Роман «Дар тёмного ангела». Александра Гай. 16+


Рубрика: Конкурсы -> Библиотека -> Трансильвания -> Романы
Роман «Дар тёмного ангела». Александра Гай. 16+
Автор: Александра Гай
Название: Дар тёмного ангела
Аннотация: За гордость и неукротимую жажду жизни тёмный ангел Малкут, повелевающий временем, превратил отважного воина княжича Станислава в вампира. 

Прошли столетия. Однажды в парке Марина, скромная труженица исторического архива, встретила обаятельного незнакомца, и судьбы вампира-одиночки, утратившей веру в любовь девушки и чёрного мага, жждущего вечной жизни, переплелись самым причудливым образом. 

Страница автора:

Литнет

Продаман

Художник: Татьяна Теуш

Дар тёмного ангела
Пролог
Мелкие снежные хлопья искрились в бледно-жёлтом свете фонарей, кружились в морозном воздухе и мягко укладывались на покрытый ледяной коркой асфальт. Из-за метели дорога представлялась призрачным продолжением ночного неба.
Он медленно шёл по тротуару, не чувствуя ни усталости, ни порывов ледяного ветра. Снежинки падали на длинные светлые волосы на непокрытой голове и слишком лёгкое для зимы демисезонное пальто. Бледное лицо с чистым, светлым лбом и плотно сжатыми губами выглядело бы абсолютно неподвижным, если б не глаза. Довольно необычные глаза, светло-серые и прозрачные, словно застывшая в осенний туманный день озёрная вода.
Он улыбнулся. Время бежит быстро, но для него оно остаётся бесконечным. Мимо проносятся дни, недели, месяцы и годы. Новые люди и события напоминают кадры кино, мелькающие на неподвижном экране. А он чувствует себя зрителем, сидящим в одном и том же кресле, пассивно наблюдающим пробегающую перед ним жизнь. Иногда в памяти непрерывной чередой проносятся прежние времена, лица ушедших близких, друзей и врагов, давние победы и поражения. Полузабытые воспоминания исподволь вытаскивают наружу ощущение невосполнимой утраты, старую боль, которую ему придётся таить в себе всегда. Вечность.
 
Дар тёмного ангела.jpg
 
1 глава 
В архиве было холодно. Ледяной зимний ветер проникал сквозь забитые ватой и заклеенные полосками бумаги щели старых, с прогнившими деревянными рамами окон. Две чугунные батареи давали слишком мало тепла для большой комнаты с трёхметровыми потолками на первом этаже здания, построенного ещё в позапрошлом веке.
Марина зябко поёжилась и поплотнее укуталась в широкий тёплый шарф. Часы на стене показывали половину шестого, но несмотря на холод девушка домой не торопилась. Там её никто не ждал. Разве что пустые стены и ощущение незримого присутствия дорогого человека, бабуля умерла полтора месяца назад.
— Вы уже закончили, Марина? Скоро шесть, — сочувственно напомнил осипший женский голос.
Девушка обречённо вздохнула и неуверенно произнесла: — Мне бы ещё полчасика, Надежда Сергеевна!
— Опять вы меня задерживаете! — На пороге показалась высокая сухощавая дама в строгом костюме. Женщина привычно пригладила собранные в «учительский» пучок седые волосы и требовательно добавила: — Мне пора помещение на сигнализацию ставить.
— Я уже заканчиваю! — обречённо проговорила Марина и принялась складывать документы, с которыми работала. Она понимала, что Нина Сергеевна нарочно напустила на себя строгость, хочет быстрее выпроводить бедняжку Марину отдыхать. Жалость окружающих девушку раздражала. В последнее время беды сыпались на Марину одна за одной. Сначала узнала об измене мужа, потом потеряла ребёнка, который должен был родиться через пару недель, дальше последовал развод. Всего несколько месяцев относительно спокойной жизни с бабулей, а потом — её неожиданная смерть от инфаркта!
Девушка сдала документы в хранилище, расписалась в журнале учёта и спустилась в гардероб. Почти все сотрудники архива уже разошлись по домам, рабочий день официально заканчивался в пять.
Марина надела шерстяную шапочку и серый кроличий полушубок, туго завязала шарф поверх воротника и вытащила из пакета тёплые варежки. На улице стоял двадцатиградусный мороз, и дул пронзительный, ледяной ветер. Выходить наружу и брести по пустому переулку к автобусной остановке не хотелось. Пусть на работе холодно и неуютно, но на улице ещё хуже!
— Марина! Подожди минутку, я сейчас! — в холл вбежал, перепрыгивая через две ступеньки, сухощавый высокий парень в круглых, гаррипоттеровских очках.
Девушка повернула голову и кивнула. В компании идти веселее. Андрей — хороший товарищ! Марина поправила каштановый локон, выбившийся из-под шапочки, и улыбнулась. Синие глаза на худом лице девушки потеплели.
— Всё, я готов! Цепляйся, Маринка, — Андрей протянул девушке руку и патетически продекламировал: — Я проведу тебя сквозь бурю и снега!
Марина фыркнула.
Входная дверь отворилась, и в холле появилась красивая блондинка в шубке из дорогой чёрной норки.
— Андрюшка! Вот знала, что ты меня дождёшься! Видишь, я как раз вовремя.
— Светка!?
— Неужели ты меня не ждал?! — возмутилась блондинка и капризно надула губки. — Но ты вчера…
— Что, вчера? Подумаешь, не позвонила! Я в клубе с девчонками до ночи просидела, устала до чёртиков и забыла. Поехали быстрее, а то потом на морозе не заведусь!
Света схватила Андрея за руку и, бесцеремонно оттолкнув Марину, потащила упирающегося аспиранта наружу. Марина пожала плечами и вышла вслед за ними. Идти по холоду до остановки пришлось в одиночестве.
С Андреем Марина училась в университете на историко-архивном факультете. После окончания университета талантливый парень поступил в аспирантуру. Пожалуй, Марина без особых проблем могла последовать его примеру, но она тогда была замужем, и Евгений, её муж не желал, чтобы жена занималась наукой в ущерб семейным интересам.
Похоже, автобус недавно уехал. На остановке не было ни одного человека. Марина зябко поёжилась и подошла к столбу с расписанием. Так и есть, автобус ушёл пару минут назад! До следующего — двадцать пять минут! Торчать почти полчаса на ледяном ветру неразумно, и Марина решила пойти через парк на другую остановку, где можно сесть на другой автобус, который подходил чуть ли не к самому дому девушки. Дорога по заснеженной, но хорошо освещённой аллее занимала не более пятнадцати минут. Кроме того, идти гораздо теплее, чем стоять и постепенно превращаться в ледяную статую!
Марина дошла до поворота, когда резкий порыв ветра едва не сбил её с ног. Девушка остановилась и плотнее запахнула воротник. Сумка выскользнула из озябшей руки и упала. Марина наклонилась за сумкой и, разгибаясь, в двух шагах от себя заметила незнакомца в лёгком, демисезонном пальто. Длинные светлые волосы мужчины густо запорошило снегом. Глядя на незнакомца, девушка невольно поёжилась. Неужели ему не холодно?!
Незнакомец стоял под фонарём и, молча, смотрел на Марину. Поза его выглядела свободной и расслабленной, красивое бледное лицо напоминало застывшую маску. Пронзительный ветер и двадцатиградусный мороз не вызывали у мужчины ни малейшего дискомфорта.
В следующее мгновение в светлых глазах незнакомца промелькнул интерес, неподвижное лицо ожило, тёмные брови удивлённо изогнулись. Девушка замерла на месте, не в силах отвести взгляд от странного прохожего. В глазах мужчины таилось нечто опасное, завораживающее и притягательное. Они стояли и смотрели друг на друга несколько долгих минут. А гонимые морозным ветром снежные пчёлы носились по парку в нескончаемом хороводе плотным, белым роем. Сердито нахмурившись, мужчина отвернулся и ровным шагом двинулся по противоположной аллее. Немного погодя, опомнилась Марина, нервная дрожь пробежала по её телу. Девушка оглянулась, но светловолосого незнакомца не увидела.
На сей раз с транспортом повезло. Автобус появился сразу, когда Марина подошла к остановке. Спустя полчаса девушка добралась до своего дома. Марина открыла дверь в пустую квартиру и прислушалась. Тишина. Негромко урчит на кухне холодильник, за окном гудит ветер, в прихожей тикают старые настенные часы.
***
К автобусной остановке подошла шумная компания. Крепкие мужики в небрежно застёгнутых зимних куртках на меху и тёплых дублёнках громко обсуждали качество железобетонных конструкций, рабочие расценки и какого-то Фёдора. Неподалёку строился высотный жилой дом. После трудового дня строители отметили некое важное событие. Всем известно, вечер в пятницу — самое удобное время для достойного завершения рабочей недели. К мероприятию все участники отнеслись ответственно. И спиртного, и еды хватило с избытком. К финалу застолья половина дружного коллектива не могла твёрдо стоять на ногах. Правда, до остановки бригада добралась в полном составе.
Разговор строителей постепенно принял хаотичный характер. Трое разом что-то рассказывали, нарочито громко выкрикивая отдельные слова. И никто никого не слушал. Плечистый мужик в норковой шапке, сдвинутой на затылок, того и гляди — свалится, пожелал пропеть нечто душевное. Но его не поддержали. Говорливая троица принялась яростно спорить и ругаться. Задиристый крепыш небольшого роста до того разошёлся, что сердито схватил ближайшего к нему собеседника за грудки и крепко тряхнул. Но тот примирительно положил драчуну на плечи руки, и конфликт был исчерпан.
Плотный мужчина в чёрной дублёнке споткнулся и рухнул в снег. Соседи с грубоватыми шутками безуспешно попытались поставить его на ноги. В конце концов, мужика усадили на запорошенную снегом скамейку при остановке. Он опустил голову и задремал, мирно посапывая во сне. Подошёл автобус, и компания, позабыв о спящем товарище, ввалилась в дверь.
Между тем, миновала полночь. Последний автобус ушёл с полчаса назад. Холодало. Снег прекратился, но мороз крепчал. На прояснившемся небе показалась полная луна, и стало светло. Строитель на скамейке крепко спал, рискуя замёрзнуть во сне.
Светловолосый мужчина в демисезонном пальто, ранее со стороны наблюдавший за пьяной компанией, неторопливо приблизился к спящему мужику. Склонившись над забытым приятелями строителем, он с некоторым сомнением принялся разглядывать красную от спиртного физиономию. Затем одной рукой с удивительной лёгкостью поднял здоровяка. Мужик сонно пробормотал несколько слов и повис на незнакомце.
Около двух часов ночи неизвестный нажал на кнопку звонка над дверью приёмного покоя больницы Скорой помощи. Санитар выглянул наружу и увидел крупного мужчину в приличной одежде. Бедняга лежал на бетонном полу у входа, раскинув навзничь руки. Лицо его было белым, почти как снег, в изобилии покрывший днём улицы. Удалось прощупать слабый пульс. Мужчина был жив, сердце его билось слабо и часто.
Санитар втащил умирающего в приёмный покой и кликнул дежурного врача. Пожилой эскулап быстро осмотрел пациента, покрутил головой, назначил несколько инъекций и отправил больного на обследование. Видимых повреждений на теле не оказалось. Ни на рентгене, ни на УЗИ особых проблем не нашли. Разве что молоденькая лаборантка, как ни старалась, не сумела получить ни капли крови из спавшихся вен.
***
— Марина! Твой муж полчаса ждёт, когда ты подашь обед! — губы свекрови недовольно поджались, в выпуклых тёмных глазах загорелся злой, голодный огонёк. — Ты час, позабыв обо всём на свете, занималась своим гардеробом!
Внезапно тон Нелли Павловны заметно изменился в лучшую сторону, она увидела входящего в кухню сына и проворковала с мягким укором: — Нельзя же так, детка. Ты совсем не думаешь о Евгении, а я так устаю, что просто с ног валюсь!
— Не беспокойся, мамуля. Мариша немного медлительная, ты же знаешь. — Евгений уселся за стол, картинно заложил ногу за ногу и с видом до смерти замотавшегося на работе человека откинулся на спинку стула.
Платиновая блондинка Нелли Павловна в элегантном домашнем костюмчике нежно бирюзового цвета расположилась за столом рядом с сыном, продолжая немигающим взглядом затаившейся в малиннике гадюки наблюдать за действиями невестки. Марина торопливо разливала по тарелкам суп. Под взглядом свекрови она занервничала и оступилась, тарелка с горячим супом выскользнула из её рук, и содержимое выплеснулось на мужа и Нелли Павловну.
— Дрянь! Безрукая дрянь! — взвыл Евгений. Холёное лицо мужа покраснело от негодования.
— Неряха! — взвизгнула Нелли Павловна. — Ты никогда ничему не научишься, ты всё портишь, к чему ни прикоснёшься! Стоило тебе появиться в нашем доме, сразу же, ты меня слышишь?! Сразу же здесь начался полный бардак!
— Нет! Так жить невозможно! — Евгений резко развернулся и, оттолкнув руку Марины с салфеткой, выскочил из-за стола.
— Я же тебе говорила, дорогой, она тебе не пара! — запричитала свекровь. — Ты вырос в интеллигентной семье. А она, — свекровь перевела дух перед новой тирадой, — воспитанная упрямой, невежественной бабкой девчонка втёрлась в наш дом, испортила тебе жизнь, постоянно мучает меня и позорит интеллигентную семью перед соседями!
Марина теребила в пальцах салфетку. Закусив губу, она сдерживала навернувшиеся на глаза слёзы и растерянно поглядывала то на мужа, то на свекровь. Тарелки одна за другой соскальзывали со стола и разбивались на мелкие осколки.
Звонкая трель будильника вырвала девушку из тяжёлого, мучительного сна. Она, не открывая глаз, нащупала на тумбочке пластмассовый кубик и нажала кнопку. Пару минут Марина лежала с закрытыми глазами, отгоняя от себя навеянные сном неприятные мысли. Звон разбитых тарелок, крики бывшего мужа и его матери навязчиво звучали в голове. Надо же! Она более года в разводе, а прежняя семья постоянно напоминает о себе в ночных кошмарах. Такое точно к добру не приснится! Ну и ладно! Жизнь есть жизнь, проблемы приходят и уходят.
И тут Марина проснулась окончательно. От недавно пережитых бед болезненно сжалось сердце. В конце ноября она похоронила единственного, по-настоящему близкого человека. Марина до мельчайших подробностей помнила то раннее утро: неприкрытый шторой угол окна, темноту и сырость, тусклый свет уличного фонаря, пробивающийся сквозь густой, влажный туман, шаги своих босых ног, девушка прошлёпала пару метров по холодному полу и, дрожа от холода, отодвинула штору. В доме напротив десяток другой окон светился жёлтым, электрическим светом, на стоянке протяжно гудел, не желая заводиться, чей-то автомобиль.
В ванной Марина тщательно промыла глаза прохладной водой, липкие веки никак не желали расклеиться по причине слишком короткого отдыха. И неудивительно. Накопившаяся за последние годы душевная боль переросла в хроническую депрессию. Тревожные мысли и тяжёлые воспоминания не давали спокойно спать.
Около полуночи бабуле стало плохо, пришлось вызывать скорую помощь. Благо машина прибыла быстро. Бабуля тяжело дышала, прижимая руки к груди, и тоскливо, будто большая раненая птица глядела на Марину испуганными, пронзительно синими, несмотря на старость, глазами. Молоденький доктор только что из студентов, бегло просмотрев кардиограмму, категорично заявил: — Инфаркт!
И пожилая, угрюмая медсестра, привычно наполнив шприц, сделала бабуле укол. Доктор на минуту прижал стетоскоп к груди пожилой женщины, после чего её уложили на носилки, быстро отнесли в машину и повезли в больницу. В приёмном покое бабуле сделали ещё несколько уколов и подняли наверх в реанимацию. На Марину, одиноко стоявшую в тёмном коридоре около серой металлической двери с пальто бабули в руках, никто не обратил внимания. Подождав с полчаса, девушка заглянула в приёмную и спросила, что ей теперь делать.
Врач приёмного покоя разговаривал сразу с двумя пациентами. Эскулап обернулся и с недоумением посмотрел на Марину. Медсестра, торопливо заполнявшая какие-то бланки, подняла голову и переспросила фамилию бабули. После чего профессиональным тоном произнесла:
— Не волнуйтесь, девушка! Ваша родственница в реанимации, ею занимаются. Приходите завтра утром.
— В реанимацию? — спросила Марина. — Можно я отнесу сейчас туда её вещи? У меня рубашка, халат, тапочки и минералка.
— Ничего этого ей пока не нужно! А завтра приходите на второй этаж. Перед дверью кнопка, нажмёте, и выйдет кто-нибудь из персонала.
Когда Марина, наконец, добралась до дома, было уже почти два часа ночи. Она пересмотрела вещи бабули, наспех собранные в больницу. По здравому размышлению девушка решила, что больной захочется пить, и принялась готовить морс. Затем положила в пакет баночку мёда, пару лимонов и пачку зелёного чаю. Бабуля любит зелёный чай с лимоном. Когда с делами было покончено, Марина легла спать. Пару часов она беспокойно вертелась с боку на бок, пытаясь успокоиться. Заснуть удалось лишь под утро.
На звонок из реанимации вышла пожилая тётка в зелёной спецодежде, окинула Марину сердитым взглядом и спросила:
— Вам чего, девушка?
— Бабушку ночью сюда положили. Я пришла узнать, как она.
— Фамилия!
— Ржеутская, — невнятно пробормотала Марина.
На лице тётки появилось нечто человеческое, и она, не глядя на Марину, коротко произнесла: — Подождите, позову доктора.
Сквозь приоткрытую дверь Марина услышала, как мужской голос переспросил: — Кто? Ржеутская? Та, что ночью умерла?
— Там родственница, — сказала тётка, которая выходила на звонок.
— Сейчас выйду, — ответил мужской голос.
Марине вдруг сделалось холодно, ноги ослабели, и закружилась голова. Холод и пустота внутри, и больше ничего! Окружающий мир воспринимался словно сквозь прозрачную пелену. Потом Марина поняла, что сидит на стуле, резкий запах аммиака ударил в нос. Кто-то протянул стакан с водой. Немного погодя, непослушными пальцами девушка набрала номер коллеги, коротко сообщила о смерти бабули и попросила её заменить.
Дома Марина уселась на кровать в своей комнате и долго смотрела в окно. Бабуля умерла. Рассудок отказывался верить в её смерть. Казалось, будто бабушка в соседней комнате скоро встанет с широкой, со скрипучими пружинами кровати, и послышится её хриплое, шумное дыхание астматика. Как всегда, бабуля отправится на кухню готовить завтрак, и, спустя несколько минут аппетитные запахи проникнут в комнату Марины. Но в квартире по-прежнему стояла тишина, только тикали старые часы-ходики в прихожей.
Похороны, поминки, разговоры с родственниками и знакомыми пронеслись, будто в непрерывно вращающейся карусели, оставив тяжёлый осадок на душе, раздражение и усталость.
Пришла зима, тёплая, мрачная и сырая, почти без снега. Марина ходила в музей на работу, машинально справлялась с нехитрыми домашними делами, нехотя отвечала на звонки. В душе её поселились апатия и тоска. Порой она думала, что больше никто и ничто не сможет её заинтересовать, заставить радоваться и смеяться. Пусть мир рушится в бездну, ей всё равно. Последние три года оказались худшими в Марининой жизни. В двадцать три года девушка чувствовала себя старой и никому ненужной.
Мелькали чередой серые, скучные дни. После работы Марина не торопилась в пустую квартиру, бродила по городу, пока ноги не начинали ныть от усталости. Затем девушка заходила в магазин, покупала какую-нибудь еду или не покупала ничего, возвращалась домой и укладывалась в постель. Сны, мрачные и прерывистые не приносили ни отдыха, ни покоя, а потом наступало утро.
Однажды Марина проснулась с сильной болью в горле, знобило так, что она не смогла согреться, укутавшись в два одеяла, своё и бабули. Две недели девушка проболела, просидев дома почти безвылазно. Хорошо, что ближайший магазин и аптека находились буквально в трёх шагах.
На работу после болезни Марина вышла три дня назад. Узрев молодую коллегу, начальница испугалась. Марина похудела до неузнаваемости, одежда висела на ней, словно купленная для другого человека.
По ходатайству директора архива девушке выделили льготную путёвку в санаторий. Путёвка оказалась горящей, желающих отдохнуть в середине января в бюджетном санатории, где-то в лесной глуши не нашлось.
Сегодня Марина задержалась на работе долее обычного, хотелось перед отпуском привести дела в порядок. После прогулки по парку девушка с трудом отогрелась, выпив два стакана горячего чаю и простояв четверть часа под тёплым душем. К счастью болезнь не вернулась. И на следующий день Марина отправилась в санаторий.
 
Глава 2
Первые солнечные лучи заглянули в окна домов, посеребрили иней на ветвях деревьев в спящих садах и рассыпались искрами в снежных сугробах по обе стороны просёлочной дороги. Во дворах залаяли собаки, и послышались людские голоса. Пригородный посёлок проснулся, согнал остатки дремоты, и началось обычное воскресное утро. К супермаркету, сверкая хромированными деталями, на большой скорости подъехал чёрный джип. Из машины вышел одетый со столичным лоском мужчина лет сорока и энергичной походкой направился к супермаркету.
Охранник и продавщица вяло переговаривались возле кассы, когда у входа появился красивый брюнет в тёмном, отлично скроенном пальто. От мужчины пахло терпким, свежим ароматом дорогой парфюмерии и зимней свежестью. Незнакомец тряхнул головой с ухоженными чёрными кудрями, бегло осмотрел помещение и глубоким, низким голосом попросил пачку сигарет.
Мимолётный взгляд жгучих чёрных глаз раннего покупателя вогнал в краску молоденькую продавщицу и заставил насторожиться охранника. Некое шестое чувство подсказывало ему, что лощёный столичный гость опасен. Парень внутренне поджался и, повинуясь старой армейской привычке, коснулся рукой бедра, где ранее носил пистолет. Мужчина усмехнулся.
Девушка отсчитала сдачу и дрожащими от волнения пальчиками положила на прилавок пачку сигарет. Незнакомец небрежно сунул деньги в портмоне и спросил кратчайшую дорогу к лесу. Брови охранника удивлённо взметнулись вверх. Снегу в лесу намело выше пояса, никакая машина не проедет. И на охотника этот вальяжный, элегантный господин совсем не походил. Но глубокий бархатный баритон незнакомца легко развеял все сомнения. Причём, что конкретно сказал мужчина, ни охранник, ни продавщица не поняли. Спустя несколько секунд, охраннику более не казалось странным, что незнакомец в тонком пальто и лёгких ботинках намерен отправиться по сугробам в лес. Девушка-продавец, позабыв обо всём, смотрела на столичного гостя с немым обожанием. Мужчина кивнул и вышел из магазина. Охранник вдруг почувствовал слабость в ногах, закружилась голова, на лбу выступили капельки пота. Краем глаза он заметил, как в изнеможении откинулась на спинку стула девушка за кассой.
Вдоль лесной полосы виднелась хорошо накатанная лыжня. Прищурив веки, мужчина в тёмном пальто задумчиво разглядывал стройные сосны, возвышающиеся за густым ельником. Сколько ж он здесь не был? Наверно лет тридцать. Тем не менее, столичный гость уверенно сошёл с узкой дорожки, протоптанной до лыжни, и вошёл в лес. Свой джип он оставил на стоянке возле мотеля, в котором провёл время до обеда.
Мужчина шагал по снегу так легко и быстро, словно по ровному асфальту. Самое удивительное, что шаги незнакомца не оставляли следов. Вскоре светлый, сосновый бор сменился мрачным, еловым лесом.
Короткий зимний день подходил к концу. Наступили сумерки, но колдун уверенно следовал в хорошо известном ему направлении. Правда, Артуру Гюнтеру больше нравилось называть себя чёрным магом. Он же не какой-то там деревенщина!
Периодически колдун оглядывался по сторонам, высматривая известные ему приметы. Перед спуском в низину, Гюнтер остановился, прислушиваясь к лесным звукам, затем щёлкнул пальцами. С его ладони взмыл вверх красный огонёк, осветивший покрытую толстым слоем снега полянку между высокими скрипучими елями. Гюнтер улыбнулся, пытаясь унять подступившее к горлу волнение. Встреча с давней знакомой обещала быть плодотворной. Годы поиска, разочарований и ошибок, наконец, увенчались долгожданным успехом!
Глубокая тишина леса успокаивала, колдун глубоко вздохнул и, насвистывая популярный мотив, беззаботно зашагал вниз по видимой лишь ему узкой тропинке. Из-за древних елей появился небольшой бревенчатый дом. Ветхая крыша строения просела под тяжестью снежного покрова, выглядело так, будто там давно никто не живёт. Но чёрный маг уверенно, даже не удосужившись постучать, отворил покосившуюся дверь и вошёл в дом.
В единственной, довольно большой комнате, служившей одновременно спальней, столовой и кухней, было темно, слишком темно для обычного человека. Но посетитель чувствовал себя в темноте вполне уверенно, Гюнтер видел в темноте не хуже кошки.
Колдун спокойно оглядел помещение и поморщился. На грубо сколоченном из некрашеного дерева столе, покрытом густым слоем пыли, стояла грязная посуда. В пыльных стеклянных колбах и глиняных чашах различных размеров кое-где осталось содержимое, напоминающее серую, скользкую слизь. В середине стола на медном треножнике красовался стеклянный шар с грязными разводами и отметками мух, тускло блестевший на скупом свету из крошечного окошка. Стены комнаты были густо увешаны пучками сухих трав, видимо, поэтому здесь не чувствовалось вони нежилого помещения, застарелой грязи и гнили, пряный аромат трав перебивал неприятные запахи. Возле давно нетопленой печи стоял закопченный котёл. Над ним свисала сеть паутины, в которой с комфортом устроилось семейство пауков.
Чёрные глаза мага остановились на груде грязного тряпья в углу комнаты, и он довольно хмыкнул. В массивном резном кресле-качалке сидела сморщенная старуха в потрёпанной одежде, которую он поначалу принял за ворох рваного тряпья. Коричнево-жёлтое лицо ведьмы выглядело абсолютно неподвижным, на нём выделялись широко раскрытые, неестественно белые глаза без радужек. Старуха не дышала. Но гостя зрелище ничуть не испугало. Он достал сигареты и с удовольствием закурил, пуская кольца дыма.
Погасив сигарету, Гюнтер, не торопясь, подошёл к столу, на краю которого в закопченном подсвечнике сохранилась догоревшая до половины толстая чёрная свеча, и аккуратно зажёг её. Освещённая трепетавшим на сквозняке пламенем единственной свечи комната приобрела зловещий, пугающий вид. Причудливые тени от множества странных предметов отразились на стенах в искажённой, гипертрофированной форме. Из угла, где спала казавшаяся неживой старуха, послышался долгий, протяжный вздох. Ведьма приподняла голову, и глаза её приобрели почти нормальное состояние, если не считать едва заметное фосфорическое свечение расширенных зрачков. 
— А, Гюнтер, сколько я спала в этот раз?
— Я полагаю, Неда, неделю или две, — спокойно ответил гость.
— Заклятье вызова действует?
— Как видишь, я здесь.
— Хорошо. В том мире, где живут тени, не имеющие обиталища, я наблюдала за блуждающими отвергнутыми душами. Его душа часто приходит туда, когда он спит. 
— Ты говоришь о душе того, кто живёт вечно? — уточнил маг. 
— Да, о нём, — подтвердила старуха и криво улыбнулась. 
— Поражаюсь твоему умению заглядывать за грань! 
— Ты прожил на свете слишком мало, чтобы творить заклинания без кучи подручных средств, — ехидно заметила старуха, в глазах её промелькнула насмешка.
Гюнтер нахмурился. Колдуна раздражал малейший намёк на его возраст и способности. Маг в зависимости от силы дара обычно доживает до ста пятидесяти или двухсот лет. Единицы, такие как Неда и покойный учитель благодаря способности уходить в транс и странствовать в астрале, откуда сильные волшебники тянут энергию жизни, воруя её у других сущностей, живут намного дольше. Гюнтеру в прошлом году исполнилось сто семьдесят три, и он начал стареть.
— Злобная, ехидная ведьма, ты живёшь в глухом лесу, ковыряешься в грязи, никого не видишь и ничего не понимаешь! Безвылазно сидишь в своей жалкой конуре, а я живу полноценной жизнью! — Усилием воли Гюнтер усмирил больное самолюбие и более сдержанно продолжил: — Я понимаю, что тебе надоело прозябание в дряхлом теле, поэтому ты связалась со мной. Мы нужны друг другу, поэтому мы — партнёры! И давай впредь разговаривать без взаимных оскорблений.
— Неужели обиделся? Конечно, какие между нами счёты! Мы же старые знакомые, и у нас общая цель, пока. Ты, я вижу, начал меняться, уже не тот, что раньше...
— Зато ты как была уродливой старой каргой, такой и осталась, хотя, наверно, стала ещё противнее!
— Ты глуп, Гюнтер! Что такое женское тщеславие, когда мне открыто величие астрального мира, глубина мира теней?! Тебе не понять наслаждение полётом в потоках времени, возможность видеть истинную суть всего живого! Ты всего лишь самодовольный шут, красавчик, вот, что я тебе скажу! — бесцеремонно заявила старуха.
Ведьма замолчала, прислушиваясь к доносившемуся из-под стола скользящему, глухому звуку. На середину комнаты медленно выползла необычно толстая, чёрная гадюка. Под влажно блестящей чешуёй змеи перекатывались сильные, словно у питона мышцы. Гадюка подняла плоскую голову на уровень глаз Гюнтера и уставилась ему в лицо красными глазами. Колдун отшатнулся в сторону. Старуха фыркнула, окинула мага полным презрения взглядом и заговорила скрипучим, властным голосом: — Будем считать, поздоровались! Теперь пора перейти к делу. Амулет у тебя? 
Артур кивнул. 
— Живущий вечно в городе. Я чувствую его в астрале. И он опасен, — сообщила ведьма.
Колдун пренебрежительно повёл плечом. — Посмотрим! Чего он хочет? 
— Сдаётся мне, этот безумец всё ещё мечтает вернуться к человеческой жизни. Завёл себе дом, даже работу нашёл. Изредка на него накатывает отчаянье, тогда он ищет смерти.
Гюнтер хмыкнул. — Ты права, Неда, он действительно безумец! И я не вижу тут особой проблемы. Подойду к нему в нужный момент и предложу содействие в отправке на погост.
Ведьма рассмеялась, смех мерзкой старухи напомнил магу карканье осипшей вороны. 
— Если бы всё было так просто! Он знает, что станется с ним, когда разрушится его тело. Души вечно живущих, попадая за грань, вечно блуждают в темноте. Снедаемые тоской и унынием, они теряют разум от безысходности, забывая себя. Я ж тебе говорила, что во сне он частенько туда заглядывает. Нас после смерти ждёт боль и мука, его и ему подобных безвременные скитания в беспросветной тьме, где нет больше ничего. И ты думаешь, что ему не хватит духу проткнуть себе сердце? Здесь ему тоскливо, а за гранью станет намного хуже! 
— И что ты предлагаешь? Опоить его одним из твоих зелий, притащить сюда и провести ритуал? 
— Опоить его невозможно. Колдовство на него не действует. Скрутить не получится. Нужно искать иной способ! 
— На свете нет ни одного существа, на которое не действует магия! — самоуверенно заявил Гюнтер.
— Я и не говорю, что вечно живущего нельзя убить при помощи колдовства, — задумчиво произнесла ведьма. — Можно кое-что попробовать. Для ритуала он нам нужен пусть полудохлым, но живым! Вот что, красавчик, проследи за ним, узнай о нём больше. А теперь иди! Я должна отдохнуть. Иди и помни: одному тебе без моей помощи с ним не справиться! 
Артур покинул избушку со смешанным чувством. Он осознавал, что приблизился к цели! У него появился реальный шанс надолго, очень надолго продлить свою жизнь. Гюнтер уже много лет существует за счёт других живых существ. Как многие чёрные колдуны он понемногу отнимает жизненную силу у живых людей, животных и растений. Но этого мало. Регенерация тела требует энергии жизни всё больше и больше, ещё пять-десять лет, и восстановление тканей вообще прекратится. Придёт старость, а за ней смерть. Умереть Гюнтер боялся панически, потому что знал о том, что его ждёт в после смерти.
Однажды молодому магу Артуру Гюнтеру пришлось наблюдать, как умирал старый колдун в глухой деревне. Старик использовал магию, сходную с магией учителя и хозяина Артура. Умирающий выбрал в преемники единственного внука, парнишку семнадцати лет и собирался передать ему колдовскую силу. Зная, как беззащитен молодой волшебник перед собратьями по ремеслу, готовыми, не задумываясь, воспользоваться неопытностью новичка, и отнять его колдовскую силу вместе с жизнью, старый колдун позвал могучего мага, чтобы тот защитил юношу на первых порах и продолжил его обучение. Безусловно, о бескорыстной помощи речь не шла. Молодой волшебник должен стать вассалом хозяина. Судя по хмурому взгляду, каким встретил учителя старик, мысль отдать внука во власть жестокого, расчётливого чужака, умирающему совсем не нравилась. Но он вынужден был так поступить, потому что старший сын, заранее обученный колдовскому ремеслу, недавно погиб в результате несчастного случая. Погиб глупо и безвременно.
Была ли смерть сына старого колдуна действительно несчастным случаем? Вряд ли. Артур успел изучить хозяина слишком хорошо, чтобы поверить его притворным соболезнованиям и сочувственным вздохам. Вероятно, маг наблюдал за стариком и его близкими долгие годы в надежде завладеть частью колдовской силы наследника дряхлеющего колдуна. Да и часто ли происходят несчастные случаи с людьми, наделёнными даром? Почти никогда. Дар хранит их, наделяет способностью предчувствовать опасность и интуитивно избегать её.
Накануне собственной смерти старый колдун встретил гостей на своих ногах. Сухощавый, подвижный и злой дед, внешним видом напоминающий засохший сморчок, не выглядел умирающим. Более того, создавалось впечатление, будто энергия жизни бьёт в старике через край. Выдавали умирающего глаза, в которых поселилась смертная тоска, и затаился страх. Тоска и страх прорывались наружу в коротких, горестных взглядах на родной хутор, окружённый лесом, и летнее солнце, быстро сползающее к горизонту.
Когда начало смеркаться, старик улёгся в постель и позвал всех членов семьи. Умирающий пристально и неторопливо всматривался в каждого, проникая в самые отдалённые уголки разума родственников и читая их тайные мысли. Затем колдун принялся давать родне наставления, приправленные едкими, колкими замечаниями. Притихшая семья, молча, слушала негромкий голос старика. Артур подумал, что многие из присутствующих вздохнут с облегчением, когда гроб с телом колдуна покроет могильная земля.
Вдруг старик прервал речь и насторожился. Подбородок деда отвис, мелко задрожали пальцы худых рук с неопрятными жёлтыми ногтями. 
— Господин идёт! — пролепетал умирающий. — За мной идёт…
Но никто ничего не слышал. На мгновение Артуру показалось, будто тихо скрипнула калитка. 
— Мальчик, подойди ко мне, — проговорил старик, обращаясь к внуку. На лице умирающего колдуна отчётливо читалось отчаяние и нетерпение.
Юноша испуганно глядел на умирающего деда и робко жался к матери, высокой крепкой тётке. 
— Подойди, говорю! — крикнул старик. — А вы, все, вон, кроме приезжих!
Внук уцепился обеими руками за плечи матери, икая от страха. 
— Не держи его, не то прокляну! — заорал на невестку колдун, его разгневанная, перекошенная физиономия выглядела отвратительно. Щёки старика побагровели, нос и губы начали наливаться синевой, слюна брызгала из раскрытого щербатого рта.
Женщина поспешно оторвала от себя упирающегося изо всех сил сына и, подтолкнув его к деду, выскочила из комнаты. Бледный, как полотно юноша бросился за ней.
Старый колдун стонал и метался на кровати, то, ругая внука, то, умоляя о пощаде тёмного Господина, которому служил всю жизнь. Потом тело умирающего волшебника выгнулось дугой и затряслось в судорогах, ртом пошла кровь. Но колдун не умер. Когда судороги прекратились, он завыл, как раненый лесной зверь, дико и жутко.
Умирал старик неделю. Его внук прятался на соседнем хуторе. Родственники измучились, наблюдая кончину деда. Наконец, мальчишку отыскали, и силой приволокли к колдуну. Втолкнув юношу в комнату, где лежал умирающий, дверь для надёжности подпёрли тяжёлым столом.
Артур курил в саду под окнами спальни старика, наблюдая происходящее внутри через окно. Хозяин остался в комнате колдуна.
Юноша жался у двери, не решаясь приблизиться к деду. Тогда умирающий, собрав последние силы, рывком встал с кровати и, шатаясь, подошёл к внуку. Он ухватился за парня руками и, глядя ему в лицо, что-то прошептал. Мальчишка вздрогнул и вдруг успокоился, в его глазах вспыхнули зелёные огни. А старик мелко задрожал всем телом и рухнул на пол. Побелевшие губы умирающего ещё шевелились, но лицо застыло, и черты его заострились. Внезапно глаза деда широко распахнулись, и он закричал. Даже не закричал, а завопил в невыразимом, слепом ужасе: — Господин!!
Последний вздох, и старого колдуна не стало. Посмертная гримаса на его восково-бледном лице смотрелась настолько жутко, что люди, взглянув на мёртвого старика, с содроганием отводили взгляд. Невестка покойного осторожно прикрыла лицо покойника вышитой салфеткой. А во дворе учитель, положив по-хозяйски руку на плечо юного волшебника, разъяснял ему обязанности вассала. Да, мальчик получит защиту и помощь могущественного приезжего мага, который займётся обучением начинающего колдуна. Так, мол, хотел дед юноши. Но взамен молодой волшебник должен будет постоянно отдавать учителю и хозяину часть своей колдовской силы. Артур горько усмехнулся. Мальчик даже не представлял, в какую кабалу он угодил. Впрочем, выбора у него не было: либо скорая смерть неумелого мага от рук жадных до даровой силы коллег, либо рабство у хозяина.
Прошли десятилетия, пока Гюнтер не освободился от власти хозяина. Хитрый, изобретательный Артур сумел обмануть бдительность учителя и загнать его в ловушку. Открыто Гюнтер противостоять учителю не мог. Но Артур знал, что у хозяина имеется сильный враг, которого тот боится. Савелий, так звали учителя, не сомневался, что в поединке с давним противником ему не выстоять и поэтому постоянно был настороже. Стоило хозяину почувствовать, что его враг приближается, они с Артуром сразу же меняли место жительства. Приходилось десятилетиями сидеть в глуши вдали от благ цивилизации, что крепко не нравилось молодому волшебнику.
Дальновидный Савелий Артура хорошо знал и, несмотря на вассальную клятву ему не доверял. Хозяин наложил на ученика особое заклятие, чары пресекали любую попытку Гюнтера навредить учителю. Но хитроумный Артур заплатил одному колдуну за безобидный на первый взгляд артефакт, который позволял выследить не Савелия, а его врага. В одном из тайников Гюнтер оставил карту с указанием их нового места жительства. Тогда они скрывались в северо-западном краю страны на острове посреди лесного озера. Вдобавок Артур предварительно слил в накопители магической энергии почти всю свою колдовскую силу, дабы хозяин не мог ею воспользоваться в поединке. Накопители предприимчивый вассал спрятал в тайнике на материке.
Враг хозяина появился на рассвете. Солнце ещё не встало. На востоке над озером потянулась алая полоска, и небо посветлело. Савелий спал на кровати. В лесной избушке было тепло и уютно, хотя печь не топилась. В доме хватало тепла от жаровни, где ровным огнём горели жёлтые магические кристаллы.
Артур дремал, сидя на скамье, и не сразу почувствовал вспышку колдовской энергии в центре острова. Кто-то активировал портал. Савелий вскочил, озираясь в поиске заклятого врага. Артур еле сдержался, чтобы не вскрикнуть. Начинается! Противник Савелия оказался худощавым, жилистым мужчиной с широким скуластым лицом азиата. Хозяин проснулся и вскочил с кровати. Его лицо побледнело. Но опытный старый колдун быстро взял себя в руки и выскочил из дома. Обернувшись, он приказал Артуру следовать за ним. Видимо, он рассчитывал использовать в поединке колдовскую силу ученика.
Призрачная фигура тёмного колдуна нарисовалась позади Савелия, когда Артур с хозяином подбежали к берегу, где стояла лодка. Азиат ударил первым. Незримая грубая сила отбросила хозяина на груду острых камней. Савелий попытался подняться. Лицо его побагровело, наливаясь кровью, словно тяжкий груз сдавил колдуну грудь. Савелий задыхался. Атакуя, враг использовал один из его собственных боевых приёмов! Запомнил, бывший ученик! Азиат тоже когда-то был вассалом Савелия. Но его колдовской дар со временем превзошёл по силе дар учителя.
С огромным трудом Савелий, сжимая зубы, выставил перед собой согнутые в локтях руки ладонями вперёд, будто хотел приподнять нависший над ним предмет, обладающий большим весом. Мало-помалу руки Савелия выпрямились. Дыхание сделалось ровным. Полыхавшие зелёными светом полные ненависти глаза хозяина остановились на противнике. Савелий прошептал короткое заклинание и встал. Маскировочные чары хозяина рассеялись. И Артур ощутил огромную магическую мощь Савелия, которую тот наращивал годами. Ученику даже показалось, что колдун сделался выше ростом. 
Но азиат не испугался, он по-звериному оскалил ровные белые зубы и метнул в хозяина сгусток синих молний. Савелий ждал чего-то подобного. Молнии крохотными вспышками рассеялись в двух шагах от него, наткнувшись на невидимый щит.
Хозяин плавно взмахнут руками, точно собирался взлететь. Вокруг него закружился воздушный поток, мгновенно вбирающий в себя песок, камни и обломки деревьев. Винтообразно вращающийся смерч двинулся на азиата. Старинный враг хозяина обладал не меньшей силой. Азиат мерзко ухмыльнулся и сплюнул в сторону противника. Смерч застыл на месте, постепенно превратился в тонкую струйку и исчез.
И тогда Савелий обратился к своему главному козырю — мастерству некроманта. Почва под ногами азиата зашевелилась и пошла трещинами. Наружу полезли жуткие твари. Скелеты мёртвых разбойников, чья плоть истлела столетия назад, восстали из проклятой земли, где когда-то было их тайное убежище, и куда они привозили свои жертвы. Кости моментально обрастали плотью. Шайка разбойников, погибших на острове от мора три столетия назад, с серыми, землистыми лицами и красными, огненными глазами направилась к азиату. 
Азиат нахмурился и отступил на пару шагов. Ожившие мертвецы безмолвно его окружали. Маг выжидал. Приблизившись к противнику, шайка мертвецов бросилась на него, как стая голодных волков на желанную добычу. Там, где находился враг хозяина, вверх взметнулся столп ослепительно яркого огня. Сожжённые тела мертвецов пеплом осыпались на землю. 
Лицо Савелия окаменело. — Артур! Помогай! — приказал он. 
Но вассал лишь покачал головой. — У меня не осталось магической энергии. 
— Что-о! — взвыл Савелий. — Вступай в бой, мальчишка! 
— У меня не осталось магической энергии, — монотонно повторил Артур. 
— Ты меня предал, вассал! 
— Не совсем. Моя магическая энергия заключена в накопителях. По первому твоему требованию я отдал бы её тебе, если б мог. 
— Где эти накопители?! 
— На том берегу у одного из моих людей, — мстительно объяснил Артур.
Азиат не стал дожидаться результатов выяснения отношений хозяина и вассала. Десяток синих молний вновь полетели в Савелия. Он отразил молнии магическим щитом, но пошатнулся и побледнел, на лбу выступила испарина. 
Противник шаг за шагом наступал на хозяина, из ладоней азиата бил синий свет. Щит Савелия слабел. Одежда и волосы на нём загорелись. Колдун взмахнул руками, синее пламя потухло. Движения азиата замедлились, слабеющей рукой он достал из-за пазухи браслет из незнакомого чёрного материала и сломал его. Обломки браслета слабо светились. Накопитель. Свежая магическая энергия пополнила силы врага хозяина.
Савелий растерянно оглянулся. Потом он сжал зубы и принял боевую стойку. Удар невидимого гигантского кулака швырнул противника на землю. Молот Тора. Артур с уважением посмотрел на хозяина. В душе предателя зашевелился страх. А что, если Савелий выстоит? Бежать! Срочно вернуть накопители и отыскать укромное место, где можно затаиться. Расчётливый Артур принялся поспешно соображать, как быстрее выбраться с острова. 
Но враг хозяина сдаваться не собирался. Новый залп синих молний вырвался из его ладоней. Савелий, увернувшись от молний, побежал к воде. Зачерпнув мутную озёрную воду обеими ладонями, колдун выплеснул её на противника. Из озера поднялась волна в два человеческих роста и двинулась на азиата и вассала-предателя. Артур бросился вглубь острова. Азиат нахмурился и выкрикнул заклинание, волна упала и откатилась назад в озеро. 
Савелий поспешно расстегнул ворот и снял с шеи медальон. Однажды Артуру удалось мельком увидеть хозяйский талисман. Древняя бронзовая вещица продолговатой формы, исчерченная старинными рунами. Колдун нажал скрытую пружинку, и из медальона выдвинулось узкое лезвие. Савелий разрезал себе руку, и, пробормотав заклинание, стряхнул несколько капель крови в озеро.
Тёмная, мутная вода забурлила. Из озера вынырнули белые, распухшие лица мертвецов. Костлявые руки утопленников вытолкнули на поверхность воды бревенчатый плот. Савелий, покусывая губы, с нетерпением смотрел на готовых услужить ему мертвецов. Окружив плот, утопленники, придерживая его руками, погнали к берегу. Хозяин собирается сбежать? Артур с надеждой поглядел на азиата. Тот уже восстановил силы и твёрдыми шагами приближался к Савелию.
Противники сошлись лицом к лицу. Азиат вцепился в грудь Савелия обеими руками, между его пальцами заискрилось синее пламя. Хозяин сдавил мускулистую шею врага. Савелий сильно ослабел, колени его подкосились, в руках ранее могучего колдуна не было прежней силы. Одежда на хозяине дымилась.
В воздухе запахло горящей плотью. Савелий не желал умирать, продолжая упорно бороться за жизнь. Лицо азиата посинело, глаза вылезли из орбит. Хозяин тоже изменился, вместо крепкого, сильного мужчины в смертельных объятьях противника заживо горел тощий, седой старик. Его худые, цепкие руки обхватили голову азиата. Послышался короткий хруст. Затем ярко вспыхнуло синее пламя. Глаза Савелия закатились, и он рухнул в озеро. Мёртвый азиат упал на землю со сломанной шеей. 
Артур не сразу осознал происходящее. Потом его захлестнула волна бурной радости. Мозг лихорадочно заработал, в сознании мага замелькали картины последних минут жизни хозяина. Гюнтер расхохотался. Свободен, он свободен и волен делать всё, что ему заблагорассудится! Больше никто не посмеет высасывать из него колдовскую силу и отдавать приказы. Старые враги поубивали друг друга. Голова кружилась от упоительного, пьянящего счастья.
Артур огляделся по сторонам. Разбросанные по острову части тел мертвецов стремительно превращались в тлен, на поверхности озера колыхались и постепенно тонули гнилые тела утопленников. Артур поморщился и отправился за лодкой. Это был один из самых счастливых дней в жизни Гюнтера.
 
Глава 3
Усевшись на своё место в автобусе, Марина настроилась на унылую, семичасовую дорогу и решила подремать, но сон не шёл. За окном мелькали зимние пейзажи. Изредка сонно выглядывало из-за облаков бледное, зимнее солнце. Девушка вдруг поняла, что ей нравится ехать в автобусе, глядеть на заснеженные деревья по краям дороги, деревенские дома с играющими возле них детьми и пустые белые поля.
Автобус сделал остановку на вокзале в маленьком городке. Марина вышла из душного салона размять ноги и подышать воздухом. Рядом с автостанцией детишки лепили снежную бабу. Мальчик лет десяти важно толкал перед собой тяжёлый белый ком. Утомившись, он останавливался, вытирал мокрой варежкой пот с раскрасневшегося от усилий лица и важно объяснял девочкам-двойняшкам и малышу дошкольнику, как правильно лепить бабу. Румяные двойняшки в вязаных шапочках с помпонами беззаботно хохотали, а мальчишка сосредоточенно сопел и снова упрямо катил снежный ком вперёд.
Марина вспомнила собственное детство. Когда-то она с родителями, дедом и бабулей жила в той самой квартире, в которой теперь осталась одна. Одну комнату занимали родители отца, а другую — папа с мамой и маленькая Марина. Из разговоров взрослых девочка знала, что квартира у них хорошая, построенная заводом, где дед работал мастером. Многие соседи из окрестных домов завидовали жильцам кирпичной пятиэтажки, даже когда здание простояло двадцать пять лет.
Возле дома находилась детская площадка с горкой, песочницей и качелями, весело скрипевшими в долгие летние вечера. У маленькой Марины было много друзей. Девочке нравилась её школа, класс и учителя. А ещё ей нравилось помогать бабуле на кухне, особенно печь булки и пирожки с золотистой, хрустящей корочкой. Булки и пирожки всегда получались очень вкусными.
В памяти всплыла картинка из детства. Бабуля в цветастом фартуке и перепачканная мукой Марина с волосами, собранными голубыми резинками в короткие хвостики, усердно выкладывают в формы тесто, украшенное цукатами. Дед, сложив на коленях большие руки, сидит на кухонной табуретке, и с улыбкой наблюдает за женой и внучкой. Сквозь белую занавеску с кружевом, которое бабуля сама сплела крючком, пробиваются солнечные лучи. Пахнет вишней и ванилью.
Мама Марины недолюбливала родителей мужа, дома то и дело вспыхивали ссоры. Мама кричала, называла деда и бабушку ограниченными, тёмными плебеями, доставалось и тихому, спокойному папе. Что такое «плебей» маленькая Марина не знала, но само слово вызывало у девочки подспудное отвращение. В пятом классе, когда в школе начали изучать историю древнего мира, девочка в порыве душевной простоты напомнила родительнице, что та тоже плебейка происхождении. Мама оскорбилась. Пусть она и приехала в город из деревни, но вкус и манеры у неё превосходные, хотя и работает учётчицей в цеху. Позднее мама выучилась на бухгалтера и устроилась в большой банк.
Марина гордилась красивой, яркой и всегда нарядной мамой. Папа играл на скрипке в оркестре оперного театра. Мама часто ругала папу за маленькую зарплату. У него с рождения было больное сердце. Не будь он жителем столицы и единственным сыном, которому в перспективе достанется от родителей городская квартира, мама бы на него и не взглянула. По крайней мере, так она кричала во время частых семейных ссор. Папа никогда с ней не спорил, курил сигарету за сигаретой, а потом уходил в другую комнату, брал свою скрипку и принимался играть что-нибудь грустное и милое.
Марину папа тоже учил музыке. Девочка легко сдала экзамен в музыкальную школу, а затем успешно её закончила. Папа купил Марине подержанное немецкое фортепиано с облупившимся лаком и многочисленными царапинами на крышке, но с чудесным звуком. Против Марининых занятий музыкой мама не возражала: как же, учителя музыки помимо официальной зарплаты могут давать частные уроки и жить припеваючи! Когда Марине исполнилось двенадцать лет, дед умер, папа пережил его всего на год.
Не прошло и пяти месяцев после смерти папы, мама повторно вышла замуж и переехала к мужу, оставив дочку с бабушкой. Во втором браке она расцвела ещё больше. Второй муж занимал важный пост в коммерческом банке, имел приличную зарплату и устроил жену в тот же банк на не слишком утомительную работу с хорошим окладом. Вскоре у них родилась собственная дочь. Отчим взял на выгодных условиях кредит на строительство и построил в хорошем районе современное, двухуровневое жилище.
Когда Марине исполнилось шестнадцать лет мама, серьёзно поругавшись с бабулей, забрала старшую дочь к себе. Отчим жалел денег на прислугу, а для младшей сестры понадобилась бонна. Скромная, хозяйственная падчерица его вполне устраивала. Маринина жизнь резко изменилась: времени на уроки оставалось катастрофически мало, девушка растеряла всех друзей. О консерватории можно было забыть, потому что поступление туда требовало серьёзных и продолжительных занятий, а отчим наотрез отказался перевезти Маринин инструмент в новый дом. Он чрезвычайно дорожил собственным покоем. Ему, работающему на износ человеку, как он часто говорил, не хватало ещё слушать с утра до вечера треньканье падчерицы! Кроме того, отчим не желал видеть в своём доме посторонних людей. Под предлогом заботы о нравственности и безопасности юной девушки он всячески ограничивал общение девушки с ровесниками. Отчим даже перевёл её в школу рядом с домом и крайне редко и неохотно отпускал в гости к бабуле. Мать во всём его поддерживала. Марина должна была заботиться о сестре, забирать её из дорогого частного садика, готовить и убирать. Косметика, нарядная одежда и развлечения не поощрялись.
Постепенно девушка всё более и более замыкалась в себе. Она увлеклась чтением, находя в нём утешение, лекарство от одиночества и то новое, что могло питать ум и воображение молоденькой девушки, наполняя её голову мечтами и несбыточными, но яркими и прекрасными фантазиями. Особенно Марине нравились исторические романы. Порой она настолько погружалась в книгу, что образы героев и героинь становились для неё живыми. Мысленно девушка разговаривала с персонажами романов и переживала книжные события, будто сама принимала в них участие.
Читала Марина везде: в парке на скамейке, куда водила на прогулку младшую сестру, в транспорте, за едой, в очереди, даже при свете луны и уличного фонаря ночью. Отчим строго следил за тем, чтобы девочки соблюдали правильный режим дня и вовремя ложились спать.
После окончания школы Марина решила поступать в университет на исторический факультет. Нужно было готовиться. Приходилось заниматься в перерывах между уроками и оставаться после занятий, постоянно поглядывая на часы, чтобы успеть забежать за младшей сестрой. Благо конкурс в последние годы на этот факультет упал, а Марина хорошо училась в школе. Так что поступила она без особого труда.
На одежду и карманные расходы старшей дочери мать тратилась неохотно. Бабуля потихоньку отдавала Марине то, что удавалось скопить с пенсии, довольно скромную сумму. Девушке было стыдно брать деньги у бабули, зная, как она экономит, отказывая себе во многом. И Марина пристроилась с двумя другими студентками в бюро, предлагавшее услуги по уборке квартир, уходу за малышами и стариками. Сестра подросла и училась в гимназии, времени у Марины стало больше.
В университете у девушки помимо учёбы и работы появились другие интересы. Пару раз отчим видел Марину в обществе однокурсников. И у него появилась неприятная мысль, что рано или поздно падчерица выйдет замуж, а если попадётся зубастый парень, то, чего доброго, девчонка начнёт претендовать на жильё и прочее имущество!
После окончания университета Марина устроилась на работу в музейный архив. Ранее помимо обязательных занятий в университете девушка посещала кружок при кафедре средних веков и написала несколько успешных студенческих научных работ. Одна из них проходила по теме докторской диссертации одного из руководителей музея истории. Девушку объявили способной ученицей известного учёного, доктора наук. Но мечты Марины об аспирантуре не осуществились.
Нелли Павловна, мать Евгения, в прошлом вдова успешного советского чиновника работала в том же музее билетёром. После внезапной кончины супруга избалованной даме пришлось заняться абсолютно не соответствующей её привычкам и амбициям деятельностью. Муж Нелли Павловны безвременно скончался от инсульта, к которому привело постоянное переедание и высокое давление. Все высокопоставленные друзья мужа, богатые подруги Нелли Павловны внезапно куда-то исчезли, и она осталась одна со своими проблемами. К счастью, Евгений к тому времени вырос и успел закончить институт. Затаив зависть к прежним приятельницам, да и вообще ко всем, кто жил хоть немного лучше, деятельная вдова крутилась, как могла.
Изобретательная, активная дама быстро навела справки о новой сотруднице. Взвесив все плюсы и минусы, Нелли Павловна познакомила с девушкой сына. Отчим Марины занимал важный пост и мог помочь в карьере Евгения, Марина отличалась от сверстниц покладистым характером и трудолюбием. Вдобавок, девушке светила перспектива получить по наследству от одинокой бабушки неплохую квартиру.
Евгений работал в государственном банке, получал небольшую зарплату и был честолюбив. Каким-то чудом Нелли Павловна нашла общий язык с отчимом девушки. И вскоре новоиспечённый муж Марины устроился на хорошее место в известный коммерческий банк, где трудился завотделом отчим жены. Маринина бабуля оказалась крепким орешком, старуха категорически отказалась прописать к себе молодых. Нелли Павловна и бабуля рассорились окончательно. Обходительный, с привлекательным, породистым лицом, всегда элегантно одетый Евгений понравился Марине, но абсолютно не понравился её бабуле. Старая женщина не смогла отговорить внучку от неудачного брака, и Марина поселилась в квартире свекрови.
Поначалу Марина искренне недоумевала, почему Евгений выбрал её среди множества более привлекательных претенденток на его сердце? Не имея никакого опыта общения с молодыми людьми, она безмерно восхищалась мужем и, пожалуй, месяца три была вполне счастлива. Потом отношение Евгения к ней изменилось, жена стала ему неинтересна. Её обществу он предпочитал встречи с друзьями, телевизор и газеты. На работе Евгений сумел понравиться начальству, и карьера его пошла в гору.
Однажды, возвращаясь с работы, Марина увидела мужа с эффектной, длинноногой блондинкой, одетой в безумно дорогую шубку из чёрной норки. Пара выходила из модного кафе, расположенного возле банка, где работал Евгений. Красивый брюнет с бархатными, карими глазами и белокурая девушка с внешностью модели привлекали внимание окружающих. Марина тоже невольно ими залюбовалась. И постеснялась подойти, понимая, что простенькая китайская курточка практичного коричневого цвета и старые сапожки вызовут презрительную улыбку блондинки.
Муж и свекровь считали необходимым экономить. Евгению очень хотелось приобрести машину, не помешало бы и улучшение жилищных условий. Но Евгений всегда должен выглядеть представительно — это очень важно для его карьеры! А свекровь, вообще, не обязана никому отчитываться в собственных расходах. Поэтому экономили на Марине. Она оплачивала квартиру, покупала на всю семью продукты, и денег на личные расходы у неё не оставалось. Свекровь согласилась оплачивать только домашний телефон. Но в основном все в звонили по мобильникам. За полтора года замужества Марина не купила себе ни одной новой вещи. Деньги, которые бабуля по-прежнему выделяла девушке из своей пенсии, мол, она уже старая и нужды у неё совсем небольшие, а тебе внученька пригодится, поглощал семейный бюджет.
Однажды вечером Марина осторожно поинтересовалась у мужа, кто та блондинка, с которой он ходил в кафе. Евгений вспыхнул и сделал ей грубый выговор за необоснованную ревность. У него много знакомых, он не может жить в вакууме в угоду ей, поэтому нечего приставать с подобными глупостями и лезть в его дела!
Спустя некоторое время, Марина поняла, что ждёт ребёнка. Муж не хотел иметь детей. Марина же радовалась зарождению в ней новой жизни, появлению на свет близкого и уже любимого существа. Когда она сообщила новость Евгению и свекрови, муж помрачнел и поинтересовался сроком беременности. Убедившись, что делать аборт поздно, он обозвал Марину тупой овцой, с треском хлопнул входной дверью и не появлялся дома несколько дней. У свекрови ежедневно случались истерики. Ребёнок — шум и грязь в её доме, пелёнки, сопли и расходы! Марина совершенно не думает о муже и свекрови, она готова превратить их в жизнь в ад по собственной прихоти! И всё для того, чтобы прочнее привязать к себе Евгения. Негодяйка не стоит его мизинца!
Муж и свекровь почти не разговаривали с Мариной, уходили в другую комнату и тихо, будто заговорщики перешёптывались, обсуждая свои дела. Евгений и его мать на каждом шагу давали Марине почувствовать, какое она глупое и никчемное существо. Марина плакала по ночам, сделалась нервной и рассеянной.
Однажды, поднимаясь по лестнице с полной продуктов сумкой, лифт временно не работал, Марина почувствовала резкую, тянущую боль внизу живота. Её стошнило там же на лестнице. Вскоре боль сделалась нестерпимой, Марина кусала губы, чувствуя, как теряет сознание. Хорошо, что добросердечный сосед увидел медленно сползающую по стенке молодую женщину, быстро сориентировался в ситуации и вызвал скорую. Ребёнка Марина потеряла и в дом свекрови не вернулась, бабуля забрала её к себе. Старуха никогда не скрывала неприязни к Евгению и бывшей внучкиной свекрови.
Когда Марина заговорила о разводе, бабуля направилась к товарищу покойного мужа. Он когда-то работал под началом деда на заводе, а позднее закончил юридический факультет и устроился адвокатом.
Развод для Марины прошёл гладко. Евгений сразу же дал согласие, а свекровь обрадовалась. Марина, стараясь выбросить из памяти годы, прожитые с бывшим мужем, и вернула девичью фамилию. Бабуля прописала девушку в свою квартиру, а затем сделала единственной наследницей. Но главное — Марина чувствовала, что она не одна, её любят и о ней заботятся. А потом бабуля умерла. Марина вытерла набежавшую слезу и принялась перебирать вещи в сумочке, дабы не расплакаться прилюдно.
***
Санаторий размещался в трёхэтажном корпусе с облупившейся белой штукатуркой. На территории был разбит старый парк. Лиственные деревья и кусты печально покачивали на ветру голыми, покрытыми ледяной коркой ветвями. Зато приветливо кивали богато убранными, в снежных шапках кронами вечно зелёные ели и сосны. Между деревьев вилась хорошо утоптанная прогулочная дорожка, а в отдалении виднелась наезженная лыжня.
Внутри главный корпус санатория, куда поместили Марину, смотрелся старомодно и уютно. Два летних корпуса зимой не отапливались и открывались только в мае. Потемневший от времени паркет скрипел под ногами. В просторном холле стояла массивная, тяжёлая мебель тёмного дерева, прослужившая лет тридцать, и потёртый бильярдный стол. На высоких окнах висели зелёные, бархатные занавеси. А в креслах вдоль стены с картинами, где неизвестный художник изобразил лесные пейзажи с весёлыми лужайками, сидели старички отдыхающие. В данный момент они оживлённо обсуждали болезни и качество лечения в санатории.
Когда Марина вошла, старички поглядели на вошедшую с любопытством, один из них ей даже подмигнул. «Не стесняйтесь, девушка, давайте познакомимся!» Марина растерянно огляделась по сторонам. Тот же старичок учтиво указал новенькой, где регистрируют вновь прибывших отдыхающих. Флегматичная регистраторша равнодушно просмотрела Маринины документы и, выдав ключи от комнаты, сообщила, куда подойти на консультацию к врачу.
Комната оказалась небольшой, обставленной крайне незатейливо. Занавески жизнерадостного жёлтого цвета, шкаф, стол у окна, пара стульев и две односпальные кровати вдоль стен. Одна из кроватей уже была занята полной, светловолосой дамой лет пятидесяти.
Соседка пребывала в благодушном настроении и встретила Марину по-приятельски. Звали её Ирина Михайловна. Умело поправляя неброский макияж, соседка принялась знакомить застенчивую симпатичную девушку с распорядком санатория и рассказывать о местных особенностях.
Пациенты санатория, в основном сердечники лечатся здесь не в первый раз и весьма довольны пребыванием в данном учреждении. Соседка искренне сокрушалась на предмет недостатка развлечений и почти полного отсутствия привлекательных, активных мужчин. «Это ж надо, сплошные пенсионеры!» Последнее, по мнению Ирины Михайловны, было самым большим недостатком санатория.
Соседка прибыла рано утром, но она отдыхала здесь в позапрошлом году и досконально знала все плюсы и минусы учреждения. Задав Марине несколько вопросов, Ирина Михайловна выяснила, сколько лет молодой женщине, чем она занимается, её семейное положение, и от чего та приехала лечиться. Узнав, что Марина недавно развелась и живёт одна в собственной квартире, Ирина Михайловна принялась расхваливать брата-холостяка, всего тридцати восьми лет от роду. Марине стало смешно. Но, не желая обижать соседку, она покорно слушала всю эту чепуху и чуть заметно улыбалась. Незатейливая болтовня Ирины Михайловны на время отвлекла Марину от её проблем и переживаний.
Затем девушка отправилась на консультацию к врачу и перепутала кабинеты. Прождав почти до обеда перед запертой дверью, Марина поинтересовалась у торопливо пробегающей по коридору медсестры, когда всё-таки будет врач. Та с недоумением подняла брови и указала Марине на расписание, вывешенное на двери кабинета. «Внимательнее нужно быть девушка! Вам на другой этаж…»
Врач, к которому должна была попасть Марина, заканчивала приём. Наградив опоздавшую пациентку сердитым взглядом, доктор быстро осмотрела новенькую и назначила ей курс лечения, посоветовав на прощание впредь быть более внимательной.
На обед Марина опоздала, но есть не хотелось. Она переоделась и отправилась в парк. Стоял небольшой мороз, градусов пять. Из-за туч показалось долгожданное солнышко, снег заискрился, и природа ожила. В парке делалось весело и празднично.
Марина медленно прохаживалась между пушистыми елями, касаясь их рукой и осторожно стряхивая снег с мохнатых лап, который нежной прозрачной дымкой осыпался вниз. Девушка не заметила, как алое солнце опустилось к горизонту. Бабуля всегда говорила, что алое солнце на мороз. На снег легли длинные голубые тени от деревьев, и начало смеркаться. Марина замёрзла и проголодалась, впервые за последние месяцы у неё пробудился аппетит.
— Мариночка! Почему вы не пришли на обед? Неужели заблудились? А я не догадалась вас проводить! — сокрушалась соседка.
— Мне не хотелось есть.
— Да что вы, дорогая! Вы обязательно должны были придти, чтобы на людей посмотреть. Как раз сегодня заезд, и у нас появился шанс с кем-нибудь познакомиться. А то в таких заведениях всех интересных мужчин разбирают моментально! Не успела и привет! Кукуй в гордом одиночестве все двадцать четыре дня. Ни поговорить, ни потанцевать не с кем! Вам в вашем юном возрасте с дедами, у которых вставная челюсть и подагра, общаться не захочется, да и мне, признаться, тоже, — рассмеялась Ирина Михайловна.
Марина не стала объяснять, что приехала в санаторий сменить на время обстановку и подлечиться. Планов с кем-то познакомиться у неё не имелось и в помине! Девушка улыбалась, выслушивая рассуждения Ирины Михайловны о мужчинах и трудной женской судьбе, и привычно кивала головой.
На ужин отправились вместе с соседкой. В обеденном зале Марина оглянулась в поисках свободного места. К ней шустро подкатилась полная дама-администратор.
— Девушка, какой номер столика вам поставили на корешке?
— Что? — Марина позабыла взять с собой голубой листок бумаги, на котором врач написала рекомендации по питанию, указав номер диеты, назначенной пациентке. На том же голубом листке при регистрации написали номер столика, где девушка будет сидеть в столовой.
— Вот всегда так! Первый раз у нас? — поинтересовалась администратор.
Марина кивнула головой.
— Ладно, сейчас посмотрю. Как ваша фамилия?
Маринин столик находился у окна, возле кадки с пальмой. Место девушке понравилось. Соседями оказалась милая супружеская чета лет семидесяти и стеснительный, худой, интеллигентного вида мужчина в круглых очках, по профессии учитель математики. Бедняга недавно овдовел и тяжело переживал смерть супруги, с которой прожил более двадцати пяти лет. В санаторий он приехал подлечить больное сердце.
За неторопливой, совсем нескучной беседой Марина не заметила, как полностью съела салат, основное блюдо и даже десерт, молочно-ванильное желе, украшенное ягодами клюквы и орешками. Ни пожилая пара, ни учитель не стали распространяться о своих болезнях, как зачастую бывает в больницах и санаториях.
Краснощёкий старик с аккуратно подстриженными усиками, военный в отставке подшучивал над Мариной и супругой и деликатно, со старомодной галантностью ухаживал за дамами. Его жена — элегантная, довольно полная дама с ухоженным, приятным лицом добродушно улыбалась шуткам мужа, снисходительно покачивая головой.
Учитель строил планы на вечер, что предпочесть: пойти поиграть в бильярд или посмотреть фильм в кинозале, расположенном в пристройке? Афиша висела в холе санатория. Бильярд победил. Сосед по столику вызвался составить учителю компанию. Марина же и супруга военного решили отправиться в кино, хотя видели эту старую комедию много раз.
После ужина девушка прилегла на минутку и не заметила, как уснула крепко и глубоко, проспав почти до начала сеанса. К походу в кино Марина выбрала любимое платье из нежно-голубой шерсти, мягко облегающее фигуру. Платье провисело в шкафу три года. После замужества Марина незаметно располнела, и платье стало ей мало. Теперь же оно сидело замечательно! Цвет подчёркивал глубокую синеву глаз, выглядевших огромными на похудевшем лице девушки.
Немного подумав, Марина достала жемчужное ожерелье, в молодости подаренное дедом бабушке. Бабуля отдала драгоценность любимой внучке за месяц до смерти. Девочкой Марина часто играла с ожерельем, заглядывая внутрь каждой жемчужины в надежде обнаружить там песчинку, из которой в ракушке выросло это перламутровое чудо. Собираясь в санаторий, Марина случайно наткнулась на украшение в шкафу и взяла его с собой.
Тёмно синие туфли на высоких каблуках, единственные модные и дорогие туфли, купленные Мариной за последнее время благодаря настоянию коллег по работе, удачно завершили наряд. Коллега считала, что после развода Марине необходимо заняться собой и начать, наконец, радоваться жизни. Вообще-то, сослуживица купила туфли для себя, но ей они невыносимо жали, и обновку пришлось срочно продавать. Марине с её узкими ступнями и высоким подъёмом туфли подошли идеально. И коллеги всем отделом уговорили девушку их купить.
К вечеру все нарядились, как могли. Мужчины надели костюмы и галстуки, дамы — нарядные платья и украшения. Соседка Марины по столу помолодела внешне лет на пять в ярко зелёном, под цвет глаз костюме джерси и белой шёлковой блузке, аксессуары — колье и великолепные серьги из малахита в серебре смотрелись на ней потрясающе!
Окинув быстрым взглядом Маринин наряд, пожилая дама одобрительно ей улыбнулась. В классическом платье, на каблуках девушка выглядела женственной и изящной. Учитель математики смущённо поздоровался и неловко пробормотал какой-то комплимент. От души насмеялась в кино над приключениями невезучих приятелей, Марина отправилась в сопровождении соседки по комнате и её спутников на прогулку под луной по зимнему парку.
Целеустремлённая Ирина Михайловна не теряла времени зря. Пока Марина спала, общительная дама умудрилась перезнакомиться, как минимум с половиной отдыхающих, среди которых отыскала двоих не слишком пожилых кавалеров для себя и соседки. Лысеющий весельчак с круглым брюшком оказался любителем рассказывать анекдоты, причём рассказывал он их мастерски, выразительно и с большим юмором.
Другой мужчина — стройный, неразговорчивый брюнет неопределённого возраста был полной противоположностью весельчаку. С красивого, с безупречно правильными чертами лица брюнета не сходило уныние, а кожа имела бледно-зелёный оттенок. Наверно у него язва, отчего-то подумала Марина.
Язвенник предпочитал слушать, периодически отпуская едкие комментарии в адрес соседа с его бесконечными шутками и неимоверным аппетитом. Толстяк в ответ на критику выдавал залпы хохота и принимался рассказывать новый анекдот. Тогда «унылый земноводный», как окрестила его про себя девушка, начинал ругать санаторий, необоснованно возмущаясь по поводу лечения и качества еды.
Марина почти не слушала анекдоты, не обращала ни малейшего внимания на недовольные реплики язвенника. Девушка наслаждалась свежим, морозным воздухом, любовалась елями в шубах из снега и чёрным небом с россыпью звёзд. Как всё-таки хорошо жить! Идти по узкой дорожке, слушать, как под ногами поскрипывает снег, и думать ни о чём.
Дни в санатории, похожие один на другой, пролетали незаметно. Утро, завтрак, процедуры, прогулка, обед, после которого было приятно поваляться в кровати часок другой с книжкой из библиотеки. Затем ужин, кино или танцы, где отдыхающие, в основном немолодые люди кружились в вальсе и танцевали танго по старомодным правилам.
Беззаботное времяпровождение, свежий воздух и перемена обстановки заметно изменили Марину. Она вновь научилась улыбаться весёлым шуткам, радоваться маленьким удовольствиям и скромному зимнему солнцу. Девушке казалось, что неудачный брак, фальшь и унижения в семье, потеря не рождённого ребёнка и боль несправедливых обид — далёкое прошлое, оставшееся в прежней жизни, которой Марина жила много-много лет назад. Только воспоминания о смерти бабули и мысли о собственном одиночестве порой вызывали у девушки болезненные приступы тоски и отчаяния.
 
Глава 4
Общение, отдых на природе и незатейливые развлечения действовали на Марину умиротворяюще. Девушка почти смирилась с потерей ребёнка и бабули. Терзающая Марину злая тоска свернулась клубком на дне души и задремала, убаюканная размеренной санаторной жизнью.
Вокруг милой девушки крутилось множество доброжелательных людей, искренне ей симпатизировавших. Сегодня после обеда намечалось очередное мероприятие. Высокий брюнет, у которого действительно оказалась язва, Ирина Михайловна и ещё несколько человек позвали Марину кататься на лыжах.
Лыжная база, где выдавали лыжи напрокат, располагалась в лесу в трёх километрах от санатория. Туда можно было добраться на автобусе, регулярно ходившем из районного города. Автобус неторопливо объезжал ближайшие деревни и останавливался возле главных ворот.
Одетая по-спортивному компания со смехом вошла в полупустой салон и спустя считанные минуты выгрузилась около базы. Марина быстро выбрала лыжи и подходящие по размеру ботинки. Робко вступив на лыжню, девушка осторожно оттолкнулась палками и заскользила по утрамбованному снегу. Последний раз Марина каталась на лыжах в выпускном классе средней школы. Немного погодя движения её сделались увереннее, и девушка присоединилась к другим лыжникам. Прилежно следуя за своими спутниками, Марина направилась вглубь леса.
Девушка не могла двигаться также быстро, как опытные лыжники и вскоре отстала от санаторной компании. Ирина Михайловна в молодости занималась лыжным спортом и обогнала Марину без труда. Девушка скользила по лыжне медленно, отчего постоянно становилась помехой для более умелых спортсменов, вынужденных её объезжать. Опасаясь по неосторожности с кем-нибудь столкнуться, Марина периодически останавливалась, оглядываясь назад, и сжималась от напряжения. В итоге девушка перестала получать удовольствие от прогулки. А так хотелось расслабиться и передохнуть, разглядывая зимний лес со снежными сугробами, высокими, стройными соснами и мохнатыми елями!
Немного погодя Марина обратила внимание на припорошенную снегом лыжню и свернула на неё. Около часа девушка радовалась одиночеству и покою, яркому для зимы солнышку и лёгким белым облакам на пронзительно синем небе. Затем облака сделались плотнее и незаметно превратились в тяжёлые тучи. Пошёл мелкий, густой снег.
Полчаса спустя лыжня уже не просматривалась под снегом, и Марина продвигалась наугад. Ехать стало значительно тяжелее, девушка поняла, что потеряла лыжню и медленно катится по рыхлому снегу. Марина тревожно всматривалась в промежутки между деревьями в надежде увидеть других лыжников, но никого не было. Она остановилась и прислушалась. Где-то вдалеке зазвучали голоса, и Марина поехала в ту сторону, ориентируясь на слух. Но, увы, спустя пару минут голоса исчезли. Девушка прошла изрядное расстояние, но ни людей, ни лыжни не нашла. И тогда Марина поняла, что заблудилась.
Смеркалось. Короткий зимний день подходил к концу. Девушке сделалась страшно. В памяти всплыли рассказы о волках и прочих диких животных, обитавших в здешнем лесу. В санатории упоминали, что заповедные леса тянутся на многие километры, и в них полно дичи. В сезон сюда приезжали поохотиться на дикого кабана и косулю. Волков же, вообще, периодически отстреливали. Голодные хищники зимой донимали жителей окрестных деревень, резали скот, иногда нападали на одиноких путников. Марина собралась с духом и позвала на помощь. Но сколько она не кричала, никто не отозвался.
Девушка заставила себя успокоиться и вспомнить, что ранее слышала или читала о том, как нужно действовать в подобных ситуациях. Во-первых, определиться, где север, где юг. Это просто. Светлая сторона на коре деревьев указывает на юг, а тёмная — на север. Хорошо. Но беда в том, что Марина не знала, где находится база, на юге, севере, востоке или западе. Может быть, удастся почувствовать запах дыма? Девушка старательно принюхивалась к морозному, сухому воздуху. Опять ничего! И Марина, развернувшись в противоположную сторону, отправилась назад по собственной лыжне. Пройдя сотню другую метров, девушка увидела, что лыжню окончательно замело. Хоть снег и прекратил идти, но своё коварное дело он сделал. Марина была в отчаянии.
Мягкий тревожный сумрак окутал лес. Нарастающий страх ледяным комом застыл в груди девушки. Вдобавок Марина и начала замерзать. Позади послышалось чьё-то фырканье или, скорее, сопение. Девушка обернулась и увидела крупного оленя. Зверь неторопливо трусил по глубокому снегу, высоко подняв голову с громадными рогами. Олени людей не едят! И бояться тут нечего. Но, вопреки здравому смыслу, девушка поёжилась от страха. Зверь выглядел внушительно. Затаившись за старой елью, Марина испуганно разглядывала крупное животное.
Солнце зашло, но, призрачный свет полной луны отражался от белого снега, и видимость была вполне приличной. Олень остановился, настороженно принюхиваясь, потом недовольно фыркнул и направился в сторону, где пряталась Марина. Девушка невольно поджалась и затаилась, задержав дыхание, мысленно уговаривая себя не кричать. «Подумаешь, лесная корова... Иди по своим делам, что тебе до меня»!
Олень приблизился к Марине на расстояние метров десяти и остановился под крепким деревом с раскидистыми ветвями. Неожиданно нечто свалилось сохатому на спину. Марина заметила горящие в темноте жёлтые злые глаза и услышала глухое рычание.
Из-за ветвей ели девушка наблюдала разыгравшуюся перед ней трагедию. Олень метался из стороны в сторону, пытаясь сбросить хищника, рвавшего зубами его шею. Крупная рысь крепко вонзила в спину сохатого когти, скинуть её он не мог. Последний рывок, олень в отчаянии поднял вверх голову и громко заревел. В его рёве смешались невыносимая боль, протест и понимание неизбежности скорой смерти. В следующий момент шея сохатого с перегрызенными до кости могучими мышцами опала. Тяжёлая, рогатая голова свесилась вниз, касаясь сугроба, и олень упал.
Рысь жадно пила свежую кровь ещё живого оленя, рвала зубами его мясо. Темное пятно расплылось на снегу вокруг хрипящего в агонии сохатого. Рысь пировала, разрывая когтями тушу совсем недавно величественного, гордого животного. Богатая светло-серая шерсть хищника потемнела на груди от крови. Наконец, зверь насытился и тяжело отошел прочь. После трапезы рысь уселась на снег и принялась тщательно, как все кошки вылизывать шерсть.
Марина судорожно вздохнула, когда её глаза случайно встретились с жёлтыми круглыми глазами хищника. Рысь заметила её! Зверь плавно поднялся на ноги и, словно размышляя, подойти к прятавшейся за деревом девушке или нет, пристально посмотрел на Марину. От нарастающего ужаса спина девушки покрылась влажным, холодным потом. Марина боялась тронуться с места, но способность ясно мыслить её не покинула. Девушка понимала, что любое резкое движение или крик могут спровоцировать рысь на нападение. Сейчас зверь сыт, а без нужды в животном мире не нападают даже хищники. «Уходи! Умоляю тебя, уходи»! Марина с отчаянной надеждой поглядела на зверя, пусть рысь развернётся и исчезнет среди деревьев! Но хищник медлил, казалось, действительно думал, как поступить.
Время тянулось невыносимо долго. И судьба, в конце концов, смилостивилась над Мариной. Рысь зевнула, неторопливо потянулась и ушла прочь. Похоже, девушка не показалась ей ни опасной, ни особенно вкусной, кроме того, хищник недавно плотно поужинал.
Марина вздохнула с облегчением. Последние минуты она не забудет до конца жизни, если, конечно, останется жива. От нервного возбуждения девушку била дрожь. Сделалось невыносимо холодно, руки и ноги отказывались слушаться. Немного переждать, чтобы убедиться, что рысь действительно ушла и идти, обязательно идти! Не то, стоя неподвижно, можно превратиться в замороженную статую.
Позади раздался шорох, хрустнула ветка. Марина быстро прижалась к ели и замерла.
— Не бойтесь! — спокойно и несколько властно произнёс незнакомый мужской голос.
Марина обернулась и увидела молодого мужчину в короткой дублёнке и высоких сапогах, неспешно скользившего на широких, охотничьих лыжах. На плече незнакомца висело ружьё, а за спиной — рюкзак. Охотник. Стройная, подтянутая фигура. Быстрые и лёгкие, как у хищника движения.
Мужчина приблизился к Марине почти вплотную, и девушка смогла хорошо его разглядеть. Бледное в лунном свете, красивое, умное лицо с идеально правильными чертами. Гордая осанка. Из-под шерстяной, вязаной шапочки виднелись светлые, почти белые волосы, связанные в хвост. Марина определённо встречала этого типа раньше! Но когда? Она не могла вспомнить.
В свою очередь внимательные глаза незнакомца с любопытством изучали Марину. Он улыбался, демонстрируя великолепные, словно в рекламе зубной пасты зубы.
— Храбрая девочка, — одобрительно проговорил охотник негромким, глуховатым баритоном. — Радует, что не растерялись, склонности к истерике, полагаю, у вас точно нет, — констатировал незнакомец, продолжая бесцеремонно рассматривать девушку. — Должен заметить, поведение для избалованной цивилизацией горожанки на редкость разумное и осторожное.
— Я испугалась, — проговорила Марина, комок обиды подкатил к горлу. Видит же, что она еле жива от страха и холода, а ещё философствует!
— Уважаю самокритику! Подобное встречается у людей не слишком часто, — хмыкнул незнакомец.
— Но я…
— Вы нуждаетесь в помощи, так что выбора у вас нет. Ступайте за мной и не задавайте глупых вопросов! Здесь неподалёку … охотничья сторожка, — прервал Марину охотник. Блондин окинул девушку пронзительным, тяжёлым взглядом, будто рассчитывал прочитать её мысли.
Марина невольно поёжилась. Однако выбора у неё не было. И девушка потащилась за охотником на с трудом сгибающихся, заледенелых ногах. Не хватало опять заболеть! Незнакомец бежал лыжах впереди, изредка оглядываясь на девушку.
В красавчике-блондине чувствовалось нечто необычное, чужое. Охотник явно не из деревенских жителей. Образованная речь, хорошая одежда. Интересно, а почему у него нет собаки? В лесу много хищников. А собака слышит их и замечает куда лучше человека. Но и без собаки незнакомец, похоже, чувствует себя в ночном лесу вполне уверенно и не боится охотиться один в темноте. Скорее всего, он отошёл от сторожки совсем недалеко проверить какие-нибудь капканы. И всё же с ним явно что-то не так! Интуиция настойчиво рекомендовала Марине держаться от охотника подальше. Хотя, возможно, она просто крепко перепугалась после встречи с рысью и устала от поисков дороги к базе, поэтому выдумывает всякую чушь! Одинокое блуждание в ночном лесу почти любого выбьет из колеи!
Сторожка, точнее, избушка оказалась крошечным, полускрытым в сугробе домиком с замшелой двускатной крышей и парой маленьких окошек. Лесная избушка из старого детского мультфильма, домик Бабы Яги. У Марины сложилось впечатление, что внутри давно никто не бывал. Печку не топили. Скамейка и оконные рамы покрылись инеем. Темно и, пожалуй, холоднее, чем на открытом воздухе. На столе лежали вещи незнакомца.
Мужчина щёлкнул зажигалкой и наполовину оплавившаяся свеча, которую он быстро отыскал среди рухляди в низком шкафу у стены, осветила единственную комнату дрожащим огоньком.
— Сейчас принесу дрова и протоплю печку, — бросил охотник девушке, выходя из избушки.
И тогда Марина его узнала. Этот парень — незнакомец из парка!
Девушка в изнеможении опустилась на скамейку. Интересно, он когда-нибудь назовёт своё имя? Получается, на продолжительное и более близкое знакомство блондин не рассчитывает. Вот и чудесно. Ей бы отогреться и утром добраться до санатория. Марина с тоской подумала об ужине. В сегодняшнем меню писали о котлетах из минтая. Но в данный момент котлеты из самой, что ни есть народной и не особенно вкусной рыбы показались девушке райским блюдом, пределом мечты. И чай, горячий ароматный чай с крупными чаинками на дне и румяными булочками, такими, как пекла бабуля. Марина прикрыла глаза, стараясь не думать о еде. Её спаситель даст ей что-нибудь поесть или нет?
Постепенно девушка погрузилась в дремоту. Она не знала, сколько прошло времени — несколько минут, час или больше. Марину разбудил сухой треск. Приоткрыв глаза, она увидела охотника, возившегося перед печкой, сквозь печную заслонку проглядывал весёлый, рыжий огонь. Над печкой имелась небольшая плита, где уже согрелся старенький чайник, пар валил влажной струёй из прокопчённого горлышка. Марина лежала на скамье, укрытая старым одеялом, под головой у неё находилась свёрнутая дублёнка охотника.
— Согрелись? — мужчина повернул к ней голову, светлая прядь выбилась из хвоста, мягко скользнула по точёному лицу. Без дублёнки блондин остался в прочных, отделанных кожей по швам штанах и чёрном свитере ручной вязки. Рукава свитера были засучены до локтей, открывая красивые, с хорошо развитыми мышцами предплечья. Руки с длинными сильными пальцами умело нарезали на тонкие ломтики какое-то мясо и складывали его в котелок.
— Спасибо, — чуть слышно прошептала потрескавшимися, распухшими губами Марина. Девушка осторожно провела пальцами по носу и губам.
— Думаю, с вами всё в порядке, — улыбнулся мужчина, уголки его рта насмешливо приподнялись.
Сколько ему лет? Двадцать пять? Тридцать? На гладком лице между тёмными бровями — тонкая морщинка. Наверно, упрямец, каких свет не видел! Сами же глаза спокойные и усталые, слишком усталые для молодого, двадцатипятилетнего человека.
— Меня зовут Марина, — неуверенно представилась девушка.
Блондин пристально посмотрел ей в лицо, и Марине опять стало не по себе. Незнакомец словно размышлял, стоит ли называть случайно найденной в лесу девчонке его имя или нет. После длинной паузы он нехотя ответил: — Стас.
Охотник вытер тряпицей руки и налил кипятку в щербатую, видавшую виды кружку, накрыв её такой же древней миской. Марина ощутила густой, терпкий аромат лесных трав, тянувшийся от кружки. Стас залил содержимое котелка кипятком и поставил его на плиту.
Девушка с наслаждением глотала травяной чай, чувствуя, как благодатное тепло наполняет её тело. Чай хоть и без сахара, оказался очень вкусным и сладким. Впрочем, Марина не любила класть сахар в чай, предпочитая что-нибудь сладкое вприкуску. Девушка размякла от обволакивающего тело тепла и опять задремала. Дрёма постепенно перешла в глубокий, крепкий сон. Во сне Марина снова блуждала по холодному, зимнему лесу в поисках людей. Кто-то громко позвал её по имени. Девушка вздрогнула и проснулась. Аппетитно пахло вареным мясом.
— Олений язык, — пояснил Стас.
— Никогда не пробовала.
Подложив под спину рюкзак спасителя, Марина удобно устроилась на скамье. — Значит, вы охотник.
— А вы в этом сомневаетесь? — неожиданно жёстко спросил блондин.
В его словах девушке послышалась грубая насмешка и скрытая ирония. Стасу явно не хотелось отвечать на вопросы едва знакомой девицы.
— Ничуть. Но вы один и без собаки.
— Считайте, что моя собака потерялась, — охотник улыбнулся одними губами, но глаза его остались холодными и угрюмыми.
— Вы убили оленя?
Мужчина ничего не ответил. Изящно изогнутые брови приподнялись, и Марине достался ещё один долгий, неприязненный взгляд, от которого захотелось забиться в дальний угол избушки и не высовываться. Неприятный тип. Но он не дал ей пропасть в лесу, согрел и напоил живительным травяным чаем. Да и вообще, она об этом Стасе ничего не знает! Мало ли, что у него случилось? Может, ему сейчас так плохо, что и говорить ни о чём не хочется? И поэтому он специально отправился на охоту в лес, чтобы в одиночестве отдохнуть от людей и подумать над своими проблемами. А тут пришлось спасать незнакомую девчонку, которая, отогревшись, начала приставать с бестолковыми вопросами! И Марина, вспомнив собственные беды, когда она целыми вечерами бродила по городу в одиночестве, пытаясь прийти в себя, почувствовала сострадание к странному охотнику-одиночке.
— Простите, не буду больше ни о чём вас расспрашивать, — негромко, но твёрдо проговорила девушка.
Стас посмотрел на неё с неприкрытым интересом. С минуту он молчал. Потом спросил: — Вы настолько не любопытны? Или боитесь меня?
— Мне показалась, что вам сейчас не очень хорошо, и лишние вопросы чужого человека вас раздражают.
Блондин расхохотался громко и невесело. Девушке его смех показался жутким и неестественным. Да он сумасшедший!
— У вас, Марина, прекрасно развита интуиция! Не пугайтесь, я вполне нормальный.
Девушка вздрогнула. Неужели он всё-таки читает мысли?
— На вашем лице всё написано, как в открытой книге. Я не причиню вам вреда, и скоро эта ночь в лесу останется для вас далёким воспоминанием.
Марине показалось, что голос блондина сделался теплее, будто её невольное сочувствие смогло немного растопить корку льда, покрывшую его душу. Девушка прикрыла глаза, намереваясь опять заснуть и пробудиться только к утру, чтобы жуткая ночь быстрее закончилась. Утром, благополучно воротившись в санаторий, она успокоится, а кошмары сегодняшнего вечера и вправду превратятся в далёкие воспоминания.
— Вы красивая, Марина, — неожиданно тепло произнёс Стас. — И у вас никого нет никого близкого, — добавил он.
Девушка вздрогнула. Опасный тип. Точно читает мысли.
— Отчего вы так решили?
— В ваших глазах пустота.
— Неправда, я не одна, у меня муж есть! — вдруг неожиданно для себя самой выдала Марина и покраснела. Она не любила лгать, но догадка малознакомого привлекательного мужчины ударила девушку по больному месту.
Стас улыбнулся, теперь улыбались и его глаза, светло-серые, с мелькавшими в них золотистыми искорками. От мужчины исходила мощная притягательная сила. Девушка зачарованно ловила взгляд хлопотавшего над котелком блондина, наблюдая за его быстрыми и точными движениями. Марина ждала, что он вновь с ней заговорит, ей очень хотелось услышать его голос, в котором проскальзывали низкие чарующие нотки. Ранее Марина не испытывала ничего подобного. Даже бывший муж, признанный красавец и ловелас никогда не вызывал в ней подобного влечения. Неким шестым чувством девушка понимала, что Стас это знает, и ему не всё равно. Он назвал её красивой вполне искренне.
— Держите! Ни хлеба, ни гарнира предложить не могу.
От миски аппетитно пахло мясом и специями. Вилки и ложки не было, Марина осторожно двумя пальцами взяла тоненький кусочек мяса и принялась есть. Вареный олений язык слегка попахивал дичиной.
— А вы? — спросила Марина.
— Я поел раньше и пока сыт, — коротко ответил Стас.
— Выходит, вы готовили только для меня?
— Только для вас.
— Спасибо, но почему?
— Вы потеряли много сил и можете заболеть. Люди хрупки.
Марина удивилась, когда он успел поесть? До ближайшего населённого пункта не близко. Стас минимум полдня провёл в лесу, охотился на морозе и не голоден! Но расспрашивать охотника девушка не стала. Интересно, где олень, которого он убил? Наверно Стас спрятал тушу под снегом возле избушки. Но неподалёку бродят хищники, и они могут съесть добычу охотника. Ужасное воспоминание о трагедии в лесу, когда рысь загрызла оленя, мгновенно пронеслось в памяти девушки. Увы, рысь оказывается, не милая зверушка, чуть крупнее кошки с очаровательными кисточками на ушах, а дикий, довольно крупный, опасный хищник! Хорошо, что зверюга заметила оленя раньше, чем её…
— О чём вы подумали, Марина? — нахмурился Стас.
— Я видела, как рысь в лесу убила оленя. Жуткое зрелище!
— Правда? — вкрадчиво спросил охотник и загадочно усмехнулся.
Девушка почувствовала в интонации его голоса неприкрытую насмешку. Да, рысь — хищник и должна убивать добычу, чтобы жить! Ничего нового тут ни для кого нет. Но одно дело просто об этом знать, читать или слушать рассказы, а другое — увидеть собственными глазами. Почему охотнику показалась забавной реакция на лесную трагедию, разыгравшуюся в десятке шагов от, как он выразился, избалованной цивилизацией горожанки? И, вообще, Стас сильно отличается от всех мужчин, с которыми Марина была знакома.
После еды, девушка собиралась поспать. Но, поглядев на охотника, задумчиво рассматривавшего нарисованные морозом узоры на стекле крохотного окошка, Марина почувствовала себе неловко. Она будет спать на единственной в избушке скамье, а приютивший её человек просидит остаток ночи на неком подобии табуретки! Как-то нехорошо.
— Простите, вы отдали мне ваши вещи, и единственное место, где можно подремать… — пробормотала Марина.
Стас резко обернулся и равнодушно пожал плечами.
— И что?
Девушка замолчала, не закончив начатое предложение.
— Вы желаете предложить мне место подле вас? — продолжил мужчина. В светло-серых глазах вновь вспыхнула улыбка. Голос Стаса сделался глубоким и проникновенным, в нём появились игривые нотки. В улыбке мужчины проскользнуло нечто хищное и одновременно неотразимо притягательное.
Марина плотно прижалась к бревенчатой стенке.
— Не бойтесь! Сейчас я совсем не опасен, — спустя пару долгих, томительных минут негромко проговорил Стас. — Накануне я слишком долго и крепко спал, поэтому пока сон мне не нужен. Отдыхайте спокойно, и пусть совесть вас не мучает. Мне вполне комфортно! — отрывисто добавил он и повернул голову к окошку, погрузившись в свои мысли.
Марина послушно улеглась на скамью и принялась осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания к себе, рассматривать охотника. Какое-то время она не могла справиться с внутренним напряжением и противоречивыми эмоциями. Затем под унылые завывания ветра, бушевавшего за окном, и ровное потрескивание горевших в печке веток девушка успокоилась. Но сон не приходил. Присутствие Стаса, безмолвно сидевшего в одной и той же позе, казалось, совершенно позабывшего о гостье, не давало Марине покоя.
Сомнения-переживания и недавно пережитый ужас отошли в сторону. И где-то глубоко внутри поднял голову шаловливый бесёнок, подталкивающий девушку к странному охотнику. Мужчины не интересовали Марину после разрыва с мужем. Она винила себя в собственной непривлекательности. К недвусмысленным знакам внимания со стороны сильного пола Марина относилась с недоверием и невольной брезгливостью. Но в последние дни девушка чувствовала, как постепенно оживает её душа, появляется желание нравиться и быть любимой.
— Считаете, я достоин вашего внимания? — неожиданно, не поворачивая головы, спросил Стас.
Марина вспыхнула и зажмурила глаза. Какой стыд! Уставилась не малознакомого мужика, точно мартовская кошка!
— Отчего вы молчите? Я пугаю вас? — Стас поднялся с табуретки и встал подле девушки, скрестив на груди руки.
Марина отважилась открыть глаза и встретилась взглядом с блондином. Охотник смотрел на неё, чуть наклонив голову, выражение его лица было нежным и грустным. Сожаление сквозило в светлых глазах, которые, наконец, оттаяли окончательно. Мужчина присел на край скамьи и провёл пальцами по щеке девушки. Марина инстинктивно отшатнулась к стене. Стас усмехнулся, быстро встал и отошёл к окну.
— Успокойтесь и постарайтесь подремать. Когда начнёт светать, я разбужу вас и отведу к базе. Хотя, пожалуй, лучше вызвать кого-нибудь сюда. Мой мобильник разрядился, но один или два звонка сделать можно.
Марина закрыла глаза и постепенно погрузилась в чуткий, тревожный сон.
Девушку разбудил гул голосов и хлопанье двери избушки. Очнувшись, она с недоумением посмотрела на группу мужчин, на двоих была милицейская форма. Один из милиционеров потряс Марину за плечо, желая удостовериться, что с ней всё в порядке.
— Ну, милая, вы и задали нам работу! К ужину ваши из санатория сообразили, что потеряли вас в лесу! Пока дозвонились до базы, полночи прошло. На базе остался сторож, а ему неизвестно, все вернулись или нет. Пытались искать вас в лесу, толку никакого. Хорошо, что какой-то охотник позвонил и сообщил, где вас найти! Кстати, где он?
— Где? — девушка вскочила со скамьи и огляделась по сторонам. Ни Стаса, ни его вещей не оказалось. А в изголовье скамьи, лежала свёрнутая серая шкура, изрядно побитая молью. Старое домотканое покрывало, охотник, вероятно, отыскал его в избушке после того, как девушка заснула, служило Марине одеялом. — Не знаю, я спала. Он ушёл? Вы его встретили?
— Да не было никого ни в сторожке, ни рядом! — ответил милиционер.
— Значит, он ушёл по своим делам, — разочарованно произнесла Марина. И внезапное ощущение потери болезненно встрепенулось в сознании девушки. А ведь я ничего о нём не знаю! И, скорее всего, больше никогда его не увижу…
Марина равнодушно глядела на людей, хлопотавших подле неё. Затем она позволила осмотреть себя на предмет травм и обморожений, машинально отвечая на вопросы. Девушка не заметила, как вновь очутилась в санатории. Осмотр врача, вопросы, ахи и охи соседки по комнате, виноватые взгляды компании, потерявшей Марину в лесу, абсолютно её не волновали.
Когда Марину оставили в покое, она улеглась в кровать и проспала до следующего утра. Проснулась девушка окрепшей и здоровой. Дни пребывания в санатории понеслись по проторенной колее. Процедуры, прогулки, однообразные развлечения, словно и не было той ночи в лесу. Привычно, предсказуемо и спокойно. Новым для девушки оказалось лишь появившееся в душе щемящее чувство ожидания перемен, а также робкая надежда на новую встречу с таинственным охотником.
На работе коллеги встретили Марину приветливо. Даже те, кто ранее не проявлял к ней особой симпатии, вдруг преисполнились дружелюбия. Все решили, что Марина окончательно оправилась от болезни и здорово похорошела.
 
Глава 5
— Не сомневайтесь, господин Горецкий, этот дом вам понравится! — агент по недвижимости вывела на мониторе компьютера тихую, зелёную улицу, застроенную современными особняками. За толстой стеной из блоков, отгораживающей дом от улицы, среди высоких деревьев просматривался второй этаж и красная черепичная крыша. — Тишина и покой, как вы и хотели! По периметру установлены камеры наблюдения. Нелюбопытные соседи. А какой сад! — с энтузиазмом продолжала агент.
Богатый клиент из Петербурга, пожелавший снять дом на неопределённый срок в спокойном, респектабельном районе, заслуживал особого внимания. Мало того, что его ничуть не смутила цена аренды, выливающаяся в круглую сумму, он ещё оказался очень привлекательным мужчиной! Черноглазый брюнет лет сорока с мраморно-белой кожей, красивым, породистым лицом и хорошей фигурой. Самое то, о чём может мечтать одинокая женщина чуть-чуть за тридцать!
Лара низко наклонилась над столом и с обольстительной улыбкой передала договор клиенту. Аппетитный бюст агента едва не выскочил из глубокого декольте чёрного платья-футляра.
Гюнтер самоуверенно усмехнулся. Зелёные кошачьи глаза дамочки потемнели от возбуждения, дыхание участилось. Рука Артура коснулась крашеных в платиновый цвет волос. Колдун медленно провёл ладонью по молочно-белой шее агента. Лара всхлипнула и задрожала. Гюнтер сжал в кулаке жёсткие от лака пряди, заставляя женщину откинуть голову назад. Тонкий аромат дорогих духов, сливаясь с запахом здорового женского тела, раздразнил пробудившееся желание. Влажные, пухлые губы Лары приоткрылись в ожидании поцелуя. Вот она я, и вся твоя! Гюнтер уверенно притянул женщину к себе и усадил на колени. Короткое платье задралось вверх, обнажая упругие бёдра с кружевной резинкой чёрных чулок.
Спустя час колдун вышел из агентства недвижимости с договором аренды городского особняка на имя Артура Витальевича Горецкого. Чёрный джип развернулся, подняв облачко снежной пыли, и на большой скорости выехал на центральный проспект. С местом пребывания в городе Артур определился, теперь требовалось организовать слежку за кровососом. Старуха предупредила, что он умён и недоверчив. Следить за вампиром самому неразумно и утомительно. Живущий вечно быстро засечёт слежку, и договориться с ним без проблем не получится. Воспользоваться достижениями цивилизации? Почему бы и нет? Кроме того, следует познакомиться с местными тёмными и пустить их по следу вампира. Кровосос — одиночка по натуре, и друзей у него, скорее всего, нет. Большинство тёмных его боятся. В своё время Хозяин научил Артура многим полезным вещам, в том числе использовать тёмных для собственных нужд.
Вспоминая о Хозяине, Гюнтер вновь почувствовал ни с чем несравнимое, пьянящее чувство полной внутренней свободы. Более ста лет рабства и полной зависимости от старого могущественного колдуна канули в прошлое. Прошло более полусотни лет с тех пор, как Хозяин умер, однако Артур радовался этому факту по сей день.
***
В начале прошлого века посреди морозной зимы студент медицинского факультета столичного университета Артур Карлович Гюнтер прибыл на сибирскую каторгу с партией политических заключённых. Конечно же, он не был ни борцом за идею, ни неразумным романтиком-идеалистом. Для подобной деятельности рассудительный, практичный молодой человек абсолютно не подходил. На законы и существующий порядок, по которому жило общество, Артур смотрел философски, не без основания полагая, что человеческую суть изменить нельзя, а мировая справедливость и равные для всех права — химера. Главное — найти наименее утомительный способ устроить собственную жизнь, дабы прожить её комфортно, со вкусом и удовольствием.
Артур хорошо разбирался в химии, особенно в изготовлении взрывчатых веществ. За сборку самодельных бомб кое-кто неплохо платил. И поскольку молодого студента, любившего пожить в столице не по средствам, душили долги, он вступил в сделку с членами некой революционной организации, замышлявшими террористический акт против губернатора. В здравом рассудке Артур ни за что не связался бы с компанией фанатиков, которыми манипулировали сомнительные лица, определённо имевшие собственный интерес в подобных делах. Но в тот злополучный вечер Артур напился до чёртиков и утратил способность анализировать происходящее. Так перспективный студент впутался в скверную историю.
Идейные недоумки вцепились в студента-медика крепко. Откажись он им помогать, вероятно, его нашли бы в какой-нибудь канаве на окраине Петербурга мёртвым и холодным. Провокатор выдал полиции всю компанию. Террористов-неудачников арестовали, когда Артур передавал покупателям готовые бомбы. В результате — суд, кандалы и лесоповал на жестоком сибирском морозе.
Жизнь представилась изнеженному студенту в ином свете. Тесный барак, голод, грязь в окружении толпы разношёрстной швали. С агрессивным криминалом ради собственной безопасности приходилось держаться начеку. Артур плохо спал и существовал в состоянии постоянного стресса. Вдобавок болела натруженная спина, на коже рук появились кровавые мозоли. Но хуже всего был холод, жуткий, невыносимый холод, от которого замерзал не только выдыхаемый воздух, но и мысли! Артур чувствовал, как постепенно превращается в бездумного идиота. Все его желания сводились к удовлетворению самых примитивных физиологических потребностей: тепло, еда, сон. Счастье, что он умел боксировать и отличался хорошей реакцией, а значит — мог за себя постоять. Полезные профессиональные навыки медика-недоучки тоже оказались нелишними. Поэтому бывший студент чувствовал себя в какой-то степени защищённо и от нападок каторжан, и от излишней жестокости тюремщиков. И те, и другие периодически пользовались его помощью. Но, как бы то ни было, хроническая усталость, тяжёлые условия жизни и постепенно копившаяся злость на надсмотрщиков, заключённых, на всех и всё вокруг неуклонно превращали Артура в безжалостного зверя, стремившегося выжить любой ценой.
Сбежать с сибирского лесоповала было нереально, особенно зимой. На триста вёрст в округе простиралась тайга с диким зверьём. Впрочем, жестокие морозы убили бы беднягу, решившегося на побег, раньше. Бывший студент пал духом. Почти. Он ждал наступления весны и надеялся, что изменчивая фортуна проявит к нему хоть немного жалости.
И Артур дождался. На сей раз, фортуна приняла облик здорового, заросшего густой чёрной щетиной мужика, по внешнему виду бывшего купца. Поначалу Артур частенько замечал, как мужик за ним наблюдает. Чувствовалось нечто необычное в быстром взгляде глубоких карих глаз, манере купца держаться с людьми, его повадках. Мужик явно привык командовать, что проявлялось в коротких фразах, которые он бросал сотоварищам по каторге и даже надсмотрщикам.
К удивлению Артура, надсмотрщики тушевались при купце, опуская глаза, и никогда с ним не спорили. Все старались обходить его стороной. Вскоре новичка вообще перестали гонять на работы, и он целыми днями валялся в бараке на своей койке, задумчиво разглядывая потолок, и курил трубку. Табак, как и еда, водились у купца в достатке. Но самое странное — никто из каторжан не сделал ни малейшей попытки что-нибудь у него отнять. Купец никогда не разговаривал ни с кем без необходимости, он или спал, или что-то сосредоточенно обдумывал. Однажды Артур заметил, как мужик смотрит куда-то вглубь леса, в тёмных глазах бывшего купца замерла беспросветная, злая тоска. Пойманный волк, посади его на цепь, глядел бы на лес точно также.
Пригнали новую партию каторжан. Скоротечная чахотка, цинга, плохая еда и холод убивали людей надёжнее ружья. На крепком морозе приступы мучительного, сухого кашля буквально разрывали лёгкие каторжан. Нары в бараках освобождались быстро. Артуру пока везло, его организм стойко сопротивлялся болезням и жизненным невзгодам.
В новой партии внимание окружающих привлёк гибкий, подвижный, словно уж смуглый одессит из цыган. На первый взгляд ему можно было дать лет двадцать пять, но, приглядевшись, набросить ещё десяток. Одессит оказался вором со стажем. Хитрый, расчётливый и бесшабашно храбрый джентльмен удачи прошёл огонь и воду. На каторге он требовал от других заключённых особого почтения. Требовал и добивался уважения без особых проблем. Одессит ловко владел ножом, который носил в сапоге, и умело дрался, используя различные приёмы, выработанные упорными тренировками.
Артур так и не узнал, почему купец и одессит сразу же невзлюбили друг друга. Одессит часто бросал в сторону купца двусмысленные, едкие реплики. Тот делал вид, что не слышит. Обстановка накалялась. Уголовники инстинктивно почуяли в новичке лидера. Один из дружков одессита, деревенский парень, приговорённый к каторге за убийство и ограбление любовницы, сделал роковую ошибку. Глупец решился украсть у купца пачку табаку в надежде, что проделка останется безнаказанной.
Купец мрачно оглядел котомку, где хранил табак, затем неторопливо встал, подошёл к вору и ударил его кулаком в грудь. Парень согнулся и упал на колени, горлом пошла кровь. Несчастный пару раз судорожно дёрнулся и затих, распластавшись на полу. Круглые, выпуклые глаза парня с застывшим в них недоумением остекленели. Лишь тонкая струйка тёмной крови медленно вытекала из перекошенного рта с посиневшими, толстыми губами.
Купец равнодушно поглядел на других обитателей барака, молча наблюдавших за происходящим, причём выражение его лица ни на миг не изменилось. Потом он брезгливо вытер руку о край рубахи убитого, будто только что завершил нудную, обыденную работу и направился к своей койке. Расправа произошла настолько быстро, что люди растерялись.
Спустя минуту одессит опомнился и бросился на купца. Завязалась драка. Проворный вор крутился возле массивного противника, точно пчела возле цветка. Ловкий цыган пытался использовать бойцовые навыки, отточенные годами, и, выбрав подходящий момент, ударить противника ножом. Но все попытки одессита достать купца оставались безуспешными. Его нападки причиняли купцу не более вреда, чем медведю укусы комара. Противник стоял на ногах прочно, будто несокрушимая скала. Когда одессит начал выдыхаться, купец просто щёлкнул его пальцем в лоб. Цыган, откинувшись назад, с налившимся багровой краской лицом, свалился на заляпанные кровью доски пола и потерял сознание, словно его ударили тяжёлым ломом.
Вбежала охрана. Одессит был ещё жив. Он лежал посреди барака, раскинув по сторонам руки, и шумно, тяжело дышал. Купец держался спокойно и ровно, будто ничего не произошло. Дабы избежать ненужного расследования происшествие объяснили внезапным приступом эпилепсии, которой якобы страдал цыган. Приступ спровоцировала неожиданная смерть его дружка от чахотки, вызванная легочным кровотечением. Лишь один старый охранник неприязненно поглядел на купца и, сердито сплюнул, бормоча сквозь зубы ругательство.
— Чёртов колдун, — послышалось тогда бывшему студенту.
Теперь Артур наблюдал за купцом с удвоенным любопытством. Одессит выжил. После драки он вёл себя тихо, с опаской обходил соперника-победителя и с ненавистью смотрел ему в спину, когда тот его не видел. Но тот не обращал на цыгана ни малейшего внимания. Неведомо почему интерес купца к Артуру усилился. То и дело бывший студент ловил на себе любопытный и, как не удивительно, доброжелательный взгляд лукавых карих глаз.
В воздухе запахло весной. Мороз упал. Снег сделался влажным и ноздреватым. Небо выглядело выше и светлее. Вечером каторжане, возвратившись с работы, наскоро поглощали нехитрый ужин. Купец подсел к Артуру, по-товарищески назвался Савелием и протянул изголодавшемуся бывшему студенту здоровый ломоть ржаного хлеба с толстым куском сала. Артур жадно проглотил угощение и вопросительно поглядел на мужика.
— Вкусно? — ласково спросил купец.
— Очень, — признался Артур, не ощущая голодного урчания в животе впервые за последние семь месяцев.
— Держись меня, парень, не пропадёшь!
— Ты ж не ищешь компании, — осторожно заикнулся Артур.
— Это смотря чьей компании, — душевно улыбнулся мужик, продемонстрировав крепкие, желтоватые зубы.
— Значит, я тебе подхожу?
— Значит, подходишь.
Купец улыбался во весь рот, не сводя с бывшего студента немигающего, испытывающего взгляда. И Артур почувствовал, как мягкое тепло разливается по его телу, успокаивает и убаюкивает. Тогда он впервые подпал под властное обаяние Хозяина, который впоследствии сделал его своим слугой, помощником и доверенным лицом.
— Вот что, студент, весна идёт, скоро солнышко пригреет, а мы с тобой тут время зря тратим. Нехорошо, неправильно.
Артур насторожился. Побег! Исчезнуть отсюда навсегда. Не будет больше ни голода, ни холода, ни зловония грязных тел в набитых людьми бараках. А вслух молодой человек произнёс: — Смотрю на тебя и думаю, не простой ты купец, вот что!
— Ку-у-пец! — Мужик разразился грубым, раскатистым хохотом. — Купец! Ну, ты, парень, даёшь! Хотя, пожалуй, и купец. — Подмигнул Артуру мужик. — Есть у меня таланты кое-какие, ими и торгую. — Затем он пристально поглядел на собеседника и негромко, уверенно произнёс: — У тебя, студент, похожие таланты имеются, да ты своим даром пользоваться не умеешь.
— Даром? Каким даром?
— Ты подумай, хворь тебя не берёт. Вчера на вашу артель упало дерево, три человека погибли, а ты цел. Вовремя на шаг отступил. Опять же, бешеная собака во двор влетела, напарника твоего и двоих охранников покусала, к тебе подбежала, остановилась и назад попятилась. С чего бы это? Ещё много чего добавить могу, не удивляйся! — Мужик хитро подмигнул Артуру. — Так что, парень, мы с тобой друг дружке подходим.
Артур вплоть до того времени, когда попал на каторгу, считал себя везунчиком и не задумывался, почему он сделался баловнем судьбы. Собственной интуиции молодой Гюнтер доверял всегда. И она его обычно не подводила. Отец Артура, обнищавший дворянин из обрусевших немцев сделался безвольной жертвой собственной слабости к азартным играм. В пьяном угаре он застрелился после крупного проигрыша. Мать скончалась от скоропостижной чахотки спустя три месяца. Мальчика-сироту взял в дом дальний родственник, человек небогатый, но простой и добрый. Артур вырос в достатке и заботе, поступил в столичный университет и позабыл об опекуне, который более ничего не мог предложить честолюбивому молодому человеку.
В Петербурге Артур познакомился с губительной прелестью столичной роскоши, полюбил дорогие рестораны, азартные игры, красивых и щедрых на любовные утехи женщин. Небогатый студент ухитрялся вести образ жизни, доступный весьма немногим. Бывший провинциал легко освоился в обществе состоятельных молодых людей. Они частично оплачивали расходы Артура, приглашая разделить с ними недешёвые увеселения. Гюнтер обладал живым воображением и своеобразной извращённой изобретательностью, что придавало разгульному времяпровождению в его обществе пикантный привкус. Последнее оказалось чрезвычайно ценным талантом в глазах избалованных лёгкой жизнью, богатых бездельников.
В скором времени Гюнтер окончательно стал завсегдатаем в компании богатых студентов, редко допускавших в свой круг простых смертных. Но молодой человек прекрасно понимал, что после окончания университета его приятели пойдут по жизни дорогой, уготовленной им происхождением, положением в обществе и, конечно, деньгами их родителей. А он будет вынужден зарабатывать себе на хлеб тяжким трудом. Безусловно, подобная судьба Артура не устраивала. Разными способами предприимчивый студент стремился привязать к себе самых перспективных дружков, сделать их зависимыми от него. Гюнтер познакомился с семьями приятелей. Он надеялся, используя возможности и влияние родителей сокурсников, устроить собственное будущее.
Поначалу всё складывалось превосходно. Но позднее Артур с раздражением заметил, что влез в крупные для студента долги. Поддержание определённого уровня жизни требовало немалых затрат. Однако молодому Гюнтеру безумно нравился его новый образ, бесшабашного франта, принятого в высшем свете. Причём Артур ухитрялся вовремя и неплохо сдавать экзамены и даже заработал репутацию пусть не образцового, но весьма способного студента. Ученье давалась Гюнтеру легко. Молодой человек обладал превосходной памятью и умел аналитически мыслить. Любая работа, за которую Артур брался, даже после проведенной накануне весёлой ночи, делалась им быстро и без особого напряжения.
Услышав от «купца» о своём таланте, Гюнтер не особенно удивился. Подспудно он всегда знал, что в нём есть нечто особенное, отличающее его от других людей. Этим особенным Артур считал свой талант убеждения и способность предугадывать отдельные события, ранее воспринимаемые им, как деятельность свойственного ему аналитического склада ума. После беседы с Хозяином, осмысливая слова нового товарища о его необычном таланте, молодой человек воспринимал себя довольно значительной персоной. Он тоже научится мысленно приказывать людям, легко манипулировать толпой и уничтожать врагов коротким прикосновением пальца. В итоге Гюнтер получит всё, что пожелает. Артура смущал лишь один момент. Почему сам колдун оказался на каторге в сибирской глухомани, несмотря на его особые способности?
Ответ на вопрос не заставил себя ждать.
— Видишь ли, парень, удача штука капризная! В магии имеется закон баланса. Взял — отдай! А я много брал и забывал отдавать, потерял баланс. Нежданный виток судьбы, и меня подставили. Я, знаешь ли, обладаю немалой силой и не глуп. Глупцы, запомни, долго не живут, хоть иной раз и таланты имеют преогромные. Волшебникам жить в больших городах опасно, конкурентов и завистников много. Страсти кипят, и кровь ручьём льётся. Заблуждение наивных юнцов состоит в том, что тайные дела легче провернуть в большом городе. Нет! Не успеешь глазом моргнуть, как кто-нибудь из колдунов незаметно к тебе подкрадётся, колдовскую силу заберёт, а то и жизни лишит. У нас, магов свои разногласия имеются! — Хозяин недобро сверкнул глазами, в которых, как показалось Артуру, на мгновение вспыхнули зелёные огни. После недолгой паузы колдун продолжил: — Обосновался я в губернском городке в Северо-западном крае Российской империи. Приличный, тихий городок, окружённый глухими хвойными лесами. Обжился там и чувствовал себя превосходно. Царь и бог! Спокойно, сытно, достаток и бабы. Любая к моим услугам, бери — не хочу!
— И что случилось?
— От хорошей жизни расслабился. В моём окружении появился мальчишка, дар небольшой имел, но кое-что у него получалось неплохо. Возомнил о себе сопляк много! Вызов мне, понимаешь, бросил! И я попался, глупо попался. С паршивцем одним щелчком разделался, а он, оказывается, успел дяде обо мне рассказать. Мол, живу, как хочу, магию из земли и других волшебников тяну непомерно, ни с кем и ни с чем не считаюсь. У нас, студент, некоторые ограничения имеются, да их особо не соблюдают. Удивляюсь, почему до тебя в столице никто из нашей братии не добрался? Ты, парень, лёгкая добыча. Живёшь, талант серьёзный имеешь, о нём не знаешь, и себя защитить от опытного мага не сможешь. Подкараулит он удобный момент и вытянет из тебя силу, никто и не узнает. У кого сил и умения больше, тот и победитель. Не пойман, не вор. А неудачников не жалеют, не умеешь за себя постоять — сам виноват!
Артур испуганно отшатнулся, заметив, как жадно сглотнул «купец», покосившись на собеседника. Колдун усмехнулся и завершил рассказ. — Меня поймали и осудили. Хитро поймали. После как-нибудь расскажу.
— Зачем я тебе нужен!? — вырвалось у Артура.
— Чтоб сбежать. Не бойся, я твою силу отнимать не стану. Ты мне клятву дашь вассальную. А я тебя взамен научу пользоваться даром. Жить долго будешь, если меня слушаться станешь. Объединим моё умение и твою силу — и гуляй Сибирь!
— А твоей силы не хватает, чтобы выбраться?
— Да если б она со мной вся была, попал бы я сюда, как же! За мальчишку, что на меня донёс, меня судили. Не человеческим судом. Императорским чиновникам они меня потом сдали! — Губы колдуна презрительно изогнулись, когда он упомянул о пережитом унижении. — Хорошо ещё, признали, что мальчишка первым на меня напал, поэтому отняли мою колдовскую силу, а жизнь оставили. Для того чтобы сила восстановилась либо долгие годы нужны, либо волшебник, обладающий похожей магией, чтобы забрать её у него.
— Ты хочешь воспользоваться моей силой? — пробормотал Артур, вновь опустившись с небес на землю, осознавая, в какой опасности он рядом с «купцом».
— Не бойся, говорю! — расхохотался Хозяин. — Твою силу брать для меня нет резона, мне помощник надёжный нужен. А как силу вернуть, я знаю. Клятву дашь — сразу учить тебя возьмусь. Солнышко пригреет — прощай каторга!
Той же ночью «купец» отвёл Артура в лес и взял с него клятву, которую не решится нарушить ни один маг, а нарушит — потеряет дар навсегда. И чем дольше живёшь, тем больше ценишь колдовской талант, понимая, насколько сильно зависишь от него. Если б не колдовство и Хозяин, и Артур давно превратились бы в прах.
Савелий не обманул своего вассала. Он действительно обучил Артура основным приёмам чёрной магии, в том числе тянуть жизненную силу из людей и животных. Для колдуна воровство энергии жизни — лучший способ исцелиться от болезней и продлить собственное существование.
Ученик оказался способным и схватывал всё на лету. В далёкой Сибири Гюнтер впервые выпил жизненную силу другого человека. Артур и Хозяин сбежали, создав портал в ближайшее поселение людей. А на прощание оставили на память о себе подарок — высушенные до костей трупы одессита и того самого догадливого старого охранника. Два сухих скелета, обтянутых коричнево-серой, сухой, будто старый пергамент кожей с глубокими дырами вместо глаз. Для непосвящённых причина страшной гибели несчастных осталась необъяснимой загадкой.
 
Глава 6
Стас откинулся на спинку кресла и заложил руки за голову. На сегодня работа закончилась. Готовая программа отправлена заказчику, деньги на счёт Стаса пришли. Теперь можно расслабиться. Знали бы соотечественники Станислава, чьи тела давно превратились в прах, чем зарабатывает себе на жизнь их княжич! Стас ухмыльнулся и выключил компьютер. Вампир-программист! И неплохой программист. Такое может придти в голову лишь какому-нибудь ненормальному сочинителю фэнтези.
Стас иногда почитывал подобные опусы, чтобы развеяться и посмеяться. С подачи сумасшедшего ирландца выдумки о живых любвеобильных трупах в массовом количестве расплодились в литературе. Да, ему для жизни необходима кровь, как людей, так и животных. Когда-то животных было больше, чем людей, и Станислав охотился в основном на них. За последние столетия ситуация резко изменилась. Животных стало меньше, и в настоящее время он вынужден питаться в основном кровью людей, но при этом убивать их вовсе необязательно. Единственное, что написанное авторами фэнтези соответствует истине, вампир действительно способен заставить свою жертву забыть о встрече с ним.
Вампиры — малочисленная раса, точнее, их осталось всего две-три сотни в мире. Помимо крови они с удовольствием отужинают хорошим бифштексом, сдобренным чесноком, не превращаются в туман, не боятся святой воды и спокойно посещают церкви. Их сердце бьётся реже, чем у людей, а температура тела выше. Поэтому вампиры не боятся холода. Интенсивный обмен веществ способствует чрезвычайно высокому уровню регенерации. Клетки организма вампиров делятся быстрее, чем объясняется вечная молодость. Дневного света и солнца вампиры боятся не больше, чем прочие ночные хищники. В животных, которые значительно отличаются массой от человека, вампиры превращаться не могут, в том числе — в летучих мышей. Вторая ипостась Станислава — рысь.
Первые двадцать лет вампирской жизни Стас прожил в лесах. В то время он плохо контролировал аппетит, убивать людей подобно бездумному животному не хотел. Разве что люди, послужившие вампиру пищей, чем-то сильно ему не понравились. Княжич до сих пор с ностальгией вспоминает избушку посреди земляничной поляны на берегу лесного озера с прозрачной, ключевой водой. Если бы племяннику татарского хана не вздумалось с дури выжечь ту часть леса, где обитал Стас, наверно вампир прожил бы там ещё лет пятьдесят.
Деяния татар здорово разозлили Станислава, в итоге он ввязался в большую политику. Лет триста под разными именами вампир пытался улучшить жизнь соплеменников. Потом надоело. Люди со временем не меняются, изменяются лишь условия жизни. Те же страсти, та же алчность и мелочность. Захотелось перемен. И Станислав отправился путешествовать. Он надеялся разыскать большую группу подобных ему вампиров.
С парой одиночек Стас познакомился в Европе, когда занимался политикой. С Владом Дракулой он и сейчас поддерживает отношения благодаря интернету. Неутомимый реформатор осел в США примерно три столетия назад. Теперь Дракула озабочен проблемой экологии, активно вкладывает деньги в проекты по созданию альтернативного топлива для автомобилей и возобновляемые источники энергии. «Дай им волю всё засрут, и сами передохнут!» — однажды заявил о человеческом прогрессе знаменитый вампир. Влад мечтает посадить на кол отдельных политиков и промышленных магнатов, после того, как над ними недельку поработает умелый палач. Но нельзя! Цивилизация…
Небольшое сообщество вампиров Станислав отыскал в южной Африке. Независимое племя обитало в дикой саванне у подножия горы. Племенем их можно было назвать весьма условно. Скорее, сообщество индивидуумов, в котором каждый жил, как ему заблагорассудится. Кое-кто из них месяцами существовал в шкуре животного. Управлял вампирами Совет из троих самых старых. Каждый из племени обязан был придерживаться небольшого перечня правил, невыполнение которых могло бы привести к вымиранию расы. Во-первых, следовало держать втайне от людей свою сущность. Во-вторых, не затевать ссор и конфликтов друг с другом. В-третьих, не посягать на чужую охотничью территорию. Совет собирался в случае решения спорных вопросов и улаживания ссор между соплеменниками. В Африке Стас прожил около пятидесяти лет. И ветер перемен снова позвал его в дорогу.
На сей раз вампир обосновался в Европе. Франция восемнадцатого века. Придворные интриги, жеманные красавицы, война, любовь и политика. Грянула французская революция, и мир изменился. Аристократам рубили головы. Прекрасные парки Версаля засадили картошкой, имущество дворян и церкви поделили «добрые слуги народа». Затем «слуги народа» начали драться за власть между собой и отправлять побеждённых соперников вслед за аристократами на гильотину. Весь этот кошмар прикрывался высокопарными словами о народном благе. Впрочем, все революции одинаковы и сводятся к переделу материальных ценностей и борьбе за власть.
Некоторое время Станислав прожил в Лондоне. Вращался в свете, изображал из себя денди и волочился за красивыми женщинами. Надоело и потянуло на родину. Там вампир опять занялся политикой, хватило его лет на десять-двенадцать. Окончательно разуверившись в пользе собственной деятельности, Стас подался в отшельники. Четверть века уединения в лесах пролетела незаметно, потом вампир затосковал по обществу. Далее грянула очередная революция, за ней пришла война, пробудившая у Стаса остатки патриотизма. После войны вампир отправился в Тибет, лет тридцать проскитался по Азии и вернулся домой. Наступил двадцать первый век, появились новые технологии, и Стасу пришлось заново адаптироваться в современном мире, с чем он справился вполне успешно. Единственное, что его тяготило — приступы тоски, которые в последнее время возвращались к нему всё чаще и чаще.
Однажды, гуляя зимним вечером по парку, Стас встретил девушку с грустными синими глазами. От неё веяло чем-то давно забытым и родным. Теплом и светом. Незнакомка доверчиво посмотрела ему в глаза, и сердце вампира забилось чаще. И ещё её запах, от неё пахло свежестью, молодой травой и земляникой. С того вечера Стас начал за ней наблюдать. Девушка уехала из города, и он отправился за ней.
Встреча с Мариной в зимнем лесу не была случайной. Вампир за пару километров почувствовал волнующий знакомый запах. Сначала он решил, как обычно не показываться девчонке на глаза. И он был голоден, очень голоден. Олень-одиночка подвернулся вовремя. Немного погодя Стас понял, что девчонка заблудилась и может замёрзнуть. Пришлось вмешаться. Та ночь в лесной сторожке стала для вампира ночью величайшего искушения. Он хотел любви этой девушки, и в тоже время боялся за неё и за себя. Она смертная, он живущий вечно. Ничего хорошего из этого союза не выйдет. Она постареет и умрёт. А его ждут боль утраты и долгие годы переживаний. К тому же, Стас чувствовал, что Марина ещё не готова пустить в свою жизнь новую любовь.
— Снова хандришь, кровосос? — прогудело зычным басом с порога. Стас даже не повернул голову. Он почуял приятеля, когда тот ещё подходил к его дому.
— Нет, думаю!
Колун стряхнул снег с густых чёрных волос и аккуратно подстриженной бороды, снял тёплую куртку на бобровом меху и сапоги, сунул ноги в шлёпанцы сорок шестого размера и уселся на широкий кожаный диван.
— Пиво есть? — бесцеремонно спросил Колун.
— В холодильнике.
Вольник слез с дивана и открыл дверцу холодильника. — Что за гадость! — возмутился он. — Когда уже твоё хвалёное вампирье чутьё научит тебя разбираться в пиве?! Вот чего ты накупил?! Сплошная химия. Лень зайти к нам в город в пивоварню вдовы Хмелько и запастись нормальным напитком!
— Не бурчи, Кол!
— Витаешь в облаках, вампирюга? О той девчонке мечтаешь?
— С чего ты решил? — нахмурился Стас.
— Да половина подземного города знает, что ты нашёл себе человеческую девку!
— Не заливай!
— Я тебе чистую правду говорю! — хохотнул Колун. Ворон видел, как ты за ней каждый вечер по пятам крадёшься, и всем разболтал.
Стас поморщился. — Старый сплетник!
— А что ему ещё делать? Это ж его главный доход. Сам знаешь, Ворон живёт с того, что шпионит и продаёт информацию.
— Какое кому до меня дело?
— Представь себе, кровосос, тобой в последнее время кое-кто сильно заинтересовался.
— Да?
— В городе появился чёрный маг, не деревенский самоучка, не шут, начитавшийся книжек, а настоящий охотник. Живёт для человека долго и обладает большой силой. Ты ему зачем-то нужен.
— А он мне — нет! — вампир пренебрежительно пожал плечами.
— Стас, он опасен.
Вампир зевнул и поднялся с кресла. — При близком знакомстве я ему не понравлюсь.
— Стас, я твой единственный друг и должен тебя предупредить.
— Не говори, что переживаешь за моё здоровье!
— Я тебе рассказал то, что слышал. А ты поступай, как хочешь! — Вольник открыл бутылку светлого пива, отхлебнул одним глотком половину и недовольно фыркнул. Народ вольных мастеров, как они себя называют, на дух не переносит продукты с консервантами и прочими добавками. Человеческую перерабатывающую промышленность они считают великим злом и причиной большинства болезней.
Вольники произошли от одного корня с домовыми, лешими и полевыми. Когда-то давным-давно отдельных представителей этих народов начала тяготить жизнь в близком соседстве с людьми. Они уходили в пещеры и подземелья, осваивали ремёсла и несколько тысяч лет назад определились как самостоятельный народ. Вольные мастера построили небольшие процветающие подземные города и жили в собственное удовольствие. Однако цивилизация добралась и до них. В настоящее время многие вольники с удовольствием пользовались отдельными достижениями человеческого прогресса такими, как интернет, транспорт и некоторые развлечения. Накинув лёгкий морок, вольные мастера ходили в кино и театр, делали покупки в человеческих магазинах. Невысокие, коренастые мужчины и женщины с пышущими здоровым румянцем лицами обычно особого внимания окружающих не привлекали.
Колун занимался изготовлением бытовых артефактов из камней. После совершеннолетия, около шестидесяти лет назад он обзавёлся личной мастерской и прочной репутацией хорошего мастера. На заре карьеры Колун вляпался в неприятную историю с оборотнями и едва не погиб. Спас его Станислав. С тех пор они сделались друзьями.
— Слышь, вампирюга! Чёрный маг умеет высасывать жизненную силу, потому так долго и прожил, — вернулся к прерванному разговору вольник.
— На меня его колдовство не подействует!
— Не знаю! — отрывисто возразил Колун. — Говорят, он тянет силу даже у других тёмных магов. Старый Освальд, как узнал об этом Гюнтере, сразу свалил из города.
— Хватит болтать ерунду! Пошли лучше на крышу. Сегодня красивая ночь.
— Обалдел? На улице мороз двадцать градусов!
— Я тебе дублёнку дам на козьем меху и верблюжий плед. А ещё у меня есть настойка на меду от вдовы Хмелько, — вкрадчиво произнёс Стас.
— Так бы сразу и сказал! Подсунул мне человеческое пойло, а настойку зажал.
Вампир и вольник поднялись по узкой лестнице на крышу. Там Станислав соорудил огороженную площадку, куда поставил небольшой стол и пару кресел из ротанга. С крыши открывался красивый вид на пригородный посёлок, молодой лесок и скованное льдом озеро. Два десятка коттеджей размещались на приличных по размеру участках. На краю посёлка теснился пяток уцелевших домов вымирающей деревни, где доживали век старики. Относительно безлюдное, живописное место привлекло внимание вампира, когда он решил обзавестись новым жильём.
Посёлок спал крепким сном. Колун пил медовую настойку маленькими глотками и жмурился от удовольствия. Стас задумчиво разглядывал усыпанное звёздами чёрное небо, укутанные снежным пологом сады и темнеющий в отдалении лес.
— Хорошо! — вздохнул вольник. — Хорошо сидим. И, да, сегодня ночь красивая. Полнолуние, и ветра нет.
Попытка друга завязать беседу осталась без ответа. Вампир молчал, уподобившись ледяной статуе.
— Эй, ты заснул?
Стас недовольно повернул голову.
— Мы уже час окрестностями любуемся. Сказал бы хоть слово! Гляжу на тебя и гадаю, какая муха тебя укусила? Должно быть, правду о человеческой девке рассказывают. А то чего бы вампира вдруг на романтику потянуло?
— Полнолуние.
— Ну и что? Это оборотни в полнолуние с ума сходят. Пойдём, что ли в шахматы сыграем?
— Пойдём. Ещё немного и пойдём.
— Она красивая?
— Кто?
— Та девчонка.
— Наверно.
На горизонте прозрачная облачная дымка сделалась плотнее. Поднялся ветер. Тонкий перезвон заледеневших ветвей деревьев потревожил ночную тишину. Острый слух вампира уловил скрип снега на улице и чьё-то неровное дыхание. Колун заметил, как в глазах друга вспыхнули красные огни, и тихо выругался. Вампир жестом приказал вольнику замолчать. В морозном воздухе Стас ощутил запах чужака, затаившегося за толстым стволом старого тополя в начале улицы. Люди пахнут по-другому. Запах принадлежал оборотню, одному особенному оборотню.
Стас легко соскользнул с крыши вниз. На первый взгляд на улице не было не души. Но вампир уверенно протянул руку вперёд и схватил невидимое существо. Мгновение — и маска невидимости пропала. Рука Стаса сжимала горло низенького, худого мужчины в потрёпанной куртке. Оборотень пару раз неловко дёрнулся, но вырваться не получилось. Пальцы вампира сомкнулись на тощей шее плотнее, и оборотень захрипел.
— Привет, Ворон! Решил напроситься в гости? — спросил Стас.
Жёлтые глаза мужика со страхом и ненавистью уставились на мучителя.
— Отпусти! — прохрипел он. Длинные, узловатые пальцы с узкими чёрными ногтями, напоминающими птичьи когти, ухватились за руку вампира. — Отпусти, задушишь!
— На кого шпионишь?
— Скажу, только отпусти!
Пальцы Стаса разжались. Ворон сделал несколько глубоких вдохов, стряхнул с лица сальные пряди спутанных чёрных волос и шепеляво залепетал: — Я не хотел. Он меня заставил. Сказал, что выпьет мою жизнь. Он может!
— Кто он?
Обтянутое жёлтой сухой кожей лицо оборотня побледнело. — Я видел, как он это делает! Пьёт жизнь. От тела остаётся высохшая мумия.
— Кто он? — повторил вампир.
— Чёрный маг. Зовут Артур Гюнтер. Но в человеческом городе он носит другое имя. Знаю, где поселился, покажу. Только не убивай!
В глазах вампира промелькнуло презрение. Стас справился с гневом и заставил себя успокоиться.
— Гюнтер приказал подложить в твой дом эту штуку. — Ворон вытащил из внутреннего кармана пальто небольшую вещицу и протянул её вампиру.
— Не тронь! — выкрикнул из-за спины Стаса вольник. Вампир обернулся. Колун изо всех ног нёсся к другу. Ворон бросил к ногам Стаса артефакт и рванул в сторону леса. Но вампир поймал его за шиворот и потащил в дом. Вольник засунул артефакт в перчатку и зашвырнул подальше.
— А теперь мы с тобой поговорим подробно о Гюнтере и о том, что за дрянь ты собирался подкинуть в мой дом! — Стас силой усадил дрожащего Ворона на стул.
— Ничего не знаю! Гюнтер вытащил меня из «Весёлого тритона», я там иногда отдыхаю по вечерам, даже пиво не дал допить! Лысый Ящер, хозяин кабачка и не дёрнулся, когда колдун волок меня за шкирку вон. У колдуна — страшная аура! Ящер эмпат и быстро сообразил, что связываться с пожирателем себе дороже! Хоть я Лысому и родственник. — Ворон облизал губы и заёрзал на стуле.
— Продолжай! — Вампир отвернулся к окну и скрестил руки на груди.
— Колдун приволок меня в глухой туннель, там уже валялся связанный вольник.
— Кто? Ты знал того вольника? — вмешался Колун.
— Пару раз видел в ремесленном квартале. Парень вроде подручный булочника, того, что торгует пирогами вразнос.
— Дальше! — приказал вампир.
— Гюнтер потребовал от меня подбросить тебе в дом артефакт. Для чего он нужен, не говорил. Я сразу отказался. Тогда Гюнтер улыбнулся, подошёл к вольнику и сделал это. Он пил его жизнь, а я смотрел! У меня волосы встали дыбом. Понял, что попал меж двух огней, либо колдун убьёт меня сейчас, как несчастного парня, либо убьёшь ты! Выпьешь мою кровь…
Стас посмотрел на грязные патлы, хлипкую фигуру Ворона в засаленной куртке и брезгливо поморщился. — Я падалью не питаюсь! Разве что шею свернуть могу.
— Вот-вот, и я так подумал! — радостно заверещал шпион. Призрачная надежда остаться в живых после завершения допроса придала ему сил.
Стас презрительно поднял брови и прищурил глаза. — Догадливый парень! Я тебя не убью, по крайней мере, сегодня. Ты вернёшься к Гюнтеру и сообщишь ему, что выполнил поручение. У тебя будет день или два, чтобы свалить из города. Понял?
Ворон соскочил со стула, упал на колени перед вампиром и попытался облобызать его руку. Стас оттолкнул шпиона ногой, отвернулся к окну и коротко произнёс: — Вон!
Ворон пулей выскочил за дверь.
— Для чего предназначен артефакт, который Гюнтер хотел мне подкинуть? — обратился Стас к вольнику.
— Злая вещь! Такие артефакты кое-кто делает под заказ нелегально. Если мастер, изготовивший подобный предмет, попадётся его лишат звания, мастерской, права продавать свои изделия и выгонят из города. Артефакт Затмения лишает жертву собственной воли. Действует медленно и надёжно. Артефакт заранее настраивают на конкретную личность. Как только предмет окажется на небольшом расстоянии от жертвы, он начинает испускать некое излучение, парализующее волю. Вещицу достаточно подложить на порог в прихожей, чтобы артефакт заработал.
— Сколько времени понадобится для полного подчинения субъекта?
— Точно не скажу. Для вольника — два-три дня. А как артефакт подействует на вампира — известно одним высшим силам!
— Предположительно, у меня есть неделя.
— Кто знает, вдруг артефакт вообще тебе ничего не сделает?!
— Возможно. Но Гюнтер пусть думает, что вещица сработала.
— Что ты задумал?
— Прежде всего, узнать, для чего я колдуну понадобился. Любопытно.
— Говорю ещё раз — будь осторожен с этим гадом!
Стас улыбнулся.
Полтора часа спустя в особняк на тихой улице в центре города постучался грязный, тощий мужичок маленького роста. Чтобы камеры его не засекли, и не прицепился случайный полицейский, Ворон по дороге воспользовался даром невидимости. Он был единственным оборотнем-невидимкой во всей округе.
Дверь особняка немедленно распахнулась. Шпиона ждали. На пороге стоял Гюнтер собственной персоной в роскошном халате из чёрного бархата.
— Ну? — нетерпеливо спросил маг.
— Всё сделал, как вы приказывали, — робко пролепетал коротышка, пряча глаза.
Гюнтер пристально поглядел на шпиона, от чего тот мелко задрожал и прижался к дверному косяку. — Не врёшь?
— Как я смею!
— Посмотрим. Отправляйся в свою нору!
— А заплатить? — осторожно спросил Ворон.
— Я оставил тебя в живых. Этого мало?
Коротышка замотал головой.
— Уходи, от тебя воняет, — поморщился Гюнтер. — Если понадобишься, вызову!
Ворон поклонился и быстро юркнул за ворота.
Артур был доволен. Артефакт, который дала ему старая ведьма, должен сработать. Обстоятельства и фортуна пока благоволят к счастливчику Гюнтеру. Вампир явится не позднее, чем через десять дней, послушный и сговорчивый. Останется его обездвижить и переправить к старухе. Там вместе они проведут ритуал, и Артур получит то, к чему стремился долгие годы — бессмертие! Останется избавиться от мерзкой колдуньи.
 
Глава 7
На следующий день Артур заглянул в одну любопытную лавочку, которая чрезвычайно ему нравилась. Лавочка располагалась в удобном месте на самом нижнем уровне подземного города. Поэтому случайные посетители туда не заглядывали. Владелец лавки официально торговал легальными магическими ингредиентами, а неофициально возможности хозяина точки простирались довольно далеко. Плати, и любой твой заказ выполнят в точности!
Лавку держало существо, когда-то принадлежавшее народу вольных мастеров. Теперь хозяин магазинчика мало напоминал своих соплеменников. Работа с запретными артефактами и опасными ингредиентами изменила его внешне и внутренне. Бывший вольник заинтересовался чёрной магией и пристрастился к человеческой крови. Последние пятьдесят лет старый торговец не выходил на дневной свет вообще.
Лавка пользовалась дурной славой. Но Артуру там чувствовал себя, словно рыба в воде. Злой, своенравный старик-хозяин с его жадностью и причудами представлялся магу занятным, ассортимент товара — богатым и разнообразным. А повышенный интерес к происхождению нужной вещи или магического артефакта Артур всегда считал нерациональным.
Сегодня Гюнтер посетил в любимую торговую точку с конкретной целью. Хозяин инстинктивно почувствовал в Артуре серьёзного покупателя. Владелец лавки проводил чёрного мага в потайную комнату, скрытую за стеллажами с книгами по колдовству.
— Ваше решение окончательно? — осведомился бывший вольник.
— Окончательно и неизменно, — подтвердил Артур.
Хозяин лавки осторожно снял тёмную плотную ткань с маленького столика в углу. Скрюченными пальцами с синими, точно у мертвеца ногтями он нежно погладил небольшой куб из непрозрачного вулканического стекла. Мощный накопитель магической энергии свободно умещался на ладони взрослого мужчины.
В потайной комнате Гюнтер почувствовал ауру другого магического существа, скрытого за плотной ширмой. Владелец лавки отодвинул ширму, и Артур увидел сидевшего на полу, прислонившись к стене, очень высокого мускулистого мужчину с бледно-зелёной кожей и каштановыми волосами. Это был Лесной Пастух. С помощниками Хозяев леса Гюнтер пару раз сталкивался в Сибири, и желанием встретиться вновь с кем-то из этого племени на их территории не горел. Безусловно, речь шла о встрече в лесу, где малочувствительные к магии Лесные пастухи, вооружённые магическими силовыми бичами, разделаются с тёмным колдуном за несколько минут. Но здесь — другое дело! Одурманенный мороком, истощённый и связанный колдовскими путами лесной силач опасности не представлял.
— Я показал тебе товар! Пастух умрёт, его магическая энергия наполнит накопитель. Давай золото! — заявил бывший вольник.
После короткой, многозначительной паузы чёрный маг произнёс:
— Я покупаю дорогой накопитель и его содержимое, ты получаешь оговоренную плату. Мне нужны гарантии, что когда я покину лавку, со мной ничего не случится и позднее тоже…
Артур проговорил последние слова чётко и громко, чеканя каждый слог и с акцентом на последней фразе. Хозяин лавки понял его правильно и понимающе ухмыльнулся. Гарантией послужила собственноручная расписка бывшего вольника на небольшом клочке пергамента, где, используя в качестве чернил собственную кровь, тот набросал несколько строк, подтверждающих незаконную сделку. Огласка этого документа в равной степени была нежелательной и для владельца лавки, и для чёрного мага. Вдобавок колдун без особых усилий мог навести на торговца смертельную порчу на крови.
— Полагаю, в дальнейшем мы продолжим наше сотрудничество, — улыбнулся Гюнтер.
Уродливая физиономия владельца лавки тоже скривилась в подобии улыбки. Он методично, словно китайский фарфоровый болванчик, закивал головой и спрятал мешочек с золотом в широком рукаве рубахи.
Затем бывший вольник выставил на стол жаровню, бросил туда пучок сухой травы и необходимые ингредиенты. Гюнтер подошёл к столу и принялся речитативом читать заклинание. В жаровне вспыхнуло синее пламя. Артур ощутил, как приоткрылась пелена морока, сковывавшее сознание Лесного Пастуха, как замерло на мгновение его сердце, а после забилось в бешеном темпе.
Спустя три четверти часа, от Лесного Пастуха осталась сухая оболочка. А в полном накопителе искрилась зелёная магическая энергия, с помощью которой Гюнтер рассчитывал избавиться от старой ведьмы. Чёрный маг знал, какой губительной силой для слуг тьмы обладает светлая магия лесных существ. Вместе с магической энергией Гюнтер отнял у зелёного силача жизненную силу.
Неделю Гюнтер наслаждался спокойной, беззаботной жизнью, отсыпался, проводил время с женщинами и строил планы на будущее. Поздно ночью чёрный маг вышел из дома очередной красотки и подошёл к своей машине. Необъяснимая тревога заставила его насторожиться.
Гюнтер обернулся и увидел мужчину в короткой куртке со светлыми, связанными в хвост длинными волосами. Незнакомец стоял в двух шагах от Артура и разглядывал мага, точно животное в зоопарке. В холодных глазах блондина промелькнула насмешка, от которой у Гюнтера по спине пробежали мурашки. Маг понял, кто стоит перед ним. От прежней самоуверенности у Артура не осталось и следа. Ледяной ужас проник в его сердце, сковал тело.
— Чего ты от меня хочешь, колдун? — спросил вампир. Голос живущего вечно звучал спокойно и уверенно.
«Артефакт на него не подействовал!» — запоздало спохватился Гюнтер. Маг сделал шаг назад, потом быстро развернулся и попытался сбежать. Но вампир встал у него на дороге. — Куда же ты? — ухмыльнулся он, демонстрируя белые острые клыки. — Как видишь, я принял твоё приглашение и пришёл с тобой повидаться! А ты хочешь удрать, не ответив на мой вопрос. Как-то невежливо получается.
— У меня к вам предложение, — выдавил из себя Артур.
— Неужели?
— Я хочу купить немного вашей крови!
В ответ вампир расхохотался. — Напиться моей крови и навсегда остаться молодым! Сколько раз я слышал эту глупость? Даже не помню! Моя кровь тебе ничем не поможет, колдун.
— Но существует ритуал! Старинный ритуал. Мне нужно совсем немного крови и ваше присутствие. Талисман Малкута…
— Что? Ты нашёл талисман тёмного ангела? — лицо живущего вечно потемнело. — Я знаю, для чего служит этот артефакт. Мой ответ — нет!
В следующее мгновение Гюнтер почувствовал, как стальные пальцы вампира сдавили его горло. Артура спас личный защитный амулет, мгновенно перебросивший владельца через портал в безопасное место. Как только маг начал задыхаться, амулет сработал. Вдруг оказалось, что пальцы вампира сжимают воздух. А колдун исчез. Стас с досады выругался и отправился домой.
Очнулся Артур в гараже. Маг лежал на спине, раскинув в стороны руки. Сильно болела шея. Артур сделал глубокий вдох и тут же закашлялся. Приступ сухого, болезненного кашля заставил Гюнтера согнуться пополам.
Опираясь руками на холодный каменный пол, Артур сел и принялся растирать обеими руками ноющую шею. «Чёртов вампир! Чуть не сломал мне позвоночник». Старуха была права, когда советовала держаться от кровососа на расстоянии, ничего не предпринимая. Сначала следовало отыскать у него больное место, если, конечно, таковое имеется, а потом разработать план действий. Артур поторопился. В результате приходится расплачиваться за излишнюю самонадеянность.
К счастью, кровосос не убил чёрного мага сразу, потому что хотел услышать, что тому от него понадобилось. Теперь вампир знает, что у Артура имеется талисман Малкута, самого загадочного из тёмных ангелов. Лишь Малкут владеет тайной перерождения и умеет управлять временем. Вампир явится за талисманом в любой момент, и счастливчику Гюнтеру придёт конец! Посему нужно срочно покинуть город.
Артур встал на ноги и прислушался. Затем, при помощи магии усилив слух и обоняние, мысленно просканировал окрестности дома. Вампира поблизости не оказалось. Гюнтер повеселел и немного успокоился. В гараже стоял джип, на котором маг приехал в город. Новый мерс остался на стоянке возле дома случайной подружки. Ну и пусть там ржавеет! Что такое машина, когда речь идёт о жизни и смерти? В дом можно было подняться из гаража по узкой лестнице.
Не дожидаясь рассвета, Артур поспешно собрал вещи, вернулся в гараж, сел в джип и на большой скорости выехал на пригородную трассу. Сначала Гюнтер рассчитывал посоветоваться со старой ведьмой, обсудить с ней сложившуюся ситуацию, а после укрыться на время в каком-нибудь посёлке в двух часах езды от города.
По дороге Артур перебирал в памяти наиболее важные моменты, связанные с вампиром. И тогда у него появилась интересная идея. В разговоре Ворон упомянул некую человеческую девку, которой заинтересовался вампир. Надо будет узнать о девке подробнее, конечно, если она ещё жива. Оборотня Гюнтер не видел неделю и успел о нём позабыть. Наверно зря! Выходит, осторожного Ворона настолько перепугало общение с чёрным магом, что он забился в свою нору и ждёт, пока Артур покинет город?
Старуху Гюнтер застал бодрой и активной. Ведьма варила какое-то буро-зелёное зелье в медном котле. От варева несло болотной тиной.
— Доброго здоровья, Неда! Стряпаешь омолаживающий эликсир?
— Явился?
— Как видишь. Соскучился по твоей грязной образине, — фыркнул Гюнтер. Под маской показного веселья, маг пытался скрыть внутреннее напряжение.
— Что, вампир оказался не по зубам? Я ж тебе говорила, что просто с ним не будет! Радуйся ещё, что ушёл от кровососа живым.
— Признаю, Неда, я поторопился.
— Это тебе не бабу охмурить! Живущий вечно о тебе знает и прикончит при первой же возможности.
— Знаю! Давай решать, что делать дальше.
— Ты и думай! — клыкасто улыбнулась старуха. Давешняя гадюка показала голову из ветхой плетёной корзины и уставилась на мага немигающим взглядом змеиных глаз.
— Неда, мы партнёры, — напомнил Гюнтер.
— Ты говоришь, что влез в говно, и просишь, чтобы я тебя отмыла? — ехидно осведомилась ведьма.
Артур скрипнул зубами. — Я прошу твоего совета! Ты ведь тоже не желаешь подыхать, так? Мечтаешь вернуть молодость и красоту? Видно, постоянно копаться в грязи и витать в астрале надоело? Захотелось окунуться в настоящую жизнь?
— Тут ты прав, — согласилась старуха. — Но я всё равно не понимаю, почему связалась с самоуверенным недоумком.
— Хотя бы потому, что я сумел заполучить талисман Малкута!
— Ладно, убедил, — примирительно сказала ведьма. — Рассказывай, что узнал.
— Вампир интересуется человеческой девкой и дружит с одним вольным мастером.
— Это уже что-то. И человека, и кровососа можно поймать, используя их слабости и привязанности.
— Девку похитить без проблем. С вольником — сложнее. У него за спиной их гильдия. На поиски пропавшего отправят лучших охотников, и будет много шуму, — проговорил Гюнтер.
— Пусть девку приведут люди. Наймёшь кого-нибудь, — посоветовала Неда. — Снимешь дом в глухой деревне или на хуторе. Туда её и переправишь.
— А дальше? Вампир придёт, перебьёт охрану и заберёт свою добычу. Чем его удержать? Магия его не берёт. Уже пробовал.
— Есть одно старинное средство. Зелье, которое разрушает плоть и людей, и нелюдей. Положись на меня, красавчик! — усмехнулась колдунья.
— Какой прок нам от разлагающегося трупа?
— Людей и прочих зелье убивает сразу, а вампир быстро ослабеет, но проживёт дней пять. Этого нам хватит!
Артур рассмеялся. Старая ведьма снова оправдала его ожидания.
Гюнтер задержался в лесной избушке до вечера. Ему не хотелось ночевать в грязи в одной комнате со старухой. Перспектива провести ночь в машине тоже не радовала. Маг покинул неприхотливое жилище старой Неды, предварительно пообещав ей заехать за зельем в первую ночь новолуния. До новолуния оставалось чуть более трёх суток.
Спустя полтора часа Артур остановился в небольшом мотеле. В планы мага расположение придорожного заведения вписалось замечательно. После знакомства с качественной домашней кухней в кафе при мотеле и симпатичной пухленькой блондиночкой на рецепции настроение Гюнтера заметно улучшилось. Ночь обещала доступные плотские удовольствия и безмятежный, расслабляющий сон.
Проснулся Артур после одиннадцати утра бодрый и свежий. Воспоминание об инциденте с вампиром больше не вызывало у него приступов панического ужаса. Гюнтер выпил кофе в баре и продумал план дальнейших действий. К завтрашнему дню он намеревался организовать слежку за девчонкой, о которой упоминал Ворон. Задействовав кое-кого из обитателей подземного города можно без проблем узнать, кто она такая и где живёт. Жаль, что Ворон пропал! Сейчас бы он крепко пригодился. На зов артефакта связи оборотень не откликался. Пришлось воспользоваться обычным мобильным телефоном, который маг приобрёл в магазинчике возле мотеля.
На вызов Гюнтера откликнулся один любопытный субъект. Вольник-полукровка Лис жил тем, что улаживал дела сомнительной законности для всех нуждающихся, лишь бы платили. Клиентура у него была широкая и разнообразная, а связям Лиса в преступном мире людей и нелюдей мог позавидовать мафиози средней руки. Официально Лис считался владельцем охранного агентства, зарегистрированного в человеческом департаменте правопорядка и расположенного в укромном переулке неподалёку от центра города. Деньги Лис брал немалые, но оно того стоило.
С Лисом маг договорился легко и быстро. Сумма за услуги, озвученная владельцем «охранного агентства», нисколько Артура не смутила. Покончив с делами, Гюнтер отправился обедать. В мечтах он уже видел себя бессмертным и вечно молодым, могущественным магом. Своенравная фортуна вновь развернулась лицом к своему любимчику.
За обедом Гюнтер разглядывал в окно зимний лес и вспоминал тёплые края, где никогда не бывает морозов и настоящих холодов. Перед мысленным взором Артура раскинулось бирюзовое море, раскалённая на жарком солнце тротуарная плитка набережной, десятки уютных кафе вдоль приморской полосы и Рахиль. Когда-то с её помощью Гюнтер завладел древним артефактом, само существование которого многие считают легендой. Сейчас талисман Малкута ждёт нужного часа, спрятанный в надёжном месте.
Рахиль была одной из немногих женщин, к кому Гюнтер испытывал некое подобие любви. Во всяком случае, он до сих пор помнил день, когда увидел прекрасную еврейку впервые. Артур ужинал в кафе на набережной Тель-Авива. В помещении стоял лёгкий полумрак. Из игрального автомата доносилась ритмичная, негромкая музыка. Все столики были заняты. У окна шумно спорили двое мужчин почтенного возраста. За соседним столиком расположилась весёлая компания молодых солдат, выбравшихся из части домой на выходные.
Внезапно наступила тишина. Мужские голоса разом смолкли. Мелодия на пару минут прервалась, и чувственный, низкий женский голос запел о любви. Посетители кафе прекратили разговоры и принялись разглядывать вошедшую девушку. Плавно покачивая бёдрами, она подошла к стойке бара и заказала апельсиновый сок.
Незнакомка двигалась с вкрадчивой грацией дикой кошки. Её нельзя было назвать красавицей в полном смысле этого слова. Немного выше среднего роста, живое лицо с крупными неправильными чертами, полноватая фигура и чрезмерно пышная грудь.
Девушка уселась на табурет и принялась болтать с барменом. Гюнтер лениво скользнул взглядом по её тронутым лёгким загаром длинным ногам. Девчонка тряхнула копной рыжих волос и обернулась. В прищуренных карих глазах еврейки промелькнуло осознание непоколебимой уверенности в собственной привлекательности. Артур улыбнулся. От девчонки пахло морем и желанием. Её аура неуловимо напоминала ауру здорового животного, полного энергии и сил. Гюнтер оплатил счёт, вышел из-за стола и, проходя мимо девчонки, положил перед ней карточку отеля с написанным от руки номером комнаты.
Она появилась после заката. Вошла в комнату раскованной походкой с гордо поднятой головой. Волнение прекрасной еврейки выдавала лёгкая дрожь пальцев и плотно сжатые губы.
— Зачем ты меня пригласил? — резко спросила она.
— А ты не догадываешься? — хмыкнул Гюнтер.
— Кто ты? Я тебя не знаю.
Низкий, с лёгкой хрипотцой голос девчонки дразнил и будоражил воображение.
— Я тот, с кем тебе будет хорошо. — Артур подошёл к ней вплотную, поднял вверх округлый подбородок и впился губами в сочный рот. Рахиль обхватила руками шею мужчины и прижалась к нему полной, мягкой грудью.
Дни и ночи пролетали незаметно. Гюнтер отменил несколько важных встреч, забросил дела, которые заставили его прилететь в Тель-Авив. Маг рассчитывал приобрести для коллекции несколько ценных предметов из последних археологических находок. Страсть к прекрасной еврейке накрыла его с головой. Артур был пьян от желания, любовь Рахили приносила ему острые, ранее неведомые ощущения. Гюнтер ласкал полное, податливое тело, упивался его запахом, сладостным жаром нежных губ и понемногу тянул жизненную силу любовницы. А за окном шумело море. С набережной доносилась музыка, смех и голоса гуляющих людей.
В одну из таких ночей Рахиль сообщила, что должна уехать к отцу на юг. После бомбёжки приграничного посёлка разгребали развалины и наткнулись на древний храм. В храме обнаружили некое сокровище. Отец Рахили оказался одним из самых известных последователей учения кабалы. Он в порыве радости рассказал дочери о талисмане Малкута, похищенном демоном Асмадеем у тёмного ангела в незапамятные времена. Асмадей отдал талисман царю людей вместе с колдовской книгой. Владелец книги получил власть над демонами и небывалое могущество. Но по неизвестной причине царь Израиля не воспользовался силой талисмана. После его смерти священники спрятали артефакт в отдалённом храме, путь к которому держали в тайне. Спустя тысячелетия упоминания о талисмане Малкута стали легендой.
Гюнтер читал о таинственном талисмане Малкута, дарующем вечную жизнь. Рассказ Рахили поразил его до глубины души. Артур воспользовался магией и вытащил из любовницы всё, что она знала о талисмане. В храме последователи кабалы разглядели надписи, предупреждающие об опасностях, которым подвергнутся те, кто попытается извлечь артефакт без надлежащего ритуала. Отец Рахили не доверял своему окружению и боялся оставлять талисман без присмотра. Хранить ценный артефакт на границе в разрушенном храме было неразумно, следовало переместить талисман Малкута в безопасное место. Для чего надлежало провести сложный ритуал. Старый раввин поручил дочери привезти ему кое-какие вещи и несколько книг. Артур убедил любовницу взять его с собой.
Руины храма находись в пустынной местности среди песка и виднеющихся в отдалении гор. Уцелевших жителей из посёлка эвакуировали вглубь страны. От островка высаженной и любовно взлелеянной людьми зелени остались несколько десятков деревьев. Последователи кабалы разместились в подземном бомбоубежище.
Гюнтеру повезло, что они приехали поздним утром, когда в убежище остался один дежурный. Молодой долговязый парень в ермолке узнал Рахиль и позволил им остаться. Остальные ушли в храм готовиться к ритуалу. Маг представился учёным-историком, он якобы случайно услышал о храме и решил на него взглянуть. Расспросив дежурного, Артур узнал, что кабалистов всего двенадцать человек, военных поблизости нет, и обрадовался. С небольшой горсткой посвящённых справиться несложно. Ритуал намечался на вечер. Перед обедом, дабы не встречаться с последователями кабалы и отцом Рахили, Гюнтер сел в джип и уехал в ближайшее поселение.
К назначенному времени маг вернулся в разрушенный посёлок и сразу отправился к подземному храму. Внутрь на две трети засыпанного песком небольшого древнего строения с толстыми стенами вёл узкий проход. Артур услышал монотонное пение, доносившееся из храма. Торопиться не следовало. Маг просканировал ауры мужчин внутри здания. Трое из них обладали ярко выраженными магическими способностями. Особенно выделялся старик. Его аура сияла ровным алым светом. Получается, раввин — практикующий маг! Чего-то подобного Гюнтер и ожидал. Однако устоять перед неожиданным нападением чёрного колдуна с внушительным запасом артефактов-накопителей кабалисты не смогут.
Пение прервалась. Громкий голос старика прочитал заклинание. Входной проём озарила яркая вспышка. После непродолжительной паузы последователи кабалы заговорили, эмоционально обсуждая завершившееся действо. В их голосах звучала радость и надежда.
Пора! Гюнтер проскользнул в проём и вошёл в небольшую комнату. Возле каменного возвышения, на котором лежал открытый ларец, стояли несколько мужчин. Они повернули головы и с удивлением поглядели на вошедшего колдуна. Артур шагнул к алтарю. Трое кабалистов, вставших у него на пути, упали бездыханными. Остальные в страхе отскочили к стенам. Лишь старик и ещё двое догадались, кто такой Гюнтер. Артур увидел ужас на их лицах и усмехнулся.
— Уходи прочь, колдун! Тебя никто не звал! — отчаянно крикнул старик.
— Возьму то, за чем пришёл, и уйду! — Чёрный маг приблизился к алтарю и протянул руку к ларцу.
Старик сделал рукой размашистый пас и гнусаво затянул заклинание, двое других принялись ему подпевать. Гюнтер почувствовал, как от стен древнего храма на него движется чужая сила. Напитываясь магической энергией последователей кабалы, она превращается в нечто материальное. Несколько секунд, и это нечто раздавит чёрного мага в лепёшку. Тогда Гюнтер ударил заклинанием Разрушения. Раздался грохот. Всех присутствующих, за исключением старика, размазало по стенам. Старый маг укрылся за Щитом и устоял на ногах. Гюнтер поморщился от досады. Придётся сравнять храм с землёй и полностью опустошить накопители.
У входа послышались торопливые шаги. В храм вбежала Рахиль и бросилась к старику. Девушка повисла у него на шее, заслоняя собой от чёрного мага. На ладони колдуна плясал тёмный сгусток магической энергии.
— Рахиль, отойди! — скомандовал Артур.
Девушка отвернулась и сильнее прижалась к старику.
— Говорю тебе, убирайся вон!
Рахиль всхлипнула и быстро заговорила на иврите. Отец, молча, слушал, не отводя глаз от чёрного мага. Оставлять в живых главу кабалистов в планы Гюнтера не входило. Старик оторвал от себя дочь, протянул вперед руки в защитном жесте. Отчаянная попытка усилить Щит оказалась неэффективной. Артур метнул в противника Сгусток Тьмы.
Старику снесло голову и расплющило грудную клетку. Рахиль упала рядом с ним. На застывшем лице девушки от виска к подбородку тянулась широкая красная полоса. Рахиль была мертва. Гюнтер покачал головой, забрал ларец и вышел из храма. На следующий день Артур прочитал в газетах о разорвавшейся в развалинах храма мине и гибели группы людей.
 
Глава 8
Марина закончила печатать ответы на запросы граждан, желающих получить информацию о собственных предках, и посмотрела на часы. Замечательно, половина первого — время перекусить! В комнате «для перекусов» за узким, длинным столом обедали две пожилые сотрудницы архива. Обе ушли на пенсию лет пять-шесть назад, но оставлять работу не торопились. Раиса Игнатьевна, сухощавая дама в строгом тёмном костюме и неизменной белой блузке, пила любимый цветочный чай. Перед ней стояла открытая баночка фруктового йогурта и тарелка с домашним печеньем. Полная, румяная, с пышной старомодной причёской блондинка в зелёном сарафане и блузке в цветочек с аппетитом поглощала котлеты с картошкой и солёными огурцами. Блондинку звали Татьяна Васильевна.
Марина разогрела в микроволновой печке гречневую кашу с грибами, открыла баночку салата и пристроилась с краю стола рядом с Раисой Игнатьевной. За обедом дамы, как и полагается, обсуждали любимые блюда.
— Если б вы знали, до чего я люблю манную кашу по моему собственному рецепту! — рассказывала Татьяна Васильевна. — Готовлю я её всегда только на сливках и обязательно добавляю много сливочного масла! Обожаю, когда каша сладкая-сладкая.
— Но, моя дорогая, это уже не каша, а крэм! — с нездешним прононсом заявила Раиса Игнатьевна.
Марина еле сдержала смех.
— Что вы говорите? — искренне удивилась Татьяна Васильевна. — Может и крем, а мне всё равно нравится!
Между тем, Раиса Игнатьевна покончила йогуртом и с удовольствием облизала внутреннюю сторону крышечки. Делала она так постоянно. Сотрудники архива не понимали этой плебейской привычки интеллигентной пожилой дамы и потихоньку над ней посмеивались.
— Мариночка! Ко мне сегодня зять и дочка с внуками приехали. Отпросилась у начальницы уйти на пару часиков раньше. А тут звонят свыше и требуют срочно составить справку по статистике за прошлый квартал. Никак не успеваю. Поможешь мне? Все материалы у меня в компьютере. Я тебе их сброшу, хорошо?
Марина, конечно, не возражала. Собственно, возражать было бесполезно. Татьяна Васильевна принялась бы упрашивать молодую коллегу со слезами на глазах и добилась бы своего не мытьём, так катаньем.
Со справкой Марина задержалась после работы на два часа. Разобраться в хаосе записей коллеги и беспорядочной подборке документов в папках оказалось непросто. Сторож проводил девушку к выходу и с ворчанием запер за ней дверь.
В результате Марина опять опоздала на автобус и по привычке направилась по короткой дороге через парк на другую остановку. Погода стояла прекрасная. Мороз заметно упал, и небо прояснилось. Мягкий, жёлто-розовый свет фонарей падал на аккуратно расчищенные дорожки и мощные тополя с широкими стволами. В темноте старый парк выглядел таинственным и загадочным. Казалось, за ветвями кустов и деревьев скрывается нечто манящее и притягательное, готовое неожиданно появиться посреди аллеи и удивить чудным обликом. Марина улыбнулась. Всё-таки она неисправимый романтик.
В парке было безлюдно. Разве что в беседке у ворот кто-то играл на гитаре и пел. Вскоре впереди показалось белое двухэтажное здание центральной усадьбы, в котором в прошлом году после реставрации открыли музей. Над входной дверью в усадебный дом болталась на длинном шнуре одинокая лампочка. Марина свернула на ярко освещённую центральную аллею с пышными елями по обеим сторонам.
Сделалось так тихо, что девушка слышала поскрипывание снега под ногами. От чистого, холодного воздуха с лёгким хвойным ароматом немного кружилась голова, хотелось петь и смеяться. Домой Марина уже не торопилась. В парке ей было хорошо и спокойно, не хотелось уходить. Замечтавшись, девушка свернула направо. Узкая дорожка, протоптанная случайными прохожими, виляла между сугробами. Служащие парка успели расчистить от снега только центральную аллею.
Марина споткнулась о корень и едва не свалилась в сугроб. Настроение резко упало. Девушка огляделась и поёжилась. Марине почудилось, будто кто-то идёт за ней по пятам. Скрипнула сломанная ветка. Девушка постояла минуту на месте и поспешно направилась назад к усадьбе. За деревьями промелькнула неясная тень. Марина ускорила шаги и увидела впереди незнакомца. Мужчина в чёрной кожаной куртке с меховым воротником быстро двигался ей навстречу. Вскоре девушка разглядела его связанные в хвост светлые, длинные волосы и небольшую сумку в руке.
На лицо прохожего упал свет фонаря, и Марина вздрогнула. Стас! Светлые глаза мужчины смотрели на неё серьёзно и строго. Девушке очень хотелось увидеть его улыбку, услышать пару тёплых слов, сказанных хотя бы из вежливости. Впрочем, почему он должен ей улыбаться? Кто она ему? Всего-то незнакомка, которую таинственный охотник встретил месяц назад в лесу, и давно успел позабыть о её существовании. Марина порадовалась, что в темноте незаметно, как покраснели её щёки.
— Вижу, вы стали любительницей ночных приключений? — проговорил вместо приветствия Стас. Он совсем не удивился, встретив случайную знакомую в парке поздно вечером. И не поздоровался, даже не кивнул в ответ на её «добрый вечер». Значит, не рад. В общем-то, удивляться тут тоже нечему. Они встречаются в парке не в первый раз. Наверно Стас работает или живёт где-то поблизости.
— Какая неожиданная встреча, — тихо пролепетала Марина. — Я вот … гуляю.
— Да-а? — Брови Стаса слегка вопросительно изогнулись. — А не поздно для прогулки? Место здесь глухое.
— Тогда в лесу я не успела вас поблагодарить… Вы ушли так незаметно.
Стас не ответил. Он стоял и смотрел на девушку с выражением вежливого вопроса на спокойном, умном лице.
— Извините! И, всего хорошего, — Марина сделала шаг в сторону от дорожки, пытаясь обойти мужчину, и её правая нога по колено провалилась в снег.
Стас посторонился и поддержал девушку за локоть.
— Давайте, я вас провожу, — неожиданно предложил он.
Марина подняла голову и недоверчиво посмотрела на мужчину. На миг ей показалось, будто в холодных глазах Стаса промелькнула лёгкая улыбка.
— Спасибо! — ответила девушка и опять покраснела. «Да что это со мной, смущаюсь как подросток»! — подумала Марина.
Они молча шли по заснеженному парку. В небе, лукаво улыбаясь, среди россыпей звёзд сиял молодой месяц. В отдалении за оградой призывно сверкали огни большого города.
Возле ворот, на выходе из парка Стас повернул налево.
— Мне на остановку! — предупредительно сообщила Марина.
— Я подвезу вас до дома, — улыбнулся мужчина и подвёл девушку к здоровому внедорожнику стального цвета.
Улыбка ему шла. Марина едва удержалась, чтобы не улыбнуться в ответ. Стас усадил девушку на заднее сидение и спросил адрес. Вампир прекрасно знал, где она живёт, но говорить об этом девчонке посчитал излишним. Признание в том, что он ею заинтересовался, означало дальнейшее развитие отношений, а этого Стас не планировал.
Джип мигом домчал Марину прямо к подъезду. Стас вышел из машины и протянул девушке руку. На скамейке перед входом сидели две весёлые девчонки с первого этажа и трое незнакомых парней. Молодёжь пила пиво и курила. Компания, словно по команде повернула головы и принялась поедать глазами Стаса и его дорогую машину. Марине тоже досталось несколько завистливых, оценивающих взглядов. Девушка коротко поблагодарила водителя и отворила входную дверь. Стас кивнул и сел в машину.
В прихожей Марина сняла верхнюю одежду и отправилась на кухню. Поставив на плиту чайник, девушка подсела к окну и поглядела во двор. Место, где только что стоял джип Стаса, опустело. Марина вздохнула и отвернулась от окна. «Почему он так себя ведёт? Появляется в самый неожиданный момент, будто чувствует наперёд, когда ей понадобится помощь, а потом исчезает в неизвестном направлении»! Интуитивно Марина чувствовала, что её скоромная особа чем-то заинтересовала этого странного, загадочного мужчину. Иногда в его коротком взгляде мелькает скрытое любопытство, и даже желание. По крайней мере, Марине так показалось, когда Стас помогал ей выйти из машины. «Должно быть, он женат или связан обязательствами с другой женщиной! Или дело не в женщинах, а в нём самом и его образе жизни»? Марина даже не подозревала, насколько она права…
Стас захлопнул дверь джипа, открыл калитку и по тщательно расчищенной от снега дорожке проследовал к дому. Запах в прихожей заставил вампира озадаченно нахмуриться. В доме побывал чужой. Не человек. Кто-то из оборотней. Похоже, чёрный маг намерен продолжить игру! За девчонкой в парке следили. Те, кто скрылись за деревьями, были настроены решительно и агрессивно. Двое мужчин с маскирующими артефактами двигались за Мариной по пятам. Зачем она им понадобилась? Неужели рассчитывают подобраться к вампиру, используя его предполагаемую жертву?
Стас достал мобильный телефон и набрал номер приятеля. В трубке раздались короткие гудки. Вампир нахмурился. И почему он связался с этой девчонкой? Ради чего таскается за ней чуть ли не каждый вечер? Без сомнения, кое-кто в подземном городе вовсю потешается на его счёт. Вампир влюбился! Хотя, нет смысла себе лгать. Да, влюбился! Её взгляд, запах, походка, музыка голоса! Три вечера Стас заставил себя просидеть дома. Три вечера подряд он не видел Марину, не чувствовал её манящей близости и затосковал.
Почему из множества женщин он выбрал её? Есть женщины более красивые, искушённые в любви, а ему нужна именно она. Трогательно и неумно! Может бросить тут всё и куда-нибудь уехать? Затеять новый рискованный проект или поучаствовать в военных разборках? Страсть, смерть и кровь, много крови. Ладно, хватит себя накручивать! При упоминании о крови Стас почувствовал лёгкий голод. Вампир принюхался к остаточному запаху незваного гостя, запомнил его и ухмыльнулся.
Невидимый след оборотня обнаружился на соседней улице. Недавно за гаражом кто-то открыл портал короткого действия. Стас немного подумал и активировал артефакт. Временный портал привёл его на предпоследний уровень подземного города, где в низких туннелях разместился десяток баров и увеселительных учреждений, пользующихся дурной славой. Вампир рассчитал верно. Перед входом в один из баров Стас почуял запах незваного гостя. Он толкнул ногой входную дверь и ввалился в небольшое полутёмное помещение.
Воняло тухлятиной, прокисшим пивом и дурманящими травами. За одним из шести столиков неподалёку от барной стойки вампир обнаружил худого, низкорослого, заросшего серой щетиной мужика. Заметив Стаса, тот попытался юркнуть под стол. Не успел. Железные пальцы вампира сомкнулись на его шее. Владелец заведения торопливо скрылся за стойкой.
— Поговорим? — спросил Стас.
— О чём? — просипел зелёный от ужаса оборотень.
— О том, что посещать дом без разрешения хозяина нехорошо!
— Я не хотел. Он меня заставил!
— Кто он?
— Чёрный колдун!
Стас ухмыльнулся. Его догадка подтвердилась. Господин Гюнтер не собирается отступать. Что ж, колдун, поиграем! Оборотень оказался молодым, здоровым шакалом. Его кровь оказалась чистой, без примесей химии. Вполне подходящая пища на ужин для вампира. Шакал нарушил закон, и Стас был в своём праве. Лицо оборотня перекосило от страха, когда он догадался о намерениях вампира. Стас притянул к себе шпиона, разорвал ворот потрёпанного свитера и впился клыками в шею оборотня.
Утром вампир, наконец, дозвонился до Колуна, договорились встретиться в кафе возле фонтана на главной площади подземного города. Хмурый Стас успел разделаться с толстым, сочным стейком, когда в кафе ввалился сонный вольник. Колун, непрерывно зевая, уселся за столик и заказал омлет с ветчиной.
— И чего тебе не спится, кровосос? — пробурчал он и прихлебнул из глиняной кружки хвалёного имбирного пива от мадам Хмелько.
— Дело есть! — ответил Стас. — Вчера у меня опять побывал шпион колдуна. Приладил в прихожей артефакт слежения!
— А потом несчастный недоумок послужил тебе ужином! — хмыкнул Колун. — Об этом весь город болтает. Удивляются, каким нужно быть идиотом, чтобы залезть в дом к вампиру.
— Сегодня я должен ненадолго уехать. И у меня неприятное предчувствие. В прошлый раз ты упоминал о девушке, она… Вижу по твоей ехидной физиономии, что суть вопроса ты ухватил! Присмотри за ней в моё отсутствие.
— Вот как! Ты, дружище, похоже, влип! Неустрашимый и непобедимый вампир, перед которым трепещет весь криминал подземного города, влюбился в человеческую девчонку, и посему у него появилось уязвимое место.
— Заткнись!
— Фу, как грубо! С утра пораньше вытащил честного мастера из постели после дружеской попойки, а теперь на него орёшь!
— Ты выполнишь мою просьбу?
— Куда ж я денусь!
— Смотри внимательно! — Вампир вывел на экране мобильного телефона фотографию Марины. — Адрес места её работы и домашний, запомнишь?
— Обижаешь, приятель! Если я страдаю похмельем, совсем не значит, что у меня с головой плохо.
— Пока! И спасибо. — Вампир допил кофе, бросил на стол серебряную монету и вышел из кафе.
Далее Стас направился на нижний уровень. В баре «Пьяный козёл» собирался цвет криминального мира подземного города. Заведение работало круглосуточно. По утрам в «Пьяном козле» было пусто, не более одного-двух посетителей. Стас рассчитывал поговорить с хозяином.
— Ба! Кто ко мне пожаловал! — Из-за стойки, звонко цокая раздвоенными копытцами, вынырнул бойкий, упитанный мужичок с аккуратно подстриженной курчавой бородкой. Козлоног, гордо именовавший себя сатиром, одёрнул длинный белый фартук, подкрутил завитой ус и угодливо склонился перед вампиром. — Чего желает Тёмный Князь?
Стас поморщился. Вертикальные зрачки больших, в половину лица глаз козлонога с красными радужками расширились. Нелюдь обладал даром эмпата. Он сразу понял, что вампир не просто зол, а очень зол. — Я весь к вашим услугам, господин! — подобострастно произнёс он.
— У меня к тебе пара вопросов.
— Я само внимание.
— С кем в городе общался чёрный маг Артур Гюнтер? Мне он нужен.
— Э! Надо подумать. — Козлоног почесал рукой с аккуратно подстриженными крупными жёлтыми когтями темечко. За курчавой, каштановой шевелюрой обнаружились маленькие рожки, покрытые оранжевым лаком. Нелюдь отличался чистоплотностью и тщательно следил за внешним видом. — Я, ваше Темнейшество, подобных типов побаиваюсь и стараюсь обходить стороной. Чёрный маг силён и опасен. Он пьёт жизни. Колдун заходил ко мне дней восемь назад, интересовался Барсуком и его приятелями. Барсук скупает краденые артефакты и водится с мелким ворьём. У него лавка в левом угловом туннеле уровнем выше.
Через четверть часа Стас стоял на пороге лавки скупщика и молотил кулаком в дверь. Барсук впустил вампира в лавку. Жирный двойной подбородок и толстые, отвисшие щёки оборотня мелко дрожали. В руках с короткими, узловатыми пальцами, густо поросшими волосами, Барсук держал магический хлыст. В человеческой ипостаси оборотень оказался жирным коротышкой с пышной рыжей шевелюрой и маленькими бегающими чёрными глазками.
Вампир вырвал из рук Барсука хлыст, на мгновение вспыхнувший синим светом, и отбросил его в сторону. Затем Стас по-хозяйски отодвинул хозяина в сторону и вошёл в лавку. Полутёмное помещение освещали три дешёвых артефакта, прикреплённые к низкому бревенчатому потолку. В лавке было чистенько и, на первый взгляд, бедненько. На полках лежали разрешённые дешёвые бытовые артефакты.
— Что понадобилось Тёмному Князю от бедного торговца? — пролепетал Барсук.
— Всего лишь ответ на несколько вопросов, — усмехнулся Стас, но оборотень успел заметить сверкнувшие и тут же скрывшиеся в верхней челюсти вампира острые клыки. — Не дрожи, я сегодня сыт!
Оборотень признался, что свёл чёрного мага с Вороном и Шакалом. Ворон не хотел работать на колдуна. А жадный, неопытный Шакал сам желал свести знакомство с колдуном, чтобы использовать имя опасного покровителя в собственных целях. За что, в конечном итоге, и поплатился. Ещё Барсук дал чёрному магу телефон некой человеческой конторы, хозяин которой вольник-полукровка по кличке Лис за хорошее вознаграждение проворачивает грязные дела.
После разговора с Барсуком Стас вернулся домой и включил компьютер. Примерно через час он взломал базу конторы Лиса, просмотрел записи звонков и засекреченные заказы за последние десять дней. Особенно заинтересовал вампира оплаченный банковской карточкой заказ из одного мотеля в паре часах езды от города.
Артур стоял у окна и с нежностью поглаживал бутылку из толстого, прозрачного стекла, наполненную вязкой, янтарной жидкостью. Маг слегка встряхнул бутылку, жидкость качнулась, и по её поверхности пробежали яркие зелёные искры. Что не говори, а старая ведьма просто клад! Сварила зелье в срок, как обещала. Теперь остаётся заманить вампира в ловушку.
Ловушку Артур решил устроить в городском доме, который он снял на время и откуда недавно позорно сбежал. Место тихое, высокий забор и сад. Гюнтер намеревался окутать часть сада вокруг дома магической ловчей сетью. Наличие охранного колдовства нисколько не удивит и не отпугнёт разъярённого вампира. Магия на него почти не действует. А сеть Артур пропитает смертельным зельем старой Неды. Вампир ослабеет, останется его связать, затащить в дом и переправить через портал в лесную избушку. Колдунья заранее подготовит всё нужное для ритуала и станет дожидаться Гюнтера с артефактом Малкута и пленным вампиром. Артур рассмеялся, поставил на стол бутылку и подошёл к бару.
Глоток хорошего коньяка привёл колдуна в игривое настроение. Он открыл на экране мобильного телефона фотографию девушки, высланную вчера агентом Лиса. Вот она — зазноба ужасного вампира! Темноволосая девушка в куртке на меху, улыбаясь кончиками румяных губ, смотрела куда-то в сторону. В больших синих глазах таилась скрытая грусть и тревожное ожидание чего-то, волнующего и прекрасного. Стройная фигура, длинные ноги. Определённо вампир мужик со вкусом. После того, как всё закончится, Артур возьмёт на некоторое время девчонку к себе, так сказать, в виде моральной компенсации.
От радужных мыслей Гюнтера оторвал телефонный звонок. Звонил Лис собственной персоной. Голос старого жулика звучал встревожено. Страх полукровки маг ощущал на расстоянии.
— Господин Гюнтер, вы в опасности! Утром взломали базу агентства. И мой человек только что сообщил, что интересующий вас субъект выехал из города. Примерно через час он будет у вас!
— Благодарю за предупреждение! Я приму меры предосторожности, — самоуверенно улыбнулся Артур. За час он без проблем сумеет найти себе новое убежище. Встречаться с вампиром без соответствующей подготовки рано. Не обнаружив врага в мотеле, кровосос, конечно, догадается, что о его визите чёрного мага предупредили, и подумает, будто Гюнтер со страху удрал далеко-далеко. Ан, нет! Артур покатается несколько часов вокруг города, пообедает в каком-нибудь приятном местечке и вернётся в городской дом. Вампир не будет ждать ответных действий мага в ближайшее время. И Гюнтер застанет его врасплох. Пока кровосос мечется по окрестностям в поисках мага, люди Лиса похитят девчонку и доставят её к Артуру в дом. Так что всё складывается замечательно!
Лис принял молчание заказчика за растерянность и страх. — Вы меня поняли? — уточнил он.
— Понял, не сомневайтесь! — фыркнул в трубку маг.
Колдун не испугался. У его собеседника появилась полезная, практически прикладная идейка. — Вы мне обязаны, господин Гюнтер! — важно заявил Лис. Сейчас я спас вашу шкуру, а вы под видом простого дела сделали меня мишенью опасного субъекта! Хорошо, что я и мои люди достаточно опытны, чтобы разобраться с мотивами заказчика досконально. В подземном городе ходят слухи о девчонке, которая вам нужна и её приятеле. Не знаю, что вам от них нужно, но встречаться с этим типом я не желаю! Мы доставим вам девчонку, как договорились, но цена вопроса вырастет в три раза!
— Не переживайте. Деньги у меня есть, — миролюбиво произнёс маг. — Считайте, мы договорились, но девчонка должна быть у меня уже сегодня вечером.
— Желание заказчика для нас — закон! — ответил Лис и прервал разговор.
Артур не спеша собрал вещи, рассчитался на рецепции за номер и сел в машину.
Когда джип Стаса остановился возле мотеля, Гюнтер был уже примерно в ста двадцати километрах от своего бывшего убежища. Вампир вышел из машины и вошёл в мотель. В небольшом помещении запах колдуна ощущался очень отчётливо. Гюнтер покинул мотель совсем недавно. Стас поинтересовался у девицы на рецепции, давно ли уехал его знакомый. Выяснилось, что вампир опоздал примерно на час. Стас потребовал ключ от номера, который занимал колдун. Девица на рецепции заартачилась. Пришлось использовать внушение.
В номере следов поспешных сборов не отмечалось. Выходит, колдуна предупредили заранее. Видимо, в конторе Лиса засекли взлом базы и вычислили взломщика. Стас сделал для себя пометку навестить владельца агентства, когда разберётся с Гюнтером. Интересно, как на вкус кровь полукровки? Искать колдуна по окрестным городкам было бессмысленно. Неизвестно, в каком направлении тот укатил.
Стас завёл машину и выехал на западное шоссе. Вампир намеревался заглянуть в гости к одному давнему знакомому. Старик в молодости был одним из самых удачливых охотников на чёрных магов. С вампиром его свёл случай. Поначалу истребитель колдунов и вредных магических тварей пытался убить грозного вампира, позднее они подружились. Теперь бывший охотник на нечисть жил отшельником на хуторе неподалёку от большого села и считался искусным знахарем. Старик лечил травами и заговорами людей и животных, снимал порчу и гнал самый лучший пшеничный самогон в округе. Стас хранил у бывшего истребителя врагов человечества несколько ценных артефактов и сделанное специально для вампира зачарованное оружие.
 
Глава 9
Утром в субботу Марина отправилась за покупками в крупный торговый центр, выстроенный за городом. Хотелось освежить гардероб и заодно приобрести кое-какие мелочи по хозяйству. Ночью опять выпал снег. Старый автобус двигался медленно, изношенный мотор еле справлялся с нагрузкой. Несколько раз пришлось постоять в пробках. Поэтому Марина нисколько не удивилась, что, не добравшись до последней остановки, автобус сломался.
Пассажиры быстро разошлись в разные стороны. Марина и дедок деревенского вида в поношенной одежде побрели вдоль узкого, с многочисленными выбоинами шоссе. Мимо проехала на довольно приличной скорости мощная американская иномарка тёмно-серого цвета. Девушка поспешно отпрыгнула на обочину дороги и до колен провалилась в снежный сугроб. Метрах в пятнадцати от Марины машина резко затормозила, и водитель дал задний ход. Внезапно дедок развернулся и схватил девушку за руку. Щербатый рот нагло улыбался. Жертва попыталась вырваться, но хватка у старика оказалась железной. Он обхватил плечи Марины и без особого труда удерживал её на месте, пока из иномарки не выбралась парочка крепко сбитых молодцов. Марина закричала.
На миг девушку ослепила вспышка необычно яркого белого света. Марина не поняла, что произошло. Когда она обрела возможность отчётливо различать окружающее пространство, с изумлением увидела, как молодцы из иномарки, поскуливая, держатся обеими руками за головы, а дедок, согнувшись крючком, корчится в снегу.
Марину снова кто-то бесцеремонно схватил за руку. Она обернулась и обнаружила низенького, коренастого мужчину, настоящего коротышку с аккуратно подстриженной пышной бородой. Незнакомец потянул девушку к ветхим строениям частного сектора.
— Бежим! Скоро эти очухаются, и тогда нам не вырваться! — выкрикнул он раскатистым басом.
— Пусти! Пусти меня, урод, тебе говорю! — возмутилась Марина.
Но необыкновенно сильный коротышка продолжал упорно тащить девушку за собой, не обращая внимания на её возмущённые крики.
— Да не ори ты так, девка! Спасаться надо, — с раздражением заявил недоросток, подтаскивая Марину к висевшей на единственной петле ржавой калитке. Затем он обхватил девушку мощными, длинными руками и втолкнул в небольшой дворик.
— Сейчас прыгать будем!
— Прыгать? Куда? — растерялась Марина.
— В портал, вот куда!
— Немедленно оставь меня в покое! Ты сумасшедший! Я тебя не знаю, и знать не хочу! — в ужасе закричала девушка.
— Тс-сс, — в ответ прошипел карлик, подталкивая Марину к колодцу.
Девушка отчаянно задёргалась. А коротышка, крепко обняв её за талию, столкнул в колодец и прыгнул вместе с нею!
У Марины зашумело в голове. Они куда-то летели в полной темноте. И было тихо-тихо. Слишком тихо. Девушке показалось, будто падение продлилось минут десять. Потом скорость полёта плавно снизилась, и ноги Марины коснулись твёрдой почвы. Она стояла и удивлённо разглядывала стены из природного камня, светившиеся неярким, мягким жёлто-зелёным светом. Приглядевшись, девушка заметила, что стены светятся из-за мелких вкраплений в камне, похожих на маленьких светлячков, полыхающих зелёными и жёлтыми огоньками. Пещера? Нет, скорее, подземная комната с четырьмя выходами-туннелями.
— Уф! Вырвались. Сюда они за нами не полезут. Нет у них права!
— Что? — Марина ошеломлённо разглядывала коротышку. Круглое, добродушное лицо незнакомца особого страха не вызывало. Но способ, каким недоросток затянул её неизвестно куда, выглядел, мягко говоря, странным. — Ты кто?! И зачем меня сюда притащил? — строго спросила девушка.
— Не притащил, а спас! — возмущённо поправил её коротышка.
— Хорошо! — Марина попыталась спокойно разобраться в ситуации. — Пусть ты меня спас. Тогда от чего, и кто ты такой?
— Колун я. Если б не прыгнули в портал, сидела бы ты, девка, в подвале у чёрного колдуна с подправленными мозгами и ждала своей печальной участи!
— Что за бред? Какой чёрный колдун?! — выкрикнула Марина.
— Не вопи! Все вы, девки, одинаковы. Чуть что — в крик! Колдуну ты нужна, чтобы надавить на твоего мужчину.
— Какого мужчину? — растерялась Марина. — Я не замужем и ни с кем не встречаюсь!
— Да, ну? — недоверчиво хмыкнул коротышка.
Марина покраснела.
— А блондинчик, который за тобой по пятам ходит? — уточнил коротышка.
— Не знаю, о ком ты! Здесь явно какая-то путаница.
— Его Стас зовут.
— Стас! — растерялась Марина. — Но мы с ним всего несколько раз случайно столкнулись в парке и однажды в лесу.
— Случайно! — рассмеялся коротышка. — С ним не бывает никакого «случайно». Короче, твой дружок отъехал, а меня попросил за тобой присмотреть. И подробностей ваших отношений я знать не хочу!
— Присмотреть за мной? Но он никогда …
Коротышка достал из сумки на плече белый полупрозрачный камешек и принялся деловито его разглядывать. Камешек вспыхнул белым светом и сразу потух. Колун положил камешек в льняной мешочек и спрятал в сумку.
— Ты тех из иномарки оглушил этим камешком? — спросила Марина.
— Не камешком, а собственноручно сделанным охранным артефактом! — веско произнёс коротышка. — У меня в подземном городе собственная мастерская.
— О каком подземном городе ты говоришь? — удивилась Марина.
— О таком, куда мы сейчас пойдём!
— Я никуда не пойду! Я тебе не доверяю!
— Вот глупая девка. И что в тебе Стас нашёл, не понимаю?
— Не смей называть меня девкой! Меня зовут Марина.
— Хорошо, Марина. В подземном городе тебе ничего не угрожает. Ты моя гостья и под моей охраной. До появления твоего дружка я за тебя отвечаю.
— Стас не мой дружок! — отчаянно произнесла Марина. Но в её душе вновь пробудилась надежда на взаимность. Неужели загадочный охотник, о котором она постоянно вспоминает, к ней неравнодушен?
— Со Стасом разбирайся сама. Он за тебя переживает. По его просьбе я отведу тебя в наш город и присмотрю, чтобы с тобой ничего плохого не случилось.
— Но я не слышала ни о каком подземном городе!
— Конечно, нет! — усмехнулся Колун. — Люди, за исключением небольшого количества посвящённых, считают, будто вы единственная разумная раса на планете. Рядом с вами живут домовые, оборотни, лесной народ, вольные мастера и ещё много кто. Нас меньше, мы обладает особыми талантами и возможностями. Конечно, кое-какая информация выходит за пределы наших городов, но люди ей не особенно верят.
— Домовые, оборотни — это сказки!
— В сказках полно правды. До тёмных времён, пока нас не стали массово уничтожать, иные расы особо не скрывались.
— Прости, мне трудно в такое поверить.
— Не хочешь — не верь! Только мне надоело тут торчать и хочется есть. Идём со мной, сама всё увидишь!
Марина пожала плечами и двинулась вслед за карликом. — Послушай, Колун, ты кто, гном?
— Нет, гномы у нас не живут. У них другие корни. Я — вольный мастер. Делаю различные бытовые и охранные артефакты.
— Не понимаю! — вздохнула Марина.
— Да!? — фыркнул Торк. — Посмотри на меня внимательно. Я похож на человека?
— Немного необычный, но человек!
— Скоро сама убедишься, кто есть кто! — философски заключил Колун и прибавил шагу.
В «комнату» открывалось несколько узких, неплохо освещённых туннелей. Коротышка сжал ладонь Марины в широкой тёплой ладони и потянул девушку в один из боковых коридоров.
Марина, недоверчиво поглядывая на каменные стены, пошла за ним.
— Не бойся, девка! Тьфу! Марина. Скоро выйдем на площадь. Там есть, где перекусить. После обеда отведу тебя в безопасное место.
Туннель после поворота направо сделался заметно шире и основательнее. Стены засветились не только жёлто-зелёными, но и оранжевыми огоньками. Девушка почувствовала себя более уверенно и возобновила прерванный разговор.
— Расскажи мне о чёрном колдуне.
— Что о нём рассказывать! Пьёт жизни. Давно живёт. Опасный, хитрый гад! — Колун сердито сплюнул в сторону.
— Настоящие колдуны остались в сказках, — авторитетно заявила Марина. — Экстрасенсам и магам я не верю.
В ответ коротышка пренебрежительно фыркнул: — Ты спросила, я ответил.
— И чего он хочет от Стаса?
— А это не твоё и не моё дело! — отрезал Колун. — Пусть Князь Тьмы сам с ним свои дела улаживает.
— Что за Князь Тьмы? Стас?
Коротышка помрачнел: — Ничего ты, дев… Марина, не понимаешь, объясняй тебе, не объясняй! Никак не пойму, чем ты Стаса заинтересовала? Разве что внешне ничего, — Колун окинул Марину беглым взглядом и отвернулся.
— Стас часто бывает в подземном городе?
— Появляется, когда ему что-то там надо, — уклончиво ответил коротышка. — Не переживай, за тобой он обязательно явится.
Марина на миг задержала дыхание. Надо же, Стас о ней заботится. Кроме бабули и деда о ней никогда никто особо не волновался. Выходит, судьба, наконец, ей улыбнулась? Самый привлекательный мужчина, которого Марине довелось встретить, думает о ней! Вопросов нежданному спасителю она больше не задавала.
— Вот. Почти пришли! — радостно заявил Колун.
— Да?
Туннель привёл их к дугообразной арке. Марина и её спутник очутились в здоровой пещере. Точнее, на огромной площади с каменными колонами и высоким сводом, переливающимся разноцветными огнями. Причём, там было светло, будто днём. Десяток другой людей такого же невысокого роста и крепкого сложения, как Колун неторопливо передвигались по площади, рассматривали товар в открытых лавках, заходили в магазины и ресторанчики, расположенные по периметру пещеры.
— Надо бы подкрепиться, — предложил коротышка.
— Я не голодна. Иди, поешь, а я тебя где-нибудь подожду.
— Ну, нет! Извини, дорогуша, но одну тебя я не оставлю.
Есть Марине совсем не хотелось. После всего, что с ней произошло за последние два часа, у девушки голова шла кругом. Марина собиралась немного погулять по площади и посидеть на удобной скамейке возле фонтана в центре площади. Фонтан Марину заинтересовал. Настоящий каменный цветок, как в сказке, которую бабуля читала ей в детстве. Из середины распустившегося каменного «колокольчика» били многочисленные струйки, искрящиеся в ярком искусственном свете.
— Не хочешь есть? Тогда ягодного напитка, чаю или пива нашего попробуй! — предложил Колун.
Марина почувствовала, как пересохли губы, и противно саднит в горле. — Горячего чаю, хорошо?
Коротышка с девушкой зашли в небольшое кафе, можно сказать, под открытым небом и уселись за столик. Сразу же к ним подбежала подвижная кругленькая девица в розовом передничке и наколке.
— Суп из боровиков, пирог с телятиной и брусникой, пиво из пивоварни мадам Хмелько! Девушке чай. С чем? — Колун пытливо глянул на Марину.
— Если можно, зелёный или травяной чай с мёдом, — попросила Марина.
— Чай липовый, брусничный, разнотравье луговое, разнотравье лесное, ромашка с шалфеем? — перечислила официантка. — Мёд гречишный, липовый, лесной, из ранних цветов весенний, летний, осенний с горечью?
Марина растеряно посмотрела на бойкую девицу. — У меня горло болит, что вы посоветуете?
— Тогда лучше мёд разнотравье лесное и особый лечебный чай!
Официантка отправилась выполнять заказ. Марина откинулась на спинку прочного деревянного стула. Разнообразие ассортимента её поразило. — Здесь всегда такой выбор?
— А что? — самодовольно ухмыльнулся Колун. — Еда у нас куда лучше, чем у людей, и натуральная, без химии!
— Почему здесь все … — Марина запнулась, потому что хотела сказать карлики, — невысокого роста?
— Не догадываешься? Говорил уже, не люди мы!
— Что?
— Мой народ — вольные мастера! Мы с домовыми от одного корня, живём по-разному, — Быстро проговорил коротышка. — Я вольник. Род мой работает по камню, поняла? Мы просто дру-ги-е!
— Согласна, вы другие, — неуверенно произнесла девушка и огляделась по сторонам. Широкоплечий мужчина за соседним столиком подмигнул Марине и помахал широченной ручищей. Девушка отвела глаза.
— Рамен, мой родственник, хороший мастер, — представил его Колун.
Марина вежливо кивнула родственнику и принялась разглядывать фонтан, который хорошо просматривался с её места.
Официантка принесла заказ. Девушка пригубила чай, попробовала мёд, и рот наполнился насыщенным ароматом цветов, хвои и ещё чего-то невыразимо приятного. Мёд и чай оказались не просто вкусными, а потрясающе вкусными. Марина, зажмурившись от удовольствия, пила чай крошечными глотками вприкуску с мёдом. Когда с чаем было покончено, девушка с сожалением заглянула в опустевшую чашку и вазочку. Глаза её наткнулись на улыбающуюся физиономию Колуна.
— Здорово! — честно призналась Марина.
Вольник с усердием доедал грибной суп из горшочка, от запаха супа рот девушки предательски наполнился слюной. И Марина сразу позабыла о том, что недавно она отказалась от еды.
Принесли толстый пирог с хрустящей корочкой и соблазнительно пахнущей начинкой. Марина сглотнула слюну, боль в горле и озноб исчезли без следа. Чай и мёд и действительно оказались лечебными. И появился аппетит. Любопытный голодный взгляд соседки не укрылся от её спутника.
— Попробовала б ты, Марина, пирогов! — предложил он. — Вижу ведь, голодная.
Девушка кивнула. Колун подозвал бойкую девицу в розовом фартучке. Та принялась перечислять длинный ассортимент пирогов. Марина остановилась на пирожках с грибами и птицей и по совету вольника заказала пиво тёмное медовое на травах. Колун заявил, что этот сорт из пивоварни мадам Хмелько сейчас самый популярный напиток.
Колун сказал правду. Никогда и ничего подобного девушка ранее не пробовала. Хрустящие, с нежной начинкой пирожки таяли во рту. А тёмное медовое на лесных травах пиво оказалось напитком богов. После уговоров Колуна она попробовала ещё светлое пряное пиво прошлого года, и голова девушки закружилась. Жизнь начала представляться сплошным праздником, а народ вокруг, другие или нет, лучшими друзьями.
Марина позабыла, где находится и от души хохотала над шутками Колуна и его родственника, подсевшего за их столик. Вскоре она попросилась в подмастерье к плечистому Рамену, но тот утверждал, что последнее никак невозможно, потому что женщина физически не справится с работой по камню. Колун настойчиво советовал Марине учиться на ведьму, чтобы она могла жить в их городе, и даже пообещал похлопотать за неё перед одной очень могущественной волшебницей. Марина рвалась приступить к занятиям сию же минуту. Но, когда вольник узнал, что девушка работает в музее истории, заявил, что ей лучше учиться не на ведьму, а на мага-летописца. Учиться на мага-летописца Марина тоже согласилась.
Компания веселилась часа два, пока за их столик не подсел ещё один гость. Обернувшись, Марина поняла, что трезвеет. Стас, улыбаясь кончиками губ, сочувственно наблюдал за общим весельем. В его серых глазах плясали чёртики.
— Добрый день, — произнёс он негромким голосом.
Родственник Колуна, увидев Стаса, дёрнулся, как ошпаренный. Хмель из его головы мгновенно выветрился. Расширенными то ли от удивления, то ли от испуга глазами Рамен смотрел на спокойно устроившегося напротив нового соседа. Покрутив большой головой, пожилой вольник извинился, неодобрительно посмотрел на молодого родственника и удалился.
Колун принялся объяснять Стасу, что привёл сюда Марину, потому что она устала и проголодалась. Девушка выпила немного лишнего и что? Стас в ответ покачал головой.
Подошла официантка. Марина хотела расплатиться за себя сама. Но Колун ей не позволил.
— Видишь ли, Марина, во-первых, ты у нас в гостях, а во-вторых, человечьи деньги здесь не принимают. — Вольный мастер достал из кармана небольшой жёлтый камешек и протянул его официантке.
Вместе с камешком из кармана Колуна выпал занятный артефакт, напоминающий спиралевидную ракушку. Вещица звонко брякнулась на каменный пол и засветилась алым огоньком. Вольник наклонился, схватил «ракушку» и принялся тревожно осматриваться по сторонам.
— И кто тут за нами подсматривает? Кому не терпится получить в рыло! — пробурчал сквозь зубы рассердившийся коротышка. Добродушие вместе со следами лёгкого опьянения мгновенно слетели с его лица. — Нашёл! — выкрикнул он и сорвался с места, кинувшись к пожилой даме с толстой полосатой кошкой. Тётка мирно поглощала огромный пирог с мясом, угощая кошку, рассевшуюся на скамеечке за столом рядом с хозяйкой. Она вроде бы совсем не обращала внимания на необычную компанию: вольного мастера, человеческую девушку и молодого светловолосого мужчину. Но огонёк артефакта быстро мигал, указывая на тётку.
Стоило Колуну приблизится к её столику, как дама сыпанула вольнику в лицо серым порошком и шустро рванула из кафе. Кошка, высоко подняв пушистый хвост, понеслась впереди хозяйки. Вольный мастер закашлялся, вытирая слёзы.
— У, подлая ведьма! Доберусь я до тебя…
Приступ кашля прошёл быстро. Колдовской порошок действовал недолго. Колун выскочил из-за стола и понёсся вслед за ведьмой. Марина и Стас переглянулись. Девушка поперхнулась, вдохнув небольшую толику порошка, и закашлялась. Стас помог ей подняться и вывел из кафе.
Усадив Марину на скамейку около фонтана, мужчина поискал глазами друга. Вскоре до них донёсся то ли вопль, то ли стон: — По-мо-ги-и-те!
Голос без сомнения принадлежал вольному мастеру. Стас досадливо посмотрел на Марину. Приступ кашля прошёл, и девушка вопросительно прислушивалась в надежде уловить, откуда раздался крик.
— Марина, оставайся на месте и никуда не уходи! — приказал Стас. — Никуда и ни под каким предлогом. На площади много лю… разумных существ. В подземном городе работает служба безопасности. На виду у всех ни один маг не отважится тебе навредить. Я скоро вернусь. — Стас приблизился к девушке вплотную и заглянул ей в глаза. Марина вновь почувствовала исходившую от него необычную гипнотизирующую силу. — Жди меня! — Он исчез в один миг, будто его и не было.
Девушка в недоумении крепко сжала пальцы рук в замок. Сумасшествие! Полная неразбериха. Куда она попала? Может, всё-таки спит и видит удивительно правдоподобный сон? Марина тряхнула головой, отгоняя наваждение. Увы, несмотря на приложенные усилия, проснуться девушка не смогла. По-прежнему странные люди небольшого роста ходили по площади подземного города, занимались своими делами и сидели в маленьких уютных кафе. Над головой сиял яркими, разноцветными огоньками свод пещеры. Струйки воды в сказочном фонтане, как и ранее, безмятежно журчали, переливаясь всеми цветами радуги.
Последние остатки хмеля полностью выветрились. И Марина попыталась рассуждать здраво. Нет. Она точно не спит. Действительно, они не люди. Цивилизация карликов, мирно существующая на планете с людьми. Кроме них, по словам Колуна, имеются ещё другие нечеловеческие расы. Нельзя постоянно отрицать то, что видят собственные глаза! Получается, другие разумные существа, обладающие необычными талантами, живут рядом с людьми. А люди даже не подозревают об их существовании.
Спустя полчаса Марина начала тревожиться. Ни Стас, ни Колун не появлялись. Она поднялась со скамейки и принялась бродить вокруг фонтана. Время шло. Когда через час перед ней ниоткуда появился Стас, Марина вздохнула с облегчением. Но, взглянув на хмурое лицо мужчины, девушка встревожилась.
— Я не сумел его найти, — ответил Стас на невысказанный вопрос Марины. — Колун прыгнул за ведьмой в портал, который закрылся сразу за ними! Вход я нашёл, но открыть чужой портал без вспомогательных средств не получилось.
— Чужой портал?
— Чёрные колдуны имеют собственные порталы.
— Колун упоминал какого-то чёрного колдуна. Говорил, будто тот пьёт жизни.
— Мне жаль, что так вышло.
— Почему? Почему он хотел похитить меня? Я обычный человек!
— У нас с ним счёты. Гюнтер рассчитывает таким образом заставить меня принять его условия, — тихо ответил Стас и с некоторой иронией добавил. — Ему удалось обнаружить моё слабое место.
— Твоё слабое место — я? — робко спросила Марина.
Лицо Стаса сделалось угрюмым. — У колдуна ничего не выйдет! — отрывисто произнёс он. — Отведу тебя в безопасное место. Поживёшь там, пока всё не уладится.
— Но я не могу! У меня работа и …прочее.
— Послушай, девочка! Твоя жизнь и твоя душа сейчас под угрозой. Никакая ваша милиция тебе не поможет! Есть замкнутый, ограниченный искусственными рамками мир людей, и есть другой мир, куда допускаются лишь некоторые из вас. Человеческие представления о времени, пространстве и возможностях собственного организма более чем скромные. Не воображай, что сумеешь уцелеть без нашей помощи! — Стас крепко схватил руку Марины и повёл её за собой, не допуская ни малейших возражений.
У входа в туннель Марине показалась, будто её окликнул Колун. Голос вольного мастера раздался откуда-то из-под земли. Стас резко обернулся, ноздри его носа затрепетали. Мужчина остановился и замер.
— Оставайся здесь! — бросил он Марине и скрылся в противоположном направлении.
— Марина! — голос Колуна послышался поблизости, словно вольный мастер находился в десятке шагов от девушки. Марина, не раздумывая, пошла на зов.
Кто-то шумно засопел над ухом девушки и внезапно сильно толкнул её в спину. Марина потеряла равновесие. В следующее мгновение она ахнула от неожиданности. Почва выскользнула из-под ног, голова закружилась, и потемнело в глазах. Девушка догадалась, что стремительно падает в портал. Время опять замерло, словно перестало существовать. Прошло несколько минут или секунд, и Марина опустилась, точнее, шлёпнулась пятой точкой на каменный пол.
В темноте девушка нащупала скользкую, обледенелую стену и попыталась встать. Но чьи-то сильные руки крепко обхватили её плечи. Марина отчаянно задёргалась в стальных объятьях неизвестного. Крик рвался наружу. Горячие пальцы плотно зажали девушке рот.
— Тс-сс! Мы здесь не одни. — Негромкий голос оказался знакомым, и Марина немного успокоилась. — Сиди тихо, — прошептал Стас.
Девушка послушно уткнулась в его плечо. Какое-то время мужчина прислушивался. Затем она почувствовала, как расслабились твёрдые, точно камень его мышцы. Стас встал и поднял Марину. Глаза успели привыкнуть к густому сумраку. Девушка начала различать очертания стен, слабо светившиеся тусклым, тёмно-красным светом, и чёрные провалы двух низких туннелей, отходивших от небольшой круглой площадки, где стояли она и Стас.
— Еле успел запрыгнуть! Портал закрылся очень быстро...
— Где мы?
— Полагаю там, куда нас выбросил портал тёмных магов. — Стас окинул Марину долгим, задумчивым взглядом.
В багровом сумраке лицо мужчины выглядело белым, как снег. Кожа Стаса едва заметно светилась. В его глазах вспыхивало и сразу гасло зелёное пламя. Где-то под ложечкой зашевелился холодок страха, ледяной змейкой скользнул вверх, девушка испуганно поглядела на спутника.
— Успокойся. Он ушёл.
— Кто он?
— Тот, кто хотел тебя захватить, — ответил Стас.
Марина промолчала. Стас замер и насторожился. Тело мужчины пружинисто сжалось и подтянулось, напомнив девушке крупного хищника перед прыжком. Инстинктивно Марина почувствовала, что в мужчине пробудился азарт охотника. Неуловимо быстрым движением Стас откуда-то вытащил кинжал и метнул его в стену рядом с головой девушки. Марина отпрянула в сторону и оглянулась. Прибитая кинжалом к стене тварь размером с голубя беспорядочно шевелила длинными конечностями. Приглядевшись, девушка признала в ней огромного паука с причудливыми значками на спине, флуоресцирующими ядовитым зелёным светом в сумраке портала.
— Соглядатай! Глаз Стража, охранный артефакт чёрных магов, — прокомментировал Стас, указывая на паука. — Тварью мысленно управлял маг, сотворивший её.
Марина с отвращением посмотрела на паука. Тот дёрнулся в последний раз, затих и рассыпался горсткой пепла. Стас невозмутимо выдернул из стены кинжал, вонзившийся между двумя крупными булыжниками. — Пошли! Нужно отсюда выбираться. — И мужчина, не раздумывая, направился в правый коридор.
 
Глава 10
Стас и Марина прошли метров двести, сделалось заметно теплее. Затем туннель открылся в узкую пещеру. В пещере оказалось немного светлее, тусклый багровый свет крошечных «фонариков» в стенах плавно сменился насыщенно красным. Из расщелин в каменном дне били струйки пара, поднимались вверх и влажным туманом клубились в воздухе. Из-за тумана и необычного красного освещения, источником которого были мелкие кристаллы в стенах, пещера выглядела зловеще. Мимо мелькали силуэты людей и нелюдей. Большинство из них кутались в длинные плащи с капюшонами, видимо, посетители пещеры желали сохранить инкогнито. Стас подхватил Марину под руку и втолкнул в крохотный магазинчик, скрытый в нише стены.
Смесь терпких, горьковатых ароматов сухих трав, запахов зверя, тления и чего-то кислого заставила Марину задержать дыхание. В горле запершило, и комок тошноты подступил к горлу. Стас подал девушке свой шарф, которым она благодарно зажала нос.
Марина вытерла выступившие на глаза слёзы и принялась с удивлением и любопытством рассматривать ассортимент магазинчика. Товарам, в изобилии выставленным на продажу, позавидовала бы не только любая травяная аптека, но и зоологический музей. Многочисленные стеклянные колбы, банки, баночки, мешочки, наборы древнего лабораторного оборудования, живые и мёртвые экспонаты в клетках и аквариумах теснились на встроенных в стены полках до самого потолка.
— Кого я вижу! Давненько редкий гость не появлялся в моей скромной лавке. Я уже думал, Князь Тьмы решил расстаться с суетным миром. — Низенький, сморщенный, точно гриб-сморчок дед шустро выскользнул из-под прилавка и принялся критически разглядывать посетителей. — А это кто с вами? Ведьмочка? Симпатичная! Тянет их на тебя кровососа, как пчёл на цветок! — Старикашка скрипуче рассмеялся. — Стало быть, завёл подружку. Прискучило одиночество. Кхе-кхе… — Марине не понравилась едкая ирония в голосе продавца. И он почему-то назвал Стаса кровососом, а тот не возразил и не возмутился! Девушка подозрительно покосилась на спутника.
В следующий момент дед-сморчок подскочил к девушке и ловко схватил её за предплечье. Костлявая, худая рука старика, покрытая коричневой сухой кожей, оказалась неожиданно крепкой. В глубоких, словно щели в старом пне чёрных глазах покраснели радужки, кустистые пегие брови сошлись на переносице горбатого носа. Жуткий старик потянулся к шее Марины и принюхался, ноздри возбуждённо затрепетали.
— Не тронь! — Стас схватил наглеца за шиворот и отбросил его в угол.
— Ну, вот! — захныкал дед. — Я же пошутил. Ваше Темнейшество, вы без труда найдёте себе десятки, сотни красоток, могли бы хоть эту мне оставить! Что вам смертные девки? На земле их полно. Уважили бы старого знакомого, а? Мне ведь на поверхность нельзя! — Радужки страшных, нечеловеческих глаз сделались ярко-красными. Дед с надеждой посмотрел на спутника Марины.
— Нет! — коротко ответил Стас и на всякий случай прикрыл собой девушку, отодвигая её подальше от старика. — Я пришёл по делу. Мне нужен универсальный ключ от порталов тёмных и два плаща. Держи. — Стас достал из кармана небольшой флакон из тёмного стекла, плотно закупоренный широкой пробкой, и протянул его продавцу. — Плата за ключ и плащи.
Дед осторожно откупорил флакон и вдохнул запах содержимого. На сморщенном лице появилось выражение блаженства. — Высший сорт! — пробормотал продавец. — За что я вас люблю и уважаю, за то, что ваш товар всегда вне конкуренции, — произнёс после паузы старик.
Старикашка покопался за прилавком, достал вырезанное целиком из чёрного камня плоское кольцо с непонятными знаками по всему ободку и два плотных плаща тёмно-коричневого цвета. Стас быстро развернул и набросил на девушку плащ меньшего размера. — Одевай! Накинь капюшон на голову, — приказал он Марине. Стас быстро надел свой плащ и спрятал в карман кольцо-ключ.
— Ключ действует месяц, — каркнул на прощанье продавец.
Закутанные в длинные плащи с капюшонами, скрывавшими лица от любопытных прохожих, Стас и Марина двинулись к противоположному выходу из пещеры. Подземная «торговая площадь», где обретались чётные маги и прочие криминальные личности подземного города, напоминала вытянутый прямоугольник. К стенам пещеры вплотную примыкали лавки торговцев с сомнительным по качеству и происхождению товаром, грязные забегаловки и пару притонов с омерзительного вида продажными созданиями обоего пола у входа.
Марина задержалась, разглядывая коротконогого клоуна с красными круглыми пятнами на щеках и ярким ртом до ушей, из которого торчали острые клыки. Интересно, свои клыки или накладные? Заметив внимание девушки к его особе, клоун принялся усиленно кривляться, принимая непристойные позы, и шаловливо зазывать потенциальную клиентку посетить заведение. Марина отвернулась и быстрым шагом поспешила за Стасом. Похоже, клыки у клоуна настоящие, и длинный малиновый, раздваивающийся на конце, как у змей язык тоже. Стас взял Марину за руку, девушке показалось, что он улыбается.
Впереди чёртиком из табакерки выскочил маленький шустрый человечек в потёртой курточке. Поначалу девушка приняла его за ребёнка. Но человечек оказался вполне взрослым. Чумазое лицо коротышки сплошь покрывали крупные морщины, массивные челюсти шевелились, словно что-то пережёвывали, глубокие тёмные глаза суровым, тяжёлым взглядом скользили по лицам прохожих. Марина плотнее прижалась к спутнику.
— Сладкий сон. Отдам недорого! — тонким, детским голоском выкрикнул человечек. Но, заглянув в лицо Стаса, продавец дури с ужасом отшатнулся от потенциального покупателя и быстро засеменил кривыми ножками к крепкой двери ближайшей лавочки.
Марина проследила за уличным продавцом наркотика с вкусным названием. Почему один вид её спутника внушает страх почти всем, кого они встречают? Поначалу девушке тоже казалось, что от сдержанного, неразговорчивого Стаса веет холодом. Постепенно Марина привыкла к необщительности загадочного спутника. Чтобы о Стасе не говорили, он добрый и порядочный! Сейчас не важно, кто он. Важно лишь то, что он её друг. Марина исподтишка рассматривала чёткий профиль прикрытого капюшоном лица спутника. Мужчина почувствовал её взгляд и обернулся. Девушка смутилась. Стас улыбнулся и слегка сжал тонкую кисть Марины в своей руке.
Возле бокового коридора собралась приличная толпа. Марина разглядела массивные, обитые металлом ворота, размалёванные картинками, напоминающими театральные афиши. Полуголые демоны сошлись в кулачном поединке. Люди и нелюди шумно галдели, выкрикивали непонятные фразы и выражения.
Стас остановился, вслушиваясь в разговоры в толпе. Затем он озабоченно посмотрел на Марину. Девушка догадалась, что в данный момент она для спутника помеха, и Стас явно намерен пойти на представление. Тащить Марину с собой он, похоже, не желал, видимо, считал, что зрелище, предлагаемое толпе угрюмым, громкоголосым зазывалой, не подойдёт обычной человеческой девушке. Однако выбора у него не было.
Ворота отварились, и зрители повалили в павильон. Марина заметила, как они опускали квадратные серебряные монетки в грубую лапу зазывалы. Стас выждал, когда толпа рассосалась, крепко взял девушку за руку и двинулся к воротам. Зазывала-контролёр настороженно уставился на Стаса, но плату взял.
На помостах, образовавших подобие амфитеатра, галдели зрители, нетерпеливо посматривали на круглую арену, хохотали, а особенно нетерпеливые бросали объедки и мелкие камешки на засыпанную жёлтым песком «сцену».
Стас подвёл Марину к сиденьям первого ряда в центре, на которых расселись двое высоких здоровяков, густо заросших серой щетиной, и вежливо предложил колоритной парочке уступить места. Дикие жёлтые глаза нелюдей с вертикальными зрачками недобро сощурились. Из клыкастых ртов вырвался гневный рык, мужики вскочили на ноги и угрожающе сжали в кулаки толстые пальцы мохнатых рук с трёхсантиметровыми когтями. Стас откинул капюшон. Здоровяки сразу стушевались и, переглядываясь, поспешили убраться подальше от неопасного, на первый взгляд, мужчины-человека. Марина удивлённо посмотрела им вслед.
— Оборотни! — коротко прокомментировал её спутник. Стас и Марина уселись на освободившиеся места. Соседи с опаской косились на Стаса, но молчали, но настроение у них изрядно подпортилось.
— Почему они все тебя боятся! — на одном дыхании выдала Марина.
— Потому что я сильнее, — равнодушно пожал плечами Стас. Взгляд его сделался пытливым и чуть насмешливым.
— Кто ты?
— Кто я? Главное, что для тебя я не опасен. А об остальном поговорим потом. Смотри!
У вершины купола «цирка» загорелся яркий белый свет, мощным потоком заливая арену и зрительный зал. Затрубили трубы. На сцене появился маг, одетый в атласный синий плащ и остроконечный колпак с блёстками. Редкая седая борода деда спадала до колен. Ни дать, ни взять, сказочный волшебник!
Маг поклонился публике, взмахнул руками, и на помосте посреди арены появился пёстрый шёлковый шатёр. Из шатра выпорхнули две девушки в бикини и прозрачных газовых накидках. Блондинка с кудрявыми шелковистыми волосами игриво поклонилась, сбрасывая накидку. Брюнетка-азиатка с чёрными косичками презрительно сверкнула чёрными очами из-под густых ресниц, горделиво повела плечами, и накидка соскользнула вниз по гибкому смуглому телу. Публика восторженно взвыла.
Под ритмичную музыку девушки начали танец. Розово-белое, нежное тело блондинки страстно сплеталось со смуглым телом брюнетки, имитируя желание. Танцовщицы то бросались друг к другу, ласкаясь, то кружились в неистовом танце. Зрители одобрительно цокали языками, хлопали в ладоши. Мужчинам, людям и нелюдям зрелище понравилось.
Марину коробило от демонстрации похоти на сцене и ответного взрыва тестостерона у публики, состоявшей в основном из мужчин. Девушка чувствовала себя очень неуютно. Она взглянула на Стаса, лицо спутника по-прежнему оставалось невозмутимым. Видно танцовщицы не произвели на него особого впечатления. Марина немного успокоилась.
Танец, наконец, прекратился. Серебряные монетки посыпались на арену. Старый маг торопливо их подобрал. Зазвучала новая мелодия. По краям сцены появились серебристые шесты. Брюнетка и блондинка принялись мастерски демонстрировать стриптиз. Публика одобрительно взвыла.
Несколько зрителей, несмотря на протесты мага, подскочили к арене. Коренастый коротышка в бейсболке попытался схватить брюнетку за ногу. И тут раздался его возмущённый крик: — Нас надувают! Чистая иллюзия… Девки не настоящие! — Коротышке вторили сотни недовольных голосов. Объедки и камни полетели в мага. Волшебник поспешно скрылся за сценой. Шатёр и танцовщицы исчезли. Стас улыбнулся.
— Ты догадался, что представление — иллюзия? — спросила Марина.
— Сразу, — хмыкнул Стас. — Живая плоть ощущается совершенно по-другому.
— Да? Человеческое тело, конечно, имеет запах, — неуверенно проговорила Марина и с сомнением посмотрела на свой изрядно перепачканный джемпер. В памяти промелькнула навязчивая реклама известного дезодоранта. Эффектный красавец теряет интерес к девушке, от которой пахнет потом.
— Не думай о ерунде! — добродушно заметил Стас.
— Ты всё-таки читаешь мысли?
— Нет, я вижу твоё обескураженное лицо и то, как ты разглядываешь надетую на тебя одежду. Нетрудно догадаться, что у тебя в голове.
— А почему зрители рассердились, узнав, что представление — иллюзия? По-моему, девушки выглядели вполне реалистично, — спросила Марина.
— Почему? Да потому, что после представления должен был состояться аукцион, товаром на котором были бы эти танцовщицы! Народ разочарован. Вот и всё!
Тяжёлые занавеси распахнулись, и на сцене нарисовался тот самый кудластый зазывала. Он торжествующе оглядел замершую в ожидании продолжения представления публику и громогласно заявил: — А теперь, уважаемые зрители, вас ждёт наша основная программа. Итак, бои на выживание!
Зал загрохотал от аплодисментов.
— Готовьте деньги, делайте ставки! — продолжал зазывала. — Для начала вы увидите схватку оборотня-медведя и лесного гиганта. Вдохновляющее зрелище.
Марина с изумлением таращилась на арену, где служащие цирка в считанные минуты соорудили ограду — высокую металлическую клетку. Затем на усыпанную песком круглую площадку внутри клетки вышел огромный мужчина, заросший до самых глаз бурой шерстью. Служащие вытолкнули его соперника. Тот был тоже очень высокого роста, значительно выше оборотня. Бугристые узлы мышц перекатывались под светло коричневой кожей. Давно нечёсаная копна тёмно-зелёных волос сбилась на затылке в колтун. Несмотря на габариты и мышцы противник оборотня выглядел вялым и нездоровым. Болезненно худое тело, туго обтягивающая череп кожа, тусклые светло-зелёные глаза. Один из служителей всунул в руку лесного богатыря кнут.
— Кто он? — шёпотом спросила Марина.
— Один из Лесных Пастухов, слуг Хозяина леса. Каким-то образом бедолага попал в передрягу, связавшись с тёмными колдунами. Лесные Пастухи чрезвычайно редко покидают лес, — задумчиво добавил Стас. — Вероятно, он пленник кого-то из местной братвы. Долго вне леса Пастухи не живут, их обмен веществ устроен иначе, чем у людей. Этот, я думаю, протянет где-то около недели.
Марине стало жаль несчастного Пастуха. Он здесь точно не по собственной воле.
Опять прозвучали трубы, и бой начался. Оборотень закрутился на месте волчком, меняя облик. Огромный медведь поднял голову, яростно зарычал и ринулся на соперника. Лесной Пастух нехотя щёлкнул бичом. Девушка заметила острые шипы, вплетённые в бич. Медведь не остановился. Раз за разом он с рёвом кидался на Пастуха, но соперник постоянно выскальзывал из мощных объятий зверя, успевая хлестнуть его бичом. Казалось, апатия на время оставила лесного богатыря, и он принялся яростно бороться за жизнь.
Медведь, изловчившись, достал противника когтями. На коричневой коже выступила зелёная кровь. Публика заорала громче, делая ставки. Оборотень опять ударил Лесного Пастуха лапой, распоров мышцы на плече и боку. Вскоре тело израненного Пастуха покрылось кровью. Движения его замедлились, лесной богатырь ослабел. Публика стонала от восторга. Стас нахмурился. Оборотень вплотную приблизился к Лесному Пастуху и сломал ему шею. Потом, опустившись на четыре лапы, он злобно драл безжизненное тело, пока его не отогнали служители. Марина сжалась в комок на своём месте, девушку мутило от зрелища кровавого, хладнокровного убийства. Публика ликовала.
Арену присыпали свежим песком, и на сцену вновь вышел зазывала. — Вижу, вы оценили бой по достоинству! Сейчас, уважаемая публика, увидит нового бойца. Нечто небывалое и пикантное! Вольный мастер, молодой и сильный, против победителя первой схватки!
— Шутишь? — послышался густой бас из толпы. — Ты что нас за простаков держишь? Какой из вольника боец?! Коротышка!
Публика поддержала бас звучным хохотом и колкими комментариями. — Оборотень его по песку размажет! — пронзительно проверещал некто поблизости от Стаса и Марины. Стас поморщился. А Марина с ужасом вспомнила о Колуне, который сегодня исчез в портале тёмных.
— Уважаемая публика! — проорал зазывала, пытаясь привлечь к себе внимание. — Вольные мастера, конечно, невысокого роста, зато они юркие и подвижные, к тому же обладают немалой силой! Оборотню будет трудно поймать противника. Мы дадим вольному мастеру молот, пусть защищается! Вас ждёт новое, небывалое и увлекательное зрелище! Наслаждайтесь…
На арену двое служителей вытащили упирающего вольного мастера. Он был обнажён до пояса. Зрители смогли воочию убедиться в крепком сложении гладиатора. Невысокий боец обладал прекрасно развитой мускулатурой и крепким костяком. Он вырвался из рук служителей и ловко ударил тяжёлым кулаком в скулу одного из них. Здоровяк-служитель рухнул на песок, как мешок с трухой и остался лежать неподвижно. Поспевшая другая пара служителей вынесла пострадавшего прочь. Служитель, побитый вольником, находился в глубоком нокауте. Заинтригованная толпа загалдела. Посыпались ставки.
На арене снова появился оборотень-медведь в человеческом облике, победивший в первом бою. Он смерил оценивающим взглядом соперника и презрительно сплюнул. Публика загоготала с удвоенной силой, осыпая насмешками обоих бойцов. Служители принесли вольному мастеру тяжёлый молот. Боец молча взял оружие, примеряясь, перекинул его из одной руки в другую, а после принялся вертеть им с невероятной скоростью. Толпа приумолкла, наблюдая. Затем вновь послышались голоса, предлагающие поднять ставку на вольного мастера.
Оборотень зарычал, изменяя внешний вид. Спустя несколько секунд огромный медведь двинулся к сопернику. Вольник повернулся лицом к ряду, где сидели Стас и Марина. В невысоком бойце с избитым, опухшим лицом девушка узнала Колуна и вскрикнула. Стас сжал её руку.
— Не показывай, что мы знакомы! — приказал он.
Медведь ловил вольника по всей арене, однако Колун постоянно выворачивался из его лап, выжидая удобный момент для удара тяжёлым молотом. Но постепенно вольный мастер начал выдыхаться. Оборотень же казался неутомимым, будто не было первой схватки с Лесным Пастухом, а продолжительная беготня по засыпанной песком площадке всего-то неутомительная игра.
Медведь широко развёл в стороны лапы-руки и загнал вольного мастера в угол. В отчаянии Колун попытался достать его молотом. Тяжёлый молот скатился с оборотня, не причинив ему существенного вреда. Медведь рыкнул и выбросил вперёд лапу с длинными когтями. Колун вырвался из западни, но когти чудовища его достали. Правое бедро окрасилось кровью.
Финал приближался. Вольник явно терял скорость. Он устал, и сказывалась потеря крови. Колун с усилием поднял молот, извернувшись, он ударил оборотня по пояснице сзади. Молот отскочил от твёрдого мохнатого тела и выпал из рук вольного мастера. Медведь зарычал и стремительно кинулся на соперника.
— Ты трепло! Верни мне деньги. Коротышка облажался! Я ж говорил, что поединок — дерьмо! — загудел уже знакомый бас. — Хочешь зарабатывать деньги — предлагай стоящий товар!
Толпа одобрительно заорала, поддерживая скандалиста. — Слышь, ты, волчий хвост, отдавай наши деньги! Не то сами возьмём!
— Господа! Уважаемая публика, не слушайте этого жулика! У него всегда карман пустой, он приходит на представления и пристаёт к честным зрителям, мешает им наслаждаться зрелищем…
— Найди другого бойца, вольник выдохся! Сейчас оборотень сделает из него кровавую кашу! — предложил знакомый скрипучий голос.
Марина обернулась и узнала продавца из магазина, где они со Стасом купили плащи.
— Прекрасная идея! — заулыбался зазывала. — Просто замечательная… Уважаемая публика, не желает ли кто-нибудь померяться силами с нашим могучим победителем?
В зале сделалось заметно тише. Зрители обменивались замечаниями. Кое-кто пытался подбить на участие в бою соседа или знакомого. Немного погодя, поднялся оборотень, заросший серой щетиной. Марина узнала одного из двоих здоровяков, которых Стас «уговорил» уступить место. Мужик поглядел на предполагаемого соперника, потоптался на месте, переминаясь с ноги за ногу, и уселся назад на скамью.
Толпа снова заорала, требуя продолжения представления. Раненый Колун прижался к ограде клетки и с тоской ждал смерти. Его соперник красовался на арене, демонстрирую невероятную мощь оборотня-медведя.
— Хорошо. Победитель сейчас добьёт эту падаль. Любопытно будет поглядеть, какого цвета у него кишки. А затем, после краткого перерыва, который помогут вам скрасить юные танцовщицы, мы найдём другого борца! — объявил зазывала. Он кивнул оборотню, и чудовище развернулось к вольному мастеру.
— Я желаю вступить в схватку с победителем! — неожиданно чётким голосом произнёс Стас. Марина испуганно повернулась к нему.
— Не бойся. Со мной ничего не случится. Нужно спасать Колуна! — шёпотом проговорил Стас, обращаясь к девушке. Проследи за моей одеждой.
— Кто ты, смельчак? — осторожно спросил распорядитель мероприятия, плотный лысый мужик с выпуклыми, будто у рака глазами. — Кто отважился сразиться с нашим победителем?!
— Я! — Стас встал на ноги и скинул с головы капюшон. В цирке сделалось тихо-тихо. Бушевавшая минуту назад толпа застыла от удивления.
— Вы желаете принять участие в поединке? — неуверенно уточнил зазывала.
— Моя кандидатура не подходит? Но я такой же зритель, как и все. У меня есть билет. Правила знаю.
— Нет, нет, мы согласны, — торопливо пробормотал распорядитель мероприятия. Марина заметила страх и неуверенность в его глазах.
— Каким будет мой приз? — спросил Стас.
— Приз? Приз стандартный — жизнь! — объявил тот.
— Чья жизнь? — вкрадчиво поинтересовался Стас. — Моя жизнь останется при мне. А мне нужна его жизнь! — и он указал на вольного мастера.
— Пусть так, приз за победу — жизнь ничтожного коротышки. Уберите его с арены! Уважаемые зрители, разрешите мне представить уникальный, единственный в своём роде поединок. Наш победитель, — зазывала указал на оборотня и …
В зале застыло гробовое молчание, на фоне которого монотонное жужжание толстого чёрного жука у выхода доносилось до зрителей в верхних рядах амфитеатра.
Марина расширенными от ужаса глазами смотрела, как Стас сбросил плащ, куртку и байку и направился к клетке. Уверенно распахнув дверцу, он встал напротив соперника. Разъярённого оборотня оттащили от несчастного вольника.
Узрев нового противника, медведь злобно зарычал, бурая шерсть на загривке встала дыбом. Однако оборотень не бросился на свежую жертву сразу, зверь лишь рыл когтями песок и угрожающе скалил жёлтые клыки.
Невозмутимо скрестив руки на груди, Стас спокойно изучал соперника. Оборотень был значительно крупнее обычного бурого медведя. Огромная груда мышц, вооружённая когтями и двойным рядом крепких острых клыков, выглядела устрашающе. Рядом с этим чудовищем Стас казался неправдоподобно лёгким и хрупким, хотя его тренированное сильное тело и рост выше среднего обычно вызывали уважение.
 «Стасу не дали оружия»! Промелькнувшая в голове мысль заставила Марину похолодеть. Как он станет сражаться?! Кровь застыла в жилах, заныло в груди, когда она представила изломанное тело Стаса на мокром от крови песке и самодовольный хохот толпы. Марина пожалела, что она не ведьма, могущественная, опытная ведьма, способная одним движением пальцев разогнать орущее стадо на скамьях, освободить Стаса и Колуна. Но она вынуждена сидеть и смотреть, как они погибают! Просто смотреть…и только! Добродушный коротышка и самый лучший мужчина. Глаза девушки затуманились от слёз. Она кусала губы, чтобы не заплакать, не закричать в голос. Стас повернулся, их глаза встретились, он ободряюще улыбнулся Марине.
Публике надоело затянувшееся ожидание. Раздались нетерпеливые выкрики в адрес распорядителя и борцов. Служители принялись сквозь отверстия в клетке подталкивать оборотня к противнику заострёнными палками. Медведь злился и крутился на месте. Тогда один из служителей подскочил к оборотню и ткнул ему прямо в пасть зажжённым факелом, привязанным к шесту. Зверь взвыл и кинулся на противника. Стас ловко увернулся.
Медведь двигался гораздо быстрее, чем в предыдущих поединках. Наверно он специально затянул бой с вольным мастером, чтобы потешить зрителей. Сейчас оборотень сражался всерьёз. Зверь мгновенно выбросил вперёд лапу, другой он попытался ударить противника в голову. К удивлению Марины, Стас, пригнувшись, мгновенно проскользнул под лапами и очутился на спине медведя.
Оборотень крутнулся на месте, чтобы скинуть «наездника». Но, получив удар кулаком в висок, медведь опустился на четыре лапы и замотал головой. Стас соскочил вниз и вплотную приблизился к медведю. Марина зажмурилась. Цирк захлебнулся возбуждёнными криками толпы. Девушка открыла глаза и увидела, как оборотень рухнул на песок. Стас весь в крови зверя стоял и невозмутимо смотрел, как умирает грозный противник.
— Он разорвал горло медведю голыми руками! — взволнованно всхлипнул сосед Марины. — А я ждал, что оборотень его порвёт…
— Глупец, у медведя не было ни единого шанса, — проскрипел позади знакомый голос продавца из магазинчика колдовских товаров.
Стас победил, он жив! Главное, что он жив. Марина вскочила с места, готовая броситься к Стасу, убедиться, что тот цел. Она видела, как он выплеснул на себя ведро воды и вытерся полотенцем, которое протянул ему служитель. Затем победитель взял на руки Колуна и вышел из клетки.
— Поединок завершён! Приветствуем нашего чемпиона! — закричал зазывала. Толпа зааплодировала. Стас, не обращая внимания на публику, усадил вольного мастера на скамейку подле Марины и начал одеваться. Девушка принялась вытирать мокрым полотенцем кровь с ослабевшего, впавшего в ступор Колуна.
— Уходим! — Стас накинул свою куртку на вольного мастера, подхватил обмякшего друга, взял Марину за руку и, не оборачиваясь, быстро пошёл к выходу. Троица покинула цирк без помех.
 
Глава 11
— А теперь расходимся по домам! — приказал Стас. — Ты, Колун, возвращайся к себе и подай старшине цеха жалобу на ловцов «живого мяса». Твоим соплеменникам не понравится, что тебя похитили и заставили сражаться на арене. Тёмные виновных в похищении не выдадут, но Совет вольных мастеров потребует от правителей нижнего города выплатить тебе компенсацию.
— Слушаюсь, командир! — дурашливо отрапортовал вольник и поковылял к низине, где стояло высокое дерево, и находился вход в стационарный портал города вольных мастеров.
Марина и Стас кое-как привели себя в порядок и направились к остановке. Там стояла одна единственная машина такси. Пара уселась старую, потрёпанную волгу, и Марина назвала свой адрес.
— Собирай вещи, и я отвезу тебя в безопасное место! — заявил Стас.
— Куда?
— Увидишь!
У входа в квартиру Марины вампир отстранил девушку в сторону, приблизился к двери и прислушался. Следов присутствия чужих в квартире он не обнаружил. Повинуясь молчаливому приказу мужчины, Марина быстро положила в сумку стопку белья, туалетные принадлежности, тёплый спортивный костюм, две пары обуви и кое-что из верхней одежды. Стоя у окна, Стас задумчиво наблюдал за стайкой воробьёв, подравшихся из-за хлебной корочки. — Готова? — не оборачиваясь, спросил он. Девушка молча кивнула.
Такси взяли на стоянке. Стас коротко сообщил водителю, куда следует их отвезти. Спустя двадцать минут машина остановилась возле большого торгового центра. Стас расплатился и помог девушке выйти из машины. Затем он взял её за руку и уверенно повёл к главному входу в трёхэтажное здание.
— Зачем нам сюда? — удивилась Марина.
— Скоро увидишь!
Они прошли через торговый зал первого этажа мимо двух десятков бутиков и спустились на лифте вниз на подземную стоянку автомобилей. Стас подвёл девушку к знакомому внедорожнику. — Куда ты собираешься меня отвезти? — спросила Марина.
— К себе домой! — хмуро ответил вампир. — Туда они точно не полезут, побоятся!
Марина вздохнула. Ей не хотелось навязывать своё общество Стасу. Чтобы там Колун не говорил о повышенном к ней интересе друга, Стас к дальнейшему развитию отношений, похоже, не стремился. Увы, принять очевидное оказалось непросто!
Марина устроилась на заднем сидении слева от водителя и как завороженная не сводила глаз со спутника всю дорогу. Стас сосредоточенно глядел вперёд и молчал. На девушку он ни разу не взглянул и не задал ни одного вопроса.
Вскоре Марине сделалось совсем грустно, она чувствовала себя потерянной и несчастной. Опять ей не повезло влюбиться в мужчину, для которого она обуза и проблема! В сущности, они почти не знают друг друга. Марина спрашивала себя, почему после всех пережитых бед она по-прежнему слепо доверяет малознакомому человеку? И, вообще, человек ли он? Внезапно девушка спохватилась:
— Работа! Я обещала выйти завтра на работу!
— Да? И что? — невозмутимо поинтересовался Стас.
— Если завтра я не приду в архив, мне придётся объясняться с начальством.
— Если ты появишься на работе, то вряд ли вернёшься домой. Полагаю, до архива ты даже не доедешь, люди колдуна схватят тебя по дороге.
Марина промолчала. Слова спутника пробудили в ней тревогу.
— Почему ты так уверен, что они к тебе не явятся?
— Потому что визит ко мне незваных гостей для них обычно заканчивается очень плохо. За нарушение границ личных владений у нас строго наказывают. Дома я всегда в своём праве и могу сделать с нарушителями закона всё, что пожелаю.
Марина невольно вздрогнула. Возможности своего спутника она видела на арене. — Долго я у тебя пробуду?
— Пока я не разберусь с колдуном и не приструню его банду. Отдохнёшь, отоспишься и окончательно успокоишься.
— И позабуду обо всех неприятностях?
— Конечно.
Интуитивно девушка поняла, что к неприятностям Стас относит и себя, и Колуна, и происшествия сегодняшнего дня, опасные, яркие и удивительные. Марина нахмурилась. Ей не хотелось выбрасывать из жизни Стаса, город вольников и прочих представителей разумных рас, тайно обосновавших рядом с людьми.
Машина выехала на кольцевую дорогу и помчалась по шоссе на запад. Спустя четверть часа Стас подъехал к своему особняку.
— Ты здесь живёшь? — спросила Марина.
— Да.
Девушка вышла из машины и оглянулась по сторонам. — Красиво!
Стас ухмыльнулся.
Дом Марине тоже понравился. Просторный двухэтажный особняк с большими окнами и садом. Хозяин проводил девушку в светлую комнату на втором этаже и оставил одну. Марина в изнеможении уселась на широкую двуспальную кровать. Как же она устала за этот сумасшедший день! По её ощущениям с момента, когда она вышла утром из дому за покупками, прошла неделя.
Время близилось к полуночи. Марина медленно достала вещи, переложила их в пустой встроенный шкаф и поплелась в душ. Нежась под струями тёплой воды, девушка постепенно расслабилась. Когда она вернулась к себе, на столе стоял поднос с чаем, горячим стейком и свежими овощами. Хлеба не наблюдалось. Марина поужинала, собрала на поднос посуду и спустилась вниз в кухню. Там горел свет, но Стаса не было. Девушка тщательно вымыла посуду и поднялась в свою комнату. Вскоре она крепко спала, укрывшись лёгким шерстяным пледом.
Стас спустился с крыши, где просидел до двух ночи. В кухне негромко тикали часы и работал холодильник. Пьянящий аромат девушки дразнил и будоражил вампира. Пружинистой беззвучной походкой он вошёл в комнату, где спала Марина. Мягкий свет полной луны падал из окна на кровать, освещая разметавшуюся в постели девушку.
По приезду Стас увеличил подачу тепла в дом. Спящая Марина стянула плед до пояса. Во сне её лицо выглядело безмятежно спокойным и по-детски доверчивым. На нежной шее ровно пульсировала заметная взгляду вампира артерия. Марина спала, повернув голову в сторону и согнув в локтях тонкие руки. В тёмных волосах девушки сверкали крохотные искры лунного света, чистая гладкая кожа приобрела матовый оттенок. При дыхании упругая грудь Марины плавно поднималась вверх. Под шёлковой тканью сорочки с узкой полоской кружева выделялись острые бугорки сосков. Вампир простоял возле кровати Марины около получаса, затем, подавив мучившее его желание, решительно развернулся и вышел прочь.
Утро застало Стаса за компьютером. Чтобы избавиться от мыслей о девчонке, он засел за работу. В принципе, заказ мог подождать. Но присутствие Марины в доме не давало вампиру покоя. Он слышал, как она встала с кровати, отворила дверь комнаты и вошла в ванную. Переодевшись, девушка спустилась вниз, и у вампира перехватило дыхание от дурманящего запаха её тела. Стас встал из-за компьютера и отправился в кухню.
— Доброе утро! — посвежевшее после сна лицо девушки сияло. Она улыбалась.
— Привет! — мрачно ответил Стас.
Улыбка пропала с лица Марины. Взгляд её сделался испуганным и удивлённым.
— Извини, я не выспался! — произнёс вампир.
— Из-за того колдуна? — участливо осведомилась девушка.
— Из-за него! — вздохнув, подтвердил Стас.
— Будешь кофе?
— Буду! — вампир недавно выпил литровую бутылку крови из хранилища, но чёрный молотый кофе он любил. Из соображений безопасности Стас держал свою особенную пищу в специальном холодильнике в кабинете. От бутербродов с сыром он отказался. — Я пойду спать, устал. За ворота не выходи и никому не открывай калитку, поняла?
Марина кивнула.
Стас ушёл, девушка дожевала бутерброды и вышла подышать воздухом. Она бродила по вытоптанным в снегу дорожкам по саду и размышляла над сложившей ситуацией. Обида на Стаса тугим комком подступала к горлу. Марина недоумевала, почему он так сильно изменился после того, как они выбрались из подземного города? Девушке представлялось, будто она внушает Стасу отвращение. Что с ней не так? Или он боится того колдуна? Нет, Стас никого не боится, просто он очень зол на неё и на чёрного мага! Марине хотелось отвориться калитку и уйти от мрачного хозяина особняка, куда глаза глядят.
К пяти вечера Стас проснулся. Его разбудил запах мяса из кухни. Марина за отсутствием других продуктов приготовила стейки из говядины, себе средней прожарки, Стасу, как он любит, с кровью. Поужинали молча. Марина сразу поднялась в свою комнату с приключенческим романом из хозяйской библиотеки. Он снова засел за работу.
Следующий день в точности повторял предыдущий. Разве что Стас по интернету заказал продукты в каком-то гипермаркете. Привезли мясо птицы, рыбу, морепродукты, крупу и много чего ещё. Марина решила, что хозяин особняка готовится к длительной осаде. А из архива её теперь точно выгонят за прогулы! Придётся, когда всё закончится, искать новую работу. И кому она нужна с дипломом историка-архивиста? Остаётся либо карьера секретарши, либо пойти учиться в тайном городе на летописца! Если возьмут. Марина нервно прыснула в кулачок. Нет, лучше в ведьмы! Профессия, востребованная в массах и у людей, и у нелюдей!
На третий день утром в дом постучался низенький, толстый тип с круглыми жёлтыми глазами в полушубке из рыжего меха и потребовал Стаса. К хозяину дома мужик приблизился с робким почтением, поклонился, протянул записку и сразу выскочил за калитку. Стас прочёл записку и помрачнел.
— Сегодня ночью я должен уйти! — сообщил он Марине. — Не смей выходить из дома даже в сад!
— Что-то случилось? — осторожно спросила девушка.
— Колун опять сглупил и попался! Он у мага.
— А письмо не подделка?
Стас взглянул на девушку и на миг задумался. — Вряд ли! Даже если подделка, колдун вернулся в дом, который арендует в городе. У меня появился шанс с ним разделаться!
— Будь осторожен, — голос Марины дрогнул.
Стас мгновенно приблизился к ней и притянул девушку к себе. Он схватил руками Марину за плечи и заглянул ей в глаза. — Прошу тебя, чтобы не случилось, не выходи из дома! Кого бы ты не увидела в окно, чей бы голос не услышала — никому не верь! Иллюзии бывают очень правдоподобными.
Марина закивала, из её глаз брызнули слёзы.
— Прости, я сделал тебе больно! — Стас отпустил девушку, а затем набрал по мобильному телефону номер какого-то знакомого и попросил привезти ему оставленные на хранение вещи.
В сумерках к дому Стаса подкатили старые жигули. Хозяин распахнул ворота, и машина въехала во двор. Из жигулей вылез худощавый, длинный, как жердь седой старик с аккуратно подстриженной бородой. Стас и странный гость обнялись.
— Обзавёлся хозяйкой? — спросил старик, указывая глазами на Марину, стоявшую на крыльце.
— Вроде того!
— Красавица! Ты, я смотрю, времени зря не теряешь, кровосос! — фыркнул старик.
Стас покачал головой. Гость с пониманием прищурил глаза и усмехнулся.
— Марина. Это мой старый друг Волемир. Знахарь-травник и охотник на чёрных магов.
— В прошлом — охотник. Старый я стал, руки и глаза не те! — проворчал дед и галантно поцеловал Марине руку. На мгновение девушке показалось, что зрачки ярко зелёных глаз знахаря превратились в вертикальные щели.
— Пока меня не будет, Волемир останется с тобой, — сказал Стас.
Мужчины пошли в гараж, захватив с собой здоровую сумку с вещами, которые привёз старик. А Марина отправилась готовить ужин на троих.
Солнце скрылось за горизонтом. Похожая на старый сыр луна робко выглянула из-за облаков. Необычные всходы семян, высеянных накануне прямо в снег перед забором особняка, арендованного господином Гюнтером, потянулись вверх. Тонкие серебристые нити, едва различимые в лунном свете, быстро оплели забор и проросли в сад. Колдовские растения стелились по земле, ползли по кустам и деревьям. Вскоре мерцающая паутина плотно застелила высокое крыльцо и добралась до входной двери.
Стас принюхался и нахмурился. Затем он вытащил из кармана джинсов крошечный сухой корешок. Удлинившимися клыками вампир прокусил кожу на запястье и капнул на корешок несколько капель крови. Сухой корень позеленел и принялся, извиваясь как червяк, быстро расти, вымахав за считанные секунды с человеческую руку. Вампир метнул корень в серебристую паутину. Последовала яркая вспышка, и магические растения в саду перед особняком моментально рассыпались в пепел. Колдовское охранное заклинание разрушилось.
Стас стремительной тенью метнулся в дом. Но в холле вампир в недоумении остановился. Слабый, слишком слабый для вольника запах Колуна проникал из подвала. Наверху спали двое: женщина средних лет и пожилой мужчина, не маг. Прислуга? Вампир задумался. По его сведениям чёрный маг постоянной прислуги в доме не держал. Что-то тут не складывалось.
Стас медленно спустился по лестнице к подвалу, приложил к обитой металлом двери артефакт-отмычку и рывком распахнул дверь. Сырой, тяжёлый воздух заставил вампира насторожиться. Запах вольника сделался чуть-чуть сильнее. После секундного размышления Стас вошёл в подвал. В небольшой комнате прикованный цепью к стене на узкой кровати лежал Колун. Восково-бледное лицо пленника с плотно закрытыми глазами выглядело неживым. Но острый слух вампира различил слабое биение сердца.
Стас остановился в двух шагах от пленника. Вольник почему-то вызывал у вампира интуитивное отвращение. Странно. Запах Колуна уже поначалу показался вампиру необычным, Стас принюхался и успокоился. Вроде представители народа вольных мастеров должны так пахнуть? Вампир окликнул друга, но Колун не отозвался. От тела вольника потянуло чем-то едким и приторно сладким. Незнакомые чары. Колдовской сон? Дома знахарь разберётся! Стас стремительно вырвал цепь из кольца. Зелёная молния вырвалась из стены и ударила вампира в плечо. Тело вольника начало быстро таять, исчезая на глазах. Вампира зашатало от слабости. Стаса безмерно удивило давно забытое ощущение тошноты и собственной уязвимости. Цепляясь дрожащими руками за стену, он выбрался из подвала. Плечо горело от жгучей боли.
Вампир медленно сползал по крыльцу в сад. Силы таяли с каждой минутой. Стас упал, поднялся на колени, ухватился за ветку дерева и встал во весь рост. Внезапно на него сзади набросили пропитанную парализующими заклинаниями сеть. Разорвать её полному сил вампиру ничего не стоило. Но сейчас старинный яд, с которым Стас сталкивался в последний раз лет триста назад, постепенно разрушал его изнутри.
— Вот мы и встретились, кровосос! — послышался насмешливый голос чёрного мага. Гюнтер стоял на крыльце, и от него пахло пожилым мужчиной-слугой. Из-за его спины выглядывала уродливая, скрюченная старуха. «Очень старая ведьма!» — догадался Стас. От землисто-серой кожи колдуньи попахивало женщиной средних лет, той, чей запах Стас принял за женщину из прислуги. О маскировочных чарах вампир знал, но давно с ними не сталкивался. Абсолютно несложное колдовство, а он глупо попался! У пожилого мужчины и женщины средних лет срезали куски кожи. Потом ведьма сварила зелье из человечьей кожи, которым обрызгала себя и Гюнтера.
Превозмогая слабость и боль, Стас извернулся и вытащил из набедренного чехла нож из обсидиана. Оружие африканских вампиров. На лезвие могущественная ведьма древнего чернокожего народа наложила особое заклинание. Сеть расползалась даже от лёгкого соприкосновения с ножом. Чёрный маг метнул в Стаса Стрелу Боли. Вампир сумел увернуться и активировать разовый портал.
— Стас, ты цел? — Волемир потряс рухнувшего во дворе особняка друга за плечо. Вампир глухо застонал и открыл глаза, затем встал на четвереньки и, опираясь на руку знахаря, поднялся на ноги. С трудом передвигаясь, Стас поплёлся в дом.
— Что с тобой? — спросил Волемир.
— Подарок от некроманта, — усмехнулся Стас и потерял сознание. В доме вампир очнулся и пробормотал какую-то абракадабру на древнем языке.
Марина, увидев белое неподвижное лицо Стаса, побледнела и прижала руки к груди.
— Плохо, но поправимо, — знахарь выглядел раздосадованным и озабоченным. — Совсем утратил осторожность! Непобедимый он, видите ли! Говорил умнику, если заметишь, что-нибудь странное, в дом не суйся! Не послушался.
Из-за сутулой спины Волемира Марина с ужасом разглядывала рану на плече Стаса. Вампир опять потерял сознание. Однако он успел рассказать знахарю о ловушке.
Рана выглядела чудовищно. Багровая глубокая язва с чёрным дном и зелёной жижей по краям быстро увеличивалась. Ядовитое зелье старой ведьмы медленно убивало вампира. Волемир развел колдовской огонь под медным котелком и, нашёптывая заклинания, бросал туда различные ингредиенты. Сквозь слёзы Марина наблюдала, как смешиваясь, порошки и травы бурлили в котелке. Последний ингредиент…. И Волемир влил в мгновенно остывшее лекарство донорскую кровь из пакета.
— Не стой, девочка, оботри салфеткой края раны.
Марина схватила смоченную в спирте марлевую салфетку и принялась вытирать зелёную жижу. Волемир обмакнул в зелье другую салфетку и положил лекарство на рану. Спустя полчаса, знахарь приподнял салфетку и покачал головой. Эффект от лечения не оправдал ожиданий. Зелёной жижи не стало, язва перестала расти, но и затягиваться не спешила.
— Что? — испуганно спросила Марина, — не помогает?
— Помогает, но недостаточно. Прошло более двух часов, и яд успел впитаться во все органы и ткани.
— Он погибнет?
— Не знаю. Для регенерации нужна свежая, молодая кровь, желательно человеческая и не менее полутора литров. Консервированная кровь не подойдёт.
Девушка быстро закатала рукав и вопросительно поглядела на знахаря. Волемир поджал губы и покачал головой. Неразумная девчонка! Совсем голову потеряла. Но раз она выбрала вампира, с последствиями ей и разбираться.
Знахарь вздохнул и достал из шкафчика глиняный кувшин, наполнил пенным красно-коричневым напитком большую чашку и протянул её Марине. — Пей! Зелье поможет справиться с потерей крови.
Стас медленно приходил в себя. Сердце редкими, но ровными и мощными толчками гнало обновлённую кровь вампира по венам. Ослабевшие мышцы постепенно наполнялись силой. Застывший мозг просыпался. Он жив? Яд старой ведьмы его не убил?
Позднее появилось волнующее ощущение присутствия молодой женщины, её тёплого, приятно пахнущего луговыми травами и земляникой тела. Лёгкое прикосновение ко лбу чутких пальцев. Марина. Из открытого окна повеяло предрассветной сыростью. Где-то вдалеке с рокотом пронёсся автомобиль.
Стас открыл глаза. В прохладном полумраке испуганное большеглазое лицо девушки, склонившейся над ним, выглядело таинственным и почти незнакомым. Радость вспыхнула в её глазах, уголки губ приподнялись в улыбке. «Она вся светится!» — подумал Стас. Чуть позже он понял — опасность миновала. Организм вампира справился с ядом.
Прошло около часа, и Стас окончательно восстановил силы. Марина вернулась и присела на краешек постели. Мужчина осторожно взял руку девушки и коснулся губами ладони. Огромные глаза Марины потемнели. Она коротко глубоко вздохнула. Стас нежно поцеловал тонкое запястье, провел кончиком языка вверх по тёплой, шелковистой коже. Губы его остановились в мягкой ложбинке на локтевом сгибе, там, где осталась крохотная точка от иглы.
Стас мгновенно вскочил с кровати. Сильные руки крепко обхватили кисти девушки. Пронзительный жёсткий взгляд вампира заставил Марину оцепенеть. Она с отчаянной храбростью подняла подбородок, и суровое лицо мужчины смягчилось, лёд в его холодных светлых глазах растаял. — Почему?
Девушка зажмурилась и попыталась его оттолкнуть.
— Почему? — повторил Стас.
— Ты знаешь! Всегда знал…
Марина порывисто прижалась к невероятно плотному, будто созданному из гранита телу мужчины. Он целовал струящийся шёлк её волос, гибкую шею. Марина откинулась назад и потянула его к себе. Стас обнял её талию, провёл рукой по упругому бедру. Пьянящий запах луговых трав и земляники заставил его отбросить прочь сомнения и здравый смысл.
Неплотно прикрытое окно распахнулось, и в комнату ворвался ледяной зимний ветер. Сладкий дурман распалил любовников, вскружил им головы. А шаловливый, порывистый ветер тихим шёпотом забормотал им нежные слова, потом запел громко в голос, неистово и страстно.
Ближе к полудню Марина спустилась в кухню. Стас часом раньше уехал в город по какому-то важному делу. Волемир увидел шальные от счастья глаза девушки и философски приподнял брови. Девчонка добровольно отдала вампиру свою кровь. Теперь она связана с ним до конца жизни. Стас всегда будет знать, где она, и что с ней происходит. Марина переспала с ним и больше не сможет иметь детей. Выделения организма вампира, будь то слюна, кровь или сперма изменяют метаболизм людей. Те, кто связан с вампиром близкими отношениями, конечно, не смогут жить вечно, но получат хороший иммунитет и очень долгую молодость. Впрочем, девушка до сих пор толком не знает, кто её мужчина.
— А Стас не говорил, когда вернётся? спросила Марина у знахаря. На лице девушки вспыхнул предательский румянец.
— Нет.
Марина насторожилась. — Это не опасно, куда он поехал?
— Думаю, нет. Чёрный маг и его сообщница уже покинули город. Ведьма знает, что Стас выжил.
Марина перевела дыхание, снова заулыбалась и, негромко напевая, занялась готовкой.
Стас вернулся к вечеру. Девушка гуляла в саду. Сегодня воздух сделался мягче и теплее, запахло весной и талой водой. Увидев въезжающий во двор внедорожник Стаса, Марина улыбнулась и кинулась ему навстречу. Вампир вышел из машины. Радость девушки отчего-то не вызвала у него ответного отклика. Стас подошёл к Марине и взял её за руки, глаза мужчины смотрели серьёзно и печально.
— Что-то случилось? — взволнованно спросила девушка.
— Да. Теперь ты всегда будешь со мной.
— Это плохо? — удивилась Марина.
— Не знаю. Это непросто. Особенно для тебя.
— Ты, ты жалеешь о том, что между нами произошло? — голос девушки задрожал.
— Нет, нисколько. Я хотел этого с того самого момента, когда впервые тебя увидел!
Марина перевела дыхание и немного успокоилась.
— Но я боюсь за тебя. Ты даже не догадываешься, с кем связалась!
— С самым лучшим, умным и красивым мужчиной!
— С опасным чудовищем, — глухо произнёс Стас. — Я вампир. Хищник и убийца.
Марина отшатнулась от него и закрыла лицо руками. Стас горько усмехнулся и медленно пошёл по дорожке к дому. Девушка бросилась за ним. — Мне всё равно, кто ты! Главное мы нужны друг другу, ведь так?!
Вампир остановился. Марина всхлипнула и обняла его за шею.
 
Глава 12
1369 год от Рождества Христова
Весна выдалась сырой и холодной. Благодатное тепло, пробудившее в конце березня закоченевшую долгой морозной зимой землю, казалось, ушло безвозвратно. Настал долгожданный кветень. Но вместо живительного солнца другой весенний месяц принёс нескончаемую череду дождливых, ветряных дней. С равнодушного серого неба что ни день шёл ледяной проливень вперемежку с густыми хлопьями мокрого снега. К ночи становилось холоднее, постылый снег укрывал белым покрывалом подмёрзшую землю. Изредка ветру удавалось разогнать плотные тучи, и в просвете ненадолго проглядывала небесная синь. Птицы и зверьё попрятались, затаившись в неприветливом, голодном лесу. Видно крепко рассердились древние боги на неразумных людей, позабывших веру отцов и дедов! А новый христианский бог не торопился взять отступников под своё покровительство.
Дружина княжича Станислава возвращалась из похода. Копыта лошадей грузно хлюпали по вязкой грязи разбитого тракта. Пахло сырой землёй и гнилью. С каждым годом Орден набирал силу, строил крепости и подминал под себя новые земли. Нынешний великий князь Кейстут, дабы проучить вконец обнаглевших рыцарей, объединил собственное войско и дружины удельных князей в походе на тевтонов. Однако даровавший предкам победу в сражениях грозный Перун, отложив в сторону огненное копьё, крепко спал на мягком ложе в небесном доме. Лукавая военная удача покинула сборное войско. Угрюмый лик смерти презрительно ухмыльнулся отчаявшимся воям, указав костлявым пальцем на погибших сородичей, чьи изрубленные тела гнили в сожжённой крепости.
До дома оставалось совсем немного, но радости на лицах дружинников не было. Войско двигалось налегке. В обозе не ползли чередом тяжело нагруженные телеги, на боках коней не покачивались полные добытого добра седельные сумки. Тягостную тишину в строю прерывали лишь редкие команды, да фырканье лошадей.
За холмами показалась скованная потемневшим, ноздреватым льдом река, посреди которой просматривалась тёмная лента свободно бегущей воды. На левом берегу, где быстрая, широкая Мяделка делала петлю, виднелись башни замка. Неприступная западная вежа, сложенная из тёсаного камня, недоверчиво поглядывала узкими бойницами на реку. Её младшая сестра, ростом пониже, наблюдала за дремучими лесами на востоке и юге. А вблизи замка пристроились добротные домики поселения.
Усталые лошади почуяли близость жилья и, не дожидаясь понукания всадников, поскакали быстрее. Дружинники тоже повеселели. Осанисто расправились плечи, заблестели очи, и послышались разговоры. Только лицо княжича по-прежнему оставалось хмурым.
Злость и ущемлённая гордость не давали Станиславу покоя. У Ордена что ни слово, то ложь! Твердят о христианской любви и милосердии, прикрываются божьим словом, а сами хуже татей с большой дороги! Пообещали Кейстуту отпустить гарнизон крепости с миром. И что? Дождались, когда люди вышли из горящего замка, и приказали всех перебить! Словно мы грязь под их ногами. Мол, обещание, данное грязи, держать не след… Погоди, немец, наберёмся сил и пойдём в новом году на Пруссию! Князь Кейстут резанул, не обинуясь, «навестим на будущую зиму гроссмейстера и попросим у него дружеского приёма»! Княжич представил свой меч, багрово-красный от рыцарской крови, набитые золотом сундуки в хранилищах Ордена и хищно улыбнулся.
Дорога круто развернулась влево и пошла вниз. На западной башне запела труба. Дружину заметили. Забегали стражники на галереях, надстроенных на массивных, дубовых стенах. Но мост в замок не подняли, враз узнали соплеменников.
Встречать дружину вышел сотник Некрута Добробой. Пара десятков юных, тонкошеих стражников с неуёмным любопытством новичков таращились на покрытых дорожной грязью дружинников. В их окружении постаревший воин смотрелся матёрым ястребом среди шустрых, задиристых воробьёв. Некогда иссиня-чёрные усы старика поседели, но по-прежнему воинственно закручивались кончиками вверх. Морщинистые, загорелые руки с узловатыми суставами уверенно упирались в кожаный пояс с мечом в потёртых ножнах.
Глаза сотника пытливо остановились на княжиче. Ни дружеского тепла, ни доброго слова! Похоже, сводного брата князь Твердислав не ждал! Станислав невесело усмехнулся, прищурив веки. Сотник не выдержал прямого взгляда княжича, отвёл глаза и настороженно замер. Сильно изменился за последний год Станислав! Заматерел. Смотрит сурово, пронзительно. Такой не спустит обмана и предательства. Не поладит Станислав с братом. Зримо быть беде!
— С чем пожаловал, княжич? С добром али нет? — в голосе старика прозвучало сдержанное недоверие, словно не он в детстве учил юного княжича выслеживать зверя в лесу, стрелять из лука и держать меч. Чужой! Станислав горделиво выпрямился в седле, не желая прилюдно показать обиду на холодный приём. Что ж так неприветливо глядят сородичи? Даже старик Добробой не рад бывшему воспитаннику! Хорошо ещё, братец Твердислав не приказал поднять мост. И то ладно.
— По воле великого князя останемся в замке до зимы! — нарочито высокомерно проговорил Станислав, рассердившись на допрос, учинённый сотником у ворот.
Опытный старик понимающе хмыкнул. Обиделся княжич. Ну, что тут поделать, мы, люди служилые, несвободные!
Станислав досадливым взглядом окинул толпу любопытных. Люди сбежалась поглазеть на вернувшуюся из похода дружину молодого княжича. Народ галдел, обсуждая бесславное возвращение воев.
Не укрылось от Станислава, как притихли его дружинники. Оно и понятно. Нечем хвастать! Осаждённую крепость не оборонили, с рыцарями не бились. Мелкие стычки не в счёт. То-то братец Твердислав порадуется! Не любит он Кейстута. Желает сам по себе быть. Никак не поймёт скудоумной башкой, что без поддержки воев великого князя Поставский замок ни за что не выстоит перед орденом и татарами! Неразумный он, Твердислав и жадный. Его б его воля, ни воза хлеба, ни лошадей, ничего б не дал Кейстутову войску! Думает, с крестоносцами получится договориться. Ан не получится! Они с нами договариваться не будут. Тевтонам одно надо — наши земли под себя взять…
Столы к вечерней трапезе накрыли в большом зале. Твердислав важно восседал на отцовском месте. Князь в растерянности теребил пухлыми, унизанными дорогими перстнями пальцами редкую светлую бородку, с опаской посматривая на младшего брата. Крупный, высокий, но рыхлый и слабосильный Твердислав не любил ратное дело. Да и какой прок от войн? Торговля! Вот откуда появляется богатство и сила. А сила даёт власть! Деньгами от любого врага откупишься. К тому же Мяделка — река судоходная. Как лёд уйдёт, купцов понаедет множество. Золото и серебро само поплывёт в руки!
Сводный брат, рождённый тихой красивой мачехой, всегда раздражал Твердислава. С самого детства он завидовал Станиславу, отнявшему у старшего княжича сердце отца. Едва высохла земля на могиле прежней княгини, отец взял новую жену. Станислав рос его любимцем. Отчаянно смелый, быстрый и живой отрок в четырнадцать лет отправился с отцом в первый поход. Ближние к старому князю люди поговаривали, не стесняясь присутствия старшего княжича, будто младший братец займёт княжеский стол после отца. Такова, видите ли, воля старого князя и желание дружины.
Два года назад Станислав с собственной дружиной отправился на юг воевать татар. Добычу он привёз знатную, а княжеский титул потерял! Когда братец воротился, его встретил новый князь — Твердислав, занявший княжеский стол вместо умершего отца. К удивлению Твердислава, братец больше убивался по покойнику, чем по утраченной власти. Кто ж он такой без власти!? Княжич по праву рождения, а собственного удела нет! Правда, у него есть дружина. С дружиной можно наняться на службу. Война — лучшее дело для Станислава, считай, с детства воюет! Сводному брату по справедливости досталась своенравная судьба наёмника! Здесь же он никому не нужен. У Твердислава подрастает сын-наследник.
Станислав, приодетый в кафтан заморского зелёного бархата, сдержанно поприветствовал князя и, небрежно поклонившись княгине Любаве, уселся со своей дружиной. Бесшабашная независимость младшего брата неприятно уколола гордость Твердислава. Но он благоразумно не подал вида.
Княгиня капризно поджала пухлые алые губы и отвернулась. Затейливые подвески с крупными жемчужинами, прикреплённые у висков к шитой золотом шапочке, с нежным звоном скользнули по гибкой шее. Позабыл о ней Станислав, словно о дворовой девке, с которой после хмельного застолья провалялся ночь на сене! Густая краска залила ярким румянцем щёки княгини, прикрытые уложенными тугими кольцами золотистыми косами. Постыдная тайна запретной любви. Всего-то менее года назад короткая связь со сводным братом мужа лишила покоя невозмутимую красавицу, согрев её несбыточной надеждой на счастье. Прошло десять долгих месяцев с прошлых Русальих, когда приключилась их любовь. А потом Станислав выехал за ворота замка и навсегда позабыл о возлюбленной!
Скоро снова скинут ледяной панцирь реки, зажурчат призывно и таинственно. Зазеленеют на лугах травы. Незаметно пробежит сырой, холодный кветень, пройдёт травень с первыми грозами, а за ним наступит жаркий, пышный травами червень. Отцветут сады, на деревьях появятся молодые завязи…
В последний день зелёного травня настанет Русалья неделя, когда русалки покинут быструю Мяделку и тихие лесные озёра, выйдут из воды на берег. Станут русалки короткими летними ночами водить хороводы под чарующие, дивные песни. В местах русальих игрищ трава вырастет гуще и зеленее, птицы запоют звонче, и распустятся невиданной красоты цветы. Горе человеку, который осмелится там появиться! Водяные девы зацелуют его до смерти и утянут под воду.
На Русальей неделе народ веселится от души: варят хмельную медовуху, пекут пироги, гуляют в лесах и на лугах, водят хороводы. Девушки плетут венки и бросают их в реку, гадая о суженом. В русалий четверг ловят на лугу ряженую русалку, а, поймав, кидают в воду.
С трепетом княгиня вспомнила прошлогодний праздник, когда до ночи задержалась на лугу, любуясь хороводами и слушая песни. Задора, любимая служанка и подруга, уговорила Любаву пойти на берег Мяделки поглядеть на гадание. Быстрое течение подхватило венок девушки, и Задора побежала за ним. Княгиня же медленно побрела по берегу на луг, где народ с криком и хохотом ловил ряженую русалку.
Любава радовалась лёгким, пьянящим запахам цветов и трав, погожему, тёплому вечеру. Улыбнувшись собственным мыслям, княгиня подошла к веселящейся толпе. «Русалку» уже поймали. Парни потащили возмущённую, вырывающуюся добычу к реке. Громкий всплеск — и «русалка» очутилась в воде! С добродушным смехом вытащили ряженую на берег, водяная дева оказалась здоровым, смешливым парнем. Музыканты задули в рожки, заиграли песни.
Княгиню узнали, поднесли ей золочёную чашу с мёдом. Любава пригубила сладко-пряный напиток. И пошло веселье. Княгиня не выдержала, встала в хоровод, запела песню. Её голос зазвучал, будто в девичестве, звонко и радостно. Оглянувшись, Любава увидела брата мужа. Взор княжича ласкал и дразнил. А она млела и томилась от знойного жара, нежданно согревшего её душу. Той ночью Любава поняла, что ранее не жила вовсе. Ровная, спокойная привязанность мужа, надоедливые, словно скучный осенний дождь супружеские ласки никогда не заставляли сердце княгини биться так сильно и часто, как в объятьях Станислава.
Далеко за полночь, вволю наплясавшись и напившись медовухи, люди постарше пошли по домам, а влюблённые парочки разбрелись по лугам. Княгиня, отчаявшись разыскать беспечную Задору, отправилась в замок в одиночестве. Осторожно продвигаясь по тропинке, она разглядывала россыпь звёзд и лукавый жёлтый месяц на ночном небе. Внезапно лёгкий шелест травы привлёк её внимание. Любава повернулась и увидела стройную фигуру княжича, брата мужа. Он подошёл к ней и, не сказав ни слова, точно заранее знал ответ, обнял княгиню. Земля закружилась у неё под ногами. А на утро Станислав уехал, не простившись.
Бывшая нянька княжича, пряча осуждающие глаза, робко приблизилась к красавице-княгине и протянула трясущимися от старости руками шкатулку с подарком. В шкатулке лежали бусы из переливчатого розового жемчуга и завядший луговой цветок, который Любава вплела в косу вчера вечером.
Гости угощались, веселились, хвалили хлебосольных хозяев. Твердислав много ел, ещё больше пил, свысока с одобрением поглядывал на сытых, довольных людей, милостиво кивая головой в ответ на добрые пожелания. Княжич Станислав молча наблюдал за дружиной, лениво, как бы нехотя, потягивал небольшими глотками хмельное вино из серебряного кубка. Княгиня хмурилась, изредка бросая короткие вопросительные взгляды на княжича. Но он ни разу не повернул голову в её сторону.
— А что, любимый брат, не присмотрел ли ты где-нибудь себе жёнку? — игриво спросил Твердислав. — Смуглявую татарку с жаркой кровью или белую, крепкую чудинку? Ты ж у нас давненько по чужим землям крутишься.
В притворно заботливом голосе брата прозвучала плохо скрытая насмешка. Намёк на неустроенную, тяжёлую судьбу княжича — вечного воя без собственного дома и земли. Станислав криво ухмыльнулся и произнёс: — Не нашёл пока похожей на твою княгиню!
Любава вспыхнула, прикрывая лицо шёлковым повоем.
— Не ведал я, что тебе моя жёнка нравится, — самодовольно заявил Твердислав. — Княгиня у меня — красавица, верная и послушная, сыну-наследнику четвёртый годок пошёл. — Князь по-хозяйски обнял жену и сыто икнул. Любава поморщилась. Станислав обернулся к княгине. Внимательные светлые глаза на миг остановились на зардевшейся красавице. Та вдруг поднялась со скамьи и, сославшись на нездоровье, покинула горницу.
Пировали до ночи. Дружинники хвалились друг перед другом былыми, заметно преувеличенными подвигами, богатые купцы под шумок обсуждали торговые сделки. Князь удалился вслед за княгиней. Станислав со скучным лицом слушал разговоры, задумчиво поглядывая в узкое окошко. Неужто Любава не простила его? Злится. Любит? Да полно, что там вспоминать! Стукнула в голову по весне кровь и ему, и ей. С кем не бывает! Ночка весёлая была, сладкая. Дело то прошлое. Он давно позабыл о пригожей княгине. А она, получается, нет. Видно, братец не сильно её осчастливил. Знал бы, что так повернётся, не поехал бы сюда. До зимы в другом месте переждал бы.
Незаметно подошёл к концу кветень. В три дня зазеленела молодой травой усталая от снега земля. Мутные воды Мяделки унесли прочь последние глыбы талого льда. На деревьях лопнули почки, выпустив тонкие светло-зелёные листья. В парном воздухе разлилась истома.
Княжич Станислав проводил дни, тренируя дружину. Вои Твердислава поначалу наблюдали за тренировками со стороны. Затем пожелали испытать себя в потешном бою, после чего в большинстве своём присоединились к дружинникам княжича. Старик Добробой одобрительно крутил головой и усмехался в усы, любуясь выправкой и воинской сноровкой бывшего воспитанника и его дружины. Что и говорить! Знает ратное дело княжич.
Любава, притаившись подле узкой бойницы главной башни, тоже частенько наблюдала за тренировками. Но не воинское дело притягивало её внимание.
Станислав прилюдно, да и наедине держался с княгиней учтиво, ни словом, ни случайным взором не напоминая о прошлом. Будто не было ничего между ними той летней колдовской ночью. Обида чёрной кошкой пробралась в сердце Любавы и непрерывно терзала его острыми, безжалостными когтями. От обиды недалеко до ненависти, злой и жгучей.
Князь Твердислав радовался, посматривая на широкую Мяделку. Скоро потянутся по реке торговые суда! Рыночная площадь оживлённо загудит разноязыкими голосами. Пополнится княжеская казна.
Была у Твердислава опасная тайна. Вспоминая о резном ларце в потайном месте, где хранилась грамота от тевтонского гроссмейстера с предложением военной помощи и торговых льгот в подчинённых ордену землях, князь довольно ухмылялся, поступь его делалась твёрже и увереннее. Твердислав ответил на грамоту согласием и теперь не опасался нападения крестоносцев. Но боялся князь, чтоб никто, будь он неладен, не прознал об его тайном сговоре с орденом.
Однако вскоре надежды Твердислава на прочный мир с тевтонами развеялись, как дым на ветру. Однажды вечером усталый гонец передал князю от гроссмейстера другую грамоту. Затворившись в горнице, Твердислав торопливо ознакомился с содержимым послания, и лоб его покрылся испариной. Немец в открытую назвал князя лгуном, обвиняя в нарушении данного слова. Якобы Твердислав обещает ордену мир и всяческое содействие, а сам втайне собирает войско в помощь вероломному Кейстуту. Вдобавок гроссмейстер потребовал сдать крепость, утверждая, что войско крестоносцев на подходе к городу.
Поразмыслив, Твердислав смекнул, что за пополнение к его войску немцы приняли дружину брата. Князь поступил неразумно, приняв в городе Станислава с дружиной! Навлёк ненавистный братец на Твердислава беду! Что ж теперь делать? Заставить Станислава убраться? Сказать, что его вои объедают скудную казну сверх меры? Не поверит. А вдруг немец и впрямь нападёт? Пухлые пальцы князя нервно задрожали. Воевать с орденом? Безнадёжное дело! Сдать крепость, когда тут Станислав? Попробовать откупиться? Написать немцам, нету, мол, никакого войска, то брат с дружиной ненадолго в гости заехал?
Дверь тихо отварилась. Доверенный советник, хитрый и осторожный Олята вкрадчиво приблизился к князю. По насупившемуся лицу Твердислава Олята понял — пришла беда.
— От гроссмейстера грамота? — догадался советник.
Князь кивнул и протянул Оляте послание. Тот прочитал и аккуратно положил грамоту на стол.
— Что скажешь? — спросил изменившимся, непривычно тонким голосом Твердислав.
— То и скажу. Не место в замке княжичу! Под удар нас подставил.
— Сам знаю! А как его выпроводить? Как ему сказать, чтобы убрался? А если заподозрит что!? Станислав — он непростой, ох, непростой…
— Подумать надо.
— Так думай быстрей! Гроссмейстер пишет, близко его войско.
Олята поклонился и покосился на стену, где в тайной нише князь прятал резной ларец с важными грамотами.
И всё же немец нагрянул неожиданно. К утру прибежал запыхавшийся мужик в заляпанной свежей грязью свите и сообщил стражникам, что видели на княжеских землях передовой отряд крестоносцев.
Крепость и город готовились к обороне. Люди попрятали скот в лесах. Захватив самое ценное, бросились под защиту крепких стен. Точили мечи и топоры, выкатили из подвалов бочки со смолой, усилили дозоры. Открыли шлюз, и в глубокий ров перед замком хлынула речная вода. Князь Твердислав впал в мрачную оторопь, и его брат взялся руководить обороной крепости.
Крестоносцы появились на рассвете другого дня, выжгли поселение перед замком, перебили с десяток неосторожных, попытавшихся утащить из хат оставшееся добро. Но к замку немцы не сунулись. Наверно решили, что одолеть наскоком крепкие дубовые стены крепости не получится. Тевтоны стали лагерем в перелеске за холмами. Вокруг замка выставили посты, чтобы никто не смог выбраться незамеченным.
Ни на следующий день, ни через день, ни через три дня немцы не попытались штурмовать замок. Чего ждут? Будут переговоры? Осаждённые терялись в догадках. В крепости стояла тревожная тишина. Дети и те перестали играть. Опытные вои в нетерпении поглядывали со стен на затаившегося врага.
А у Твердислава затеплилась надежда откупиться. Пусть возьмут золото, серебро, меха! Пусть ценой мира станет голова строптивого братца!! Только б убрались с его земли! Князь с верным Олятой подготовили грамоту для гроссмейстера и ждали удобного момента передать её с надёжным человеком в немецкий лагерь. Дело оказалось непростым. Станислав повсюду в помощь к замковой страже расставил своих дружинников. Те, как стая волков в голодный год неусыпно следили и за немцами, и за людьми князя. Не доверяли никому. Выучил их Станислав знатно, чтоб его чума забрала!
На пятый день осады лазутчику из дружины княжича удалось выбраться из крепости через шлюз, проплыть по реке до излучины, наблюдая за крестоносцами из воды. Возвратившись, он сообщил, что к немцам подошли три корабля, но нет на кораблях вооружённых воев. Сами корабли подобны малым купеческим когам, да и старые они, того и гляди, развалятся! Что в них немцам? Княжич Станислав, услышав новость, задумался.
На рассвете стража поймала подозрительного мужика, по виду горожанина, пытавшегося выбраться из замка, при нём нашли грамоту. Мужик назвался сыном купца. А грамота оказалась посланием к гроссмейстеру с предложением выкупа и сотрудничества. На грамоте вместо подписи стоял непонятный знак. Купеческого сына пытали. Признался он, что послал его Олята. Когда Твердислав узнал новость, губы его задрожали, спина покрылась потом.
Оляту обнаружили на замковом дворе, отчитывал конюхов за овёс, скормленный лошадям сверх меры. Стражники, не обращая внимания на протесты княжеского советника, потащили предателя в темницу. Олята выл и рвал на себе волосы, клялся, что никого к немцам не посылал, оболгали его! Вокруг собрались вои, набежало народу.
В отчаянии Олята упал на колени и указал на княжича Станислава, обвинив его в сговоре с крестоносцами. Якобы видел, как княжич прятал грамоту с гербовой печатью тевтонов. Это он, Станислав навёл на замок беду! Хочет стать князем и сговорился с крестоносцами. Вот почему немцы не идут на штурм. Ждут, когда по приказу Станислава отворят им ворота!
Толпа взвыла. Послышались крики с угрозами в адрес княжича. Некрута Добробой растолкал народ, схватил за шёлковый кафтан Оляту, пытавшегося спрятаться за спиной Твердислава, и потребовал доказательств. Сотника уважали. Крики стихли. Люди настороженно замерли. Добробой, прихватив с собой пару стражников, бросился в покои княжича.
— Мною хочешь откупиться, дорогой брат? — негромко спросил Станислав. — Оляту обговорить меня заставил?
Твердислав настороженно замер, словно заяц, затаившийся в траве от лисицы. Знал он по опыту с молодости, что спокойный, ровный голос Станислава опаснее громких угроз.
— Не ведомо мне ничего, — пробормотал Твердислав, озираясь по сторонам в поиске поддержки.
Княжич в ответ недоверчиво приподнял брови. За его спиной стеной встали испытанные в походах опытные вои. Эти головы за Станислава сложат, а в обиду его не дадут!
Народ в нетерпении переговаривался, ждал. Неужто княжич пошёл на предательство? Ведь вырос здесь, возмужал! Впрочем, жажда власти меняет людей. Припомнили прокатившиеся по городу в прошлом году слухи о шашнях Станислава с красавицей княгиней. Люди не слепые, приметят то, о чём сам князь знать не знает! Поэтому, когда на шум вышла княгиня Любава, толпа сразу притихла. Потом кто шёпотом, а кто, не таясь, во весь голос принялись обсуждать новые домыслы о возможном предательстве княжича. Купеческий сын с грамотой, посланный к немцам Олятой, на время был позабыт.
Любава заметила, как угрюмо поглядывают на неё мужчины, ехидно перешёптываются женщины, но виду не подала. Она княгиня! Любава высоко подняла красивую голову и, обратившись к народу, громко спросила: — Что случилось, люди? По какому случаю собрались?
Никто не ответил. Небрежно откинув с лица золотистую прядь волос, Любава принялась разглядывать сердитые, растерянные лица людей. И вдруг пронзительный бабий голос в самой гуще толпы прокричал: — Твоего любовника, княгиня, судить пришли! Продал он нас немцам!
Народ опять загудел. Кто-то попытался заткнуть бабе рот. Не знаешь точно, не болтай! Раздались грозные выкрики вперемешку с неприличными насмешками. Князь Твердислав побагровел, тупо, по-бычьи уставившись на княгиню. Опустив глаза, перепуганная Любава молчала.
— Видите! Княгиня и слова против не сказала! — восторженно заверещала та же баба. — Сговорились они со Станиславом князя погубить, а нас немцам продать!
— Не было никакого сговора! — грозно и громко произнёс княжич. — А тот, кто такое выдумал, мне ответит!
Люди знали, Станислав слов на ветер не бросает! Толпа прекратила шуметь. Переговаривались втихомолку, со сдержанным любопытством поглядывая на княжича и красавицу княгиню.
 
Глава 13
Из главной вежи спустился Добробой со стражниками. Сотник выглядел мрачным и враз постаревшим. В руках он сжимал грамоту с печатью тевтонского ордена. Старик ошеломлённо поглядел на Станислава. — Послание гроссмейстера? — указал он на грамоту. — Нашли в твоих покоях, княжич, — осуждающе проговорил Добробой. — Эх, княжич! Не думал я, что ты продашься немцам.
За спиной Твердислава нервно хихикнул Олята. Князь узнал тайное письмо из ордена, которое прятал в нише стены. До чего же ловок Олята! Хитёр! От души у Твердислава отлегло, будто свалился тяжёлый камень. Но затем в памяти всплыли слова бабы из толпы и испуганное лицо Любавы. Горькая догадка болезненно стегнула князя по самолюбию, затуманив разум гневом. Княгиня! Распутница! Молчит, прячет виноватые очи. Любава и братец! Неспроста Станислав не женится, неспроста говорил на пиру, что ищет себе жёнку, похожую на княгиню. Ревность и жгучая ненависть к брату ослепили князя. — Ах ты, вор! На моё княжество и жену позарился! — крикнул Твердислав и обнажил меч.
Толпа заорала, требуя крови княжича. Большинство дружинников Станислава растерянно переглядывались. Княжича окружила горстка верных воев, готовых в любой момент ввязаться в неравную схватку.
Твердислав почувствовал поддержку толпы. Отметив про себя, что княжич отвернулся и не успеет быстро достать оружие, ринулся на брата. — Убью предателя!
Но, видно, позабыл Твердислав о долгом военном опыте Станислава. Княжич пригнулся, уклоняясь от прямого удара, и мгновенно выхватил из ножен меч. Братья сошлись в смертельной схватке. Стража и дружинники окружили их плотным кольцом. Народ замолчал в ожидании исхода поединка.
Гнев лишил Станислава обычной рассудительности. Сказались выработанные годами боевые навыки. Схватка оказалась недолгой. Твердислав, охнув, неуклюже рыхлым комом осел на землю. Меч княжича рассёк рёбра и верхнюю часть брюха. Жёлтый песок быстро темнел, жадно впитывая густую кровь. Из раскрытого рта Твердислава с бульканьем выплеснулся алый пенный сгусток. Князь безуспешно попытался что-то сказать. Голова его дёрнулась в предсмертной судороге. Прижав руки к распоротому животу, Твердислав застыл. Князь не успел осознать и принять собственную смерть, удивление замерло в остекленевших очах мертвеца.
Потрясённые убийством люди молчали. Станислав сжал пересохшие губы и спокойно, словно после учебной схватки вытер меч. Вскрикнула и зарыдала княгиня Любава. Народ разом загалдел. Женщины запричитали, завыли в голос.
— Нелюдь! — отрывисто бросил сотник Добробой, лицо старика потемнело от гнева. — Убил брата. Будь ты проклят, княжич!
— Я защищался, — ровным голосом ответил Станислав. — И не ждите от меня покаяния!
Толпа негодовала. Стражники обнажили мечи, ринулись на княжича и десяток его защитников. Станислав с его людьми умело оборонялись, но стражники брали числом. Они постепенно теснили маленькую горстку яростно сопротивляющихся дружинников к стенам, пытаясь взять «предателей» в кольцо.
Княжич усмехнулся. Моя выучка! По знаку Станислава двое дружинников, скользнув за спины сотоварищей, бросились к воротам. Пара действовала слаженно и целеустремлённо. Вскоре им удалось перебить стражников, охранявших ворота, и вытащить засовы.
Станислав свистнул. Дюжий дружинник, вращая булавой, со звериным рыком бешеным берсерком кинулся на нападающих. Те отшатнулись в сторону. А княжич и его люди выскочили за ворота. Стражники не стали их преследовать за пределами крепости. Послали вдогонку беглецам десяток-другой стрел. Станислав с дружинниками ловко скатились по насыпи и нырнули в ров с водой. Сколько не вглядывались в мутную, тёмную воду, беглецов так и не нашли.
А на следующее утро на рассвете запела труба дозорного. Вои поспешили на стены. Арбалетчики выстроились в верхней галерее. Лучники встали у бойниц. Крестоносцы медленно двигались к стенам крепости. В первых рядах тевтонов шла пехота, лучники. Рыцари неторопливо выехали из перелеска. Но что-то было не так. Не тащили немцы ни лестниц, ни стенобойных машин. Пехота приблизилась на расстояние, недостижимое для стрел, и застыла, как вкопанная.
Вои на стенах с недоумением смотрели на стройные ряды немецких пехотинцев. В предчувствии злого вражьего умысла Некрута Добробой ощупывал глазами каждую кочку, надеясь разгадать хитроумный план тевтонов.
— Корабли! Корабли на реке! — прокричал дозорный с главной вежи. Сотник кинулся на западную вежу. Увиденное вызвало у него поначалу недоумение, а позднее, когда Добробой понял план врага, неприкрытый ужас. Один за одним старые купеческие коги с раздутыми попутным ветром парусами споро продвигались по реке к замку. Людей на кораблях не было, потому что корабли полыхали огнём, от которого шёл чёрный, едкий дым. Горячий серый пепел и тлеющие обрывки такелажа шальным ветром разносились по окрестностям. Вспыхнул сухостой вдоль берегов.
— Готовьте воду в бочках! — во весь голос отчаянно скомандовал Добробой. Во дворе забегали, засуетились люди, черпая воду из колодца во дворе замка. Наполнить водой бочки нужно время. Да ещё, попробуй, затащи их на стены! А корабли приближались быстро, слишком быстро. Попутный северо-западный ветер, раздувая потрёпанные паруса судов, гнал коги по реке в сторону замка. Вот-вот они пройдут в опасной близости от деревянных стен крепости. И ветер, как назло, крепчал.
Со страхом растерянные вои ждали неминуемой беды. Теперь хитрый замысел немцев разгадали все. Добробой расставил людей по северной стене, в надежде погасить начинающийся пожар, пока огонь не перекинется на всю крепость. Но пламя, несомое ветром от горящих кораблей, принялось жадно лизать деревянное ограждение, разгораясь сильнее и сильнее. Вскоре крепость полностью поглотил огонь. Только обе каменные вежи сопротивлялись пожару. Жалкие попытки остановить огонь оказались бесполезными.
Началась паника. Люди горели заживо, корчились в невыносимой муке, объятые пламенем, падали с рушившихся стен. Крики женщин, мужчин и детей слились в жуткий, нечеловеческий вой. С треском падали дубовые брёвна, давили людей. Кое-кто побежал в поисках укрытия к вежам замка. Но оттуда уже валил густой дым. Загорелись окованные железом дубовые двери и крыша. Те, кто не успел покинуть башни, задохнулись в дыму.
Сквозь выбитые ворота и бреши в обугленных стенах люди кинулись прочь из замка. Они бежали, охваченные ужасом и безумием, прыгали в ров со стоячей водой. Счастливчиков, выбравшихся из рва, поджидали вооружённые арбалетами и луками враги, безжалостно расстреливая спасшихся от огня людей. Стрелы настигали не всех. Уцелевшие кинулись в перелесок к деревьям, покрытым молодой листвой. В перелеске тоже не было спасения. Господа рыцари со смехом добивали всех, не жалея ни детей, ни стариков, азартно, будто на конной охоте преследуя жертвы.
Добробой с двумя десятками воев поплыли к шлюзу и пробрались на реку. Невдалеке возвышался старый лес, куда конные рыцари пробирались с трудом. По узкой тропинке небольшой отряд пересёк участок леса и добрался до заповедного луга. Вои вздохнули облегчённо. И тогда их настигли появившиеся с противоположной стороны конные крестоносцы. Завязался бой. Но не могли измученные, пешие люди, растерявшие большую часть оружия, сражаться с хорошо вооружёнными рыцарями. Схватка превратилась в резню. Крестоносцы не торопились убивать, они играли с беспомощным противником, гоняя израненных воев по лугу.
Бывалый сотник прикинулся мёртвым и залёг в молодой траве поближе к лесу. Прямо на него из-за старых елей выскочили вооружённые конники. Приглядевшись, Добробой с удивлением узнал княжича Станислава и верных ему дружинников. Каким-то чудом им удалось раздобыть лошадей. Небольшой отряд преследовали. Рыцари-крестоносцы скакали за остатками дружины княжича по пятам. Злоба исказила лицо Добробоя. Поганые предатели! Не договорись с немцами, бежите в страхе, как овцы от волчьей стаи.
Княжич, словно услышал мысли сотника, развернулся и ринулся на крестоносцев. Его дружинники также вступили в бой. Станислав сражался с упорством обречённого, но хладнокровно и расчётливо. Уже другой рыцарь погиб от его руки. Увы, двум десяткам хорошо обученных воев не победить сотню врагов! Станислав пал одним из последних. Получив удар копьём в бок, княжич соскользнул с коня и рухнул в траву на мёртвое тело ранее сражённого им рыцаря.
— Будь ты проклят, Станислав! — в отчаянии крикнул Добробой. — Будь ты проклят, княжич, погубивший нас, наших детей и матерей! — вторили сотнику умирающие стражи замка. Вздрогнуло, разрезанное молнией небо, с грохотом прокатился над лесом гром. Но из серых, тяжёлых от влаги туч не пролилось ни капли дождя. Порывистый ветер, пригибая к земле молодые деревья, ломая старые и неживые, унёс тучи прочь. Встревожено закричали птицы.
Спряталось за горизонтом солнце. Ветер утих, и заметно похолодало. К полуночи воздух сделался пронзительно ледяным. Нежные листья на деревьях, луговая трава, хвоя на соснах и елях покрылись изморозью. Небо затянуло плотными облаками, скрывшими звёзды, и пошёл мелкий снег.
Пороша ложилась на остывшие неподвижные лица мертвецов и не таяла. Холод заставил Станислава очнуться, вынырнуть из тёмной пелены небытия. Княжич с трудом сполз с тела рыцаря, закованного с головы до пят в кольчужные доспехи. Но встать на ноги сил не хватило, Станислав бессильно распластался на снегу. Собственное тело сделалось непривычно тяжёлым и непослушным. Заснеженный луг закружился перед глазами быстрее и быстрее... Отёкшие, воспалённые веки сомкнулись, и княжич снова потерял сознание.
То ли во сне, то ли наяву Станислав увидел себя стоящим на тонкой, зыбкой линии. Неведомо как пришло понимание мимолётности бытия. Сейчас он жив, пока стоит на линии, шаг в сторону — и очутится там, откуда не возвращаются. Станиславу нестерпимо сильно захотелось сойти с этой линии, расслабиться, погрузиться в окутанное мягким полумраком небытие. Оказывается, умирать легко!
Позднее в княжиче пробудилось неукротимое, страстное желание жить. Станислав попытался сохранить ускользающее сознание, упорно сопротивляясь подступающей смерти. Неужели всё? Он умирает, душа уже готова покинуть слабое, израненное тело. Но внутренняя сущность Станислава отказывалась умирать. Жить!! В нём неистово кричала и билась некая яростная сила, протестовала, не желая сдаваться.
Из-за выпавшего снега ночь стояла светлая, словно в середине зимы. Ветер утих, небо прояснилось. Полная золотая луна беспечно улыбалась тысячам звёзд. Княжич очнулся и открыл глаза. Он лежал неподвижно, тоскливо разглядывая обступивший поле хвойный лес. Тело закоченело. Холод остудил кровь, сковал мышцы и добрался до сердца. Упрямое сердце не хотело останавливаться, билось часто и неровно, будто пойманная в силок птица.
Чей-то вскрик и протяжный стон заставил Станислава повернуть голову. Невдалеке зашевелилась тёмная груда. Княжич попробовал приподняться, опираясь на согнутые в локтях руки, но сил у него не хватило. Упал навзничь, бессильно сгребая скрюченными заледеневшими пальцами тёмный от крови снег.
Поморщившись от резкой боли в левом боку, Станислав глубоко вздохнул и сомкнул веки. Княжичу повезло. В тело вошла лишь верхушка копья. При падении Станислав раненым боком плотно прижался к плечу убитого рыцаря, и кровотечение приостановилось. Поэтому княжич выжил.
Сознание постепенно прояснилось. Станислав удивился, что крестоносцы до сих пор не появились на месте схватки и не забрали останки своих погибших, закованных в дорогие доспехи. Княжич не сомневался, тевтоны скоро появятся и добьют умирающих дружинников. Что-то их задержало. Значит, нужно уходить в лес, спрятаться, затаиться, собраться с силами и доползти до маленькой лесной деревеньки. Жить! Он должен жить! Станислав сглотнул, чувствуя, как зацарапало в пересохшем горле. Невыносимо хотелось пить. Во рту пересохло. Шершавым распухшим языком княжич пытался ловить редкие снежинки.
Нужно уходить… Станислав шевельнул пальцами рук, напряг застывшие мышцы, перевернулся, встал на четвереньки, пополз, периодически останавливаясь и припадая к земле. Раненый дружинник преградил княжичу путь. Станислав не сразу узнал залитое кровью лицо. Один из его людей. Удар крестоносца рассёк кольчужный доспех косо по груди, перебив ключицу.
Дружинник смотрел на Станислава безумными остановившимися глазами. Вой умирал. Черты его лица застыли и заострились. Над ключицей ровной струйкой на снег стекала кровь.
Станислав вспомнил, как три года назад он с остатками разбитой дружины несколько дней уходил от татар. Спаслись благодаря десятку коней, угнанных из вражьего табуна. Днями и ночами дружинники не покидали седла. Спешивались, только чтобы сменить загнанных коней. Лошадям рассекали шейную вену, пили их кровь. Кровь помогла сохранить силы и спастись. Жажда заставила княжича вдохнуть солоноватый запах крови умирающего воя. Жить! Станислав алчными губами припал к шее дружинника. Кровь даёт крепость телу, даёт жизнь. Он пил, пока струйка крови не иссякла, чувствуя тепло, вливающееся в скованное холодом тело.
Некоторое время княжич лежал рядом с мёртвым дружинником, собираясь с силами. Затем он услышал крики на чужеземном языке и топот лошадей. Крестоносцы! Станислав опять встал на четвереньки и пополз в лес. Добравшись до небольшой поляны, он в изнеможении привалился к стволу старой сосны и задремал.
Лица коснулось нечто неуловимо лёгкое, похожее на дуновение летнего ветра или невесомое скольжение тонкого заморского шёлка. Станислав открыл глаза. Тело закоченело на морозе, но княжич больше не чувствовал холода. Замерзает? Занятно, уйти живым после безнадёжной схватки и замёрзнуть насмерть весной! Станислав попробовал улыбнуться омертвевшими губами. И вновь почувствовал, как некто едва ощутимо потрогал лоб, провёл тёплыми пальцами по щеке. Затем раздался мелодичный, полный сострадания и доброты голос: — Он не хочет умирать.
— Конечно, не хочет! Жизненной силы и упрямства в нём достанет на сотню смертных, — второй голос, густой, глубокий баритон отличался удивительной силой и выразительностью.
— Время его вышло, он твой, Малкут! — отрешённо заявил первый голос, в котором несмотря на категоричность отчётливо чувствовалось недовольство и сожаление.
Княжич с трудом повернул голову, вглядываясь в припорошенный снегом лес. Увиденное оказалось необычным. На фоне укутанных снежным покровом елей угадывались две полупрозрачные фигуры. Они напоминали людей, хотя людьми точно не были. Белая мерцала золотистым светом, тёмная фигура походила на сгусток чёрного дыма. Приглядевшись, Станислав различил на нечётких, размытых лицах глаза. Дивные, ясной синевы очи Белого, полные тепла и умиротворения, согревали и успокаивали. В очах Тёмного, красных, будто раскалённые угли, бурлила энергия и страсть.
Чёрный уловил вопросительно-удивлённый взгляд Станислава, в огненных очах промелькнула насмешка. Княжич почувствовал, как могучий ум Тёмного Ангела в одно мгновение проник в сознание умирающего воя, увидел его прошлое, мысли и скрытые желания. Отчего-то у Станислава возникла уверенность, что Тёмному он понравился, на миг княжичу показалось, будто мрачный Ангел улыбнулся.
— Отдаёшь его мне без борьбы? Ты даже не попытался оправдать его поступки, Хесед, — вкрадчиво произнёс Тёмный Ангел, обращаясь к Белому.
— Ему нет оправдания! — грустно ответил тот.
— Почему же? — голос Малкута прозвучал мягко, почти ласково. — Брата он убил, защищаясь. И гибели людей из крепости не желал!
— Разум, полный гордыни. Убил в гневе, без сожаления, выпил кровь себе подобного! Он проклят и не стремится быть прощённым. Я не вижу в нём раскаяния. Ему нет места на небесах! Душа его по праву достанется тебе, — заявил Хесед.
— Но подобное неистовое желание жить поразительно! Он заслуживает чего-то большего, чем забвение, — заметил Тёмный, приближаясь к застывшему под сосной княжичу.
— Жизненный путь этого смертного завершён, и он должен получить по заслугам, — упорствовал Хесед.
— Тогда я дам ему то, к чему он столь настойчиво стремится. Жизнь! Его проклятьем станет вечная жизнь. Ты сказал, он пил кровь? Что ж, повинуясь собственному чутью, упрямец выбрал верный способ сохранить жизненную силу.
Тёмный Ангел склонился над неподвижным Станиславом и заглянул ему в лицо. Небывалый ужас сковал душу княжича, стенающую в предсмертной муке. Малкут положил руку на грудь Станислава. Вмиг от тяжкого груза, сдавившего грудную клетку, остановилось дыхание. И княжич понял, что он мёртв. Прощаясь с телом, душа поднялась вверх. Станислав с удивлением поглядел на собственное тело, распластавшееся под сосной. Тёмный Ангел приподнял голову мертвеца, вдохнул в его рот огненный сгусток. Душа княжича затрепетала, застонала и нехотя вернулась в тело.
Теперь сердце Станислава билось непривычно медленно и ровно. Княжич встал и с удивлением заметил, что рана не болит. Более того, он почувствовал, что мышцы его сделались крепкими, будто камень. Станислав сделал несколько шагов, идти оказалось непривычно легко. Вдобавок слух сделался необычно острым. Княжич слышал, как падает снег с веток деревьев, как движется в норе под землёй старый крот. Вместе с жизнью вернулась и многократно возросла жажда, жгучая и невыносимая.
Станислав остановился, прислушиваясь. Где-то неподалёку, примерно в ста шагах притаился зверь. Княжич вдохнул едва уловимый резковатый запах рыси. Ночь подходила к концу. Зверь тоже был голоден. Рысь забеспокоилась, почуяв медленно приближающегося к ней Станислава. Сердце животного забилось чаще, тёплая кровь быстрее побежала по сосудам насторожившегося хищника. Княжич мысленно ощутил её пьянящий, насыщенно-солоноватый вкус на губах. Лёгкой крадущейся походкой, ориентируясь по запаху, Станислав пересёк поляну.
Зверь, молодой и сильный самец рыси, прижался гибким телом к толстой ветке старого дерева. Княжич отметил волну неуверенности и страха, которая шла от хищника. Рысь — умный зверь! Разгадал в преобразившемся Станиславе опасного врага и поэтому не желал нападать несмотря на голод и жажду. Хищник не так давно попробовал плоть человека. Станислав понял это по особенному оттенку в запахе, исходившем от зверя. То был раненый, молодая женщина.
Княжич остановился в десятке шагов от затаившегося хищника. Станислав отчётливо видел серое тело рыси, наблюдавшей за противником злыми ярко-жёлтыми глазами. От аромата крови зверя голод резко усилился, и княжич почти утратил контроль над собой.
В следующее мгновение Станислав прыгнул с необычайной лёгкостью и очутился за спиной рыси. Хищник яростно взвыл, но вой сразу захлебнулся в судорожном хрипе. Рука Станислава сжала шею зверя стальным захватом, кулаком другой руки княжич ударил рысь по корпусу. Хрустнули сломанные рёбра. Станислав в обнимку с раненым зверем рухнул с дерева. Добыча задёргалась в последней безнадёжной попытке освободиться. Станислав моментально удлинившимися клыками разорвал толстую шкуру на шее рыси и добрался до вены. Сладкая, сытная кровь наполнила рот.
Спустя некоторое время вампир отбросил обмякшее обескровленное тело рыси. Тепло крови животного многократно увеличило и без того нечеловеческую силу Станислава. Он стремительно нёсся по заснеженному лесу, прыгая через завалы и распугивая выбравшихся на охоту хищников. Звери инстинктивно сторонились его, уступая дорогу сильному, неодолимому врагу.
В воздухе повеяло дымом и людским жильём. Лесная деревня. Пяток добротных бревенчатых домов посреди большой поляны. Станиславу почему-то расхотелось идти в деревню. Зачем? Он сыт, раны исчезли без следа. И всё же в запахе человеческого жилья было нечто дразнящее и неотразимо притягательное. Кровь людей вкуснее крови животных. Княжич мысленно содрогнулся от этой мысли. Он пил кровь умирающего воя, чтобы выжить. Но убивать без необходимости ни в чём неповинных соплеменников ради их крови, уподобляться бездумному животному, в котором не осталось ничего человеческого, Станиславу не хотелось. Кроме того, сейчас он сыт.
Кто ж он теперь такой? В какую тварь превратил его Чёрный Ангел? В детстве от бабки княжич слышал рассказы о бессмертных созданиях, похожих на людей, питающихся кровью. Их было мало, и они постоянно враждовали, убивая друг друга. Остался один, последний. Очень древний, со старыми глазами и молодым телом. В приступе безумия он сжёг себя на костре, потому что устал от бесконечной жизни.
Станислав услышал, как двое юношей, тяжело ступая по тропинке, шли прямо к нему. Внезапно княжичу захотелось укрыться от их глаз и немного понаблюдать за подростками, направляющимися в лес на охоту.
Измениться. Стать деревом или животным. Княжич вдруг почувствовал забурлившую в его жилах кровь рыси, на миг затуманились глаза. Тело Станислава начало преображаться. Молодой самец рыси припал к земле. Зрение и слух обострились. Княжич ощутил непривычное наслаждение от пребывания в облике животного, гибкости и мощи звериного тела. Он понял, что отныне по желанию сможет стать зверем, чью кровь он выпил первой, сделавшись вампиром.
Мальчишки показались Станиславу забавными и неуклюжими. С удивлением он узнал, что может слышать их мысли. Впрочем, новое чувство нельзя было назвать слухом, скорее зрением. Станислав воспринимал эмоции подростков в виде ярких мыслеобразов. Ребята надеялись добыть в лесу мяса, чтобы накормить мать и младших сестёр, ослабевших за долгую зиму от недоедания. У них пала корова, а запасы зерна после неурожайного года были скудными. Княжич увидел тощую больную женщину, с трудом передвигающую опухшие ноги и троих худеньких глазастых девчонок. Ему стало жаль женщину и девчонок. Всё-таки он не зверь! Он остался человеком, необычным, но человеком. У хищника нет сострадания к своим жертвам. Станислав мысленно пожелал мальчишкам удачи и развернулся туда, откуда пришёл.
Почему бы сейчас не потолковать с крестоносцами? Княжич улыбнулся оскалившейся пастью. Они ещё не успели уйти далеко. Стали где-то поблизости лагерем и празднуют победу. Неплохо бы подпортить господам рыцарям настроение и объяснить, что на чужой земле им не рады!
 
Глава 14
Алое закатное солнце медленно скрылось за горизонтом. Марина вздохнула и закрыла жалюзи. Уже две недели она жила в доме Стаса. На работе девушка сообщила, что вынуждена по семейным обстоятельствам уехать к родственникам в другой город, под этим предлогом она выпросила отпуск без содержания на два месяца. Стас хотел, чтобы Марина уволилась вообще. Зачем ей теперь работать? Он вполне способен обеспечить достойную жизнь его женщине! Но Марина настояла на своём. Она привязалась к людям, вместе с которыми трудилась более года.
Стас звонил час назад, он сообщил, что приготовил сюрприз. Думая о любимом мужчине, Марина улыбалась. Ранее неприступный, суровый Стас оказался нежным любовником и заботливым другом. Он чувствовал себя виноватым, что Марина никогда не сможет стать матерью. Девушка грустно улыбнулась. Разве счастье бывает когда-нибудь полным? В самой идеальной любви всегда имеется немного горечи и боли.
Марина успела принять душ и высушить феном волосы до возвращения Стаса.
— Привет! — улыбнулся он, целуя разрумянившуюся после душа подругу.
Марина обвила руками его шею и прижалась к нему всем телом.
— Всё в порядке? — насторожился Стас.
— Да! Просто я соскучилась.
Мужчина усмехнулся и нежно провёл губами по шее подруги. Марина прикрыла глаза и расслабилась, наслаждаясь лаской возлюбленного.
Немного погодя Стас вскочил с постели и, взглянув на часы, заявил:
— Мы опаздываем, Цветок!
Марина потянулась и тихо рассмеялась. Однажды она спросила, почему Стас называет её «Цветком». Он фыркнул и сказал, что она и есть цветок, пахнет как цветок и такая же хрупкая.
— Вспомни, я говорил, что у меня для тебя сюрприз. Сегодня мы идём в клуб слушать джаз. Из Америки приехал популярный джазист, я был на его концерте лет пятнадцать назад. Тебе должно понравиться.
Марине и в самом деле понравилось. Густой, мощный голос седого афроамериканца из далёкой Луизианы и красивая ритмичная музыка, насыщенная жарким солнцем и страстью.
На светловолосого мужчину и его подругу в клубе поглядывали с интересом. Этакий белокурый викинг и хрупкая синеглазая девушка. Марина за последние две недели заметно похорошела. На лице играл здоровый румянец, бездонной синевы глаза ярко блестели, тело сделалось лёгким и гибким, а движения плавными и уверенными. Стас и Марина сидели за столиком неподалёку от сцены. За ними во втором ряду отдыхала весёлая компания — двое мужчин и две девушки.
Один из мужчин подозвал официанта и потребовал шампанского для дам. Его голос показался Марине знакомым. Девушка обернулась и увидела бывшего мужа. Евгений её не узнал. Он был слегка навеселе, смеялся и шутил. Марина слышала, как девушки и коренастый блондин, неуловимо напоминающий упитанного пса породы бульдог, поздравляли бывшего мужа с повышением.
Стас уловил беспокойство подруги и скользнул взглядом по компании. — Ты знаешь кого-то из них? — спросил он у Марины.
— Темноволосый красавчик — мой бывший муж! — поморщилась девушка.
— Хочешь, я выпью его кровь? — ухмыльнувшись, предложил Стас.
— Не стоит! Отравишься. На вкус его кровь наверно напоминает кетчуп из протухших помидоров.
Вампир рассмеялся.
Евгений произнёс тост и выслушал очередную порцию поздравлений. Сегодня был его день. Бывший тесть сдал дела и перед отъездом с семьёй на Канарские острова на постоянное место жительства, будучи совладельцем банка, назначил Евгения заместителем директора. Таким образом, клерк среднего звена поднялся до уровня топ менеджера.
После перерыва концерт продолжился. На сцене появилась чернокожая певица в платье с золотыми блёстками. Глубоким, грудным голосом она запела о любви. В зале сделалось тихо-тихо. Но Евгений не слушал певицу. Алкоголь и чувство собственного превосходства над окружающими ударили ему в голову. Новоиспечённый топ менеджер пребывал в эйфории. Он больше не жалкое ничтожество, зависимое от капризов начальства, с завтрашнего дня он — один из хозяев жизни! И все, все должны это понимать…
Тупо улыбаясь, Евгений посматривал на народ в зале. Его взгляд остановился на темноволосой синеглазой девушке за столиком возле сцены. «Хороша девица! Грациозная, изящная, темпераментная! Интересно, сколько она стоит?» Внимания топ менеджера спутник девушки не удостоился. Сейчас Евгений был уверен, что всё продаётся и покупается.
Глаза вампира недобро сверкнули. Он понял, о чём думает бывший муж его подруги. Почувствовав взгляд Евгения, Марина повернула голову. И в этот момент он её узнал и раскрыл от удивления рот. Евгений не поверил собственным глазам. Что делает в элитном клубе жалкая серая мышка Марина?! Нет, теперь она совсем другая! Выглядит сногсшибательно, и на ней дорогие шмотки. А сколько уверенности в себе! С чего бы? Похоже, нашла себе богатого мужика. Мышка оказалась не так уж и проста.
— Давай, уйдём отсюда! — попросила Стаса Марина. Он пристально заглянул ей в лицо и кивнул. Вампир понял, что встреча с бывшим мужем испортила его женщине настроение, и это его разозлило. — Хорошо! — вслух произнёс он и, прищурив веки, глянул на Евгения.
Стас и Марина вышли из-за столика и направились к выходу из зала. Евгений вскочил и бросился за ними. Он догнал бывшую жену и её друга в холле.
— Привет, дорогая! — развязно заявил Евгений и шагнул к Марине. — Круто выглядишь!
От бывшего мужа крепко разило спиртным. Марина коротко поздоровалась и отвернулась. Евгений попытался схватить её за руку, но перед ним встал Стас.
— Кто это с тобой? — пренебрежительно хмыкнул бывший муж. — Твой дружок, который оплачивает шмотки и за это с тобой спит? — широко улыбнулся мужчина.
— Нам нет, о чём говорить. У тебя своя жизнь, а у меня — своя! — резко ответила Марина.
— А я решил тряхнуть стариной. Поехали ко мне, дорогуша! Тебе раньше нравилось …
Он не успел договорить. Стас обхватил рукой горло Евгения и сжал. Глаза топ менеджера выпучились, лицо побагровело.
— Оставь его! — брезгливо поджав губы, поговорила Марина. — Не стоит пачкаться об эту тварь.
Вампир послушно разжал пальцы и, наклонив голову к лицу Евгения, прошептал: — Забудь о ней! Забудь о нас, или подохнешь, понял?
Топ менеджер вмиг протрезвел, его переполнял ужас. От дружка бывшей жены веяло смертью. Переполненный мочевой пузырь Евгения не выдержал, и между ногами мужчины образовалась лужица.
Стас усадил подругу в машину и обнял. Марину трясло от нервного возбуждения. Тепло горячего тела Стаса быстро согрело девушку, и она успокоилась.
— Подумать только! Евгений и его мамочка ещё снятся мне в ночных кошмарах! — воскликнула она.
— Больше не будут, — уверенно ответил Стас. — Они — твоё прошлое, о котором не следует вспоминать. У тебя есть я, а ты — у меня. Ничто и никто не посмеет испортить нам жизнь!
Поздно ночью в коттедж вампира постучался гость. Стас осторожно, чтобы не разбудить спящую Марину, встал с постели и открыл входную дверь. На пороге стоял Ворон. При виде вампира мужик сжался и побледнел.
— Что скажешь? — спросил Стас.
— Сделал всё, как вы приказали! — срывающимся голосом отрапортовал оборотень. — Пристроил ваш артефакт в доме ведьмы за печью. Туда она давно не заглядывала. Пылища и паутина!
— Держи! — Стас протянул оборотню кошелёк с монетами, которые ходили в подземном городе. Ворон схватил деньги и мгновенно скрылся в темноте.
Вампир запер дверь и улыбнулся. За артефакт слежения он отвалил магу в подземном городе огромную сумму. На вещице стояла особая защита от магии. Ни старая ведьма, ни чёрный маг не смогут её обнаружить. Благодаря артефакту Стас заранее узнает о планах врагов.
Вампир настроил в своём кабинете колдовское зеркало на приём сигналов от артефакта. «Вот он — магический компьютер волшебников прошлого и настоящего!» — подумал про себя Стас и рассмеялся. Затем вампир пробормотал нужное заклинание, и гладкая поверхность стекла помутнела.
В зеркале проступили очертания печи, стола и убогой утвари в единственной комнате избушки ведьмы. На стуле в углу спала древняя старуха. Вампир сумел разглядеть едва заметное алое свечение ауры колдуньи. «Сколько ж ей лет?» — задумался Стас. «Может статься, старуха его ровесница»! Вампир понял, что поначалу недооценил магическую мощь старой ведьмы. «А вот и мой приятель Гюнтер». Чёрный маг спал на надувном матрасе. Стас отметил, что лицо его врага выглядит бледным и усталым. Создание ловушки для вампира наверняка отняло у Гюнтера больше магической энергии, чем тот мог себе позволить. Его аура утратила яркость, во всяком случае, магическое зеркало не показывало даже её следов.
Отлично! Стас был доволен. После яда, приготовленного ведьмой, вампир полностью восстановился дней десять назад, а Гюнтер и его напарница до сих пор «зализывают раны». Любопытно, что чёрный маг и ведьма придумают в следующий раз? Ясно, что они не оставят бедного кровососа в покое!
Стас набросил на зеркало покрывало из плотной тёмной ткани и принялся задумчиво разглядывать чёрный монитор компьютера. Время работает на него. Благоприятное для ритуала расположение звёзд и планет, о котором упоминал Гюнтер, миновало. Сейчас проведение ритуала потребует от мага и ведьмы очень много магической энергии. Интуиция говорила вампиру, что они от этой затеи всё равно не отступятся. Гюнтер, как и все чёрные маги, панически боится смерти и расплаты за свои деяния, а старуха желает снова стать молодой и красивой.
Повернуть время вспять! Многие пытались это сделать, но Стас не знал ни одного случая, чтобы ритуал сработал. Скорее всего, вместо подлинного артефакта Малкута использовали подделки или не могли найти кровь истинного вечно живущего. Чернокожая колдунья в общине африканских вампиров когда-то рассказывала Стасу, что один халдейский маг сумел правильно провести ритуал. Но потом его выследили вампиры и сожгли заживо. Дух халдея, утратившего плоть, по сей день обитает в пустыне и тянет из путников жизненные силы.
Пока артефакт Малкута находится в нашем мире, вампиру угрожает опасность. Не будет Гюнтера и старухи, появятся другие, и охота на него начнётся снова! Стас решил, во что бы то ни стало заполучить артефакт Тёмного Ангела и спрятать вещицу так далеко, что никто не доберётся до него долгие годы. Но самое лучшее — вернуть артефакт его создателю!
Мужчина возвратился в спальню и уселся на край постели. Марина спала, свернувшись калачиком. В комнате было прохладно. От горячего тела вампира исходило ровное тепло, он ушёл, и постель остыла. Стас улёгся рядом с подругой. Девушка инстинктивно прижалась к нему спиной, вытянула ноги и улыбнулась. Вероятно, ей снилось что-то очень хорошее. Приподнявшись, Стас коснулся губами лба Марины и осторожно убрал шелковистую прядь волос с её лица.
***
Гюнтер проснулся в отвратительном настроении. Он не выспался, и ныла спина. Накануне он сутки провёл за рулём в тщетных поисках помощников для повторной попытки пленить вампира. Самые отчаянные наёмники, услышав, о ком идёт речь, резко обрывали разговор и уходили.
Вампир силён! Кровосос не просто выжил после яда, он быстро восстановил силы, и теперь Гюнтер из охотника превратился в дичь! Вампир знает, что у чёрного мага есть бесценный артефакт Малкута и, конечно, желает им завладеть. Гюнтеру для восстановления собственных сил понадобится ещё пара недель. Но, если воспользоваться колдовством покойного Учителя, хватит двух суток! Правда, здесь не обойтись без человеческих жертв. Надо же у кого-то брать жизненную силу! Жертвы понадобятся молодые и здоровые. Идеально подойдут подростки и молодые женщины.
Воспользовавшись магической энергией из малого накопителя, колдун согрел чайник и заварил в щербатой чашке кофе. Нищенский быт старухиной избушки Артура до крайности раздражал. Прежде чем положить в чашку ложку молотого кофе, Гюнтер, брезгливо поджав губы, тщательно её вымыл. Очень хотелось есть. Горячий напиток слегка притупил голод. Старуха сидела в кресле как истукан. Спит или опять болтается в астрале? Маг пожал плечами и вышел из дома.
Мороз упал. Солнце стояло над верхушками сосен. Свежий, насыщенный ароматом хвои воздух взбодрил Артура. Поразмыслив, Гюнтер отправился в городок завтракать в кафе. По дороге маг подумал о заправке для машин, расположенной примерно в пятидесяти километрах от городка, и улыбнулся. Идеальное место для отлова жертв! Сегодня несколько человек не доедут домой. Позднее в придорожном лесу обнаружат парочку брошенных машин. Все следы чёрный маг уничтожит, и органы правосудия получат очередной висяк.
Гюнтер подъехал к заправке и принялся разглядывать автомобили перед входом в магазинчик. Две новые иномарки. В одной дремал пожилой интеллигентный господин, а его спутница отоваривалась в магазине. Во вторую вскоре уселась семья с двумя маленькими детьми.
Подъехал ещё один автомобиль. Из старой ауди показалась молодая пара. Парень и девушка лет двадцати. Чёрный маг дождался, пока молодые люди скроются за дверью магазина, и вышел из машины.
Артур неспешно достал сигареты и закурил. Сквозь оконное стекло маг видел примеряющую перед зеркалом нелепую летнюю шляпку девчонку, ассортимент в магазине на заправке обновлялся нечасто. Парень крутился в торговом зале около стеллажей с напитками.
Докурив сигарету, Гюнтер приблизился к ауди и послал короткий импульс магической энергии в двигатель автомобиля. По расчёту мага двигатель протянет не более трёх километров. Потом к «потерпевшим бедствие» подъедет сердобольный гражданин на чёрном внедорожнике и вызовется подвезти молодых людей до городка.
План Артура сработал как нельзя лучше. К вечеру оглушённые заклинанием парень и девушка валялись в углу лесной избушки. А старая ауди, присыпанная снегом, стояла покинутая в придорожном лесу.
Гюнтер неторопливо подготовился к «процессу поглощения», так он называл изъятие жизненной силы у жертв. Парень пришёл в себя и с недоумением разглядывал укутанный паутиной поставец со щербатой глиняной посудой.
— Эй! Что тут происходит! — крикнул он, обращаясь к магу. — Где мы?
Артур обернулся и нахмурился. Мальчишка мешал ему сосредоточиться.
— Где мы!? — в голосе парня появилась паника. Несчастный задёргался, пытаясь вырваться из магических пут. — Что со мной!! — в ужасе взвыл он.
— Помолчи! — коротко приказал Гюнтер.
Парень заорал в голос. Артур нахмурился и, досадуя на собственную недальновидность, нужно было сразу лишить жертву голоса, метнул в мальчишку парализующее заклинание. Жертва дёрнулась в последний раз и замерла. Однако разум парня работал. В широко распахнутых глазах мальчишки застыл страх.
Артур приблизился к жертве. Радужки чёрных глаз мага приобрели кроваво-красный цвет. Гюнтер прикрыл веки и прошептал заклинание. Парень раскрыл рот в немом крике. Должно быть боль, испытываемая жертвой, была непереносимой. Внезапно тело молодого человека окуталось серебристым светом. Маг громко произнёс заключительные слова заклинания, и свет от тела парня потёк к нему ровным потоком. Через несколько минут на полу лежал высохший труп.
Девушка пришла в себя, когда маг начал пить её жизненную силу. Она завизжала, извиваясь от жгучей, тянущей боли. Однако мучения второй жертвы продлились недолго. Артуру понадобилось две-три минуты, чтобы высосать её досуха.
Следующими стали муж с женой тридцати пяти — сорока лет и их подросток сын, затем трое студентов, возвращающихся в столицу после зимних каникул. Гюнтер пожадничал и выпил ещё одну девушку, которая случайно заблудилась в лесу.
Ведьма очнулась, когда чёрный маг окончательно восстановил силы. Неда покрутила головой и принюхалась. Колдунья мгновенно догадалась, что происходило в избушке во время её блужданий в астрале.
— Ты, я вижу, время зря не терял! — одобрительно проговорила старуха.
— Нам нужно поторопиться, Неда! Благоприятное для ритуала время прошло, — устало ответил маг.
— Ты прав! — согласилась колдунья. — В астрале я посоветовалась с духами тёмных ведьм. Они твердят, что нам понадобится камень Слёз.
— Что это такое? — с удивлением спросил Гюнтер.
— О, это интересная вещь! Артефакт, который нам с тобой предстоит создать.
— Никогда о нём не слышал!
— Неудивительно! Такими предметами не пользуются уже лет четыреста. А раньше бывало… Проклятые инквизиторы чувствовали камни Слёз на расстоянии и ведьм, которые умели их создавать, тоже!
— Да?
— Камни Слёз — разновидность парализующих сознание артефактов! — продолжала старуха. — Подавляют волю к сопротивлению и туманят разум всех без исключения, даже вампиров.
— Это становится интересным! Продолжай, — затаив дыхание, произнёс Артур.
— Ах, да! Забыла упомянуть. Камни Слёз, не знаю почему, не действуют на инквизиторов, прошедших посвящение, и охотников на тёмных магов, получивших специальную подготовку.
— Инквизиторов сейчас нет! — улыбнулся Гюнтер. — Об охотниках в этих краях я тоже не слышал. — Расскажи мне о камне Слёз подробнее.
— Для создания артефакта берут чёрный гранит. Моют камень в колодезной воде, после чего оставляют на ночь в отваре белены. Приводят жертву, связывают магическими путами и заставляют страдать. Причём телесной боли здесь недостаточно. Нужно, чтобы болела душа. Жизненную силу жертвы медленно перемещают в камень. И артефакт готов. Ведьмы прежних лет терзали младенцев на глазах у матерей. Реже использовали любовников. Жертвой становился тот, кто любит сильнее. Он или она должны видеть, как страдает предмет их любви, и медленно умирать в муках.
— Сколько времени занимает создание артефакта? — осведомился практичный Гюнтер.
— Ночь.
— Неплохо! Придётся поискать мать и младенца. С любовниками в наше время может не прокатить! Нынче люди больше всех любят себя.
Стас отодвинулся от зеркала и нахмурился. Известие о том, что старая ведьма нашла новый способ поймать его и то, каким образом она собирается это осуществить, вампиру не понравилось. Он пьёт кровь людей, но убивает далеко не всегда. Вампир тот хищник, который чаще всего выбирает в жертву другого хищника. Стас всегда трепетно оберегал в себе остатки человечности. Издевательство над детьми и расчётливая жестокость ему претили.
Вампир встал из-за стола и принялся ходить по комнате из угла в угол. Идея, как одновременно убить двух зайцев, постепенно сформировалась в его голове. Стас набрал номер телефона знахаря. Волемир поддерживал отношения с одним офицером спецназа, которого когда-то поставил на ноги после тяжёлой травмы.
Гюнтер в белом халате и со стетоскопом на шее вошёл в детское отделение районной больницы. Маг удачно выбрал время, чтобы появиться в клинике. В субботнее утро в отделении работали две медсестры и санитарка. Один дежурный врач на весь корпус сидел в ординаторской на третьем этаже в отделении интенсивной терапии. Маг уверенно прошёл по коридору и остановился возле сестринской. Пусть медсёстры и санитарка думают, что он новый врач, позднее он сотрёт им память.
В сестринской молоденькая светловолосая медсестра поправляла перед зеркалом причёску. Увидев доктора, девушка смутилась. Маг недовольно приподнял брови и строгим голосом потребовал истории болезни вновь поступивших пациентов. Девушка бросилась исполнять приказ.
Спустя несколько минут Гюнтер внимательно изучал документы в ординаторской, подыскивая подходящую жертву. Ему нужна была любящая мать из приличной семьи со здоровой психикой, не алкоголичка и не наркоманка. Из одиннадцати историй болезней Артур выбрал одну. Мать двадцати пяти лет, виолончелистка в оркестре, следовательно, натура эмоциональная и чувствительная, ребёнку около года. У мальчишки — вирусная инфекция, на фоне высокой температуры случились судороги. Неда справится с лечением сопляка за считанные минуты. Ребёнок должен быть здоров, чтобы медленно умирать под пытками.
Гюнтер взял историю болезни и подошёл к дежурной медсестре на пост.
— Татьяна, подготовьте пациента, — маг глянул на титульный лист истории болезни и назвал фамилию ребёнка, — для поездки на консультацию в город.
— Тамара, — поправила мага девушка. — Доктор! Сегодня же суббота! Какая консультация?! И потом, у мальчика только что упала температура!
— Не спорьте, Тамара! У родителей ребёнка влиятельные родственники. Они договорились с каким-то профессором, и он нас ждёт.
Девушка вздохнула. Влиятельные родственники и недоверчивые родители — больная тема в районной больнице и не только там. Но делать нечего. Медсестра отложила в сторону стопку с результатами анализов, которые она подклеивала в истории болезней, и отправилась за матерью и ребёнком.
Вскоре Тамара появилась на коридоре с растерянной худенькой брюнеткой. Женщина испуганно поглядела на доктора. Артур ободряюще ей улыбнулся и включил обаяние. Однако женщина осталась равнодушна к его ослепительной улыбке и тёплому сочувственному взгляду.
— Зачем нам куда-то ехать?! — удивилась она. — Судороги у Сашеньки прекратились, и температура упала.
— Есть вероятность, что у малыша редкая тяжёлая инфекция. Течение болезни носит волнообразный характер. Облегчение может быть кратковременным. Затем опять поднимется температура, и начнутся судороги. В области уже имеется несколько подобных случаев! — веско произнёс Артур.
Женщина испуганно ахнула и прижала руки к груди.
— Чего мы ждём? — обратился к медсестре маг. — Помогите матери пациента собраться!
Тамара, подхватив под руки испуганную женщину, повела её в детскую палату.
Доставить мать и ребёнка до разового портала получилось без особых трудностей. Гюнтер посадил женщину с малышом в одну из больничных машин, предназначенных для перевозки пациентов. Предварительно маг нашёл в гараже дежурного водителя и при помощи магии внушил ему, что нужно делать.
Больничная машина остановилась возле кромки леса. Женщина, разум которой был затуманен заклинанием, послушно вышла из автомобиля с ребёнком на руках. Водитель захлопнул за ней дверцу автомобиля и уехал назад в больницу.
Маг и мать с малышом вошли в лес. И тут случилось неожиданное! В лесу Артура ждал отряд в маскировочных костюмах с автоматами наперевес.
Волемир с помощью Стаса следил за Гюнтером от самой больницы. Офицеру-спецназовцу знахарь сообщил, что случайно узнал от одной больной, что в город приехал известный аферист. Якобы он похищает из больниц маленьких детей, чтобы потом продать их приёмным родителям. Своё имя, по словам Волемира, женщина сообщить отказалась, такое бывает. Знахарь детально описал внешность мага, и как только заметил Гюнтера, входившего в больницу, позвонил бывшему пациенту. Местонахождение портала выследил Стас. Так что мага и его жертву с ребёнком пасли.
 
Глава 15
Ровно тикали часы внизу в большой гостиной. Стас открыл глаза и перевернулся на спину. Жиденький дневной свет пробивался в щелях жалюзи. Рядом на подушке виднелась вмятина от головы Марины. Вампир зажмурился вдыхая травянисто-ягодный, ни с чем несравнимый запах её тела, и улыбнулся. Странный, навеянный чужим колдовством кошмар отошёл на задний план.
С тех пор, когда княжич по воле Тёмного Ангела сделался вампиром, ему больше не снились обычные человеческие сны. Заснув, Стас всегда попадал в бескрайнюю серую пустыню, где отвергнутая светом душа вампира скиталась во мраке и вечном холоде. Только песок и чёрное небо. Изредка Стас видел призрачные силуэты таких же неприкаянных душ, молчаливо скользящие мимо. Пробуждение означало возвращение в полную красок и тепла реальность.
Африканская ведьма когда-то разъяснила Стасу, что после истинной смерти тёмные души вампиров уходят навсегда в пустыню безвременья. Когда-то эта мысль вызывала у княжича ужас, потом Стас с нею свыкся и перестал заморачиваться по этому поводу. В конце концов, за всё нужно платить! Это и есть его плата за долгую жизнь, а он позаботится, чтобы оставаться живым как можно дольше…
Стас прислушался к негромкому пению подруги, возившейся на кухне. Ему всегда нравился её тёплый, мягкий голос. Марина готовила обед, мясо с фасолью и черносливом. Когда девушка поселилась в особняке вампира, дом Стаса сделался особенно уютным. И дело здесь не в изменении интерьера, а в постоянном присутствии любимой женщины. Стасу нравились совместные обеды за большим столом в гостиной и ужины при свечах. Казалось бы, простые человеческие радости, однако именно они наполняли жизнь вампира смыслом и неким радужным светом.
Обычно Стас просыпался после полудня, Марина завтракала одна, а потом гуляла в саду или читала в «своей светёлке», так подруга называла комнату на втором этаже, выделенную для неё вампиром. Периодически к ужину появлялся Колун, ворчал, обзывал хозяев сибаритами и рассказывал новости. Стас и Марина посмеивались и в два голоса с задором поддразнивали самолюбивого вольника. Колун делал вид, что сердится, громко ругался и грозил хозяевам увесистым кулаком. Потом все вместе дружно хохотали.
Вампир встал с постели, открыл жалюзи и распахнул окно. В прохладном хвойно-берёзовом весеннем воздухе Стас уловил запах чужака, воняло мокрой сальной шерстью. Похоже, оборотень из грызунов вертелся возле дома до рассвета. Неужто новый шпион Гюнтера? Вампир скрипнул зубами. Он давно бы разделался с магом, если бы не защита ведьмы. Стас несколько раз пытался отыскать лесное жилище колдуньи, но не смог. Старуха использовала древнее маскировочное заклинание. Пригрезившийся кошмар снова назойливо закрутился в голове.
На сей раз, блуждая во сне по пустыне, вампир провалился в воронку, песок буквально растаял под ногами, Стаса затянуло в подземный туннель. Мох на стенах светился мерзким, кислотно-зелёным цветом. Вампир долго блуждал по туннелю в поисках выхода. А затем открыл окованную ржавым железом дверь — и последовала яркая вспышка! Непонятная сила подняла Стаса вверх и закрутила в энергетических потоках. Налетевший багровый вихрь увлёк вампира в сторону мрачного старого леса. Стас явственно видел внизу чахлые, искорёженные временем и хворью стволы сосен и больные ели с пожелтевшей хвоей.
Внезапно вихрь трансформировался в энергетический поток и подобно гигантскому змею обернулся кольцом вокруг Стаса. Кольца «удава» сжались, и вампир почувствовал, что задыхается. Затем возникло неприятное ощущение, будто кто-то влез в разум и бесцеремонно принялся копошиться в мозгах. Стас сопротивлялся и слабел. Ярко сверкнула молния, раскат грома, и вампир мгновенно пробудился, словно кто-то вмешался в сон из вне и специально вытолкнул спящего из кошмара.
Как сломать заклинание ведьмы, уничтожить Гюнтера и колдунью!? Но главное — отнять у них артефакт Малкута и спрятать его настолько далеко, чтобы никто никогда его не нашёл! Впрочем, время показало, что рано или поздно встречаются охотники, способные обнаружить любой тайник. Следовательно, надо любым способом отдать артефакт Тёмному Ангелу! Тогда точно ни одна живая душа до артефакта не доберётся! Стас снова вернулся к этой идее, как самой верной. Надо найти толкового каббалиста, который сумеет вызвать Малкута. Но сначала нужно отнять вещицу у чёрного мага…
Поразмыслив, вампир решил нанести визит в подземный город. А перед этим он наведается в контору к некому Лису. Не он ли отправил оборотня шпионить за домом Стаса?
Без четверти пять после полудня вампир стоял перед входом в ухоженный двухэтажный особняк, где находилось частное сыскное агентство Лиса. Днём, представившись отставным офицером с боевым опытом в поиске работы, Стас заполнил по интернету анкету и под вымышленным именем записался на приём к владельцу конторы.
Машину вампир оставил в двух кварталах от агентства. Знание располагалось в центре города в тихом переулке старой малоэтажной застройки, за которой начинался обширный парк. Дорого и респектабельно. Высокие тополя и аккуратные особнячки по обе стороны дороги с камерами наблюдения, натыканными везде, где только можно. В домах обитала городская элита, бизнесмены и госслужащие высокого ранга, им лишнее внимание ни к чему!
Контора Лиса занимала весь второй этаж особняка с толстыми кирпичными стенами, построенного, скорее всего, в начале прошлого века. Первый этаж делили два магазина. Один специализировался на продаже сейфов и охранных систем, а второй назывался «Охота и рыбалка». Кто бы сомневался, что товары, выставленные там на продажу, отличались высоким качеством и пользовались неизменно хорошим спросом!
Стас рассмеялся и активировал артефакт, изменяющий внешность. В конторе вольника-полукровки вампир далеко не самый желанный посетитель! Стас догадывался, что Лис, узрев в камере физиономию Тёмного Князя, сразу же сбежит. В доме наверняка имеется подземный ход.
Входная дверь отворилась, и Стас моментально проскользнул на второй этаж по старинной, «под мрамор» лестнице с широкими ступенями. Неброский интерьер в белых и чёрных тонах, несколько кабинетов с массивными дубовыми дверями и, наконец, приёмная директора, выгравированная на медной табличке надпись «Лисовец Степан Игнатьевич».
Стас представился плечистому, коротко стриженному секретарю в дорогом костюме. Тот поначалу напустил на себя важность, но, взглянув на посетителя, мгновенно сбавил обороты и доложил шефу, что к нему пришли по поводу устройства на работу.
Внешне Лис выглядел обычным человеком и ничуть не напоминал крепких, коренастых и низкорослых вольников. Худое длинное лицо с орлиным носом, хитро прищуренными светло-карими, почти жёлтыми глазами и рыжий пышный чуб. В отличие от секретаря умный Лис не стал изображать из себя высокопоставленную персону, наоборот, его подвижная физиономия излучала дружелюбие и провоцировала на откровенность.
Вампиру поведение владельца агентства показалось забавным, однако его активное содействие Гюнтеру вызывало недоумение. Почему опытный, хитрый Лис в противостоянии вампира и чёрного мага встал на сторону Гюнтера? Что тот ему пообещал? Обычно обитатели подземного города предпочитали не связываться с вампиром.
Несколько секунд мужчины, молча, изучали друг друга. Лис заговорил первым:
— Я понимаю, вы ищете работу? — как бы между прочим осведомился он.
Стас ласково улыбнулся и вплотную подошёл к столу владельца агентства. В глазах Лиса промелькнула настороженность, рука его скользнула под столешницу, где он держал оружие. В следующее мгновение маскировка сползла с лица Стаса, и кисть Лиса затрепетала в жёсткой ладони вампира. Стас рывком вытащил рыжего из-за стола и крепко сжал его шею. Лис захрипел, лицо его побелело от ужаса.
— Не ждал? Или всё-таки ждал? — вкрадчиво поинтересовался вампир. — А теперь поговорим.
Лис заморгал, разумно соглашаясь на беседу.
— Сейчас я тебя отпущу. Ты сядешь в кресло и расскажешь мне о ваших с Гюнтером делах. Если рассказ мне не понравится, я тебя убью, понял?
Лис кивнул и медленно опустился в кресло. Стас заметил, как судорожно дёрнулось и задрожало веко над правым глазом полукровки.
— Рассказывай!
— Ты ведь меня не тронешь? — осторожно поинтересовался Лис. — Если ты меня убьёшь, нарушишь закон.
— Вовсе нет! — фыркнул Стас. — Закон гласит «не убивай без причины, но если действия противника несут угрозу жизни или имуществу потерпевшего, убийство оправдано!»
— Ни на чью жизнь я не покушался, только предоставил за плату некоторые сведения вашему недругу! — начал оправдаться Лис.
— Твои служащие попытались похитить мою женщину!
— Я не знал! — вскрикнул рыжий.
— Не лги мне! Впрочем, это уже неважно. Меня интересует, что такое ценное предложил тебе Гюнтер, чтобы ты решился влезть в мою жизнь, и как ты общаешься с чёрным магом?
— Артур Гюнтер просто клиент. Он пишет мне на почту.
— В твоей почте я уже покопался. У вас точно имеется другой канал связи. Магический артефакт. Где он?
Последнее заклинание колдуньи полностью блокировало магическое зеркало Стаса, вампир напрочь лишился возможности наблюдать за действием врагов, так что острую нужду в личном артефакте связи чёрного мага диктовали обстоятельства. Конечно, общаться с Гюнтером по душам не получится, но безошибочно определить место положение мага будет можно. В камне капля крови инициатора, поисковой сигнал найдёт Гюнтера, где бы тот не находился. Предвидеть дальнейшие действие противника — значит, получить серьёзный шанс на победу!
Лис вжался в кресло и зрительно уменьшился раза в два.
— Повторять вопросы я не стану! — кожа вампира побелела, в глазах замелькали красные огни. И рыжий заговорил, скоро и бессвязно, путаясь в словах и перескакивая с одного на другое.
Артефакт связи обнаружился в сейфе. Стас быстро оглядел перстень с крупным лиловым камнем, затем сунул его в карман. Гюнтер пообещал Лису заклинание Истины, возможность влезть в голову и к простому смертному, и к магу, прошерстить чужой разум и выудить оттуда полезную информации в считанные секунды. Роскошное предложение! Неудивительно, что рыжий решил рискнуть.
— А теперь в память моего визита я жду от тебя регулярного доклада о всех шагах Гюнтера, направленных против меня! — жёстко отрезал Стас и направился к двери.
До Лиса дошло, что он оказался меж двух огней, если его не убьёт вампир, но чёрный маг, убедившись, что его предали, без малейших колебаний выпьет жизнь скоромного владельца респектабельного агентства. Лис выхватил некий предмет из-под сидения кресла и направил его на вампира. Яркая фиолетовая вспышка.
Стас метнулся в сторону. Заклинание Тлена пролетело мимо, попутно разрушив дверь, плавно осевшую рыхлой горкой серого пепла. В следующее мгновение рука вампира сдавила горло Лиса, тот захрипел. В кабинет запоздало заскочил секретарь и замер, будто вкопанный, наблюдая, как преобразившийся посетитель голыми руками разорвал горло хозяина. Из неестественно выгнутой, разодранной шеи Лиса пенным фонтаном забила алая кровь, обильно орошая одежду жертвы и тут же впитываясь в толстый ворс эксклюзивного персидского ковра.
Дрожащей рукой мужчина навёл на Стаса пистолет. Вампир рассмеялся. В следующее мгновение секретарь истерично забился в объятьях убийцы. Стас уверенно и аккуратно повернул голову мужчины в сторону и впился клыками в его шею. Секретарь обмяк, полностью прекратив сопротивление.
Спустя полчаса из агентства неторопливо вышел стройный темноволосый мужчина лет сорока, миновав порот, он перешёл на другую сторону улицы, в конце которой уселся в стальной внедорожник. В машине Стас отключил артефакт изменения внешности, энергию ценной вещицы стоило экономить, так как хватало её часа на три, не более, и завёл двигатель. Теперь переодеться — и в подземный город!
Вечеринка в «Пьяном козле» набирала обороты. Узрев появившегося на пороге вампира, Козлоног заметно погрустнел, кончики лихо подкрученных усов обвисли, а в глазах застыла тоска.
Стас медленно оглядел присутствующих. Компания оборотней-волков праздновала чей-то День рождения. Оборотни вольготно расселись за столиками перед импровизированной сценой, где отплясывали две полуголые девицы-моровки. Танцовщицы похотливо качали бёдрами, крутились, прижимаясь друг к другу, изображая плотскую страсть, и сразу же растворялись в воздухе, едва кто-то из подгулявших гостей пытался их пощупать. За столиками вдоль стен мирно попивали пиво прочие обитатели нижних уровней.
Вампир расположился неподалёку от барной стойки и заказал имбирное пиво от мадам Хмелько. В присутствии нового посетителя оборотни занервничали. Чего он сюда припёрся? Явно неспроста…
Стас с удовольствием выпил пиво и кивком подозвал хозяина. Козлоног нехотя засеменил к гостю, копытца сатира робко шаркали по полу, сложенные на брюшке ручки мелко дрожали.
— Чего изволите, ваше Темнейшество? — пробормотал хозяин.
— Присядь! — потребовал Стас и указал на место напротив за столиком.
Козлоног осторожно отодвинул стул и преданно, по-собачьи заглянул в лицо вампира. — Расскажи мне, что поделывает наш общий знакомый Гюнтер, с кем общается, о чём болтают в нижнем городе?
— Так ведь я мало что знаю, ваше Темнейшество! Пустые слухи и всё!
— Вот и расскажи мне о слухах!
— Чёрного мага в городе боятся вроде меньше. Узнали, что он не в ладах с вашей милостью и опасаются с ним связываться. В последнее время маг здесь не бывает, сидит в лесу со своей ведьмой. Слышал, что его магичество Гюнтер вызвал пришлых боевиков из оборотней, стаю шакалов-наёмников и затевает нечто незаконное.
— Вот как! Это всё?
— Так точно! — по-военному отрапортовал Козлоног.
Нахмурившись, Стас молча допил пиво, рассчитался и покинул заведение. Сказанное Козлоногом его насторожило. Неужели отчаявшийся маг намерен натравить на него наёмников? Глупо. С бандой шакалов вампир разберётся в мгновение ока. Тогда, что ещё? Стас терялся в догадках.
Прошло два дня. Поздно ночью в ворота особняка вампира позвонили. Взвыл охранный артефакт. Стас вскочил с постели и осторожно, стараясь не разбудить подругу, спустился вниз. Вампир почувствовал знакомый запах оборотня и … Волемира.
Отворив ворота, Стас увидел Ворона, с трудом удерживающего обмякшее тело знахаря. Волемир истекал кровью. Вампир подхватил друга на руки и знаком приказал оборотню следовать за ним. В столовой Стас уложил друга на кожаный диван и, поковырявшись в аптечке, отыскал артефакт, поддерживающий жизненные силы.
На шум в столовую прибежала Марина. Увидев окровавленного знахаря, распластавшегося на диване, девушка без лишних вопросов достала чистые полотенца и поставила греться воду. Ворон неловко переминался с ноги на ногу у порога. Подложив под голову знахаря подушку, вампир соизволил обратить внимание на оборотня и указал ему рукой на стул.
Спустя пару минут лицо Волемира порозовело, дыхание выровнялось, и он открыл глаза.
— Ты-и… — свистящим шёпотом проговорил знахарь, обращаясь к вампиру.
— Я, побереги силы, дружище! — Стас растворил в стакане воды порошок, останавливающий кровотечение и обернулся к другу.
— Добавь туда водки! — скомандовал очнувшийся знахарь.
Вампир хмыкнул и направился к бару.
Через пару часов обмытый и окрепший Волемир, вольготно расположившись на подушках, заговорил.
— На меня напала банда шакалов, я их раньше не встречал, выскочили из портала за моей избушкой. Избушкой Волемир называл просторный дом-пятистенку, сложенный из дубовых брёвен. Вслед за ними появился этот. — Знахарь взглядом указал на Ворона. — Сам знаешь, защита у меня ого-го! Но шакалы орудовали Разрушителем.
Всем известно, что мощный артефакт для взлома стен имеется лишь у единиц, в основном у офицеров стражи подземного города.
Волемир перевёл дыхание и продолжил: — Мой домишко в секунду смяло в лепёшку! Даже не успел достать оборонные артефакты! Крыша обвалилась и накрыла меня. В глазах потемнело, и я отключился... Очнулся, смотрю — Ворон тянет меня к порталу. Хорошо, что оборотень додумался прикрыть нас Облаком, когда меня вытаскивал. Шакалы решили, будто это пыль или что-то там ещё…
Стас сжал зубы. Выходит, Гюнтер решил ударить по друзьям и помощникам вампира. Умно! Разозлить противника, дабы спровоцировать на необдуманные действия и одновременно лишить поддержки со стороны.
Стас повернул голову и пристально посмотрел на Ворона. Оборотень расценил взгляд Тёмного Князя, как желание вампира услышать рассказ нежданного спасителя. Ворон поёрзал на краешке стула и принялся неуверенно оправдываться:
— А что я? Вашество велели мне свалить из города, я и свалил! Считай, месяц просидел у двоюродной тётки на хуторе. Потом меня нашли хлопцы из конторы Лиса, не из человеков. Волчары, молодые, холёные, сытые… Нарисовались рано утречком, аккурат на рассвете и выдернули меня спящего прямо из кровати! Отлупили, а после связали и увезли в город. — Ворон жалостливо всхлипнул и потёр поясницу. — В человеческом городе заперли в подвале на цепи, как собаку! Допрашивать не допрашивали. Лис не задал ни одного вопроса, с ним припёрлась ведьма, старая-престарая, тощая и страшная. Посмотрела мне в глаза, внутри всё обмерло, дальше — не помню! Думаю, старуха ковырялась в моей башке! После что-то произошло. Конторские мужики орали во всю глотку и носились по дому, словно угорелые! После узнал, что Лиса кокнули. — Оборотень вопросительно посмотрел на Стаса.
— Продолжай! — коротко приказал вампир.
— Так вы ж его того … Волчары вывели меня из подвала, а вскорости в контору господа из людских органов приехали разбираться, любопытно им стало, что за шум. В спешке волчары забыли надеть на меня магический нейтрализатор и вышли из комнаты на разговор, а я вмиг обернулся — и ходу! Добрался до моей коморки на предпоследнем уровне и начал соображать, что делать. Пусть я и ничтожество, но жить тоже хочется! Под утро пошёл к Барсуку, тот уже закрывался. Продал ему одну вещицу, в конторе прихватил, не удержался... Барсуку вещица понравилась, уступил ему артефактик за гроши. Вот он и разговорился, подобрел, пивом напоил, посоветовал тихо сидеть, пока ваше Темнейшество колдуна не замочит, а ещё добавил, что наёмникам-шакалам поручено с ним вот разобраться. — Ворон указал глазами на знахаря. — Я быстренько сообразил, что к чему. Маг меня точно выпьет, но если я вашего друга предупрежу, глядишь, за меня заступятся! И Гюнтера я не люблю, неправильный он! Только лекаря предупредить не успел. Когда выбрался из портала, шакалы уже дом егойный взорвали. — Оборотень протяжно вздохнул и подобострастно уставился на Стаса.
— Ладно! Ты в команде, — хохотнул вампир.
Ворон расслабился и послушно кивнул. — Если что надо, за кем последить, достать что — я мигом! Только прикажите…
Стас поморщился, сказал, что в данный момент в услугах Ворона вроде бы не нуждается и дал оборотню человеческих денег. Ворон со счастливой улыбкой сунул толстую пачку купюр в карман и откланялся. У порога оборотень предусмотрительно сообщил, что намерен поселиться неподалёку от коттеджа Тёмного Князя.
В полузаброшенной деревеньке за рекой сохранились домов пятнадцать, в которых жалкая горстка одиноких стариков доживала в забвении свой век. Ворону приглянулся крепкий заколоченный домик на краю деревни, там он однажды ночевал, когда шпионил за вампиром. Скажет соседям, что наследник, и заживёт под крылышком у нового покровителя в собственное удовольствие.
Волемира устроили в гостевой комнате на втором этаже. После лечения и успокоительного травяного настоя, сваренного Мариной по заветному рецепту, знахарь уснул. И в доме наступила тишина.
До рассвета оставалось часа полтора. Стасу и его подруге не спалось. Нападение на Волемира крепко разозлило вампира и напугало Марину. Положив голову на грудь любимого мужчины, она обняла его плечи, прижавшись к нему всем телом. Стас слышал, как громко и тревожно бьётся сердце подруги.
— Не бойся! — уверенно прошептал он. — Шакалы нам ничего не сделают! Я им не по зубам.
— Правда? — недоверчиво улыбнулась Марина.
— Не сомневайся! Найду способ отыскать укрытие Гюнтера и ведьмы — и всё закончится! Обещаю.
— Я … не боюсь! — храбрясь, солгала девушка. — Что бы с тобой не случилось, я хочу всегда быть рядом. Самое важное то, что у меня есть ты. Куда угодно, только с тобой…
В груди вампира защемило от глубокой, невыразимой нежности, а в душе зашевелилось, постепенно нарастая, предчувствие неминуемой близкой беды.
Стас погладил тёплую спину подруги. Марина подняла голову и пытливо посмотрела в сверкающие в темноте алыми огоньками глаза вампира. За последнее время она неплохо изучила нрав Стаса, скрыть от неё свой гнев и относительную беспомощность в сложившейся ситуации было невозможно.
— Я никому не позволю причинить тебе зло! — уверенно проговорил вампир. Марина тихо рассмеялась и порывисто поцеловала горячие сухие губы мужчины.
 
16 глава
Гюнтер с ненавистью отбросил ногой от порога рваную, грязную тряпку. Патологическая нечистоплотность колдуньи его доконала. Поскольку Артур теперь постоянно обитал в лесной избушке у ведьмы, он, используя магию, регулярно наводил чистоту во временном пристанище. Но Неда и порядок — понятия несовместимые! Привыкший к свободе и комфорту маг буквально сходил с ума, запертый в ограниченном пространстве в компании омерзительной старухи. Артур ничуть не сомневался, что стоит ему высунуть нос за охранный контур, он тут же попадёт в стальные объятия вампира. И тот его не пощадит!
Гюнтер корил себя за недальновидный поступок — зачем он дал Лису, земля ему пухом, артефакт связи на крови! Вещица сейчас у его врага. Где бы маг не схоронился, вампир его найдёт! Так что остаётся торчать в лесу и копить магическую энергию. Положение планет неуклонно изменяется, проведение ритуала ещё возможно, но с каждым днём промедления потребуется всё больше и больше магической энергии. Хорошо, что Неда перестала неделями торчать в астрале и регулярно выбирается к людям! И возвращается колдунья не с пустыми руками, с ней всегда две-три жертвы для чёрного мага, в основном дети или молодёжь.
В углу зашуршало. Маг оглянулся и скривился от отвращения, из перевёрнутой корзины неторопливо выползала любимица старухи. Проснулась гадина! Жёлтые глаза здоровой чёрной гадюки с плотоядным интересом уставились на Артура. Тварь следовало покормить. Гюнтер вытащил из-под стола клетку с кроликами и приглашающе распахнул дверцу. Извиваясь толстым телом с переливающейся в скупом закатном свете чешуёй, змея шустро поползла к еде. Артур отвернулся. Зрелище насыщающейся гадины не доставляло ему удовольствия.
За время пребывания чёрного мага в домишке колдуньи произошли значительные изменения. Помимо относительной чистоты и широкого надувного матраса, на котором спал маг, возле стола появилась раздвижная вешалка с нарядами ведьмы, на полке, рядом с банками, где хранились различные колдовские ингредиенты, выстроились в ряд флаконы с духами. Неожиданно старая Неда, забросив скитания в астрале, полюбила наряжаться и шляться по ночным клубам.
Ведьма меняла внешность, чаще всего выбирая образ пухленькой рыжей девчонки, и, приодевшись, исчезала на всю ночь. Утром колдунья появлялась пьяная и страшно довольная собой. К огромному сожалению старухи иллюзия молодости держалась, несмотря на её опыт и мастерство, не долее двенадцати часов. Гюнтер чувствовал, что Неде захотелось полноценной жизни с её страстями и сомнительными удовольствиями. И теперь колдунья заинтересована в ритуале не меньше, а даже больше мага.
Плебейские вкусы старухи вызывали у Артура презрение. Маг высмеивал вечерние платья ведьмы, усыпанные блёстками, изобилие сверкающих побрякушек, которые она цепляла на себя в неимоверном количестве, неумелый, грубый макияж. Про себя Гюнтер называл преобразившуюся Неду «старой потаскухой». Но сильнее всего Артура бесили духи, точнее, сочетание сладких, приторных ароматов с запахом ветхой старости и немытого тела. В вопросах гигиены древняя колдунья застряла в тёмном средневековье…
На рассвете Гюнтера разбудил грубый толчок в спину. Маг расклеил слипшиеся глаза и с раздражением глянул на Неду. Платье из золотистой ткани висело на тощей, уродливой старухе как на швабре. Редкий пушок седых волос ведьма повязала золотой лентой со стразами. Неда выглядела до того комично, что Артур окончательно проснулся и рассмеялся. Колдунья насупилась и небрежным жестом указала на дверь, около входа на полу сидели связанные два мальчика-близнеца лет десяти-одиннадцати и испуганно таращились по сторонам.
— Тебе! Потом выпьешь! — недовольным скрипучим голосом проговорила старуха и принялась стаскивать с себя золотые украшения.
— Как ночка? Скольких сразила твоя несравненная красота? — насмешливо поинтересовался Гюнтер.
— Дебильный козёл! — отрезала старуха.
— У, каких ты слов нахваталась! Растёшь на глазах.
— А ты глупеешь на глазах! — Очи колдуньи сердито сверкнули. — Твои наёмники, считай, провалили дело! Знахарь жив и сейчас у вампира.
Артур нахмурился.
— И время работает не на нас! — добавила старуха.
— Что ещё я могу сделать?! Ты, Неда, знаешь, что я связан по рукам и ногам, — обиженно заговорил маг.
— Пока ты здесь отсиживаешься, вампир ищет способ разрушить моё заклинание и скоро найдёт! Не сомневайся. Вот что я тебе посоветую. Вызови своих вассалов. Натрави их на нашего врага. Справится с вампиром они, конечно, не смогут, но, выбрав подходящий момент, когда знахарь и девчонка останутся вдвоём, разрушат охранные заклинания, захватят девку и мужика. Вампир взбесится и явится сюда.
— Ты, старая, соображаешь, что несёшь?!
— В отличие от тебя я привыкла думать, а не витать в облаках! Вспомни, сеть с моим дивным эликсиром ранила вампира. Я удвою силу заклинания. Кровосос не сможет быстро нейтрализовать яд. И мы проведём ритуал!
— Рискованно, — задумчиво заметил маг. — Я должен подумать! Топтанию на месте пора положить конец.
Вассалам Гюнтер не доверял. В какой-то степени тому причиной служило его собственное предательство сюзерена. Но это вовсе не значит, что Артур готов был отказаться от возможности использовать одарённых новичков для роста его магической силы и авторитета.
К вассалам чёрный маг относился прагматически. Обнаружив наделённого магией «бесхозного» неофита, Артур принимался его обхаживать и вскоре заставлял доверчивого беднягу принести вассальную клятву. Затем сколько-то лет Гюнтер занимался обучением новичка, причём обучение имело определённую цель — рост магического потенциала молодого мага. Когда уровень магической энергии достигал достаточно высокого уровня, Артур полностью выпивал неудачника, лишая того не только магии, но и жизни. Лишь троим удалось избежать подобной участи. Красавицу-молдованку Карину Гюнтер пожалел, потому что она оказалась превосходной любовницей. Уроженец Риги Андрис искренне верил учителю и был ему бесконечно предан. Беспечный балагур из Самары Сергей пока не достиг нужного магического потенциала.
К вечеру у Артура созрел альтернативный план — натравить на вампира законников из подземного города. Маг извлёк из потайного кармана чемодана шкатулку с редкими артефактами и начал задумчиво перебирать её содержимое, размышляя кого из авторитетных лиц подземного города можно подкупить. Созревшим планом Гюнтер поделился с Недой.
На следующий вечер, изменив внешность, ведьма вошла в портал, который вёл на последний уровень. Появление в тёмной части подземного города молоденькой лесной феи непременно произвело бы фурор, поэтому Неда надела широкий, длинный плащ с капюшоном. Колдунья проверила эффективность маскировочных чар и направилась в любимую Гюнтером лавку магических редкостей.
Старик-хозяин с анализатором ауры, замаскированном под медальон с рубином, разглядев юное лицо посетительницы, похотливо осклабился. Но «рубин» на груди владельца лавки моментально нагрелся, и хозяин увидел «девицу» в истинном облике. Лицо бывшего вольника вытянулось, а ведьма кокетливо захихикала.
Обольстительно улыбаясь, Неда протянула хозяину перстень чёрного мага. Узнав «визитную карточку» постоянного клиента, тот успокоился и моментально настроился на деловой лад.
— Кто из высокопоставленных светлых покупает у тебя артефакты? — без предисловий спросила колдунья.
— Это коммерческая тайна! — важно заявил владелец лавки, явно набивая себе цену.
Неда фыркнула и положила на прилавок один из дорогих накопителей Гюнтера. В глазах старика вспыхнули жадные огоньки и промелькнуло сомнение. Колдунья правильно оценила ситуацию, и на её ладонь лёг второй накопитель.
— Тайна — понятие относительное, — задумчиво проговорил бывший вольник. — Угодить постоянному клиенту и … его друзьям для умного торговца важнее! — Накопители перекочевали под прилавок. Хозяин сделал приглашающий жест, и Неда последовала за ним в тайную комнатку.
— Итак? — произнесла колдунья, удобно устроившись в мягком кресле. Определённо блага цивилизации нравились старой Неде с каждом днём больше и больше.
— Полагаю вас заинтересует общение с Дерваном, первым заместителем мэра подземного города, — скороговоркой пробормотал бывший вольник и глумливо захихикал. — Дерван сглупил, как и многие мужчины до него, женившись на лесной мавке. Внучки Хозяина леса, знаете ли, девицы своенравные и редкие кокетки. Не понимаю, что одна их них нашла в пожилом вольнике! После замужества красотка половину года безвылазно сидит в подземном городе, а с приходом весны уходит в лес, изредка навещая супруга. Осенью с первым снегом прелестная мавка снова возвращается под крылышко мужа и требует от него новых нарядов и развлечений! Вокруг красотки вьются молодые поклонники, стареющий супруг ревнует и готов на всё, чтобы держать себя в тонусе! Легальные артефакты и травки ему уже не помогают, и он платит за молодость, отнятую у других, — старик осуждающе мотнул головой.
Встреча ведьмы с первым заместителем мэра прошла идеально. Неда вошла в небольшое симпатичное здание со сверкающими золотыми вкраплениями колонами на самом верхнем уровне, вырубленное в залежах гранита, и представилась подругой супруги господина Дервана. «Юная лесная фея» желала видеть первого зама мэра якобы по чрезвычайно важному делу.
Молодой вольник в приёмной, одетый в шикарный костюм из жемчужного бархата с ручной вышивкой игриво заулыбался и попробовал пофлиртовать с очаровательной посетительницей. Но та напустила на себя строгость и, трогательно сложив тонкие руки на груди, попросила тотчас же проводить её к господину Дервану.
Неда плотно закрыла за собой дверь и без приглашения расположилась на диване, вульгарно закинув ногу за ногу. Слегка наклонившись вперёд, колдунья принялась бесцеремонно разглядывать первого зама мэра. Господина Дервана бесспорно можно было назвать привлекательным мужчиной. Высокий для вольника рост, густая тёмно-каштановая шевелюра, открытое умное лицо и фигура циркового атлета.
Зам мэра удивлённо приподнял брови и попросил посетительницу представиться. Проницательный и одновременно оценивающий взгляд выразительных медовых глаз мужчины колдунье польстил. Она снова почувствовала себя красивой женщиной.
— Что привело вас ко мне привело, моя дорогая? — вопросительно пророкотал низким бархатным баритоном господин Дерван. — Кто-то обидел? Мне сказали, что вы подруга моей Росинки? Должен заметить, к моему стыду, я вас не припоминаю!
Ведьма заливисто рассмеялась. — А я солгала! С госпожой Росинкой я ещё не знакома, обещаю, обязательно познакомлюсь, — доверительно сообщила Неда. — Но ваша помощь мне точно нужна!
— Вас учили, что лгать нехорошо?! — нахмурился зам мэра. Интуиция заставила его насторожиться. С посетительницей определённо что-то было не так. Ведьма заметила, как господин Дерван активировал на столе малый артефакт распознавания личности. Вскоре колдунья с насмешливой, снисходительной улыбкой наблюдала, как побледнело изменившееся лицо хозяина кабинета.
— Кто вы такая?! — резко спросил господин Дерван.
Неда поняла, что зам мэра видит её истинный облик. Она неторопливо поднялась с дивана, вплотную приблизилась к мужчине и заговорила, чётко разделяя слова. — Я та, с кем тебе лучше никогда не встречаться! Но в силу сложившихся обстоятельств вам, господин заместитель мэра придётся сотрудничать со мной и моим компаньоном, магом Артуром Гюнтером! Слышал о таком? — Глаза ведьмы засветились зелёным светом, и в уверенном скрипучем голосе послышалась неприкрытая угроза.
Зам мэра кивнул, пальцы мужчины изо всех сил сдавили край стола, помертвевшее лицо и спина покрылись испариной.
— Чего вы хотите?! — глухо произнёс господин Дерван.
— О, похоже, начинается деловой разговор! С вами приятно иметь дела, ваше мэрство, — фыркнула ведьма. — Кстати, те артефактики, которые вы покупаете в лавке на нижних уровнях, слабые игрушки по сравнению с тем, что я могу вам предложить.
Зам мэра с ненавистью посмотрел на колдунью. До сих пор ему не приходилось встречать более древнюю и омерзительную старуху, чем та, что находилась сейчас у него в кабинете. От ведьмы тянуло грубой тёмной силой, само её присутствие внушало ужас.
— Вижу, я тебе понравилась! — усмехнулась колдунья. — Давай объясню, зачем ты нам понадобился. У моего компаньона сложились непростые отношения с одним типом. Представь, он хочет убить Гюнтера! Убить просто потому, что бедняга Артур ему нравится! Подобное ведь незаконно, так? Поэтому я от имени моего компаньона подаю жалобу на Станислава Ракутовича, вампира!
Услышав сказанное, зам мэра дёрнулся, кровь бросилась ему в лицо. — Я не знаю и не хочу знать, что за счёты у чёрного мага и Тёмного Князя! Не грузи меня вашими проблемами! — Рот господина Дервана перекосило, дыхание сделалось шумным и тяжёлым.
— Зря отказываешься! — прошипела старуха. — Ты даже не представляешь, что я могу сделать с глупой, наивной Росинкой! О секрете твоей затянувшейся молодости узнают в подземном городе все! Не успеешь оглянуться — вылетишь из мэрии, и за тебя возьмётся стража. Знакомые станут избегать тебя, как заразную тварь…
Господин Дерван ссутулился и опустил голову. — Говори, чего хочешь!
— Сделай так, чтобы вампиру пришлось оправдываться перед стражей за незаконные убийства.
— Этому никто не поверит. Тёмный Князь уважает правила! Все знают…
— Придумай что-нибудь! Сроку тебе три дня. Или потом разбирайся со своими бедами сам!
Старуха протянула костлявую жёлтую руку и больно ткнула несчастного господина Дервана пальцем в лоб, а затем, не оборачиваясь, покинула кабинет. Секретарь в приёмной увидел, как от зама мэра вышла заплаканная юная фея, и бросился к девице с утешениями. Красотка громко зарыдала. Глотнув воды из хрустального стакана, девица всхлипнула и горестно прошептала: — Ваш господин Дерван — похотливое чудовище! Вы не представляете, чего он от меня потребовал…
На простодушной физиономии секретаря нарисовалось изумление. Фея в отчаянии закрыла раскрасневшееся лицо тонкими руками. Парень насупился и с осуждением покосился на дверь в кабинет зама мэра. В следующий момент оттуда раздался серебристый звон колокольчика. Девица задрожала всем телом и, поспешно простившись с секретарём, выскочила за дверь.
Теперь по городу поползут слухи об аморальном поведении уважаемого господина Дервана. У молодого вольника вряд ли достанет мозгов держать язык за зубами, вот-вот все, кому не лень, начнут болтать о непристойном предложении зама мэра молоденькой фее. Таким незатейливым способом ведьма послала предупреждение господину Дервану. Пусть знает, с кем связался!
Гюнтер долго хохотал над рассказом колдуньи. Впервые за последнее время он немного расслабился и успокоился. Конечно, расследование незаконных убийств, предположительно совершённых вампиром, не займёт много времени, зато отвлечёт внимание грозного врага от Артура и ведьмы, даст им возможность придумать очередную ловушку для Тёмного Князя.
На закате Стас навестил лабораторию маскирующегося под человека оборотня-полукровки Миловида. Официально обосновавшийся среди людей полукровка держал сеть травяных аптек с фитобарами, где клиентов поили коктейлями, приготовленными по рецептам владельца.
Лаборатория занимала половину третьего этажа городского особняка Миловида. Стасу открыл дверь сам хозяин. От матери, лесной мавки Миловиду досталось изящное телосложение и тонкое, одухотворённое лицо святого. Зато во второй ипостаси Миловид превращался в крупного волчару с великолепным светло-серым мехом и скверным характером, злопамятным и мстительным. Впрочем, к вампиру полукровка относился по-приятельски, можно сказать, душевно.
— Кого я вижу! — воскликнул Миловид, грациозно поправляя длинные золотистые кудри, свободно спадавшие на плечи. — Зачем, Темнейшество, ко мне пожаловал?
— Соскучился! — коротко отрезал Стас.
Полукровка звонко рассмеялся, в травянисто-зелёных глазах затанцевали золотистые искорки. — Не помню, чтобы ты заглядывал ко мне без веской причины! — проговорил он сквозь смех. — Неужели решил полечиться моими травяными коктейлями?
Миловид проводил нежданного гостя в гостиную, обставленную в стиле барокко. Стаса всегда удивляло пристрастие приятеля к хрупким, затейливым вещам. И в человечьем, и в подземном городе полукровка слыл страстным коллекционером старинных ценностей и всевозможных редкостей. Надо отметить, мебель, детали интерьера и предметы искусства полукровка подбирал с большим вкусом.
Вампир пробежался глазами по картинам, среди них оказались две новые, и привычно расположился в кресле возле камина, где тихо потрескивали горящие дрова. Безмятежный, расслабленный вид гостя нисколько не обманул полукровку. Миловид чувствовал, что вампир явился по серьёзному вопросу.
Хозяин налил в круглые бокалы изумрудно-золотистый напиток и предложил его гостю. Полукровка, как и все, в ком текла кровь оборотней, абсолютно не переносил алкоголь. Однако знаменитые травяные коктейли по его рецептам с добавкой мха и грибов били по мозгам похлеще водки, создавая яркие и правдоподобные галлюцинации. Успех бизнеса Миловида частично строился на лечебных травяных коктейлях, но большую часть дохода полукровке приносили напитки с наркотическим эффектом, которые он продавал бочками в отдельные человеческие заведения и бары подземного города. На вампира продукция приятеля действовала слабо, вызывая лишь приятную, лёгкую эйфорию.
— Признавайся, что тебе от меня нужно! — У Миловида первым лопнуло терпение. Своеобразная игра в секреты «разгадай меня» между Стасом и полукровкой состояла в том, кто дольше протянет паузу. У кого окажется больше выдержки, тот и победил. Сегодня с любопытством не справился хозяин.
— У тебя есть знакомый маг-каббалист из стариков? — непринуждённо спросил вампир. — Зачем? — выгнутые изящной дугой брови Миловида удивлённо приподнялись.
— Мне нужно провести ритуал вызова одной очень сильной сущности!
— Кого? — полукровка в нетерпении заёрзал в кресле. Ничего подобного от приятеля он не ожидал. Ранее Стас практически не интересовался мистическими обрядами.
— Малкута!
— Ты даёшь! Тёмный Ангел, повелевающий временем, жуткий тип. Будет беда, если он на тебя обидится!
— Я хочу помочь ему вернуть его собственность.
— И что ты за это попросишь?
— Ничего! — улыбнулся вампир.
— Ты глупец!
— Нет! Для меня важно, чтобы эта штука вернулась к владельцу и пропала из нашего мира навсегда.
— Посмотрю, чем можно тебе помочь. То, что подходящий маг найдётся быстро, не обещаю. Иди, отыщи такого специалиста… Кругом сплошные дилетанты!
— Лады! — Стас допил коктейль и поставил бокал на столешницу.
Внезапно загудел мобильный телефон вампира. Звонил Волемир. Старик терпеть не мог современные штучки и пользовался мобильником только при крайней необходимости. Вампир озадаченно нахмурился и поднёс телефон к уху.
— Стас, у тебя проблема! Я в подземном городе, заскочил за покупками и столкнулся со стражниками, случайно подслушал их разговор. На тебя поступило обвинение в незаконном убийстве!
— Вот как?
— Советую, где бы ты не был, поторопиться домой! Я скоро прыгну в портал и буду у тебя.
— Проблемы? — Благодаря чуткому слуху полукровка расслышал каждое слово.
— Похоже на то!
— Держу пари, чёрный маг, с которым ты сцепился, подстроил тебе пакость.
— Возможно! — вампир встал с кресла и кивнул приятелю на прощание. — Появятся новости — сообщи!
Миловид широко улыбнулся. — Конечно, дружище!
Полукровку и вампира нельзя было назвать друзьями. Однажды Стас вытащил Миловида из поганой передряги, куда тот угодил из-за неукротимой страсти к приобретению антиквариата. Если бы не вампир, оборотень отправился бы на корм к подземным тварям, обитающим в каменном мешке криминального авторитета с нижних уровней. Тогда Миловид дал вампиру Обещание, которое по закону магического равновесия сделало полукровку должником Стаса. За невыполнение Обещания следовала суровая расплата, удача навсегда покидала клятвопреступника. А Миловид очень часто нуждался в удаче. Можно сказать, она стала его жизненной необходимостью.
Возле ворот своего особняка Стас застал троих стражников подземного города, с целью маскировки наряженных под сотрудников человеческих правоохранительных органов. Оборотней-псов выдавал резкий запах собачьей шерсти.
Стражники требовали, чтобы их впустили в дом. Марина по переговорному устройству объясняла, что хозяина нет и предлагала зайти позднее. Оборотни возмущались. Заметив приближающегося вампира, они замолчали и сосредоточенно замерли в ожидании.
— Ко мне? — без церемоний заговорил Стас.
— Вам послание из мэрии! — ответил самый молодой, двое других отступили в сторону.
— И всё? Отдайте его мне и убирайтесь вон!
Старший по званию передал вампиру запечатанный пакет. Стражники с облегчением вздохнули и поспешно ретировались по направлению к порталу. Стас нетерпеливо разорвал конверт. В послании сообщалось, что вампиру следует до заката следующего дня прибыть в отделение стражи для дачи показаний по незаконному убийству некого Бранко Сердича по кличке Шакал.
Спустя четверть часа в ворота позвонил Волемир.
— Не ходи! — предложил знахарь. — Им нужен повод тебя засадить. Отравят ещё какой-нибудь дрянью!
— Не могу! Меня объявят вне закона, и я окажусь в изоляции. Придётся уехать из страны.
— Это опасно? — испугалась Марина.
— Ну, что ты! Ничего они мне не сделают! — рассмеялся Стас и нежно коснулся губами щеки подруги.
— Только наденут замедляющий реакцию ошейник и заставят выпить эликсир правды. А туда намешают неизвестно чего! Сам понимаешь, тебя заказали.
— Я буду умнее и не дамся! — рассмеялся Стас. — Только предварительно кое с кем переговорю. — Вампир поднялся наверх в кабинет и оттуда позвонил Миловиду. Полукровка пообещал навести справки о сфабрикованном на Стаса властями деле.
 
Глава 17
Ванильно-сдобный запах свежего печева, тянувшийся от его дома, Стас уловил сразу, как только вышел из портала. Визит к законникам вампир решил отложить до вечера, а утром он побывал в одной интересной лавке на последнем уровне. Стас изредка туда наведывался, чтобы приобрести кое-какие редкие артефакты.
Владелец лавки встретил вампира настороженно. Стас явственно почувствовал страх и смятение, которые бывший вольник скрывал за обычной маской невозмутимого покоя. — Вижу, у тебя есть, что мне сказать! — резко проговорил вампир. — Слова Князя Тьмы прозвучали как утверждение.
Хозяин шарахнулся в угол лавки и уставился на посетителя испуганными глазами.
— Точно, есть! — ухмыльнулся вампир. — Я жду!
— Ваш-ше Темнейшество, — залепетал бывший вольник. — Клянусь моей кровью, не знал, что поганая старуха замышляет что-то против вас! А то бы ни за что не дал ей наводку на зама мэра!
— Продолжай!
— Она явилась вчера вечером, представилась компаньонкой давнего клиента, вы его знаете, страшный тип, чёрный маг, и потребовала от меня инфу на высокопоставленного светлого. Но мог ли бедный лавочник отказать такой сильной колдунье! Вот я и рассказал ей о слабостях господина Дервана.
Стас удивился, но выражение его лица ничуть не изменилось. Более того, вампир сделал вид, будто в словах бывшего вольника для него нет ничего нового. Однако удачно же он зашёл! Точнее, замечательно, что поначалу заглянул в «Пьяного козла» выпить пива от мадам Хмелько.
Узрев гостя, хозяин «Козла» усадил его за отдельный столик в отдалённом уголке зала, а в процессе обслуживания потихоньку сообщил вампиру, что в мэрии светлых им сильно заинтересовались, хотят обвинить вампира в незаконных убийствах. И заказчик весьма необычный, некая юная лесная фея! Новость показалась Стасу более, чем странной.
Кроме того, Козлоног добавил, что господин Дерван от страху едва не наложил в штаны, когда девица, которую тот, по словам секретаря, якобы пытался склонить к прелюбодеянию, вышла из его кабинета. Вампир задумался. Никакая лесная фея не смогла бы напугать высокопоставленного вольника. Выходит, девица не та, за кого себя выдаёт! Стас набрал номер Миловида и поделился с ним своими подозрениями.
Через полчаса приятель перезвонил вампиру и рассказал, что удалось узнать о передвижениях «юной феи» в подземном городе, после чего Стас сразу направился в лавку магических редкостей бывшего вольника. Как и предполагал вампир, фея оказалась старой колдуньей, сообщницей Гюнтера. И довольный Стас отправился домой.
На просторной кухне славно пахло ягодами, патокой и сдобой. Раскрасневшаяся Марина выкладывала с противня горячие пироги с румяной, блестящей глянцем корочкой. Волемир, расположившись за кухонным столом, уминал с молоком объёмистый кусок маковой булки.
— Завтра Пасха! — неуверенно произнесла Марина, она не знала, как относится вампир к христианскому празднику. Девушка аккуратно накрыла новым льняным полотенцем готовую сдобу. — Я напекла пирогов по бабушкиному рецепту.
— Дивно! — рассмеялся Стас и поцеловал подругу в тёплую, румяную щёку. — Значит, будем есть пироги! — Он понимал, что Марина нервничает и ей необходимо чем-то себя занять. Девушка встала на цыпочки и звонко чмокнула возлюбленного в нос.
— Вкуснотища! Давно ничего подобного не ел, — заявил Волемир и отрезал себе кусок макового пирога.
Марина рассмеялась.
— Тогда я тоже попробую. — улыбнулся подруге Стас. — Когда-то давно я любил пироги с клюквой. Конечно, не из такой белой муки, скорее серой, но всё равно было страшно вкусно!
— С клюквой, так с клюквой! — усмехнулась Марина, лукаво сверкнув глазами. — Давай поедим наверху? — С приходом весны подруга Стаса полюбила подолгу сидеть на крыше и любоваться прекрасным видом на озеро и просыпающийся после зимних холодов лес.
Стас принёс наверх тёплый плед для подруги и спустился вниз на кухню. Волемир после сытного угощения отправился на боковую, досыпать. Марина занялась нарезкой сдобы. К удивлению Стаса, девушка, словно специально для него, помимо пирогов с маком и изюмом действительно испекла один с клюквой.
Игривый солнечный лучик упала на волосы Марины, и в них замелькали золотистые искорки. Гладкая шелковистая кожа девушки чуть заметно светилась, а на носу проступил десяток веснушек.
— Ты похожа на только что распустившийся цветок сон травы, тёплый, пушистый и нежный, — прошептал Стас, целуя подругу.
— Почему сон травы? — рассмеялась Марина, выскользнув из его рук.
— У тебя глаза синие и волосы распушились.
Стас поднёс к губам узкую ладошку подруги и очень нежно поцеловал. Вкусный аромат печева и ванили дивным образом сочетался с травянисто-сладким земляничным запахом кожи девушки.
Позднее, они сидели на крыше, если пироги, запивая их молоком, слушали весёлое чириканье птиц и смотрели на озеро с глыбами тающего льда среди тёмной воды. В посёлке на тополях и плодовых деревьях набухли почки, в прохладном воздухе пронзительно сильно пахло свежестью и влажной землёй.
Ближе к вечеру позвонил Миловид.
— Стас, будь осторожен! Дерван узнал о твоём визите в лавку редкостей и сбежал из города. Официально зам мэра направился налаживать связи с оборотнями Полесья. Замкнутая община оборотней-волков редко принимала у себя гостей. Если бы не корень одной редкой болотной травки, который считался чрезвычайно ценным компонентом магических зелий, туда бы вообще никто не ездил. Большую часть добытого корня перистого многолистника оборотни продавали в подземный город.
— Хмм... — озадаченно пробурчал вампир. — И в чём проблема?
— Тебе подстроили ловушку! Кое-кто давно точит на тебя зуб, рад угодить Гюнтеру и одновременно посодействовать господину Дервану.
— Ладно, спасибо за предупреждение. Бывай!
Стас откинулся на спинку кресла и принялся мысленно перебирать своих недоброжелателей в тёмном городе. Первым номером вампир поставил Хотена, сотника второго звеня Стражи, полукровку оборотня-медведя и вольника. Туповатый, злопамятный Хотен не мог простить вампиру давнюю историю, когда Стас вступился за Колуна, которого стражник ложно обвинил в краже ледяного камня. Настоящим вором оказался деверь Хотена. Сотнику это стоило карьеры на несколько десятков лет. Всех остальных недоброжелателей вампир не принимал всерьёз. У них еле хватает храбрости, чтобы шёпотом обругать Тёмного Князя в компании родственников дома на кухне.
Перед самым уходом Стаса на пороге его дома объявился Колун. Вольник сжимал кулаки и нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
— Привет, кровосос! — прорычал Колун. — Я иду с тобой!
— Зачем? — хмыкнул Стас.
— Затем, чтобы помочь Вашеству отбиваться от потерявших страх гадов! Совести у них давно нет! — выдал вольник и вытащил из нагрудного кармана куртки округлый алый камень. В камне вампир опознал боевой артефакт, обладающий парализующим действием, на обладание «Алым цветком» требовалось отдельное разрешение городской Стражи.
— Не смеши меня! Лучше иди угостись пасхальными пирогами, Марина сама их пекла! — Ты самоуверенный, спесивый вампирюга! — возмутился Колун, однако Стас заметил, как вольник с гастрономическим интересом обшаривает глазами кухню и, прикрыв глаза, с наслаждением принюхивается к запаху сдобы.
— Я разберусь! Ты меня подстрахуешь…отсюда! Заодно займёшься охраной Марины, в случае чего, поможешь Волемиру расправиться с нападающими.
Вольник важно засопел, осознавая свалившуюся на него ответственность и предвкушая аппетитное угощение.
— Откуда у тебя «Алый цветок»? — поинтересовался вампир.
— Всё законно! Теперь я езжу по торговым делам в другие подземные города, вещицу мне выдали официально для самообороны. Артефакт настроен только на меня!
— А перенастроить его на меня? — вкрадчиво спросил Стас.
Колун задумался. Затем его хмурое лицо посветлело. — Это можно, на ограниченный срок до зари. Такое предусматривается в моём соглашении со Стражей, если я вынужден временно переложить обязанности по охране груза или моей персоны на другое лицо. Счас прочитаю наговор, мне понадобится капля твоей крови. Так что давай руку, кровосос! — Колун хитро прищурился и вытащил острый маленький ножик.
Стаса действительно ждали, но не в приёмной городской Стражи, а неподалёку от дома вампира на подходе к порталу. Тёмный Князь не ощутил запаха нападавших, те хорошо подготовились, раздобыв артефакт сокрытия присутствия. Вампир лишь почувствовал колебание воздушной волны и инстинктивно отшатнулся в сторону, мгновенно активировав парализатор.
В этот момент сверкнула синяя молния, наполовину развалив толстый ствол старого тополя. Обугленные края дерева с треском разошлись, и тополь рухнул, перегородив дорогу. Раздался крик, сменившийся протяжным стоном.
Ствол упавшего дерева придавил одного из нападавших. Морок тут же пропал, и Стас увидел Боровика, приятеля Хотена. Плечистый вольник захлёбывался пузырящейся кровью, в изобилии вытекавшей у него изо рта. Последовал новый разряд, и молния вошла в землю ломаным зигзагом у ног вампира. Видно, Хотен отступать не собирался. Заручившись негласной поддержкой зама мэра, он намеревался свести счёты с ненавистным врагом.
Стас расширил радиус действия «Алого цветка». В десяти метрах от вампира зашуршала сухая прошлогодняя трава, и стало тихо. Выждав несколько секунд, и, убедившись, что следующего удара молнии не последует, Стас, ориентируясь на слух, бросился к нападающим.
Вампир наткнулся ногой на препятствие неподалёку от барахтающегося в собственной крови Боровика. Вслепую ощупав тела нападавший, Стас извлёк из кармана одного из противников ещё тёплый увесистый перстень из серебра с крупным синим камнем и снял с его же шеи цепочку с ажурным кулоном — многоразовым артефактом сокрытия личности. Вниманию вампира представился собственной персоной сотник Хотен, а рядом лежал плотный мужик с заросшим белёсой щетиной лицом в кожаной безрукавке. Во втором подельнике сотника Стас по запаху определил оборотня-кабана.
Спустя час Хотен и оборотень сидели в отделении городской Стражи и под воздействием артефакта Истинной Правды давали показания их начальнику. Боровика доставили к целителям живым.
Глава городской Стражи из чистокровных вольников не скрывал досады от происшествия. Того и гляди, придётся оправдываться за служебную халатность! Прозевал форменное беззаконие. Хотен с подельниками творит чёрте что прямо перед носом начальства! А тут ещё замешан зам мэра…
Стас с трудом скрывал улыбку. Заодно Хотен выложил то, что знал о покупке господином Дерваном запрещённых артефактов. Глава Стражи поморщился и стукнул увесистым кулаком по столу! Подозреваемых увели в темницу.
— Полагаю, недоразумение на мой счёт прояснилось? — поинтересовался вампир.
— Не совсем! — вздохнул вольник. — Тёмный Князь Станислав Ракутович, вас обвиняют в незаконном убийстве Бранко Сердича по кличке Шакал. Что вы на это скажете?
— Убийство было! Но оно не противоречит закону. У меня имеются свидетели.
— Хорошо! — устало махнул рукой глава Стражи. — Коли так, с вас снимут все подозрения. Откуда у вас «Алый цветок»?
— Я обязался помочь с охраной собственности моему другу Колуну. Артефакт настроен на меня временно, пока я охраняю собственность мастера Колуна.
— Замечательно! — Вольник немного успокоился и расслабился. — Тогда я вас больше не задерживаю!
Около полуночи позвонил Миловид. Посмеявшись над неудачным покушением на вампира, полукровка сообщил Стасу, что нашёл для него подходящего специалиста, он человек, деду уже за восемьдесят, но соображает старик отлично. Где? Да совсем недалеко! В бывшей еврейской слободе.
Маг-кабалист проживал на западной окраине города, там, где ранее селились представители избранного Всевышним народа. На двух-трёх небольших улицах, застроенных старыми одноэтажными домами с двускатными крышами, до сих пор сохранился едва уловимый колорит еврейского местечка.
Дом под номером двадцать шесть выделялся среди прочих забором из дерева, выкрашенным в синий цвет, и новой калиткой художественной ковки. Над калиткой красовался скворечник.
Стас нажал кнопку звонка. Калитку отворила полная женщина в длинной юбке, стрельнула по посетителю блестящими тёмными глазами и, заправив под платок выбившуюся на свободу прядь рыжих волос, поинтересовалась целью визита. Вампир коротко сообщил, что желает поговорить с рабби по важному вопросу, на что имеется предварительная договорённость с этим уважаемым человеком. Женщина недовольно поджала полные губы и молча проводила гостя к дому.
На дверном косяке Стас обратил внимание на мезузу, в деревянном футляре, конечно, содержалась начертанная на пергаменте или бумаге цитата из Пятикнижия. В доме пахло чесноком и рыбным супом. Запах чеснока вампира ничуть не обеспокоил.
Стаса проводили в небольшую комнату, точнее, рабочий кабинет с массивным письменным столом, плотно забитыми книгами высокими шкафами и парочкой неудобных деревянных стульев для посетителей. На раме единственного окна обнаружилась очередная мезуза. За столом в кресле с высокой спинкой сидел худой старик в ермолке с седыми пейсами и куцей бородкой, одетый в белую рубаху и опрятный чёрный жилет.
В ответ на приветствие Стаса рабби благодушно улыбнулся.
— Ваш друг, надо заметить, достойный человек, просил меня вам помочь. Но что я могу для вас сделать? Уважаемый господин Миловид не объяснил-таки мне толком, что вам нужно!
Вампир усмехнулся.
— Итак, я вас слушаю! Бог дал человеку два уха и один рот, чтобы он больше слушал и меньше говорил. — Старик осторожно закрыл лежавшую перед ним толстую книгу с пожелтевшими от времени листками, снял очки в тонкой золотой оправе и, чуть прищурив обвисшие, мясистые веки со сдержанным любопытством оглядел посетителя.
— Мне нужны ваши знания каббалиста! — чётко произнёс Стас.
Рабби поморщился. — Молодой человек, что вы такое говорите! Да, когда-то по молодости я пытался практиковать Каббалу, но, уверяю вас, это в далёком прошлом!
— Неужели?
— К чему старому раввину подобные вещи?! Вас ввели в заблуждение. Люди часто рассказывают о том, чего не знают. Словами следует дорожить! Выпустив птичку, ты сможешь поймать её снова, но не поймаешь слово, слетевшее с твоих губ, — старик сокрушённо покрутил головой и вздохнул.
— Тот, кто просил вас мне помочь, знает точно, какими навыками и талантами вы обладаете! — жёстко сказал Стас. Лицо вампира побелело, в глазах вспыхнули алые огни, а из-под верхней губы показались клыки.
Наблюдавший метаморфозу рабби спал с лица и вжался в кресло. Раввин смотрел на посетителя расширенными от ужаса глазами, хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.
— Не паникуйте! Я не причиню вам вреда. Мне нужна от вас услуга, за которую вы получите хорошее вознаграждение. Советую проявить благоразумие!
Старик кивнул.
— Я хочу, чтобы вы вызвали Малкута! — продолжал Стас.
— На что вы меня толкаете!! Вторгаться в грубый мир Асиа, где правят духи зла! Это почти всегда верная смерть… Малкут, Тёмный Ангел из высших силён и опасен! Он, ни на миг не задумываясь, так, как мы убиваем насекомых, уничтожит дерзкого, отважившегося нарушить его покой! У Малкута очень, очень скверный характер и крутой нрав, — залепетал старик. — Если он вообще снизойдёт до ничтожного смертного… Я не могу!
— Да-а? — глаза вампира потемнели. — А я давно не отношу себя к смертным!
— Но зачем вам это?! — отчаянно воскликнул старик.
— Хочу вернуть Малкуту его вещь.
— Ничего не понимаю! — развёл руками рабби. — Неспособный выдержать плохое, не доживёт, чтобы увидеть хорошее. Вы не оставили мне выбора, молодой чело … — Старик ахнул и прикрыл пальцами рот.
— Понимаю, мы договорились? — улыбнулся Стас, сверкнув клыками.
— А что остаётся бедному раввину? Не падай к ногам — не наступят тебе на голову! Мне надо время подготовится.
— Сколько?
— На ритуал следует настроиться и выбрать подходящий день. Неделя, не меньше! Как я могу вас известить, когда буду готов?
— Просто позвоните на мой мобильный! — Стас быстро написал номер на клочке бумаги. — Не беспокойтесь, выход найду сам!
Старик проводил вампира тоскливым взглядом, потом обречённо вздохнул, поднялся с кресла и похромал к встроенному в стену тайнику, где хранил самые древние и ценные фолианты.
Результат переговоров с каббалистом Стаса вполне устраивал. Неделя — совсем немного! Гюнтер и ведьма не успеют накопить достаточно магической энергии для нападения на злого вампира и горстки его друзей.
План Стаса был простым и незатейливым. Он попросту сообщит Тёмному Ангелу, у кого находится артефакт, а после Малкут без проблем сам разберётся и с магом, и с колдуньей. Каждый получит то, что заслужил. Вампира, наконец, оставят в покое. Волемир будет отомщён. А Гюнтер со старухой отправятся в ад, там их ждут, не дождутся!
Дома Стас застал Волемира и Колуна за странным занятием. Они снесли на веранду магическое зеркало и возбуждённо вертелись возле него с каким-то артефактом. Колун водил перед зеркалом синим камнем в рамке из белого металла, Знахарь читал заклинание, написанное на скомканном листке бумаги. Оба настолько погрузились в «испытания», что вампира не заметили.
— Опять туфтишь, старая борода! — возмущался вольник. — Я тебе три раза напоминал, когда делать ударение!
— Поймёшь тебя, коротышка! Бурчишь и бурчишь себе под нос, иди, пойми, чего ты от меня хочешь! — оправдывался Волемир.
Марина на скамеечке возле окна читала толстенную книгу.
— Всем привет! — громко поздоровался Стас. Марина отложила книгу и наградила возлюбленного сияющей улыбкой. Знахарь и вольник оторвались от возни перед зеркалом и переглянулись.
— Чем занимаетесь? — полюбопытствовал вампир. — Зачем вы принесли сюда мой самый ценный артефакт.
— Вот посмотри! Он ещё недоволен! Для него же, кровососа, стараемся! — пророкотал Колун.
— Коротышка заявил, что штука, которую он притащил, способна разрушить блокаду колдуньи, и мы снова сможем наблюдать в зеркале за маневрами мага и его сообщницы, — пояснил Волемир, кивая на вольника. — Только ничегошеньки не выходит!
— Как не выходит! — горячился Колун. — Нам же удалось расслышать голоса, и в зеркале промелькнул силуэт старухи.
— Тебе от напряжения почудилось, — не сдавался знахарь.
— Сам же утверждал, что расслышал голос мага!
— Ничего подобного! Звук немного походил на голос мужчины.
— Артефакт ранее использовали? — спросил Стас.
— Не-е, — задумчиво отозвался вольник. — Новинка! Перспективная разработка моего двоюродного племянника. Толковый парень, далеко пойдёт.
— Жаль, что ничего не получилось! — подытожил вампир.
— Мы ещё не закончили, не все диапазоны испытали! — ободряюще заметил Колун.
Волемир застонал.
— Они уже три часа артефакт настраивают! — вмешалась Марина.
— Что читаешь? — Стас взял в руки книгу и глянул название на обложке «Изначальная история подземного города Нижняя Плиса». Вампир озадаченно посмотрел на подругу. — Интересно?
— Ещё как! — рассмеялась Марина. — Собираюсь устроиться младшим летописцем в архив подземного города.
— Зачем? — удивился Стас. — У нас же всё есть!
— Для развлечения, — фыркнула девушка.
— В архиве место освободилось. Там теперь мой дядька рулит! — отозвался Колун. — Вот я и предложил Марине работу, можно сказать, по специальности. А то сидит тут целыми днями одна, пока ты где-то шляешься!
— Пока я в состоянии обеспечить мою подругу абсолютно всем! — отрезал вампир. — Мои отлучки вызваны необходимостью, здесь Марина в безопасности.
— А потом, когда разделаешься с Гюнтером и ведьмой? Так и будешь держать девушку взаперти?
— Если она захочет … Но я всё равно не вижу смысла в этой работе!
— Да ты, выходит, домашний тиран! — хохотнул вольник. — Подумай, Марина уже не совсем человек, её ждёт долгая жизнь, подруга годами будет любоваться твоей физиономией, надоешь ей лет через сорок хуже горькой редьки!
— Мы отправимся путешествовать! И больше не смей вмешиваться в нашу жизнь.
— О, впервые вижу, как непрошибаемый кровосос вышел из себя! — с торжеством заключил Колун.
Стас нахмурился. Марина прильнула к нему и нежно погладила пальцами по голове. Морщинки на лице вампира тут же разгладились.
— Ты правда домашний тиран? — шепнула девушка.
— Никогда над этим не задумывался! — вздохнул Стас. — Я постоянно тревожусь за тебя. Не знаю, что ещё выкинут Гюнтер в компании с ведьмой.
Марина коснулась губами щеки мужчины и шутливо боднула лбом его в грудь. — Всё закончится хорошо! Ты обязательно найдёшь способ избавиться от наших врагов.
— Уже нашёл! — усмехнулся вампир. — Но мне понадобится удача. Много удачи!
 
Глава 18
В этом году первая декада апреля оказалось слишком жаркой даже для Каира. Днём столбик термометра не опускался ниже тридцати пяти градусов. К ночи становилось прохладнее, с Нила тянуло влажным ветром. Карина запахнула серебристый, шёлковый пеньюар и распахнула балкон. С двенадцатого этажа отеля открывалась прекрасная панорама ночного мегаполиса.
Магичка постояла на балконе, наслаждаясь освежающим дыханием могучей реки, и улыбнулась. Сегодня они с напарником, наконец, напали на след ценного артефакта из гробницы египетской царицы Хейт, о которой в древних папирусах упоминалось, как о жрице таинственной богини с головой змеи Каукет и опасной колдунье. Три тысячелетия назад Хейт погибла при загадочных обстоятельствах. О смерти царицы-ведьмы в древних документах сохранилась лишь непонятная запись «не прикасайся к запретному, не требуй от мудрой Каукет слишком много, и милость богини останется с тобой…»
На первый взгляд, фаянсовая статуэтка женщины-змеи имела только историческую ценность. Однако загадка крылась в начинке. Считалось, будто статуэтка — футляр для пергамента с заклинанием, активировав которое, любой разумный, обладает он магическим даром или нет, научится читать мысли собеседника. Заказ на артефакт поступил по интернету.
Карина и её нынешней приятель Серж более полутора лет успешно занимались перепродажей исторических ценностей, а для определённого круга заинтересованных лиц — поисками и доставкой магических артефактов. Последнее оплачивалось более щедро.
Девушка посмотрела на ровно дышавшего во сне компаньона, откинула одеяло и улеглась в постель. Поворочавшись с боку на бок, Карина, наконец, заснула. Спала девушка недолго, всего полчаса. Пытаясь унять нарастающее беспокойство, Карина встала с кровати, прошлась по комнате, выпила стакан воды, но выдернувшая девушку из сна смутная тревога не уходила. Интуиция Карину никогда не обманывала — надо готовится к крупным неприятностям! Откуда придёт беда магичка пока не знала, но в том, что спокойной жизни настал конец, не сомневалась.
Зазвонил телефон. Ночной портье сообщил на ломаном английском, что на имя мистера и миссис Раевски пришла срочная телеграмма. Нечто извне резко сдавило виски, Карина застонала, десяток невидимых игл вонзился в глазницы. На кровати вскрикнул Серж. Зов Хозяина ударил по вассалам мощной волной боли. Ослушаться значило умереть! Карина и Серж, обменявшись угрюмыми взглядами, быстро сложили вещи, вызвали такси и направились в аэропорт.
***
Сегодня Андрису везло, как никогда. Горка фишек лежала перед ним на зелёном сукне. Играя в казино, молодой маг принципиально никогда не пользовался колдовским даром. Зачем играть, если всё предсказуемо? По натуре Андрис был игроком, причём он делал ставки не только в казино, сама жизнь превратилась для одарённого математика в игру. Андрису нравилось просчитывать поступки людей и течение событий. На этом когда-то его и подловил Артур Гюнтер.
Андрис подозвал официанта и заказал коньяк. Развалившись в мягком кресле, маг смаковал напиток и с практически-прикладным интересом изучал достоинства дорогих проституток, ловивших состоятельных клиентов.
Маг никак не мог решить, кто ему больше нравится? Длинноногая рыжуха в россыпи веснушек на мраморно-белой коже или пухленькая брюнетка с роскошным бюстом. Пожалуй, следует снять обеих! Андрис улыбнулся и сделал знак сутенёру, попивавшему за барной стойкой виски. В этот миг на мага накатила мучительная головная боль. Андрис сжал руками виски и поспешно покинул казино.
Вассалы встретились в аэропорту. Благодаря магической связи они чувствовали друг друга на расстоянии до трёх километров. Хозяин связал их заклинанием Общности.
— Привет! — Карина ослепительно улыбнулась широкоплечему, стройному блондину. Её напарник сухо поздоровался с коллегой, простоватый Серж всегда ревновал подругу к сердцееду Андрису.
— Как жизнь? — искренне поинтересовался рижанин.
— Была нормально, пока…
Очередной приступ головной боли прервал крамольные мысли вассала. Побледневший Серж сжал челюсти, пытаясь сохранить лицо перед коллегами, и заставил себя переключиться на прелести ветреной Карины. Боль прошла. Андрис наградил товарища по несчастью понимающим, насмешливым взглядом, куда, мол, тебе, слабаку против шефа!
— Странно, что Хозяин вызвал нас всех, — заметила магичка. — Боюсь, намечается что-то очень серьёзное!
Мужчины промолчали.
К полудню вассалы, повинуясь внутреннему чутью, остановились в маленьком придорожном мотеле на окраине окружённого густым лесом городка. Гюнтер появился в три часа дня. Окинув вассалов довольным взглядом, колдун приказал оставить вещи в мотеле и следовать за ним.
При виде убогой избушки Неды красавица Карина презрительно поджала губки. Андрис и Серж переглянулись. Издевательски ухмыляясь, Хозяин пригласил гостей в дом. Старая ведьма, нарядившаяся в платье из зелёного бархата и обвешанная, словно цыганка дорогими украшениями, поначалу показалась молодым магам жалкой шутихой. Ощутив на себе презрительные взгляды вассалов Гюнтера, старуха обернулась, и мощь её колдовской ауры обрушилась на гостей чугунным прессом. Серж, как самый слабый из них, схватившись руками за горло, начал задыхаться.
— То-то же, — поучительно прошепелявила ведьма. — Старых людей нужно уважать, мальчик.
— Будем считать, что познакомились! — добродушно фыркнул Гюнтер. Волнение мага выдавали покрасневшие веки и нездоровый блеск глаз на осунувшемся лице.
Вассалы отметили про себя, что Хозяин заметно изменился за последнее время. На холёном лице и шее проступила тонкая сеть морщин, кисти рук высохли, появилась лёгкая сутулость. Выходило, что хитрый и опытный Артур Гюнтер недавно потратил больше магической энергии, чем мог себе позволить! Значит, его вассалов ждут большие проблемы…
— Я вызвал вас, чтобы вы показали, насколько хорошо владеете своим даром, — продолжал Гюнтер. — Считайте, что вас ждёт очередное испытание. Много времени задание у вас не отнимет, доставите мне одного типа, можно полуживым, но не труп — и все свободны!
Нарочитая лёгкость, с которой Хозяин говорил о назревающем деле, вассалов насторожила. Что ж он сам не справился с таким пустяком? Почему для поимки этого типа понадобились три мага?
— Да, Учитель! Кто он, и сколько у нас времени на подготовку? — не раздумывая ни минуты, решительно заявил Андрис.
Карина и Сергей внутренне поджались, задание явно им не нравилось. Андрисом, как обычно, двигал азарт, дело обещало новые, острые ощущения, и маг-игрок уже завёлся в предвкушении чего-то яркого и опасного.
— Тот, кто мне нужен — вампир, старый и наглый! Живёт со своей девкой в особняке загородом. Справиться с магической защитой несложно. Неда поможет. Девка мне нужна живой. Если наткнётесь там на старика-знахаря, притащите его тоже. На подготовку даю сутки.
Когда Карина услышала о вампире, ей сделалось не по себе, магичка догадалась, о ком говорит Хозяин. Значит, Гюнтер сам не справился! Выходит, он отправляет вассалов на убой. Надеется, что они смогут слегка потрепать его врага, чтобы облегчить работу Хозяину. Им с Сержем лучше держаться в сторонке, пусть псих Андрис лезет вперёд, а они постараются захватить девку и старика!
— Думаю, никто не попытается схалтурить? — Гюнтер в упор посмотрел на Карину, будто прочитал её мысли.
Магичка улыбнулась и преданно уставилась на Учителя яркими медовыми очами. На душе девушки скреблись кошки, огромные и злющие, со стальными когтями.
***
Стас поднёс артефакт слежения к магическому зеркалу, камень в отражении перстня вспыхнул красным огнём. Стекло подёрнулось лёгкой рябью, и вампир увидел своего врага. Вместе с Гюнтером по лесу шли трое — стройная брюнетка, крепкий парень с широким, добродушным лицом и высокий, плечистый блондин. Стас догадался, что к чёрному магу прибыли его вассалы, и слабых магов среди них нет! Вампир сумел разглядеть ауру каждого. Следовательно, скоро у него появятся проблемы, раньше, чем Стас надеялся.
Вампир связался с Колуном и попросил вольника срочно снять номера в гостинице или квартиру для Марины и Волемира в самом оживлённом месте подземного города, лучше вблизи центральной площади. Туда вассалы чёрного мага точно не сунутся! Кроме того, во временном жилище Марины и его друга будет стоять мощная магическая защита. Сам Стас планировал навестить одного давно отошедшего от дел мастера артефактов, когда-то старик специализировался на охране и разрушении заклинаний невидимости.
К переезду Марина и Волемир отнеслись с пониманием. Им обоим не хотелось связывать вампиру руки. Через три часа Стас благополучно переправил «семью» в подземный город.
Около полуночи в особняк вампира поскрёбся Ворон. Запинаясь и дрожа, оборотень поведал Стасу, что его осведомитель в мотеле по ходу трассы видел вассалов Гюнтера. Кое-кто из жителей подземного города засёк троих незнакомых чёрных магов ещё в аэропорту. Накануне Гюнтер купил в лавке на нижнем уровне подземного города несколько очень редких ингредиентов, не иначе готовится к нападению на особняк вампира!
Стас похвалил Ворона за помощь и дал ему денег. Ворон заявил, что намерен караулить врагов вампира на пустыре, куда удобнее всего открыть в посёлок временный портал. Стас рассмеялся и отослал оборотня спать.
Ночь, как и предполагалось, прошла спокойно. Вампир прекрасно понимал, что для нападения на его особняк вассалам Гюнтера нужна подготовка. Но Марину и Волемира, страхуясь, он отослал заранее.
Утром Стас отправился к мастеру артефактов. Старик обосновался на окраине человеческого города. Вампир прекрасно его понимал. Проведя половину жизни под землёй, отставному мастеру, будучи по рождению человеком, захотелось прожить последние годы на поверхности, где видно небо, и светит солнце.
Вампир оставил машину на стоянке возле супермаркета, захотелось немного прогуляться. Стас медленно шёл по улице, застроенной невысокими частными домами с двускатными крышами и палисадниками. Старик выбрал отличное место, чтобы скоротать остаток жизни в уюте и покое.
Одуряюще-хмельной запах весны с привкусом талой воды и берёзового сока кружил Стасу голову. От палисадников, где ещё сохранились грязно-белые разводы нерастаявшего снега, тянуло сырой землёй. Высоко в небе заливался крошка-жаворонок. Хорошо! Вампир улыбнулся, разглядывая пушистые «котики» на вербе у дороги.
— Эй, дай пройти! — здоровенный, краснорожий мужлан в трениках и куртке нараспашку столкнул Стаса с дороги. В руках «орангутанг» держал пакет с водкой и парой бутылок пива. Вампир и мужик пересеклись взглядами, и в сознании Стаса замелькала череда мыслеобразов. Накануне пьяный «орангутанг» поссорился с собутыльниками и, дабы выместить на ком-то досаду, избил жену, расчётливо и жестоко. Отоспавшись, по утру мужик направился в магазин за спиртным, страдающий от похмелья организм требовал разрядки. В глазах Стаса вспыхнули красные огни. Пожалуй, перед визитом к мастеру артефактов не мешало бы позавтракать! Повинуясь воле вампира, мужик свернул к пустырю за гаражами. Стас последовал за ним.
Нужный вампиру домик обнаружился за аптекой. Добротный бревенчатый сруб покрывала нарядная крыша из красной черепицы. Дворик с аккуратной дорожкой, и лужайка с пробивающейся молодой травой дышали незамысловатым уютом. Идиллия! Прошло лет сорок, когда Стас в последний раз обращался к мастеру Зимовиту, тогда тот был совсем молодым, но весьма перспективным артефактором. И заказчик, и исполнитель расстались довольные друг другом.
Старик узнал Стаса сразу и ничуть не удивился. Похоже, он ждал, что давний клиент объявится со дня на день. Вампир вздохнул. Сутулый, тощий дед напоминал прежнего мастера Зимовита лишь манерой держаться, этакой слегка отстранённой доброжелательностью, и острым, пронзительным взглядом. Несмотря ни на что Стасу мастер реально обрадовался.
— Вы ничуть не изменились, Князь! — произнёс старик, широко распахнув дверь.
— Я пришёл с просьбой.
— Слухи из подземного города разносятся быстро, — заметил Зимовит. — Чем могу быть полезен?
— Мне нужен артефакт Велеса, тот, что разрушает маскирующие заклятия.
— Серьёзный заказ, но, не сомневайтесь, я справлюсь! И, конечно, вещица нужна чем быстрее, тем лучше?
— У нас никогда не было проблем с взаимопониманием! — улыбнулся вампир.
— Трое суток! — чётко ответил мастер. Стас знал, что спорить бесполезно, Зимовит никогда не растягивает сроки выполнения заказов. Чтобы разрулить ситуацию с чёрным магом вампиру нужно было четыре дня на подготовку. Именно тогда истекает неделя, которую просил каббалист для подготовки к ритуалу. Любопытно, что придумает Гюнтер? В противоборстве с чёрным магом следует рассчитать каждую деталь. Иначе тот опять выкрутится, и перманентная война между ними растянется надолго!
***
Марине всегда нравился подземный город. А вид из окна её номера на фонтан, расположенный в центре торговой площади, нравился особенно. Колун выбрал для них с Волемиром самую лучшую гостиницу. На этом настоял Стас. Конечно, прежде всего, вампир руководствовался безопасностью его возлюбленной и друга. Гостиница хорошо охранялась, кроме того, в нескольких шагах располагалось главное управление Стажи. Колун целыми днями сидел у знахаря, а на подходах к номеру Марины и в спальне девушки вольник разместил столько охранных артефактов, что хватило бы на целый отряд стражников.
Вчера весь вечер и утро сегодня Волемир просидел на балкончике, оборудованном в нише скалы, старик явно кого-то ждал. На закате в общую для Марины и знахаря гостиную вошла красивая пара. Высокий, стройный блондин и тоненькая светловолосая девушка.
— Знакомься, Маринка, мой внук Ульф, мать его родом из Норвегии, и моя невестка Светлана, лесная волшебница. Марина недавно узнала реальный возраст Волемира, дедушке недавно стукнуло триста двадцать лет!
Охотники обладали особой магией, влияющей на продолжительность жизни. Обучение «специалиста» обычно занимало около пятидесяти лет, ученик сражался с опасными тварями и нежитью вдвоём с учителем. Лет двести-двести пятьдесят охотник оставался молодым, а затем постепенно наступала старость.
Волемир прожил долгую, полную опасностей и приключений жизнь. Жена его, оборотень-волчица, погибла вместе с дочерью и зятем лет сто назад, остались два внука, Белый Волк Ульф и маг, ставший жрецом Одина. Младшего брата Ульфа пять лет назад убил чёрный маг Алхимик. В союзе с лесными магами Белый Волк отомстил убийце. Волемир вызвал внука, чтобы тот помог Стасу разделаться с его врагом.
От Марины не укрылось, с какой трогательной нежностью смотрит на Светлану её муж-оборотень. Счастливая пара, хоть и совсем разные! Они со Стасом тоже счастливы. Но надолго ли? В последнее время Марина старательно заставляла себя думать только о хорошем — скоро её мужчина разберётся с чёрным магом и ведьмой, и больше никто не посмеет портить им жизнь! И всё же девушку постоянно терзали мрачные ночные кошмары, и мучило предчувствие скорой беды.
Белый Волк, в человеческом мире учёный-этнограф, и магичка Светлана поселились в соседнем номере. Вечером вся компания отправилась ужинать в кафе. За столик напротив уселся неприятный, угрюмый тип. Увидев его, старик Волемир нахмурился. На молчаливый вопрос Марины знахарь сообщил, что Гневан — сумасшедший маг, одарённый очень сильным, но спонтанным даром предсказателя.
Ульф, Светлана и Марина исподтишка разглядывали предсказателя. Жуткий субъект с безумно горящими глазами, всколоченными редкими, седыми волосами, одетый в потрёпанное пальто производил отталкивающее впечатление. Случайно Гневан встретился взглядом с Мариной и протяжно, по-звериному взвыл, закатив глаза. Потом он резко наклонился вперёд и, обращаясь к Марине, чётко выделяя каждое слово, произнёс: «Ты скоро умрёшь! И уйдёшь туда, далеко…»
Побледнев, Марина отшатнулась от безумца и закрыла ладонями лицо. Знахарь, Белый Волк и Светлана напряжённо замерли, магическое чутьё говорило им, что сумасшедший маг выдал очередное спонтанное пророчество.
— Эй, Гневан, опять мне клиентов распугаешь! — пухленькая хозяйка кафе подбежала к магу и возмущённо принялась отчитывать несчастного. Безумец очнулся, растерянно огляделся и, осознавая, что только что испортил народу вечер, торопливо забормотал извинения и поспешно удалился.
Пророчество произвело на Марину тягостное впечатление. Волемир попытался утешить девушку, мол, не всегда предсказания сбываются, Гневан тоже ошибается! Но Марина инстинктивно чувствовала, что безумный маг сказал правду. Однако в пророчестве Гневана имелась явная нестыковка! Как это так, сначала «скоро умрёшь», а потом «уйдёшь туда, далеко»? Или Гневан говорил о душе? Непонятно!
Вечером появился Стас. Когда Волемир наедине рассказал ему о пророчестве безумного мага, лицо вампира помрачнело. Стас с трудом подавил бушующую в нём ярость и в гневе бросил «сначала пусть разделаются со мной»!
Немного погодя, когда вампир успокоился, во всяком случае внешне, в гостиную вошли внук знахаря и его подруга. Волемир с гордостью представил Стасу новых союзников. Остаток вечера Ульф и вампир, не скрывая любопытства, с уважением посматривали друг на друга.
Пять лет назад Стас пару месяцев находился заграницей, но о нашумевшей попытке Алхимика взять под контроль подземный и человеческий города он, конечно, слышал. Оборотень давно знал о непобедимом вампире-одиночке, а теперь познакомился с ним вживую. Вволю налюбовавшись грозным союзником, Ульф и Стас улыбнулись и пожали руки. Гордый вампир честно признался, что помощь Белого Волка и Светланы подоспела вовремя.
Ночью из разового портала, неподалёку от особняка вампира вышли трое. Вассалы Гюнтера, не скрываясь, приблизились к забору. Андрис бросил сканирующее заклинание, в особняке, как и ожидалось, обнаружились трое — вампир, молодая женщина и мужчина с аурой охотника. Аура женщины слабо светилась зелёным, вполне возможно, что у подруги вампира проявился малый магический дар.
Карина, резко вытянув руку, швырнула свёрнутую Сеть. Заклинание моментально опутало мерцающей, ядовито-жёлтой колдовской сетью участок и дом. Серж подмигнул подруге и активировал Разрушитель. Земля под особняком задрожала, мелко задребезжали оконные стёкла, ворота во двор сорвало с петель. Вассалы дружно шагнули в открывшийся в заборе пролом.
Дверь особняка распахнулась, на крыльцо выскочили вампир и старик-знахарь. Женщина осталась в доме. Сверкнув шальными глазами, Андрис атаковал Молотом Силы. Удар Молота должен был оглушить противников. Одновременно с ладоней Карины вылетели две тонкие Стрелы Боли. Молот Силы отскочил от невидимой стены, и нападающих рикошетом отшвырнуло в овраг. Стрелы Боли рассыпались в воздухе.
Вассалы чёрного мага, чертыхаясь, барахтались в грязи на дне оврага. Серж грубо выругался и заклинанием левитации поднял себя и союзников на дорогу перед особняком врага. Карина прошептала несколько коротких слов, грязь на одежде вассалов мгновенно высохла и отвалилась. Следовало действовать осторожнее. Кто знал, что у вампира имеется мощный артефакт Отражения? Пусть теперь поработает Сеть, которую старая ведьма пропитала ядовитым зельем. Ранее Неда и Гюнтер убедились в его эффективности, когда колдовской яд мгновенно проник в кровь вампира и принялся разъедать плоть Тёмного Князя.
Сеть начала быстро сжиматься, опутывая Стаса и его друга. Но, к удивлению вассалов чёрного мага, заклинание скатилось с вампира, не причинив ему ни малейшего вреда! А «старика» мгновенно окутало белым туманом. Вскоре на месте «знахаря» стоял огромный оборотень-волк в металлическом, усеянном шипами панцире! Белый Волк и вампир атаковали синхронно. Жертвой оборотня должен был стать Андрис. Вассалу повезло, что он заранее активировал Стража, заклинание стремительно переместило Андриса на несколько метров в сторону. Клыки оборотня щёлкнули в воздухе.
Серж предусмотрительностью не отличался, вампир в мгновение ока снёс ему голову, кровь фонтаном ударила из шеи распластавшегося на земле тела. Карина успела выставить Щит. Затем магичка, не раздумывая, швырнула в Стаса Копьё Праха. Смертоносное заклинание из арсенала некромантов на глазах превращало жертву в горку пепла. Попасть в вампира не получилось! Копьё ударило в разросшийся куст сирени, ветви обуглились и начали рассыпаться.
Андрис громко расхохотался, в глазах вассала плясал огонь безумия. Крутанувшись волчком, он выпустил два десятка коротких стрел с напитанными зельем Неды наконечниками. Стрелы Андрис умело разместил в широком кожаном поясе.
Три стрелы с ядовитыми жалами пробили панцирь оборотня и глубоко вонзились в плоть. Ощутив страдания возлюбленного, на крыльцо выбежала тоненькая блондинка. Девушка оказалась лесным магом. Сгусток зелёного пламени сорвался с руки волшебницы, и одежда на Андрисе загорелась. Рижанин, завывая от боли, истошно проорал заклинание, из-под земли вырвался водяной столб и погасил пламя.
— Уходим! — крикнула союзнику Карина. Вассалы чёрного мага почти одновременно бросились в раскрывшийся портал. Спустя несколько минут угрюмая, злая Карина и облысевший Андрис с обгорелым лицом стояли перед Учителем.
— У вампира появились друзья, — едко проговорила магичка.
— Мы не смогли ничего сделать! — оправдывался Андрис. — Вместо старика и подружки вампира наткнулись на Белого Волка и лесную ведьму.
— Вампир оторвал Сержу голову, — сдержанно сообщила Карина. В голосе девушке не чувствовалось сожаления, скорее, её радовал тот факт, что уцелела собственная голова. Вообще-то, Серж в качестве любовника порядком ей надоел. Карина не бросала его, потому что магичку устраивал именно такой напарник, надёжный и туповатый.
— У них есть защита против зелья старухи, — обиженно выдавил из себя Андрис.
Гюнтер молчал, переваривая услышанное. Страх могильным холодом сковал его разум.
— Зелье разрушает броню Белого Волка, — тихо добавил Андрис.
— Хоть одна хорошая новость! — проскрипела за спиной Гюнтера старая Неда.
Глава 19
Едва расцвело, Гюнтер вскочил со своего надувного матраса. Заснуть не удалось, неприятное известие о новых союзниках вампира буквально выбило чёрного мага из колеи. Старуха Неда неподвижно сидела в кресле с открытыми глазами, видно, опять болталась в астрале. На печи посапывали Карина и Андрис.
Гюнтер потянулся, снова ныла спина и болели суставы, маг привычно пробормотал формулу исцеления. Затем он заглянул в настольное зеркало и нахмурился. Вид собственной «пожёванной» физиономии с набрякшими мешками под глазами раздражал Артура с каждым днём сильнее и сильнее. Сегодня, после бессонной ночи он выглядел хуже обычного. Наступающая старость медленно убивала чёрного мага.
Пока вассалы не проснулись, Гюнтер, воровато озираясь, поспешно схватил трясущимися руками малый накопитель. После активации артефакта энергия жизни потекла в стареющее тело. Маг наблюдал, как посвежела желтоватая, покрытая тонкой сетью мелких морщин кожа, исчезли мешки под глазами и пропала седина. Боль в спине и суставах ушла, руки перестали дрожать. Замечательно! К сожалению, энергии из накопителя хватит максимум на трое суток.
С каждой недели для поддержания себя в форме, Артуру требовалось больше и больше ворованной жизненной силы. Скоро снова придётся просить Неду привести парочку новых жертв! Унизительная зависимость от старой колдуньи Гюнтера раздражала. А мерзкая ведьма не упускала случая поиздеваться над тщеславным магом. Собственной внешностью Артур, конечно, дорожил, но неуклонно приближающаяся смерть страшила его гораздо больше!
В десятом часу Гюнтер вышел немного прогуляться по лесу и обдумать дальнейшие действия по поимке вампира. Внезапно нагрелся камень в перстне, личном артефакте связи. Артур мысленно поднял руку с перстнем на уровень глаз и мысленно заглянул в камень. Мага вызывал его шпион из подземного города.
В сознании Гюнтера нарисовался невысокий, полненький вольник. Испуганно озираясь, шпион сообщил, что обнаружил подружку вампира и знахаря. Девушка, старик и коренастый, суровый вольник только что вышли из гостиницы на главной площади и проследовали в кафе возле фонтана. Тёмного Князя, приезжего оборотня и магички с ними нет. Похоже, троица всё ещё зализывает раны после ночной заварушки. В голове Артура сразу нарисовалась идея, как поймать девку вампира и его дружка.
— Эй! Подъём! Хватит дрыхнуть! — весело крикнул Гюнтер. На печке встревоженно заворочались вассалы.
Затем Артур зажёг чёрную свечу, дабы вытащить из астрала Неду. Старуха задышала часто-часто, и глаза её приобрели осмысленное выражение.
— Всем доброго утра! — бодро поприветствовал колдун союзников.
Карина и Андрис озадаченно переглянулись. Ведьма лениво зевнула и вопросительно уставилась на Гюнтера.
— В общем так. У нас имеется ещё одна хорошая новость — я знаю, как притащить сюда подружку нашего врага и старика! — уверенно заявил Артур. — Они поселились в гостинице на главной площади подземного города. Сейчас интересующие нас персоны в сопровождении мастера вольника завтракают в кафе возле фонтана. Так что, милые дамы, поторапливайтесь!!
— Поясни! — потребовала Неда.
— Ты, уважаемая, снова станешь юной лесной феей, эта роль тебе удаётся превосходно! Маскировать Карину нет времени. В городе её всё равно пока мало кто знает! Достаточно слегка изменить внешность. Дождётесь, когда старик и девка закончат завтракать. Потом, Неда, подзовёшь подружку вампира под каким-нибудь предлогом, одурманишь и затянешь в разовый портал. Карина останется на подстраховке. Вдруг что-то пойдёт не по плану! Шевелитесь, милые дамы! Времени у нас катастрофически мало!!
***
Грустная, усталая после бессонной ночи Марина отодвинула тарелку с нетронутой едой, аппетит у девушки пропал напрочь. Сначала это жуткое предсказание сумасшедшего мага, потом ночное нападение на особняк Стаса! Правда, за два часа до рассвета, зная, что Марина не спит, вампир связался с ней и сообщил, что с вассалами Гюнтера успешно разобрались. Белого Волка ранили, но благодаря противоядию Волемира раны уже затянулись.
Чудодейственный травяной чай вернул румянец на лицо Марины, девушка оживилась и повеселела, тяжёлые мысли на время оставили её в покое. Приободрившись, Марина съела пирожок с ягодами и поддержала застольную беседу. Вольник сожалел, что ему не удалось поучаствовать в ночной заварушке. Старик-знахарь хвалил внука и невестку-волшебницу. В общем, завтрак завершился позитивно.
Когда маленькая компания подошла к гостинице, их нагнала молоденькая лесная фея. Марина вспомнила, что фея пила чай с мятой и крохотными фруктовыми пирожными за соседним столиком.
— Подождите! Девушка, задержитесь на минутку! — звонким голоском окликнула фея Марину. — Это ведь ваша вещь? — хрупкая лесная красавица сжимала в кулачке что-то совсем небольшое. — Я видела, как вы её обронили!
Вольник и знахарь пожали плечами. Марина остановилась и машинально сделала несколько шагов к фее. Та, приблизившись, быстро схватила девушку и моментально открыла разовый портал.
Знахарь первым сообразил, что дело неладно, и рванул к вслед за Мариной. Спустя несколько секунд фея, Марина и старик скрылись в портале, который моментально захлопнулся. Ошарашенный вольник хватал ртом воздух и бездумно таращился на пустое место, где только что нагло похитили возлюбленную его друга и старика-знахаря.
Ругая себя последними словами, Колун вызвал городскую стражу и сообщил вампиру о похищении. Разъярённый Стас появился через несколько минут.
— Ты ни в чём не виноват! — глухим голосом успокоил друга вампир. Куда тебе до древней ведьмы! Это я должен был предвидеть, что чёрный маг воспользуется моментом, когда меня не будет рядом с Мариной.
Позднее, вытирая набегающие слёзы, Колун рассказал Стасу о предсказании безумного мага. Вампир взвыл от досады. Как он мог допустить такую оплошность?! Ему следовало после ночного происшествия вернуться к Марине! Ульф и Светлана отлично справились бы без него.
К обеду в отель вернулись Белый Волк и волшебница. Выслушав Стаса, они стали предлагать различные, пока неосуществимые планы. Загвоздка в том, что обнаружить в лесу зачарованное убежище старой колдуньи невозможно, пока невозможно. Вся надежда на мастера Зимовита! Обещанный артефакт будет у вампира завтра к утру. А каббалист даст возможность вампиру связаться с Малкутом на следующий день, точнее, вечер, когда в небе появится первая звезда.
***
— Конечно, девица — подружка вампира, который снёс вчера голову моему приятелю? — усмехнувшись, процедила сквозь зубы Карина. — Ничего так! — оценивающий взгляд магички скользнул по лицу и фигуре Марины. Пленница, привалившись к стене, смотрела затуманенными, безумными глазами куда-то вдаль и молчала. — Я хотела сказать — ничего особенного! И ради неё Тёмный Князь готов рискнуть собственной жизнью? Удивительно! Не понимаю, когда вижу рядом с потрясающим мужиком очередную серую мышку!
–Уймись! — коротко приказал магичке Гюнтер. — Не понимаешь — не лезь!
— Дорогой Учитель, неужели вы тоже запали на эту девицу? — рассмеялась Карина.
— Ты дура! — сердито рявкнул Артур.
— Вампир придёт за своей девкой и стариком! — уверенно заявила Неда.
Андрис с ёжиком отрастающих волос по-хозяйски обнял Карину.
— Каждому своё, — философски заметил вассал чёрного мага. — Лично меня тихони не возбуждают!
Карина благодарно коснулась лёгким, дразнящим поцелуем губ нового поклонника.
— К нам вопросы есть? — спросил Андрис. — Нет? Тогда мы займёмся кое-чем приятным! — Он плотнее прижал к себе магичку, увлекая её за занавеску к матрасу Учителя.
Гюнтер поморщился.
— Неучтивая нынче пошла молодёжь! — ехидно посочувствовала Гюнтеру старуха. — Этих куда? В сарайчик? — Неда указала пальцем на связанных магическими путами Марину и знахаря.
— Больше некуда! — вздохнул чёрный маг, с ностальгией вспоминая свой особняк в Каннах.
Очнулась Марина в полной темноте. Сначала девушка решила, что она спит и видит очередной кошмар. Но нет! Для сна ощущения были слишком реалистичными. Марина ущипнула себя за руку. Больно! Прислушалась. Рядом с ней кто-то находился. Тяжёлое, шумное дыхание соседа или соседки девушку насторожило.
— Стас? — неуверенно спросила она. Вообще-то, вампир во сне дышал ровно и едва слышно.
Сосед закашлялся и сипло проговорил: — Очнулась, девочка?
— Волемир?! Где мы? Что произошло!!
— Не хочу тебя расстраивать, малышка, но мы серьёзно влипли. Что ты помнишь?
Марина задумалась. Мутило, и сильно болела голова. Девушка приложила холодную ладонь ко лбу и начала вспоминать. — Мы завтракали в кафе, затем меня позвала какая-то девушка. Больше — ничего!
— Та-ак! — протяжно произнёс знахарь. — Девушка оказалась той самой старой ведьмой, союзницей Гюнтера. Колдунья одурманила тебя и столкнула в портал, я кинулся за тобой. Теперь мы — пленники…
Марина встала на четвереньки и принялась ощупывать руками стены и пол.
— Это землянка, примерно пять квадратных метров, окна тут нет, — пояснил Волемир. Немного повозившись, бывший охотник вытащил небольшой артефакт, зашитый по выработанной годами привычке под подкладку куртки. Крохотный огонёк осветил убогую комнатку с земляным полом и бревенчатыми стенами. Девушка и знахарь сидели на земляном полу.
— Ничего! Стас нас вытащит отсюда! — оптимистично заявила Марина.
— Надеюсь, что так и будет, — уверенно отозвался знахарь. — Мой внучек и невестка тоже постараются!
— Нас ведь похитили для того, чтобы заманить Стаса в ловушку, так? — немного погодя спросила девушка упавшим голосом.
— Не переживай! Вампир им не по зубам. И он придёт не один.
Марина вздохнула.
— Ты, девочка, поспи. Нечего думать о плохом. Всё образуется, поверь старику. — Волемир прислонил Марину к себе и, успокаивая, погладил её по голове.
***
Зимовит не подвёл. Артефакт Велеса выглядел совсем непрезентабельно — деревяшка, размером с детскую ладошку, по форме напоминающая грубо вырезанную ёлку. После активации ёлка начинала светится мягким зелёным светом.
— Благодарю! — учтиво произнёс Стас. Старик грустно улыбнулся.
— Прощай, Князь! Удачи тебе. Думаю, больше мы не свидимся!
Стас покачал головой и тоже улыбнулся.
— Кто знает! — неопределённо проговорил вампир. Мастер и заказчик пожали руки, и Тёмный Князь покинул уютное жилище артефактора.
На душе у Стаса было тяжело. К тревоге за Марину и Волемира примешалось новое, очень странное чувство — ожидание скорой, судьбоносной перемены. Ночью вампир снова видел яркий сон, сражение с чёрным магом, прерывающееся эпизодами из прежней, давно забытой жизни. Княжич Станислав ехал верхом по краю крутого обрыва. Вдалеке виднелась быстрая Мяделка и Поставский замок. Княжич знал, что дома его ждёт отец и почему-то Марина.
Стас мотнул головой, отгоняя непрошенные воспоминания, и сосредоточился на обдумывании плана нападения на Гюнтера и его компанию. Хотелось бы застать их врасплох. Как? Скорее всего, ведьма и чёрный маг догадываются, что у противника имеется артефакт Велеса, ждут и готовятся, накапливая силы. Для этого Гюнтеру нужны жертвы. Сам он вряд ли рискнёт высунуть нос из убежища. Значит, отправит за живым «материалом» ведьму или вассалов. Девица и блондин уже засветились. Для радикального изменения внешнего облика даже ведьме уровня старой колдуньи понадобится время и магическая энергии в приличном количестве. Так что, вассалы отпадают! Нужно караулить старуху. Видимо, она выйдет из лесу в облике юной девицы. Дам Ворону и его соглядатаем по артефакту Истины. Две-три штуки у Стаса имелись, и раздобыть несколько ещё проблемы не составляло.
По возвращении домой Стас сразу вызвал Ворона, дал ему артефакты и подробно разъяснил, где может появиться ведьма. Хорошо, что соглядатаями Ворона стали его двоюродные браться, тоже обладающие даром невидимости. Оборотень вызвал родственников из глухой деревни на Полесье, посулив им жизнь в покое и достатке под крылышком могущественного покровителя.
Ворон с братьями проторчали на обозначенных вампирах позициях до заката. Стас отслеживал возможное место появление колдуньи по магическому зеркалу. В сумерках из леса, аккурат напротив знакомого мотеля вышла хрупкая, большеглазая красотка со слегка отливающими зеленью длинными волосами. На «лесной фее» был вполне современный прикид — розовые джинсики со стразами, короткая алая курточка и красные кроссовки.
Взглянув на артефакт Истины, Ворон внутренне содрогнулся. Ветхая, уродливая старуха, накрашенная, словно цирковой клоун и одетая в стиле эмо, произвела на оборотня неизгладимое впечатление. О появлении ведьмы оборотень моментально оповестил нанимателя и братьев. Под покровом невидимости Ворон последовал за старухой. Та тормознула на шоссе внедорожник и, ничуть не смущаясь, уселась в машину к троим мужикам кавказской национальности.
Оборотень аккуратно записал номер машины и, сменив облик, полетел за внедорожником. Долго лететь не пришлось. Когда Ворон настиг внедорожник, салоне оказался пустым. Кавказцы с застывшими лицами механически топали к лесу, а ведьма пропала! Оборотень занервничал. К счастью, один из братьев обнаружил колдунью на автобусной остановке, в километре от брошенной на шоссе машины.
Зачарованные кавказцы скрылись в лесу. Ворон не стал их преследовать. Наверняка, кто-то из вассалов уже вышел навстречу будущим жертвам чёрного мага. Связываться с учениками Гюнтера оборотень побоялся. Ворон сообщил Стасу о том, что они с братом наблюдают за старухой с безопасного расстояния.
Вампир вместе с Белым Волком и Светланой выскочили из портала вблизи остановки и окружили колдунью. «Лесная фея» оглушительно взвизгнула и поднялась в воздух. Стас мгновенно активировал парализующий артефакт и направил его на ведьму. Светлана метнула в колдунью одну за одной десяток зелёных молний. Но всё оказалось безрезультатным. Опытная, древняя ведьма окружила себя непробиваемым Щитом. Вернув истинное обличье, старуха носилась над своими противниками и издевательски хохотала. И тогда Стас пожалел, что вампиры летают только в кино. Потом колдунья издевательски помахала рукой преследователям и помчалась к лесу.
Светлана и Белый Волк ринулись за ней. Вампир бросился следом. Очутившись на узкой тропинке, лесная волшебница остановилась, закрыла глаза и прошептала заклинание-призыв. Светлану услышали. К ней подлетели две крупные хищные птицы, волшебница заглянула им в глаза. Немного помедлив, птицы стремительно поднялись в воздух и скрылись в небе. Светлана, не открывая глаз, замерла, прислушиваясь.
— Она там! Идёт к мёртвому лесу. — Волшебница указала рукой направление.
Ульф моментально изменил облик. Вскоре огромный волчара и Стас в обличье рыси мчались на поиски колдуньи. Старуху настигли спустя четверть часа. Колдунья, бормоча под нос ругательства, подходила к кромке мёртвого леса, там по давнему договору со светлыми находилась её вотчина.
Стас и его союзник активировали маскировочные артефакты, теперь старая ведьма не сможет почувствовать приближение врагов, по крайней мере, до того, как они на неё нападут.
Вампир и Белый Волк, скрываясь за деревьями, осторожно приблизились к колдунье на расстояние около десяти метров. Старуха остановилась, принюхиваясь, а затем резко обернулась. Стас и оборотень напали одновременно. И тогда произошло нечто странное! Тело колдуньи мгновенно превратилось в еле заметную, тёмную дымку и впиталось в землю. Ошарашенные союзники стукнулись лбами и в недоумении переглянулись. Ведьма опять оставила их с носом!
***
Неда вынырнула из-под земли рядом со своей избушкой. Выглядела колдунья жутко, согбенный старческий скелет, обтянутый сухой кожей! Гюнтер нервно сглотнул, узрев союзницу. Не сказав ни слова, старуха бросилась к находящимся в беспамятстве кавказцам, которых недавно вассалы Гюнтера притащили к жилищу лесной ведьмы.
Старуха торопливо, с жадностью выпила первую жертву. Артур попытался было её остановить, но колдунья так злобно зыркнула на него дикими, провалившимися в глазницы очами, что чёрный маг из чувства самосохранения не стал ей мешать.
Далее Неда поспешно выпила двух других кавказцев и, качаясь, медленно вошла в избушку. Там колдунья влила в себя жизненную силу малого накопителя, принадлежащего Гюнтеру, после чего кожа старухи порозовела, а высохшее тело заметно помолодело. Ведьма уселась в любимое кресло и уснула.
Артур в растерянности посмотрел на вассалов, увиденное ему сильно не понравилось. Карина ухмыльнулась и, двусмысленно улыбаясь, проговорила:
— Похоже, за нашу старушку взялись всерьёз!
Преданный Учителю Андрис кивнул. В прищуренных глазах вассала не осталось ни капли почтения! Молодой маг с обожанием таращился на Карину. Видно, хитрая девка вконец его околдовала!
Презрительный взгляд Карины скользнул по тощим рукам Учителя со скрюченными, узловатыми пальцами. Магичка знала, как быстро Гюнтер теряет силы. В воздухе отчётливо запахло бунтом. Артур знал, что ещё немного и его вассалы, объединившись, бросят ему вызов! Нет, Гюнтер нисколько их не осуждал, сам бы на месте Карины и Андриса не пропустил такой шанс разделаться с сюзереном. Но выжить должен он!
Артур воспользовался своим правом, и волна боли ударила по вассалам. Мысленно он приказал Карине приблизиться. Та нехотя подошла. В следующий момент Гюнтер ухватился за магичку обеими руками и быстро прошептал заклинание усмирения. Взгляды чёрного мага и Карины встретились, девушка закричала от невыносимой муки. И жизненная сила магички потекла к Хозяину.
Карина сопротивлялась, отчего процесс затянулся на добрых полчаса. Закончив, помолодевший и окрепший колдун с брезгливостью отбросил в сторону останки бывшей ученицы. Сухая мумия с седыми, спутанными волосами ничуть не напоминала красавицу Карину. Андрис в оцепенении смотрел на тело подруги, и губы его беззвучно шевелились.
Артур удовлетворённо вздохнул, презрительно глянул на парализованного страхом вассала и, посвистывая, направился в лес, после роскошной «трапезы» колдуну захотелось немного прогуляться. Андрис уселся на пень и обхватил руками голову, осознание безысходности ситуации, в которой он очутился, лишило его сил и воли к сопротивлению.
Неда пробудилась глубокой ночью. Старуха, не обращая внимания на застывшего в оцепенении на стуле Андриса и дремавшего на матрасе Гюнтера, вытащила из сундука древний гримуар с обложкой из человеческой кожи. Некоторое время ведьма лихорадочно листала пожелтевшие, сморщенные по краям страницы. Обнаружив искомый текст, колдунья погрузилась в чтение, постепенно лицо её посветлело. Хищно сверкая очами, Неда окликнула союзника: — Хватит дрыхнуть, Красавчик! Иди сюда!
— Что?! Что случилось! — вскрикнул со сна Артур.
— Похоже, я нашла, чем удивить наших гостей! — фыркнула старуха. — Они заявятся сюда не сегодня, завтра.
— Ты о чём? — уточнил чёрный маг.
— Вампир с оборотнем и девкой-ведьмой скоро нас найдут, — уверенно произнесла Неда. — Они опасны! Но я знаю, как вызвать древние тёмные силы, охраняющие мёртвый лес. В них — наше спасение! И…долгая будущая жизнь с вечной молодостью.
Артур оживился.
— Чем мы должны пожертвовать? — Чёрный маг прекрасно понимал, что Тёмным Сторожам придётся заплатить.
— О, здесь нужна либо сотня молодых, здоровых людей, либо, — колдунья указала пальцем на замершего в углу Андриса.
— Думаешь, этого хватит? — засомневался Гюнтер.
— С лихвой! — широко улыбнулась беззубым ртом старуха. — Тёмные Сторожа останутся довольны.
Андрис поднял голову и обречённо посмотрел на Учителя. Молодой маг всё понял. Несколько минут он сидел неподвижно, затем вскочил на ноги и рванул за дверь. Андрис не успел перешагнуть через порог, как резкая боль пронзила его тело, Хозяин воспользовался своей властью. И всё же, молодой маг, превозмогая нетерпимую боль, мчался вперёд. Он хотел жить! Он ещё так молод, впереди его ждёт столько хорошего…
Гюнтер нахмурился и удвоил усилия, вассал пошатнулся и упал. Тело Андриса корчилось в судорогах, когда к нему подошёл Хозяин. Гюнтер молча сковал ученика магическими путами. Неда, дабы жертва Тёмным Сторожам не растратила магическую силу раньше времени, усыпив Андриса, окружила его колдовским коконом.
Чёрный маг и его союзница вернулись в избушку. Колдунья указала пальцем на раскрытую страницу. Гюнтер прочитал начертанный кровью древней ведьмы текст и задумался. — Ты уверена, что Сторожа придут нам на помощь сразу после жертвоприношения?
— Не сомневайся! Моя бабка, которая оставила мне гримуар, воспользовалась помощью Тёмных Сторожей три раза. Демоны хитры и лукавы, но закону повинуются всегда!
Артур улыбнулся, улёгся на матрас и закрыл слипающиеся веки. Победа будет за ним! Он больше в этом не сомневался.
 
Глава 20
Незадолго до заката хмурый Стас спустился в столовую. Колун с Ульфом о чём-то спорили за пивом. Узрев хозяина, гости замолчали и обменились сочувственными взглядами. Молчаливый диалог друзей вызвал у вампира подспудное раздражение.
Возле окна Светлана, как ранее Марина, читала книгу. На душе у Стаса сделалось ещё паскуднее. Он не уберёг свою женщину!! В доме каждая мелочь напоминала о подруге — запах её кожи на подушке, шёлковый шарфик, забытый хозяйкой на кресле в гостиной, ветка вербы с распушившимися котиками в фигурной вазе…
Стас не заметил, как девушка сделалась неотделимой частью его жизни, пожалуй, лучшей её половиной. Дом при Марине наполнился теплом и светом. Приступы депрессии, периодически мучившие вампира, казалось, ушли безвозвратно. Теперь Стаса переполняла ярость и неукротимое желание мстить всем, кто замешан в похищении его подруги. Ещё два дня — и он доберётся до Гюнтера и до его союзников! Недобрая улыбка скользнула по лицу мужчины, но тут же мрачная тень недоброго предчувствия затуманила ясный разум вампира. Усилием воли Стас отогнал тревожные мысли. Только бы с Мариной не случилось непоправимой беды!
— Идёшь к каббалисту? — небрежно осведомился у вампира Белый Волк.
— Иду!
— Я с тобой! — требовательно произнёс Ульф. Губы на точёном лице оборотня упрямо поджались, льдистые глаза заблестели в предвкушении встречи с таинственным Тёмным Ангелом.
Стас пристально посмотрел на Белого Волка и кивнул. Вампира постоянно удивляло, до чего органично уживаются в оборотне неистребимый азарт и внутреннее глубокое, философское спокойствие.
— Я тоже хочу пойти с вами, — напомнил о себе Колун. — Мало ли что?
— Ты останешься со Светланой! — поморщился вампир.
— Ладно, знаю, коротышка-вольник — вам не ровня! — Колун обиженно глянул на верзилу-оборотня. — Куда мне, жалкому артефактору, до вас — могучих и великих…
— Не обижайся, дружище! Ты ведь и сам понимаешь, насколько это опасно, — мягко пояснил Стас. — И Светлане с тобой будет спокойнее. Заодно проверишь пригодные для боя артефакты.
Колун покачал головой и печально вздохнул.
После обеда, на скорую руку приготовленного Светланой, Стас и Белый Волк вышли из дому и направились к разовому порталу на окраину города. По дороге вампир с лёгкой завистью вспоминал, как страстно лесная волшебница обняла Ульфа на прощание, сколько нежности, преданности и любви было в прощальном взгляде Светланы. Счастливая любовь всегда красива! Вампир нащупал в кармане ключ к разовому порталу и заставил себя сосредоточиться на деле.
Старый раввин сам отворил калитку. Рыжеволосую родственницу он куда-то отослал, дабы она не помешала ритуалу неуёмным любопытством. Ребе вопросительно глянул на Ульфа.
— Мой друг и соратник, — коротко представил оборотня Стас.
— Если сказать нечего — так и не говори, — негромко пробормотал старик, на собственный лад комментируя слова вампира. Жестом каббалист пригласил гостей следовать за собой. К удивлению Стаса, он подвёл его и Ульфа к убогому сарайчику за домом.
Потоптавшись на месте, ребе нехотя отворил скрипучую дверь. В убогой клетушке два на два метра, заваленной всякой рухлядью, раввин отодвинул в сторону полочку с пустыми банками, и гости увидели прочную металлическую дверь. Старик с надеждой посмотрел на вампира, а вдруг тот передумает? На лице Стаса и его спутника отчётливо читалось нетерпение. Ребе нахмурился, пробормотал что-то об отчаявшихся безумцах и открыл замок. Вслед за ребе вампир и Белый Волк спустились по узкой лесенке в подвал.
Старик солгал, что много лет не практикует каббалу. Стас обратил внимание на отсутствие пыли на невысоком стеллаже с тремя десятками книг с запретными знаниями и плотно утрамбованный, чистый земляной пол. В середине просторной комнаты без окон, скудно освещённой единственной лампочкой под потолком, стоял узкий столик, накрытый белой скатертью. Вампир отметил, что столик находится в центре нарисованного мелом круга, причём круг подновляли совсем недавно.
— Жизнь — это сон, но при этом лучше не просыпаться! — печально проговорил ребе. Старику было страшно, правое веко еле заметно дрожало, в голосе проскальзывали визгливые нотки. Кабалист, озираясь на опасных гостей, привычно погладил потрёпанный древний фолиант на столе. Затем ребе зажёг свечу и тут же накрыл её прозрачным красным колпачком, а потом вытащил пробку из крошечного флакончика с благовонием. Приторно-сладкий, с привкусом миндаля аромат заполнил комнату. Оборотень чихнул. Раввин пренебрежительно поморщился. Помимо свечи и флакончика на столике имелся стакан с красным вином, видимо, символизирующим воду, и маленькое блюдце с солью.
Каббалист аккуратно начертил в круге три буквы — алеф, мем и шин.
— Зайдите за черту! — негромко приказал ребе гостям, после чего принялся монотонным голосом читать на иврите воззвание к обитателям Асиа, низшего из духовных миров.
Вскоре Стас отчётливо почувствовал, что воздух в комнате сделался густым и тяжёлым. Буквы в круге засияли алым светом. Ароматы вина, благовония, гари и сырой земли соединились в причудливую смесь. Вампир видел, как сизая дымка от столика впиталась в пол. Каббалист громко проговорил заключительную фразу и застыл на месте.
На несколько долгих секунд сделалось очень тихо, словно счёт времени в ограниченном пространстве подвальной комнаты остановился, а присутствующие погрузились в небытие. Стас заметил, как напряжённо, точно перед атакой поджался оборотень. Затем в углу комнаты появилась тёмная тень, напоминающего одетого в плащ с капюшоном человека. Вскоре тень сделалась заметно плотнее и вымахала до потолка.
— Зачем ты вызвал меня, старик? — От глубокого, густого голоса Стас невольно вздрогнул, перед глазами его снова встал заснеженный лес и поляна, где Хесед и Малкут обсуждали судьбу умирающего воя. Будто и не было столетий, минувших со дня обращения княжича в вампира! Тёмный Ангел распахнул огненные очи, глянул на собравшихся и усмехнулся.
— Не сомневайся в моей скромности и смирении, великий Малкут! — униженно кланяясь, запричитал раввин. — Это он заставил меня потревожить твой покой! — обернувшись, каббалист указал рукой на вампира.
— Мой подопечный?! — проговорил Тёмный Ангел. Стасу почудилось, что Малкут улыбается. — Неужели тебе надоела вечная жизнь, Князь? — насмешливо спросил Тёмный Ангел, обращаясь к вампиру.
— Немного! — честно признался тот.
— Желаешь умереть по-настоящему? — уточнил Малкут.
— Хочу вернуть тебе твою вещь, талисман Времени! — чётко произнёс Стас.
— Да? Кто-то из смертных опять решил позабавиться? Человеческая жизнь тяжела и полна разочарований! И почему люди пытаются задержаться в материальном мире подольше? — риторически поинтересовался Тёмный Ангел.
— У чёрного мага на это имеются веские основания! — усмехнулся Стас.
Малкут рассмеялся. — Ты хитёр, вампир! Хочешь разделаться моими руками с твоим врагом, так?
— Верно! — согласился Станислав. — А ещё помочь тебе вернуть твою вещь.
— Ты говоришь правду! — гулко произнёс Тёмный Ангел, эхо его слов многократно отразилось от стен. Тайная комната в подвале внезапно расширилась до размеров огромного зала. Каббалист, оборотень и вампир ощущали себя ничтожными карликами рядом с грозным Малкутом.
— Талисман Времени не должен находиться в руках смертных, — заключил Тёмный Ангел. — Когда я смогу его забрать?
— Чёрный маг намерен жить вечно, для этого он собирается провести запретный ритуал, — заговорил Стас. — Думаю, действо состоится будущей ночью в мёртвом лесу.
— Этот смертный стремится отхватить слишком много, — недовольно пробурчал Малкут. — Если я не верну мой талисман, порядок течения жизни в материальном мире нарушится! Затем начнутся изменения в Асиа и высших мирах…
— Когда начнётся ритуал, я позову тебя, Малкут.
— Пусть будет так! Чего ты хочешь взамен, вампир?
— Мести! Забери души чёрного мага и древней колдуньи, его помощницы.
— Я возьму не их души, а их жизни. Души отправятся туда, где их давно ждут. Чтобы вызвать меня капни несколько капель твоей крови на землю и мысленно назови моё имя.
Стас кивнул и поклонился. Белый Волк тоже склонил колени.
Фигура Тёмного Ангела подёрнулась рябью и пропала. Каббалист вытер со лба пот и уважительно посмотрел на вампира. Ульф радостно улыбнулся, похоже, встреча с Малкутом подействовала на Белого Волка подобно возбуждающему воображение хмельному напитку.
— Какая мощь и сила! — восхищённо заявил Белый Волк вампиру, когда они покинули дом раввина. — Увидеть собственными глазами Тёмного Ангела — для смертного величайшее счастье!
Стас ухмыльнулся, точку зрения оборотня он не разделял. «Скорее, величайшее счастье — не знать о Малкуте вообще и никогда с ним не встречаться!»
***
Марина проснулась от лёгкого прикосновения Волемира к её плечу.
— Просыпайся, девочка! Снаружи что-то происходит, — прошептал знахарь. Марина прислушалась, но ничего не услышала, у неё не было чуткого слуха бывшего охотника. — За нами пришёл Стас? — спросила девушка, от надежды на скорое спасение и встречу с любимым кровь прилила к лицу пленницы.
— Нет, — сухо ответил Волемир. — Гюнтер и его ведьма готовятся к ритуалу. Тянет дымом костра, и я чую запах зелий. Только что чёрный маг кого-то вытащил из избушки. Без жертвоприношения тут точно не обойдётся! Видно, не повезло одному из вассалов Гюнтера...
Марина испуганно прижалась к знахарю.
— Ты больше ничего не вспомнила? Как мы сюда попали? Колдунью, которая тебя столкнула в портал?
Девушка помотала головой.
— Я уже тебе рассказывал, что магия старухи лишила меня возможности двигаться, но не сознания. Я всё видел и помню! Когда мы здесь очутились, в лесной избушке находились четверо — Гюнтер, старая колдунья и вассалы чёрного мага, темноволосая наглая девица и высокий светловолосый мужчина. Наши перекрыли Гюнтеру и ведьме дорогу из леса, новых жертв им не найти. Похоже, чтобы накопить силы, они вынуждены тянуть магию из вассалов!
Марина поёжилась, она знала, что Гюнтер отнимает жизненную силу у других. Чёрный маг намного хуже любого вампира! Стас никого не убивает без причины.
— Колдуны решили провести ритуал сегодня, значит, вампир и его союзники вот-вот появятся здесь, — рассуждал вслух Волемир. — Мужайся, девочка! Ничего не бойся и держись меня.
Как бы в подтверждение слов знахаря дверь землянки распахнулась. Солнце ещё не зашло, Марина и Волемир поморщились от хлынувшего в комнатушку потока света. Пленники не видели солнечного света трое суток. Им приносили еду по ночам, пресную кашу, немного хлеба и воду в кувшине. Марину под надзором колдуньи дважды выпускали на короткую прогулку.
— Наша приманка в отличной форме! — рассмеялся чёрный маг, окинув взглядом старика и девушку.
Волемир сплюнул и сжал кулаки. Марина впервые увидела врага Стаса. В принципе, обычный мужик! Этакий стареющий ловелас. Девушка правильно истолковала оценивающий взгляд колдуна.
Ведьма подкралась незаметно. Схватив Марину за волосы, старуха понюхала лицо пленницы и блаженно прикрыла очи. Вдохнув гнилостный запах изо рта колдуньи, девушка невольно задержала дыхание.
— Скоро я буду пахнуть так же, как она, молодостью и свежестью! — скрипуче проговорила Неда.
— Но сначала, дорогуша, нам понадобится потрудиться! — насмешливо напомнил чёрный маг.
Глаза колдуньи алчно вспыхнули. — Не переживай, Красавчик, с помощью демонов мы справимся с вампиром и его компанией!
При упоминании демонов лицо Волемира окаменело. «Старуха собирается вызвать хранителей мёртвого леса»! Догадка знахаря ужаснула. Когда-то, будучи зелёным учеником охотника, Волемир слышал от наставника рассказы о лесных демонах. Чёрные Стражи спят под землёй, раз в два столетия они просыпаются, чтобы поесть, и тогда в округе гибнет всё живое, чудовищная эпидемия уничтожает людей и животных. Насытившись, демоны снова засыпают, а эпидемия проходит сама по себе. Люди давали загадочной болезни разные названия, но причину её возникновения знали лишь избранные.
Марину и Волемира накормили. После короткой прогулки под контролем магии, шаг в сторону — и грудь узников пронзает сильная, жгучая боль, бывшего охотника и девушку привязали к деревьям неподалёку от избушки. Напротив, в магической клетке скорчился молодой блондин. Волемир опознал в нём вассала Гюнтера.
Словно в назидание пленникам в десяти шагах от узников чёрный маг брезгливо швырнул на землю останки женщины с длинными, совершенно седыми волосами. Узрев труп, блондин бессильно застонал. Гюнтер ухмыльнулся. Бывший охотник догадался, что чёрный маг выпил девицу. А последнего вассала колдуна, видимо, самого сильного из троих мага, ждёт печальная участь жертвы лесным демонам.
Марина с ужасом разглядывала обтянутое сухой, землистой кожей тело женщины.
— Колдун высосал жизнь и магию из девчонки! — пояснил девушке Волемир. Марина плотно прижалась к знахарю и тихо заплакала.
— Лет двадцать назад я убивал таких, как он! — чуть позже добавил бывший охотник.
— И правильно! — подтвердила девушка. Слова Волемира и вид несчастной жертвы колдуна пробудили в ней желание бороться. Постепенно страх отступил на задний план, разум Марины заработал чётко и ясно. Даже если ей суждено погибнуть, она всё равно попытается оказать хоть какое-то сопротивление! Умирать, подобно глупой овце на бойне, Марина не желала!
— Сегодня мне принился потрясающий сон, — улыбнулась девушка. — Солнечное утро, пение птиц и много цветов. Цветы росли повсюду. Какое-то время я шла по дороге одна, а потом меня окликнули. Оглянулась и увидела Стаса, он бежал ко мне откуда-то издалека …
— Вот увидишь, всё для нас закончится хорошо. Верь мне, сны не врут! — поддержал Марину Волемир.
Гюнтер и ведьма скрылись в избушке. Солнце наполовину спряталось за верхушками древних елей, поляна погрузилась в полумрак. Блондин в магической клетке приподнялся на четвереньки и уставился тяжёлым взглядом на знахаря и девушку.
— Эй! — вассал Гюнтера негромко окликнул Волемира. Старик повернул голову. И блондин, понизив голос, заговорил быстро и тихо, настолько тихо, что Марина почти не улавливала смысла слов. Однако бывший охотник слышал молодого мага отлично.
— Я, как и вы, хочу жить! — бормотал молодой маг, глядя в упор на Волемира. — Если намерены отсюда выбраться — слушайте меня! Хозяину и старухе сейчас не до нас, ритуал чертовски сложный и требует тщательной подготовки. Малейшая ошибка — и демоны сожрут тех, кто их вызвал! Нам нужно бежать! И чем быстрее, тем лучше.
Волемир недоверчиво хмыкнул. Тоже мне, удивил!!
— Да, бежать, — продолжил вассал чёрного мага. — Они планируют принести меня в жертву Хранителям, это намного страшнее и больнее, чем просто высосать жизнь. Твари упиваются страданиями жертвы. Не факт, что нас не поймают, выследят и поймают, я знаю, но сейчас главное — выиграть время! Не будет в нужный момент меня — не появятся демоны! А дальше — подоспеет ваш приятель вампир с оборотнем и волшебницей.
В глазах бывшего охотника появилась заинтересованность. Блондин говорил дело.
— Мы с Кариной, — вассал Гюнтера указал глазами на высохший труп, — собирались сбежать! Но слишком увлеклись друг другом, это оказалось фатальной ошибкой. Послушайте, по натуре я — игрок! Игра для меня — всё! — Лицо блондина перекосило, глаза его фанатично заблестели.
Марина смотрела на «психа» с опаской, глупо доверять свихнувшемуся от страха колдуну! Но у бывшего охотника имелось на сей счёт собственное мнение. — Вассал не в состоянии предпринять что-то вопреки желанию Хозяина! — веско заметил он.
В ответ блондин закивал. — Да, это так, но не совсем. Я сознательно стал учеником Артура Гюнтера, прекрасно понимая, что буду рабом. Это сделалось для меня началом самой увлекательной игры, где ставки — моя и Хозяина жизни. Правда, шикарно?! Сначала я беспрекословно выполнял все приказы Учителя и совершенствовался в магии. Одновременно работал на мерами противодействия Хозяину. Видите ли, я — математик, люблю науку и точный расчёт. Надеялся бросить ему вызов, когда наши силы примерно сравняются. Учитель ни о чём даже не догадывался! Мне не хватило совсем чуть-чуть! Я сглупил, рассказав Карине о моих планах. Мы планировали выйти из игры в решающий момент, когда Гюнтер и старуха сцепятся со своими врагами. Нас сгубила самоуверенность…
— И как ты собирался избавиться от влияния Хозяина? — с нарастающим любопытством поинтересовался Волемир.
— О, я много над этим работал! Создал амулет, экранирующий воздействие на меня магии Хозяина. Конечно, полностью избавиться от заклинания повиновения невозможно, но мои шансы в игре сильно возросли. Я не мог помочь Карине, когда Гюнтер её пил, он и старуха разделались бы со мной очень быстро. Тогда я решил, чтобы усыпить их бдительность, следует сделать вид, будто сломался. Я так и поступил. А затем принялся целенаправленно искать возможность сбежать. Ты, охотник, мне нужен! Поможешь мне, поможешь себе и девчонке!
— Где твой амулет? — поинтересовался Волемир.
Вассал Гюнтера расплылся в улыбке. — При мне! Я надёжно его спрятал. И вещица работает. Смотри, я предлагаю план побега и не корчусь от боли. Заклинание повиновения блокирует крамольные мысли, не то, что слова!
— Хорошо! Что я должен сделать?
— Клетка не сплошная, в плетении магии имеются зазоры. Ты можешь их разглядеть?
— С трудом, но могу, — ответил бывший охотник.
— Отлично! Знаю, что охотников учат телекинезу, так?
Волемир молча кивнул.
— Хозяин заблокировал мою магию, но снять блок несложно. Внимательно посмотри на рубашку Карины, третью снизу пуговицу. Это немой артефакт, настроенный избирательно на мою магию, в данный момент он не активен, поэтому ни Гюнтер, ни старуха его не заметили. Собственно, сама вещица — небольшая пластинка на поверхности пуговицы, держится на магните. Артефакт со слабым зарядом, рассчитанный на одно воздействие. Сделай так, чтобы он попал ко мне в руки. Я активирую мою магию, выберусь из клетки и освобожу вас!
— Парень, не считай меня ослом! — возмутился бывший охотник. — Ты сбежишь, а мы с девушкой займём твоё место!
— Ха! Во-первых, магии в вас обоих — кот наплакал! Этого демонам будет мало. Во-вторых, — на лицо молодого колдуна набежала тень, — заклинание повиновения начнёт давить на меня в разы сильнее, стоит мне покинуть клетку. Моей воли и силы артефакта хватит на полчаса-час — не больше! А потом я умру, корчась от боли. В ходе экспериментов, как ранее я выяснил, на бессознательное тело заклинание не действует! Как только начну терять силы, ты, охотник, меня банально вырубишь. Приду в себя — вырубишь опять! И так до прихода помощи.
— Резонно! — улыбнулся Волемир.
— Проникся? Давай работай! Нам нужно уйти в лес, как можно дальше, пока Хозяин и ведьма заняты.
Неожиданно дверь избушки распахнулась, и вышел Гюнтер. Чёрный маг выглядел усталым, ни следа прежнего веселья! Блондин опустил голову и тупо уставился на землю. Гюнтер придирчиво осмотрел пленников, проверил состояние магической клетки, где сидел вассал, и, выкурив сигарету, вернулся в избушку.
— В интуиции Учителю не откажешь! Точно старый хрен что-то почувствовал! — шепнул блондин, обращаясь к бывшему охотнику.
Несколько минут пленники сидели почти неподвижно. Знахарь буравил взглядом пуговицу, Марина мысленно отсчитывала секунды, Андрис прислушивался к звукам извне. Похоже, Хозяин и колдунья опять погрузились в работу.
Блондин поймал взгляд Волемира и подмигнул ему. Бывший охотник сконцентрировался, пот выступил на лбу старика, но пуговица лишь чуть-чуть пошевелилась. Молодой маг разочарованно насупился. Однако сдаваться Волемир не собирался. Получилось с девятой или десятой попытки. Неброская пластинка тёмно-серого цвета аккуратно отделилась от пуговицы и плавно легла прямо в руку Андриса. Короткая фиолетовая вспышка — и молодой маг выскользнул из клетки, раздвинув небрежным взмахом руки магические «прутья».
Вассал подскочил к пленникам, и тут же лицо его скривилось от боли. Андрис двумя руками сжал горловину футболки, надетой под рубашку. Бывший охотник разглядел мягкое зелёное сияние, окутавшее тело мага. Андрис сделал несколько глубоких вдохов и криво улыбнулся. Амулет работал.
Вассал Гюнтера с опаской оглянулся на избушку. В светлых глазах загорелся азартный огонёк. Несколько слов заклинания, короткий пасс правой рукой — и пленники свободны. — Бежим! — шепнул маг. И троица бросилась к тропинке, петляющей за деревьями.
— Нам нужно к шоссе! — напомнил Волемир.
— Знаю! Свернём метров через пятьсот. Там начнётся густой ельник, легче, в случае чего, спрятаться, — пояснил Андрис.
Продираться через ельник и заросли сухой прошлогодней травы оказалось непросто. Вдобавок кое-где ещё лежал подтаявший снег. Не останавливаясь, бывшие пленники пробежали около сорока минут. Внезапно вассал чёрного мага зашатался и, схватившись руками за голову, упал. Склонившись над ним, Волемир умело пережал сонные артерии союзника. Андрис затих. Покряхтев, бывший охотник взвалил его за спину, и дальше потянул на себе. Без лишних слов Марина последовала за ним.
 
Глава 21
Подготовка к ритуалу завершилась точно к сроку, наиболее благоприятному для вызова демонов-стражей. Неда, связанная с мёртвым лесом незримыми нитями, чувствовала, что вампир и его союзники уже близко. Гюнтер заметил, как в предвкушении решающего момента движения старой ведьмы стали быстрыми и живыми, сутулая спина сделалась заметно ровнее. Радостный вид колдуньи вызвал у Артура раздражение. Не приготовила ли старуха ему очередную пакость? Со злорадством колдун вспомнил о накопителе зелёной магии, надёжно спрятанном между корней толстого пня неподалёку от избушки.
По молчаливому приказу ведьмы Артур с табуретом и куском льняной ткани, где была начертана сложная схема вызова демонов, вышел наружу. Старуха, захватив горшок с готовым зельем, от которого поднимался багровый пар, направилась за колдуном. А потом Гюнтер в недоумении замер на месте. Пленники пропали! Пустая клетка по-прежнему сохраняла функциональность, а под деревом валялись напитанные магией верёвки, которыми чёрный маг связал знахаря и девчонку.
— Раззява! — яростно заорала колдунья. Черты лица старухи заострились, в глазах загорелись красные огни, а пальцы скрючились подобно птичьим когтям. — Твой вассал тебя перехитрил! Ты никчемный идиот, Гюнтер!
Маг взвыл от негодования. Как такое могло произойти? Мальчишка Андрис оказался гораздо хитрее и опаснее, чем думал Артур, вассал нашёл способ преодолеть заклинание повиновения!
— Мало тебя убить! — не унималась колдунья. — Ты, ты! — острым когтем она едва не проткнула союзнику глаз.
— Угомонись, Неда! Они не смогли уйти далеко. Прошло не более часа, после того, как я проверял, чем заняты пленники. Я сию минуту отправлюсь за ними!
— Нет! За ними пойду я! Отыскать беглецов мой лес мне поможет, — возразила ведьма. — А ты подпитывай магией зелье. Оно должно оставаться горячим. Иначе у нас ничего не выйдет! — Колдунья ехидно фыркнула, крутнулась волчком и поднялась в воздух.
— Гадина! — выругался Гюнтер. Старуха намеренно оставила его приглядывать за зельем. После подготовки к ритуалу сил у Артура сильно поубавилось, волосы его поседели, и снова появилась боль в спине и суставах. Старуха определённо над ним издевается! Она намеренно вытягивает из мага силы. Похоже, не один он планирует избавиться от союзника после ритуала Обретения власти… Гюнтер вытащил из кармана амулет Малкута и на мгновение сжал артефакт в ладонях.
Из приоткрытой двери избушки выползла гадюка Неды. Извиваясь толстым телом змея подползла к магу и уставилась на него красными глазками. Артур усмехнулся. Зачем тратить собственные силы и магическую энергию на поддержание зелья? Эта тварь, изменённая магией, определённо питалась не только животными! Гюнтер несколько раз видел, как ведьма поила любимицу человеческой кровью. Артур чуть ли не физически ощущал магическую энергию, бурлящую в крови гадюки. Похоже, для колдуньи змея сделалась своеобразным накопителем магии.
Колдун приблизился к гадюке и обездвижил тварь коротким заклинанием. А затем жизненная сила и магия домашней питомицы колдуньи потекла к нему ровным потоком. Как же давно Артур об этом мечтал! Но опасался ведьмы. Спустя несколько минут скрутившаяся на земле сухая тушка гадины уныло глядела на мир пустыми глазницами, а чёрный маг усердно вливал высосанную из старухиной любимицы магическую энергию в остывающее зелье.
Покружив над лесом, Неда обнаружила беглецов в перелеске на границе своих владений с живым лесом. Ещё немного, и старик с девчонкой вытащили бы предполагаемую жертву демонам на возвышенность, окружённую соснами, а там и до шоссе недалеко!
Волемир и Марина устали, тянуть на себе здорового мужика тяжело. Знахарь волок его на спине, а девушка поддерживала за ноги. Бросить Андриса они не могли не только потому, что молодой маг — ключ к пробуждение Чёрных Стражей, но и по соображениям морали, парень доверился временным союзникам.
В низине, укрывшись за деревьями, решили немного передохнуть. Опустив на землю тело мага, Волемир привалился спиной к стволу ели, Марина присела на пенёк. И старик, и девушка тяжело дышали, липкий пот стекал по лицу, руки и ноги дрожали от перенапряжения. Внезапно Андрис очнулся и громко вскрикнул. Знахарь без лишних церемоний приложил его увесистым кулаком по голове, и маг в очередной раз потерял сознание.
— Меня ждёте?! — раздалось откуда-то сверху торжествующее карканье старухи. Волемир и Марина подняли головы и увидели зависшую примерно в десяти метрах над землёй колдунью. Неда злорадно ухмыльнулась и широко развела руки. Беспокойно заворочался и застонал очнувшийся Андрис. Затем беглецы почувствовали, как их скрутили незримые путы, и колдовская сила плавно приподняла их над землёй.
Спустя считанные минуты пленники вновь очутились на знакомой поляне возле избушки. Однако чаша весов еле уловимо склонилась на их сторону. Волемир невольно вздрогнул, ощутив приближение вампира и его союзников. Улыбаясь кончиками губ, знахарь обернулся к Марине. — Крепись, девочка! Стас и мой внук уже рядом, я чувствую.
Волемира прирвал резкий окрик чёрного: — Ты посмел меня ослушаться, вассал! — Сутулая фигура Гюнтера нависла над скорчившимся около импровизированного алтаря Андрисом. — Хи-итрец!
Вассал хрипло рассмеялся.
— И наглец! — добавил Гюнтер. — А сейчас ты сдохнешь! Неда, начинаем ритуал, — властно произнёс чёрный маг.
Старуха презрительно фыркнула и подошла к котлу. И тут она заметила то, что осталось от её любимицы. — Как ты посмел, жалкий червь! — вырвалось у старухи.
— Видишь ли, дорогуша, у меня сил осталось совсем чуть-чуть. Пришлось позаимствовать извне, — широко улыбаясь, пояснил Гюнтер. — Что такое ничтожная тварь по сравнению с будущим могуществом? Правда, Неда? И учти, я не присвоил себе ни капли магической энергии твоей любимицы. Всё пошло на общее дело!
Старуха скрипнула зубами и приступила к ритуалу. Андрис скорчился в невыразимой муке, лицо его посинело.
— Я проиграл, — прошептал вассал. — Но до чего же была крутая игра! — Андрис изобразил жалкое подобие улыбки. Превозмогая боль, он подтянул ко рту ворот футболки и вцепился в него зубами. По телу бывшего вассала пробежала короткая судорога, по краям губ показалась пена. Цианид убивал мгновенно. Мёртвое тело Андриса безвольно распласталось на земле.
— У-у-у!! — взвыла колдунья. — Мальчишка снова нас перехитрил!
Гюнтер досадливо сплюнул. — Отдадим демонам этих? — чёрный маг кивнул на знахаря и Марину.
В ответ колдунья расхохоталась. — Отдадим их, обязательно отдадим! Но девки и травника Чёрным Стажам будет мало! Слабоват магический потенциал. Голодные демоны обозлятся…
Старуха оценивающе уставилась на Артура. И Гюнтер понял, что настал решающий момент. В мгновение ока он извлёк из кармана накопитель зелёной энергии и, активировав его, направил на ведьму. Неду окутал искрящийся зелёный кокон. Колдунья застонала и рухнула навзничь.
Не колеблясь ни секунды, Артур чётким голосом прочитал заклинание вызова и выплеснул содержимое котла на землю. После чего чётный маг развернулся к старухе и указал на неё рукой.
Зелёная энергия жизни Неду парализовала. Ведьма лежала ничком, не в силах пошевелиться. Гюнтер торжествовал. До чего же ловко он воспользовался моментом! В результате жертвой демонам стал не он, как того хотелось колдунье, а его временная союзница. До чего приятно убить сразу двух зайцев — рассчитаться с отвратительной старухой за все унижения и воспользоваться силой Чёрных Стражей в схватке с врагами!
Стас, Белый Волк и Светлана вбежали на поляну. Зрелище, которое им представилось, на миг заставило их остановиться и оценить сложившуюся обстановку. Волемир и Марина держались за руки и с ужасом смотрели на хрипевшую в середине поляне безобразную старуху. Абсолютно седой чёрный маг с сумасшедшими глазами колдовал над телом умирающей ведьмы. Вампир не сразу опознал в сумасшедшем старике его врага. Струившийся из-под земли чёрный туман полупрозрачной пеленой медленно поднимался на землёй.
— Маринка, Волемир, вы целы?! — Рванул Стас к подруге и знахарю. Марина бросилась навстречу к возлюбленному. Она обняла его со всей страстью, на которую была способна, и плотно прижалась к нему всем телом. «Мой, никому не отдам и не отступлю!» Вампир рассмеялся, радостно и громко. Волемир, качая головой, тревожно посмотрел под ноги.
Внезапно земля на поляне пошла волнами. Тело старухи начало медленно разлагаться. Сначала вытекли глаза. Но ведьма была ещё жива. И чёрный маг знал, что та боль, которую она сейчас испытывает, непереносима для обычного человека. Тот, кто не обладает сильной магией, умер бы сразу, едва его коснулась бы сила притяжения Чёрных Стражей. Просыпаясь под землёй, они жадно пили жизненную силу и магию старой Неды.
Колдунья мелко задрожала. Её кожа начала клочьями отслаиваться от костей. Ульф, Стас и лесная волшебница с ужасом наблюдали за жертвоприношением. Первым опомнился Белый Волк и тотчас же бросился на чёрного мага. Однако попытка уничтожить колдуна оказалась безуспешной. Гюнтера окружал невидимый защитный кокон.
Лесная волшебница закрыла глаза, широко распахнула руки и речитативом запела призыв к светлым силам леса. Старая ведьма умирает, вместе с ней исчезнет древний род тёмных лесных колдуний, поэтому договор с ними теряет силу. Отныне мёртвый лес должен вернуться под власть Лесного Хозяина.
И тут земля треснула, на поляну одна за другой выбирались жуткие твари. Внешним обликом они одновременно напоминали растения и хищных животных. Тела-коряги с рядами острых зубов в необъятной пастях. Извиваясь и стеная, подминая под себя землю когтистыми лапами-клешнями, демоны неторопливо продвигались к поверхности. Пока движения Чёрных Стражей, пробудившихся до срока, были вялыми и хаотичными.
Гюнтер с торжеством посмотрел на противников и поспешно выкрикнул финальную часть заклинания: — Коли жертвенная пища придётся вам, Стражи Мёртвого леса, по нраву, уничтожьте моих врагов! Их жизни и тела ваши по праву!
Огненные очи демонов враз распахнулись. От сотрясающегося в судорогах тела колдуньи её жизненная сила и магия багровой дымкой потянулась к жутким порождениям первозданной тьмы. Чёрные Стражи затрепетали и застыли, впитывая в себя лакомою пищу. Гюнтер понял, что жертва демонам понравилась, и расхохотался.
Светлана сорвала с шеи амулет-корешок и швырнула его в чёрного мага. Соприкоснувшись с заключённой в корешке магией жизни, защитный купол Гюнтера потемнел, сделавшись видимым, подёрнулся рябью и мелкими трещинами, но устоял. Чёрный маг быстро достал из кармана запасной накопитель и принялся вливать магическую энергию в охранное заклинание, целостность охранного купола начала восстанавливаться. Ульф вновь ринулся на колдуна. Однако Чёрные Стражи уже вошли в силу, и неустрашимый Белый Волк сцепился с двумя демонами одновременно.
Стаса, Марину и знахаря обступили сразу три Чёрных Стража. Они выбросили вперёд отростки-конечности, пытаясь высосать жизненную силу из потенциальных жертв. Вампир мгновенно разорвал удлинившимися клыками запястье, и его тёмная кровь полилась густой струёй на землю. Затем Стас чётко произнёс слова призыва Малкута.
Гюнтер в предвкушении скорой победы, сжимая в руках амулет Тёмного Ангела, с самодовольной улыбкой наблюдал за сражением. Вот-вот несговорчивый вампир окажется в его власти! И тогда после короткого и относительно несложного ритуала чёрный маг, наконец, получит желаемое — вечную молодость!
Шкура Белого Волка превратилась в покрытую шипами металлическую броню. Светлана, по-прежнему читая заклинание, спряталась за его спиной. Вампир стремительно рванул вперёд и снёс голову ближайшему демону. Двое других синхронно выбросили сотканную из мелких отростков сеть, пытаясь пленить вечноживущего. Но, изловчившись, Стас подскочил вверх и сломал шею второму демону.
Зелёная магия откликнулась на зов лесной волшебницы. По усыпанной старой хвоей поляне пробежали зелёные искры. Когда магия жизни достигла купола чёрного мага, тот начал быстро разрушаться. Гюнтер сорвал с шеи накопитель, пытаясь подпитать магической силой охранный купол. Но процесс разрушения удалось лишь немного замедлить, вскоре чёрный маг остался без защиты.
Из-под земли с протяжным воем вырвались ещё трое демонов. Зелёная магия жгла их шкуры, болезненно впиваясь в тела. В бешенстве Чёрные Стажи накинулись на Белого Волка, вампира и волшебницу, инстинктивно выделив самых опасных противников.
Вампир было бросился к своему врагу, но демоны его задержали, вцепившись в Стаса отростками. По-звериному оскалившись, Гюнтер швырнул в вампира сгусток фиолетовых молний. Стасу удалось уклонится и раздробить ударом ребра ладони грудь одного из противников. Далее вампир принялся методично обрывать лапы-отростки у другого демона. Ещё немного — и вечноживущий освободится, покончив с противником.
Чёрный маг запустил в Стаса смертоносное Ледяное Копьё, которое должно было обездвижить вампира. Но тончайшая ледяная сулица не достигла цели. Марина, вырвавшись из рук удерживающего её знахаря, метнулась к возлюбленному, заслонив вампира собственным телом. Копьё угодило Марине в грудь. Девушка тихо ахнула и мягко осела на землю. Знахарь вскрикнул и ринулся к своей подопечной. Стас яростно зарычал, рывком дотянулся до шеи демона, и голова Стража покатилась по земле.
Волемир приложил ладони к груди Марины, дабы подпитать девушку собственной жизненной силой и завести остановившееся сердце. Но, увы, несмотря на все старания знахаря Марина не сделала не единого вдоха.
Стас настиг Гюнтера в два скачка. Однако чёрный маг, воспользовавшись артефактом переноса, буквально испарился из стальных объятий вампира и очутился на другом конце поляны. Бегло оглядев место схватки, Артур запаниковал и принялся беспорядочно метать молнии во все стороны, не разбирая ни союзников, ни врагов.
Белый Волк яростно терзал клыками противников. Светлана окружила себя защитным куполом зелёной магической энергии. Лапы-ветви демонов скользили по поверхности купола, безуспешно пытаясь добраться до лесной волшебницы.
Внезапно наступила полная тишина, все звуки куда-то пропали, словно застыли налету. Чёрные Стражи замерли подобно каменным истуканам. Ульф и Стас в недоумении переглянулись. Из-за деревьев показался призрачный силуэт Малкута. Тёмный Ангел шагнул на поляну, и его полупрозрачная фигура выросла, достигнув верхушек вековых деревьев. Своей властью Малкут остановил течение времени. Лишь вампир и его друзья могли свободно передвигаться и говорить.
Немного погодя, Чёрные Стражи начали крошиться, рассыпаясь на глазах. Вскоре от демонов остались горки серого пепла. Впитав в себя магию жизни, трава на поляне зазеленела. Старые деревья, стряхнув с себя многовековой сон, пробудились, и кроны их благодарно зашумели на весеннем ветру.
— Стас! — негромко окликнул вампира Волемир и указал глазами на мёртвую девушку. Марина лежала на спине, её широко распахнутые глаза бездумно смотрели в небо, черты бледного, прекрасного лица заострились, кисти тонких рук, разметавшихся на молодой траве отливали перламутром.
Стас обернулся, и внутри у него нечто оборвалось. Жгучая боль сдавила грудь. Вампир медленно приблизился к телу подруги и упал на колени.
— Не-ет! — застонал он, обнимая мёртвую девушку. Волемир шумно вздохнул и отвернулся. Светлана прижалась к вернувшему человеческий облик Ульфу. Тело Тёмного Ангела обрело плоть. Теперь Малкут внешне напоминал человека, разве что его выдавало пламя, бушующее в жутких, наполненных первобытной тьмой очах.
Тёмный Ангел приблизился и вампиру и задумчиво покачал головой. — Вижу, ты изменился, княжич! Нет в тебе прежнего высокомерия, и главное — ты познал цену любви.
Глубокий, проникновенный голос Малкута вернул Стаса к реальности. — Ты можешь вернуть её к жизни? Цена для меня не имеет значения! — Отчаяние, прозвучавшее в словах вампира, вызвало у Тёмного Ангела снисходительную улыбку. — Как ты это представляешь? — ухмыльнулся Малкут.
— Я хочу, чтобы Марина жила, пусть без меня. Но … жила и радовалась жизни.
— Понимаешь ли ты, о чём просишь? А если я отдам ей твоё бессмертие? — вкрадчиво поинтересовался Тёмный Ангел.
— Я согласен! — без колебаний ответил Стас.
Малкут нахмурился. — Увы, мне не под силу превратить мёртвую девушку в вампира! Я подарил тебе вечную жизнь, когда твоя душа ещё была в теле. Повлиять на настоящее, частично изменить прошлое я могу, но будущее для меня закрыто! Влить заново жизнь в твою подругу в состоянии только Творец!
Лицо Стаса потемнело.
— Однако, я тебе должен, вампир! — продолжал Тёмный Ангел. — Ты помог мне вернуть мою вещь. — Малкут кивнул на застывшего неподвижно чёрного мага, сжимающего в руках амулет. И столетия не прошли для тебя напрасно, душа твоя изменилась в лучшую сторону.
Стас насторожился, поднялся на ноги и умоляюще посмотрел на Тёмного Ангела. Вампир понял, что не всё ещё для Марины потеряно.
— Предлагаю вернуть вас в прошлое, в твоё время, обычными людьми. Но вряд ли тебя и твою подругу там ждёт долгая жизнь! Подумай, прежде чем сказать «да».
— Я согласен! — поторопился Стас. Он вспомнил, как Марина неоднократно говорила ему «куда угодно, только с тобой».
— Не перебивай меня, вампир! — нахмурился Малкут. — Хочу ещё сделать вам подарок! Только не уверен, понравится ли он вам? Мой другой дар — то, что ждёт тебя и её после смерти. Ты — тёмная сущность, вампир, и знаешь, что тебя ожидает за кромкой. Девушка сознательно сделала свой выбор, когда связала свою жизнь с тобой. И тебе, и ей не попасть на небеса, вашим душам никогда не возродиться в смертном теле заново. Я избавлю тебя от бесконечного блуждания в сумрачной пустыне. После смерти вы станете лесными духами и будете скитаться по земле вместе, пока существует этот мир, наслаждаясь его красками и теплом. Ты согласен?
— Вечно буду тебе благодарен! — Стас низко поклонился Малкуту.
Тёмный Ангел улыбнулся и взмахнул рукой. Лес опять наполнился звуками.
Чёрный маг тоже очнулся и прижал к себе амулет. Малкут не спеша подошёл к чёрному магу, выдернул из его рук амулет, а после пристально заглянул ему в лицо. Горло Артура Гюнтера сдавила неведомая сила, сердце заколотилось в бешеном ритме. — Пора на покой, колдун! — прошептал Тёмный Ангел.
Артур задрожал всем телом и рухнул на землю. Из тучи на небе появилась похожая на небольшой смерч чёрная воронка, откуда вынырнуло жуткое существо. Тварь размером с лошадь напоминала упитанного человека с непомерно большой головой.
— Лярва! — непроизвольно воскликнул Волемир.
— Верно, знахарь! — подтвердил Малкут. — Эта астральная тварь — порождение чёрного мага, его амбиций и страстей.
Одетая в превосходно сшитый чёрный костюм лярва широко раскрыла пасть с двумя рядами острых зубов и цепко вцепилась в шею колдуна. Артур захрипел, от его тела отделилась душа, которую лярва тотчас же схватила обеими лапами. Всхлипывая и матерясь, душа чёрного мага задёргалась в крепких объятьях астральной твари. Лярва вежливо поклонилась Малкуту и взмыла вверх, растворившись в плотном смерче воронки.
Чёрный Ангел вновь вырос до верхушек деревьев, и фигура его опять сделалась полупрозрачной. Распахнув полы своего плаща, Малкут подхватил вампира и мёртвую Марину и моментально исчез, словно его и не было.
 
Эпилог
1367 год от Рождества Христова
Толстые свечи из жёлтого воска догорали в серебряном подсвечнике, искусно выкованном по виду неизвестного, свирепого зверя. В полной народа горнице стояла духота. Старый князь умирал медленно и тяжело. Душа его упрямо цеплялась за измождённое, усталое тело. Нос на худом лице заострился, щёки впали, под глазами залегли тёмные круги. За неполную седмицу болотная лихорадка вытянула из старика последние силы. Возле больного бестолково суетились служанки. На скамье вдоль стены тихо переговаривались ближние к князю люди. Пахло ладаном и травами.
Толстый священник в высоком клобуке с богато украшенным драгоценными каменьями золотым крестом поверх рясы сурово косился на знахарку из язычников, но из уважения к князю помалкивал. Знахарку позвали в последний момент, когда у больного начался бред.
Присутствие христианского священнослужителя ничуть не смущало старуху-язычницу. Сверкая удивительно молодыми для её лет зелёными очами, бабка уверенным жестом отстранила зарёванную девку и прикоснулась руками к вискам больного. Длинные седые волосы, прижатые к голове старухи налобной повязкой, упали на сморщенное лицо и тощую грудь. Многочисленные бусы из сухих плодов и разноцветных камешков таинственно зазвенели на тощей шее. Бабка на миг замерла, и её ясные глаза подёрнулись дымкой.
С деланным безразличием ведунья отошла от князя и склонилась над очагом, где в медном котелке кипело варево. Наполнив глиняную кружку готовым зельем, знахарка пробормотала заговор. После нескольких глотков князь в изнеможении упал на подушки. На лбу его выступила испарина. Бабка покрутила головой и отвернулась.
— Не жилец он. Не жилец! — заохали и зашептались ближние люди на скамье.
— Цыц! — сердито прошипел седой сотник. — Рано хороните. Глядишь — выдюжит! Князь наш из крепкого рода … не то что… — обернувшись на княжьего первенца, старый вояка остановился на полуслове.
Опустив голову, Твердислав скромно стоял возле ложа отца. Старший сын князя высокий, но слабосильный и бесхарактерный мало походил на отца. В дружине его не любили. То ли дело — младший княжич! Станислав — тот удался в князя! Смел, умён, ловок в ратном деле. Только нету сейчас в замке Станислава. Как сошёл снег, отправился татар воевать. Скоро осень закончится, а его всё нет!
Минул полдень. Князь, наконец, очнулся, медленно оглядел горницу, равнодушно выслушал нарочито бодрые речи советников. На лице больного появилось отрешённое выражение. Жизненная сила его покидала, окутывая тело холодной пеленой.
Внезапно глаза умирающего посветлели и наполнились надеждой. Казалось, он видит или слышит нечто, скрытое от окружающих. Князь поднял руку и поманил сотника.
— Слышишь? — прошептал умирающий. — Слышишь? Станислав едет.
Сотник скорбно поджал губы. Видно князь опять бредит! На скамье зашептались.
На главной сторожевой веже ударил колокол. Снаружи затопали, загоготали. Кто-то распахнул дверь горницы и прокричал: — Княжич вернулся! Дружина его…
Сотник схватил посланника за плечи, крепко тряхнул. — Врёшь!!
В ответ дружинник замотал головой. Ближние люди князя оживлённо загудели. Твердислав почувствовал, как желанная княжеская шапка, которую он ранее мысленно успел надеть, свалилась с его головы. Явился постылый братец!
Станислав соскочил с коня и бросился в горницу. Скорбная весть согнала веселье с его лица. Больной привстал на кровати.
— Сын! — Худые руки умирающего порывисто обняли княжича. — Он! — властно заявил старик. — Слышите? Он сядет на моё место! Моя последняя воля…
В горнице закричали, радостно зашумели, приветствуя Станислава. Младший княжич застыл над умирающим отцом, не замечая криков окружающих. С трепетом и сожалением, как бы заново вспоминая полузабытые черты, Станислав вглядывался в лицо старика.
— Дождался, — вздохнул старый князь и улыбнулся.
— Отец, я вернулся, — наконец, проговорил Станислав. — Не уходи. Поговори со мной. Посмотри на мою жену.
На пороге показалась молодая женщина в отороченной мехом накидке. Милое большеглазое лицо, лёгкие шаги, тихий шелест шёлкового платья. Тонкие по-девичьи руки вытерли платком пот с лица умирающего. Князь в последний раз вздохнул полной грудью и заметался в агонии.
Схоронив старого князя, чествовали его преемника с молодой княгиней. Мёд и заморское вино лилось в изобилии. Хмурился один Твердислав. Ликовала дружина. Славен будь, князь Станислав и его княгиня с дивным, нездешним именем Марина! Помогай вам христианский бог, и пусть щедры к нам будут древние боги!
Комментариев: 3 RSS

Милая любовная история с приключениями. Классическая постановка вампира и его девушки, хотя мир романа населён гораздо гуще. Временами кажется, что чересчур. Разные народов и артефактов так много, что перестаёшь в них вникать. Новые боевые орудия появляются как по волшебству, помогая героям устраивать разборки, но несколько сбивая с толку читателя. Понятно, конечно, кто победит, потому что в основе лежит история доброй и светлой любви, но хотелось бы увереннее следить за процессом.

Злодеи может быть, чересчур злодейские, и кажется иногда, что автора не волнует число жертв, но сказочность сюжета отчасти искупает этот грех. Как бы по жанру положено.

А так довольно энергично всё происходит и финал выглядит интересным и логически правильным, так что придираться не хочется. Написано гладко, грамотно, хотя местами, может быть, немного протокольно. В целом, на мой взгляд, хорошая крепкая история, забавный изнаночный мир.

Да, в романе нет хватает только эльфов и инопланетян!! Как бы в вампирской прозе жертв всегда немало... В фэнтези их тоже хватает! Вот такая кровожадная аффтарша...

Если говорить серьёзно - старалась раскрыть максимально каждый персонаж, сюжет сделать многоплановым и неоднозначным. Собственно книга о том, как за столетия изменились приоритеты бывшего наёмника княжича Станислава.

Я не назвала бы роман обычным сюжетником, на взгляд автора, роман требует неторопливого и внимательного прочтения.

О злых злодеях и абсолютном зле. Я не верю в абсолютное зло, здесь даже в самом плохом персонаже имеются светлые, пусть светло-серые проплешины. Тёмный маг, для которого жизненной доминантой стал страх смерти, ужас перед тем, что его ждёт за гранью,сожалеет об утраченной любви к прекрасной еврейке Рахили. Гнусная ведьма по-детски радуется дешёвым безделушкам, и ей доступно величие астрального мира. Отвратительный торговец с нижних уровней подземного города жаждет света и любви. А оборотень Ворон дорожит добрым к нему отношением вампира и по собственной воле спасает старика знахаря.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз