отпустить от себя молодого сородича, оказавшегося слишком близко к сердцу, ближе, чем собственные сыновья.
 
— Я не знаю в полной мере кто ты и что ты, Дагмарэн, но мне уже интересно.
Коррах встал рядом со своим будущим учеником и осторожно потянулся к нему, переплел потоки силы, изучая их.
— Пожалуй, я даже не знаю, что сказать.
Молодой сородич вздрогнул и потянулся в ответ, с удивлением ощущая рядом яркое пламя, понимая, что во Тьме они с древним магом отмечены одной стихией.
— Почти никому не удавалось оказаться так близко к моему брату, лишь нескольким сородичам. При всей своей открытости и радушности, Гедо очень молчалив и скрытен. Поэтому мне интересно. Не скрою, наша последняя встреча меня изрядно удивила, равно как и твои поступки, слова.
Младший сжал зубы, тихонько выдохнул.
— При всем уважении, великий князь, мне бы не хотелось говорить на эту тему.
— Коррах. — Поправил маг. — Мое имя Коррах, оставь титулы. Ты голоден, я вижу.
Он протянул ему запястье и чиркнул по нему когтем. Рот младшего тут же наполнился слюной и он, не в силах противостоять своему желанию, вцепился клыками в руку мага. Старший погладил его по волосам, щедро делясь силой.
— У нас есть тридцать лет, мальчик. Посмотрим, что из этого получится.
 
Уже десять лет прошло с тех пор, как Дагмар вернулся от своего учителя и старшего, он с нетерпением ждал новой встречи и знал, что она вскоре состоится, однако на южных границах альянса началась какая-то грызня и его учитель уехал вместе со своим старшим сыном воевать и теперь, наконец-то, вернулся.
Дома многие по-прежнему смотрели на мага с ненавистью и, чтобы не трепать нервы себе и окружающим, Дагмар уехал в одно из самых дальних поселений — настоящую крепость на скалах у моря. Там он продолжил выполнять задания наставника и стал все больше углубляться в изучение мира. Гедон же распорядился, чтобы часть молодых сородичей отправилась с ним сопровождать и не стал удерживать внука, которого был безумно раз видеть. За последние годы они виделись всего пару раз, но постоянно ощущали друг друга и общались мысленно. И вот теперь, найдя выход к морю, им предстояло вернуться домой, в цитадель, где жила большая часть сородичей и сам Гедон. Рыжий маг все еще настороженно относился к этой идее, но жаждал встречи и с дедом, и с учителем. Конечно, было бы здорово, если бы с Коррахом приехал и его младший сын — Ирвин, с которым они успели крепко сдружиться, но и так было хорошо!
Что до своих спутников... Дагмар не был уверен в искренности их отношения к нему и не собирался проверять свои подозрения. Ллир и Айвор в обращении приходились ему братьями и были бы последними, кого он взял бы себе в спутники, не прикажи им тогда, еще десять лет назад, ехать Гедон. Шаткий нейтралитет был постепенно восстановлен, но навязывать себя тем, кто ненавидит его, Марэн не собирался. Пусть они уже и нашли в себе силы поговорить, пусть изредка и перебрасывались фразами, но маг не предавал этому значения. На ряд своих чувств и ощущений он уже привык не обращать внимания и вот теперь Ллир заявил, что он почему-то сторонится их. Пожалуй, да, интересно, и почему же это?
Собственная ирония получилась невеселой. Единственным с кем он свободно мог говорить и нормально общаться, был Вальгаур. Вальг, на первый взгляд, был весьма легок на подъем, задирист и грубоват, но за всем этим скрывалась потрясающая чуткость и мудрость. После нескольких осторожных бесед они нашли общий язык и теперь воин не упускал возможности утащить мага от его любимых свитков.
 
 Солнце клонилось к закату. Успокоив свои эмоции, Дагмар встал, разрезал на две половинки костяным ножом яблоко, коснулся сердцевины и что-то шепнул, после чего бросил половинку в реку. Течение быстро подхватил его и унесло дальше. Второе он держал в руках чуть дольше, но молчал. В считанные минуты из сочного и спелого, фрукт превратился в старый и засушенный. Маг ухмыльнулся, припрятал его в сумку и с удовольствием вгрызся во второе. Зря он не поел сразу, теперь придется вся ночь ходить голодным. Главное не впиться клыками в шею какого-нибудь бедолаги.
— О чем твоя грусть?
Дагмар чуть не подскочил от удивления. В двух шагах от него стояла старая Уна и тревожно смотрела на него.
— Прости, я задумался. — И неожиданно сам для себя ответил. — Дома не все спокойно, тревожусь. Скоро назад ехать надо.
— Развей свои тревоги и успокой себя, Дагмарэн. Давай я переплету твои косы.
Маг кивнул и уселся в траву у ног пожилой женщины. Та распустила его длинные волосы и начала разбирать пряди мерными движениями гребешка.
— Иден спрашивал о тебе, он стремится к большей силе, чем та, которой он обладает.
— Это с одной стороны неплохо, если не влияет на жизнь общины, с другой стороны не самое лучшее для того, кто должен думать об остальных и защищать их.
— Однако ты и сам пошел за большей силой.
— Я пошел за большими возможностями и узнавать мир дальше, учиться у тех, кто значительно мудрее и старше нас. И я оставлял вас своему ученику, у вас был защитник.
Женщина тихо рассмеялась.
— Он все еще не может договориться полностью с духами и подчинить себе святилище, а тебе сила так легко отозвалась...
— Я не требовал, я звал. Иной раз это и есть ключ — гармония.
— Мать всегда говорила о тебе, как об очень разумном мужчине.
— Мне жаль, что тогда пришлось уходить и оставить вас, но есть в нашей жизни моменты, когда мы можем быть опасны для окружающих и предпочитаем их проводить в компании подобных себе. В таки моменты мы постигаем новые грани своей сущности и открываем для себя новые пути. — Он на миг прижался виском к ее руке. — Я не хотел причинить вред никому из вас, и я очень рад, что так неожиданно встретил тебя.
Уна погладила его по голове и начала плести косы, собирая волосы на висках и направляя пряди вниз за ухом.
— Мне тоже приятна эта встреча и твоя память, но тогда было грустно. Дагмар, — Она на миг запнулась. — я... Моя внучка уже сейчас сильна и мудра. Я хотела бы показать ее тебе и спросить совета. А еще, мне не так много осталось, я знаю это. Скажи нужно ли кому-нибудь передать знания о вас.
Маг на задумался, а потом согласно опустил веки.
— Расскажешь внучке и познакомишь меня с ней. Я отвечу на зов того, от кого пошел наш род ходящих-в-ночи и вернусь. Присматривай за общиной, я бы хотел договориться с вами, как это было в свое время с нашей. Мы думали сделать здесь один из путей, не знали, что долина обитаема, но мы, со своей стороны предпочтем мир, а не вражду с теми, с кем живем рядом.
— Твои слова мудры. Мир всегда лучше. — Она улыбнулась и принялась за вторую косу. — Я буду ждать твоего возвращения и, думаю, мне не стоит упоминать, что мне безумно любопытно и хочется о много расспросить тебя.
Они оба тихо рассмеялись.
— Охотно верю, в этом ты пошла в Мэвис.
— Вот и все готово. — Она осторожно коснулась кончиками пальцев основания шеи мага. — Ты стал сильнее, гораздо сильнее. И опаснее. — Продолжила женщина тихо.
— Я стал взрослым так, как это принято у нас. Хотя для своих учителей навсегда останусь ребенком. Спасибо тебе, сестра.
— Пойдем, брат, я провожу тебя.
— Ты останешься на молитву?
— Я пойду спать. — Она тихо рассмеялась. — И девок молодых загоню, чтобы не испытывали судьбу и не шастали ночью.
— Ой строгая!
— Что поделать!
 
Айвор и Ллир отошли за поселение, Айвор внимательно посмотрел на брата.
— Ллир, что происходит? Почему ты вдруг начал этот разговор? Дагмар уже объяснял нам с тобой, почему он убил нашего обратившего, мы договорились не поднимать эту тему.
— Я и не поднимал, — Ллир запрокинул голову, вглядываясь в быстро темнеющее небо. – Я только хотел понять, что он думает про нас. Про тебя, про меня. Про всех нас. Он постоянно ходит с таким видом, будто владеет недоступным никому знанием, и все прочие лишь мусор у него под ногами.
— Я такого не заметил, — покачал головой Айвор. – Ллир, я не питаю к нему добрых чувств, сам знаешь.
— Я тоже! – выпалил брат.
Айвор обнял его за плечи, притянул к себе, погладил рыжие пряди.
— Тебе он интересен. Потому что ты тоже увлекаешься ведовством, ты тянешься к знаниям, это хорошо.
— Я не тянусь к нему, Айв! Нет!
— Тебе он интересен.
Ллир опустил голову. Айвор говорил правду, молодому сородичу хотелось не только махать мечом, но и заниматься тем, что люди называли колдовством или чародейством. Обращение дало ему не только вечную жизнь во Тьме, но и открыло в молодом человеке иные способности. Ллир тянулся к силе, окружавшей мир, искал способы контакта со своей стихией, еще не зная, какова она, читал редкие трактаты, когда удавалось попасть в библиотеку рода. Пару раз он сталкивался там с Дагмаром и не уходил, а вступал с ним в беседу. Сам. Никто его не просил. И Дагмар отвечал ему, порой даже увлекался разговором настолько, что из его глаз пропадала настороженность, а из речей вежливая отстраненность.
— Мне интересны его знания, — угрюмо ответил Ллир брату. – И меня бесит его вечное: я знаю многое, но это не для всех.
— Он так не ведет себя.
— Ведет! Просто ты на это не обращаешь внимания, и Ллеу тоже. И Вальг. Вам всем это безразлично!
— А тебе нет.
Ллир вздохнул:
— Когда-нибудь я стану старше, и мне тоже станет безразлично.
Айвор крепко прижал его к себе.
— Вернемся – поговорим с Риклофом, обещаю. Тебе надо учиться чародейству, это твое, Ллир. Что ж касается Дагмарэна… Подожди, не лезь к нему. И дело уже не в том, что он убил нашего отца. Дело в том, что, уже приняв этот факт, мы все еще не знаем, как относиться к нему. Гедон счел его действия правильными. Молчи! Глава рода признал гибель своего сына оправданной, понимаешь? Кто знает, что там было. Никто и никогда уже не узнает правды, Ллир.
— Но Дагмар нам показал…
— То, что видел сам. Личное. Его собственное. Что было на самом деле, почему и как, мы не узнаем уже, брат. И надо жить с этим. С тем, что Дагмар – дитя рода, что его деяние признано Гедоном верным. Ты хочешь убить главу рода?
Ллир отчаянно замотал головой.
— Вот именно. Слишком мало времени прошло, а мы с тобой не Гедо, мы не может отделить личное и общее. Я не могу полюбить Дагмара, но и убить его уже не хочу.
— Я и не собираюсь его любить, — угрюмо ответил Ллир. – И убивать тоже. Я хочу знать то, что знает он в колдовстве. И все.
Айвор кивнул.
— Еще узнаешь. Выучишься. Не приставай к Дагмару, Ллир, оставь его. Он сам себе придумает проблем больше, чем можешь ты представить.
— Да, — хмыкнул Ллир. – Например, заявить, что все тут его ненавидят.
— Но он и впрямь так считает. Когда— нибудь и он поймет, что, к примеру, ты, я, Вальгаур, Ллеу, не испытываем к нему ненависти.
— Зачем Гедон отправил нас сопровождать его? – задумчиво спросил Ллир.
Айвор покачал головой:
— Об этом надо спросить Гедона, но, согласись, поездка пока что оказывается очень познавательной, а, мой юный чародей?
Ллир рассмеялся.
— Да уж, узнаем все больше, становиться все страньше.
— Что?!
— Страньше, то есть что-то среднее между страннее и страшнее.
— Новое слово!
— Зато подходит к ситуации.
Айвор рассмеялся.
— Ты успокоился?
Ллир кивнул.
— Тогда пойдем обратно. Надо подготовиться к этому празднику. И да, Ллир, погоди, — остановил он уже двинувшегося в сторону поселения брата, развязал ворот, нагнулся. – Пей, несколько глотков. Тебе надо набраться сил.
— Я ж того зелья выпил, — Ллир подошел к нему ближе.
— Всего пару глотков, для закрепления эффекта.
Ллир прокусил теплую кожу, послушно сделал два глотка горячей, вкусной, сильной крови брата, зализал рану.
— Вот теперь пошли.
Вампиры направились обратно к поселению, не заметив притаившегося в кустах человека.
 
Старший жрец Иден был потрясен увиденным. Он не знал почему ноги понесли его в сторону реки, хотя обычно свой обход он не начинал, а заканчивал этой тропинкой. Все мысли его были о Великом Жреце, пришедшем в поселение к полудню и о предстоящем ритуале, который впервые полностью предстояло вести ему.
Как реагировать на открывшуюся ему сцену он не знал. С мыслью о том, что воин и жрец любовники, не вязалось предложение пить и темный след на губах рыжего. Но нежить или человек одержимый духом не могли пройти в поселение и подойти к святилищу так близко, да и Великий жрец не мог не распознать зло в своих спутниках! С другой стороны, возможно он и знал, но ради чего-то держал их при себе, так же, как и они сами создавали стражей. Но тогда почему они могли ходить днем?
В голове все эти факты не укладывались, но Иден решил не делать поспешных выводов. К тому же, если этот самый Дагмарэн умеет подчинять темных духов, то научиться и самому подобному он бы не отказался. Кто знает, когда и какие навыки могут пригодиться.
Молодой жрец усмехнулся свои мыслям и вздрогнул, услышав протяжный звук рога, созывающий на молитву. Пришла пора спешить в святилище, а как заставить Великого Жреца задержаться на какое-то время он успеет придумать. В любом случае этот рыжий ой как не прост и пообщаться с ним поближе более чем стоило.
 
Когда протрубил рог, Дагмар и Уна распрощались у входа в святилище. Рыжий маг накинул на голову капюшон, почти скрывший лицо и замер на отведенном ему месте, перебирая в памяти строки гимнов и молитв. Остальные вставали по кругу, последним быстрым шагом влетел Иден и замер, словно на стену налетел, уставившись на Дагмара. Без капюшона и с горящим взором он казался совсем мальчишкой, маг не сдержал мягкую ухмылку. Парень резко отвернулся, накинул капюшон и пошел к костру, разведенному у алтаря. Ритуал начался.
Что именно происходило в внутри, никто не знал, но после ритуала, жрецы стали выходить наружу, люди, собравшиеся возле святилища, запели. Последними вышли Дагмар и Иден, в руках их плескался огонь. Жрецы подходили к ним, брали из их рук пламя и передавали людям. К вампирам рыжий маг подошел сам, протянул сомкнутые ладони, все четверо вампиров взяли из его рук огонь. Он не обжигал, а мягко ластился к рукам, скользил по пальцам. Пение становилось все громче, кто-то начал танцевать. Вскоре вампиры обнаружили, что тоже вовлечены в общий круг танца, и почувствовали, как будто сама стихия Огня кружится вместе с ними.
Ллеу увидел, что дух тихо плачет.
— Что с тобой? – спросил он.
— Когда-то я тоже брала в руки огонь, принимала от старших жрецов, передавала младшим. Огонь был частью меня, а теперь я чувствую себя пеплом, — прорыдала девушка.
Ллеу промолчал.
— Вы все мертвые, но можете чувствовать, жить, дышать! Почему так несправедливо?! – крикнула бывшая жрица.
Кто-то из людей оглянулся, будто почувствовал что-то.
— Тихо! – прошипел Ллеу. – Не ори. Или тебе очень хочется, чтобы тебя заметили все здесь?
— Они не заметят, — горько ответила она. – Только если жрецы, но и им сейчас пламя закрывает глаза. Во время ритуала все мы слепы и глухи, слышим только свое сердце и ответ Огня.
— Не все и не всегда, — раздался голос за плечом Ллеу. Вампир оглянулся: рядом стоял Дагмар. – Так что не плачь так показательно, жрица. А то тебе могут и поверить.
Ллеу поразился, как быстро исчезли слезы, и страдальческая гримаса духа сменилась на злобную.
— А если бы и поверили? Что с того?
— Ничего. Ничего бы не произошло. Поняла?
Дух фыркнул и обиженно исчез.
— А что было бы, если бы я поверил? – поинтересовался Ллеу.
Дагмар пожал плечами:
— Я не знаю ее силы, возможно, она бы смогла подчинить себе человека, который ей поверит, забрать его тело и остаться еще существовать какое-то время. Но проделать такое с сородичем ей точно не под силу.
— Значит, кто-то умерший может забирать чужое тело?
Краем глаза Ллеу заметил стоявшего за плечом Дагмара Ллира.
— Человека, да. Я знаю, видел сам такое, еще когда жил среди своего народа. Но долго такое существо прожить не может. Тело отвергнет дух и умрет.
— Жуть. – Прокомментировал Ллеу.
Дагмар снова пожал плечами.
— Бывает всякое. В мире много интересного, странного, жуткого, но все это объяснимо, если правильно посмотреть.
Его окликнули от костров, он кивнул Ллеу и пошел к общему кругу. Ллир отмер, подошел к Ллеу.
— Что тут было?
— Да жрица меня разжалобить видимо пыталась, не знаю, я не очень понял. Дагмар сказал…
— Я слышал, что он сказал, — перебил друга Ллир. – И очень подумаю над этим.
 
Сородичи ушли из поселения следующим вечером. Дагмар долго прощался с Уной, о чем-то говорил с ней в стороне ото всех, Иден прицепился к Ллиру, пытаясь получить ответы на свои вопросы, Ллир долго изворачивался, но любопытный парень не унимался, но при этом был предельно вежлив и отказаться от него не представлялось возможным. Ллиру срочно приходилось что-то придумывать.
— Понимаешь, Иден, — задумчиво протянул он в ответ на очередной неудобный вопрос, — бывают такие ситуации, которые требуют решительных и быстрых действий. Порой эти действия выглядят странно для окружающих, но они необходимы для человека.
— Например, кусать кого-то в шею? – иронично вскинув бровь, но вместе с этим предельно серьезно спросил молодой жрец.
— Например, пустить кому-нибудь кровь в лечебных целях, — тоном, подцепленным у Дагмара, заявил Ллир. – Но учти, Иден, я открываю тебе тайну, которую нельзя распространять. Это может быть слишком опасно. И не проси меня учить тебя этому искусству, — взмахнул он рукой, предупреждая готовый сорваться с губ жреца очередной вопрос. – Ты еще слишком молод.
— Пф, — возмутился Иден. – Я ненамного младше тебя самого!
Ллир на миг вспомнил, как он сам выглядит, и чуть не рассмеялся вслух. Когда его обращали, ему было около двадцати, так что для Идена он и впрямь смотрелся почти ровесником. Если не учитывать того факта, что он уже больше семидесяти лет как вампир.
— Дело не в возрасте, а в направленности, — выкрутился он. – Ты жрец, у тебя свои задачи и правила, а у меня свои.
— Но ты же тоже жрец, как и Дагмарэн.
— Да, но у меня обязанности лекаря! – триумфально заявил Ллир. – И тебе нельзя учиться тому, чему учусь я, можешь потерять и свои способности.
Иден недоверчиво уставился на Ллира. Вампир мысленно вздохнул, потянулся мысленно к разуму человека, внушая тому, что говорит чистую правду. Постепенно лицо Идена разгладилось, он улыбнулся, кивнул:
— Да, я не подумал об этом. Каждый должен заниматься своим делом, да?
Ллир облегченно выдохнул. Он редко пользовался умением заморочить голову людям, и не был уверен, что это получится со жрецом. Кто их знает, этих местных жрецов, может они тоже ведуны, как и Дагмар в бытность свою человеком.
— Да. Верно.
— Спасибо тебе, я никогда не забуду твой урок, — Иден поклонился Ллиру, тот даже перепугался:
— Какой урок? Я ничему тебя не учил!
Иден торжественно кивнул, предпочитая не выдавать себя. Затуманившееся сознание прояснилось, а вот вопросов стало все больше. Что же, у него будет возможность их задать, поскольку Великий Жрец намеревался зайти к ним еще.
— Конечно, нет, как скажешь, жрец. Пусть будет благословлен твой путь.
— И твой тоже, — пробормотал Ллир.
 
Рассвет: Завершение
Все время, пока вампиры шли к побережью, Ллир ломал себе голову, пытаясь понять, что имел в виду Иден, но так и не понял. Ллеу всю дорогу косился на жрицу и на Дагмара, Айвор и Вальгаур занимались делом, проверяя путь, Дагмар думал о чем-то своем. Когда они вышли по реке к морю, прилив кинул к ногам рыжего мага половинку яблока.
Дагмар подобрал половинку фрукта и улыбнулся своим мыслям. Рука сама нашарила в сумке вторую половину — высохшую.
— Собственно, сородичи, все же одну из задач мы выполнили. Место найдено, рядом еще два истока в долине и третий здесь, чуть выше. Идеальное место для телепорта. — Голос мага звучал чуть приглушенно, устало. — Вешать его будем в следующий раз или же Гедон с Риклофом сделают это сами.
Вальгаур фыркнул и подошел к кромке воды. Дагмар ошибался, истоков было четыре. Дальше по воде он чувствовал место силы, поскольку и сам был водой. Родная стихия привычно отозвалась тихим плеском. Воин присел и привычно коснулся набежавшей волны, которая ласково плеснула на руку. Он потянулся всем своим существом дальше, ощущая, как замирают внутри все эмоции и ощущения.
— Вальг?.. — Начал было Дагмар, но осекся и усмехнулся. — Даже не три, а четыре. Еще лучше.
В доброй сотне метров от берега в воздух взметнулся водяной столб и резко опал, поднимая волну. Кошак вскочил и отошел дальше, чтобы его не обрызгало высокой волной.
— Еще и вода, Марррэ. — Проурчал он. — Здесь сильные места.
— А еще у нас хороший стихийный набор, да, Дагмар? — Айвор ухмыльнулся.
Маг непонятно пожал плечами и осторожно улыбнулся. Конечно же да, иначе они бы и не собирались такой компанией. А так: Айвор — воздух, он сам и Ллир — огонь, Вальгаур — вода и Ллеу — земля. В таком составе они могли работать почти с любой силой и истоком.
Призрак завис на границе между сушей и морем, пристально смотрел на Дагмара и Ллеу, ожидая обещанного ей освобождения.
— Не смотри так, жрица. Сначала я закончу свои дела.
Рыжий маг растянул губы в ухмылке в ответ на злой взгляд и пошел прочь от берега, разглядывая фрукт у себя в руках.
Он нашел удобную и достаточно ровную площадку, кинул яблоко в центр и раскрылся, восстанавливая связь с посещенными истоками и дотягиваясь до двух новых. Сила сливалась в один поток в его теле и, по движению руки, текла дальше, завивалась в спираль вокруг яблока. Остальные замерли неподалеку, Вальг чуть подался вперед, увидев, что маг пошатнулся и зажмурился, но Айвор удержал его, мотнул головой, призывая пока что не вмешиваться.
Сородичи завороженно смотрели, как сплетаются потоки силы, сейчас они могли их видеть также ярко, как стоявшие рядом деревья, плещущуюся у ног воду, движение рук Дагмара, соединявшего потоки воедино.
— Он создает новый исток, да? – тихо спросил Ллир.
— Скорее, что-то вроде точки пересечения истоков. – Неуверенно ответил Ллеу.
Призрак рассмеялся:
— Идиоты! Не можете понять, что он делает! Тоже мне, ведуны-недоучки. Да он из вас может веревки свить, в пыль вас размазать. Вы из страха за ним таскаетесь, да?
Ллеу зло покосился на бывшую жрицу:
— Тебе не понять. – Резко ответил он вслух.
— Кому не понять? – не понял Вальг.
— Ей. – Ллеу мотнул головой в сторону духа. – Она опять гадости говорит, в которых не смыслит ничего.
— Ты бы с ней поосторожней, — пробурчал Ллир. – Кто ее знает, вдруг и впрямь она может сделать то, что говорил Дагмар.
— Дагмар! Дагмар! – вопль духа сорвался и повис на пронзительно ноте. Дальше голос женщины звучал низко. – Ненавижу! Что у вас, кроме него, других тем нет? Я же знаю, что минимум двое из вас его терпеть не могут, я же вижу вас насквозь!
— И что ты видишь? – деланно спокойно спросил Ллеу.
— Что эти двое внутри трясутся от злости, вон тот лохматый, — тычок пальцем в сторону Вальгаура, — млеет от этого рыжего мерзавца, как девушка, а ты… ты… — голос призрака стал вкрадчивым. – А ты хочешь поближе узнать меня. Ты единственный, кто действительно интересуется мной. И ты мне тоже интересен. Может быть все-таки поговорим совсем наедине?
Ллеу улыбнулся, сделал шаг вперед, Ллир протянул к нему руку, но Ллеу повелительным жестом остановил его.
— Значит, хочешь поговорить совсем наедине? Да? Со мной?
— Да!
Ллеу сделал еще шаг. Призрак вытянулся в его сторону, девушка с мольбой простерла к нему руки. Лицо Ллеу вдруг исказилось в хищном оскале:
— Наивная дура! – выплюнул он в сторону бывшей жрицы. – Ты ошиблась в каждом из нас.
Дух взвился, завопил от злости, но Ллеу больше не слушал. Он повернулся к своим. Ллир настороженно смотрел на него, готовый в любую секунду схватить друга, Вальг удивленно косился на них обоих, и только Айвор всматривался в стоявшую в отдалении фигуру Дагмара. Ллеу шагнул к друзьям, взял Ллира за руку:
— Все в порядке, друг. И спасибо.
— За что?
Ллеу не стал отвечать. Они снова повернулись в сторону Дагмара, который все еще сосредоточенно занимался своим делом.
 
На то, чтобы осторожно сплести все потоки ушло несколько часов. Дагмар действительно сформировал вокруг яблока сердце нового истока. Пусть и более слабого, но достаточного, чтобы на нем можно было работать и дальше, не опасаясь, что чары развеются.
Осенний рассвет уже горел яркими красками, когда Дагмар открыл глаза и устало сел прямо там, где и стоял. Безумно хотелось крови и чужой силы рядом. Зверь неуютно заворчал внутри, обозначая что тоже голоден. Маг чуть улыбнулся, стараясь дотянуться до своего учителя по той связи, которая появилась между ними, когда Коррах провел его через ритуал Посвящения и стал ему Старшим. Пусть Маг Войны Матери был достаточно далеко, но слабый отклик он все же сумел ощутить, что уже было везением. За три десятилетия, что он жил у Корраха, Марэ привык к возможности посоветоваться, перепроверить самого себя, но последние годы все, что ему было доступно, это короткая переписка и редкая возможность дотянуться друг до друга по их внутренней связи. И, признаваясь самому себе, Дагмар скучал по нему. Сейчас было бы здорово сидеть рядом и наблюдать за движением потоков силы.
Рядом бесшумно возникли его спутники.
— Ты закончил? – спросил Айвор.
Ллир протянул руку вперед, коснулся кончиками пальцев потока силы и тут же отдернул их.
— Горячие. – Улыбнулся он. – Огненные.
Стихия тянулась к нему, казалось, от пальцев протянулись тонкие нити к новому истоку. Ему очень хотелось сейчас опуститься на землю, всматриваться в линии силы, греться у этого огня, любоваться, как играют потоки его родной стихии, но времени не было. И напомнил об этом Ллеу, тронувший Дагмара за плечо:
— Марэн, как избавиться от этого призрака? Я не хочу больше слышать ее.
— Кстати, что она тебе говорила сейчас? – поинтересовался Ллир.
— Неважно.
— Важно, мне тоже интересно, — поддержал друга Вальгаур.
Ллеу покосился на них обоих и дословно повторил слова бывшей жрицы. Вальг рассмеялся в голос и хлопнул мага по плечу. Ллир же недовольно поджал губы, а Айвор прямо посмотрел на мага:
— Она соврала, Дагмарэн. Ни я, ни Ллир, не испытываем к тебе ненависти.
Рыжий чуть кивнул, но лицо осталось непроницаемым. Словам он не верил уже давно. Мужчина нашел глазами призрака, зло смотрящего на него.
— Я не слышал, мне было не до этого.
Ллир перевел взгляд на Вальгаура, тот встряхнул головой:
— Никогда нельзя верить призракам, особенно женским. – Подколол он.
— Давай избавимся от нее, а? – Ухмыльнулся Ллеу.
Дагмар кивнул, нашел в себе силы встать на ноги и замер, ожидая, пока пройдет головокружение. Теперь уже хотелось не сидеть, а лежать, причем в темноте. Кости начали ныть, хотя по-настоящему жестких тренировок у него не было уже давно. Судя по всему, в этот раз откат — плата за использование силы, не заставил себя ждать.
Рыжий подошел к берегу, замер на границе воды. С его вытянутой руки стёк на воду огонь, перебрался на мокрые камни. Маг выдохнул сквозь стиснутые зубы и начал читать молитву прощания и очищения. Обряд был прост по исполнению сути своей. Произнеся положенные слова, Дагмар посмотрел в лицо стоящей напротив него жрицы.
— Хочешь ли ты передать кому-то свою силу?
Дух в первый раз за долгое время улыбнулся светло и легко. Жрица подошла к Ллеу, вгляделась, словно в первый раз, в его глаза и миролюбиво кивнула сородичам. Она вскинула руку и провела ей перед лицом обращенного Гедона. Тот не вздрогнул и не отступил.
— Передай ему, Великий Жрец. — Девушка почтительно поклонилась магу. — У него сильное сердце и светлый разум. Он не поддался. Он сможет принять мой дар.
— Хорошо, сестра.
Дагмар, на удивление всем, улыбнулся призраку не менее тепло.
— Марэн, стой. — Ллеу шагнул вперед, но тот махнул рукой. — Что за дар?
— Свою силу, которая сохранилась в этом мире и ключ к истоку святилища.
— В смысле?
Этот вопрос остался без ответа. Рыжий снова начал читать какую-то молитву, опустился на одно колено прямо в воду и вытащил из сумы костяной нож.
— Иди легко, сестра. — Маг зажал лезвие между двумя плоскими камнями и резким движением сломал его. Дух развеялся в воздухе со счастливой улыбкой на губах.
"Свободна"
Тихо прошелестел ветер и унесся в сторону моря, на встречу поднимающемуся солнцу.
Дагмар снова выпрямился, достал второй нож — медный и протянул его Ллеу.
— Теперь это твое. Щедрый подарок от ночной жрицы. — Он слабо улыбнулся. — Она была из тех, кто умеет слышать живых и мертвых, говорить с духами. Видимо у вас в чем-то схожи умения.
Блондин осторожно взял подарок, вгляделся в изогнутое лезвие и резко оглянулся на шепот, раздавшийся сначала с одной стороны, потом с другой. Через несколько мгновений он понял, что весь мир ощущается иначе, что стихия сама тянется к нему, а он-то, дурак, не видит этого, не ощущает. Мужчина коснулся пальцами камней, не обращая внимания, что его кто-то окликнул. Земля отозвалась на его призыв в разы сильнее, чем обычно. Ллеу ухмыльнулся и спрятал кинжал, тихо шепнув:
— Спасибо.
— Ллеу! Ау?
— А? — Он обернулся к встревоженному Ллиру и расплылся в улыбке.
— Что с тобой?
— Все хорошо.
Он снова улыбнулся и чмокнул приятеля в нос от избытка чувств. Тот смущенно нахмурился и осторожно посмотрел на Айвора, но тот слишком пристально наблюдал за Дагмаром, который, пошатнувшись, встал, отжал полы плаща и тяжело вздохнул.
— Спать. — Прохрипел маг. — Как угодно, но теперь спать. Тут рядом есть пещера в скале. Ллеу, прислушайся к себе, земля тебе должна подсказать, куда идти.
Обращенный Гедона кивнул. Теперь становилось понятно феноменальное знание маршрута Дагмаром, который в этих краях не бывал. Ведь это так здорово, когда мир вокруг отзывается тебе и подсказывает!
 
Остаток ночи и весь следующий день прошли спокойно. Дагмар крепко спал, остальные по очереди дежурили, первым был Айвор, потом его сменил Ллеу, следующим была очередь Ллира. Когда тот проснулся и подошел к Ллеу, то увидел, что друг широко раскрытыми глазами смотрит прямо перед собой и улыбается. Ллир тронул его за плечо.
— Что?
— Пора, иди отдыхать.
— Не хочется, — протянул Ллеу. – Так здорово смотреть на мир совсем по-другому. Видеть и чувствовать его не так, как раньше.
— А как?
— Я не смогу объяснить, — покачал головой Ллеу. – Это не перескажешь словами.
— Ладно, все равно иди отдыхать.
Ллир занял место дежурного, Ллеу улегся в глубине пещеры, закрыл глаза. Ллир посмотрел вокруг. Мир не менялся. Все было таким же, как обычно. Деревья, вода, земля… А Ллеу обрел иное зрение, что ли? Ллир расслабился, как учил его когда-то Риклоф, потянулся в поисках своей стихии. Здесь не было костра, но все равно огонь всегда был рядом. Теплый сгусток силы обвил его, успокаивая: я здесь, я с тобой.
Проснувшийся следом Вальгаур не стал отвлекать приятеля от размышлений. Он вышел из пещеры, перекинулся в рысь, удобно устроился на большом плоском камне, глядя на лунную дорожку на морской глади.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз