Рассказ «Вирус Арахнорокса». Иван Белогорохов


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
Автор: Иван Белогорохов
Аннотация: 
 
Вирус Арахнорокса
 
Планета Ихор. Режим: карантинный. Отправленная разведгруппа звездных рыцарей бесследно исчезла. Часть личного состава получила заражение неизвестным вирусом.
Солдат Коврин. Уроженец Ихора двадцати одного года в третий раз в жизни держал оружие. Двенадцатизарядный дробовик, стрелявший зажигательными снарядами — был отличным выбором в войне против вурдалаков. Эта нечисть наводнила крупные мегаполисы планеты за какие-то три-четыре месяца. Орды кровососов пришли на Ихор через сеть порталов имматериального мира. Они пришли на планеты не просто как одинокие упыри. С ними шли командиры, темные жрецы и армия живых мертвецов. Слюна вурдалаков переносила заразу, способную поднимать мертвых из могил. Так пара сотен вампиров из начальной группы вторжения породили миллионную армию монстров.
— Впереди! — прозвучал голос старшего прапорщика. — Пятьдесят метров!
Коврин поплотнее сжал высокий ворот униформы. Как можно лучше закрывая шею. Правда, от мертвецов и мутантов этот прием не спасал, да и вампиры в отличие от бульварных романов кусали не в шею, а в любое место на теле. Получить кровь и впрыснуть яд — вот была их основная задача.
В указанном месте сканнеры не показывали ничего. Но наметанный взгляд испуганного солдата заметил вздутие земли.
— Не пройдете. — Коврин как и все жители Ихора, имел две ару верхних конечностей, и это облегчало обращение с мощным оружием при скоростной стрельбе. Рядом передергивали затворы и посвистывали лазерные батареи. Оружие Коврина приготовилось выстрелить первому же упырю в голову. Оставалось только чуточку подождать.
Стоявшему рядом рядовому распороли ногу точно под коленом. Коричневая рука выскочила из-под земли точно тарантул и нанесла предательский удар. Раненый солдат присел, и тогда выжидавший под землей упырь вынырнул из укрытия и вцепился в пах солдата. Боец дико завизжал, расстреливая в воздух весь магазин, а острые челюсти кровососа со смаком жевали гениталии. Коврин слышал, как живая плоть смачно похрустывает в зубах вампира. И что делать в такой ситуации? Стрелять зажигательными — сгорит добрый десяток своих же. Бежать — некуда.
— Впереди!
Коврин вовремя повернул голову и его оружие автоматически выстрельнуло монстру в грудь. Женская грудь пятого размера со стоящими как у козы сосками томно дернулась вперед, когда дробовик проделал дыру в животе вампирши. Это была брюнетка. На гражданке Коврин видел ее, певица из бара в паре кварталов от места действия. Пела так себе, но за счет груди, девичьей талии и ягодиц с высоким задом исправно заманивала мужчин и лесбиянок на свои выступления. В бездонных черных глазах певицы не было никаких эмоций. За ее спиной загорелась пятерка зомби — это зажигательный снаряд сработал. Рядовой попытался выстрелить по певице еще раз, уже в голову, но дама оказалась быстрее — хлесткий удар сбоку опалил диким огнем всю голову. Рука вампирши ударила наотмашь и прошлась когтями по лицу. Щека была разодрана насквозь, во рту все горело от боли, и кровь хлестала бурным потоком из раны. Левое плечо опалил лазер. Товарищ по оружию сжег голову брюнетки, точно бумагу. Но тело кровососа продолжало идти вперед. Коврину прилетел удар в живот, обошлось без ранений — бронежилет спас.
— Атака началась! — прокричал старший прапорщик, захлебываясь кровью.
Вампиры выскакивали прямо из-под ног у солдат. Ихорцам отрывали ноги, вспарывали животы, а на кого наскакивала несущаяся орда мертвецов, просто превращались в закуску. Армия нежити не брезговала ничем. Сухие пальцы живых трупов вытаскивали из растерзанных бойцов даже остатки непереваренного завтрака. Коврину очень повезло — безголовый труп вампирши просто упал на него, и сильные ноги мертвецов вдавливали их в уличную грязь, вышагивая за новыми жертвами. Всюду стоял запах меди — это горячая кровь пропитала взрыхленную вампирами землю. Крики убиваемых солдат очень быстро превратились в предсмертный вой убиваемого скота. Выдать достойный отпор в подобной ситуации не смогла бы ни одна армия.
От полного безумия Коврина спас пулемет. Противопехотный, крупнокалиберный и скорострельный. Оружие стояло на командирском броневике в двухстах метрах от их линии защиты. Запах алхимических ингредиентов и гнили мгновенно наполнил улицы, а к растерзанным телам солдат мертвецы щедро добавили свои собственные туши, разрезанные пулеметными очередями точно невидимым ножом. За полминуты пулеметного стрекота линия защиты вновь погрузилась в тишину. Ихорцы были мертвы, вторженцы — тоже. Бронемашина подъехала ближе к линии обороны, свободно передвигаясь по усыпанной трупами улице.
Коврин выбрался из-под тела вампирши, еле сдержав рвотный спазм. Вид растерзанных тел, шевелившихся рук и смрадная вонь испарений могли свести с ума даже самого испытанного солдата. В бронемашине отлично видели мишени — новая волна вампиров приближалась. И броневик применил пушку. Оружие, способное вести огонь небольшим залпом из шести снарядов, посылало смерть в ряды мертвецов. Рядовой видел расцветавшие бутоны смертоносных взрывов. В радиусе сотни метров от точки попадания снарядов все сжигалось в безудержном пламени. Пользуясь небольшой передышкой, Коврин рванулся к спасительному агрегату из шарообразных колес и брони. В нижней части имелся люк как раз на случай экстренной посадки или высадки. Ему оставалось только добежать и постучать, но рядового опередили.
На крышу бронемашны сверху упала тяжелая тень.
Это командир армии вампиров, о которых Ковин слышал на тактическом собрании в части. Сильнее и живучее любого рядового кровососа, вампир был похож на огромную птицу в металлической броне. Грудь, края кожистых крыльев, выгнутые в обратную сторону колеи и длинные острые рога отсвечивали золотистым металлом.
Упавший с неба монстр обхватил башню броневика и оторвал ее точно крышку от обувной коробки. Коврин немного отошел назад, услышав женский плач и звуки истерики внутри броневика. Ноги рядового сами понеслись наутек, когда рогатый монстр голыми руками вскрыл крышу броневика точно консервы ножом. Раненую бронемашину тут же окружили мертвецы. Они выли в предвкушении пира и жадно клацали острыми челюстями.
Рогатый монстр громко захохотал, вытаскивая за шею из броневика первую жертву. Ей оказалась женщина. В красной форме наводчика и сержантских нашивках она нелепо пыталась вырваться из крепких пальцев монстра. Командир мертвецов швырнул живую игрушку своим солдатам. Те поглотили живую даму словно рой голодных насекомых. Коврин слышал треск разрываемых сухожилий и костей, когда крылатый монстр выбрасывал второго члена экипажа на потеху мертвецам.
— У нас проблемы. — Мысль о рации на правой стороне бронежилета пришла в голову рядового только сейчас. Он точно передал новости о полном разгроме в штаб. Те обещали выслать подкрепление. Глупо? Да! Но что может сделать армия в таком случае? И здесь Рит Коврин заметил одну странность: его мертвецы второй волны и пальцем не тронули. Почему?
— Спасибо, рядовой Рит Коврин. — Без акцента произнес командир вампиров. Его глаза и взгляд каждого мертвеца в толпе были прикованы к Коврину. — Зачем мне тупо лезть дальше на ваши баррикады, когда подобные тебе бойцы сами вызывают своих бойцов к нам. Ради такой помощи вторжению я и мои бойцы распотрошим тебя последним.
— Планета Ихор. Небольшая, радиус всего семь тысяч километров, с кислородно-азотной атмосферой и богатым миром органических форм жизни. От простейших микробов до цивилизованных рас, овладевших технологией межпланетных перемещений. — Длинные ногти бережно поправили черные как ночь волосы. — Все это могло быть моим уже вчера, но ты, Тармак, решил стать самым умным и провел глупые исследования на мирном населении планеты. — Брюнетка умела терпеть задержки в планах. Все в мирах хаоса менялось, и сам имматериальный мир также перестраивался. Задержка в тотальном контроле над Ихором была небольшой мелочью.
Имматериальный мир — обратная сторона мегавселенной и ее составляющих. Та самая часть привычного распорядка вещей, где нарушается гармония и начинается бесконтрольная битва за превосходство. Сила, мысль, идея сотворения — все это в имматериальном мире вступает в силу гораздо быстрее, чем в реальных мирах. Здесь законы привычных наук работают в искаженном виде, а магия имеет столько же направлений, сколько нервных клеток в мозгу разумного существа.
Брюнетка представляла одну из доминантных сил имматериального мира. Древний титан, заключенный Создателем и его помощниками в неразрушимую тюрьму, довольно долго тосковал по свободе. Сейчас у его генералов появился шанс для освобождения своего лидера. Мандрагора, верхновная демонесса, дама Хаоса, была одной из ключевых персон, способных вернуть пленнику тюрьмы богов сладкое дыхание свободы. Лорды демоны под ее командованием беспрекословно исполняли полученные приказания по развитию армии голодных тварей. Рядовые монстры-солдаты выполняли функции банальной физической силы и пушечного мяса. Напасть, разрушить и высосать всю жизненную силу из покоренного мира — только так можно открыть древние замки, удерживавшие повелителя в заточении. Упыри, вампиры, гровейры, фледеры, вурдалаки, поглотители душ — все они отлично подходили на роль солдат демонической армии захватчиков. Прошедший переработку темных жрецов лордов-демонов, рядовой монстр получал встроенный имплант по переработке крови. Синтетические сосуды, заговоренные магией Хаоса и Космоса, распыляли жизненную силу, направляя ее потоки в специальные приемники. Устройство, разработанное техниками хаоса, передавало энергию поглощенных жизней в штаб верховной демонессы.
Огромные красно-бурые кристаллические колонны мигали яркими цветами, впитывая поглощенные жизни и души. Высота колонн достигала нижних облаков демонического мира, а древовидная структура превращала верхушки в раскрытые пальцы, жадно тянувшиеся к голубоватому солнцу. Ихор был седьмой планетой, отдавшей жизнь демоническим постройкам. Тысячи зомби-рабов месили ядовитую массу раствора для новых блоков очередной колонны. Под заклинания темных жрецов блоки фундамента вкапывали в плотную землю, орошенную кровью молодых упырей. Дальше концентратор энергии рос сам, питаясь энергией, полученной от вурдалаков из захваченных миров.
Мандрагору все устраивало. Нежить и раса Носферату давали армию и строительную бригаду одновременно. Да, для успешных военных кампаний требовались не только исполнители солдаты, но и промежуточные звенья командования. В них отбирались только те особи, кто на деле доказывал свою силу. Лорды демоны устраивали для особо жаждущих власти некое подобие тренировочных лагерей и соревнований. Победитель получал кровь и кости побежденного вместе с его знаниями и силой. Побежденного ожидало забвение и несчастливая судьба удобрения. Звери, птицы, головоногие, гуманоиды и даже представители благородных рас — армия демонессы принимала всех, кто мог послужить когтем или клыками в захвате планет.
Случалось даже так, что к леди Хаоса под видом новых воинов приходили убийцы. Рыцари, охотники за головами и просто ловчие смерти — всех их ожидал провал. Гуманоидное тело брюнетки обладало такими пропорциями, что ее вид мог свести с ума любого рыцаря, посланного жрецами по ее душу. За миловидным лицом скрывалась сила космических штормов и гравитационных бурь, раздиравших сердцевины нейтронных звезд. Тонкие пальцы с аккуратным маникюром могли легко разорвать броню звездолета как бумагу. Изящная дама парила в выси над миллионом голодных монстров благодаря высокому трону. Собранный из костей тысяч жертв и пропитанный сотнями падших душ, трон демонессы выполнял функцию защиты, транспорта и источника энергии. Из небольших отверстий внизу трона периодически вылетали тонкие отростки. Подобно нацеленным копьям они улетали вниз, выбирая из толпы ревущих монстров очередную жертву. Самого агрессивного и сильного, жадного и беспощадного — трон доставлял демонессе. Леди получала силу только лучших подданных. Каждый отросток заканчивался тонким подобием жала, способным пробить любую броню, шкуру или панцирь. Жало проникало внутрь тела выбранного монстра и трон начинал высасывать жизненную силу из жертвы. Демонесса забирала все, не оставляя от своей пищи ни косточки. Спинки трона, пропитанные древней магией Крови, преобразовывали жизненную силу жертв в магическую энергию, необходимую демонессе.
Тармак и подобные ему лорды-демоны всегда появлялись из черно-фиолетового портала. Для них была создана специальная площадь с солдатами охраны из высших вампиров. Амфибии, членистоногие, крылатые, полубоги, растения — Мандрагору охраняли лучшие. Вооруженные оружием и доспехами из алого металла, солдаты демонессы могли одолеть любого врага. Даже небольшой отряд богов мог потерпеть поражение в схватке с вампирами леди Хаоса.
Лорд-демон прибыл в этот раз с кратким отчетом о проделанной работе. В целом Мандрагору все устраивало, но у ее подчиненного были и шероховатости.
— Я провел успешную кампанию по вторжению из имматериального мира в миры мегавселенной. — Тармак возвышался над охранниками упырями как массивная скала. Вампир с головой летучей мыши и тело гуманоида мог гордиться трехметровым ростом и почти двумя сотнями в массе. Бояться лорду-демону было нечего. Его кожа являлась смесью из плоти, металла и камня. Оттенок у нее был соответствующий: серо-стальной, темно-серый и бело-красный. Глаза вампира горели холодным огнем, но имели человеческое строение. Зрачок, роговица, глазное яблоко — всем этим Тармак обязан был рождению в одном из миров Хаоса. Сложенные за спиной крылья напоминали плотный кожистый плащ малинового цвета, длинный гибкий хвост заканчивался ядовитым трезубцем, которым демон любил прокалывать врагов во время кровавых игр в имматериальном мире. Дополнительную защиту от магии и заговоренного оружия лорд-демон получал от армированного бронекомбинезона. Черная броня, сваренная из костных волокон высушенных банши превращала Тармака в неприступную крепость, способную перемещаться и проводить любые боевые действия за долю секунды.
Демонессу забавлял вид лорда-демона. Особенно, когда он стоял где-то в десятках метрах под ее троном. Леди из мира Хаоса не боялась грозного воина. Каждую секунду ее хрупкое на вид тело подпитывали души тысяч рабов, медленно убиваемых в капсулах богов Крови. Мандрагора могла парализовать Тармака одним взглядом, а потом банально уничтожить, разорвав могучего вампира как тряпичную куклу. Тот, кто видел в демонессе хорошенькую леди в кружевном платье, с полной грудью, девичьей талией, аппетитными бедрами и длинными ногами, того ожидала участь лицезреть жадную пасть Мандрагоры во всем великолепии острых клыков и расширяющихся челюстей. Скорость поглощения жертвы и ее души могли соперничать только с красотой демонессы. Этот метод усмирения непокорных отлично работал на звездных рыцарях, инквизиторах и архангелах. Но у дамы из мира Хаоса была иная способность укрощать лордов-демонов: Мандрагора жила вне времени. Ее зрение, магия и тело существовало сразу в трех временных интервалах: прошлом, будущем и настоящем. Если ее убить здесь и сейчас, то части из будущего и прошлого быстро залечат раны и демонесса вновь обретала силу.
— Не надо смеяться надо мной. — Лорд-демон неожиданно стал серьезным. — Я полностью контролирую Ихор и ее города, а мои командиры смогли захватить одного из командиров рыцарей ДОКС. Она знает расположение звездных крепостей в имматериальном мире и ее мозг выдаст всю необходимую информацию, когда мои новые кровососы мутанты аккуратно высушат ее до капли.
— Где командир Гаранус? — Демонесса приподняла брови, немного изображая иронию. — Мои инкубаторы выращивали его целых полгода, а чего стоил один геном?! Мне пришлось солидно заплатить ученым Арахнорокса за его генетическую карту. Итак: где он?
Тармак хищно облизал острые клыки:
— Ты так восхищаешься этим монстром-сколопендрой, что я поспешу обрадовать тебя: душу Гарануса съел более эффективный хищник.
Трон демонессы приблизился к Тармаку настолько близко, что лорду-демону уже не казалась так смешна мысль о шутках с дамой Хаоса.
— Где ты нашел такого хищника? — злобно осведомилась Мандрагора. Каждый командир стоил времени обучения и отбора, а Гаранус не просто вел пару сотен упырей в бой, но еще и накопил солидный опыт пяти военных кампаний.
— На Ихоре! — в словах Тармака звучала музыка победы. — И в нем тоже течет вирус хищника из Пустынь Арахнорокса. Мои эксперименты с магией Жизни и генетическими картами позволили создать устойчивую форму жизни.
— И где гарантии, что он не разложится на кучу гниющих кусков после первого же перехода через Врата? — полюбопытствовала демонесса.
— Я скормил ему душу демона из имматериального мира. — Гордо хвастался лорд-демон. — Пробудил в нем способности к дорогам Тьмы и разрушению. Он даже пытался бросить мне вызов.
— И где же он сейчас, этот твой шедевр? — В Мандрагоре проснулось любопытство. Надо сказать, Тармак своими попытками стать ученым, в этот раз принес своей покровительнице ценные новости. — Надеюсь, у тебя хватило сил и мозгов для его телепортации в мой мир?
— У меня хватило терпения ввести в его организм вирус из лабораторий Арахнорокса, и процедура обращения проходит вполне успешно. По моим расчетам испытуемый станет полноценным носителем генома Носферату через несколько часов. Маскимум, сутки.
— Не подводи меня, Тармак! — немного раскапризничалась Мандрагора. На лице девы Хаоса проступили морщинки, не сулившие обычно ничего хорошего, а в голосе звучали нотки грусти, будто дама собиралась расплакаться. Только плач демонессы обладал такой силой, какая могла превращать камни в труху. — Иначе мне придется много чего объяснять повелителю.
— Не подведу, моя леди! — лорд-демон гордо вскинул голову, сверкнув клыками, и скрылся в портале.
— Вирус Арахнорокса! — Тармак любил и ненавидел этот мир. Огромный как сотни галактик и в тоже время заключенный Создателем в непроницаемый магический барьер, Арахнорокс являлся огромной планетой, имевшей собственную душу, разум и кусочек имматериального мира. Подобный скачок космической эволюции стал возможен благодаря дикому ритму жизни и бешеной смене поколений обитателей планеты. Ее населяли не просто существа, а настоящие монстры из мира насекомых. В ее пустынях выживал тот, кто был сильнее, быстрее, а еще умел быстро и точно рассчитывать действия врага и свои в реальном бою. Там тоже выпивали как сильных, так и слабых, а коллективный разум гонимых эволюцией душ сильно развил информационное поле планеты. — Я попал туда случайно. После биты с архангелами Святого Братства. Причудливые рептилоиды залечили мои раны и позволили вернуться на дороги Космического лабиринта. Но вместе с лекарствами в мое тело попал вирус Арахнорокса. Во мне растет стремление не просто к уничтожению, а к его совершенной форме. Мало убить врага. Нужно превзойти его по силе, умениям и интеллекту — вот, какие задачи постоянно кипят в моем мозгу. Я бы с удовольствием вгрызся в глотки звездных рыцарей, смакуя жилами и обсасывая теплые кости, но этого стало мало. Я обязан проводить эксперименты по улучшению мутации с целью доведения процесса до совершенства. Как я еще мог назвать такую страсть? Наукой — нет! Искусством — да! Искусство великолепия и безумия, сплетенные воедино в тысячах геномах и генетических картах, приведут меня к желаемой цели. Я похож чем-то на хищника пустынь Арахнорокса, стремившегося накопить и передать знания зарождавшемуся во чреве потомку. — Коридоры имматериального мира с их излучением, атмосферой и ядовитыми призраками вели лорда-демона в его крепость на Ихоре. Там, в лабораториях его ожидала новая порция нескончаемой работы. Лучше, быстрее, совершеннее! Ему самому не терпелось узнать, для чего в его крови запустился странный механизм эволюции. И перед тем, как сделать последний шаг в просторные стены прочных стен, к Тармаку пришло озарение: именно здесь, на Ихоре, он найдет ответ на свой вопрос.
Медицинские сканеры порхали над телом лейтенанта Иксора как пчелки над цветком.
Звездный рыцарь, привыкший грудью встречать опасность и наученный давать отпор любому врагу, сейчас был бессилен предпринять что-либо. Его тело было как каменная глыба: белое, жесткое, упругое как резина и в некоторых местах твердое. Жрец рыцарского ордена, видевший всю процедуру заражения, говорил о шести паукообразных механизмах. Они облепили тело лейтенанта и через тонкие жала впрыскивали в него яд. Сканеры доктора Терезы Арлин легко обнаружили места ввода токсинов. Похожие на восьмиугольники, следы укусов все еще хранили кровяные точки от жал.
— Похоже на биологический инъектор с набором игл. — Объяснила множественность следов Тереза. — Это как если соединить несколько шприцов с разным содержимым в один и периодически вводить в организм то один препарат, то другой. Грудь, шея, спина, конечности — интоксикации подверглось все тело практически перманентно. Но тогда почему Дзард не испытал шок? Скорее всего, только некоторые пауки несли в своих чревах мутаген, а остальные вводили препараты, ускорявшие мутацию и помогавшие организму адаптироваться под вирус (события описаны в повести «Рыцарь-вампир»).
Жрец Сайя — худой, бледный и лысый; гном Кейблардт — невеликий в росте он всегда выглядел так, будто его не рожала мать, а отец с братьями и сестрами просто вылепили из кирпичей — оба представителя Ордена звездных рыцарей сейчас выглядели мрачнее тучи. Разведывательная операция неожиданно превратилась в ликвидацию вторжения планетарного масштаба, командир разведгруппы был похищен врагом, пятеро товарищей по ордену пали в неравном бою. И вдобавок по всем крупным городам бегали полчища упырей, переносивших заразу. А карантинный режим, введенный младшим лейтенантом Иксором на Ихор сорок один час назад, должен через пару суток пройти (события описаны в повести «Рыцарь-вампир»). И тогда на планету начнут прибывать звездолеты, а вампирам это и нужно — перенести заразу на другие миры. И их друг, и последний рыцарь ДОКС на Ихоре, лежит на медицинском столе в ожидании вердикта местного светилы по вампиризму и мутациям.
— Странно.
— Что не так с моим другом? — в голосе Сайи звучал неприкрытый ужас. Молодой жрец как будто привидение увидел, стоило доктору озвучить результаты сканирования. — Мы с ним вместе дружим не один год и разведывательная миссия на Ихоре — наша первая операция. Не хотелось бы потерять дорогого человека в первом же задании.
— В том-то и дело, что лейтенант Иксор не теряется, как вы выразились. — Доктор Арлин развернула голографический экран под удобным для общего просмотра углом. — Видите красные структуры? Это клетки лейтенанта Иксора. А синие образования — это тот самый вирус, какой ему ввели жрецы из имматериального мира. — На экране было хорошо видно как овалы, кружочки и параллелепипеды со жгутиками разных цветов отлично взаимодействуют друг с другом, образуя необычную цветовую картину. Это было как в музее искусств. Формы, цвета, пространственная ориентация — разные основы переплетались друг с другом в локальном беспорядке, рождая большой узор красок и великолепия. Простой взгляд не сразу оценит подобное творения искусства химии и биологии. — Я пока не хочу говорить громких слов, но введенное в организм инородное вещество не просто уживается с родной клеточной структурой, а дополняет ее, усиливая в нужных местах. Результаты тестов, проведенных на обычных гражданах Ихора, показывали совсем иной расклад: вирус монстров разрушал начальную структуру и на ее месте образовывал спонтанные комбинации нуклеотидов. Мы и видим сейчас на улицах нечто среднее между нормальным жителем планеты, насекомым и ожившим мертвецом. И срок жизни мутантов явно не столь продолжительный.
— Тогда почему жив Дзард? — задумчиво озадачился гном. Он, как и подобает крепкому молчуну сидел с насупленным видом в углу. Новый боевой молот, выданный оружейниками звездной крепости, сейчас был покреплён к правой голени. Кейблардт привыкал к новому оружию. Скоро им предстояло вступить в новый бой, и Кейблардт не хотел иметь за спиной неразгаданные тайны товарищей по оружию. — Ваша сыворотка помогла?
— Еще одна странность. — Тереза кивнула. — Наш препарат действительно показал положительный эффект — процесс трансформации замедлился по экспоненте, но ликвидировать возможные изменения в геноме лейтенанта Иксора мы сейчас не можем.
По спине Дзарда прокатывались волны мышечных сокращений, как будто нечто изнутри пыталось вылезти наружу и никак не могло этого сделать. Звездный рыцарь не жаловался ни на боль, ни на какие-нибудь неудобства. Говорил, что немного приятно — происходящее в организме напоминало ему итог многочасовых тренировок в спортзале с утяжеленными мечами и копьями. Когда выходишь после упражнений со снарядами, а по всему телу проходит приятная немного жгучая боль. Она идет с теплом и от этого приятного ощущения хочется тренировать тело еще и еще, пока не будет достигнут предел.
— А почему именно вампир? — Кейблардта неожиданно пробило на разговоры. — Я лично помню как дрался с гигантской сколопендрой. Дзарда жалили насекомые. Они же и вирус перетаскивают.
Тереза и Сайя внимательно смотрели на гнома.
— Я могу понять голод, мутацию, превращение кожи в костную броню, но почему именно клыки и челюсть как у настоящего упыря? — не унимался гном. — Нет, я прекрасно помню этого двухголового жреца. Огроэльф или эльфоогр — называйте его как хотите. Но вампиром-то он не был.
— Возможно, — неожиданно предположил Сайя, — что это результат реакции генома абсолюта на яд пауков Хаоса.
— Вампиризм зашит в генах дома Иксор? — Кейблардт удивился. — Сайя, ты сначала подумай, а потом открывай рот. Избежишь многих проблем.
— Он не зашит в генах. — Тереза дополнила мысль жреца. — Просто у младшего лейтенанта проявляется стандартная для всех гуманоидных рас реакция на вампиризм. Почему именно эта зараза оказалась в жалах пауков Хаоса — мы на этот вопрос в данный момент не ответим. А пока что перед нами пример клеточного искусства и чуда природы.
— В смысле? — хором спросили гном и жрец.
— В том смысле, — продолжила доктор Арлин. — Что вероятность выживания вашего друга после заражения равнялась один процент к девяноста. Адаптация вируса и организма друг к другу — настоящий шедевр клеточной биологии. А почему ваш друг до сих пор не стал частью армии вампиров — я вообще понять не могу.
— Кстати, — гном стал серьезным, отчего густые брови сошлись на переносице в одну монобровь. — У нас проблемы на южном фронте в двух километрах отсюда. Кровососы почти одолели отряды планетарной обороны и городской гвардии.
— Тогда мы их уничтожим. — Дзард Иксор, младший лейтенант ордена звездных рыцарей, легко встал на ноги.
Кейблардт, Сайя, Тереза — все с интересом наблюдали за звездным рыцарем, и никто, почему-то, не сомневался в серьезности его намерений.
Глаза некогда спокойные как пшеничное поле летом сейчас светились кроваво-красным светом. Длинный раздвоенный язык облизал острые блестящие клыки. Кожа рыцаря покрылась костной броней, и по прочности сейчас едва уступала камню. В области груди, спины, шеи, колен и локтей цвет брони принимал темный, более грубый оттенок. В этих местах кость была особо прочной. Шестипалая кисть руки получила выдвигавшиеся когти, и при каждом движении все тело обращённого Дзарда скрипело как панцирь краба. Сто десять килограмм живой брони, способной перемещаться как вурдалак и одним ударом крушить стены, внушали некоторую уверенность.
            — Как бы ты не превращался. — Твердо решил гном. — А мы пойдем с тобой!
— Он имеет в виду меня, доктор Арлин. — Сайя успокоил Терезу, проверяя магохор.
Лаборатория Лорда-демона скрывала много тайн. Одной из них была женщина-абсолют. Привязанная к медицинскому столу, она была полностью обнажена, и не могла противиться ни единому действию темных жрецов. Датчики, зонды, машины-призраки для допроса — все это вкачивалось в ее тело с одной целью — получение информации.
— Слабо один на один? — пленница попробовала соблазнить Тармака на его слабость — бойню. — Без доспеха и оружия?
— Нет, — честно признался монстр, — не слабо и, может, через пару дней я приму твое предложение, но сейчас мне нужна вся информация о тебе.
— Зачем?
— Видишь ли, вы прибыли на Ихор малым отрядом, так — для разведки и я уже терплю урон. Небольшой, но он есть. Конечно, сейчас ты в плену, но на моей стороне был свой абсолют и фактор численного превосходства. А что будет, когда карантинная блокада спадет — угадаешь?
— Тебя убьют!
— Правильно! — улыбнулся Лорд-демон. — На Ихор высадятся тысячи таких как ты. А это уже угроза для меня и моей армии. И пока Дзард Иксор ввел на планете карантин, я получил уникальную возможность для всестороннего изучения организма капитана рыцарского ордена ДОКС и всех его слабостей.
— Тебе все равно придет конец! — прошипела пленница.
— Дорогая, — наклонился к абсолюту Тармак, — я этого так долго жду.
Лорд Тармак продолжал трудиться, не отвлекаясь на ход военной кампании. Для банального командования операциями он вырастил себе помощников. Вампиры среднего звена — так можно было их назвать. Не зомби, потому что зомби сложно контролировать и почти невозможно научить ни речи, ни сложной моторике. Оборотни также не годились ввиду их способности к потере контроля над звериными инстинктами. Превратиться в монстра и разорвать добычу. Именно добычу, поскольку для огромного волка не существовало понятия «объекта» и «цели». Оборотни набегали стаей и сметали все подобно саранче. Их проще было привлекать на поле боя — там всегда требовалась грубая сила и звериная скорость. Вампиры проявляли способность к языку, их коммуникация была как у высших рас. Они вели дневники и имели собственные библиотеки. Вот такая особь могла оценить ситуацию, принять решение и доложить в верховный штаб лорда-демона. К тому именно вампиры питали кристаллы Мандрагоры, передавая в них энергию убитых граждан.
И пока что планета Ихор только принимала армию из имматериального мира. Порталы леди Хаоса щедро перебрасывали подготовленные кадры. Отряд за отрядом вампиры прибывали на захваченную планету с целью поглощения жизни. Но как одного из представителей штаба Мандрагоры Тармака не устраивал общий ход пополнения армии. Обращенные ихорцы быстро изживали ресурс вампирских сил, и затем превращались в бесполезных кладбищенских гулей, сующих в рот все что попало. Ни командовать, ни требовать с подобных новобранцев было нельзя. Время жизни каждого обращенного текло по своим ручьям жизни. А между тем армия вторжения несла потери. Незначительные для масштабов полноценного войска, но для дальнейших планов леди Хаоса статистика шла в минус. Отсутствие массового пополнения в войско со стороны граждан Ихора наносило урон репутации самого Тармака. Как командир и лорд он был обязан обеспечить собственным бойцам любую помощь и поддержку. Ему также было известно про эксперименты с противоядием от токсинов в слюне вурдалаков. Карнаваль неплохо потрудился, подняв слои ученых и жрецов среди местного населения.
Комплемента́рность — взаимное соответствие молекул биополимеров или их фрагментов, обеспечивающее образование связей между пространственно взаимодополняющими фрагментами молекул или их структурных фрагментов вследствие супрамолекулярных взаимодействий. В случае нуклеиновых кислот — как олиго— так и полинуклеотидов, азотистые основания нуклеотидов способны вследствие образования водородных связей формировать парные комплексы аденинтимин и гуанинцитозин при взаимодействии цепей нуклеиновых кислот. Такое взаимодействие играет ключевую роль в ряде фундаментальных процессов хранения и передачи генетической информации. На вид все казалось простым и выглядело элементарно, но выстроить в ручную комбинации нуклеотидов в нужном порядке являлось неимоверно сложной задачей. Особенно при скрещивании генетической структуры разных рас. Напрямую вампирская кровь не оказывала на жителей планеты нужного влияния, а вот с помощью генов насекомого все получалось просто замечательно. Рептилоиды Арахнорокса называли процесс создания мутантов и их геномов искусством. Искусством живой клетки. И сейчас новая картина в галереи клеточного искусства Тармака должна была покинуть инкубационные камеры.
— Пригласите образец. — Слова адресовались стоявшему в углу андроиду. Лишенные крови искусственные существа не интересовали ни кровососов, ни зомби. Для их чутья андроиды были ходящими кусками пластика или металла.
Андроид послушно кивнул головой и открыл старинную деревянную дверь с толстыми медными оковами и вставками.
По приказу лорда-демона в зал вошел гуманоид. Всего неделю назад он был обычным гражданином Ихора. Работал, содержал семью, голосовал на выборах, а сейчас его тело вмещает внутри столько отрицательной энергии, что с ее помощью можно оживить небольшое кладбище. На лысом черепе под красной кожей пульсируют сосуды с черной кровью. В глазах зияют врата пустоту. В них нет ни намека на разум или душу, равно как и на голод. Четырехрукий кровосос обзавелся прозрачными крыльями, складывавшимися за его спиной. Три клыка выпирали из верхней челюсти, готовые в любой момент прокусить тело жертвы. Острые когти на руках могли резать металл, а силы в мутировавшем теле хватало на пятерых мирных гуманоидов.
— Поднимись в воздух. — Лорд-демон не настаивал. Главное правило работы с новыми видами монстров — не топать ногой и не отдавать ультимативных приказов. Особенно в первые часы после освобождения индивида из инкубационной капсулы. Как раз в это время новый организм собирал информацию об окружавшем мире и анализировал пришедшие данные. Вопреки заложенной на генном уровне программе некоторые образцы демонстрировали элементы неповиновения, реагируя на приказы и грубый тон нескрываемой агрессией. Безусловно. Тармак мог расправиться с любым творением собственных экспериментов, но сам факт происходящего отбрасывал негативную тень на лорда-демона как на командира армии так и на ученого, создававшего новые биологические образцы.
Мутант легко взмахнул крыльями, взмыв на пару метров над полом.
— Превосходно! — Тармак немного удивился такому эффекту. Помещение позволяло внимательно понаблюдать за работой крыльев и полетом кровососа. Да, вампиры имели способности к превращению в дым, левитации и метаморфизму. Но подобный представитель племени Носферату обладал слишком высокими волей и силой, чтобы попасть под чей-то контроль. А нарастить генной инженерией дополнительные части тела для Тармака и его темных жрецов не составляло особого труда. Стабильность — вот, за что командир Мандрагоры так упорно боролся. Не просто сделать в биологическом реакторе лишь бы кого, а дать творению полноценную жизнь длинною в пару сотен лет — вот об этом беспокоился лорд-демон больше всего. В противном случае его новые солдаты банально развалятся на куски мяса прямо в разгар сражения, и что с ним будет тогда? Сила и власть над слабыми вовсе не означает отсутствие кого-то посильнее, да и в противостоянии с равным себе командиром из войска леди Хаоса победа не сияла так ярко. Мощь тех, кем ты себя окружаешь и в имматериальном мире имела определенное значение.
Мутант довольно скривил в усмешке губы, скрестив верхнюю пару рук на груди. Порадовать хозяина — самая наиважнейшая задача любого питомца, пусть даже выращенного искусственным путем.
Двести лет назад я высадился на эту планету с парочкой помощников. Коренное население Ихора тогда сформировалось исключительно из потомков колонистов и первых поселенцев. Они жили в крупных городах, соединенных транспортными магистралями. Каждый город был аналогом крепости — высокие стены и ворота в сочетании с главной башней смотрелись вызывающе. Как в глупом романе про принцессу, которая всю жизнь сидит в замке. Бояться здесь было чего. Природа Ихора не изобиловала особо хищной дичью, но зато ее леса и плоскогорья приютили неких созданий, похожих на помесь змеи и паука размером со слона. Чудища обладали скоростью, силой и умели соображать — именно поэтому им удавалось иной раз прорваться за крепостные стены. Я своим мечом отрубил таким тварям голов больше, чем любой стражник выпил чарок самогона. Мои руки принесли на Ихор мир и порядок, а прилетевшие на эту планету мои слуги и жрецы открыли для аборигенов новые знания. Цифровая телепортация, разработка полезных ископаемых, строительство мелких градообразущих предприятий, космопорт, развитие экономической системы и межпланетарной торговли, а также добрые полвека научных исследований в разных областях — все это сделал я и только я! Моя голова работала день и ночь без сна и отдыха, просчитывая тенденции развития и риски. Можно смело сказать, что именно я поднял Ихор с колен невежества на ноги развития. И сейчас какой-то случайный залетыш из дома Иксор смеет командовать моей планетой? — Лорд Дюморт Карнаваль с удовольствием напрягал и расслаблял мышцы, любуясь каждым рельефом на теле. Тармак сдержал слово и вернул правителю планеты утраченную молодость. Естественный процесс старения не просто обернулся вспять. Темные жрецы лорда-демона сделали из немощного старика первоклассного воина. Руки, вновь ставшие жилистыми и упругими, легко управлялись с любым видом оружия. Двуручные мечи полубогов и тяжелые абордажные топоры киборгов-мутантов порхали в этих руках как легкие травинки.
Точный бросок двойного топора раскроил тренировочный манекен на половинки.
— Видеть, слышать и осознавать, что в твоем доме командует заезжий парнишка гораздо больнее, чем видеть улыбки предателей-учеников, готовивших постаревшему учителю час отставки. Я знал, как с ними бороться и чего от них ожидать. Все-таки, сам же и выучил на свою смену. И где-то в глубине души оправдывал применение коварства. — Молодая розовая ладонь пригладила длинные рыжеватые волосы, спуская кончики к затылку. Волосы тоже вернулись. Сильные как травянистые волокна и густые как охапка молодого кустарника. Серо-стальным глазам не требовались больше очки или капли от миопии, зрение стало таким острым, какое имел когда-то охотник Дюморт, истреблявший монстров возле крепостей Ихора.
— Тармак! — обратился охотник Дюморт к лорду-демону. — Я хочу испытать твой второй подарок в деле.
— Так скоро? — Тармаку нравился порыв подчинённого абсолюта, но мотивация его действий порождала семя сомнения. — Тогда поделись со мной стратегическими планами атаки?
— Не дрейфь. — Оборвал собеседника Лорд Карнаваль. — Я не собираюсь обращать твой меч против тебя самого. Пока. — Последнее слово осталось невысказанным. Там, в лабораториях при выращивании новых мутантов, представитель имматериального мира отлично показал свои возможности. Но сейчас тот, кто был пару часов назад стариком, получил вторую молодость. А в молодости он умел управляться с тварями, подобными Тармаку.
— И что же ты сделаешь? — удивился лорд-демон. Не для кого не являлось секретом, как создания имматериального мира относились к существам из мегавселенной. Подчинить, уничтожить, использовать в своих интересах до самого конца, наконец — выпить жизнь до последней капли — никаких намеков на кооперацию и взаимопомощь у лорда-демона быть не могло. Вирус Арахнорокса, стремившийся к совершенству, заставил Тармака повысить физические возможности бывшего правителя Ихора. Но жизненный опыт и знания психологии притормозили процесс совершенствования вида.
— Я хочу отвоевать назад свою дом и снять с планеты карантинную блокаду. — Гордо объявил Дюморт, облачаясь в бронированный комбинезон солдата планетарной обороны. — Пока этот выскочка блокирует Ихор для межгалактических полетов, твоим планам вторжения не суждено сбыться.
Лорду-демону нравилась такая цель. По крайней мере, амбиции старого абсолюта помогут добить оставшиеся силы планетарной обороны и испытают небольшую армию мутантов-кровососов в настоящем бою. И заодно помолодевший мститель поможет испытать вирус Арахнорокса в действии.
— Бери новые отряды вампиров и веди их на город. — Тармак как мог, скрывал довольные нотки в голосе. Пока все шло по его плану. Если Дюморт одержит над Иксором верх, лорду-демону придется скрестить оружие с бывшим охотником на чудовищ. Стремление к совершенству должно привести его к сильному оппоненту, выросшему из той же заразы, как и он сам.
Дзард спокойно вышел из портала, наведенного его же рукой.
— Вот это да! — удивился Сайя, следуя за другом. — Мой друг, младший лейтенант звездных рыцарей, способен открывать магические порталы.
— Это вирус превращает его в вампира. — Грустно произнес Кейблардт. — И радоваться здесь нечему. В худшем случае он разорвет нас как бумагу, мы и моргнуть не успеем.
Гном успел экипироваться в рыцарский доспех и теперь стал похож на двуногий танк. Молот, пропитанный магией Порядка и Смерти, смотрелся в массивной руке как игрушка. По-другому и не должно было быть — настоящее оружие не должно привлекать глаз противника. Микродвигатели в суставных сочленениях брони работали как часы. Кейблардт был также активен опасен, как и любой гном на поле боя.
А вот младший лейтенант Иксор был без доспеха. С костяной кожей и силами вампира броня ему просто не требовалась.
— Какие будут планы? — Сайя всего лишь несколько часов назад научился работать с магохором — устройством, позволяющим использовать магию более эффективно. Металл, Хаос и Свет — вот те магические поля, какими награждал жреца магохор. При сочетании подобных полей магии, можно было одним заклинанием уничтожить половину города. Жрец понимал весь груз ответственности на своих плечах, и поэтому молил богов Света о помощи в битвах. Чтобы не пришлось применять всю мощь усилителя магии. В отличие от гнома Сайя тяжелую броню не носил. Темно-синий доспех из заговоренного железа октаэдритной модификации являлся легко броней. Пластины покрывали хрупкое тело жреца точно рыбья чешуя. Никакого лишнего веса или балласта. Жрец должен не только уметь воевать, но и вести массу иных функций. К пример: работа с населением, научные и полевые испытания, противодействие магии, наконец — главный инструмент жреца это книга или фолиант наподобие тома силы.
Вот и сейчас молодому жрецу очень е терпелось узнать о причине поисков большого куска камня или фрагмента бетонной конструкции. Этим и был занят Дзард. Сила вампира легко позволяла ему поднимать в руках веса до нескольких сотен килограммов так свободно, словно они весили пару граммов.
— Что ты делаешь, друг мой? — озадачился жрец.
— Ищу подходящий вес. — Спокойно ответил Дзард, с удовольствием взваливая на плечи четыре сотни килограммов. — Вот этот обломок стены должен подойти.
— Зачем тебе размахивать застывшим цементом с арматурами, — возмутился гном, — когда у меня в запасе есть боевой топор? Топором мертвецов рубить лучше, чем тупо сминать тяжелым камнем.
— Вы подойдете с минутной задержкой. — Произнес командирским голосом Иксор. — И прикажите по рации всем солдатам ихорцам лечь на землю и закрыть голову и уши руками.
— И что? — удивился жрец. — Ты уверен, что сможешь осуществить задуманное?
— А что он хочет? — не понял Кейблардт.
— Увидишь! — Дзард Иксор, действующий офицер рыцарского ордена Драконов-охотников, крадущихся в сумерках (ДОКС), легко пустился в неторопливый бег. Его ноги вопреки законам физики не проваливались в асфальт, хотя должны были. И из суставов и сухожилий не раздавалось треска как при разрыве стального троса. Он спокойно бежал к отрядам мертвецов и упырей с глыбой из бетона и стали на плечах.
Сила! Сила переполняла все его тело. Она как коллапсирующая звезда зарождалась новой вселенной в сердце и высвобождалась наружу. Проходя через все органы, энергия невообразимого масштаба останавливалась под прочной кожей из живой кости. Это работало как пусковой механизм для физических действий. Под костной броней все шевелилось и ходило ходуном. Через старые слои мышц и мяса прорастала новая структура. Она была крепче, эластичней и прочней. Именно благодаря такому телу измененный звездный рыцарь получил возможность пронести на плечах глыбы с полтонны весом на сверхзвуковой скорости. Гидродинамическая волна, провожавшая его путь, разрушала все на своем пути. От обычного четырехрукого туловища ихорианца поднятое Дзардом возмущение оставляло лишь мешок с переломанными костями. Полтора километра до прорванной линии обороны рыцарь пронесся за долю секунды. Он как гигантский снаряд врезался в море живых мертвецов, сея полное уничтожение. Финалом сверхскоростного прорыва стал высокий прыжок вверх и бросок бетонной глыбы на оглушенные волны нежити. Сейсмическая волна от такого удара снесла два квартала зданий, хороня под обломками упырей и прочую нежить. Мирные жители были эвакуированы из области атаки неделю назад, а отряды городской обороны потерпели поражение часом ранее. Беспокоиться об убитых никто не стал.
Никто, кроме рогатого монстра, наблюдавшего за действиями Дзарда с воздуха.
— Я польщен таким необычным тактическим ходом. — Командир мертвецов мягко приземлился в центре воронки, куда упала глыба. Рядовой Коврин, висевший в захвате холодных острых пальцев, рухнул к ногам звездного рыцаря. — Поэтому я поднимаю ставку, не возражаешь?
Дзард стоял перед врагом обнаженный по пояс.
Рит видел, как под бледной кожей его командира перекатываются новые образования из мышц и сухожилий. Звездный рыцарь с перекаченной мускулатурой грозил вот-вот взорваться изнутри как переполненный гелием воздушный шарик. Из тела Иксора что-то стремительно пыталось вылезти наружу. Ихорианец испугался от увиденного. Радовало лишь одно — этот новый мутант стоял на их стороне и не собирался захватывать планету.
— Ты все равно умрешь. — Спокойно произнес Дзард, растягивая губы в хищной улыбке. Набор острых зубов с парой выделявшихся клыков мог отпугнуть любого хищника из зоопарка. — И этот бедолага тебе не поможет.
Удары посыпались градом: командир мертвецов не скупился ни на силу, ни на скорость. Косые, под углом, прямые для пробивания блока — сильные руки крылатого демона упорно шли вперед. Многие из ударов обычный боец просто бы не заметил. Но зрение вампира обеспечивало Дзарду полный фокус действий. Для его восприятия медленное действие немного ускорялось, а быстрое останавливалось. Так работала магия Крови. Вампир отчасти был эфемерным существом, способным к материализации в разных точках пространства, но геном Дзарда немного трансформировал эту особенность, чуть-чуть замедляя время. Атаки крылатого демона для офицера рыцарского ордена не такими уж и сложными. Главное было — не просто уклоняться от ударов, а начинать отбивать их на подходе. Локоть должен быть прямым по отношению к запястью, никаких сгибов и вихляний, иначе при хорошей скорости удара и физической подготовке противника был риск повредить лучезапястный сустав. При встречных блоках работает не кулак. Ему еще рано вступать в игру. Исключительно ладонь и пальцы. Задача обороняющегося в такой ситуации — не сломать руку противника, а заставить тратить силу и энергию впустую. Пальцы прямые, держаться ровно, рука ободряющегося идет навстречу атакующему кулаку, и перед самым касанием уходит чуть в сторону, обратной стороной ладони сбивая удар в сторону.
Рит зажмурил глаза, когда двое монстров вступили в схватку. Рядовой не видел сами удары, но слышал звук гудящего воздуха вокруг бойцов. Как будто рядом с местом сражения пролетал рой диких пчел.
Выбрав момент, Дзард резко присел, делая шаг вперед. Атака демона пришлась на верхний сектор — рогатый монстр поздно понял ошибку. Иксор, используя инерцию от прохода, нанес удар локтем в живот оппонента. Командиру мертвецов пришлось уступить силе звездного рыцаря. Демон согнулся, атакующий порыв сбился с темпа. Настало время командиру мертвых испытать рыцарский выпад. Дальше последовала атака в манере «скорпиона», когда ударная нога опускается на противника сверху, а плечи атакующего находятся на уровне его пояса. Прием рискованный. Потому что в случае запаздывания или слабой силе удара можно нарваться на контратаку в позвоночник или голову. Рыцарь ДОКС с вирусом Арахнорокса внутри по скорости превосходил оппонента. Удар прошел на ура — демоническая голова чуть не треснула, когда подошва тяжелых сапог опустилась на его темя. Толчок опорной ногой, небольшая вкладка акробатики, обратное сальто и Дзард Иксор возвышается над противником, лежащим в пыли.
— Ты думаешь, — процедил монстр, — наш бой закончится по очкам за завершенный раунд рукопашного боя?
— Нет. — Иксор точно тень ринулся к поднимавшемуся демону и точным ударом руки пробил его грудь. Сквозь броню, мышцы и кости цепкие пальцы рыцаря добрались до черного сердца и чавканьем вырвали его из крепкого тела.
— Твоя жизнь принадлежит мне. — Спокойно произнес Дзард, выдавливая в зубастый рот теплую кровь из еще бьющегося сердца демона.
Рядовой Коврин видел, как его командир подобно вампирам поглощает жизнь из пораженного врага. Крылатый монстр, голыми руками выпотрошивший танк, высыхал, превращаясь в обтянутый кожей скелет. А тело Иксора засветилось неприятным оранжеватым свечением, подобно гнилушке в ночном лесу. Командир солдат ихорианцев просто выпил кровь из сердца демона, которое достал своей же рукой, пробив демоническую плоть голой рукой — подобной байке не верил еще вчера и сам Рит. Да ему и сейчас все происходящее казалось дурным сном.
— Причудилось же такое! — часто говорил он маме, просыпаясь после кошмара.
Но кошмар для них только начинался. Сколько рыцарь-вампир смог уничтожить нежити своим броском глыбы? Сотню или тысячу — сейчас это было неважно, потому что новые сотни подходили к Дзарду и рядовому.
Больше всего Рит боялся отступления. Ему казалось, будто его командир просто оттолкнется от земли и улетит в небеса, бросив его на верную смерть.
— Встань сзади! — приказал Дзард. — Когда я начну с ними разбираться, быстро уходи в безопасную зону. Иначе можешь не выжить.
Рядовой поспешно удалился к безопасным развалинам.
— Так-так! — Мандрагора мгновенно ощутила потерю командира. Каждый боец, подобный крылатому демону, проходил определенный отбор. И терять ценные кадры было не тактике демонессы. — Шедевр Тармака действительно хорош. Но пока он встанет на нашу сторону, пройдут годы, а их у нас нет. Поэтому я помещу тебя в кокон времени. Доля секунды пройдет в нем за месяц. А чтобы ты не скучал, я помещу с тобой немного гостей из покоренных миров.
Дзард не понял, как оказался в тесном помещении с круглой прозрачной крышей. Он понимал, что все происходящее — лишь часть текущей баталии.
— Игры со временем! — догадался воина ДОКС. — Кто-то очень хочет моего полного превращения в монстра. Не выйдет! Доктор Арлин уже нашла частичное лекарство. Нам нужно просто продержаться.
Первый враг материализовался перед звездным рыцарем точно впереди. Обычный бандюган из трущоб. С парочкой искрящих имплантантов в области ног и шеи он нервно вытащил ножик и попытался пырнуть Иксора. Звездный рыцарь просто свернул ему шею. Поверженный противник мгновенно исчез, и на его месте появился новый — огромный шершень с блестящим жалом плюхнулся прямо перед ним. С такой штукой любые промахи грозили смертью. Реакция вампира и удар острых когтей разрубили тварь на части. И прежде, чем шершень исчез, Дзард вырезал из его дрожавшего тельца жало с ядом внутри. Врагом номер три пришелся простой орк. Большой топор, накаченный торс и умение пробивать черепа не справились с навыками звездного рыцаря и скоростью вампира. Но его Иксор убивать быстро не стал. Он догадался, что угодил в некую ловушку по прокачке новых способностей, и враги будут только прибывать, а вот про отдых и кормёжку никто не предупреждал. Острые зубы прокусили шею орка, и вирус Арахнорокса в теле Дзарда тут же получил долгожданную кровь, добытую собственными клыками. Сила и мощь вернулись в тело так быстро, как будто никаких драк не было вообще. За орком следовал трехголовый людоед. Перемещение тени и трофейное жало в сердце оперативно покончили с ним. Топоры, дубины, лазеры, ножи, пушки, амулеты и магические кристаллы — заключенный во временном коконе звездный рыцарь ордена ДОКС не терял времени даром. Новые способности вампира и богатый набор трофейного оружия обеспечивал Дзарду победу над любым врагом. Последним напавшим на него созданием в коконе был робот-койот. Машина банально взорвалась рядом с рыцарем, активировав механизм самоуничтожения. А после ее смерти с остатком машинного масла и дыма в воздухе возник след из имматериального мира. Маска металлического серого цвета, она летала перед Дзардом точно призрак. Рыцарь с недоумением поймал ее. В подобных местах лишних трофеев не бывает.
Когда он был в коконе, то обратил внимание на стены. Они странно колыхались по краям, выдавая неприметное розоватое свечение. Нечто похожее он видел, когда роботы-пауки впрыскивали в его тело токсины. Могли ли тогда тоже поиграться с течением времени, дав вирусу возможность адаптации в его теле?
Через две секунды реального времени кокон Мандрагоры растаял, выпустив натренированного вампира на волю. Улучшенный, наученный использовать новые навыки и магию, звездный рыцарь стал намного опаснее. Тело теперь не мутировало. Все изгибы и грани были на своих местах. Новые мышечные карты распустились на крепком теле точно бутоны на сочном кусте.
— Теперь я готов к бою! — гордо объявил звездный рыцарь.
«Вампиры! Кровососущие монстры, как саранча шагавшие по землям Ихора. Они выкачивали жизнь каплю за каплей, но куда им столько? Рядовой упырь при самом пике жажды может осушить одного ихорианца в сутки. Больше не выпить. Здесь же кровососы поглощали жизни как насос. Но куда ее перекачивали? — Дзард сейчас смотрел на клацавшую зубами массу не просто как звездный рыцарь, а как только что прошедший трансформацию вампир. Тереза правильно сказала — вирус Арахнорокса смог адаптироваться к его организму, достроив пробелы в изначальной структуре. Сейчас Дзард был не просто борцом с нежитью, а частью этого самого войска. Хитроумное устройство в груди каждого вурдалака светилось в вампирском зрении как яркая фиолетовая точка. Именно в ее жерло утекала вся жертвенная кровь после многочисленных кормежек. Арахнорокс! Планета со своим разумом и целой вселенной ментальных полей жила по суровым законам выживания. В ее землях выживал тот, кто был сильнее, быстрее и обладал более совершенным телом, нежели оппонент. Именно такая мотивация толкала вперед развитие на Арахнороксе. — В каждом солдате кошмарной армии больше не было ни капли родного. Вампиры высушивали жилы до суха, а затем странная жижа с вирусом Арахнорокса втекала в мертвые тела, поднимая их на ноги. Но мертвое тело вирусу не нравилось. Вещество, на вид представлявшее простую жидкость, на самом деле тоже имело определенную структуру и разум. Его молекулы, как и солдаты кошмарной армии, подчинялись определенному распорядку. В атомарном масштабе простые углеродные соединения, скрепленные химическими связями, образовывали настоящие шедевры клеточного искусства. Разрушать старое и тут же надстраивать новое. Но делать это так, чтобы оба организма — гостьи хозяин — оставались целыми и весьма активными. Вирус разрастался! Он как паук плел паутину внутри каждого тела, отчаянно пытаясь найти нужную комбинацию. Да! Вот, почему простые ихорианцы, зараженные вирусом, превращались в уродов и быстро умирали. Вирус не мог адаптироваться к их телам и молекулам. Разрушать старое отлично выходило, а вот построить новое пока не удавалось. Но вирус хотел жить! Каждая его молекула упорно искала выход и не находила».
Вампиры осторожно приближались к Дзарду. Они почти окружили звёздного рыцаря плотным кольцом, но никак не решались сделать первый шаг. Каждый из них был намного слабее Дзарда, а для коллективного удара мутировавшие тела ихорианцев не подходили — вирусу было неуда деваться.
Событие произошло само собой.
Каждый вурдалак из отрядов поверженного командира послушно отдавал свои мутировавшие клетки более мощному существу — тому, чье тело жаждало новых границ изменения. Бесполезно выкачивать энергию из того, в ком успешно шел процесс постройки новой структуры. Наоборот! Нужно было влить в организм как можно больше силы, дабы ускорить развитие.
Кровь, поглощенная из тел ихорцев, вылетала крупными каплями из тел рядовых вурдалаков, спокойно всасываясь в мощный торс Дзарда. Высокие кристаллы леди Хаоса на тот момент ничего не получили от поверженных солдат. Звездный рыцарь как черная дыра поглотил живительную кровь каждого упыря в отрядах демона. Высохшие вампиры просто падали на землю пустыми трупами. Больше они уже ничего не могли предпринять.
А вот с зомби и рядовыми мертвецами ситуация была совсем иной — они не понимали мотиваций своих собратьев по отрядам. Их создавали, чтобы убивать, сжигать и разрушать. Мощный враг, внутри которого пульсировала энергия жизни, только привлекал их внимание.
Но измененного Дзарда такое развитие событий только развлекало.
— Дзард! — Сайя и Кейблардт уже приготовили оружие для хорошего боя.
— Чуть попозже. — Спокойно ответил рыцарь, выдыхая в отряды живых трупов фиолетовое пламя. Поглощенной от вампиров энергии было слишком много даже для такого образца вируса как Дзард. Избыток должен был куда-то выплеснуться. И выход нашелся! Пусть свои же воины сами себя истребят, чем не тактика. Магическое пламя, выдохнутое рыцарем, точно гулявший по степи ветер, прокатилось по рядам зомби и мертвецов, сжигая каждую нежить до горстки пепла.
— Обалдеть. — Прошептал Сайя.
— Согласен. — Удивленно кивнул гном.
— А я — нет! — новый участник беседы материализовался так внезапно и неожиданно, что невольно сам Дзард оглянулся.
Огромный исполин, сотканный из костей металла, возник из ниоткуда. Он был похож на многоэтажный дом, в котором работали десятки бойлерных, генераторов, электростанций, различных машин и станков. Его внешняя броня имела полупрозрачные сегменты. Они меняли цвет и переползали по корпусу брони с одного места на другое. Руки и ноги имели по четыре сустава каждая, форма ступней походила на смесь ракетного двигателя и гусеницы. Из тела торчали многочисленные стволы огромных орудий. Ракетные установки, пушки, рельсотроны, лазеры и плазменные излучатели. За спиной вместо крыльев красовались несколько двигателей от межпланетных крейсеров. Голова имела форму вытянутого черепа с челюстью из длинных игольчатых зубов.
— Я не намерен вести никаких переговоров. — Продолжил исполин. — Один ты, рыцарь, уничтожил половину нашей армии. Только тотальное уничтожение ждет тебя!
— Кейблардт, — используя навыки вампира, Дзард быстро отправил по мыслеречи команды друзьям. — Придержи молот. Этот гигант просто поймает его и все. Сайя! Твои атаки магией нарвутся на отражатель в его броне. Пока я его отвлеку, ищите портал в крепость Тармака.
Призрачная маска, полученная в коконе Мандрагоры, удобно села на голову. Она не доставляла рыцарю никаких неудобств. В ней даже ощущалось что-то свое, утраченное или давно забытое. И именно перед таким врагом ее следовало надеть.
— Маска готов к бою! — Под костяной кожей прокатились волны энергии, готовя тело звездного рыцаря для любого удара со стороны исполина. Но никаких пушечных выстрелов или обмена ударами сейчас не требовалось. Один залп всеми пушками гиганта сотрет в пыль весь город. Вампирские зададки магии могли построить защитный барьер или окружить чем-то подобным самого гиганта, но рыцарь ордена ДОКС нашел иное решение проблемы.
Немного магии Хаоса, Земли, и, как это ни странно, Света понадобилось для подобного фокуса.
Под ногами Иксора вырос небольшой столбик пыли, как маленький ураган. Он за секунду окутал командира ихорцев колючей занавеской из песка, осколков камня и мусора. А из-за импровизированной ширмы выходили копии Дзарда. Все такие же, как и он сам — сильные, мощные и со способностями вампира.
Исполин слишком поздно понял, какую пакость придумал его оппонент. Удары мощнейших ног по Маске и его копиям ни к чему не привел — двойники ловко разбегались от опасности, а сам источник магии перемещался с помощью телепортации на безопасную дистанцию. Каждый двойник имел наклонность к магии. Огненные шары, ледяные молнии, стрелы коррозии, дрожь земли, копья света и шакрам тьмы — в исполина летело все это богатство магического арсенала, высвобождаемого двойниками. Когда число копий достигло сотни единиц, оригинальный Маска отдал приказ на штурм, показывая острые, как бритва клыки.
Когти, клыки, а у иных двойников прямо из тела вырастали острые хоботы с жалами на конце — все это находило микроскопические трещины в корпусе и магической броне исполина. Гигант будто бы попал под укусы пчелиного роя. Шлепая руками себя по телу, генерал армии Тармака, смог уничтожить пару десятков клонов Маски, но каждый удачный прорыв внутрь брони исполина наполнял тело гиганта либо вирусом Арахнорокса, сражавшимся на стороне Маски, либо кислотным газом и обжигающим пламенем, выдыхаемым вампирами-клонами. Залпы огромных пушек и жар двигателей вместе с системами маскировки здесь уже не помогали — исполина заживо пожирали десятки рыцарей-вампиров, передавая оригиналу всю выкаченную энергию. Маска использовал против армии Лорда-демона его же собственную тактику, и это приносило плоды победы. Но исполинский гигант мог рано или поздно совершить необдуманный ход — применить самоликвидацию или применить залп из рельсотронов. Требовалось решительное действие. Внутри Дзарда все тело горело жаром скорых перемен. Вирус, так стремившийся к совершенству, получил значительную массу материала для новых конструкций. Клеточное творчество развивавшегося в геометрической прогрессии организма нашло выход из ситуации — мутация! Неожиданная мутация с обратимым протеканием. Кожа на спине и груди рыцаря превратилась в настоящую панцирную броню, а на руках вместо кистей рук образовались здоровые пасти невиданных чудовищ. Каждая размером с небольшую бочку. Пасть — это шесть прочных створок, соединявшихся к центру в единый клюв. В глотке едкий газ, съедавший любой металл за доли секунды. Клюв каждой головы имел способность к вращению. Импровизированные гигантские буры пошли в дело, как только оригинальный Маска в три прыжка оказался на бедре исполина. Модернизированные руки легко вскрыли броню исполина внизу живота, прокладывая путь звездному рыцарю во чрево гиганта. Дзард активировал магию Хаоса, Стихий, Звезд, Металла, Крови и Смерти, попав во внутрь вражеского командира. Пока его копии разрушали мощное тело снаружи, сам Маска трудился изнутри. Он как пуля со смещенным центром тяжести пробивался по телу гиганта. Исполин уже не думал о противных ранах на теле — его просто разрывало на части изнутри. Рот, произносивший металлизированным голосом парламентёрские слова, шипел от льющейся черной крови. Его кровь была густой, жирной и для вампира имела противный горький вкус. Секрет черной крови таился не только в ее вкусе, но и в качестве. Если ее грамотно поджечь, то весь гигант превращался в ходячий факел. Маска проделал нелегкий путь, разрушая все внутренности командира армии Тармака, от паха до горла. Разрушив мозг, звездный рыцарь пробил черепушку и выпрыгнул из рушившегося торса, бросая особенно заговоренный огненный шар в открывшуюся рану.
Спустя минуту гигант рухнул на землю грудой горящей массы.
Двойники Маски пока еще не исчезали, а он и не отдавал столь спешную команду.
— Подумать только! — прошептал Сайя. — Наш Дзард один вырубил целое войско и гиганта вожака.
— А что об этом скажут коллеги в ордене, ты подумал? — Кейблардт вовремя отобрал у младшего жреца информационный планшет для заметок. — И не смей никому рассказывать об этой хронике! Я тебя убью собственными руками, если ты это сделаешь.
— Да я не про Дзарда. — Попытался оправдаться Сайя.
— Пора! — Маска и его копии встали в три отряда по десять бойцов в каждом. — Портал в крепость Тармака откроется, и там мне понадобится вся ваша помощь.
Светящийся фиолетовый шар возник в сотне метрах от героев.
Лорд-демон ждал своего ответа на вопрос о смысле жизни.
Тармак провожал унылым взглядом отряд улетавших мутантов во главе с лордом Карнавалем.
Светящийся молот, уничтожавший живую эскадрилью новых источников вируса, немного привел мысли лорда-демона в порядок. Оружие летало как самонаводящаяся многоразовая ракета, постоянно точно бьющая в цель. Простое тельце мутанта могло отражать любые пули или уклониться от снарядов, но магический молот рыцарского ордена ДОКС пробивал любые ухищрения генетики. Но это была не вся напасть.
Волны хаотического шторма поглотили летающую эскадрилью, превратив каждое существо в радиусе километра в летающий фарш. Колдовство, созданное жрецами для коридоров имматериального мира, могло легко сминать корпуса звездолетов.
— Кто посмел это сделать? — ярость лорда-демона не знала в тот момент предела.
— Я! — мягко произнес Маска, заставляя одну из голов-клювов опалить броню Тармака едкой кислотой.
Лорд-демон поздно сообразил об имматериальном происхождении кислоты. Вещество, имеющее ту же природу, что и его защита, легко прожгла заговоренный металл.
Но и Тармак не остался без ответа — его трезубец на хвосте нанес по Маске удар. Панцирная броня Дзарда выдержала атаку. Хотя, если бы удар попал в сочленение, то смерть была бы неминуемой.
В комнате диспетчера не было много места для драки, и хвост лорда-демона попал в руки Маске. Хлесткий удар когтями вампира отрубил демоническую плоть посередине хвоста.
Тармак взвыл, ловя запоздалый кайф в позорном ранении. Отрубить демону хвост — считалось худшим наказанием в мирах Хаоса. Зато инородные клетки в его крови рыдали от счастья! Эльфы, космонавты, киборги, мутанты, големы и даже гаргульи — он всех убивал во время кровавых игр, не дела особого разбора в выборе расы. Хвост всегда служил верным оружием. В глаз, рот, между суставов или пластин — он всегда своим чутьем находил слабину у врага и доставлял чужому телу яд, разлагавший клетки. Сейчас из обрубка лилась демоническая кровь, и обожжённая часть груди неприятно жгла. Железо-каменная кожа обросла бурыми пятнами ожога. Использовав свою способность к телепортации, демон отступил, но и Маска следовал за ним! Навешивая портал за порталом, они перемещались по крепости синхронно, нанося друг другу чудовищные удары. На их глазах копии Маски высушивали всех темных жрецов и разрушали все, что можно было уничтожить. Звездный рыцарь, мутировавший по его указы, слишком быстро превзошел все прогнозы и ожидания. Костяной панцирь Маски уже давал трещины в нескольких местах, орошая окружавшее пространство яркой фиолетовой кровью. Но и лорд-демон так просто не уходил от атак — правое крыло было оторвано напрочь, и левая нога немного прихрамывала.
Кульминацией схватки стала личная лаборатория Тармака.
Двойной прямой удар в голову Тармак как раз успел провести, когда Маска атаковал раненую ногу, а затем провел точный апперкот и сокрушительный удар ногой в демоническую грудь.
Когда демон падал, звездный рыцарь успел вампирскими когтями отрубить оппоненту правую руку по плечо.
— Закончи работу! — властно приказала пленница. — Это приказ твоего командира, рыцарь! Убей его!
— А потом твои же соратники убьют и тебя. — Смеясь, выплюнул слова Тармак Дзарду в лицо. — В ее докладе ты будешь описан как мутант-захватчик, и команда старших жрецов просто прикажет убить тебя, подвергнув прах светлой отчитке.
Да! Раненый монстр был прав! Любой рыцарь, подвергшийся мутации, без одобрения Совета жрецов обязан был быть уничтоженным. Способность к магии, сила и боевая выучка в дополнении с геномом абсолюта — все это имело слишком важный вес при подобных превращениях. Были случаи, когда рыцарь-герой трансформировался в демона Космоса и убивал своих же.
Не предаваясь сильно размышлениям, Маска вонзил вампирские когти в грудь раненого демона и разорвал его на куски.
— Я наконец-то обрёл свободу от этой дикой погони за совершенством клеточного искусства! — успел подумать Тармак перед тем, как жизнь в его глазах потухла.
— Освободи меня! — приказала пленница.
— Позже. — Маска в это раз ничего не стал отращивать. Хотя его тело рвалось в бой. Дополнительные конечности, прозрачные крылья и дополнительные головы — вирус Арахнорокса упорно рвался в бой, строя собственный порядок силы и могущества. Маленьким клеточкам очень не нравилось, как и кто ими пользуется, и рыцарь-разрушитель частички имматериального мира им очень подходил.
Портал к леди Хаоса открылся в центре лаборатории.
Маска и тридцать его двойников приготовились к бою.
Дюморт Карнаваль был весьма разочарован столь скорой потерей своей армии мутантов. С одной стороны, это его радовало — только наглец из дома Иксор мог пойти на такой поступок. С другой — что скажет Тармак? Все тело бывшего правителя Ихора болело от ожогов и ссадин.
— Лорд Карнаваль, вы арестованы! — властно декламировал молодой жрец.
— Сайя! — одернул его Кейблардт, и тут боевой молот сверкнул в его руках.
— Так вы думаете, что сможете удержать меня? — мутировавший абсолют громко рассмеялся.
Гном запустил в него магическим молотом, а Сайя с помощью магохора усилил атаку.
В мощной груди Дюморта звучно чавкнуло, но бывший охотник на монстров всё еще был в строю. Его меч покинул ножны с такой скоростью, что парочка героев едва успела моргнуть глазами.
Гном как бывалый боец, закрыл жреца своим телом, вступив в обмен ударами с предателем.
Лорд Карнаваль был ранен, и это сказывалось на его движениях.
Молот Кейблардта взлетал как бабочка и кружился вокруг Дюморта подобно осе.
Сайе пришлось отступить с магией — гном и враг бились почти на одной линии. Любая оплошность с серьезной магией стоила жизни обоим.
Наконец, Кейблардту удалось выбить меч из руки врага, а затем быстрое вращение вокруг оси и боевой молот на скорости врезается в живот Дюморта, разрывая все внутренности.
Лорд Карнаваль, получивший от демона вторую молодость, теперь уж точно не сможет никогда войти в свою крепость, поскольку жизнь его тело покинула.
Мандрагору ждал настоящий сюрприз в виде звездного рыцаря-вампира и его команды.
Ближайшая к Дзарду охрана демонессы тут же ринулась ликвидировать угрозу, и была разорвана в клочья руками Маски. Живительная сила исполина и жизни темных жрецов Тармака с лихвой зарядили Маску и его двойников энергией для боя.
Элитная охрана армии мертвецов вступила в бой с двойниками Маски.
Дзард же широко раскрыл и выпустил в ближайший кристалл жизни стаю летающих игл. Живой камень, аккумулировавший энергию жизни, несколько раз мигнул ярким желтым светом, когда иглы попали внутрь его граней.
— Что ты сейчас сделал? — возмущенно прокричала Мандрагора.
— Поставил таймер бомбы! — гордо произнес Маска, глубоко приседая для высокого прыжка.
Летавший трон демонессы упорно посылал в звездного рыцаря свои отростки для поглощения жизни, но боевые навыки рыцаря ДОКС и скорость вампира позволяли Дзарду легко устранять преграду.
Выполнив прыжок, Маска легко достал до ножек летавшего трона. Мандрагора попыталась сбить наглеца черными вихрями и призраками-черепами, но попытки достать рыцаря-вампира не увенчались успехом. Пока демонесса командовала армией, покидать трон ей было нельзя. Сила, управление и перехват энергии — контроль над этим давал именно трон. Перемещаясь по периметру летавшего тона с помощью локальных порталов, Маска по возможности наносил конструкции урон: отрывал элементы конструкции и любые детали, какие поддавались девастации.
Удачно уклонившись от призрака черепа и черной молнии, Маска схватил леди Хаоса на руки и точно тряпичную куклу бросил вниз.
Фиолетовый огонь, выдыхаемый Маской изо рта, окружил летавший трон магическим пламенем.
— Пора самому сматывать удочки. — Сказав это, Маска спрыгнул вниз, точно на то место, куда вывел его портал. Охрана из элиты упырей была успешно уничтожена, правда из его двойников выжило лишь двое.
Легкий укол оказался для Маски незамеченным.
— Мой инъектор может пробить твою органическую броню! — Мандрагора, в разорванном платье и с ног до головы в черной крови выбралась на площадку портала. — Пора твой вирус Арахнорокса немного притормозить.
— А я только начал ценить клеточное искусство Тармака. — Попытался отшутиться Дзард, немного придерживая двойников от ранней атаки.
— Довольно! — Леди Хаоса мутировала в паучью тварь. Теперь она раздалась в размерах, обзавелась клыкастой пастью с горящими холодным огнем глазами, и ее массивное туловище в форме перевёрнутой груши украшало шесть пар мускулистых рук с четырьмя сегментами каждая. Ног было четыре, и они отлично выполняли свою функцию. Поучив скорость и силу, тварь молниеносно прорвалась к левому двойнику и разорвала его на части.
Маска подобрал оружие одного из убитых вампиров охраны и, выполнив пяток перекатов, отрубил одну из лап-ног возле туловища.
Демонесса попыталась переместиться, но Маска уже был под ней, и следующий удар меча прошелся по низу мутировавшего живота. Мандрагора в отчаянии предприняла попытку использовать жало — подарок к ее мутации от муравьев и ос. Но Маска ловко уклонился от атаки. Последний двойник взял пару боевых топоров и принялся обмениваться ударами с рукастой монстрихой. Какая бы скорость ни была у копии рыцаря-вампира, демонесса все же была быстрее. На десятой серии обмена ударами острые когти лап преодолели хитрую систему защитных движений и вскрыли двойнику грудную клетку.
Дзард тем временем не терял времени зря: пользуясь небольшим отвлечением внимания монстрихи, он забрался по ее спине до уровня сердца и проткнул его трофейным мечом убитого стража. Металл имматериального мира не оставил демонической плоти никакого шанса. Но умирать Мандрагора не собиралась. Ловкие движения рук свернули ей шею, а вампирские клыки погрузились в демоническую плоть в области шеи, выпивая сладкую кровь из вен.
Кристаллы опасно мигали разными цветами — этот кусок имматериального мира обещал вскоре взорваться. Чудовища в составе его армии от отчаяния и страха начали пожирать друг друга и скоро могли добраться до портала.
— Мне нужно поторопиться с завершением столь вкусного обеда. — Размышлял Маска, допивая сладкую кровь демонессы.
Когда Дзард выпрыгнул из портала в лабораторию Тармака, следы мутации постепенно сходили на нет. Он не знал точно, что именно было в инъекторе Мандрагоры, но больше подобных трюков он выполнить не сможет.
— И все равно. — Горько произнес Сайя. — Как жрец рыцарского ордена ДОКС я обязан доложить о произошедшем на Совете иначе нельзя. Извини, Дзард, но так нужно.
— А докладывать не о чем. — Властно ответила освобожденная пленница. Леди Габриэль Ларетель, капитан рыцарского ордена ДОКС, поправила прическу и жестко ответила Сайе и Кейблардту. — Младший лейтенант Иксор отлично проявил свои навыки и способности. Я возьму ответственность за все ег приказы на себя, подчищу полевые рапорты, а алхимики с моего крейсера проанализируют работы Тармака, и мы заглушим вирус Арахнорокса в крови Дзарда Иксора.
Рядовой Коврин. Рит Коврин бежал, сломя голову в город. Ему было наплевать на все — мертвецы, вторжение, планета, солдаты. Он бежал к тому, что хотелось увидеть больше всего на свете. Ведь он сначала хотел стать биологом. Его сердце просто выпрыгивало из груди при виде этой дамы. Старше его самого на пятнадцать лет, она не смогла устоять перед этими невинными глазами, льющими сладкие слезы счастья в ее объятиях.
Тереза Арлин работала, не покладая рук. Слухи о победе младшего лейтенанта Иксора над воском мертвецов уже облетели всю планету. Как и подобает подобным ситуациям, ход военной кампании полностью поменялся. Упырями и зомби никто не управлял, а без командиров они превратились в топчущуюся массу обычных мясоедов. Их расстреливали с воздуха, сжигали напалмом, а в некоторых районах по случаю карантина использовали криоракеты с целью заморозки нужного количества экспериментальных образцов для исследований.
Рыцари ДОКС даже в составе маленькой разведгруппы справились с задачей, истребив эпидемию вампиризма и остановив захват целой планеты.
— Тереза!
— Рит!
Рядовой Коврин, плача от радости, обнял свою возлюбленную, стараясь не думать ни о чем из событий прошедших суток.
Металлические руки расправились с переборкой межпланетного корабля как ножик с консервной банкой.
Устройство по изменению судеб предстало перед Маской во всей красе. Миниатюрная копия машины Лорда Тьмы (персонаж романов «Левиафан», «Маска. Возрожденный», «Маска и война за господство») исправно сделала свое дело.
— Планета Ихор. — Гласила надпись на экране. — Молодой Дзард Иксор гибнет от заражения вирусом.
— В настоящей биографии мы с Сайей ловили там обычного гуля. — Вспоминал Маска. — Со вторжением из мира Хаоса справиться тогда было бы невозможно. Заражение, говоришь?
Портал во временной канал был открыт.
Микроиды — призрачные существа внутри тела киборга-вампира Маски, быстро выполнили свою функцию, сгенерировав с помощью наномашин, растворенных в красном металлизированном теле, шестерку роботов-пауков. Маска взял в руки инъектор и, взяв образец собственной крови полубога, ввел ее роботам-паукам.
— Вы проведете заражение молодого Дзарда Иксора этой субстанцией. — Приказал Маска роботам-паукам, отправляя их в собственное прошлое, измененное Лордом Тьмы.
Комментариев: 1 RSS

Очень объёмный рассказ, едва ли не повесть. По жанру - космическая опера, боевик с элементами фэнтези, мистики, вампиризма и чего только не. Но в этом и состоит главная слабость произведения, ИМХО: слишком много рас, артефактов, неподготовленных поворотов сюжета и прочих роялей в кустах. Автор, увы, пренебрегает заветом Оккама: "Не увеличивай число сущностей сверх необходимых". Многим любителям космо-опер понравится - но я не из их числа.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз