Роман «История Софи». Наташа Эвс


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Романы
Роман «История Софи». Наташа Эвс
История Софи
 
«О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель …»
(А. С. Пушкин)
 
Глава первая
Похищение
 
Девушка задумчиво смотрела в окно, держась за балетную стойку, и выполняла махи ногами. Сегодня она была рассеянной и команды тренера слышала издалека.
— Плие … Гранд плие … Тянемся в сторону… Носок … Софи, где твой носок? Вернись к нам!
— София, ты слышишь? — Мэри одёрнула подругу за плечо.
В этот же момент за большим окном зала мелькнула тень. Затем ещё и ещё. София вздрогнула и прищурила глаза, вглядываясь за стекло. Но осенний проливной дождь заливал окно, делая изображения за ним мутными и загадочными.
На перерыве Мэри подошла к подруге.
— Эй, Софи, что с тобой сегодня? Ты сама не своя. Что-то случилось?
— Не бери в голову, — отмахнулась девушка. — Осенняя депрессия.
Перерыв затянулся. София заметила, что тренер разговаривает с высоким незнакомцем в коридоре за дверями балетного зала. И тренер, и мужчина поглядывали в сторону Софии.
После занятий хореограф остановил девушку и её подругу Мэри.
— Так, дорогие мои, завтра у вас двоих выступление. Это частный вызов. Дорогой вызов. Поздравляю, гонорар будет большим.
— Ух ты! — Мэри подпрыгнула. — Здорово! Деньги нам не помешают, правда? — она глянула на подругу.
— Частный вызов? — София насторожено посмотрела на тренера. — Уже завтра? Где это? Кто заказчик?
— Много вопросов, Софи. Заказчик— богатый человек. Выступать будете в его загородном особняке. И что это меняет? В любом случае, контракт уже подписан.
— Контракт?! — София раскрыла глаза.
— Однодневный контракт. Деньги большие, заказчик не один день наблюдал за тобой. Скажи спасибо, что я подтянул Мэри. Он хотел заказать тебя одну.
— Почему Вы не спросили меня, перед тем, как согласиться? — София нахмурилась.
— Поосторожней на поворотах. Если мне не изменяет память, семь месяцев назад ты подписала с нашим клубом контракт на год. Двенадцать минус семь сколько? Правильно— пять. Так что ещё пять месяцев я не буду спрашивать твоего разрешения. Кстати, наш с тобой контракт был подписан на весьма выгодных условиях для тебя, — губы тренера растянулись в ухмылке. — Так что готовьтесь, девочки. Завтра, в десять утра, я желаю видеть вас здесь. За вами пришлют машину.
Утром следующего дня София и Мэри стояли на крыльце клуба.
— Это реквизит к танцу с огнями, — тренер хлопнул рукой по большой сумке. — Девочки, не забываем об улыбке! Что за тоска в глазах? Что за настрой?
К зданию бесшумно подкатил чёрный тонированный джип. Из него выпрыгнули трое мужчин в чёрных костюмах и чёрных очках, от того похожих друг на друга, как близнецы. Тот, у кого волос был собран в хвост, приблизился к Софье и втянул носом воздух.
— Ммм… Девушки в сборе. Чудненько! — он подал знак, и сумку с вещами упаковали в багажник. — Прошу! — рука незнакомца указала на открытые двери джипа.
Вскоре все скрылись в машине, и она рванула, швыряя колёсами мелкий гравий.
Софья покосилась на мужчину, который сидел рядом.
— Куда мы едем? — спросила она.
Тот медленно стянул очки с лица, уставив на неё красные глаза. Софья отпрянула.
— Что, страшно? Ха-ха! — незнакомец широко улыбнулся. — Это линзы. У нас сегодня маскарад. Хозяин устроил праздник.
— Что за праздник? — девушка сглотнула, украдкой поглядывая на красные глаза попутчика.
— Там всё узнаешь. Да расслабьтесь вы! Что такие зажатые? Первый раз на частном вызове?
Машина мчалась по трассе уже часа два. Мэри сонно моргала, глядя в окно. Её сосед с безразличным лицом жевал жвачку. Попутчик Софии напевал какую-то весёлую песенку, временами поглядывая на девушку, и задорно подмигивал. Водитель и его сосед сидели молча. Впереди показался лес, и машина, притормозив, завернула на дорогу, ведущую вглубь.
— Заказчик живёт в лесу? — настороженно спросила София.
— Ага, почти, — незнакомец с "хвостом" улыбнулся. — Тут начинается его территория. Эти угодья— его собственность. Кстати, как нехорошо, — он покачал головой, — мы не познакомились. Я Герман.
София кивнула.
— Слушайте, остановите на пять минут. Я уже не могу терпеть, — сморщилась она.
— Шеф! — Герман обратился к водителю, и машина остановилась посреди лесной дороги, густо заросшей папоротником по обочинам.
София потянула за собой подругу, и они спрыгнули на мокрую землю.
— Пойдём туда! — громко сказала Софья и, когда они отошли на порядочное расстояние от машины, она приблизилась к уху Мэри. — Сейчас ноги в руки и бежим отсюда, — зашептала она, хватая подругу за руку.
— Ты что? Зачем?
— Тихо ты! — цыкнула Софья. — Так надо. Предчувствие … Бежим, сказала!
Девушки помчались, откидывая руками влажные ветки папоротника.
— Зачем мы это делаем? А как же контракт? — шёпотом спросила Мэри, едва поспевая за подругой.
— Ты как маленькая! Ты что, не смотришь телевизор, и газеты не читаешь? Потом закопают тебя вон под той сосной— вот и весь контракт.
— Софи, я уже не могу, давай передохнём.
— Мэри, я умоляю, не останавливайся. Нам нужно выбежать на трассу. Пожалуйста. Слышишь шум машин в той стороне … Скорее …
Что-то мелькнуло сбоку между деревьями. София испуганно оглянулась.
— Скорее, Мэри, вон трасса!
Через секунду рука Софии зацепилась, рванув её тело назад. Девушка увидела перед собой Германа, его пальцы сжали её запястье.
— Глупенькие … Куда вы бежите? А как же мы?
Софья дёрнула руку, пытаясь освободиться от цепких пальцев.
— Маскарад будет без нас, — процедила она сквозь зубы.
— Это вряд ли! — усмехнулся Герман. — У нас с вами подписан документ. Контракт называется. Знакомое слово?
— Я аннулирую его, — зло ответила Софья. — Контракт расторгнут. Вы получите неустойку.
— Птичка моя, — улыбнулся Герман, — всех твоих усилий не хватит, чтоб заплатить и десяти процентов неустойки. Вы должны вернуться в машину. Сделаем вид, что этого побега не было.
София оглянулась на Мэри. Возле неё стоял тот второй, с безразличным выражением лица, и жевал жвачку. Он держал Мэри за руку, а та беспомощно и испуганно смотрела на подругу.
— Отпустите нас, — тихо сказала Софья. — Неустойка может стать лично вашей, а заказчику можно сочинить историю …
— Я сказал в машину, — ледяным тоном приказал Герман.
София снова посмотрела на Мэри и, вздохнув, побрела к Джипу.
Скоро впереди показался огромный особняк в три этажа. Машина остановилась, и девушек повели в дом. Их оставили в одной из комнат.
Через время София выглянула за дверь.
— Мэри, у нас появился шанс. Живо за мной!
Подруги выскользнули из дома, прокрались вдоль изгороди, густо заросшей крупным плющом, и снова помчались в лесную чащу.
— Что происходит, Софи? Мне уже не по себе.
— Мэри, не трать силы на рассуждения. Сосредоточься на побеге, собери все возможные варианты для того, чтоб вырваться отсюда. А после, можно и поразмышлять за чашкой кофе.
Вдруг впереди появились двое. Жующий жвачку схватил Мэри, а Герман— Софью, но та стала яростно вырываться.
— Сколько упрямства! — оскалился преследователь с "хвостом". — Только зря всё это. Это похоже на трепетание бабочки в банке.
— Пошёл к чёрту! — бросила Софья в ухмыляющееся лицо парня.
— Хватит глупостей! — зарычал Герман, отшвырнув Софию к стволу дерева. Голова девушки отскочила от коры, как мяч, и она сморщилась от боли. Герман, как тень появился перед ней, обхватив длинными пальцами её шею. — Пора стать послушной …— прошипел он, сверкнув красными глазами.
— Хозяину это не понравится, — флегматично заметил жующий. — Девчонка нужна ему невредимой.
Пальцы Германа разжались, и он шумно выдохнул.
Пленниц снова отвели в комнату и заперли дверь на ключ, оставив за ней пару охранников.
— Софи, — прошептала Мэри, — мне кажется, у этих людей нет линз. У них на самом деле красные глаза. Я боюсь. Кто они?
— Ндаа … Актуальный вопрос. И маскарада, кажется, не намечается, — София осторожно отодвинула жалюзи и заглянула в окно. — Так, по-моему, есть ещё одна возможность. Охраны внизу не вижу. Придётся рискнуть …
— Даже не думай! — на пороге появился Герман. — Он за секунду пересёк комнату и оказался рядом с Софьей. — Пора работать, крошки! Ваш выход. Заказчик ждёт.
Девушек повели по коридорам, и, наконец, они вошли в огромный зал. В самом конце комнаты на роскошном диване, вышитом золотом, полулежал мужчина. Он выглядел странно. Бледный, с седыми и очень длинными волосами до пояса. Его красные глаза на бесцветном лице с интересом смотрели на девушек.
Гостьи остановились, как вкопанные. Седовласый махнул им рукой, призывая подойти ближе.
— Мы отказываемся работать, — сказала Софья. — И хотим вернуться домой.
Заказчик лениво поднялся и направился вперед. Его вид был настолько странным, что Мэри невольно отшатнулась.
Мужчина подошёл к Софии и оценивающе оглядел её.
— А мне не хочется отпускать вас домой. Я заплатил за тебя, дорогая Софи. Ты в моём распоряжении сутки.
— Я не вещь! — отрезала она. — Я требую, чтобы нас отпустили.
Седовласый усмехнулся.
— Неа … Я хочу видеть мой заказ.
— Вы отказываетесь нас отпускать?
— Ага …
— Это что, похищение?
— Мне нравится это слово. Пусть будет похищение.
София нахмурилась.
— Что вы от нас хотите?
— О … Я много хочу. Мои желания почти безграничны, — его рука потянулась к лицу Софии, и бледный палец скользнул по её щеке. — Но вперёд я хочу видеть именно твой танец. Мне приходилось наблюдать за тобой. Ты прекрасна в движении. Прошу тебя … А чтоб легче было говорить, я представлюсь. Я— Маркус.
София опустила глаза.
— Мой лучший номер— «Танец с огнями», но реквизит к нему в нашей сумке. Мне нужна она.
— Не нужно огня. Покажи танец девушки-змеи. Я видел его. Это незабываемо.
— Хорошо. Но для этого мне нужен костюм, а он тоже там.
— Принесите сумку! — скомандовал Маркус и поплыл в сторону дивана. — И дайте ей переодеться.
Скоро внесли большую сумку. София без стеснения сняла с себя одежду и натянула облегающий костюм, имитирующий кожу змеи.
— Мне необходимо музыкальное сопровождение, — она протянула диск Герману. — Надеюсь, в вашем доме это не проблема.
Свет приглушили, и с первыми нотами София начала танец. Девушка двигалась по всему залу, часто останавливаясь перед надменным лицом Маркуса. Она смотрела ему прямо в глаза и видела, как его язык похотливо облизывал нижнюю губу.
Когда танец закончился, раздались неторопливые аплодисменты хозяина.
— Покажи ещё что-нибудь, — лениво приказал он.
— Я могу показать танец с огнями …
— Я же сказал, никакого огня! — зарычал Маркус.
Мэри пугливо вздрогнула.
— Хорошо, — тихо сказала Софья. — Тогда это, — она протянула Герману другой диск и переоделась в чёрный кожаный костюм.
Снова заиграла музыка. Девушка достала из сумки две палочки и стала ловко их перекидывать, грациозно извиваясь в момент их полёта.
— А это что за танец? Его я ещё не видел, — заметил довольный Маркус.
— Это танец для «VIP» персон, — ответила София. — Он называется «Охотница»! — в эту же секунду она ловко извернулась и метнула обе палки. Одну в Германа, другую в Маркуса.
В следующий миг в окна и двери зала ворвались люди в масках. Они наставили свои арбалеты на растерянных красноглазых обитателей дома. Маркус, раскрыв глаза, схватился за деревянный кол в груди.
София, достала из сумки факел и, щёлкнув зажигалкой, подожгла его.
— Ты не хочешь смотреть на мой «Танец с огнём»? — зло процедила она сквозь зубы, глядя на застывшего хозяина. — Боишься огня, кровососущий мертвец?
Раненый Герман дёрнулся ей на встречу.
— Стоять, красноглазый! — Софья подняла ладонь. — Не зли меня!
Девушка оказалась перед хрипящим Маркусом. Она вырвала деревянный кол из его груди.
— Не надейся, что легко от меня отделаешься, — её губы приблизились к бледному лицу. — Пока ты нужен нам в таком виде.
— Ты знала? — слабо прошептал Маркус.
— Наивный, — усмехнулась девушка, ткнув в него горящим факелом. — Конечно, я знала. Вампир Маркус, третий из древней шестёрки. Отличаешься извращённой жестокостью, — Софи нагнулась ближе и уставилась в красные глаза. — Я рождена для тебя. Вскормлена на ненависти к тебе подобным, обучена для тайной войны. Умный Маркус повёлся, как пёс кидается за брошенной палкой. Ты не видел главного. Я— твоя наживка с рождения. Я— червь на крючке, и ты заглотил его. Мы все, такие, как я, с особой группой крови, и поэтому такой притягательной для вас, мы воспитаны охотниками. Потому что для вас, мёртвые твари, мы— драгоценный подарок. Вы выискиваете нас, наблюдаете за нами, и любым способом пытаетесь нас заполучить. Вы охотитесь за нами, в то время как мы, позволяя вам это, охотимся на вас. — София оглядела бледного Маркуса и с ненавистью хлестанула по нему горящим факелом. Вампир зашипел, обнажая клыки. — Не старайся … Жалкое зрелище! — усмехнулась она. — Я ждала этого момента всю жизнь. Для правдоподобности пришлось разыграть этот побег. Мне всегда приходилось играть, жить жизнью обычной девушки. Никто не должен был догадываться, даже друзья, — Софи оглянулась на Мэри, которая спала на руках у охотника от тряпки с эфиром.
— Зачем я тебе? — захрипел Маркус.
— Ты правильно мыслишь, — улыбнулась молодая охотница. — Мне нужен только ты. Они— нет, — она указала на застывших под прицелом вампиров-прислужников. — Это второй сорт. А мне нужен «люкс», самые сливки вашего отродья. Мы отлавливаем вас для опытов важного исследования. И сейчас мы заберём только тебя и повезем на базу к Павлу.
— Вы пожалеете об этом, — сказал Маркус. — Моё исчезновение станет известным, и очень скоро меня начнут искать. И найдут, ты же знаешь.
— Пусть ищут, — Софи улыбнулась. — Мы всегда на шаг впереди, и сейчас мы исчезнем отсюда вместе с тобой. По крайней мере, до того, как сюда сунутся ваши красноглазые твари.
— Это что, похищение? — вампир горько усмехнулся.
— Мне нравится это слово, — Софи довольно дёрнула бровью. — Пусть будет похищение.
 
Глава вторая
Встреча
 
— Ну как ты, Вальтер? — София осторожно погладила обмотанное гипсом плечо парня.
— Ничего, я железный. В конце недели выпишут, а если не выпишут, я выпишу себя сам, — парень шутливо подмигнул. — Не могу тут уже! Терпеть не могу больницы. Но! Лучше гипс и палатка, чем крест и оградка!
София грустно вздохнула.
— И как тебе удаётся сохранять такое спокойствие? Мы провалили поимку первого из древней шестёрки, мы потеряли своих …
— Софи, Вальтазар очень хитёр, и мир не перевернулся от того, что мы упустили его. Мы ведь не отступим. Это Маркус попался благодаря своей похотливости. Он был просто без ума от тебя. А своих мы теряли, теряем и будем терять. Это печально, но с этим ничего не поделаешь. Это наша работа.
— Нет, Вальтер, это не работа, это наша жизнь и смысл жизни. Саша умер у меня на руках. Он был мне как брат. Сколько раз он спасал меня от этих уродов. А теперь его нет … Ненавижу их! Ненавижу! Кровопийцы проклятые. Жизнь положу на их истребление!
— Вот и Саша положил жизнь. Не убивайся так, Софи. Бойцу не к лицу! — Вальтер улыбнулся. — Тебе нужно отдохнуть, ты много сил потратила на план поимки Вальтазара. Расслабься как-нибудь. Не раскисай, ты ведь самая хладнокровная наша охотница.
— Ладно, Вальтер, ты прав, смерть Саши выжала меня, как лимон. Поеду восстанавливать силы, поправляйся.
Софи вышла из клиники, устало опустилась на сиденье машины и нервно захлопнула дверь.
– Клянусь, я отомщу за тебя, Саша. Чего бы мне это не стоило.
Красный автомобиль летел по объездной дороге, София хмуро смотрела вдаль. Вдруг прямо перед носом машины появился бегущий человек. Софи в испуге утопила педаль тормоза, по инерции полетев в раздувшуюся подушку безопасности. Очнувшись, она выскочила из машины и кинулась к стонущему бедняге, который распластался метрах в десяти от столкновения.
— Ой, простите, пожалуйста, я Вас не заметила! О, нет … Что же это такое, — причитала она, оглядывая незнакомца. — Вы можете говорить?
Парень страдальчески разжал глаза и посмотрел на Софию.
— Ничего, бывает.
— Я отвезу Вас в больницу.
— Только не в больницу, — зелёные глаза восхищённо оглядели девушку. — Я что, уже в Раю?
Софи пропустила скрытый комплимент и покачала головой.
— Но Вам необходима медицинская помощь, не отказывайтесь.
— А, пара царапин украшает мужчину, не страшно.
— Ну разрешите мне чем-нибудь помочь Вам, давайте я отвезу Вас домой, я так виновата, простите.
— О, до моего дома ехать очень далеко! — незнакомец улыбнулся, пытаясь подняться. — Я путешествую автостопом, вот, не удачно перебежал.
— Так у Вас в нашем городе никого нет? — Софи растерянно подняла брови, пытаясь не застревать взглядом на красивых зелёных глазах парня.
— Теперь я знаю Вас. Пусть даже знакомство произошло таким способом. Я— Макс.
— София, — девушка виновато улыбнулась. — Скажите, у Вас ноги и руки в порядке? Я Вас так стукнула.
— Ноги-руки при мне, — пошутил парень. — Голова только кружится. В моих глазах две, а иногда три прекрасных Софии, но я этому очень рад.
— Ох, что же мне делать. Разрешите мне отвезти Вас к себе домой, я предоставлю Вам ванну, горячий ужин и ночлег.
— На это я согласен, — Макс широко улыбнулся. — Мне совсем не помешает ванна, ужин и поспать по-человечески.
София помогла парню добраться до машины, и они покинули место происшествия.
— Давайте я обработаю раны, — девушка поставила аптечку на стол.
— Я и сам могу, но от Ваших рук мне будет особенно приятно, — Макс послушно встал перед Софией. — Предлагаю перейти на «ты», — зелёные глаза пристально смотрели в лицо девушки.
София почувствовала, как её охватывает жуткое смущение, и это было странным, учитывая то, что на неё повлиять не удавалось никому.
— Согласна, — ответила она, делая вид, что занята обработкой царапин. — Повернись спиной.
— Софи, я так рад, что ты не заметила меня на трассе, — сказал Макс, подставив спину. — Просто чудо. Где бы я был сейчас? Брёл бы по дороге, или трясся в очередном автомобиле? А сейчас я принял ванну и даже вкусно поел. Но это совсем не главное, — он повернулся к Софии, с обожанием оглядывая её лицо. — Я узнал тебя. Ты удивительная. Я достаточно давно путешествую и, поверь, видел многих людей. Я чувствую душу за версту, а ты особенная. И к тому же, я просто не могу отвести от тебя взгляд, — Макс осторожно обнял Софию за талию. — Ты очень красивая.
Девушка застыла от изумления.
— Что ты делаешь?
— Софи, пожалуйста, не отталкивай меня. Я чувствую, что ты очень одинока, позволь мне скрасить твои будни.
— Макс, ты пользуешься моим гостеприимством и ситуацией.
— Скажи мне, я неприятен тебе? Посмотри на меня и скажи.
Софи подняла голову и утонула в зелени красивых глаз.
— Ты очень привлекательный.
— Значит, моё присутствие возле тебя не несёт ничего отрицательного?
— Нет, но …
— Софи, ты одинока, и для тебя непривычно вот так внезапно позволить первому встречному такие вольности. И я понимаю тебя. Но если я приятен тебе, нет ничего плохого в том, чтоб ты позволила себе стать немного счастливее. Я могу помочь тебе в этом, — Макс склонился и прижался губами к дрожащей от волнения Софии.
Девушка растерянно застыла, не веря в происходящее. Она не могла понять, что с ней происходит. Ей были безумно приятны прикосновения совершенно незнакомого человека, его слова тепло согрели её очерствевшую за последние годы душу. Быть может, она много взвалила на свои хрупкие девичьи плечи, быть может, она намеренно закрылась от любых близких отношений, каждый раз полагая, что сегодня не время. Почему бы не согласиться со словами этого зеленоглазого красавца?
София подалась в объятия Макса. Её рука невольно скользнула по его бедру, и она почувствовала, как полотенце, которым он обмотался после ванны, упало на пол.
— Макс, полотенце …— шепнула она, чувствуя горячие губы на своей шее.
— Я знаю, не страшно, — его руки крепко прижали Софию к своему разгорячённому телу. — Спасибо, что веришь мне.
— Ты согласна?
София вздрогнула от обращения к ней.
— Что?
— Эй, ты что, не высыпаешься? Ты как анабиозная муха последние дни.
— Полегче, Гарри, — огрызнулся Вальтер. — Не наседай на девочку.
— Девочка меня разочаровывает последнее время. Она не вставила ни слова в разработку плана. Мне кажется, или на кону поимка первого из древней шестёрки? Вальтазар— это имя ни о чём не говорит? Этот ретро-альфа вампир очень хитёр, и мы уже столкнулись с проблемой. Нужно просчитать каждый шаг, любую мелочь, а она витает в облаках. Я не узнаю тебя, Софья.
— Простите, — девушка напряжённо выпрямилась, — я постараюсь. Этого больше не повторится.
 
— Ты чем-то расстроена? — спросил Макс, склонив голову.
Софья оглядела коврик у входа.
— Ты что, куда-то выходил?
— Да так, слонялся по окрестностям, коротал время, пока тебя не было. Кофе сделать?
Девушка устало опустилась на диван.
— Да, спасибо. Кофе не помешает. Уже какой день чувствую тебя разбитой.
Макс ушёл на кухню. Через время оттуда послышался грохот и звон посуды. София подскочила и рванула на шум.
— Ты что, в кружках запутался? — едва успела пошутить она, как её глаза раскрылись от удивления. — Что здесь происходит?!
Вальтер выдернул деревянный кол из груди ослабевшего Макса.
— Закуйте его! — приказал он ребятам из группы. — И проверьте замки на оковах. Тот ещё тип, — он повернулся к Софье. — Вероятно, ты удивлена.
— Я не понимаю …— девушка ошарашено оглядела Макса, которого обвязывали цепями. — Ты что, один из них?!
Улыбка на лице вампира получилась усмешкой.
— Бывает и такое, крошка.
— Как же так? Как я … Ты воспользовался мной?
— О, да. Во всех смыслах, — Макс оскалился.
— О, Боже …
— Хватит сушить зубы, урод! — Вальтер пнул пленника. — Лучше пожалей себя, я тебе теперь не завидую.
— Не получится, — Макс нагло уставился в глаза Вальтера. — Я вас не боюсь.
— А нас и не надо бояться. Бояться будешь, когда тебя привезут к Павлу. От него даже древний Маркус в диком восторге.
— Вальтер, я ничего не понимаю, как я могла так ошибиться? — София ошарашено качала головой. — Он ведь совсем не похож …
Крепкая рука Вальтера обхватила девушку за плечо.
— Софи, это не твоя вина. Макс— ищейка Вальтазара, он обладает внушением. Всё, начиная с аварии, подстава. Он внедрился ближе к нам, используя тебя. Он почувствовал твоё истощённое психическое состояние и воздействовал на тебя, а ты поддалась. Этот вампир очень натурально имитирует человека, со всеми вытекающими последствиями, плюс искусно подобранные линзы. Макс— не какая-то шестёрка, нам повезло, что мы поймали его. Я сразу стал проверять твоего нового друга и, понаблюдав за ним, всё понял. Но он действовал здесь не один и успел передать информацию.
София посмотрела на Макса.
— Как я могла тебе поверить? Какой же ты гад!
— Промашка вышла, — вампир оскалился. — Я никогда не забуду, какая ты горячая штучка!
Девушка с ненавистью оглядела пленника, затем вдруг приблизилась к его лицу и жарко впилась в его губы.
Поцелуй был долгим.
Вальтер нахмурился, остальные растерянно переглянулись.
Наконец, Софья оторвалась от губ вампира.
— Да, тебе пригодятся горячие воспоминания обо мне, потому что они будут последними перед встречей с Павлом. А Павел подарит тебе такие незабываемые ощущения, по сравнению с которыми преисподняя тебе покажется райским наслаждением! — девушка нагнулась ближе, пристально глядя в зелёные глаза. — Я лично попрошу отнестись к тебе, как к особому гостю. А мои личные просьбы Павел исполняет с великим старанием.
 
Глава третья
 План «Б»
 
Вальтер щёлкнул автомобильным ремнём.
— Так, поймали боевой настрой и держим его до конца, во что бы то ни стало. Не сдаёмся, ни морально, ни физически. Рассудок холодный. Сегодня перед нами только операция «Вальтазар», на данный момент план «А». Всё остальное, надеюсь, отмуштрованно. Ведущая машина у Гарри, мы за ним, остальные— следом. Проверили рации, — Вальтер нажал на вызов. — Гарри, я на связи, как слышно?
— Отлично, старик. Все готовы, мы отправляемся. Отбой.
Четыре джипа, покачиваясь, выехали с просёлочной дороги на трассу, и, набрав скорость, ушли вдаль один за другим.
— Софи, — Вальтер обернулся на заднее сидение автомобиля, свесив локоть, — как настрой?
Девушка прищурила глаза.
— Звериный настрой. Я жажду видеть эту первородную тварь …
— Ну-ну … А что я говорил? Настрой боевой, но рассудок— холодный. Я знаю, какой ты бываешь. Не распускай себя. Я буду следить за тобой, — Вальтер подмигнул. — Не сжигай себя силой своей ненависти. Вальтазар— первый, но не последний на свете вампир. Нам нужна вся шестёрка.
Софи нахмурилась.
— Если для поимки одного понадобится моя жизнь, я не буду раздумывать, Вальтер. Это стоит того. Я всего лишь выполню свою прямую обязанность, меня вырастили для этого, не так ли?
— Ты права. Но не стоит действовать сломя голову. Побереги себя. Есть люди, которые тебя любят и не хотят терять.
— Ой, Вальтер, я тебя умоляю, — Софи отмахнулась. — Я прекрасно знаю, что я— пушечное мясо. Покажи мне хоть одного человека, который меня по-настоящему любит.
Парень печально оглядел девушку.
— Этот человек перед тобой.
Софи растерянно моргнула.
— Вальтер …
— Не говори ничего. Тебе не нужно было знать. Не сдержался, — он отвернулся и, вздохнув, устремил взгляд вдаль мелькавшего полотна дороги.
— Гарри, приём.
— Да, Вальтер. Итак, делимся на группы по плану. Твоя группа заходит с тыла, идёте через разрушенный склеп. Дальше по сигналу. Парадный вход наш, охрану берёт группа Дэна, Алекс— на боковых. Всем ясно? — Командиры трёх групп ответили утвердительно. — Повторяю, все ждут сигнала. Отбой.
Софи, словно кошка, перепрыгнула через разрушенную стену старого склепа, который располагался позади замка.
— Что-то подозрительно тихо, — шепнула она. — В доме Вальтазара время для дневного сна?
Вальтер с другими охотниками своей группы, прицелившись в арбалеты, перебирались к одному из входов. Прижимаясь к стенам, все внимательно следили за безмолвными сигналами командира. Вдруг сверху мелькнула тень, и в следующую секунду тело вампира повалило Софью на землю, накрыв собой. Вальтер дёрнулся на помощь, но девушка столкнула с себя замеревшую тварь, со злостью утопив деревянный кол в мёртвой груди. Тут же раздался шум, крики и хлопки выстрелов. Двое из команды нервно выскочили вперёд.
— Стоять! — крикнул Вальтер. — Ждём сигнал.
Все стали оглядываться и крутить головами по сторонам, потому что шум стал приближаться.
— Что-то происходит, — прошептала София. — Что-то не так.
Вдруг из рации раздался крик Гарри.
— Внимание! План «Б»! Вальтазар в курсе нашего визита, информацию слил помощник нашего пленника Макса. Повторяю, план «Б»!
Вальтер оглядел свою группу и махнул рукой.
— Уходим! План «Б».
Охотники друг за другом стали скрываться в узкой расщелине заваленного выхода. Софи последовала за ними. Где-то позади послышался жалобный писк. Девушка оглянулась и, прислушиваясь, замерла. Звук повторился. Это был детский плач. Софи пошла на голос, плутая в лабиринтах осыпавшихся стен.
Наконец, в углу она увидела маленькую сгорбленную фигурку, испуганно прижавшуюся к пыльной стене.
— Эй, — позвала она, склонив голову. — Ты что здесь делаешь?
— Мне страшно … Я хочу к маме …— маленькая девочка закрыла лицо ладонями. Растрёпанные пепельные волосы и руки ребёнка были в крови.
София приблизилась к бедняжке и присела, погладив лохматую головку.
— Не бойся. Пойдём со мной …
Висящая на поясе рация зашумела.
— Софи, ответь! — кричал Вальтер. — Мы не видим тебя!
— Это свои, — улыбнулась София, глядя на девочку. — Сейчас мы с тобой выберемся отсюда.
Лохматая головка поднялась. Старая лилипутка с издёвкой зловеще оскалилась.
— Я так не думаю, — прошипела красноглазая вампирша.
В этот момент к Софье метнулись тени, вампиры скрутили молодую охотницу, залепив ей рот скотчем.
Высокий альбинос довольно оглядел связанную Софию.
— Надо же! Сработало! — он воткнул шприц в её плечо и влил содержимое.
София услышала треск и открыла глаза. Напротив неё в кресле сидел седой мужчина. Он был красив, взгляд его был холоден.
Девушка напряжённо выпрямилась и огляделась. Огромная гостиная с уходящими вверх арочными потолками, справа камин, в котором трещали горящие поленья.
— Где я? — Софья подозрительно оглядела незнакомца.
— Здравствуй, Софи, — спокойно сказал он. — Ты у меня в гостях. Я— Вальтазар, мы заочно знакомы, — вампир поднялся и подошёл к бару со спиртными напитками, повернувшись к гостье спиной. Софья дёрнулась в сторону. — Бежать не советую, — спокойно продолжил хозяин дома, разливая содержимое бутылки по фужерам. — Твоих здесь нет. Мы очень далеко от них, — он повернулся. — Здесь только «мои». Предлагаю переговоры, — вампир подошёл к Софье и протянул ей наполненный фужер. — Поможет собраться с мыслями. — Девушка проигнорировала предложенное. — И согреться, — настаивал хозяин. Видя отказ от предложенного угощения, Вальтазар оставил фужер на подлокотнике кресла Софии и вернулся на своё место. — Напрасно протестуешь, — заметил он. — Пока я настроен миролюбиво. В противном случае ты бы уже давно не дышала.
София исподлобья посмотрела на легендарного альфу.
— Чего ты хочешь?
— Банальность. Я хочу мира.
— Не верю, — усмехнулась девушка.
— Тот факт, что ты сидишь напротив меня, не впечатляет?
— Маркус был жестоким извращенцем и этим прославился. Ты известен необычайной хитростью. И ты хочешь, чтоб я сейчас поверила тебе?
— Маркус — был …? К чему прошедшее время?
— А на что ты надеешься?
— Ты думаешь? — вампир дёрнул бровями.
— Уверена. Ты не знаешь Павла.
— Я знаю его, Софи. А вот нас по-настоящему не знает никто. Лишь один на земле имеет о нас более чем полное представление. Но сейчас не об этом, — седой вампир посмотрел на огонь в камине. — Тебе это помогает? В моём доме довольно прохладно для человека, камин затопили специально для тебя.
— Какое великодушие, — буркнула Софья. — Лучше умру от холода, чем приму подачку от тебя.
— Не стоит язвить, — Вальтазар оглядел гостью. — Ты хочешь показать себя такой, какой не являешься.
— Откуда тебе знать, какой я являюсь?! Чем ты козыряешь? Своей грёбаной древностью?
Клыки вампира сверкнули в снисходительной улыбке. Он хлопнул в ладоши, и в гостиной появился молодой прислужник.
— Принеси, — рука хозяина повелительно махнула. Через минуту перед Вальтазаром опустилась толстая книга в шикарном золотом переплёте. Вампир задумчиво провёл по ней пальцем. — Я не голословен, дорогая Софи. Я имею о тебе некоторое представление, — он расцепил замочек и раскрыл книгу, пролистнув страницы. — И я позволю тебе убедиться в этом.
Бледные пальцы развернули раскрытую книгу в сторону Софьи, заставив её сердце замереть. Это был альбом из её фотографий, начиная с детских. Каждый снимок имел подпись из нескольких строк. Предложения были написаны чернилами на латыни.
Софи медленно подняла глаза.
— Что это?
— Это— твоя жизнь, — Вальтазар внимательно следил за реакцией гостьи. — Ты можешь узнать много нового, но … при условии.
— Говори, — девушка гордо вскинула голову.
— Ты будешь моей гостьей, пока я этого хочу.
— Это исключено. Нет.
Седой вампир вальяжно откинулся на спинку кресла и захлопнул альбом.
— Я забыл сказать. У тебя нет вариантов.
София сжала зубы и повернулась к камину.
— Ненавижу, — зло процедила она, глядя на огонь.
— Я принимаю твоё согласие, — на бледном лице отразилась самодовольная улыбка. — План «Б» сработал идеально.
 
Глава четвёртая
Гостья
 
Софи томно потянулась, очнувшись ото сна, и открыла глаза. Её улыбка слетела с губ, как только она вспомнила, где находится. Разминая свои затёкшие ноги, девушка оглядела комнату. Какую шикарную кровать приготовил для неё хозяин дома, но Софи не воспользовалась предложенным удобством, предпочитая поспать, устроившись в кресле.
Пробираясь по длинным, тёмным коридорам замка, девушка ощущала нарастающий голод и озноб, но это было второстепенно. Главным было узнать намерения седого альфы.
Проходя мимо просторного зала, София увидела хозяина дома в одиночестве. Он стоял у окна и смотрел куда-то вдаль уходящих просторов.
— Доброе утро, Софи, — не оборачиваясь, поприветствовал Вальтазар.
Девушка застыла в дверях от неожиданности.
— Надеюсь, это моё первое и последнее утро в этом доме, — сухо ответила она.
— Ты так дрожишь …
— Не от страха к тебе, не надейся.
— Я знаю, — альфа развернулся. — Это холод. Я ощущаю твою дрожь. Укройся, — бледная рука бросила тёплую накидку.
Софи поймала её, оставив в сжатых пальцах.
— Обойдусь.
— Не упрямься. Есть риск заболеть.
— Мёртвым сопли не помеха, — зло процедила девушка.
Вальтазар усмехнулся.
— Хм … Остроумно, — он медленно направился к Софье. — Мёртвым? Насколько я вижу— ты жива, — он склонился к её плечу и с наслаждением втянул носом воздух. — И ощущения меня не подводят. — Вальтазар выпрямился и, взяв накидку из рук девушки, укрыл её плечи. — Тебя привезли в этом тонком охотничьем наряде. Придётся потерпеть.
— Как трогательно, — саркастически усмехнулась Софи. — Убийца заботится о жертве. Убийца не хочет, чтоб жертва перед смертью залила соплями красивый и дорогой пол.
Красные глаза оглядели девушку.
— Сколько злости в тебе. Даже для человека это много.
— Это не злость. Это ненависть.
— Да, — седой вампир покачал головой. — Немного иные буквы, но как меняется смысл! — Он опустился в кресло. — Ты так уверена, что я убью тебя?
— А что, у древнего убийцы бывают другие варианты? — Софья стала кутаться в тёплую накидку, ощущая уже нескончаемую дрожь в теле.
— Почему ты называешь меня убийцей? Я никого не убил.
— Правда, что ли? Какой невинный... — девушка презрительно сморщилась. — Ты— древний убийца и вся твоя мерзкая шестёрка … Как вас только земля носит!
Седой вампир усмехнулся.
— Ещё никто никогда не разговаривал со мной в таком тоне.
— С такими, как ты, вообще разговаривать не положено. Вас положено уничтожать. А у меня просто выхода нет.
Вальтазар с минуту смотрел на Софью, не шевелясь. Затем он указал на кресло напротив.
— Присядь. Каким бы ни было наше общение— это общение, незачем стоять.
Девушка опустилась на мягкое сидение и заметила:
— Не старайся понравиться мне. Не сработает.
— Я вижу, как потрудились над тобой. Твоё сознание жестоко изуродовали.
— Я не верю своим ушам! И это говоришь мне ты? Родоначальник всех ваших тварей?! Альфа и виновник всех бед?!
— Павел старается … Видна его работа.
— Хватит говорить о Павле! Что ты вообще можешь знать о нас?
Клыки сверкнули в небрежной улыбке.
— Дорогая Софи, я существую много сотен лет, и если я не такой, как ты, это не значит, что я не способен мыслить. Есть те, кто интересуется мной. А они, в свою очередь, интересуют меня. Мы копаем друг под друга, вот и всё. Победит тот, у кого больше терпения и хитрости, — Вальтазар снова улыбнулся. — Но у меня преимущество в опыте.
— Ну да, создать как можно больше подобных себе.
— Я создаю новых, только лишь восполняя потерю старых, которых уничтожаете вы. Лишних у меня нет.
— Хитёр. Не зря ты славен хитростью.
— Софи, я имею только прислугу и армию.
— Только армию, — с укором повторила девушка.
— Мне же необходимо защищаться от вас. Все твари хотят существовать.
— Вот именно! — Софья нахмурилась. — Все хотят жить. А ты убиваешь невинных.
— Я не убиваю.
— А что ты тогда делаешь? — девушка напряжённо подалась вперёд и уставилась в бледное лицо. — Что ты делаешь с ними? Где твоя прислуга?
Седой вампир хлопнул в ладоши, и в зале появились два прислужника.
— Ответьте нам, — обратился к ним альфа, — я лишал вас жизни? — Оба вампира отрицательно покачали головами. — Значит, я не убивал вас? — Снова отрицание. — Заказ привезли?
— Да, господин. Его доставить сюда?
— Конечно.
Вампиры удалились. Вальтазар дёрнул бровями, глядя на Софью.
— И что с того? — отозвалась она. — Может, они под гипнозом. Это ничего не значит.
— Моего талантливого мальчика, владеющего этим искусством, вы сдали для опытов. Он был единственным гением в этой области из моего окружения. А научил его Айрон, и только потому, что мальчик был способным.
— Ты говоришь об этом гавнюке Максе? — Софи прищурилась.
— Да. Он был хорош, не правда ли?
Девушка фыркнула, нервно закинув ногу на ногу.
— Надеюсь, Павел поцелует его от меня.
Вальтазар улыбнулся.
— Он, конечно, переборщил с тобой. Но я его понимаю, — красные глаза жадно оглядели Софью.
— И к чему всё это сказано? — спросила она, игнорируя взгляд хозяина дома.
— Вампиры не поддаются гипнозу. Мои парни сказали правду.
— Я не верю тебе, Вальтазар.
— Очень жаль.
— Айрон, который обучал Макса, это тот самый второй?
— Да. Мой кровный брат. Он— второй.
— Кровный брат? — Софи вскинула брови. — Настоящий брат?
Седой вампир усмехнулся.
— Кровный— это кровный. Ничего общего с биологическим в человеческом понимании. Это имеет несколько другой смысл.
— Хм … Весёленькая компания вырисовывается, — девушка качнула головой. — Три кровных брата: виртуоз хитрости Вальтазар, мастер гипноза Айрон, и маньяк-извращенец Маркус. И это только трое! Страшно подумать, что ожидает дальше.
В зале появился прислужник, катящий маленький столик, который был накрыт большим накрахмаленным полотенцем. Вампир остановил столик у кресла Софи и стянул с него белоснежное покрытие.
— Свободен, — сказал ему седой вампир. Прислужник удалился.
На столе стоял графин с компотом, горячий чайник, чашки и блюдо с жареной уткой.
— Как это понимать? — Софи подозрительно оглядела предметы на столе.
— Я знаю, ты голодна. Поешь.
Девушка подняла глаза на Вальтазара.
— От жареной утки моя кровь станет вкуснее?
Седой вампир снова усмехнулся.
— Ты создана для альфы, но я достаточно стар, чтоб вести себя необдуманно и бросаться на наживку. Мой брат Маркус имеет такую слабость, — вампир сверкнул зубами в ухмылке. — Он весьма не сдержан.
— Твой несдержанный брат поплатился.
— Да. Прошу тебя, поешь.
София оглядела стол, с тоской заметив, как аппетитно выглядит зажаренное бедро утки.
— Не сейчас, — отрезала она. — Ответь мне, почему у тебя альбом из моих фотографий? Что ты знаешь обо мне?
Вальтазар сел поудобнее и задумчиво посмотрел на стол с нетронутой едой.
— Я знаю о тебе достаточно для себя. Ты выращена для альфы, и, в связи с этим, автоматически попадаешь под наблюдение. Как только такой ребёнок появляется на свет, за ним начинается слежка.
— Вы следите за всеми специальными детьми?
— Конечно. От этого зависит исход всего.
— Исход чего? — София прищурилась.
— Всего, — загадочно повторил седой альфа.
— Поэтому ты знал о нашем нападении? И поэтому так быстро исчез из того дома, прихватив меня?
— Я знал по разным причинам, Софи. Меня не было в том доме, там была ловушка для вас. А я ждал тебя здесь. И зря ты обвиняешь меня в убийствах. Если бы дело обстояло действительно так, как ты говоришь, на земле уже давно бы процветала наша раса. Но люди остаются людьми, а нас по-прежнему одинаковое количество. Мы живём тихо и невидимо, и у нас единая цель, которую вы мешаете нам осуществить.
— Что может быть хорошего в цели таких, как вы? Что за прекрасная цель у вас? Разбить розовую оранжерею? Создать приют для брошенных животных? Или может открыть фонд «Милосердие»?
Вальтазар печально оглядел Софью.
— Что же он сделал с тобой …
— Кто?
— Охотник, который тебя воспитал. Ты напичкана ядом и цинизмом, и всё это сдобрено бесконечной ненавистью.
Софи прищурилась.
— А что ты хотел? Бесконечное обожание? Да, я ненавижу тебя и твоё кровное семейство. И говорю я сейчас с тобой только потому, что не имею оружия. Иначе бы я уже давно проткнула твою грудь и смотрела, как ты корчишься в конвульсиях.
— За что, Софи?
— За то, что ты и твои последователи существуют на свете. Вы несёте зло, вы срам и недоразумение.
Вальтазар повернул голову и стал смотреть в окно.
— Если бы вы не мешали нам сделать то, что мы хотим, никто бы не пострадал, — задумчиво сказал он.
— Не знала, что по совместительству, ты ещё и Ганс Христиан Андерсен.
Седой вампир повернул голову и усмехнулся, глядя на гостью.
— Ты намекаешь на сказки? — красные глаза прищурились от широкого оскала. — Сказки рассказывают тебе, дорогая. А я имею удовольствие наблюдать тебя в своём доме не прихоти ради. Я знал о вашем нападении. Знал о плане «А» и о плане «Б» на случай провала первого. Мне нужна была ты для беседы, и ваш план «Б» идеально мне подошёл. Как видишь, это произошло, и ты— моя гостья. Я всегда добиваюсь, чего хочу. Советую глубоко задуматься.
Софи подозрительно оглядела бледного собеседника.
— И? Что ты хочешь от меня?
Вальтазар с минуту разглядывал девушку.
— Итак, я сказал, что не убиваю, не творю себе подобных просто так, не имею желания подчинить себе весь мир и не несу угрозу тебе и другим людям. У меня есть цель. Это цель всего моего существования. И покуда я есть— я буду идти к ней. Я прошу не мешать мне в этом. Вспомни, я всегда добиваюсь своего. К чему пустые потери? Ваша война лишь оттягивает время.
Софья гневно нахмурилась.
— Ты сейчас слышал себя? Ты слышишь, о чём ты говоришь? У тебя есть цель существования, и ты будешь идти к ней, не смотря ни на что. Так почему я должна отказаться от смысла своей жизни? От цели своего существования? Только потому, что это сказал ты?
— Софи, услышь меня. Я не хочу встречать тебя в виде преграды. Я не хочу причинить тебе боль когда-либо. Ты же умная девочка, прочти между строк. Я не прошу поверить мне, ибо знаю, что с моих уст это звучит нелепо. Тебе нужно только подумать и сложить два и два. Останови бессмысленную войну. Охотники должны поверить тебе. Я надеюсь на твоё благоразумие. Не случайно именно ты стала моей гостьей, ибо я знаю о тебе нечто большее.
 
Глава пятая
Откровения
 
Софи влетела в объятия Вальтера и почувствовала, как крепко он сжал её тело.
— Слава Богу, — прошептал он. — Наконец-то.
— Хорош обниматься, — усмехнулся Гарри. — Давайте по существу.
Вальтер отстранил Софию от себя и оглядел.
— Ты точно цела? Этот урод тебе ничего не сделал?
— Нет, я в порядке, — девушка смущённо улыбнулась, не ожидая такой реакции со стороны напарника.
— Я чуть не поседел за это время, — Вальтер нехотя отпустил Софию.
— Поехали! На месте разберёмся! — подгонял Гарри. — А то эти красноглазые наблюдатели меня уже притомили.
Софья оглянулась на чёрный автомобиль, который привёз её на границу территории Вальтазара. Она оглядела две неподвижно застывших фигуры и едва заметно кивнула им. Вампиры снова забрались в машину и, развернувшись, рванули с места, оставляя за собой клубы дорожной пыли.
Весь путь домой София задумчиво молчала. Гарри предусмотрительно не задавал вопросов, давая девушке прийти в себя после гостеприимного плена. Вальтер сидел рядом с Софьей и, поглядывая на отрешённое состояние напарницы, вздыхал и качал с головой.
Спустя много часов, ближе к ночи, охотники подъехали к поселению в локации Павла. Из трёх джипов высыпали вооружённые группы.
— Все свободны на сегодня! — крикнул им Гарри. — Сбор завтра в восемь.
Софья опустилась на диван, кутаясь в тёплый халат.
— Возьми, — Вальтер протянул ей кружку кофе с коньяком. — И расслабишься и силы восстановишь.
Разговор затянулся до поздней ночи. Гарри хотел знать каждую мелочь, он закидывал Софью вопросами и предположениями. И когда он услышал о том, какое намерение преследует седой альфа, вспылил.
— Девочка моя! Неужели ты веришь в это?! Он запудрил тебе мозги!
— Это же логично, Гарри. Всё, о чём сказал Вальтазар— правда. Подумай сам, подумай и сопоставь от начала и до конца. Поэтому он не убил меня, хотя мог бы одним щелчком пальца. Он выбрал меня, как миротворца, он верит, что мне удастся. Прислушайтесь, прошу. План «Б» никого из нас не уничтожил, хотя мы были в самом логове, в ловушке. Они не преследуют цель— убивать, это же очевидно.
— И что ты предлагаешь? — Гарри вскинул руки. — Подарить им весь мир на блюдечке с голубой каёмочкой?
— Нет! Но можно прийти к какому-то соглашению, к переговорам, наконец!
— Чем он тебя опоил, София? Ты просто гонишь по-чёрному! Глупость так и хлещет из твоих мозгов! Ужас!
— Гарри! Ты переходишь границы, — одёрнул его Вальтер.
— Это она переходит границы! — палец охотника уставился в сторону девушки. — Она побыла в гостях у этого засранца и теперь возомнила из себя миротворца! Он вернул её нам в таком охмурённом виде и сидит сейчас в своём склепе, посмеивается! Больше, чем уверен! То, что он не свернул ей шею— ничего не значит.
Вальтер вскочил с места.
— Я прошу тебя сбавить обороты!
— Что ты бесишься? — брови Гарри взлетели. — Потому что я говорю правду? Кто мне запретит говорить то, о чём я думаю?
Вальтер вплотную приблизился к возбуждённому охотнику.
— Я. Я могу запретить. Ты оскорбляешь Софию, я не позволю тебе разговаривать с ней в таком тоне.
— Даже так? — усмехнулся Гарри. — Может, свадебку? Или ты забыл о негласном законе Павла?
Вальтер выдохнул, скрипнув зубами.
— Не забыл, — он отвернулся и опустился рядом с Софьей. — Но вести себя подобным образом не дам.
— Да провалитесь вы пропадом! — махнул на них Гарри.
— Стоп! Давайте остудим пыл, — вмешалась Софья. — К чему эти распри? Вальтазар очень мудрый и серьёзный. Он — альфа, и имеет возможность говорить за всех. Я сама была в не меньшем шоке, но за всё то время, что я пробыла с ним, я поменяла отношение на половину. Нужно просто собрать всё услышанное воедино. Всё то, что Вальтазар сказал открыто, и всё то, о чём заставил догадываться. Собрать целую картину. Это нужно сделать на холодную голову. Предлагаю отложить разбор полётов на завтра.
— Какая умница! — саркастически бросил Гарри. — Ты предлагаешь нам собирать пазлы? В то время, как эти ублюдки вонзают свои клыки, заражая наших сестёр, матерей и детей?! Или того хуже — убивают их?!
— Гарри …— София холодно посмотрела на охотника, — до завтра.
— Расскажи всё это Павлу! Посмотрим, что он скажет в ответ на твои галлюциногенные фантазии! — Гарри вышел из домика, хлопнув дверью.
Софи закрыла глаза и устало вздохнула.
— Прости, — сказал Вальтер.
— За что? Тебя за что прощать?
— За его поведение.
— Я знала, что этот разговор будет сложным. Нелегко сломать то, что строил годами. И разговор этот только начинается, — Софи оглядела напарника. — Спасибо тебе, Вальтер.
— А мне за что?
— За тебя. За то, что ты есть в моей жизни.
Рука молодого охотника потянулась к тонким пальцам Софии. Вальтер коснулся бархатной кожи девушки, скользя по её руке. Он молчал.
— Вальтер, — Софи тихо окликнула охотника.
— Да … Я всегда буду в твоей жизни, Софи. Даже если тебе это будет не нужно, — его глаза встретились с её глазами.
Какое-то невидимое притяжение заставило их обоих податься навстречу друг другу. Их губы слились в поцелуе.
— Вальтер …
— Нет, Софи, — молодой охотник, стиснув зубы, отстранился. — Нет. Я не могу. Прости …
София смущённо опустила голову.
— Да, понимаю. Будем считать, что этого не было.
Вальтер поднялся.
— Согласен. Но то, что я сказал, останется в силе всегда.
Софи заставила себя улыбнуться.
— Всё хорошо.
— Я с тобой, — тихо сказал Вальтер и вышел за дверь.
Софи нервно ходила из угла в угол. Её глаза растерянно скользили по полу. Вдруг дверь распахнулась, и вошёл Вальтер. Он был экипирован охотничьим оружием, лицо испачкано грязью.
Девушка оглядела его.
— Как вы могли так поступить? Вы были на поимке? Меня что, сбросили со счетов?!
— Успокойся, у нас было особое задание. Павел приказал оставить тебя отдыхать.
— А я не гожусь для особых заданий? С каких пор? За что вы так со мной?
— Софи, пожалуйста, тебе необходимо было отдохнуть, — Вальтер взял девушку за руку. — Но мы вернулись не пустые. У нас есть сюрприз для тебя, собирайся на базу к Павлу.
Софи подошла к двери и оглянулась на Вальтера.
— Он здесь?
— Да. Правда, очень слаб.
Рука девушки оттолкнула дверь, открыв взору железную кровать посреди комнаты, на которой лежал человек. Софи двинулась к нему.
Бледный парень тяжело дышал, глядя сквозь прикрытые веки.
— Кто это? — хрипло спросил незнакомец, рассматривая девушку.
— Это Софи, — ответил Вальтер.
Бледный гость втянул носом воздух.
— Она пахнет по-другому. Она тоже РДВ?
— Нет, она РДА, — охотник с сожалением дёрнул бровью.
Софья нахмурилась.
— А меня можно посвятить в тайную аббревиатуру?
Вальтер склонился к уху девушки.
— Эти термины использует Павел. Раньше ими пользовались все, а потом как-то исключили из обихода. РДВ — рождённый для вампира, а РДА— рождённый для альфы.
— Спасибо за просвещение, — София усмехнулась. — Есть что-то ещё, чего я не знаю?
— Это Адам, он тоже спец-ребёнок, но он пропал много лет назад. Чисто случайно обнаружили на сходке Айрона и Пастэра. Просто чудо, что он жив.
— Пастэр — это тот четвёртый?
— Да. Вампир Пастэр— четвёртый кровный брат из шестёрки Вальтазара. Пастэр имеет учёную степень химика и биолога. Умник …— Вальтер скривился. — Всё это время Адам был у него. Можно сказать, вырос у них.
Софи оглядела лежащего парня и повернулась лицом к Вальтеру.
— Как-то странно он выглядит, — тихо заметила она. — И ведёт себя не по-нашему. Вы уверены, что он свой?
Вдруг двери резко распахнулись.
— Софи, детка! — мужчина внушительных размеров, раскинув руки, направился к девушке.
— Павел, здравствуй, — София утонула в объятиях богатыря.
Следом показались Гарри, Алекс и Дэн.
— Ты уже познакомилась с Адамом? — мужчина улыбнулся. — А у нас есть ещё один сюрприз.
Софья заметила ехидную ухмылку на лице Гарри.
— Просто праздник какой-то, — буркнула она.
— Пойдём со мной, — Павел потянул Софью в другое крыло. В том крыле, куда они направились, располагались отделения пыток.
— Адам странный, — сказала девушка, шагая рядом со своим воспитателем. — Он ведёт себя, как они … Павел, ты проверял его?
Плечи Софьи накрыли широкие ладони.
— Девочка моя, ты меня недооцениваешь. Тебе ли меня не знать? Я вырастил тебя как дочь, воспитал и обучил. Ты должна понимать меня как никого.
— Почему я никогда не слышала об Адаме?
— Я предпочёл не вспоминать о нём. Он— мой неудачный опыт.
— Он тоже спец-ребёнок?
— Да. Когда-то он был им.
— А что теперь?
— Они изуродовали его. Пастэр держал его за лабораторную крысу. Ровно двадцать лет Адам провёл в его подвалах в качестве опытного материала. Но он остался тем, кем был. Хотя … После я расскажу тебе.
— Адам был РДВ?
Павел качнул головой.
— РДА. Он был твоим предшественником.
Наконец, показалось одно из пыточных помещений. Павел достал связку ключей и отворил железную дверь. Софи увидела распятого вампира. Кровяная пена текла с его рта, тело сотрясала какая-то дрожь, алые глаза уставились на девушку.
— Ааа …— захрипел вампир. — Зачем ты привёл её?!
— Чтоб она услышала всё своими ушами, — спокойно ответил Павел.
Софи оглядела помещение и сморщилась.
— Какой ужасный запах … А что я должна услышать? — она посмотрела на воспитателя.
— Это Сайрус, — Павел прищурился. — Он— боец из армии Вальтазара. Его взяли ребята Алекса, когда выходили из окружения после плана «Б». А тебя уже тогда везли в гости к виртуозу обмана.
— И? — Софи насторожено наклонила голову.
Павел медленно обошёл металлическое сооружение и остановился по другую сторону вздрагивающей и мокрой от слюнотечения твари.
— По поводу твоего разговора с Вальтазаром. Этот древний был убедителен, я так понимаю.
— Да, я провела с ним достаточно времени, чтоб понять, что он был честен.
— Ты поверила?
— Поверила. Всё, что он сказал, мне показалось разумным и логичным.
— А вот наш гость говорит о другом. Правда, Сайрус? — Павел приблизил свои губы к уху вампира. — Скажи ей всю правду.
— Я не могу …— Сайрус замотал головой, разбрызгивая стекающую красную пену по сторонам. — Она слишком сильно пахнет … Я задыхаюсь …
Павел чиркнул зажигалкой и поджёг свисающий оборванный рукав вампира.
— А я не прошу тебя. Я приказываю, — процедил он сквозь зубы.
Сайрус забился в агонии.
— Ааа!!! Убери! Убери!!!
— Твоё лишь слово, — Павел довольно улыбнулся.
— Скажу! Я скажу! — завопил вампир, страшно вращая воспалёнными алыми глазами.
Павел плеснул с ведра, и пламя потухло. Голова пленника безвольно повисла.
— Скажи, дорогой мой друг, так ли хорош и добр твой хозяин?
Сайрус медленно поднял голову.
— Пусть она отойдёт от меня. — Софи сделала несколько шагов назад. — Вальтазар— самый страшный и жестокий из всех, кого я когда-либо знал …
— Он сказал Софи, чтоб она просила нас остановить войну. Твой хозяин уверял, что он и вся древняя шестёрка— не убийцы. Просил поверить ему и не мешать, потому что они преследуют совсем другую цель. Что ты скажешь на это?
Красные глаза оглядели Софью, стоящую в стороне.
— Вальтазар опасен. Он лжёт. Виртуозно сочинять— его второе «я». Как вы можете верить его словам? Он собирает армию для нападения. Вот уже несколько столетий идёт подпольная подготовка …
— Что?! — Софи нахмурилась и подалась вперёд. — Я не верю тебе!
Вампир жадно втянул носом воздух, выпуская изо рта кровавую пенную слюну. Его глаза неотрывно следили за охотницей.
— Я ещё не встречал таких, как ты …— прошипел он. — Такой запах не может исходить от простого человека. С тобой что-то не так …
Павел вогнал деревянный кол в грудь подрагивающей от вожделения твари.
— Она не простой человек, ты угадал!
Вампир стал шипеть и извиваться.
— Что ты ещё знаешь? — настороженно спросила Софья.
Сайрус стал слабеть и мотать головой, брызгая розовой пенной слюной.
— Не могу больше! — захрипел он.
Павел выдернул кол.
— Говори! — приказал он. — И я смягчу твои страдания при опытах, — его губы растянулись в ухмылке.
Вампир приподнял голову.
— Вальтазар не убил её, чтоб усыпить вашу бдительность … Он окутал всё шлейфом порядочности, а когда вы расслабитесь, он нанесёт удар. Мы все знаем об этом, нас давно готовят для сражения …
София исподлобья посмотрела на Сайруса.
— Это неправда. Ты, тварь, адское отродье! Вальтазар другой!
Вампир вдруг засмеялся, обнажая клыки.
— Защищаешь его? А он не так давно приказал убить твоего близкого друга.
Софья вздрогнула.
— Что?
Алые глаза пронзили охотницу холодным взглядом.
— Смерть Саши — это его приказ. А желание хозяина — закон.
 
Глава шестая
 Адам — дитя подземелья
 
Софи сидела за столом, подперев голову рукой, и смотрела в пустоту. Вальтер находился напротив, он нервно постукивал пальцами по кайме сидения, временами поглядывая на отрешённое лицо девушки.
Наконец, не выдержав, охотник подался вперёд, заглядывая в глаза напарницы.
— Софи, прошу тебя, давай поговорим.
— О чём, Вальтер? О том, как я облажалась?
— Такое может случиться с каждым.
Глаза девушки метнули суровый взгляд.
— Со мной не должно случаться. Я — не каждый! Я — кусок глины, из которого слепили то, что было нужно, а этот кусок оказался другим куском, тоже, впрочем, на букву «г» …
Вальтер цокнул.
— Софья, прекрати!
— Знаешь, у меня до сих пор ощущение правды Вальтазара. Я провела с ним длительное время в беседах. Да, я ненавижу их, но тут что-то не сходится, — Софи прищурила глаза. — Я могла поклясться, что древний не врал, если бы не слова Сайруса о заказе Саши.
— Саша много знал, — сказал Вальтер. — Такие долго не живут.
Молодая охотница нахмурилась.
— Во мне зарождается жажда мести. С новой силой. Мне нужна их смерть. Абсолютное уничтожение. Я отомщу за Сашу. Клянусь. Я буду последняя, кто будет смотреть на пламя смертельной агонии в их глазах. На пламя в глазах седого обманщика Вальтазара.
Шли дни. Софи продолжала задумчиво уединяться, снова и снова прокручивая всю ситуацию обмана, которая встала, словно кость поперёк горла.
Как-то девушка незаметно забрела в лесополосу на окраине локации Павла, и опустилась на край оврага, внизу которого протекала небольшая река. Свесив ноги, Софи печально вздохнула.
— Здравствуй, — раздался голос.
Охотница напряжённо оглянулась, обхватив пальцами рукоятку ножа на поясе.
— Хм, — улыбка на бледном лице Адама получилась гримасой боли. — Нервы?
Софи мельком оглядела внезапно возникшего гостя.
— Осторожность, — возразила она.
— Невнимательность, — прищурился Адам.
— Отчего же?
— Я иду за тобой от самого поселения, а ты только что обнаружила меня. И только среагировав на звуковую помеху моего приветствия.
— Учить будешь? — охотница отвернулась и устремила взгляд на текущую снизу реку.
— Разве Павел недостаточно тебя обучил?
— Это ты у Павла и спроси.
— Твои уединения связаны с переживанием, но этим ты только рассеиваешь себя.
Софи перевела взгляд с воды на просторы впереди.
— Не советую стоять за спиной, — сказала она, не оборачиваясь.
— Это предложение присоединиться?
— А тебе нужно приглашение?
— Хм, — Адам подошёл к краю оврага и опустился рядом. — Я отвык от людей.
Софи оглядела бледного соседа.
— С ними лучше? — съязвила она. — От тебя за версту веет этими тварями. Да и вид у тебя … Сомнения так и лезут.
— Ты тоже не пахнешь человеком. Мне нужно делать выводы?
— Тебе вообще ничего не нужно делать! Не я к тебе в гости притащилась. Откуда ты такой взялся?
— Оттуда же, откуда и ты. Мы с тобой больше, чем похожи, мы оба РДА. Только я появился здесь до тебя.
— И что? Это не даёт тебе права в чём-либо. Для меня ты вообще подозрителен. Лучше держись подальше, чтоб не случилось чего …
— Моя вина в том, что я вдруг вернулся? По какой причине ты имеешь ко мне неприязнь?
Софи повернулась к Адаму. Парень был бледен и, будучи ещё обезвожен, имел страдальческое выражение лица. Его губы были сухими и потрескавшимися, обросший тёмный волос выглядел тускло и безжизненно. Он был медлительным и флегматичным, казалось, что даже его длинные ресницы опускаются в два раза реже. Но карие глаза внимательно следили за собеседницей.
— Ты правда пробыл у них двадцать лет?
— Да. Меня выкрали в пятилетнем возрасте. Подвал Пастэра стал местом моего пребывания впоследствии.
— Он что, держал тебя взаперти?
— Да, все эти годы я жил под землёй.
— Под землёй?! Двадцать лет? Ты что, не видел солнца?
— Да я и света не видел практически, его включали только тогда, когда проводили опыты.
Софи сглотнула, оглядывая бледного собеседника.
— Как же ты всё это выдержал …
Адам опустил голову.
— Приспосабливался, привыкал к жизни в темноте. Мне до сих пор больно смотреть на свет. Мне кажется, в темноте я вижу лучше. Здесь столько запахов и звуков… За пределами подвала всё необычное. Поначалу я терялся. Павел приводит меня в норму, он столько всего знает… Даже то, чего я не знал, живя у них. Софи, я не враг. Не смотри на меня, как на чужого. Мы вообще с тобой остались одни, я имею ввиду наши модели. РДА только ты и я. Предлагаю дружить, — бледная ладонь раскрылась для рукопожатия.
Софи мельком оглядев странного парня, протянула свою руку. Пальцы Адама были мягкими и прохладными, прикосновение нежным и волнующим. Девушка затаила дыхание, ощутив это странное состояние, которое передалось ей от рукопожатия. Карие глаза Адама внимательно наблюдали за едва уловимой сменой эмоций на лице Софи. Счёт шёл на минуты, а их пальцы продолжали сжимать друг друга. Девушка пыталась не показывать своего удивления и возникшего смешанного чувства. Только однажды она испытала такое— когда встретила Макса. Тогда она тоже была не в силах сопротивляться странным ощущениям.
Вдруг Софью словно прошибло током— Макс был вампиром! Выдернув свою руку из прохладных пальцев, она подозрительно оглядела бледного парня.
— Что ты сейчас сделал? — спросила она, напряжённо сжав рукоятку ножа на поясе.
Адам оставался спокойным и невозмутимым.
— Я пытался с тобой подружиться, Софи.
«Такое же ледяное хладнокровие …»— подумала девушка.
— Ты не тот, за кого себя выдаёшь, — глухо отозвалась она.
— О чём ты?
— Ты владеешь гипнозом? — Софи прищурилась.
— Нет. Что с тобой?
— Не пытайся меня обмануть. Я на эту удочку уже не поведусь.
— Софи …
— Что?
— Павел проверял меня. Ты даже ему не доверяешь?
— Я верю Павлу. Но я так же доверяю своим ощущениям.
— Перестань держаться за нож, иначе он подумает, что мы ссоримся.
— Кто? — Софи растерялась.
— Он давно уже стоит за нашими спинами. Наблюдает. Только не пойму, за кем больше. Но, скорее всего, его объект— ты.
Софья обернулась и увидела Вальтера, выходящего из-за деревьев.
— Как ты узнал? — обратилась она к Адаму.
— Это очевидно— его запах. Запах человека достаточно сильный.
— Ты снова будешь утверждать, что ты такой же как я? — Софи презрительно оглядела бледного парня.
— Да. Я такой же.
— Но я ведь не различаю запахов. Этим владеют мерзкие твари, значит, ты один из них …
— Софи, всё нормально? — спросил подошедший Вальтер.
Девушка поднялась. С минуту она смотрела на Адама, будто раздумывая о чём-то.
— Да, всё хорошо, — ответила она и, взяв охотника за руку, побрела вглубь локации.
— Он тебе нравится? — спросил Вальтер, когда впереди показался корпус Павла.
— Кто? — Софи вздрогнула.
— Адам.
— С чего ты взял?
— Я видел, как вы держались за руки, — охотник не поднимал глаз с тропинки.
— Это другое, Вальтер, — задумчиво ответила Софи, как вдруг увидела Павла, стоявшего у дверей корпуса. — Павел! — она поспешила к мужчине, но тот поднял палец, призывая повременить, так как разговаривал по телефону.
Когда разговор закончился, Павел развернулся.
— Всё потом. У нас на кону прекрасная возможность увидеть всю шестёрку вместе. Ну, это уже пятёрка— минус Маркус. Я за ним присматриваю, — мужчина дёрнул бровями и улыбнулся. — Итак, обсудим операцию «Пианист». Прошу в мой кабинет.
На обсуждение собрались все охотники.
— Завтра, в два часа дня, в концертном зале состоится сольный вечер известного пианиста Рафаэля, — начал Павел. — А по совместительству этот гений является шестым братом в шестёрке Вальтазара. Надеюсь, некоторые, сидящие здесь, помнят этого музыканта по неудачной поимке семнадцать лет назад. Так вот, повторяю, на концерт прибудут все наши друзья. Общая сходка! Что может быть лучше и удачнее! — Павел развёл руками, оглядывая всех. — Я требую полной мобилизации сил. Мне нужны все: охотники, РДВ, стрелки, помощники. Софи, — мужчина обратился к девушке, — ты— центральная фигура. Позже я объясню твои передвижения по плану операции. Адам поедет тоже.
— Что? — Софья нахмурилась. — Зачем поедет он?
— Павел, этот бледный еле ноги волочит, зачем нам балласт? — возмутился Гарри.
— Стоп! — Павел поднял руки. — Я что-то не понял, что за сомнения к моим указаниям? — глаза руководителя медленно обошли всех присутствующих. — Кто тут ещё против? — В кабинете повисла тишина. — Я даю тридцать секунд, — Павел нажал на секундомер. Вальтер переглянулся с Софьей, остальные опустили глаза. — Время истекло, — мужчина выключил секундомер. — Итак, я делаю вывод, что оставшиеся согласны с моими указаниями и не намерены больше подвергать сомнениям мои слова! — на последней фразе Павел повысил голос. — Адам — ценный материал. Он — гибрид. Но не в этом его ценность. Этот парень провёл двадцать лет среди них. Он воспитан ими, он вскормлен их жизнью и повадками. Он впитал в себя всё их естество, он по инерции продолжает вести себя, как они. Он слышит, видит и чувствует, как они. Наконец, он мыслит, как они. У Адама инстинкты вампира. Он просто необходим в операциях, и то, что он ещё слаб, совершенно не мешает. Для физической силы существуете вы— охотники. Кто из вас может услышать передвижение бойца из армии кровососов за версту? Или может кто-то чувствует замеревшего вампира за стеной? Или по запаху определит вид живого существа? Что, нет таких умельцев? — Павел оглядел присутствующих. — Думаю, я прояснил вопрос о необходимости Адама. Итак, в самом здании мы тихо присутствуем на концерте нашего гения, разрабатывая план захвата, исходя из ситуации. — Павел развернул на столе карту-чертёж концертного зала. — Приступим к разработке действий.
 
Глава седьмая
Операция «Пианист»
 
Вереница джипов неслась по трассе. Гарри по рации давал последние указания командирам групп.
— Я с тобой, — Вальтер протянул руку и нежно сжал ладонь Софьи. — Что бы ни случилось.
Девушка улыбнулась в ответ и покосилась на сидящего у окна Адама. На лице бледного парня не отражалось никакой тревоги. Ни волнения, ни переживания за предстоящую операцию, хотя он будет бок о бок находится со своим мучителем Пастэром и его древними братьями. Глаза Адама флегматично смотрели на пролетающие за окном пейзажи. Он сидел в расслабленной позе, сцепив пальцы бледных рук между собой. Софи всё ещё разглядывала парня, как вдруг его тёмные глаза устремились на неё. Поймав взгляд девушки, Адам печально улыбнулся.
— Нервничаешь?
Софи смутилась от того, что её осмотр был рассекречен, и пожала плечом.
— Есть немного. А ты будто нет?
— Я— нет. Смысл мне переживать? Я еду практически к своим…
— А если смерть?
— И что? Кто-то будет горько плакать? Сомневаюсь. Смерть будет самым лёгким испытанием из всего, что я пережил за двадцать лет своего плена. Так что мне всё равно. В любом случае. — Адам оглядел лицо Софьи с сожалением. — А вот тебе есть за что переживать. Тебя бросят на амбразуру, в самый центр. Судьба «приманки»— полный риск.
— Своё поддельное сопереживание можешь оставить себе, — буркнул Вальтер, глянув на Адама. — У Софьи найдутся защитники, за ней есть кому присмотреть.
— А кто спорит? — Адам дёрнул бровями и флегматично повернулся к окну.
— Внимание! — раздался голос Гарри из раций. — Остановка у цветочного магазина. Вальтер, букет для Софьи.
Машина остановилась, и охотник скрылся за дверью.
— Ты понесёшь цветы Рафаэлю? — Адам грустно посмотрел на Софи.
— Да. В определённый момент, если всё будет идти по плану. Но в любом случае я должна подняться на сцену.
— Будь осторожна, — тихо сказал Адам, наблюдая, как Вальтер забирается в джип с шикарной корзиной цветов.
По прибытии на площадь перед концертным залом все группы рассредоточились по плану. Гарри, Вальтер, Софи, Адам и ещё пара охотников вошли в здание. Никто из них не выделялся из прибывшей публики, потому как одеты все были подобающе: мужчины— в элегантных костюмах, Софи— в вечернем платье.
— Наш балкон вон тот, — Гарри кивнул наверх. — Идём спокойно, не суетимся. Адам, есть кто? — обратился охотник к бледному парню.
— Есть, — спокойно ответил тот. — Но это только охрана. Тут уже есть пара, но они где-то скрыты, я их чувствую.
Охотники расположились на балконе, осторожно оглядывая зал через кромку драпированных штор. Временами они тихо переговаривались по рации со своими напарниками, расположившимися в засаде.
Публика постепенно прибывала, и зал, казалось, был уже полон.
Софи посмотрела на Адама. Парень тихо сидел у стены и отрешённо смотрел куда-то перед собой, не обращая внимания на происходящее вокруг.
— Ты в порядке? — спросила она. — Какой-то ты тихий.
— Я слушаю …— медленно ответил Адам, продолжая смотреть перед собой.
— Что слушаешь?
— Я слушаю их. Они здесь.
— Все?
Бледный напарник на время задумался.
— Кого я знаю, все здесь.
В этот момент свет в зале стал гаснуть, и голоса и шум стихли. На сцену вышел ведущий и стал приветствовать всех и озвучивать последовательность программы.
— Адам, наши друзья в сборе? — тихо спросил Гарри.
— Да, — кивнул тот.
— Ты знаешь их точное расположение?
— Центральный закрытый отсек перед сценой. Они там.
— Вальтазар?
— Да, и он тоже. Но мне не нравится, что я чувствую их волнение.
— Они заметили нас?
— Скорее нет. Тогда бы они действовали по-другому. Они … будто ждут чего-то.
Раздались бурные аплодисменты, и второй занавес поднялся, открыв взору белый лакированный рояль. Публика поднялась с мест и стала аплодировать стоя. Софи вытянула шею, пытаясь увидеть происходящее. Наконец, на сцену вышел высокий светловолосый мужчина в белом фраке. Он остановился перед роялем и грациозно поклонился, затем прошёл к инструменту и, легко откинув полы пиджака, опустился перед клавиатурой. В зале повисла тишина, будто все присутствующие разом затаили дыхание.
— Никогда не подумаешь на такого кто он на самом деле, — задумчиво шепнула Софья.
— Рафаэль — самый последний в шестёрке, самый младший. Дворянских кровей, образован и воспитан. Но при этом он остаётся быть тем, кто есть, — тихо сказал Адам.
Раздались первые звуки, рождая красивые переливы мелодии. С каждой минутой музыка становилась прекраснее.
— Первый акт не высовываемся, — шепнул Гарри, поглядывая через балкон на пианиста. — Утверждаем ситуацию, и во втором акте переходим в наступление. Если всё остаётся, то по плану.
Софи потянулась к перилам балкона, чтоб выглянуть в зал и хорошенько разглядеть того, кто может рождать такую необыкновенную музыку, но вдруг Адам дёрнул её за руку назад. Вальтер было подался на него с возмущением, но бледный напарник приложил указательный палец к губам.
— На соседнем балконе появилась охрана, — еле слышно шепнул он и кивнул в сторону стены. — Они и так обеспокоены её запахом, но пока не поняли что это и откуда. Мой запах их сбивает.
— Адам, а Вальтазар не учуял Софью? — спросил Гарри, склонившись ближе к осведомителю.
Тёмные глаза парня уставились в пустоту, и он застыл на время.
— Нет, у них в отсеке всё спокойно на счёт этого.
Софья растерянно оглядела Адама. Она снова почувствовала какое-то странное ощущение от его прикосновения. Присев рядом с ним, девушка потянулась к его уху.
— Спасибо, — тихо сказала она.
Вальтер исподлобья глянул на Софью и Адама.
— Не за что, — ответил бледный парень. — Я за тебя готов жизнь отдать.
Охотница смущённо улыбнулась, заметив, как Вальтер стиснул зубы.
Рафаэль продолжал наполнять зал неповторимой музыкой. Охотники находились в ожидании, справляясь иногда у Адама об обстановке. Софи в недоумении поглядывала на чувствующего по— иному напарника, всё ещё не понимая, почему она так реагирует на его прикосновения.
— Внимание, в плане изменения, — тихо сказал Гарри. — Нет смысла тянуть до второго акта. Охрана уже взбудоражена Софьей, если будем ждать— дойдёт до шестёрки, и всё может провалиться. Софи, — обратился он к девушке, — в конце первого акта, на аплодисментах, затеряешься в толпе несущих цветы, дальше по плану.
— Поняла, — кивнула охотница и подвинула ближе корзину с цветами.
Встретившись взглядом с тёмными и печальными глазами Адама, Софи почувствовала какую-то тревогу.
Гарри спросил что-то по рации и махнул Софье рукой.
— На выход. Пора, первый акт подходит к концу. Феникс, операция «Пианист» активирована, — доложил руководитель по рации.
Софья поднялась и глубоко вздохнула.
— Будь внимательна, — шепнул ей Вальтер.
Охотница последовала к двери, уловив во взгляде Адама тревогу.
Смешавшись в толпе поклонников и в море цветов, Софи внимательно наблюдала, как Рафаэль заканчивает первую часть концерта. Позади она видела замаскированных под гостей охранников из группы Дэна, прикрывавших её. В глубине балкона виднелась голова Адама. Вальтер и Гарри мелькнули у прохода на галёрке.
Наконец, прозвучали последние аккорды, и зал взорвался в овациях. Рафаэль поднялся и вышел на середину сцены. Он снисходительно улыбался и кланялся, обводя глазами зал. Несколько человек выскочили на сцену, чтоб подарить цветы, но из-за кулис тут же появились четыре фигуры из охраны древних: двое справа, двое — слева. Они преградили путь, пропуская к пианисту по одному.
— Вот чёрт! — выругалась Софья себе под нос и оглянулась на балкон.
Адама не было видно. Охотница нашла взглядом лицо напарника позади в толпе и едва заметно дёрнула бровью. Тот слегка кивнул.
Девушка поднималась на сцену, крепко сжимая ручку корзины и соображая, как она будет выкручиваться, когда охранники почуют её запах, предназначенный для альфы. Но тут на сцену вышел ведущий праздника и с широкой улыбкой обратился в зал.
— Дамы и господа! На наш вечер прибыл долгожданный и почётный гость, который хочет лично поздравить с выступлением уважаемого маэстро. Поприветствуем! — с этими словами мужчина повернулся к кулисам, аплодируя.
Софи в это время остановилась на сцене. Охрана, которая развернулась в сторону предполагаемого появления дорогого гостя, по очереди стала озираться на неё, недоумённо раскрывая глаза. Девушка сделала шаг вперёд, чтоб видеть выход из-за кулис, куда все были обращены.
В затемнённом проходе появилась фигура мужчины, медленно шагающего к выходу на сцену. Он держал в руках огромную корзину бордовых роз. Софи затаила дыхание, но перед самым выходом на свет фигура остановилась, словно отреагировав на охотницу. Девушка обернулась и посмотрела в центральную изолированную ложу, где находились древние вместе с альфой. Вальтазар смотрел прямо на неё, как-то странно раскрыв глаза.
— Прошу Вас! Проходите к нам! — ведущий протянул руку в сторону застывшего незнакомца за кулисой.
Но тот поставил корзину на пол и, развернувшись, стал удаляться. Ведущий с искажённым лицом растерянно посмотрел на Рафаэля, который уставился на Софью. В этот момент на сцену посыпались охранники, одни оцепили пианиста, другие бросились на девушку. Внезапно на сцене появился Вальтер с другими охотниками. Где-то в зале раздался женский визг и грохот. Софи выхватила из корзины с цветами приготовленный кол с ядом для альфы и метнула его в ложу. За деревянной пулей бросилась охрана, но все промахнулись. Вальтазар застыл, схватившись за воткнувшийся в горло кол. Начался переполох, люди соскакивали с мест и, сбивая друг друга с ног, стремились к выходу. Сцена кишила охотниками и охраной древних, обе стороны бились не на жизнь, а на смерть. Софи вздрогнула, когда её обхватили руки охранника, но тут же начала вырываться. Вдруг возникший рядом Вальтер всадил кол прямо в спину повисшего на Софье вампира, но охотника сбил другой охранник, и они отлетели в противоположный конец сцены. Хрипящий на девушке воин жадно вцепился зубами в её плечо, заливая её платье текущей слюной.
— Ааа! — закричала София, пытаясь сбросить с себя вампира. — Тварь! Отпусти меня!
— Софи! — Вальтер дёрнулся на помощь, но его снова и снова останавливали охранники.
Вдруг пальцы висевшего на Софье воина ослабли, и он отлетел в сторону. Адам подхватил девушку на руки и двинулся в зал, уворачиваясь от кидавшихся со всех сторон зубастых охранников. У первого ряда Адама сбили с ног, и он упал вместе с Софьей, но тут же поднялся, оттесняя девушку в проём между креслами и закрывая её собой. Два шипящих воина атаковали бледного напарника, но Адам на удивление ловко с ними расправился. Софи держалась за порванное зубами противника плечо, удивляясь резкой перемене флегматичного и медлительного коллеги. Когда путь был свободен, Адам припал к ране Софьи губами.
— Ты что?! — девушка дёрнулась в сторону, но крепкие бледные руки обхватили её, не давая пошевелиться.
Через минуту Адам оторвался от плеча Софьи и сплюнул высосанную кровь. Затем он быстро вытащил из кармана пакетик со шприцем и, не взирая на протест напарницы, выпустил содержимое в её опухшее предплечье.
— Что ты сделал, гад? — раздался голос Вальтера позади.
— Приказ Павла на случай нападения, — Адам взял слабеющую Софью на руки и направился к выходу.
Группа Гарри захватила Вальтазара. Древнего освободили от ядовитого кола, погрузили в машину и все джипы рванули с площади, оставляя на асфальте следы тертой резины.
 
Глава восьмая
Поворот
 
— Что он себе позволяет?! — возмущался Вальтер, придерживая цепи, которые Гарри крепил за спиной Вальтазара. — Может он убегает с ней?
— Вряд ли, — заметил охотник. — Их джип просто летит впереди, судя по направлению, в одну сторону с нами. Бледный просто захотел аудиенции с дамой, — Гарри хихикнул, — поэтому так резво умчался с ней вперёд, чтоб никто больше к ним не прыгнул на хвост.
— Сарказм тут не уместен! — оборвал Вальтер. — Это серьёзно. Я не доверяю этому блудному сыну! Что он сделал с Софьей? Зачем высасывал заражённую кровь? Что впрыснул ей? Странный он, то еле шевелится, то раскидал всю охрану с воинами. Я не понимаю его. — Вальтер схватил рацию и поднёс её близко к губам. — Адам, что там с Софьей? Почему мчитесь на такой скорости? Ответь!
В ответ последовала тишина, и молодой охотник нервно стукнул кулаком в спинку сидения. Гарри включил рацию и напряжённо нагнулся, глядя в лобовое окно на удаляющийся автомобиль.
— Обращаюсь к водителю джипа номер один! Стэн, перестань гнать и прижмись к обочине! — Тишина в ответ возмутила руководителя. — Я приказываю джипу номер один остановиться! Стэн, выполняй приказ! Не вынуждай меня применять силу!
— Я выполняю приказ, — послышался голос водителя. — Остановки запрещены.
— Что?! Какой приказ? Кто отдал такой приказ?! Отвечай, чёрт тебя побери!
— Приказ пришёл с базы «Феникс».
— С базы? Что это значит?
— Старик, спроси сам.
Гарри всплеснул руками и снова поднёс рацию к губам.
— Вызываю базу «Феникс», приём!
— Да, Гарри. Как у вас?
— Павел, ты руководишь первым джипом?
— Да, что-то не так?
— Ты отдал приказ не подчиняться мне? Остановки запретил?
— Форс -мажор. Софи нужно немедленно доставить в лабораторию. Она инфицирована, и счёт идёт на минуты. Я действую от сложившейся ситуации. И вам отдаю приказ— никаких переговоров с представителями красноглазых и никаких остановок. Я понятно выражаюсь? Вальтазар должен быть у меня в кратчайшие сроки. Что бы ни произошло. Повторяю для всех— гоните на всех парусах и никаких переговоров! Отбой.
Гарри отключился и повернулся к закованному пленнику. Присев перед древним, охотник оглядел его с головы до ног.
— Скоро всё закончится, — твёрдо сказал он.
Алые глаза спокойно смотрели в лицо Гарри.
— Зря всё это, — слабо отозвался Вальтазар. — Почему вы не послушали Софи? Я убедил её, мы не хотим войны.
— Захлопни пасть, — рявкнул охотник. — Ты нас за идиотов не держи. Не хотят они войны …
— Что теперь будет с Софьей? — с болью произнёс Вальтер, глядя на идущий впереди джип. — Это всё вы, твари! Ваше отродье! — он повернулся к Вальтазару и дёрнул цепь на его горле. — Вас всех до единого нужно собрать в бункере и поджечь! Будьте вы прокляты …
Седой вампир вдруг поднял голову и насторожился, внимательно прислушиваясь.
— Лежать! — Гарри ткнул пленника в грудь. — Ещё не приехали.
Вальтазар откинул голову и засмеялся.
— Что ты скалишься, урод? — не выдержал Вальтер.
— Вызывает джип номер один! Гарри, у нас проблемы! Какие действия? — раздался голос водителя идущего впереди автомобиля.
Охотник нахмурился и оглядел улыбающегося альфу.
— Что происходит? — он открыл люк и выглянул, но в тот же момент машина резко затормозила и стала съезжать с обочины. Последующие машины так же на тормозах полетели с трассы в сторону.
Поднялись клубы песка и пыли, и когда они стали оседать, охотники увидели множество джипов вокруг, из которых высыпали воины и охранники.
— Остановка всё же произошла, — довольно сказал седой вампир.
— Чёрт! Чёрт!! — выругался Гарри и щёлкнул затвор арбалета. — Размечтались, — он распахнул дверь и спрыгнул на землю. Оглянувшись, охотник увидел, как из дверей первого джипа Адам тоже прицелился в арбалет. Руководитель оглядел всех и шагнул вперёд, держа прицел перед собой. — Что надо?
— Вальтазар должен вернуться с нами, — сказал высокий беловолосый воин.
— А попку тебе не подтереть? — Гарри фыркнул, внимательно наблюдая за происходящим.
— Вы отпускаете Вальтазара, и мы даём вам уехать, — снова сказал красноглазый воин.
— Ты пошутил, блондинистый? Моё последнее слово— нет!
— Мы не уйдём без него.
— Ну и стойте, а мы лично дальше рванём. — Гарри развернулся и отправился к джипу, но перед ним вдруг возник другой воин, преграждая путь.
Охотник краем глаза заметил движение с обеих сторон, он резко оттолкнул воина и запрыгнул в машину, захлопнув дверь на замок. В эту же секунду окна облепили прыгающие со всех сторон красноглазые. Они стали отдирать металлические пластины с джипа, скрепя когтями по покраске.
— Адам, что у вас? — крикнул в рацию Гарри.
— Проникновение через люк! Отбиваемся! — отозвался Адам. — Софи ещё слаба, а я и Стэн долго не …— вдруг сигнал оборвался.
Тут же дверь джипа Гарри стала отходить от основания, и в щель потянулись когтистые руки. Охотник метнулся к закованному Вальтазару, он схватил пленника за горло.
— Давай, делай своё дело! Прикажи им остановиться! Софи не должна пострадать!
Седой вампир не реагировал. Он спокойно смотрел своими алыми глазами прямо в лицо Гарри.
— Не церемонься с ним! — крикнул Вальтер, наставив арбалет в грудь древнего. — В сторону!
Гарри поднялся, дав молодому охотнику выстрелить. Вальтазар выгнулся от деревянной пули, застрявшей в его рёбрах.
— Откушай яду! — Вальтер перезарядил оружие и снова выстрелил.
— Ааа …— захрипел вампир, пуская кровавую слюну.
В это время джип стал раскачиваться, стёкла в окнах треснули, и один воин появился в проёме люка. Из рации доносились крики, и слышалась борьба всех охотников с воинами.
— Софи! — послышался голос Адама сквозь треск.
— Прикажи им! — Гарри налетел на корчившегося Вальтазара. — Заставь их остановиться! Ты же можешь остановить всех сразу через свою связь! Делай, я тебе говорю, иначе сдохнешь вместе с нами прямо здесь!
— Нет …— зашипел седой вампир.
— Ах ты гад! Я заставлю тебя, тварь красноглазая! — Гарри плеснул на пленника бензина и чиркнул зажигалкой в воздухе. — Приказывай им остановиться! Пусть отойдут к трассе!
— Не могу …— Вальтазар задыхался, мотая головой.
— Можешь! Альфа имеет связь со всеми последующими до одного, я знаю! Ты можешь заставить их самоуничтожиться одним мысленным приказом, делай, говорю! Пусть остановятся!
— Я … не могу …— снова захрипел Вальтазар.
Гарри коснулся облитой одежды вампира, и тот вспыхнул.
— Ты— альфа, прикажи своим тварям уничтожить себя! Делай, пока я могу тебя потушить!
Седой вампир забился в конвульсиях, выкручивая руки в цепях.
— Я не могу! — из последних сил крикнул он.
— Почему нет? Почему? — заревел Гарри. — Ты— альфа, родоначальник, ты— центр их мозга! Только тебе это под силу, только альфе!
— Я … не альфа …— прошептал Вальтазар.
Гарри отпрянул.
— Что?! У тебя агония?! Приказывай, пока не поздно! Ну!!!
— Я не могу … Я не альфа …
Охотник оглянулся на Вальтера, который отчаянно отбивал проникавших в щели воинов.
— Что он говорит? Я не понимаю …
Вальтер махнул рукой.
Гарри схватил канистру с водой и облил седого вампира. Огонь потух, обнажив горелую кожу и обуглившиеся волосы.
Вальтазар медленно перевёл взгляд на лицо склонившегося охотника.
— Ты не альфа? — Гарри прищурился.
— Альфа — не я …— прошептал вампир. — Я не могу их остановить …
— А кто тогда альфа? — охотник напряжённо склонил голову ближе.
Вдруг всё стихло.
— Гарри, смотри, — бросил Вальтер, кивнув в окно.
Из большого белого джипа показался Айрон, а за ним спустился Пастэр. Оба вампира направили взгляды в сторону машины, в которой находился Вальтазар.
Гарри откинул помятую дверь и вылез наружу. Он прищурился и обвёл взглядом территорию с застывшими вампирами-воинами.
— Отдайте нам Вальтазара, — спокойно сказал Айрон, глядя на Гарри.
— Или? — охотник склонил голову.
— Или мы начнём кровавую войну с людьми. Пощады не будет никому: ни розовым младенцам, ни старикам, ни беременным женщинам. Мы быстро умножим нашу расу. А начнём мы с неё, — из джипа выдернули испуганную девушку, в которой Гарри узнал Мэри, танцовщицу и бывшую напарницу Софьи.
— Чёрт! — охотник качнул головой.
— Прошу тебя, послушай их, сделай, как они хотят, — взмолилась Софи, которую подвёл Адам, держа под локоть.
— Вот чёрт! — Гарри сплюнул. — Вальтазар меня огорошил. Что делать?
— Отдай им то, что требуют, — сказал Адам. — У тебя нет выхода, они не шутят. Вальтазар тебя не обманул, я не чувствую в нём альфы, хотя я могу ошибаться. Но лучше не провоцировать их, иначе мир обольётся кровью.
— Мэри …— с болью прошептала Софи, глядя на бледную от страха девушку.
— Адам, расскажи Мэри, тебе нравились опыты в моей лаборатории? — громко спросил Пастэр. — Ведь её ожидает та же участь!
— Ну что ж, думать некогда, — выдохнул Гарри. — Я принимаю ваше условие! — обратился он к вампирам. — Сейчас я отдам вам Вальтазара, вы отдаёте девушку и расходимся.
— Айрон! — крикнула Софи. — Сделай так, чтоб Мэри не помнила этого!
Вампир снисходительно улыбнулся и подошёл к девушке, развернув её к себе.
— Пули с него вытащи, — шепнул Адам Вальтеру.
Вальтазара вынесли из машины и отдали в руки охранников. Пастэр заметно удивился виду своего обожжённого брата и укоризненно качнул головой, глянув на Гарри.
Вальтер принял полуспящую Мэри и уложил её на заднее сидение джипа.
Обе стороны разошлись по машинам и разъехались в разных направлениях.   
 
Глава девятая
Грань
 
— Вальтер, успокой себя, хватит метаться, — нервно бросил Гарри, глядя на ходящего из угла в угол охотника. — Что ты бесишься? Имей терпение, не мужик что ли? Голова от тебя кругом …
— Не могу я, старик, посмотри на него, — Вальтер кивнул в сторону замеревшего в углу Адама. — Он странный тип. Софи из-под носа увёл, кидал всех там, как заведённый … У него силы немерено, а здесь умирал от слабости. И на Софью он странно влияет, я же вижу!
— Можешь не шептать, он тебя за версту слышит, — Гарри поднялся и медленно побрёл по коридору по направлению к Адаму. — Сколько мы тут уже? Пару часов? — как бы между прочим сказал он, поглядывая на бледного парня. — А что говорит Павел на счёт Софи?
— Он очищает её. Сыворотка эксперементальная, поэтому для результата требуется время, — глаза Адама спокойно смотрели на охотника.
— А что за ерунду ты ей вколол? — Гарри нахмурился.
— Это на случай нападения. Павел перед операцией дал мне указания следить за Софи, и если произойдёт инфицирование, ввести ей содержимое.
— Он для всех приготовил такие шприцы?
— Нет. Только один для Софьи.
— Хм …— Гарри оглядел Адама. — А если бы напали на кого-то из нас?
— Этот препарат на людей не действует. Только на РДА. Павел работает над таким веществом, которое защитит клетки крови человека и победит заражение вирусом этих существ. Пока лабораторные опыты неудачные.
— Ясно. — Гарри снова оглядел Адама. — А ты на операции показал лучшие результаты. Неожиданно. В чём секрет резкой перемены твоего состояния?
Вальтер, стоявший в конце коридора, насторожился, ожидая ответ.
— Перед операцией Павел сделал мне инъекцию сыворотки, которая действует как допинг для угасших функций организма. Ему нужен был особенный охранник для Софи, и этим охранником мог стать только я. Поэтому он на время активировал меня. Я получил определённые указания.
— Этот укол тоже только для вас? — Гарри дёрнул бровями.
— Да. Действует только на РДА.
— И ты вколол такой же Софи?
— Нет, ей не нужен допинг. Ей нужен препарат, убивающий агрессию инфицированных клеток, которые попали в её кровь. И чтоб необратимые процессы не наступили, Павел делает всё возможное. Хотя … Теперь уже работает только время. Время покажет результат.
— Это значит, мы должны просто стоять и ждать, пока там, в лаборатории, Софи корчится от боли? — Вальтер подлетел к Адаму и схватил его за воротник. — Какой ты спокойный! Это тоже сыворотка?!
— Старик, полегче! — Гарри стал оттаскивать яростного напарника в сторону. — Не время …
— Всегда не время! — молодой охотник нервно дёрнулся из рук руководителя. — А когда будет время? Когда Софи не станет?! Или когда это будет уже не Софи?!
— Да что с тобой? — Гарри всплеснул руками. — Держи себя в руках! Это приказ!
— Что ты прилип к ней? — продолжал Вальтер. — Ты чем-то владеешь? Я же вижу, как ты влияешь на неё! Оставь Софи в покое! У нас запрещены отношения между сотрудниками! Это устав, если не знаешь!
— Знаю, — спокойно ответил Адам. — Запрещены любовные отношения между людьми и спец-моделями. И это не обсуждается, — тёмные глаза парня пристально посмотрели в лицо молодого охотника. — Как тебе известно, я не имею отношения к понятию «человек».
— Что?! — Вальтер удивлённо раскрыл глаза. — И что?! Что ты хочешь сказать? Что ты и Софи …
— Старик, прекрати себя так вести! — Гарри одёрнул охотника за локоть.
— Как?! — Вальтер обернулся к напарнику.
— Как ревнивый идиот!
— А ты послушай, что он говорит! На что намекает! Значит, я— не могу, а он может?!
— Да тебя не это должно волновать! — закричал Гарри. — Мы облажались! Ты забыл? Мы провалили операцию, альфа не доставлен! Кто альфа? Где он? Мы в полном дерьме!
Вальтер напряжённо перевёл глаза на застывшего в углу бледного парня.
— Ты … Ты знаешь, кто он! Ты же чуешь их … Кто он? Отвечай, кто этот сраный альфа?!
— А действительно, ты же можешь узнать его, — обратился к Адаму Гарри.
— Да что мы его упрашивать будем? Приказ Гарри ты не сможешь игнорировать.
— Для меня существуют приказы лишь одного человека, — сказал Адам. — И этот человек— Павел.
Вальтер метнулся и схватил парня за грудки.
— Ты найдёшь его, — сквозь зубы прорычал охотник. — Ты слышишь меня, ты найдёшь эту тварь!
— Что тут происходит? — в дверях появилась широкоплечая фигура Павла. — Хватит! Детский сад … Выяснять отношения будете в другом месте и в другое время.
Вальтер оттолкнул Адама и развернулся.
— Как она?
Павел глубоко вздохнул.
— Плохо. Не хотелось бы терять её. Организм всё хуже и хуже справляется. Если инфекция победит … мне придётся пойти на ликвидацию всей системы.
— Это значит, ты убьёшь её? — глаза Вальтера широко раскрылись.
— Ну …— Павел дёрнул бровью, — будем надеяться. Да, она очнулась и хочет поговорить.
Молодой охотник бросился к дверям в блок лаборатории.
— Она хочет видеть Адама, — продолжил Павел, глядя на Вальтера. — Только Адама.
Бледная фигура бесшумно скрылась за дверями.
— Нужно поговорить, — сказал Гарри. — Что будем делать? Вальтазар— не альфа. А нам нужен только родоначальник. Только он. Иначе все наши планы и затеи бессмысленны. Возьмём альфу— уничтожим всех тварей одним разом. Эй, Вальтер, на землю спустись! — обратился он к молодому охотнику, растерянно смотревшему на двери, за которыми скрылся Адам.
— Почему его? Почему Софи захотела видеть именно его? — прошептал Вальтер.
Павел похлопал парня по плечу.
— Не привыкай к ней. Это ни к чему не приведёт. При любом положении вещей.
— А ему? Ему можно? — Вальтер отчаянно махнул головой.
— Адам и Софи— идентичные модели. Они как близнецы, они чувствуют друг друга и понимают.
— У меня есть один вариант, — задумчиво сказал Гарри. — Что ты думаешь на счёт этого парня Адама? А, Павел? Он ведь может вывести нас на альфу. При всех его возможностях и схожих инстинктах с красноглазыми … Нужно использовать его в операции, в конце концов, он создан для этого. Что скажешь?
Павел задумчиво смотрел в пустоту. Казалось, он решает сложную задачу, ответ в которой его пугает.
— Да. Я уже думал над этим, — медленно сказал он. — Нам нужен Илизар. Возьмём его— узнаем, где альфа.
— Илизар? Пятый древний? — Гарри прищурился.
— Да, Илизар— пятый брат. Очень сложный субъект, его будет не просто взять. Но если подойти к его поимке с хитростью и быть на шаг впереди— он наш.
Вдруг двери с треском распахнулись, и в коридор выскочил Адам. Его тёмные глаза уставились на Павла.
— Она перестала дышать … Мне кажется, это конец …
Могучая фигура Павла на секунду застыла, затем он схватил Адама и дёрнул его за руку к себе.
— Ты — моя последняя надежда. Больше нет вариантов и времени. Быстрее к ней!
 
Глава десятая
Отчаяние
 
Павел напряжённо вглядывался в бледное лицо девушки. Его брови хмуро нависли над глазами, губы плотно сжались, изогнувшись тонкой печальной линией. Он ждал. Уже несколько часов он боролся за жизнь своей любимицы, красивой, молодой девушки. Он сделал всё, что от него зависело, но реакция организма Софи была непредсказуема. Потому что она была эксперементальной моделью своего учёного-изобретателя, она была получена путём сложных скрещиваний, и в ней было меньше всего от человека.
Павел оглядел лицо девушки.
— Ну же, Софи, вернись к нам, не сдавайся. Ты же сильная девочка, — мужчина взял тонкое запястье и поправил системные шланги, ведущие к сгибу локтя Софи. — Ты как никогда нужна мне сейчас, борись.
Рядом с операционным столом, на котором находилась молодая охотница, было разложено хирургическое кресло. На нём лежал бледный парень, его бесцветный взгляд из-под полуопущенных слабых век был направлен в пустоту. К руке его тянулись системные шланги, они соединяли его с телом Софи. Это был Адам. Первый эксперементальный ребёнок РДА. Он был неудачным опытом Павла. Но создатель мог наблюдать развитие своего изобретения совсем не долго, потому что маленький Адам был украден Пастэром. Этот четвёртый древний, будучи химиком-биологом, ставил свои изощрённые эксперементы в подвальном помещении своего дома. Там же находился Адам, и двадцать лет, проведённых в подземелье Пастэра, не прошли бесследно для изобретения Павла, который положил свою жизнь для борьбы с древними.
Вечерело. Дверь из лаборатории открылась, и показалась широкая фигура.
— Господи! Как же ты долго! — подскочил Вальтер. — Павел, не молчи, что с ней?
— Жива наша девочка? — Гарри шагнул за напарником.
Павел растерянно посмотрел на охотников.
— Могу сказать с точностью только одно — Софи не умерла. Она борется.
— Слава Богу! — Вальтер шумно выдохнул. — Спасибо!
— Спасибо будешь говорить, если увидишь её улыбку. И не мне, а её спасителю.
— Кого ты называешь её спасителем? — Вальтер поднял брови. — Разве не ты …
— Не я. Сейчас её жизнь напрямую зависит от Адама. Я испробовал всё. Остался один вариант на крайний случай, и я сам не знаю, сработает ли он. Я использовал его, теперь остаётся ждать.
— Причём тут Адам? Что ещё за вариант? — Вальтер растерянно моргнул.
— Я решил обновить заражённую кровь Софи, заменив её кровью Адама. Сейчас идёт переливание, но этот процесс, в данном случае, не требует спешки. Наоборот, чтобы не произошёл конфликт несовместимости, кровь должна поступать очень медленно.
— Так ты пошёл на риск? — молодой охотник повысил голос. — Не зная о результате, ты проводишь опыт на ходу?!
— Конечно на ходу, — жёстко ответил Павел. — Разве у меня было время заниматься клиническими проверками? Она каждую секунду могла умереть, или того хуже— стать одной из них. Ты же видел, что я часы потратил, используя всё возможное, все известные методы и все сомнительные. Но организм Софи— это не знакомая человеческая анатомия. Она сама есть эксперемент. Ни один из моих вариантов ей не помог. Она была на грани жизни. И предсмертная кома не оставила мне время на размышления.
— Ты же исследователь! — возмутился Вальтер. — Ты всю жизнь этим занимаешься. Ты погряз в своих пробирках, реактивах и опытах, неужели ты не мог предвидеть такую ситуацию и заранее что-то подготовить? Ты всегда так делал! У тебя на все случаи были ответные шаги, а тут ты вдруг разводишь руками?!
— Не всё так просто. Естественно, я работал над такой ситуацией. Но дело в том, что материала у меня маловато. Люди есть везде, и у меня есть возможность не ограничивать себя в работе. Но что делать, когда в моём распоряжении единственный организм— Софи? Адам был потерян, я не думал, что мальчик остался в живых. То есть всего два экземпляра, один из которых бесследно исчез. Я же не мог ставить опыты на самой Софи. Я не мог рисковать единственным шансом на победу. Поэтому я работал с её кровью, но её клетки в условиях лаборатории показывали положительные результаты. Реакция была, и я был спокоен. Но непосредственно в её организме всё пошло не так. Все мои многолетние труды и результаты провалились. Я сам этого не ожидал, но Софи всё отторгала. У меня осталась лишь бредовая идея, на которую я созрел, увидев всё это. И то, только потому, что у меня появился Адам. Иначе бы и этого не было.
— Так значит, сейчас парень отдаёт свою кровь? — спросил Гарри.
— Да, я возьму у него столько, сколько понадобится.
— А он выдержит эту процедуру?
— Вряд ли. Лишённый крови его организм не сможет функционировать.
— Ты заведомо знаешь, что он умрёт? Ты убиваешь его? — Гарри раскрыл глаза.
— У тебя есть варианты? — Павел нахмурился. — Я много лет работал с Софьей, я обучал её, я вложил в неё всё. Она— результат моего жизненного труда, она цель, к которой я стремился. Я не могу ей рисковать.
— Но ведь тебе не известно примет ли она эту процедуру? Ты ни в чём не уверен. А Адам был жив и здоров, ты можешь погубить обоих.
— Адам вырос среди них. Он для меня чужой, я видел его только первые пять лет жизни. Я рад, что он вернулся, но он не Софи. Для поимки альфы идеально подойдёт только она. Мне нужна она, поэтому я рискую Адамом.
— Значит, сейчас парень медленно умирает? — растерянно пробормотал Вальтер, глядя в пол.
Павел печально дёрнул бровью.
— Когда я создал исходную клетку для РДА, я предполагал это. Модель создавалась лишь для проведения операции. Фактически это пушечное мясо. Я сделал бомбу. Одна целевая операция— это всё, для чего мне был нужен РДА. И сейчас Адам отдаёт себя по назначению.
— Жестоко …— тихо сказал Вальтер.
— Я иду к своей цели, ребята, не забывайте, вы тоже идёте со мной. Нет времени разводить мексиканские страсти, нет времени выбирать, жалеть, страдать. Если мы начнём делать шаги в стороны, отклоняясь от единственного курса, мы не добьёмся ничего. Так что берите себя в руки, хватит сопли разводить.
— Адам знал, на что идёт? — Вальтер заглянул в глаза руководителя.
— Знал. Я объяснил ситуацию и … последствия. Он согласился на всё.
— Да. Однажды я слышал, как парень сказал Софи, что готов за неё отдать свою жизнь. Он не был голословен.
— Шеф, у тебя на каждую ситуацию есть выход, — задумчиво сказал Гарри. — Если Софи … не выдержит … Ты готов к этому? Что будет дальше? Поимка Илизара возможна?
Павел глубоко вздохнул и перевёл взгляд в окно.
— Я не готов терять Софи.
— И всё же? — Гарри прищурился. — Мы должны просчитать дельнейшие действия. К чему нам готовиться?
Павел продолжал смотреть в окно. Охотники переглянулись, они ещё не видели руководителя в таком состоянии. Жёсткий, всегда полный решимости он был примером для всех охотников в команде. Вся локация держалась на нём, вся история, вся долгая дорога к общей цели. Но сейчас Павел выглядел печальным и подавленным, он будто уходил в себя и мучительно размышлял над ситуацией.
Наконец, он развернулся и задумчиво покачал головой.
— Я не готов. Впервые я не готов. Это будет провал. Я так долго ждал её. Я так долго работал над результатом … Десятки лет, тонны опытов, бессонные ночи. Её появление было чудом, она была началом их конца, — взгляд Павла остановился на своих ладонях. Он долго смотрел на них, затем сжал в кулаки и посмотрел на охотников. — Я умею ждать. Если сдастся Софи— я не сдамся. Я не могу оставить их существование. Я сотру их с лица земли. Даже если мне снова придётся ждать 15-20 лет.
— Для чего тебе такой срок? — спросил Вальтер.
— Я займусь разработкой новой клетки РДА, и как только она приживётся, выращу эмбрион. После рождения ребёнка нужно ждать возраст полового созревания, потому что только тогда начнёт вырабатываться фермент, который привлечёт альфу, — Павел уверенно посмотрел на охотников. — И я продолжу свой план. Теперь мне понадобится меньше времени, потому что формула клетки для РДА мне уже известна. Если мне повезёт сразу, лет через пятнадцать я воплощу свою идею.
Вальтер исподлобья посмотрел на руководителя.
— Не хорони Софи раньше времени. Она пока с нами …
Вдруг дверь, ведущая в лабораторию, приоткрылась, и в проёме показался помощник в белом халате.
— Павел, у нас проблемы, — сухо сказал он.
Широкая фигура метнулась к дверям. Оба охотника вскочили и подались следом. Почти пролетев коридоры, ведущие в лабораторию, Вальтер ворвался в комнату, где находилась Софи. Широко раскрыв глаза, молодой охотник смотрел на бледное лицо девушки. Рядом с ней стоял Павел и безучастно смотрел в пустоту.
— Что?! — закричал Вальтер, застыв на месте. — Что с ней, Павел?!
Высокий крупный мужчина медленно повернул голову и посмотрел на охотников. В его взгляде застыли боль и страх.
— Я ошибся, — почти прошептал он. — Я проиграл …
— Нет! Софи! — Вальтер подскочил к столу и обхватил голову девушки руками. — Софи, пожалуйста! Нет! Не уходи!
— Всё кончено …— Павел стиснул зубы так, что они заскрипели.
— Ну почему?! Почему?! — молодой охотник тряс безвольное тело девушки. — Нет! Софи, вернись! Ааа …— голова Вальтера уткнулась в мятую простынь.
— Старик, держись, — с горечью сказал Гарри, похлопав напарника по плечу. — Павел, неужели это конец? — обратился он к руководителю. — Мы потеряли обоих?
Мужчина тяжело вздохнул.
— Адам обескровлен. Он отдал всего себя Софи, а она не приняла эту жертву. Я бессилен. Я сделал всё, что мог … Чёрт! Проклятие!!! — Павел схватил поднос с инструментами и швырнул его в стену.
 
Глава одиннадцатая
Перелом
 
Бледные веки медленно открылись, и взгляд тёмных глаз устремился в потолок. Через минуту Адам моргнул, затем ещё раз и ещё.
— Софи …— еле слышно произнесли его губы. — Софи … где ты …— В ответ только порывы ветра с дождём хлестали по оконному стеклу. Адам сглотнул и повернул голову. Рядом с ним, на хирургическом столе, лежало тело Софии. Парень попытался подняться, но ему не удалось. — Софи …— снова позвал он, — ты не можешь … нет …
— Что ты собираешься делать? — спросил Вальтер, догоняя идущего по коридору Павла.
— Начну разработку новой клетки. Нельзя терять время.
— Прямо сейчас?
— Конечно, сейчас.
— А Софи?
— Что Софи?! — Павел на секунду остановился и оглядел охотника. — Я потерял её. К сожалению, и мне очень жаль, но мне нужно двигаться дальше. И тебе советую перестроиться на жизнь без неё.
Вальтер перестал догонять Павла, провожая печальным взглядом его могучую фигуру.
***
Айрон подошёл к лежавшему Вальтазару.
— Если бы с нами был Маркус, он бы отомстил за тебя.
— Перестань, брат, — тяжело дыша сказал седой вампир, — я легко отделался.
— Тебя спасло их неведение, — отозвался входящий в комнату Пастэр. — Они до последнего думали, что ты — альфа. Выпей это, — он протянул Вальтазару стакан, — поможет восстановлению.
— Маркус бы не стал терпеть их бесцеремонность, — снова сказал Айрон. — Они переходят границы. У меня у самого чешутся зубы, ничтожные человечки … Посмотри, что они сделали с тобой, брат.
Вальтазар глубоко вздохнул.
— Ну, мне не повезло. Но я ведь не сгорел. Раны затянутся, волосы вырастут, я восстановлюсь быстрее, чем ты ожидаешь, правда, Пастэр?
Красноглазый химик-биолог широко улыбнулся:
— Да не будь я научным деятелем! Клянусь самым дорогим реактивом!
— Не смешно, — огрызнулся Айрон. — Эх, нет у меня союзника …
— Даже не думай, — Пастэр сложил руки на груди и откинулся на спинку кресла. — Ты же знаешь — он не позволит. Иной раз я сам бы не против, но … Устав — есть устав.
— Да что устав?! Что вы носитесь с этим уставом?!
— Бунт на корабле? — усмехнулся Пастэр. — Тебе что, гипноз память отшиб? А если он сейчас тебя слышал? Страх потерял? Тебе неведом страх, потому что он тебя ещё не касался.
— Я прошу вас успокоиться, — Вальтазар приподнялся. — Мы должны быть одним целым, это наша миссия. Мы — организм, который функционирует для определённой цели. А когда один орган отказывает — его отрезают во избежание гибели всего организма. Я понятно выражаюсь? — красные глаза Вальтазара укоризненно оглядели Айрона.
— Да понял я, — отмахнулся вампир. — Просто мне не понятна их безнаказанность.
— А я вот размышляю над последствием заражения той охотницы, — задумчиво сказал Пастэр. — Может, нам скоро ждать её в гости в качестве нашей? — он оскалился в усмешке. — Кто его знает, что в ней намешано. Павел тот ещё фокусник.
— Вряд ли, — заметил Вальтазар. — Даже если бы Павел позволил её крови переродиться, он никогда бы не выпустил её за пределы локации.
— Ну … если она вообще выживет, — добавил Пастэр. — У Адама наблюдалась агрессия клеток, я с его кровью пофантазировал и, должен сказать, он довольно-таки не простой субъект. Сразу видна рука Павла. Да мы этим гибридам в пыль не попадаем! Жаль, что парня у меня отняли, — вампир с сожалением дёрнул бровями. — Я был на пороге нового открытия …
— Вы не забыли, что на следующей неделе у нас собрание? — Вальтазар посмотрел на братьев. — У него в южной резиденции. Будем обсуждать наши промахи и план новых действий. Просочилась кое-какая информация, и он нами не доволен. Крайне не доволен.
***
Адам уже несколько часов смотрел на лицо Софи. Он не в силах был подняться, чтоб хотя бы прикоснуться к ней на прощание, но он чувствовал, что с ним что-то происходит. Ему стало легче дышать, и он мог шевелить пальцами.
За окном стали сгущаться сумерки. Адам смотрел на Софи. Он хотел бы заплакать, но не умел этого делать. Ему хотелось вскочить и обнять хрупкое тело девушки, моля лишь о том, чтобы она открыла глаза, но знал, что это невозможно. Он желал бы отдать свою жизнь за неё, но это он уже сделал.
Адам попробовал приподнять руку, и у него получилось. Медленно он потянулся к краю стола, на котором лежала Софи. Его пальцы немного не дотягивались до её локтя.
— Софи …— печально шепнул он. — Как же я буду без тебя … Почему не случилось наоборот …
Глаза девушки резко открылись, и Адам, вздрогнув, одёрнул руку. Он замер, затаив дыхание.
Софи медленно повернула голову и уставилась на него широко раскрытыми красными глазами.
 
Глава двенадцатая
Перемены
 
Адам растерянно оглядел Софи.
— Ты вернулась …— тихо произнёс он. — Я так рад …
Красные глаза девушки, не мигая, продолжали смотреть на него. Адам втянул носом воздух и подозрительно нахмурился.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.
Софи некоторое время молчала, будто изучая бледного соседа. Затем её глаза оглядели пространство комнаты.
— Я не знаю …— сказала она. — Я ничего не чувствую.
— Павел! Павел! — дверь в кабинет испытательного центра распахнулась, и вбежал помощник-лаборант. — Ты должен …
— Тихо! — нервно оборвал его начальник, глядя в микроскоп. — В полголоса, я работаю.
— Ты должен это видеть, — глубоко вздохнув, продолжил помощник.
Павел оторвался от микроскопа и медленно повернулся.
— Какая такая неотложная причина заставила тебя отвлекать меня от работы?
— Они … В общем …— лаборант замялся. — Адам очнулся … И София тоже. Только это более чем странно. Её глаза … Теперь они красные.
— Что?! — Павел вскочил. — Очнулась?! Где она?
— Там же, в операционной лаборатории. Она не встаёт …
— Ты что-нибудь помнишь? — спросил Адам, с опасением наблюдая за Софи.
Девушка задумчиво смотрела перед собой.
— Я помню … А что я должна помнить?
— Ну, последние события, к примеру.
Софи прищурилась, а затем усмехнулась.
— Операция «Пианист»— этого достаточно?
— Ты всё помнишь?
— Да что ты пристал ко мне?! — фыркнула охотница.
— Прости, ты ведёшь себя несвойственно.
— Я прекрасно себя чувствую! — отрезала Софи. — И если бы я могла встать, я бы тебе доказала.
— Ты правда в порядке? — Адам был в замешательстве. — Ничего не болит?
Охотница будто прислушалась к себе самой.
— Тело болит, — небрежно ответила она. — И слабость не даёт подняться. А мне так хочется, так всё горит внутри … Нужно делать, двигаться, бежать, действовать, а я тут …
— Хм …— Адам дёрнул бровями. — Ты изменилась. Что-то в тебе не так. Если бы я не знал тебя, я бы предположил худшее.
Красные глаза девушки пристально посмотрели на собеседника.
— Объясни.
— Твоя кровь была инфицирована, и я бы сказал, что твоё поведение, это перерождение клеток.
— Ты хочешь сказать, что я стала одной из этих тварей? — Софи прищурилась.
— Ну …— Адам пожал плечом. — Я не знаю, на что способна твоя кровь, ты ведь не человек. Хотя, наверное, теперь в тебе моя кровь.
— Твоя? — девушка задумчиво отвела взгляд. — А как же ты?
— Я вообще не понимаю, что происходит, — сказал парень и снова попытался подняться, но у него не вышло. — Лаборант сказал, что мы с тобой умерли.
— Что?! — Софи раскрыла глаза, с трудом подняв голову. — Как умерли?! А что с нами тогда происходит?
— Не знаю … Кажется, из меня выкачали кровь … Мы находимся здесь уже много часов.
Вдруг двери распахнулись, и в проёме появилась широкоплечая фигура.
— Софи! — воскликнул Павел, торопливо шагая через всю комнату. — Чудо какое! Надо же! Подарок, просто подарок! — мужчина склонился над девушкой и приложил пальцы к её тонкому запястью, прощупывая пульс. — Ты снова с нами, какое счастье! Как ты себя чувствуешь?
Софи подозрительно долго разглядывала склонившееся над ней лицо.
— Как-то странно, — ответила она. — Сильная слабость, но внутри всё горит, всё хочет действовать, двигаться. Я никогда так себя не ощущала.
Павел отпустил запястье и повернулся к лаборанту.
— Всё должно быть готово, — еле слышно приказал он. Затем обернулся к Адаму. — А ты как себя чувствуешь, мой друг?
Парень пожал плечом.
— Тоже сильная слабость, но жить можно.
— Так, — руководитель огляделся, — я перевожу вас в другой отсек. Будем поправляться.
— Ну что ты скажешь, Павел? — спросил Вальтер, нервно разминая пальцы. — Что же с ней происходит?
Мужчина развёл руками.
— Дело в том, что организм Софи теперь действует по-своему. Я не контролирую процессы, а могу только наблюдать. Я уже начал брать у неё пробы и буду продолжать это делать, пока картинка не прояснится.
— А как чувствует себя Адам? — поинтересовался Гарри. — Чудеса какие-то, всё не могу привыкнуть, что эти ребята живы.
— Адам реагирует на происшедшее более нормально, — ответил Павел. — Он восстанавливается, можно сказать— самовосстанавливается, его кровяные клетки вырабатываются самостоятельно, и все системы приходят в норму, хотя это не менее странно.
— Кто теперь Софи? — с болью спросил Вальтер. — Она останется собой?
Павел скептически пожал плечами.
— Ну … я ничего пока сказать не могу. Время всё расставит на свои места.
Широкоплечая фигура напряжённо застыла, склонившись над микроскопом. Казалось, что для наблюдающего весь мир сконцентрировался в маленьком объективе. Через время Павел медленно поднял голову и растерянно уставился в пустоту. Выражение его лица менялось. Он, то задумчиво нахмуривался, то рассеянно водил глазами перед собой. Наконец, мужчина поднялся и подошёл к стенному шкафу, где в одном из ящиков вынул внушительных размеров папку. Расположившись за рабочим столом, Павел начал перебирать содержимое: записи, фотографии и рисунки. Через несколько часов он поднялся, и, вернув на место папку, вышел из кабинета.
— Входи, Павел, — сказала Софи, поглядывая на дверь.
Мужчина заглянул в комнату.
— Ты знала, что я здесь?
— Да. Я почуяла тебя.
— Почуяла …? — Павел нервно улыбнулся. — Что за лексикон, Софи.
— Откуда мне было знать, что ты здесь? Я и услышала тебя и почуяла… В общем, сразу поняла, что это ты, — девушка потёрла висок. — Как Адам?
— Поправляется, — глаза руководителя внимательно следили за поведением своей подопечной. — Он передавал тебе привет. Ты говоришь— услышала меня, что это значит?
— Услышала… Я не знаю, услышала и всё, — Софи хлопнула руками по постели. — Я хочу прогуляться, хочу увидеть Адама. Почему мне нужно находиться здесь?
— Ты можешь навестить парня …— начал было Павел, как вдруг молодая охотница вскочила и кинулась к нему. Мужчина вложил руку в карман халата и напряжённо сжал наполненный шприц.
— Значит можно? — девушка вопросительно заглянула в глаза бледного руководителя.
— Да, иди. Ты уже достаточно окрепла. Только обещай, если почувствуешь себя как-то непривычно— сразу найдёшь меня.
— Спасибо! — Софи радостно подскочила и скрылась за дверью.
— Прошло две недели, а тебе нечего сказать? — Вальтер развёл руками.
— Рано. Рано ещё, нужно время, выводам пока не место, — Павел постучал пальцами по столу.
— Ты что-то не договариваешь, — охотник отчаянно тряхнул головой.
— Этот случай требует времени, исследований, наблюдений. Я знаю, что делаю, Вальтер. История Софи не простая, результаты непредсказуемы.
— Она изменилась. Часто уходит к Адаму. И смотрит по-другому …
— Я жду, и ты жди, — Павел покачал головой. — Думаю, что очень скоро мы узнаем правду.
Софи тихонько приближалась к кровати, на которой спал Адам. И когда ей оставалась пара шагов, парень открыл глаза и улыбнулся.
— Плохо, — сказал он. — Ты предсказуема.
— Ну! — девушка присела на край кровати и опустила голову. — Тебя невозможно провести.
— Ты чересчур подвижная и эмоциональная. Слишком много энергии.
— Да не могу я по-другому, во мне всё кипит! — Софи всплеснула руками. — Это ты у нас слишком флегматичный, по тебе никогда ничего не видно. Грустишь ты или радуешься, больно тебе или приятно, злой ты или равнодушный. Как тебе это удаётся?
— Это вынужденная привычка, — Адам поднялся и поправил на себе рубашку. — За двадцать лет соответственного окружения … и опытов … Тебе лучше этого никогда не знать.
— Мне сейчас нелегко справляться с собой, — охотница сжала кулаки. — Я боюсь ошибиться.
— Павел как реагирует?
— Подозрительно смотрит, — Софи вздохнула. — А я не могу сказать ему о том, что меня разрывают на части новые ощущения. Он закроет меня, или того хуже …
— Тебя волнует новое ощущение?
— Да, я боюсь.
— Что за чувство?
Девушка долго смотрела в глаза Адама.
— Я боюсь убить.
 
Глава тринадцатая
Затишье перед …
 
Вальтер постучал в кабинет и открыл дверь.
— Можно?
— Проходи, я уже заканчиваю, — Павел собрал документы со стола и сложил их стопкой. — О чём ты хотел поговорить?
Молодой охотник присел на край дивана и выдохнул:
— Я хочу знать, что происходит с Софи. За полтора месяца в её поведении ничего не изменилось, она странно смотрит, будто косится, избегает разговоров и общения. Прилипла к этому Адаму, — Вальтер нервно махнул рукой. — Ты ведь наблюдаешь за ней, за её состоянием и реакциями организма, проводишь какие-то исследования. Скажи что-нибудь.
— Угу, — Павел внимательно оглядел охотника и постучал пальцами по столу. — Ну что ж, ты прав, я изучал состояние Софи и пришёл к выводу, что она пригодна для работы. Будем готовиться к операции «Илизар».
— Готовиться к операции? — переспросил Вальтер. — Ты серьёзно?
— Вполне.
— Ты уверен, что Софи …
— Да, она изменилась, но я не увидел ничего, что вынудило бы меня ликвидировать её модель, — Павел сложил руки на груди и нахмурился. — А перемены в ней … Мало кто возвращается оттуда и остаётся самим собой. Подобных случаев достаточно. Софи по-прежнему сильна, энергична и оптимистична. Даже больше прежнего. И самое главное— она не утратила ту нотку злости, которая позволяет ей стремиться к цели её предназначения. В принципе, всё как и было.
— Но я же чувствую, что она стала другой, — Вальтер покачал головой. — Не только поведение, что-то в ней самой … Я знаю, какая она, я чувствую перемену её естества.
Павел вздохнул.
— Софи и на меня смотрит странно, и ведёт себя не так, как раньше. Взгляд другой, реакции другие. Но пусть так, если она заодно с нашей целью— почему бы и нет.
— Она так сблизилась с Адамом …— молодой охотник грустно посмотрел на руководителя. — Почему? Раньше она относилась к нему с подозрением. Я не понимаю.
— Послушай, я говорил тебе— не привыкай к ней. При любом раскладе это ни к чему не приведёт. Софи— не человек, эта девочка— гибрид. Она— другая. Ничего общего у тебя с ней быть не может. Смотри не неё, как на красивую картину, воспринимай, как био-модель. Но только не разглядывай в ней женщину. Да, она получилась очень красивой, но я надеюсь на твоё благоразумие.
— Адам, — позвала Софи, — я так много стала ощущать. Невероятно, я ничего подобного раньше не испытывала. Звуки новые, запахи новые. А у тебя что-нибудь изменилось?
— Почему ты задаёшь мне этот вопрос? — Адам внимательно оглядел лежащую на траве Софи.
— Ну, ты же умер и ожил, — девушка игриво улыбнулась. — Может, что-то чувствуешь в себе?
Тёмные глаза парня устремились вдаль, сгорбившись ещё больше, он как-то сжался и замолчал. Лёгкий весенний ветерок едва касался его обросших волос, донося до Софи знакомый и ставший уже близким запах.
Охотница протянула руку и дотронулась до сгорбленной спины.
— Тебе больно? — тихо спросила она. — Что с тобой?
Адам вздрогнул и выпрямился, застыв на секунду. Затем выдохнул и опустил голову, перебирая пальцами траву.
— Ничего нового я не чувствую, — сказал он. — Лишь одно ощущение было незнакомо мне до этих времён, но я с ним справлюсь. Всё то разнообразие ощущений, что сейчас испытываешь ты, мне знакомо, так что удивлений у меня существенно меньше.
Софи поднялась с травы и заглянула в опущенное лицо напарника.
— Ты болезненно отреагировал на мой вопрос. Что-то случилось?
— Давно случилось, Софи. Очень давно.
— А что за незнакомое ощущение ты испытываешь?
Адам повернулся, подняв полные печали глаза.
— Ничего такого, за что тебе нужно волноваться. Всё в разумных рамках.
— Вот так, да? — охотница прищурилась. — Я перед тобой вся, словно голая. Делюсь мелочами и сокровенным, а у тебя всё под грифом «секретно». Нечестно.
— Софи, ты знаешь всё, что тебе нужно знать. А то, что познал и испытал я, за свою сознательную жизнь, пусть останется со мной.
— Мне кажется, — девушка задумчиво оглядела бледное лицо напротив, — мне кажется, ты знаешь намного больше, чем я думаю.
— Да, — тихо ответил Адам. — Знаю. И поверь, я бы всё отдал, чтобы этого никогда не узнать. Что-то, — парень глубоко вздохнул, — устал, наверное.
Вдруг на поясе Софи зашумела рация:
— Внимание! Все на базу! Обсуждение новой операции.
Охотница легко вскочила и отряхнулась.
— Когда-нибудь расскажешь мне, что тебя так тяготит?
— Да. — Адам протянул руку и убрал травинку с волос Софи. — Это обязательно случится.
— Ну что, дорогие мои, поздравляю вас с полным составом, — Павел широко улыбнулся и обвёл глазами всех присутствующих. — Правда на нашей стороне, и мы продолжаем свой путь. Софи и Адам снова на ногах, чему я очень рад. Итак, на кону поимка Илизара. Это пятый древний, который обладает даром ясновидения. Но этот дар особого вида, и хорошо работает на кровную связь. Илизар всегда знает, где находится каждый из его братьев. Я хочу найти альфу через его дар, поэтому нам крайне необходимо взять его.
— Ты думаешь, что этот древний раскроет тебе место обитания своего царя? — Гарри скептически скривился.
— А ты сомневаешься в моих возможностях? — усмехнулся Павел. — Будь уверен, я заставлю его сказать то, что хочу услышать. Проблема вовсе не в этом. Илизар увидит наше вторжение заранее. Но если мы не возьмём его — нам не видать альфы. И тогда … мы по уши в дерьме, — крепкий кулак руководителя упёрся в стол с такой силой, что доска не выдержала и с треском переломилась, содрав с пальцев кожу. По руке Павла потекла кровь, капая на пол.
Софи исподлобья уставилась на раненного учителя, наблюдая за ним в каком-то напряжении. Поймав её взгляд, крупный мужчина неловко одёрнул руку.
— Чёрт! — сквозь зубы процедил он и, замотав кисть носовым платком, откашлялся. — Извините, не сдержался. Давайте продолжим. Нам нельзя допустить провала поимки. Но есть один момент, который я собираюсь использовать. Если отвлечь мысли и чувства Илизара, он не увидит картинки нашего нападения. То есть, если в один момент действовать с разных сторон, наш провидец выберет ту, в которой более интереснее. Софи, у тебя главная роль.
Девушка, будто задумавшись до того, растерянно моргнула.
— Да, я всё сделаю, — сказала она.
— Ты первая вступаешь в игру, появившись на пороге его дома, и делаешь всё, чтобы его мысли были заняты тобой. Как только древний плотно сядет на твой крючок— вступаем мы. Бойцов на территории мы возьмём на себя, ведь с нами будет Адам, — Павел одобрительно похлопал парня по плечу. — Вот, собственно, план. Он ещё рыхлый, но я доработаю.
Когда все разошлись, Вальтер подошёл к Павлу.
— Надеюсь, ничего грязного Софи не должна делать? — спросил он.
— Хм … однако, — крупный мужчина оглядел охотника и прищурился. — Такой вопрос не должен звучать в принципе. Но раз уж ты его задал— отвечу. Во-первых, никогда ещё я не толкал девочку на подобного рода задания, а во-вторых, это не актуально для них. У этих существ пунктик на этой стороне отношений— у них отсутствует половое влечение. Маркус— исключение из правил, а исключение из правил— закономерно. Размножаются они другим способом, ты ведь знаешь, — Павел горько усмехнулся.
Адам печально смотрел на Софи.
— Тебе придётся вторгаться в самое логово.
— И что? — девушка безразлично дёрнула бровью.
— Одной, без подкрепления.
— Плевать.
— Как тебя там примут … Ты ведь уже не та.
— Примут, не переживай, — усмехнулась Софья. — Придётся принять.
 
Глава четырнадцатая
Операция «Илизар»
 
— Ты удивительный, — сказала Софи, держа Адама за руку. — Ты первый, кто меня понимает, и кого понимаю я.
— Мы с тобой из одного теста, — улыбнулся парень. — Как говорит Павел— идентичные модели. Только во мне он намудровал с эксперементом, а ты более совершенная. — Адам неловко провёл рукой по волосам Софи. — Не только совершенна, но и красива. Прошу, береги себя. Илизар прозорлив.
— Я уже поняла, что исход этой операции определит всё. Я желаю покончить со всем этим, и со всей древней шестёркой. Ты не представляешь, как всё во мне кипит! Я отомщу за Сашу, за тебя, за всех нас, за то, что такие, как мы, вынуждены были появиться. Обещай мне, что ты продолжишь моё дело, если я уже не смогу.
— Да, — грустно сказал Адам. — Обещаю.
Ближе к вечеру все были готовы.
— Софи, — Павел сжал плечи девушки, — это то, к чему мы шли. Время настало. Я верю в тебя. Дорога займёт часов десять, — сказал он, оглядывая вооружённые команды. — Я жду вас с удачей! Привезите мне его, и всё будет кончено.
Перед тем как забраться в машину Вальтер подошёл к Софи и крепко обнял её. Затем, не говоря ни слова, развернулся и пошёл прочь, скрывшись в глубине джипа. Все команды проверили связь, провели последнюю перекличку и отправились в путь.
Софи сосредоточенно смотрела вдаль, будто вспоминая о чём-то. Она была полна решимости довести дело до конца. Во что бы то ни стало, чем бы ни пришлось заплатить. То, что она теперь знала, перевернуло её внутренний мир.
Охотница подошла к воротам и остановилась. Она была спокойна, и она чувствовала, что за воротами её уже ждут.
Засовы щёлкнули, и перед Софи появились охранники. Они оглядели девушку алыми глазами и переглянулись.
— Я к вашему хозяину, — холодно оповестила гостья. — Он уже знает, что я здесь.
Софи повели по коридорам. Она слышала, как за её спиной охранники втягивают носом воздух и тихо переговариваются.
Наконец, перед высокой аркой охотницу оставили одну.
— Смело, — услышала Софи за стеной и вошла в большой зал.
В центре комнаты стоял жгучий брюнет. Его длинные чёрные волосы спускались по обе стороны плеч, доставая до локтей. Древний пристально смотрел на девушку.
— Ты не та, за кого себя выдаёшь, — сказал он. — Ты …— вампир прищурился и склонил голову на бок, будто задумался. — Хм …— он двинулся вокруг гостьи. — Твой запах … Ох и Павел … Интересно.
— Тебе интересно? — спросила Софи, игнорируя круги хозяина дома вокруг неё. — Что ты обо мне знаешь? Что видишь? Расскажи.
— Ты не за этим пришла, — вампир остановился и встал перед охотницей.
— Мне тоже интересно, — отстранённо сказала девушка.
— Так вот ты какая, Софи. Тебе известно, из чего тебя создали?
— Ты считаешь для меня это важной информацией?
— На определённом этапе — да.
— Объясни, — Софи дёрнула бровью.
Илизар закрыл глаза, втянул носом воздух и замер. Затем вновь уставился на гостью.
— Ты пахнешь абсолютно несовместимыми вещами: первородством и жертвой. Перед тобой сложно устоять, не убив тебя, но преклонение перед первородностью останавливает. Ты создана для борьбы с кем? И кто ты сама? Понимаешь о чём я?
Софи выдержала паузу.
— Я хочу поговорить с ним, — холодно сказала она.
— У тебя есть что ему сказать?
— У меня есть что узнать, — поправила гостья.
— Ты вообще понимаешь, что происходит? — спросил Илизар. — Понимаешь, о ком идёт речь?
— Думаю, что да, — Софи подошла ближе к хозяину дома. — В одной интересной истории недостаёт важного момента, и мне хочется его узнать.
— Я передам ему твою просьбу. Возможно, наступит день, и он устроит тебе встречу, — усмехнулся Илизар.
— Этот день наступит сегодня, — твёрдо сказала молодая охотница.
— К сожалению, — поддельно скривился древний и развёл руками.
Софи оглянулась и увидела позади себя застывших красноглазых воинов.
— Ты что, боишься меня? — обратилась она к хозяину дома.
— Хм, дерзкая, — вампир улыбнулся, обнажив клыки. — Ты много с собой привела? Я слышу, как они отбиваются от моих в ста метрах от территории. И пока мы будем делать ставки на победителя … Пожалуй, возьму тебя в заложницы.
Софья увидела тень за окном, перед которым стоял Илизар, и, не давая вампиру среагировать, бросилась прямо к нему. Стекло в окне лопнуло и стало рассыпаться мелкими кусочками, открывая взору влетающую внутрь фигуру. Адам повис на спине древнего, всадив в его шею шприц. В эту же секунду Софию скрутили воины.
— Прикажи им отпустить её, или я всажу в тебя ещё один, от которого ты останешься калекой навсегда, — зашипел Адам, подняв руку с вакциной.
Илизар фыркнул и махнул рукой воинам. Те, переглядываясь, отпустили охотницу и отошли к стене. Адам спрыгнул со спины древнего вампира, случайно уронив шприц, который укатился к ногам воинов, и кинулся к Софии, загородив её собой.
— Очень умно, — захрипел Илизар, держась за шею. Шатаясь, он направился к креслу и упал в него. — Что вы хотите от меня?
— Скажи нам— где он, и мы уйдём, — сказала Софья, выйдя из-за спины Адама.
— Нет, — Илизар отрицательно махнул головой. — Встреча будет запланирована.
В этот момент в доме послышался грохот и стуки. Адам приблизился к слабеющему вампиру и навис над ним.
— А под угрозой смерти? — спросила охотница.
— И под угрозой смерти он ничего не скажет, — ответил Адам. — Первородный для них превыше всего.
В комнату ворвалась группа охотников, и воинов Илизара увели.
— Тебя разберут по косточкам, — с ненавистью произнёс Гарри, приближаясь к древнему вампиру. — А потом снова соберут, а после— ещё раз разберут. И так— пока ты не заговоришь.
— Ловко сработали, — горько улыбнулся Илизар, не в силах подняться с кресла. — Эх, Адам … Ты знал, что я ошибочно приму тебя за своего. А я жалел тебя, дитя подземелья …
— Скажи нам, где альфа, где ваш грёбаный альфа— и мы уедем, — напряжённо произнёс Гарри.
— Скажи мне, во что ты веришь? — вопросом ответил Илизар.
— Почему мы ведём беседы с ним? — возмутился вошедший Вальтер. — Берите его!
— Я верю в то, что скоро земля свободно вздохнёт от вас, твари, — процедил Гарри.
— У тебя есть дети? — продолжил Илизар, глядя на него. — Тебе дали топор и приказали порубить твоего ребёнка по кускам. Ты сделаешь это?
— Сравнил! — усмехнулся Вальтер.
— А по-другому вы не поймёте. Потому что вы— не мы.
— И слава Богу, — сказал кто-то из вошедших охотников.
— Мне плевать на твои принципы и на твои «могу-не могу»! — взревел Гарри, схватив древнего вампира за грудки. — Нам нужна информация, и мы её получим! Хочешь сказать, тебя нечем напугать? А давай проверим! Поехали к Павлу, — обратился он к присутствующим.
Ослабевшего хозяина дома обмотали цепями и потащили к выходу.
— За что ты нас ненавидишь? — спросил Илизар, когда все спускались по лестнице.
— Вас не должно быть в природе! — выплюнул Гарри в лицо пленника.
— Никто из нас не мечтал стать таким, — заметил вампир. — Ох, что вы мне вкололи … Мне это не нравится.
— Заткнись! — рявкнул Вальтер.
Когда пленника вынесли за пределы дома, откуда-то вдруг посыпались воины. Охотники сгруппировались и вступили с ними в бой, бросив уже поверженных ранее воинов и охранников. Завязалась жестокая борьба. Некоторые из охотников отделились, выстроив «живой» коридор для похищения Илизара, другие прикрывали их.
— Прикажи им пропустить нас! — закричал Гарри, склонившись над обвязанным цепями вампиром. — Мы всё равно закончим начатое, только с большими потерями!
Древний безмолвствовал.
— Вот тварь! — Вальтер ткнул молчаливого пленника. — Ничего, скоро ты получишь пилюлю от Павла.
Откуда-то со стороны метнули горящую стрелу, которая запуталась в свисающих волосах Илизара, и его голова вспыхнула. Древний стал извиваться и хрипеть.
— Чтоб ты сдох! — крикнул кто-то из охотников.
— Ещё есть время, — злорадно произнёс Вальтер, глядя на горящие волосы вампира. — Говори!
— Он должен быть жив! — напомнил напарнику Гарри, продвигаясь с пленником к выходу через «живой» коридор коллег.
Софи и Адам передвигались рядом, отбивая по ходу прорвавшихся красноглазых, которые на лету клацали зубами, сходя с ума от присутствия молодой охотницы.
— Я бы придушил его прямо сейчас! — с ненавистью крикнул Вальтер.
— Потуши его! — Гарри раскрыл глаза, увидев алую пену, текущую со рта древнего. Подойдя к воротам, он поднёс рацию к губам: — Внимание! Первая машина наготове! — В ответ последовала тишина. — Чёрт вас побери, приём! — заревел начальник. Софи, Адам, Вальтер, Гарри и пленный обугленный Илизар, которого тащили как бревно, вплотную подошли к закрытым воротам. — Открыть! — скомандовал Гарри. — Дайте нам уйти!
Вдруг ворота резко распахнулись, и все вздрогнули, не ожидая увидеть то, что они увидели. На пороге стоял незнакомец бледного болезненного вида. Он был высоким и крупным, но в то же время осунувшимся. Под его большими печальными глазами легли тёмные пятна, а губы цвета моркови на молочно-восковой коже делали его похожим на больного тифом или чахоткой.
— Я думаю, нет надобности уходить, — сказал незнакомец. — Вы хотели меня видеть. Я— Крейтон Карфаген. И я тот, кто вам нужен.
 
Глава пятнадцатая
Крейтон Карфаген
 
Немая сцена длилась минут пять. Оцепенение охватило всех, кто стал этому свидетелем. Никто не ожидал такого поворота событий.
— Вот так сюрприз, — озадачено протянул Гарри.
София напряжённо разглядывала того, ради которого была рождена, ради которого происходило всё.
Вот он. Как гром среди ясного неба, появился неожиданно для обеих сторон. Он стоит, не двигаясь, как-то печально глядя на свою приманку. Он выглядит усталым и отрешённым, но от него веет силой и мудростью времени.
— Нет, — захрипел Илизар, — не нужно было появляться …
— Всё в порядке, — обратился к нему альфа. — Теперь я с вами, — сказал он охотникам, — отпустите пленника.
— Ага, — усмехнулся Вальтер, — мы его отпустим, и ты исчезнешь.
— Игра в прятки мне не по возрасту, — вздохнул древний вампир. — Тот факт, что я сейчас перед вами — сугубо моё желание. Вам не удалось бы взять меня, вам не известен механизм моей связи с братьями.
— Один пунктик твоей связи нам очень хорошо известен, — ехидно крякнул Гарри. — Одно твоё повеление — и все эти твари сдохнут!
— Конечно, — качнул головой альфа. — Ровно как одно моё повеление— и все они с огромным желанием разорвут вас. Максимум двадцать, тридцать минут— и все воины и охрана будут стоять здесь. Все. Вся существующая армия. Я не пугаю. Я вношу ясность в ваше неубедительное положение. Нет смысла противостоять. Я разумен, как видите, и не кидаюсь на тебя, Софи. Мне хватает воли и опыта. Предлагаю переговоры. И отпустите Илизара.
Пленника освободили. Гарри переглянулся с руководителями групп в растерянности.
— Пройдём в дом, Софи, — предложил древний вампир. — Ты ведь хочешь поговорить со мной.
Охотница подозрительно прищурилась.
— А ты со мной не хочешь?
— Имею желание, — альфа приглашающее протянул руку к дому.
— Крейтон Карфаген, — задумчиво произнесла Софи. — Древний вампир, альфа и создатель себе подобных. Как долго я ждала нашей встречи, и с большим нетерпением последнее время.
— Я знаю, — спокойно сказал вампир. — А для чего тебе это, тебя информировали?
— Ты же знаешь, — охотница вскинула голову.
— Моя правда и твоя— разные вещи. Ты знаешь ровно столько, сколько полезно для дела, а я знаю всё, — альфа провёл длинным ногтем по своей брови.
— Я вас ненавижу, — зло процедила Софи.
— Это очень хорошо, — древний качнул головой. — Я надеюсь, твой огонь не погаснет.
— Ты ведёшь себя странно, но это ничего не поменяет.
— Нам всем известно, что ты охотишься на меня, чтобы уничтожить всех нас, — вампир сделал паузу. — И вот, я здесь. Я не убегу, даю слово. Настало время, и я устал. Очень устал. Но перед казнью прошу беседы, тебе будет интересно, уверен. Ты согласна?
Софи насторожено оглядела собеседника.
— Согласна.
— Итак, наш вид не воюет за место на земле, мы не умножаем численность, мы ведём себя тихо и незаметно. Вы не даёте нам исполнить задуманное. Вальтазар пытался объяснить это, но вы стоите на своём. Ответь мне, Софи, в чём мы виноваты?
— Твой вопрос словно издёвка, — усмехнулась охотница. — Самое главное— такие твари, как вы, не должны существовать.
— Полностью согласен, — Карфаген откинулся на спинку кресла.
— Мы что, будем беседовать вот так по -идиотски?
— Не торопи события, прошу. Ты поймёшь, почему мы опустились на такой уровень разговора. Жаль, что Вальтазар не стал для вас убедительным.
— Вальтазар? — Софи фыркнула. — Я бы с удовольствием лично оторвала ему голову.
— Даже так? Почему же?
— За его лживый язык! Прикинулся агнцем невинным, наплёл мне про вашу прекрасную цель, которую мы не даём вам осуществить, а сам, как оказалось, имеет рыло в пушку.
— Что это значит?
— Твой чёртов преемник приказал убить Сашу! — сквозь зубы процедила охотница. — Вы никого не убиваете? Да?!
Древний вампир долго смотрел на Софию, будто задумался о чём-то.
— Откуда эта информация? — спросил он, наконец.
— Вальтазара сдал Сайрус, воин из его же армии.
— Как это было?
— Павел заставил его говорить. Я лично там присутствовала.
— Хочешь спросить об этом у обратного источника? Выводы можно делать, посмотрев на ситуацию с обеих сторон. Так более справедливо. Ты ведь за справедливость?
— Хочешь сказать, Вальтазар расскажет правду? — Софи усмехнулась.
— Давай у него спросим, — альфа уставился на вход.
В эту же секунду в зал вошёл седой высокий вампир приятной внешности.
— Хм, оперативно, — охотница поднялась и подошла к окну. Оглядев территорию во дворе, она вернулась на место. — Кто ещё здесь?
— Скоро будут все, — Карфаген устало улыбнулся. — Мы же единый организм. Проходи, отец, — обратился он к вошедшему Вальтазару, — Софи хочет задать тебе несколько вопросов.
— Отец? — девушка удивлённо раскрыла глаза. — Я не пойму, кто из вас главный?
— Наша жизнь разделилась на две части, — печально сказал альфа. — Когда мы жили как вы, люди, у нас была работа, мечты и семьи. Я был сыном прекрасного и доброго человека, которого сейчас ты видишь. И в той жизни главным был он. А когда мы перестали быть людьми, законы поменялись, — Карфаген вздохнул. — Теперь главный — я.
Софи была обескуражена, но старательно это скрывала.
— Я тронута, — сухо сказала она. — Теперь меня интересует другое. Миролюбивый вампир, не желающий войны, приказывает убить одного из охотников. Да, Саша был охотником, но ты ведь хочешь мира! Ты уверял меня! Ты просил поверить! — девушка впилась глазами в седого Вальтазара.
— Всё так, — ответил он. — Я не хочу воевать, и я говорил правду. Я не отдавал приказа убивать.
— Сайрус признался, признайся и ты, — с ненавистью сказала Софи.
— Между древней шестёркой существует закон — никого не заражать и не убивать. Это распространялось до единого существующего подобного, — заметил Карфаген. — Каждый, кто ослушается, будет немедленно наказан или уничтожен.
— Некоторые особи из армии оказывались слишком возбудимые, — продолжил Вальтазар. — Они, то и дело, норовили впиться в того, от кого пахнет кровью. За любую попытку — такие несли наказание. В тот самый день Сайрус, сильный воин моей армии, но очень самовольный, в борьбе напал на Сашу. Он хотел укусить его в суматохе, но я этому помешал. Кажется, Сайрус тогда сломал кисть вашему охотнику. Я наказал моего ослушника. Возможно, очень сурово, но эта выходка была не первой, и в следующий раз он был бы уничтожен. — Вальтазар задумчиво покачал головой и продолжил: — Когда наказание Сайруса было окончено, и я отпустил его, он пытался поднять путч среди моих воинов, но те были более разумны и не поддержали его. Тогда мятежник подался в бега, чтобы докончить начатое. Он добрался до ваших и убил Сашу. Настало время, когда мы почти настигли беглеца, потому что наш кодекс подразумевает уничтожение такого воина. Но вы опередили нас и увезли Сайруса к Павлу. При попытке мятежа наш беглец подбивал воинов на неподчинение, свободную волю, а так же объявил свою месть мне. Он обещал отомстить мне за наказания и доказать другим, что свободная воля возможна, — Вальтазар помолчал, глядя перед собой, будто сожалея о чём-то, затем продолжил: — Я не отдавал приказа.
— Сайрус хотел свободы действий, — добавил Карфаген. — Из него получился отличный воин: сильный, решительный выносливый. Но на подчинение он шёл скрипя зубами. Неоднократно этот глупец пытался напасть на кого-либо из людей по своему желанию, ему было всё равно — можно, нельзя — он хотел и всё. Вероятно, Сайрус использовал последнюю возможность проявить месть отцу и сочинил эту историю о приказе. Возможность мести ускользала от Сайруса, но ему удалось напоследок ухватить её за хвост. А может, сам Павел использовал своё положение и заставил этого глупца заговорить в свою пользу. А ты поверила с лёгкостью.
Софи нахмурилась и уставилась в пол. В проходе зала мелькнула тень, и появился Адам. Он вошёл, исподлобья оглядывая вампиров.
— Я буду с ней, — твёрдо произнёс он.
— Конечно, — Карфаген вытянул руку, приглашая гостя пройти. — Итак, Софи, — обратился он к охотнице, — нам удалось тебя убедить?
Девушка долго смотрела в усталые красные глаза альфы.
— Почему-то я верю тебе, — сказала она. — Только мне не понятен твой выход из подполья. Ты собираешься сдаться?
— Да, — ответил Карфаген. — Меня тяготит этот груз, я устал его нести.
— О каком грузе ты говоришь? — Софи с подозрением оглядела древнего вампира.
— Я живу в напряжении, я отвечаю за огромную армию подчинённых, каждый из которых с трудом борется со зверем внутри себя. Мне нужно слышать каждого. Каждую секунду. Подавлять попытку их воли. Мы отказываем себе во многом, и мы не живём, мы— несчастно существуем.
— Если ты сдаёшься, ты должен понимать, что я передам тебя Павлу, а он жалеть тебя не будет.
— Я давно желаю с ним встречи, — Карфаген устало улыбнулся. — Наша жизнь— проклятие и наказание. Добровольно на это никто не пойдёт.
Адам наклонил голову и прислушался.
— Всё, — сказал он, — шестёрка в сборе, включая охрану и армию каждого. Против нас легион.
— Не волнуйся, — Карфаген убрал прядь волос со лба, — это обычный сбор. Нет смысла увеличивать нашу численность. Мы действительно имеем превосходство и могли бы в считанные дни превратить землю в обитель нашей расы. Но, повторяю, никто из нас не мечтал о такой жизни.
— Зачем тогда всё это? — Софи подалась вперёд. — Все эти охранники, воины, все вы, зачем? Для чего вы создали столько тварей? Чтобы сокрушаться потом? Где логика?
Древний вампир посмотрел на своего отца. Они словно безмолвно разговаривали какое-то время, затем алые глаза альфы встретились с глазами охотницы.
— Софи, ты ведь не думаешь, что «однажды я родился»? — Карфаген провёл длинным ногтем по своей брови. — У всего есть создатель. И у тебя есть. Тебя создал Павел. У меня тоже есть таковой. И все мои последователи существуют благодаря ему.
— Что ни слово— то сюрприз, — охотница прищурила глаза. — Ну, и кто этот засранец? Кто твой создатель? Если ты не врёшь, конечно.
Альфа с сожалением выдохнул и покачал головой.
— Ты знакома с ним. У нас с тобой один создатель. Это Павел.
Софи застыла, широко раскрыв глаза. Через минуту она медленно повернулась к Адаму. Напарник виновато опустил голову.
— Ты знал? — сдавленно спросила она.
— Догадывался.
Крейтон Карфаген перекинул ногу на ногу и сцепил пальцы рук.
— Иногда правду тяжело слышать, — сказал он.
Софи нахмурилась и оглядела вампира.
— Тебе много сотен лет, и твой создатель— Павел?
— Да, — альфа улыбнулся и коснулся брови. — Люди так долго не живут, верно?
 
Глава шестнадцатая
Эффект матрёшки
 
— Это ещё не вся правда, — задумчиво произнёс Карфаген.
— Я хочу знать всё, — нахмурилась Софи.
— Если ты готова услышать это от меня, я к твоим услугам. Позволь спросить, ты не чувствовала в своём учителе того, на борьбу с которым была рождена?
— После моего возрождения я поняла, что он не человек. Но на одного из вас Павел не похож, поэтому я терялась в догадках.
— Пауль — один из нас, — сказал Карфаген.
— Кто?
— Времена меняются — меняются имена. Пауль остался в прошлом, вы все знаете его как Павла.
— Это … ужасно, — Софи растерянно смотрела в пол. — Такой обман … Я не верю.
— Ты знаешь, что я прав. Я могу прояснить ситуацию, если ты готова.
— Говори. Я слушаю тебя.
— Ну, что ж … Несколько сотен лет назад, — начал свой рассказ Карфаген, — жил один фанатичный человек по имени Пауль Монтери. Этот учёный имел горе от ума. В своих эксперементах он уходил очень далеко, переходя, порой, пределы разумного. И этот полусумасшедший изобретатель, увлекающийся поиском истины в различных науках— биологии, анатомии, физике, химии— проводил опыты над скрещиванием биологических видов. Случайно добившись мутации хромосом, он вывел странный вид живого существа, все обычные клетки которого умирали, возрождаясь вновь другими клетками, очень активными, но мёртвыми по главным обменным процессам. — Вампир продемонстрировал пожелтевший лист бумаги: — Это запись из опытных наблюдений Пауля. Он пишет: «…Существо не стареет с момента возрождения новых клеток. В результате мутации гена его органика не выделяет и не потребляет тепло, разрастаются боковые зубы-клыки, пигмент глаз меняет свой цвет на алый, пропадают потребности, кроме одной— необходимость потребления белка крови. Этот вид почти лишён чувствительности, обладает огромной мышечной силой, прекрасным слухом и обострённым обонянием. При попадании клеток биологического материала этого существа в клетки или кровь другого — происходит заражение здорового. Предварительный вывод: мутирующий ген имеет вирусную природу…», таким образом, — продолжил Карфаген, — наш изобретатель создал нечто. Наверное, он сам ещё не знал радоваться ему или огорчаться. Опыты производились на клеточном уровне, затем на крысах и мелких животных, но Пауль хотел большего. В той человеческой жизни я страдал эпилепсией, и от жестоких приступов имел множество шрамов на всём теле. Моя болезнь прогрессировала, я забывал, был рассеянным, а вскоре стал просто уходить из дома и уходил далеко, откуда впоследствии меня привозили и приводили посторонние люди достаточно потрёпанным и с новыми ранами от приступов. В тот день меня подобрал Пауль, ошибочно увидев во мне бездомного побитого бродягу, с потерей памяти. Некоторое время он держал меня в своём доме, кормил, наблюдал. Затем, проведя обследование, понял, что состояние моё плачевное, я либо умру в ближайшее время, либо стану глубоко сумасшедшим. В тот момент нашего создателя и посетила эта роковая мысль. Вот человек — грязный, побитый, без воспоминаний. Он умирает и физически и морально, никто его не хватится, кто он и откуда — неизвестно. Почему бы ему не послужить во благо науки изобретения? — Карфаген остановился и помолчал, будто проживая этот период жизни вновь. Затем, пристально посмотрел на Софи и продолжил: — Пауль начал проводить опыт на человеке, о чём давно мечтал. Я помню, как он заставил меня раздеться догола и лечь на холодный металлический стол. Было очень холодно … Я думал, он хочет мне помочь и доверился ему. Я позволил заковать свои руки и ноги железными креплениями к столу, полагая, что так хозяин защищает меня от ранений при приступах. — Вампир снова замолчал. Его бледное лицо помрачнело, взгляд стал тяжёлым. Он смотрел перед собой и молчал. Пауза затянулась.
— Сынок, — позвал его Вальтазар.
— Да, — Карфаген словно очнулся и оглядел присутствующих. — Да, я продолжу. Пауль ввёл мне мутирующий ген и стал ждать. Всё, что со мной происходило, он записывал на бумагу. Он видел явный прогресс, и глаза его горели от восхищения, он словно гордился своей гениальностью. А я терпел. Терпел и ждал, когда закончатся мои страдания, когда закончится эта боль, тошнота, приступы слуховых и зрительных галлюцинаций. Пауль ежечасно брал у меня кровь на анализ, а так же слюну, слёзную жидкость и кусочки мышечной ткани. Все эти экземпляры он тщательно распределял по колбам, одни запечатывал, над другими проводил опыты и исследования. Всё это происходило в одном помещении, рядом со мной. Спустя несколько дней я попросил снять крепления с моих рук и ног, но хозяин сказал, что лечение ещё не закончено. Я чувствовал себя странно, кроме общих болей и страданий во мне что-то действовало помимо моей воли. Я стал видеть окружающие предметы как-то иначе, я слышал звуки по-новому и я ощущал наплывы сил и энергии. Мои внутренние порывы влекли меня за дверь этого помещения. Я, как мог, сдерживал себя и терпел. Чувствуя с одной стороны благодарность к странному изобретателю за лечение, я, порой, готов был порвать его на куски по непонятным причинам. Впоследствии я стал мало владеть собой и однажды сумел сломать металлические оковы на руке, дальнейшее освобождение было делом техники. Спрыгнув со стола, я стал бродить по комнате, разглядывая колбы и пробирки, перелистывая записи наблюдений. К несчастью или к радости в этот момент вернулся Пауль. Увидев меня, он ужаснулся и стал просить не трогать пробирки с материалом и записи. Приближаясь ко мне, хозяин что-то бормотал, уговаривая меня вернуться на место и позволить взять кровь на анализ. Я услышал стук его взволнованного сердца где-то внутри себя и, не владея собой, напал на него, беспорядочно кусая его тело. Пауль пытался дотянуться рукой до подноса со шприцами, но я в ярости покусал и его протянутую руку. Мой создатель кричал. Измазанный собственной кровью, он только больше доводил меня до безумия. В каком-то проблеске сознания я увидел, что наделал и, испугавшись самого себя, рванул из дома. В след я услышал крик Пауля, что мутация ещё не закончена. Я прятался в ущелье за городом пару дней, и когда мои руки перестали трястись, а именно тогда и закончилось моё превращение, я по навязчивому запаху отправился в город. Я не понимал, почему знакомые нотки в воздухе тянули меня в какой-то дом, но когда я пробрался туда ночью и увидел спящего человека, я напал на него, прокусив ему артерию в плече. Я чуть не захлебнулся от хлынувшей мне в глотку струи крови, казалось, что я схожу с ума от какой-то бешенной эйфории. Всё померкло для меня в этот момент. Я ещё не понимал своего состояния, я не знал, что я делаю и почему, осознавая всё с опозданием. Человек что-то кричал, пытаясь оттолкнуть меня, и только когда я услышал, как он назвал меня сыном, я остановился. Я пришёл в свой дом и напал на собственного отца. Ведомый знакомым запахом обострённого обоняния, я вернулся именно домой, но, ещё не понимая сам себя, сотворил это … Отец был рад видеть меня, ведь он считал меня пропавшим всё это время, и он знал, что я тяжело болен. Поэтому папа не сразу понял, кто я и что я сделал в ту ночь. Я инфицировал отца, и ген мутации стал изменять его. Это было ужасно. Мне было страшно. Забившись в угол, я наблюдал за страданиями родного человека. Когда всё закончилось, я рассказал отцу всю историю, что со мной приключилась, потому что изменение мозговой активности вырвало из подсознания все ранее забытые сюжеты моей жизни. И теперь я помнил всё. Мы затаили на Пауля злобу. В нас бушевала жажда мести, мы горели от обретённой энергии и желания. В те дни мы решили создать группу таких как мы. Так появилась «шестёрка». По старшенству обращения первая буква имени каждого брата составляла слово. Ты, Софи, всех знаешь. Это Вальтазар, Айрон, Маркус, Пастэр, Илизар и Рафаэль. И слово это— вампир. Они были созданы один за другим. В приступе злобы и мести я инфицировал избранных. — Карфаген с сожалением покачал головой и продолжил: — Так я стал альфой. Мною двигал инстинкт зверя. Когда однажды мы собирались поймать моего создателя, он ловко ушёл от нас, и я поклялся тогда сделать всё, чтобы наша встреча состоялась. Для этого каждый из братьев создал себе охрану и воинов, собирая бродяг и больных. А Пауль в это время усиленно работал над своей защитой, разрабатывая клетки РДВ и набирая охотников-единомышленников. Ведь наше неуёмное создание армии вылилось в ряд кровопролитных нападений и пропаж. Никто из приближённых Пауля не знал его секрет. Организатор базы «Феникс», призывающий на борьбу и уничтожение красноглазых тварей, властный и сильный руководитель — сам есть тварь. Так началась наша тайная война. Со временем мне всё стало противно в моём существовании. На правах альфы я запретил братьям создавать, а воинам и охране — инфицировать. Исключение составляли моменты восполнения армии, ведь после нападений групп Пауля мы часто теряли численность. С годами ко мне пришло понимание: существование таких как я— грубейшая ошибка. И я пожалел о том, что сделал. Все последующие века я всё больше погружался в отчаяние. — Заметив недоверчивый взгляд охотницы, Карфаген горько усмехнулся: — Да, Софи, я способен на эмоции. Мне и моим братьям ведом страх и печаль, радость и даже боль. Армия и охрана— другие. Это практически зомби. Они созданы уже каждым из братьев. Так вот, я очень устал. Все эти догонялки и игры … Пастэр долго пробовал разгадать тайну формулы нашего гена. Для этого был похищен первый РДА — Адам. Мы хотели найти противоядие, — альфа с усмешкой покачал головой. — Мы хотели снова жить нормальной жизнью. Но … Если Пауль остаётся тем, кто есть — выход не найден.
— Почему ты так думаешь? — спросила Софи.
— Я уверен, что мой создатель не мечтал эксперементировать над собой, и то, что его изобретение инфицировало его самого— страшное недоразумение. Охоту за нами Пауль совершает в надежде на положительный результат в поиске противоядия. Он разрабатывает его в лаборатории и делает пробы на любом из нас. Я уверен в этом. Плюс он истребляет тех, кто жаждет ему отомстить, то есть нас. Убивает двух зайцев. Ты думаешь, Пауль рад пребывать в таком состоянии? Я вижу, что у него ничего не получается. Поэтому ему нужен я. Как последняя надежда. Вероятно, он снова хочет убить двух зайцев. Он проверит на альфе, как на первородном, разработанную новую формулу противоядия, а если не поможет, убьёт всех моих посредством моего приказа.
— И что дальше? — Софи нахмурилась.
— А дальше будет снова жить. Придётся мучиться.
— Что-то я не пойму, если ты альфа и управляешь всеми последующими, Павел тоже должен тебе подчиняться, — охотница вопросительно склонила голову.
Карфаген провёл ногтем по своей брови.
— Видишь ли, я инфицировал Пауля в промежуточном состоянии, когда трансформация ещё не завершилась, поэтому я не являюсь альфой для него. Моя власть на него не распространяется.
— Если ты так устал от всего, почему же ты просто не уничтожишь всех своим приказом? И дело с концом.
— А кто уничтожит меня? Я, как и любое существо, хотел жить, поэтому я ждал результата разработки противоядия. Пастэр не смог. Пауль, видимо, тоже. Ожидание затянулось. Месяцы. Десятилетия. Сотни лет. Я всё понимаю, — Карфаген опустил глаза и стал смотреть, как красная божья коровка торопливо ползёт по его рукаву. — Но прежде мне нужно поговорить с моим создателем. Он жаждет меня видеть, и это взаимно. Пауль увидит своё творение. И не только. Он увидит всё, что последовало после его опрометчивой идеи. Он увидит всех нас. Все уже здесь, и мы отправляемся на легендарную базу «Феникс».
 
Глава семнадцатая
Карты раскрыты
 
Софи было странным видеть, как участники событий мирно рассаживаются по машинам: и охотники, искоса поглядывающие на красноглазых соседей, и все вампиры, от элиты до воинов. Кортеж из тридцати двух джипов выбрался из лесной чащи на трассу и двинулся в путь.
Почти всю дорогу Софи сосредоточенно смотрела в окно. Она выглядела отстранённой и задумчивой, и только её рука на руке Адама соединяла её с внешним миром. Все охотники молчали, никто не перешёптывался, не переговаривался, не обсуждал. Все изумлённо ожидали развязки, недоумевая, как же Софи удалось договориться с альфой до мирной поездки в локацию.
Всю многочасовую дорогу Крейтон Карфаген устало смотрел перед собой. Его отец Вальтазар печально опустил голову, изредка поднимая глаза, чтобы увидеть местность, по которой они ехали.
Перед самой базой Софи включила рацию.
— Мы подъезжаем. Альфа с нами, — твёрдо сказала она.
— Умница! — радостно ответил голос. — Вот это улов! Умница. Я верил в тебя. Жду.
Массивные ворота раскрылись, и машины, одна за другой, въехали на территорию локации. Их уже ожидали многочисленные отряды во главе с широкоплечим мужчиной, который стоял на ступенях главного корпуса, как на пьедестале. Когда двери автомобилей стали открываться, охотники напряжённо прицелились в арбалеты, но, увидев мирное поведение гостей, руководитель поднял ладони, подав знак отрядам — расслабиться.
Софи спрыгнула на землю и, стараясь улыбаться, направилась к Павлу.
— Девочка моя, ты сделала это! — мужчина раскрыл объятия. — Это победа.
Когда из дальней машины медленно спустились Вальтазар и Карфаген, все внутренне напряглись. Альфа неторопливо поправил костюм и волосы и огляделся вокруг.
— Желание жить толкает на непредсказуемые решения, — задумчиво сказал он.
Павел прищурился, разглядывая долгожданного гостя.
— Как тебе это удалось? — в полголоса спросил он охотницу.
— Что именно?
— Добровольное согласие.
— Он хочет с тобой поговорить.
— Вот как? — Павел оторвался от Карфагена и внимательно посмотрел на Софи. — Это он так сказал?
— Да, — девушка продолжала смотреть на главного гостя.
— У вас состоялась беседа?
Софи покачала головой.
Взгляд мужчины стал тяжёлым. Лицо застыло холодной маской. С минуту он смотрел на молодую охотницу, затем повернулся к гостям.
— Ну, что ж, — сказал он, как бы сам себе, — значит, побеседуем.
Павел спустился со ступеней, сделал несколько шагов вперёд и остановился посреди площади. Все замерли, наблюдая за хозяином локации, но он стоял в бездействии.
Спустя минуты, продолжая разглядывать главного гостя, Павел протянул руку, приглашая его в главный корпус. Альфа медленно направился к создателю, и когда они поравнялись, все заметили, каким холодным был взгляд вампира.
— Здравствуй, Пауль, — тихо сказал Карфаген. — Ты изменился.
— Ты тоже, — сухо ответил хозяин локации. — Что ты задумал?
Альфа печально улыбнулся и покачал головой.
— Этот вопрос я должен был задать тебе несколько сотен лет назад, в тот день, когда ты смотрел, как я жую кусок хлеба у тебя в каморке.
— Не нужно было уходить тогда …
— И что бы это изменило? — Карфаген прищурился. — Ты бы сделал меня тем же?
Павел посмотрел по сторонам, на десятки алых и обычных глаз, устремлённых на них двоих.
— Продолжим разговор в корпусе, — сказал он.
Софи смотрела в след двум удаляющимся фигурам и чувствовала, как боль и отчаяние рвут её сердце на части.
— Нет во мне злости, — тихо сказала она Адаму. — Я не думала, что так будет. Мне казалось, я буду в ярости и в жажде мести. Теперь же мне хочется бежать от всех и плакать.
— Понимаю, — ответил Адам, склонив к девушке голову. — Я знаю, о чём ты, я прошёл все эти круги ненависти и отчаяния. Когда-то я тоже это пережил.
— Ты всё знал …
Парень качнул головой.
— Я очень не хотел, чтобы всё это узнала и ты, потому что знал, как тяжело это принять. Когда тебя в моей жизни ещё не было, мне было всё равно, что вокруг происходит. Пастэр выжал из меня всё, что мог, и я был в бесконечной депрессии. И потом, я всего лишь творение для цели. Если бы Павел сказа мне— ляг, я бы лёг, если бы сказал мне— беги, я бы бежал. И если бы меня убили в ближайшей схватке, я был бы очень рад. Странно звучит, знаю … Когда в моей никчёмной жизни появилась ты, я научился испытывать страх. Я боялся тебя потерять, и мог восстать на кого угодно. Даже на Павла. За тебя я буду биться до последнего.
— Не нужно биться, — Софи прикоснулась к руке Адама. — Войны не будет. Я больше не хочу. — Охотница долго смотрела в глаза напарника, как-то печально и задумчиво, затем чуть склонилась к нему и шепнула: — Мне нужна твоя помощь. Отойдём за корпус, там поговорим.
На площади локации было тихо. Потеряв из виду своих руководителей, обе стороны с недоверием поглядывали друг на друга. Шесть древних вампиров держались вместе. Они выглядели спокойными до равнодушия.
— Значит, ты согласен со мной? — спросила Софи.
— Да, — Адам кивнул. — Я пойду с тобой в одну сторону, буду делать то же, то и ты, я— это ты, и я всегда буду на твоей стороне.
— Спасибо, — охотница сжала бледную ладонь парня. — А сейчас я хочу поговорить с Павлом, пойдём в корпус.
Софи и Адам шли по коридору, туда, где находились оба руководителя. Сердце девушки колотилось от волнения, и она знала, что её слышат.
— Она идёт сюда, — заметил Карфаген.
— Я знаю, — Павел хрустнул пальцами рук и сцепил их. — Так ты приехал сдаться?
— Это вряд ли, — лениво ответил древний альфа. — У меня другие планы.
— Не понял …
В этот момент в кабинет вошла Софи.
— Мне нужно поговорить с тобой, — обратилась она к своему руководителю. — Надеюсь, вы успели побеседовать за эти полтора часа.
Павел нервно улыбнулся и повёл плечами.
— Ты хочешь поговорить здесь?
— Наедине.
— Понимаю, — сказал мужчина и посмотрел на своего гостя. — Нам необходимо удалиться.
— Конечно, — Карфаген учтиво склонил голову.
— Я скоро, — сказала Софи Адаму, когда они вышли в коридор.
Охотница и учитель молча добрались до процедурной комнаты в конце корпуса и устроились друг против друга. Некоторое время Софи разглядывала того, с кем выросла, от кого училась и которого слушалась во всём.
— Как тебе это удалось? — наконец спросила она.
— Ты о чём?
— Пауль Монтери, — девушка дёрнула бровью.
— Нда, — Павел тряхнул головой. — Софи, ты должна меня выслушать.
— С удовольствием. Зачем ты всё это скрывал?
— Ты хочешь, чтоб мои люди знали кто я и против кого веду борьбу? Это же маразм. Кто бы стал мне помогать?
— Посвятил бы избранных. Мог сказать мне, например.
— Что знают двое — знает и свинья. Открывать это было нельзя. Ты не понимаешь, о чём идёт речь?
— Понимаю. До сих пор не могу поверить …— Софи медленно оглядела собеседника. — Это знали твои враги от элиты до воинов. Почему они не сдали тебя за всё это время?
— Во мне кровь первородного, и хотя я не являюсь альфой, я и Крейтон на одном уровне. А первородство — это превосходство и подчинение. Никто бы не посмел обнажать мою сущность.
— Я бы хотела услышать твою историю, — сказал охотница. — Всё же нас связывает нечто больше, чем одна цель.
— Да, ты права, — кивнул Павел. — Я расскажу. Когда-то давно я был образован, молод и полон амбиций. Я был похож на сумасшедшего гения, который не знал покоя в желании эксперементов и открытий. Мне хотелось создать что-то, что сделает человека сильным и неуязвимым. Я скрещивал, делил, умножал, соединял абсурдные вещи и рисковал. Когда я получил образец этой чёртовой клетки, я был поражён, какие результаты получались на крысах. Мне казалось, вот оно, вот то, что я хотел: сила и неуязвимость. Практически бессмертие. Этот процесс меня так захватил, что увидев бродягу, грязного, с бессмысленным взглядом, я решился на этот шаг. Я привёл его в свой дом, который являлся и лабораторией, и выяснил, что бродяга болен и прогресс идёт на ухудшение. Вдобавок, у него была амнезия, и я решился. Это был Крейтон Карфаген. Он страдал заболеванием мозга. Когда я начал опыт, текущий результат был превосходен. Но на конечном этапе мой пациент неожиданно проявил волю, он освободился и, инфицировав меня, сбежал, не дав мне довести дело до конца.
— Инфицировал? — Софи нахмурилась.
— Да, эти клетки имеют подобие вируса. Крейтон в суматохе покусал меня, как перепуганный пёс хаотично хватает зубами всё, что приближается. Я был в отчаянии, когда он сбежал. Но он становился сильным и опасным, поэтому я не решился отправиться за ним. Тем более, что сам я быстро стал ощущать слабость и ломоту. Первоначально вирус действовал медленно, а завершив изменение организма Крейтона, вообще мутировал. Поэтому все последующие имели быстрое перерождение. Начиная уже с меня. Я мучился около двух суток. После, поняв, что я стал непонятно кем, я впал в бешенство. А потом … Потом стал работать над противоядием. Взял себя в руки.
— Ты не производишь впечатление изменённого, — сказала Софи. — Ты как любой из древних, но живёшь и выглядишь, как человек. Если бы не моё возрождение тогда, с помощью переливания крови Адама, я бы никогда не заподозрила своего учителя в страшной тайне.
— Ты уже тогда знала? — Павел поднял брови.
— Когда я умерла и снова ожила, первое, что я ощутила — это запахи и звуки. Ты не пах человеком. Я чувствовала в тебе одного из них. Поначалу я не знала, как себя вести, но Адам помог мне совладать с собой.
— Поэтому ты так странно вела себя?
— Да. Я боялась и остерегалась. Я начала изучать каждого в базе, и, вероятно, выглядела подозрительной. Все оказались в порядке. Кроме тебя. Но я ничем не могла доказать, что ты один из них. Запах и чутьё мало кому что объяснит. Как ты это сделал?
— Видишь ли, девочка моя, я не собирался рано умирать, — Павел расслабленно откинулся на спинку стула. — Мой пациент превратился в сильного и расчётливого врага. Он собрал группу из шести ведущих подобных, каждый их которых создал свою армию и охрану. Карфаген и его шестёрка под названием «ВАМПИР», по заглавной букве имени каждого, существовали, чтобы отомстить мне. А я пытался изобрести вакцину, которая будет работать обратно той вирусной, и мне нужно было время. Я хотел стать тем, кем был, и показать Крейтону, что изменение возможно. Но он упорно не давал мне возможности работать, потому что единственно желал уничтожить меня. У меня получилось изобрести вещество, которое вызвало кратковременное торможение всех нежелательных последствий. А остальное я доработал.
— Ты что-то принимал?
— Принимаю. Каждые три часа. Инъекции хватает только на это время. Именно она даёт мне видимые человеческие признаки: температуру тела и цвет радужки. Я сам удалил себе изменённые зубы, на их месте вставные. Ежедневно я беру у себя анализ на контроль, страхуюсь. Никто этого не видит. Это происходит в глубинах моей лаборатории, куда допуска нет никому.
Софи закрыла лицо ладонями и сгорбилась. Некоторое время она сидела в таком положении. Когда она подняла голову, глаза её были полны боли.
— Мне очень жаль тебя, — сказала она. — На что ты себя обрёк … Сотни лет каждые три часа колоть себе что-то, быть в неимоверном и бесконечном напряжении и искать, искать, искать … Гоняясь за эксперементами, ты обеспечил самый жестокий эксперемент своей жизни, ты стал подопытным у самого себя. Как это страшно …
— К сожалению, — Павел развёл руками. — Зато у меня появилась ты.
— А как я появилась? И все остальные?
— Ну, — мужчина вздохнул, — это нелёгкий процесс. Вначале я пользовался услугами суррогатных матерей, подселяя им скрещенные особо зародыши. Женщин искал с разных концов земли. Благо искусственное оплодотворение давало многоплодие, эмбрионы были сильные и выживали почти все. Этот метод работал для РДВ. Вскоре мне удалось создать искусственную матку, которая дала жизнь ещё двум особым экземплярам — РДА. Тебе и Адаму. С парнем я переборщил, по неопытности. Затем его украл Пастэр, дальше ты знаешь. Адам был не тот, кто мне нужен. Он бы не смог драться, он не охотник, он наблюдатель— анализатор. А вот с тобой получилось, как я хотел. Ты взяла лучшее.
Софи задумчиво смотрела на собеседника.
— Ты сказал, мы с Адамом как близнецы.
— Да, это так.
— Почему тогда, после замены моей крови на его кровь, я так изменилась? Почему стала как они, как вы, — поправилась она, — почему мои глаза такого же цвета? Что ты сделал с Адамом? Из чего ты создал его?
Мужчина глубоко вздохнул и нервно почесал затылок.
— Дело не в Адаме. Дело в твоей природе …
— В какой природе? О чём ты?
— Ты создана из клеток Крейтона Карфагена.
— Что?!
— Но ты — не он, успокойся! — Павел поднял руки. — Ты — другое.
Софи растерянно смотрела в глаза напротив.
— Из его клеток? — прошептала она. — Откуда?
— Весь лабораторный материал хранится у меня. Весь, который когда-либо брался. Когда происходило изменение Крейтона, я часто брал на анализ его ткани и жидкости. Последний забор ткани, после которого завершилось его изменение, и послужил строительным материалом тебе. Ты создана из клеток альфы, скрещенных с клетками человека, но подвергшихся сильной трансформации. Адам идентичен, но его состав отличается тем, что я трансформировал клетки рядового подобного. Когда ты перестала дышать, и я испробовал всё, ты получила всю кровь Адама. Но. И ты, и он — ожили. Всё дело в том, что ваши обескровленные организмы начали использовать резервные возможности. У парня стали вырабатываться, можно сказать — рождаться, собственные кровяные клетки. С поражающей скоростью организм восстановился сам. А в тебе кровь Адама реанимировала доминирующую сторону. Клетки от альфы восстановили организм, обнажив возможности существа: слух, обоняние, силы, пигмент глаз … Я видел, что ты стала странная, и даже боялся, что заражение от укуса повлечёт за собой твоё перерождение. Но все показатели твоих анализов были в норме.
— Кто же я? — Софи сглотнула. — И вампир и человек …
— Ты не вампир, девочка моя, у тебя есть признаки, всего лишь признаки, а твоё существо совершенно другое.
Охотница сгорбилась, опустила голову и стала смотреть в пол. Прошло некоторое время, прежде чем она поднялась.
— Вероятно, у тебя есть цель— ради чего всё это? — печально спросила она. — Чего ты добиваешься, к чему идёшь? Только теперь честно, нет смысла скрывать.
— Я был честен с тобой, Софи. Единственный секрет теперь тебе известен. Но ты ведь понимаешь, почему я скрывал себя? Да, у меня есть цель— я хочу исправить ошибку. Моя жизнь превратилась в поиск. Я ищу то, что заставит клетки-мутанты преобразится в обратную сторону. Другими словами— как из таких, как я, снова сделать людей.
— Зачем тогда ты хотел уничтожить их приказом Карфагена? Ты ведь ищешь выход.
— У тех одна мечта— убить меня. А мёртвый я едва ли что-то смогу сделать. Понимаешь? Они не дают мне работать, я постоянно отвлекаюсь на атаки, на защиту.
— А мне кажется, это мы не перестаём нападать на них. Сколько операций мы проводили по поискам … Зачем?
— Всё это сложно, — Павел покачал головой. — Когда вы приводили мне очередного пленника, я работал над его материалом. В поиске того результата я шёл на всё. На всё и на риск в том числе. Но мне нужен положительный результат! — закричал мужчина. — Я хочу исправить свою ошибку! Что тут непонятного?! Я много испытал и пережил за эти столетия, никто не знает, сколько я перенёс. Я оступился, но кто не делает ошибок?!
Софи оглядела учителя.
— Какова судьба пленников после твоих опытов? Ты уничтожаешь их?
— Маркус и Сайрус живы, если ты о них. А рядовые … они не выдержали процессов опытов.
— А где ты их держишь?
— В подвальных помещениях опытного корпуса, того, что соединён с бункером. А Маркус и Сайрус те ещё сволочи.
— Они плоды твоей ошибки, — заметила охотница.
— Софи, не жалей их, не надо. Они бы не пожалели тебя. Они, как уродливый выкидыш в роду.
— Скажи, Павел, вот теперь у тебя есть все персонажи, как ты поступишь дальше?
— Я помещу в бункер всех, кроме Карфагена. Они станут ждать своей участи, которая будет зависеть от результатов опытов с материалом альфы. Я намерен провести ряд исследований для выявления клетки противоядия.
— А если снова неудача?
— Я заставлю Крейтона отдать приказ о самоуничтожении всех его последователей.
— А с ним что будешь делать?
— Мой первенец будет служить на благо моих разработок. Мы справимся, девочка моя, я верю. Всё будет хорошо.
— Осталось получить его согласие.
— Считай, что мы его уже получили, ведь он здесь.
— Ты в нём так уверен?
Павел самодовольно сложил руки на груди.
— Я слышал, что у него другие планы, но намерен это изменить.
 
Глава восемнадцатая
Я — модель РДА
 
Софи медленно шла по коридору, задумчиво глядя в пол. Приблизившись к Адаму, она остановилась и уткнулась ему в плечо.
— Он обидел тебя? — Адам нахмурился.
— Нет, — тихо ответила Софи. — Он всё рассказал.
— Всё так плохо?
— Я создана из клеток Карфагена. Я — монстр …
— Нет, не говори так.
— Нет, я чудовище. Теперь мне понятно всё. Всё становится на свои места.
— Мы все немного чудовища, — попытался пошутить Адам. — Пойдём на свежий воздух, там поговорим.
Через время Софи и Адам сидели на высохшей жёлтой траве за главным корпусом.
— Поэтому и проявилось моё естество, — продолжила охотница. — Это критическая ситуация при угасании функций всего организма. Такие клетки способны к быстрой регенерации. Это дало мне возможность ожить. И тебе тоже. И это развернуло мои скрытые возможности: слух, чутьё и энергию. Посмотри на меня, Адам, посмотри, разве я похожа на человека? Одни глаза уже выдают меня!
— Тебе это приносит страдания?
— Нет. Сначала меня это пугало, но ты ведь научил пользоваться этим. Теперь я получаю удовольствие от моих новых способностей.
— Это хорошо.
— А мне это не нравится.
— Ну, что мы будем теперь делать? — Адам склонил голову и прищурился. — Наши планы меняются?
— Нет, — Софи глубоко вздохнула, — всё остаётся в силе.
Павел вернулся к Карфагену.
— Поскольку ты сам приехал ко мне, — сказал он альфе, — и прежде, чем ты озвучишь свои планы, я назову свои условия. Во-первых, убери своих братьев в бункер, мои ребята нервничают. Во-вторых, ты должен сдать свою кровь и клетки, чтобы я провёл ряд исследований. Для нас же! — мужчина поднял палец, видя усмешку на лице Карфагена. — Для нас.
— А в-третьих? — саркастично продолжил альфа?
— Это будет зависеть от результатов. Зря иронизируешь, это решит качество нашей жизни.
— Нашей жизни? — горько повторил Карфаген. — Жизнь была когда-то давно, даже когда я жевал хлеб в твоей каморке — была ещё жизнь. А твои гениально-сумасшедшие идеи изменили всё. Подумать только, какая-то единственная причудливая мысль в твоей не знающей покоя головенке привела к такому исходу. И она решила качество моей жизни, а заодно и вашей. За столько столетий … и ты ещё на что-то надеешься?
— У меня есть вариант, — сказал Павел.
— Опять идея? О, это страшное слово— идея … Когда она посещает твою голову— становится не по себе.
— Я так понимаю, ты согласен.
— Не по всем пунктам. Но … С удовольствием посмотрю на твои порывы исправить свою же мега ошибку.
— Как-то грустно стало, — тихо сказала Софи. — Я думала, всё будет иначе. А теперь … Мой друг и учитель Павел оказался древним вампиром Паулем Монтери, который ведёт свою игру. Я испытывала к нему самые тёплые чувства, ведь он вырастил меня и всегда был ко мне добр.
— Испытывала? — переспросил Адам. — Теперь ты поменяла к нему отношение?
Софи задумалась.
— Скорее нет. Мне стало его жаль, он сам попал в ловушку. Он зависим от лекарств и вообще, такая жизнь похожа на кошмар. Он ведь не живёт, он ищет и ждёт. Сейчас у него появился шанс, он ждал его очень давно.
— Почему твои братья не убрались в бункер? — Павел нахмурился. — Мы же договаривались!
Карфаген провёл ногтем по своей брови и улыбнулся.
— Разве? Я согласился только на новый опыт, а о них я ничего не сказал.
— Так скажи! — Павел сжал кулаки.
— Пусть дышат свежим воздухом, — альфа довольно прищурился.
— Я сказал, в бункер!
— Ты играешь с огнём, — Карфаген закинул ногу на ногу. — Моя та самая мысль может возникнуть внезапно для меня самого: от чувства мести, от угрозы потери моей свободы, жизни и вообще, просто так, захочу похвастаться, — вампир снова улыбнулся. — И вот, вся база «Феникс»— сплошной вирус.
Павел скрипнул зубами.
— Козыряешь своей армией.
— Если я козырну — ни одного теплокровного не останется на земле. Ты же знаешь, всё это быстро. А так— тебе спасибо.
— Ой, только давай без этого, — Павел отмахнулся.
— Давай, — Карфаген довольно улыбнулся.
— Тебе весело? Я не пойму твоих усмешек.
— Эм, да как-то не очень, — альфа скривился. — Тебе что, мало меня? Я снова доверяю себя в твои гениальные руки! — вампир торжественно поднялся.
— Театрал, — фыркнул Павел.
— Я никогда не скрывался. А вот ты — театрал. Столько лет водить за нос своих приближённых, уму непостижимо. Я аплодирую стоя!
— Сколько сарказма, — начальник локации покачал головой. — Ты не заметил, что мы перешли на пустую болтовню?
— Заметил. Как говорят — это нервное. Ну, приступай уже, ожидание меня утомило.
Павел повёл Карфагена в опытный корпус и начал забор материала. Всё это время альфа задумчиво смотрел перед собой, словно игнорируя манипуляции со своим телом. Он будто погрузился в свой мир, присутствуя в лаборатории лишь телесно.
Время шло. Красноглазые гости локации заметно нервничали, но присутствующие охотники неотрывно следили за ними.
— Мне кажется, они на взводе, — сказала Софи, кивая в сторону воинов. — Что-то там не так, я чувствую. Подойдём поближе к нашим.
— И мне это не нравится, — Адам придерживал напарницу за локоть, когда они спускались к площади перед главным корпусом. — Я слышу их нетерпение.
— Что тут у наших гостей? — спросила Софи у Гарри.
Он сплюнул и, прищурившись, постучал пальцами по арбалету.
— Пусть только попробуют. Хотя и дёргаются.
— Через час стемнеет, — сказал Вальтер. — Софи, тебе не следует здесь бродить, ты же знаешь, как они на тебя реагируют. Побудь в корпусе.
— Да, я знаю, — охотница оглянулась на стоящих гостей, — но мне неспокойно и от этого хочется наблюдать за ситуацией лично.
Павел медленно оторвался от микроскопа и нахмурился. Ему не нравилось то, что он видел в окуляр. Процесс шёл не так, и нервы уже сдавали. Мужчина посмотрел на часы, достал из металлического чемоданчика шприц и ввёл его содержимое себе в живот. Зажмурившись на несколько секунд, он снова склонился над микроскопом.
Далеко за полночь шесть древних вампиров укрылись в большом тонированном джипе, охрана окружила машину плотным кольцом, воины стояли вразброс. Софи поднялась со ступеней главного корпуса и пошла по направлению к отряду Вальтера. Адам последовал за ней, поглядывая на красноглазых гостей.
— Скоро рассвет, — заметил Гарри. — От Павла ни весточки. Может проверить как там дела?
Проходящая мимо Софи остановилась и задумалась, словно прислушиваясь.
— У него всё нормально, — сказала она. — Можешь быть уверен.
— Откуда ты знаешь? — Гарри склонил голову.
— Я знаю, — улыбнулась охотница.
— Хм, загадка ты наша, — мужчина усмехнулся и покрепче обхватил арбалет.
Софи направилась к отряду Вальтера.
— Мне нужно с тобой поговорить, — тихо сказала она молодому охотнику, искоса поглядывая на окружающих.
— Что он таскается за тобой? — сквозь зубы спросил Вальтер, кивнув за спину девушки, где стоял Адам. — Как телёнок, честное слово.
— Перестань, Адам переживает за меня.
— Я тоже переживаю.
— Он боится меня потерять.
— И я боюсь, Софи, но я же не хожу за тобой по пятам. Это … противно видеть.
— Ты что, ревнуешь?
— Я просто … Я хотел бы быть на его месте, — Вальтер смущённо нахмурился.
— Прости, — Софи оглядела охотника и коснулась его руки. — Мы должны поговорить. Я прошу тебя мне помочь, только давай отойдём.
— Конечно.
Софи и Вальтер прошли метров десять и остановились.
— Осторожно! — крикнул Адам и бросился к отделившейся парочке.
В этот момент охотница ощутила тяжесть на своих плечах и увернулась от нападающего воина вампира. Адам рывком отбросил Софи и закрыл её собой.
— Гарри! — закричал Вальтер, обхватив хрипящего воина со спины и развернув его в сторону охотников. — Кончай его!
Гарри вскинул арбалет и выстрелил в извивающегося красноглазого гостя. Ядовитая стрела вошла в середину груди воина, и в предсмертной судороге он сделал неимоверный прыжок назад и угодил на деревянный шпиль, с хрустом нанизав на него своё тело с телом всё ещё удерживающего его Вальтера.
Гарри растерянно шагнул назад. Софи широко раскрыла глаза, поднимаясь с земли вместе с Адамом. Все устремили взгляды на кровавый шпиль, где застыли два распластанных тела. Софи увидела, как вздрогнула ладонь Вальтера и кинулась к нему. Он был ещё жив и пытался что-то произнести, шевеля губами. Девушка страдальчески оглядела молодого охотника, над которым зависло тело мёртвого воина, и попыталась сдержать слёзы.
— Сейчас, сейчас, потерпи, — шептала она, поглаживая его дрожащую ладонь. — Я с тобой.
— Береги себя …— слабо произнёс Вальтер и увёл застывший взгляд в пустоту.
Софи выдохнула, стиснула зубы и развернулась. Она увидела, как из джипа выпрыгнул Пастэр и, посмотрев на кровавый шпиль, поморщился. За ним появились остальные древние. Воины стояли в растерянности, в их кругах было неспокойно. В свете прожекторов, освещающих локацию, кровавый шпиль со своими жертвами выглядел устрашающе. Вальтазар скорбно посмотрел на неподвижные тела, расслабленно висящие друг над другом, и нахмурился. Затем повернулся к нервничающим воинам и охранникам и, подняв руки, стал что-то говорить на латыни. Это заставило всех успокоиться.
Софи решительно направилась к биологическому отцу альфы.
— Как это понимать? — сквозь зубы спросила она. — Вы же сказали, что контролируете их!
— Все проголодались, — ответил Вальтазар. — Сутки назад мы выехали сюда, до того мы разбирались в ситуации вашего захвата. В общем, слишком долго они терпят, нервы на пределе, поэтому …
— Он был человеком, — перебила Софи. — Вальтер был обычным человеком. Мы так не договаривались.
— Это форс— мажор.
— Нет, — отрезала охотница и холодно обвела взглядом красноглазых гостей. — Это— конец.
Вальтазар печально покачал головой, словно соглашаясь с приговором, и задумчиво уставился в пустоту. Софи развернулась и подошла к Адаму.
— Время пришло, — сказала она. — Пойдём.
Софи и Адам скрылись в темноте бункера, затем побывали в комнате управления корпуса «А» и после этого вернулись на площадь.
Охотница отозвала Гарри в сторону.
— Вальтера нужно похоронить, — сказала она. — Сделаешь это, как освободишься, а сейчас сними того, кто с ним рядом, и отнеси его в подвал бункера.
— Хорошо, — Гарри сглотнул.
— И ещё, — Софи перешла на шёпот, — я попрошу тебя сделать одно дело, только так, чтоб никто не знал. Это очень серьёзно, поэтому будь внимательным. План такой.
— Ну что? — спросил Карфаген, открыв глаза. — Чем порадуешь?
— Имей терпение, — Павел всматривался в микроскоп.
— Да я-то что? Терпение мне не занимать, это мои ребята нервничают. И твоя девочка летит сюда, как на крыльях. Без настроения, кажется.
Павел поднял голову и прислушался.
— Чёрт! — бросил он.
В этот момент дверь распахнулась и появилась Софи.
— Я требую убрать всех в бункер, — твёрдо произнесла она. — Начались волнения.
— Ты права, — Павел кивнул, — но чуть позже.
— Нет! Сейчас! Появились жертвы.
— Кто? — хозяин локации скрипнул зубами.
Софи посмотрела на Карфагена и выдохнула.
— Вальтер мёртв. Он пытался меня защитить от их воина.
— На тебя напали? — Павел вскинул брови.
— Да. Адам меня прикрыл, а Вальтер вместе с вампиром теперь висит на деревянном шпиле.
— Это голод, — констатировал Карфаген. — А голод плюс присутствие РДА— почти непобедимая тяга для низших.
— Чем ты их кормил? — спросил Павел, снова склонившись над микроскопом.
— Манной кашей, — усмехнулся альфа. — Кровью, конечно.
Павел поднял голову и внимательно посмотрел на Карфагена.
— Вы убивали? — насторожено спросила Софи.
— Ой, я вас умоляю, — древний вампир сморщился. — У нас были договора со скотобойнями. А вот если бы мы убивали, понятие «человек» давно вышло бы из обихода. Только что бы это дало? Или как в страшном фильме— землю в итоге населяли бы вампиры, а людей разводили бы как лекарство от истощения …
— Хватит! — выкрикнула Софи. — Павел, принимай решение.
Руководитель выпрямился и сосредоточенно посмотрел на Карфагена.
— Заводи своих в бункер, — сказал он. — Там они получат подкормку.
— Мы должны всё проконтролировать, — охотница выразительно дёрнула бровями, глядя на Павла. — И ты, и я.
— Да, вы идите, идите, — засуетился мужчина, — начинайте, я сейчас подойду.
Софи и Карфаген покинули лабораторию. Павел глубоко вздохнул и достал железный чемоданчик, из которого вынул шприц с инъекцией и ввёл себе в живот. Зажмурившись, он простоял так несколько секунд, затем снова заглянул в микроскоп.
— Ничего, — сказал он сам себе, — всё идёт по-нашему, всё правильно. Остальное — суета.
Выйдя из корпуса, Карфаген пошёл к братьям. Софи вместе с Адамом направилась к Гарри.
— Как договаривались, — тихо сказала охотница. — Эта тварь в подвале?
— Да, — мужчина кивнул. — Вальтер в корпусе «А». Я всё устроил и настроил, а почему руководишь ты? Где Павел?
— Ты же знаешь, чем он занимается, я действую согласованно с ним. Но он уже освободился и скоро будет здесь. — Софи огляделась. — Собирай всех в оцепление.
Карфаген махнул рукой, и воины выстроились шеренгами, за ними встала охрана. Появился Павел, с мрачным выражением лица он подошёл к своим.
— Что с тобой? — спросила его Софи.
— Меня не радуют результаты, — сквозь зубы ответил руководитель. — Но это абсолютно ничего не меняет.
Охотники расположились полукругом, оттесняя шеренги вампиров к бункеру, и ряды красноглазых потянулись один за другим.
Перед самым входом движение прекратилось.
— Какого чёрта? — возмутился Павел, тревожно оглядывая замерших гостей. — Почему стоим?
Из глубины охраны вышел Карфаген и медленно направился к хозяину локации. Охотники разом вскинули арбалеты.
— Они хотят быть там вместе, — сказал альфа, встав перед Павлом.
— Пусть будут, кто им не даёт? Ты пока не нужен, так что дерзайте.
— Ты не понял, — Карфаген провёл ногтем по брови. — Вместе — это все.
— Чего?! — Павел возмущённо подался вперёд.
— Хм, — древний усмехнулся, — снова не понял. Они хотят видеть брата. И он не должен быть мёртв, не советую.
— Да жив ваш засранец, — отмахнулся Павел. — Вот урода-то сделали!
Карфаген покачал головой.
— Ты не исправим, Пауль. Итак, Маркус должен быть с нами.
— Да не вопрос. Сейчас ребята доставят его …
— Ты. Ты доставишь. Иначе они не сдвинутся с места. Это их условие.
— Я понял, — Павел оглядел всех. — Я зайду с корпуса— там я войду в помещение, где он находится, и внесу его в бункер к вам изнутри. Это сообщающиеся подвалы. А Сайрус вам нужен?
— Он на твоё усмотрение, — ответил альфа. — Мы начинаем сбор в бункере.
— Да. Через десять минут вы будете с братом. Но я буду не один.
— Меня это уже не интересует, — спокойно ответил Карфаген. — У меня другие планы. А ты должен выполнить условие.
— Хорошо, — Павел с подозрением окинул взглядом гостей. — Софи!
— Да, — охотница шагнула вперёд.
— Со мной, — скомандовал руководитель. — Адам, ты тоже нужен.
— Нам необходимо подкрепление на момент передачи пленника, — еле слышно произнесла Софи. — Пусть эта группа пойдёт с нами.
Павел кивнул и поспешил в корпус, в котором располагалась пыточная.
Ряды красноглазых воинов потянулись внутрь бункера, за ними следовала шестёрка древних, а следом — охрана. Пара охотников РДВ шли первыми, указывая путь в огромное подземное помещение.
Когда Павел возился с замком на дверях подвала, где находился Маркус, Софи отошла в сторону и включила рацию.
— Гарри, приём.
— Да, Софи.
— Будь наготове. По моему сигналу.
— Понял, ожидаю.
Слабого Маркуса освободили от цепей и попытались поставить на ноги, но древний оседал на пол, не в силах держать своё тело.
— Бесполезно, — Павел махнул рукой и взвалил вампира себе на плечо.
— А этого нам брать? — Софи кивнула в сторону Сайруса.
— Он никому не нужен, пусть сидит. Будет моей игрушкой.
Группа охотников во главе с Павлом подошли к массивным железным дверям. Софи и Адам принялись открывать бесконечные засовы. Когда двери распахнулись, глаза вампиров и охотников встретились. Павел вошёл в помещение бункера и остановился.
— Принимайте, — сказал он, хлопнув по своей ноше.
Ему на встречу вышел Карфаген, он взял на руки Маркуса и оглядел его.
— Прости, брат, — печально сказал древний альфа.
Гарри стоял у пульта управления корпуса «А» и, крепко сжимая перед собой рацию, напряжённо вглядывался в смотровое окно, где простиралась панорама всей базы. По договору все охотники находились в этом же корпусе, ожидая дальнейших приказов.
Карфаген передал Маркуса в руки охраны и вернулся к Павлу.
— Скажи, Пауль, а чем ты будешь кормить моих ребят? — спросил он. — Я нигде не чувствую крови животных, мне кажется, здесь, в этой локации, ты никогда её не использовал.
— Ты прав, — тихо ответил Павел и склонил голову к альфе. — Я не употребляю живой белок. Это могло скомпрометировать меня. Я создал искусственную матку, которая вырастила мне отличных ребят и которая питает меня всё это время. Я не загнулся, как видишь. Твои тоже не пострадают.
Софи оглядела притихших красноглазых и посмотрела на Адама.
— Всё, — тихо сказала она и поднесла рацию к губам: — Сейчас.
— Понял! — ответил Гарри и стукнул по красной горящей кнопке. — Сдохните, твари, — сквозь зубы процедил он.
Помещение бункера заполнилось гудящими звуками, щелчками и стуками. Затем раздался равномерно повторяющийся писк. Красноглазые гости стали переглядываться.
Крейтон Карфаген медленно поднял голову, скользя тяжёлым, холодным взглядом по своему создателю.
— Твой гений победил, — металлическим голосом произнёс он. — Но неожиданно.
Павел растерянно водил глазами и прислушивался к звукам. Щелчок в дверях заставил хозяина локации рвануть к выходу, но оказавшись у грубой обшивки железных дверей, он остановился и напряжённо развернулся. Его глаза пробежались по Софии и Адаму, по бесчисленному количеству воинов и охранников, и, оглядев флегматичную древнюю шестёрку, Павел остановился на Карфагене.
— Что тут происходит? — вкрадчиво спросил он.
— Самое лучшее, что ты создал— это Софи, — сказал альфа.
— Что?! — Павел поднял брови и подбежал к охотнице.
— Кто заблокировал выход?
— Гарри, — спокойно ответила Софи.
— Я не понял?! — начальник базы раскрыл глаза и развёл руки в стороны.
— Это мой приказ, — лицо охотницы было невозмутимым.
— Твой что?! — Павел шагнул на Софи, но крепкая рука Адама резко остановила его.
— Победила дружба, — Карфаген самодовольно улыбнулся.
— Ты что сделала? — прошептал Павел. — Ты заблокировала бункер вместе с нами!
Из толпы вампиров раздался истерический смех, переходящий в стон. Это был Маркус. Он несколько раз хлопнул в ладоши, аплодируя:
— Какой концерт! Спасибо, братья, наслажусь перед смертью!
Павел оглядел всех каким-то безумным взглядом.
— Перед вашей смертью, но не перед моей, — процедил он и сорвал рацию со своего пояса. — Гарри, приём! Ответь, чёрт возьми, Гарри! — В ответ последовала тишина. Начальник базы нахмурился, глядя на Софи, и вытянул руку, раскрыв ладонь. — Рацию, — сухо произнёс он. Охотница послушно протянула аппарат. — Гарри! — снова крикнул Павел.
— Да, шеф! — отозвался охотник.
— Слушай сюда, объясняться будешь потом. Ты сделал неверное действие. Ты у пульта?
— Да.
— Сейчас внимательно слушай.
Пока Павел объяснял Гарри, что нужно делать, Софи грустно улыбнулась, глядя на Адама.
— Спасибо тебе. И прости.
Парень покачал головой и нежно обнял девушку за плечи.
— Это ты прости меня, что позволил тебе узнать всё так поздно. Теперь я могу сказать тебе одну вещь. Ты научила меня ещё одному чувству, которое я никогда не испытывал. Когда я увидел тебя, я понял, что ты составляешь моё целое, и без тебя мне стало всё ненужным. Я не мог жить разорванным пополам. Так я научился самому прекрасному чувству на земле. Я люблю тебя. Поэтому, мне не важно, что сейчас произойдёт. Ты— со мной.
Софи на минуту закрыла глаза и, улыбнувшись, глубоко вздохнула.
— Запрет на отношения между РДА не прописан. Теперь и ты знай, я чувствую к тебе то же самое, и связь с тобой ощутила почти сразу.
— Ты что, идиот?! — раздался крик Павла в рацию. — Такого не может быть!
— Шеф, табло выдаёт, что нет обратного действия! — отвечал Гарри.
— По-твоему, я не знаю систему, которую сам создал?! Разбей чёрный ящик слева, там ключ-код, открой зелёную панель и вставь ключ. Торопись!
— Тут ничего нет, — растерянно сказал Гарри.
— Чего нет?! — закричал Павел. — Где? В каком месте?
— Чёрный ящик пустой.
Адам увидел, как налитые кровью глаза хозяина базы впились в Софи, и осторожно завёл напарницу за свою спину.
— Сколько ещё? — тихо спросил он.
— Точно не знаю, — девушка поморщилась, — вот чёрт!
— Где код? — зарычал Павел.
— Он у меня, — Софи вышла из-за спины Адама и раскрыла ладонь, на которой лежал тот самый ключ-код, маленький металлический предмет, который сейчас играл решающую роль в спасении жизней.
— Я в тебе не сомневался! — улыбнулся Карфаген, глядя на охотницу.
— Чему ты радуешься?! — взревел Павел, обращаясь к альфе. — А ты? — мужчина вытянул руку к Софи. — Что ты затеяла? Вы что, с ума все посходили?! Ничего … Безвыходных ситуаций не бывает. Я выберусь отсюда. Что ты скалишься, урод? — рыкнул Павел на ухмыляющегося Маркуса.
Древний тряс головой и улыбался:
— Наивность или самонадеянность?
— Вот сборище идиотов! — нервно выкрикнул хозяин базы. — Заперли себя в подвале и радуются! У меня есть время, я что-нибудь придумаю. К вашему сведению, безвыходных ситуаций нет.
— Но у тебя нет времени, Пауль, — спокойно сказал Карфаген. — К твоему сожалению и к мировому счастью. Ты прав, безвыходных ситуаций не бывает. И в нашей ситуации есть выход. Но только один.
— Что ты несёшь? — возмутился Павел. — Не тебе меня пугать!
— Да я и не стараюсь, — ответил альфа. — Ты отличился и на этот раз. И, вероятно, снова наказав сам себя.
— Не понимаю твоей чепухи.
— Твоё создание снова сыграло решающую роль в твоей жизни. Только на этот раз более правильную, — Карфаген провёл ногтем по брови и улыбнулся. — Я так боялся, что у Софи не хватит злости на нужный шаг, но она оказалась той самой, на которую я рассчитывал.
— Что? — Павел раскрыл глаза. — Вы что, сговорились?
— Объединились. Благо и я, и Софи дошли умом до правильного решения. Хватит, Пауль. Признай неудачу, будь мужчиной.
— Да пошёл ты! — со злостью произнёс помрачневший хозяин. Он оглядел всех и поднёс рацию к губам. — Гарри!
— Да, шеф!
— Сейчас нажимай комбинацию цифр, которые я буду диктовать. Как увидишь горящую оранжевую панель— сообщи.
Карфаген подошёл к молодой охотнице и подал руку.
— Я восхищён тобой, Софи. Позволь, хоть и поздно, выразить тебе своё признание. Я живу очень давно, и просто устал. А ты свежа и молода, но пошла на этот шаг.
— Ты же знаешь почему я это делаю, — охотница грустно улыбнулась.
— Да. Я горжусь тобой.
— Нет!!! — дикий вопль Павла заставил всех вздрогнуть. Он подбежал к Софи и уставился на неё покрасневшими глазами. — Что ты наделала?! Что ты наделала! Зачем? За что?!
— Так нужно, — тихо ответила охотница.
— Это правда, скажи? — Павел пригнулся, словно ожидая удара. — Ты заминировала бункер?
— Да, это правда. Бункер, пыточная, лаборатории, всё, где могут быть любые биологические и информационные материалы.
Разъярённый мужчина сжал кулаки и потряс ими в воздухе.
— Ты убиваешь меня! Этого не может быть! А мои ребята? Ведь там остались РДВ!
— Не остались, — Софи посмотрела в сторону, — я заранее всех сформировала, и группа с РДВ вся здесь. Ты сам разрешил им пойти с нами. Все охотники, не имеющие экспериментальной крови, находятся в корпусе «А» с Гарри. С ними будет всё в порядке.
— А здесь? Здесь же мы, Софи! Очнись! Что ты делаешь? — Павел схватился за голову, ошарашено глядя на всех.
— Ты прав— здесь мы. Те, которых создал ты. Которых не должно быть. Здесь ты, твоё начало и твоё завершение, твоё первое создание и последнее. Ты ошибся, Пауль Монтери. Твой опыт провалился. И если ты не желаешь этого признавать, это признаю я. Я— твоя примерная ученица, твоё творение, твоя модель РДА, рождённая для борьбы. Для борьбы с такими, как ты, для борьбы и победы. И поскольку во мне течёт кровь альфы— я сделала это. У меня получилось. Я уничтожаю всё, до последней клетки. Включая себя. — Софи развернулась к Адаму и, крепко обняв его, прошептала: — Всё кончено. За Вальтера. За Сашу. За наши несбыточные мечты …
Гарри снова и снова нажимал на кнопки. Трясущиеся руки не слушались.
— О, Господи, что же делать? Что делать? — повторял он.
— Как же это случилось? — заламывал руки, стоящий рядом Дэн. — Я ничего не понимаю …
— Не знаю, не знаю, — Гарри тряс головой. — Софи передавала мне приказы от себя, а не от Павла. Я ведь думал, что выполняю операцию, а оказалось, что пляшу под дудку девчонки.
— Неужели шеф ничего не может изменить? — Дэн с тревогой всматривался вдаль панорамы всей локации.
— Я не знаю! — нервно бросил Гарри, продолжая тыкать в кнопки. — Софи заблокировала зону бункера, после чего автоматически включился отсчёт времени.
— Она что, заминировала всю базу?
— Нет! Только зону бункера и лабораторий. Но что это меняет? Сейчас всё там взлетит на воздух! Они в ловушке, а обратного хода нет. Девчонка взломала систему, возврат действия невозможен, остановить процесс нельзя! Понимаешь? Это всё!
— Она что, сошла с ума?! — Дэн поднял брови. — Она хоть что-нибудь сказала?
—  Нет. Ничего. Она ничего не объяснила. Она …
В этот момент высокая нота автоматического отсчёта замерла, и ошарашенные Гарри и Дэн увидели яркую вспышку над бункером и дальней частью базы.
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз