Рената Андреева. Анжелика и вампиры. (фрагмент)


Рубрика: Библиотека -> Прочее
Метки:

 

Я продолжал подбирать формулировки для объяснения, когда услышал шаркающие шаги по лестнице и поспешил подойти к двери. Она распахнулась — и я увидел Егора с незажжённой сигаретой в зубах. В первый момент растерялся: настолько у меня не вязалась шаркающая походка с этим крепким мужчиной, но взглянув на его ноги в знакомых разношенных шлёпанцах, всё понял. Распахнутая куртка на майку была надета в рукава, но и так было ясно, что он выскочил просто подымить перед сном. Повезло мне!

— Что, в подъезде дымить не разрешают?

— В квартиры всё тянет, — охотно ответил он и закурил.

Я обошёл так, чтобы встать с наветренной стороны. Егор дымил, со сдержанным интересом поглядывая на меня, а слова, чтобы объяснить ему суть дела всё не находились.

— Поговорить надо, но не знаю, как начать,— ризнался я.

— С начала?

— Долго очень.

— Тогда с конца, — Егор усмехнулся. Первое, что пришло ему в голову, что я вляпался в историю с наркотиками или проворовался, но раскаиваюсь и пришёл за советом, но он сразу решил откинуть предположения и ждать моих слов.

— С конца можно, — согласился я.— Но ты не поверишь.

«Пацан! Он ещё думает, что меня можно чем-то удивить!»

— Я не пацан. Может, жизненного опыта у меня и кот наплакал, но по возрасту сверстник. И нет. Ни наркотиков, ни воровства не было, но удивить скорее всего смогу.

Он внимательно посмотрел на меня.

«Нет. Мысли читать невозможно. Не так сложно догадаться, о чём я мог подумать в первую очередь. Даже вроде какие-то номера концертные есть, где вот так угадывают…»

Я обнадёжился. По крайней мере смог заинтересовать и определил задачу номер один: доказать, что вампиры существуют.

— Я незнаком с концертными фокусами, но догадки озвучивать не стал бы,— возразил я.

«Четырнадцать, двадцать шесть, девяносто три, — его взгляд метался по двору, ни за что не цепляясь, — нет, нет, нет… Камень!»

— Четырнадцать. Двадцать шесть. Девяносто три. Камень, — добросовестно повторил я и обернулся. — Где ты там под снегом камень увидал? А-а-а, ну да.

Недалеко от обочины лежал крупный валун.

— Э-э-э… И давно это у тебя?

— Сразу, как стал вампиром. Десять лет назад. Так что мне только на вид девятнадцать, а в реале тридцатник скоро.

— А по документам?

— Ну ты… мент! Фальшивые, конечно. На возраст, — я был поражён: нашёл о чём спросить! — Тебя только ксивы волнуют, а факт вампиризма неинтересен?

Он окинул меня взглядом. «Раз клыки, значит не энергетический, а кровосос»

— Правильно.

«Но если бы они людей мочили, то было бы больше убитых и пропавших без вести»

— Совершенно верно. Не убиваем, — подтвердил я.

Егор неожиданно возмутился:

— Хоть сказать дай! Я ещё не подумал, а ты отвечать лезешь!

Я заткнулся и стал терпеливо ждать. И дождался:

— Вампиров не бывает!

Я воздел глаза к хмурому облачному небу и демонстративно шумно вздохнул.

«На доказательство не тянет.»

— Сам знаю, — огрызнулся я и вынул из кармана лезвие, завалявшееся в бардачке машины ещё со времён прежнего хозяина и сейчас прихваченное мною именно по такому случаю — самый обычный «Спутник» в бумажной обёртке. — Сейчас, только фантик сниму.

Достав бритву, я без лишних рассуждений полоснул себя по руке. Егор дёрнулся и замер, глядя как на белой коже набухают капли крови и начинают ручейками стекать вниз. Вроде и несильно резанул, а больно… Достал платок и стал вытирать руку, не давая крови капнуть на снег. Её было не слишком много. Рука противно зудела — разрез уже затягивался. Сунул окровавленный платок в карман и предъявил Егору светлеющий шрам.

— Достаточно?

Он тяжело сглотнул и кивнул:

— И что нужно вампиру от мента?

— Помощи. Ты бы оделся — и поедем, поговорим.

Егор внимательно оглядывал меня, пытаясь найти различие с человеком.

— Нету различий, нету! — я демонстративно улыбнулся, втянув клыки. Он остановил взгляд на моих зубах, и уже хотел спросить, но я опередил его, выпустив клыки на всю длину. Егор глядел, как зачарованный. Мне этот цирк уже начал надоедать, но тут он очнулся, мельком покосился на крохотное пятнышко на снежном покрове края крыльца, где я стоял, и буркнул:

— Я сейчас!

Когда дверь за ним закрылась, я сгрёб с крыльца снег, на который упала капля моей крови, слепил в комок и запустил в дом напротив. Снежок пролетел над тёмным двором и ударился в стенку как раз посередине между окнами третьего этажа. Снежные брызги разлетелись по занесённому газону. Вот так. А то и впрямь любопытный мент потащит вампирскую кровь судмедэкспертам.

Пока Егор одевался, я успел подогнать машину к крыльцу. Он вышел, покосился на то место, где была кровь, чуть заметно вздохнул и сел рядом со мной.

— Ни к чему вмешивать официальную науку, — с чувством сказал я. — Мы ещё не готовы легализоваться. И, судя по всему, в ближайшие лет триста как минимум и не будем.

Он покосился и не ответил, хотя мысленно обругал меня «заразой».

Я это проигнорировал и спросил:

— Сегодня спокойно отработал?

— Нормально…

Он вспоминал дневные дела. Читалось это отвратительно: почти всё шло образами, но как мне показалось, убийств не было — ни с кровопусканием, ни без. Значит Катя затаилась. Или труп ещё не обнаружен.

Машина прокатилась по двору, и, перед тем, как выворачивать на улицу, я, чувствуя неловкость, сказал:

— Лучше бы тебе не видеть, куда едем.

— Глаза, что ли, завяжешь? — усмехнулся Егор.

— Что-то вроде. Отключу зрение. 

— Это как? — удивился он.

— Не пугайся.

Всё шло — лучше не бывает, и я совершенно успокоился, полностью уверенный в своих силах. Но с первого раза у меня не получилось — не дожал. Егор поморщился, невольно подавшись вперёд, и прищурился: его мир потемнел и расплылся, как в солнцезащитных очках с большими диоптриями. Я попробовал ещё. Вышло лучше. Сейчас перед ним была сплошная чернота, и он откинулся на спинку сиденья, глядя вперёд широко раскрытыми невидящими глазами. 

— Как ты это делаешь?

— Не могу объяснить. Делаю и всё. Это надо просто однажды почувствовать — и станет понятно. Но у людей таких чувств нет.

— Невозможно слепому от рождения рассказать о красотах заката?

— Да ты поэт! — хмыкнул я. Поворот разговора меня устраивал, как раз об этом и надо было вести речь. — Да, именно так. Новообращённые не всегда улавливают это сразу. Иногда всё получается само, с первого же дня, а иногда проходят недели, прежде чем они начнут понимать, как управлять человеческими чувствами, а до этого им помогает мастер-создатель, обеспечивая конфиденциальность и обоюдную безопасность процесса. Говоря по-простому, занимается анестезией и затуманивает сознание донора, так что человек не понимает, что с ним происходит. Ну и присматривает за птенцом, чтоб не слишком увлекался.

Мысли Егора ушли в сторону: он прикидывал, как много нас может быть и насколько это опасно для людей.

— Ладно, — сказал я. — Вижу, что сначала надо о глобальном. Не примеряй на себя роль спасителя человечества от кровожадных монстров. Хотя и монстры у нас есть, так же как и среди людей. Но люди о нас знают. Действуют отряды охотников, которых ФСБ негласно подкармливает деньгами, оружием и информацией. Истребляют, как водится, наиболее заметных: как раз тех, кто убивает. Как понимаешь, и в других странах соответствующие службы есть. Но основная масса людей о нас не догадывается — и не надо. Если будет интересно, я тебе потом объясню, почему не стоит вмешиваться в существующий ход вещей, но давай не сейчас, ладно?

Егор кивнул, напряжённо обдумывая возможности привлечения меня к сотрудничеству, но высказать мысль не успел. Я и сам предполагал несколько взаимных услуг, но счёл нужным охладить его мечтания.

— Мы не помогаем людям на постоянной основе. Для вас это к лучшему, поверь. Не нужно, чтобы из-за людских разногласий вампиры начали разборки друг с другом: выйдет слишком разрушительно — и с жертвами.

— Ну ладно. Так в чём проблема-то?

— Во мне, — буркнул я. — Недавно обратил девушку, умирающую от рака. У меня управление сознанием получается из рук вон плохо, и поэтому полноценно помочь ей контролировать кормильцев я не могу. Как легко понять, людям не нравится, что их жрут, их неприятие пробуждает инстинктивную агрессивность новообращённой, и я, опасаясь за жизнь и здоровье кормильцев, отбираю их до того, как она нормально поест и хоть попробует обнаружить возможности контроля у себя.

Объяснил я путано, но Егор суть дела ухватил.

— И ты хочешь скормить своей людоедке меня?

— Я хочу вас познакомить. Если сам не захочешь ей помочь, то это бессмысленно.

Он обдумал мои слова и заметил нестыковку:

— Ослепил ты меня качественно.

— Потому что не нервничал, — извиняющимся тоном пояснил я. — На худой конец и впрямь можно было бы глаза завязать.

— Что ж ты, такой нервный, обращать полез?

Он не ждал ответа на своё ворчание, но я объяснил:

— Самого обратили, когда умирал, и знаю, что такое получить ещё шанс.

Я въехал во двор Данила, остановился и, поддерживая за локоть, помог Егору зайти в дом. В уголке под лестницей, где была составлена на зиму садовая мебель, сидели не только Стас, но и Алекс с Саней. Целая бригада! У ног Алекса стоял чемоданчик. Стас не только подумал притащить для надёжности второго охотника, но и пригласил на всякий случай врача!

Я благодарно улыбнулся ему, раскланялся с прочими и, жестом предложив подождать ещё, направил Егора в потайную дверь, и только там, на лестнице, вернул ему зрение.

Он зажмурился и вскинул руку к лицу, и пришлось задержаться, ожидая адаптации. Лестница, уводящая за поворот, Егора смутила («Как выскочит!»), и я пошёл вперёд. Остановился внизу, подождал его и коротко представил:

— Егор, это Жанна.

Она, горя нетерпением, неловко мялась у решетки, переступая с ноги на ногу. К нашему приходу привела себя в порядок: умылась, сменила грязные лохмотья на чистое глаженое платье и даже подровняла ногти и накрасилась, но выглядела от этого ещё более жалко. Платье, болталось, будто надетое на швабру, а не человеческую фигуру, острые ключицы выглядывали из неуместного выреза, измождённые руки безвольно висели по сторонам тела. Завидев нас, она скрестила их на груди, и сразу опять сменила положение: обхватила плечи и замерла так. Глаза, и так громадные на осунувшемся личике, были ярко подведены, придавая сходство с анимешными героями, и выглядели стеклянными, кукольными. Жанна даже не дышала, то ли просто забыв, что это нужно делать, то ли не желая преждевременно разжигать аппетит.

Я и представить боялся, какое она может произвести впечатление на Егора, изо всех сил пытался уловить его мысли, но после «тощая какая» ничего чётко не формулировалось. Он подошёл к самой решётке, поэтому лица я не видел, оставалось только гадать. Наконец повернулся ко мне:

— Ну ты скотина! Довёл девчонку! Это же Освенцим какой-то!

Довольный таким эмоциональным откликом, я оправдываться не стал, хотя Жанна была исхудавшей ещё при жизни.

Втянув воздух с тихим, почти неслышным для Егора, всхлипом, она спросила:

— Вы меня покормите, да?

— Да, девочка.

Егор обернулся ко мне.

— Знал ведь, что соглашусь, а? Она же… как котёнок. Давай, открывай!

— Ну да, — сказал я, раздумывая, надо ли объяснять всю опасность предприятия. Решил, что можно: не викторианская барышня, истерить не будет, а понимать, что делает, должен. — Только немного позаботимся о безопасности.

— Да что она может сделать?

— Убить, например, — прямо сказал я.

Он опять взглянул на Жанну и она, закусив губу, подтвердила мои слова коротким кивком и сразу быстро пояснила:

— Я не хочу, но вдруг случайно... Стас сказал, что если что, они с Саней успеют выстрелить.

— Выстрелить? — Егор смотрел на меня, словно сомневаясь в умственной полноценности.

Я кивнул:

 — Ты её последний шанс. Если не получится, то лучше уж так… И, обернувшись к лестнице, крикнул:

 — Алекс, давайте все сюда!

Люди примчались первыми, Алекс спустился за ними степенным шагом, небрежно покачивая чемоданчиком. Я сказал Егору, чтобы он дал Жанне руку, только руку, лучше левую, объяснил, что боль нужно перетерпеть, именно на неё Жанне будет ориентироваться проще всего, и стал сбивчиво объяснять восприятие человеческих эмоций при кормлении, когда Стас нетерпеливо сказал:

— Борька, ему эти нюансы сто лет не нужны. Хватит кота за хвост тянуть, ключ давай.

Я осёкся. Охотник был прав, я действительно тянул время, страшась приступать к осуществлению собственного плана. Камера Жанны откроется — и больше уже ничего от меня зависеть не будет.

Я протянул Стасу ключ и сказал Жанне:

— Соберись, малышка, я в тебя верю.

 Егор снял куртку и огляделся, в поисках места для неё. Замок клацкнул, дверка распахнулась, и мы всей толпой ввалились в камеру. Я взял куртку у Егора, он расстегнул манжет и начал закатывать рукав рубашки.

Саня достал пистолет, снял с предохранителя:

— Держись, Жанка. Не мучай его, он славный парень.

Она кивнула, хоть почти не слушала, не отрывая взгляда от Егора. Шагнула ему навстречу, взяла за руку, сказала тихо, почти шёпотом:

— Спасибо. Я постараюсь… О, какой горячий!..

Он ещё успел подумать: «Холодная, как лягушка,» — и тихо охнул, когда клыки пробили кожу. Охотники стали по разные стороны от Жанны, чуть сзади, и взяли её на прицел. Алекс, созерцавший всё от входа, подошёл, остановился рядом со мной и поморщился:

— Как в плохом боевике! Зачем держать пистолеты обеими руками?

— Прицел вернее. Пистолет тяжёлый, одна рука устаёт.

— Не знал, — заметил он, не спуская глаз с Егора. — Крепкий мужчина. Не думал, что Ник разрешит кого-то вот так привлечь.

Я не стал отвечать. Зачем ему знать, что всё делается на мой страх и риск? Я и сам сейчас об этом почти не думал, больше беспокоясь о том, что ничего толком не видно. Егор стоял спиной, почти заслоняя тощую фигурку Жанны. Все были недвижны, и я боялся подойти ближе, чтобы не нарушить хрупкое равновесие. Лица охотников, суровые и сосредоточенные, давали понять, что ситуация ещё не разрядилась. Егор коротко тихо простонал и брюзгливо сказал:

— Ну больно же. Давай поаккуратнее, милая.

Я вздрогнул, почувствовал, как ногти впиваются в ладони и разжал кулаки, и не сразу понял, что в этот момент что-то изменилось. Собранная напряжённая фигура Егора будто оплыла, расслабилась. Саня, радостно ухмыльнувшись, убрал оружие, и только Стас продолжал внимательно наблюдать за кормёжкой, не отводя пистолета.

Получилось! У Жанночки получилось! Молодец, малышка!

 

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз