Роман «Свинцовый закат» (часть 2). Ванина Антонина


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Романы
Метки:
 
29
Стоило полковнику Кристиану появиться на пороге дома Семпронии, как он услышал возмущенное:
— Ну, что ещё?!
— Простите, вы не одна?
— Это всё, что вас интересует?
Дабы не дать женщине шанс захлопнуть дверь прямо перед своим носом, полковник сразу же вложил главный козырь:
— Неподалеку от вашего дома сегодня видели белую. Вы случайно ничего об этом не знаете?
Женщина побледнела и отшатнулась, дав полковнику беспрепятственно войти в дом. Видимо, ни что в этом мире так не пугало Семпронию как белые кровопийцы, в особенности те из них, кто разгуливал по поверхности.
— Она приходила за мной? — дрожащим голосом поспешила спросить женщина.
— При чем тут вы? — Полковник вошел в уже знакомую ему гостиную как к себе домой и по-хозяйски уселся в кресло. — Она говорила с Томасом Вильерсом.
— Тем мальчиком? — пребывая в крайней степени задумчивости, спросила Семпрония, входя в комнату следом.
— Да, пару часов назад, на Кинг-стрит. Этот дурак так бы и не понял, кто она такая, пока не увидел белую руку. Но ему простительно, кроме нас с вами он вечноживущих не встречал.
— Что она с ним сделала? — не скрывая тревоги, спросила женщина.
— По счастью, ничего. Она называет себя Меритсегер. Знаете такую? У неё ещё есть ручная кобра, которая прокусывает людям кожу, чтобы хозяйка напилась их крови. Не очень-то понятно, что ей вообще было нужно от Вильерса. Но она определенно что-то знает о вашей соседке миссис Эмери, она же мисс Фарр.
Семпрония одарила полковника подозрительным взглядом.
— У вас мания? Что вам сделала Флоренс, что вы не можете оставить её в покое?
— Лучше спросите, что делает она. Вам когда-нибудь приходилось видеть инкуба живьем?
— Вы шутите? — опешила Семпрония.
— А Вильерс видел, и ему было совсем не смешно. Так вам известно что-нибудь об инкубате?
— Средневековье, какое-то, — недовольно букнула она. — Вы только для этого сюда явились? Или есть более веские причины?
— По Брук-Грин гуляет белая в черном одеянии и заговаривает с прохожими — чем не причина? Войдите в мое положение, Семпрония. Я как служащий Общества ответственен за безопасность горожан.
— А я-то тут при чем?
— Горячие головы в нашем Обществе уже успели высказать подозрение, что ваше появление в городе и возросшая дерзость белых не случайное совпадение.
Семпрония уже было задохнулась от негодования, но полковник продолжил:
— Я еле успел отговорить коллегу от дальнейшего развития абсурдных теорий. Но он так рвался в бой...
Женщина холодно вопросила:
— Чего вы опять хотите, шантажист?
Полковник и вправду начал входить во вкус. Всё-таки, это очень удобно — просто намекнуть о грозящих неудобствах, пусть даже и не существующих, и тут же получить в ответ желаемое. Но...
— Как жаль, что вы считаете меня чудовищем.
— Все это время вы были непростительно дерзки со мной, — обиженно бросила женщина.
— Простите меня, прекрасная Семпрония, я ни в коей мере не желал вас обидеть. Однако и мне приходится сносить бурю вашего ответного гнева.
— Я южанка и потому могу быть эмоциональна. А вы — дакийский варвар с Востока и этим, все сказано.
— Так меня ещё никто не называл, — рассмеялся полковник. — Только от гордой римлянки, пожалуй, стерплю столь категоричную характеристику. Однако если пользоваться вашей античной терминологией, я скорее гунн, чем дак.
— Однако прислуживали последним.
— Нес почетную службу в рядах защитников христианства от натиска мусульман, — поправил её полковник.
— Говорят, — лукаво сощурилась Семпрония, — вы предательски убили дакийского правителя, которого должны были верно охранять.
— Говорят, — бесстрастно повторил полковник, ясно давая понять, что не собирается развивать тему, а тем более подтверждать или опровергать давние слухи.
— Вот и обо мне постоянно говорят несусветную чушь, — помрачнела Семпрония, — выставляют чуть ли не старухой.
— Помилуйте, в нашем положении не может быть стариков, только мудрые и многое повидавшие старейшины.
— Но мне не две тысячи лет, чтобы постоянно попрекать меня древностью.
— Простите, я как и многие считал, что вы уроженка Древнего Рима и...
— Да, — спешно перебила Семпрония, — я знала Цицерона. С Горацием мы проводили долгие часы в беседах. Я вдохновляла Вергилия на сложение "Энеиды". Все эти вещие сны, оракулы, чудеса, предзнаменования так увлекли его воображение… — мечтательно улыбнувшись, Семпрония снова погрустнела. — Без меня Овидий никогда бы не написал свою "Науку любви". Он посвящал мне элегии, где называл Коринной... Слишком давно всё это было. — И голос её дрогнул. — Люди не верят в существование вечноживущих, зато охотно верят, что когда-то давно существовал Древний Рим. Просто смешно... Я знавала таких людей!.. И что теперь? Если кого это и интересует, то только затем, чтобы узнать, не пила ли я их крови, не убавила ли я тем великим мужам их дней?
— Поверьте, меня эти подробности вовсе не заботят.
— А что же вам нужно?
— Ничего особенного. Просто хочу, чтобы вы как женщина просветили меня, ничего не смыслящего мужчину на счет инкубата.
Семпрония сомкнула пальцы в замок и, обхватив ладонями колено, надменно вопросила:
— С чего вы решили, что я могу что-то об этом знать?
— Я полагаюсь на ваш немалый жизненный опыт. Даже та Меритсегер что-то знает.
— Вот с ней и говорите. Или вам её слов мало?
— Что же, вы не знаете белых? У них каждая фраза как ребус. Я уверен, вы можете объяснить доходчивее. Вам же приходилось общаться с миссис Эмери...
— Исключительно по вашей прихоти, — твердым тоном оборвала его Семпрония.
— Что же, она настолько неприятная особа?
— Почему бы вам не задать этот же вопрос вашему протеже?
— Потому что я прекрасно знаю, что он ответит.
На лице Семпронии заиграла довольная улыбка.
— Вы знаете, какие слухи ходят о Флоренс?
— Просветите.
— За минувший год она успела сменить с десяток любовников. Правда, так говорит один брошенный ею воздыхатель, а большинство отвергнутых мужчин такие злословные... Но, мне кажется, он не врет.
— Так Эмери содержанка?
— Вовсе нет. Одевается она более чем скромно, роскоши в её квартире я тоже не заметила, если не считать тех египетских инструментов, вернее, их имитации. Я слышала, она живет на пособие своего покойного отца, а он был известным медиком. Так что, любовников она меняет не ради денег.
— А для чего? По позыву сердца?
— Вам известно, кто такая la femme fatale?
— Та, стало быть, Флоренс Эмери и есть роковая женщина?
— А вы сомневаетесь? Роковая женщина одним мимолётным жестом заставляет мужчин падать к своим ногам, чтобы потом съесть их с потрохами.
Полковник не смог сдержать улыбки.
— Так вот значит, в чём ваш секрет.
— Ну что вы, — махнула рукой Семпрония, — я добрая и отзывчивая, если меня не обижать. А настоящая роковая женщина не знает жалости. Она выпьет все жизненные соки из своего преданного любовника, чтобы потом откинуть его иссохшую тушку и найти нового воздыхателя.
Полковник не мог не оценить столь циничную фразу, тем более что Вильерс в последнее время и вправду выглядел как сонный доходяга, а после сегодняшнего инцидента и того хуже.
— Про жизненные соки это фигуральное выражение или?..
— Я не имею в виду кровь, если вы об этом. Смертные забирают жизненную энергию друг у друга без пития телесных жидкостей.
— Серьезно? — недоверчиво спросил полковник.
— Почему нет? Нечто подобное я слышала от одного своего любовника. Правда, после того, что он рассказал, я поспешила с ним расстаться, на всякий случай. — При этом Семпрония кокетливо изогнула бровь и с придыханием поведала, — Когда он вернулся из миссии в Китае, то поведал мне о том, как тамошние старики продлевают свои годы.
— Что-то вроде поисков вечной молодости?
— Вряд ли после проделанного они молодели, но, как говорят, ощутимо умножали свои годы.
— Надеюсь, кровь здесь ни при чем?
— Совсем нет. Чтобы продлить свою жизнь, даосские старцы соединялись со множеством девственниц. Они считали, что женщина есть источник жизненной энергии, и энергию эту можно у неё забрать. И это не суеверие, а четко прописанная практика. Достаточно довести любовницу до пика наслаждения, и тогда её тело исторгнет вожделенную энергию жизненных сил. При этом старец не должен испустить семени, чтобы не растратить своей энергии. Если оба эти условия соблюдены, то начинается некое "большое втягивание", как они это называют, когда энергия женщины перетекает в тело мужчины, там, где их тела соединяются.
— Что за чушь...
— Это не чушь, это мужской вампиризм. Но есть у него и другая сторона, когда женщина может сделать то же самое с мужчиной.
Видимо, на лице полковника отразилось неподдельное удивление, потому как Семпрония заливисто рассмеялась:
— Да не смотрите на меня такими испуганными глазами. О, Боже, мужчины просто смешны, когда считают, что обладают чем-то исключительным. Спешу вас разочаровать, — при этом она коварно улыбнулась, — согласно даосской традиции, мы, женщины, умеем впитывать мужскую энергию куда лучше. Сама природа позволила нам делать это намного искуснее. Достаточно запретить себе испытать наслаждение, но сделать всё, чтобы довести мужчину до пика, и, — Семпрония торжественно хлопнула в ладоши, — тогда женщина станет вампиром. У китайцев-даосов есть легенда о бессмертной богине — Царице Западного Рая. У неё было множество любовников, и все молодые сильные мужчины. Но она часто меняла их, потому что прежние истощались, а новые ещё были полны жизненной энергией, которую она и всасывала из них своим лоном во время соития. Так любовники её болели и чахли, а Царица всегда оставалась молодой.
Полковнику подумалось, что и Флоренс Эмери слишком хороша для своих тридцати пяти лет, а Томас Вильерс слишком плох в свои двадцать три. И с этим нужно было что-то делать, и не только с этим.
— Том сказал, что сегодня ночью своими глазами видел, как с Эмери совокуплялось что-то невидимое, холодное и злое.
— Матерь Божья!.. — тихо воскликнула Семпрония, в отвращении поморщив лоб.
— Как думаете, что это может быть?
— Вы сами назвали это инкубом.
— Единственное что пришло мне в голову.
— Бедный мальчик, — покачала головой женщина, и её сочувствие казалось вполне искренним, — столкнуться с таким... Как он себя чувствует?
— Учитывая, что в следующие полчаса он столкнулся с белой Меритсегер, то сейчас он, мягко говоря, далек от душевного равновесия.
— Ужасно. Если Флоренс забирает его энергию, то наверняка только для того, чтобы отдать тому жуткому инкубу.
— Думаете?
— Я мало что понимаю в демонологии… — И тут лицо Семпронии изменило выражение с глубоко задумчивого на радостно-озаренное. — Но я знаю, кто вам сможет помочь!
— Правда? — недоверчиво переспросил полковник.
— Вам просто необходимо поговорить с Инквизитором. Он лучше нас с вами разбирается в таких вопросах. Все-таки, всю свою жизнь он служит на благо Церкви.
Инквизитором вечноживущие называли бывшего цистерцианского монаха Матео Мурсиа, который больше шести веков назад каким-то непостижимым образом умудрился привлечь к себе внимание кровопийц и пополнить их ряды. Но известность в узких кругах посвященных он приобрел после службы в рядах Святой Инквизиции.
— И где его можно сейчас найти?
— Откуда же мне знать? Вы, право, странный человек.
— Тогда, какой мне прок от вашего совета, если никто из нас не знает, где сейчас Матео Мурсиа?
— Зато я знаю, где искать Мануэлу, — произнесла Семпрония, явно гордясь своей осведомленностью.
— Какую Мануэлу?
— Боже, граф, — страдальчески простонала она, воздев глаза к потолку, — и за какие заслуги вы получили место в вашем Обществе? Разве не вы должны знать всех вечноживущих по именам и в лицо, чтобы по первому требованию рассказывать о них своему рыцарю?
— Вы превратно понимаете круг моих обязанностей.
— И, тем не менее, Мануэлу вы не знаете. А она сейчас на юге Франции, в монастыре.
Теперь-то полковник начал припоминать, что есть среди вечноживущих одна набожная женщина, которая даже после обретения жизни вечной всё равно продолжала молиться о спасении своей души. И длится это покаяние лет шестьсот, с краткими перерывами для перевода из одного монастыря, где завистливые сестры успели заметить её вечную молодость, в другой, где о ней ещё не слышали. Поговаривали, что Мануэла стала столь набожна только после перерождения, которое сильно её напугало, ведь после него она не могла больше соблюдать пост, ибо вообще перестала вкушать человеческую пищу, не могла и причащаться Телом Христовым, ибо для неё оно стало не столько символом, сколько облаткой из теста. Единственное, что она получила с вечной жизнью на благо своей веры, так это возможность молиться и день и ночь, без перерыва на сон.
Полковник встречался с ней однажды, на пассажирском корабле, шедшем из Лиссабона в Лиму. Тяжелое выдалось тогда путешествие, и даритель крови для Мануэлы его не пережил.
— Монашка Манола, ну конечно. Теперь я понял, о ком вы говорите. И какая связь между ней и Матео Мурсиа?
— Фамилия, — коротко ответила Семпрония, но полковник снова её не понял. — У них одна фамилия на двоих. Они брат и сестра, близнецы.
Полковник даже не подозревал, что у Инквизитора может быть сестра, да ещё и близнец. Хотя, припомнив лица обоих, он вынужден был признать, что определенное внешнее сходство между ними имелось.
— Семейка кровопийц? Как мило.
— Ничего милого. На самом деле это очень грустная история, — вздохнула Семпрония. — Мануэла ведь лет пятнадцать провела в монастыре, добровольно, по зову души. И вот, явился ей в келью как-то ночью белокожий ангел, — и женщина с чувством добавила, — бескрылый подлец. Наплел бедняжке о небесных иерархиях, райском блаженстве и прочей ерунде. Сказал, хочешь, заберу тебя в мир вечной жизни, где хоть греши, хоть кайся, а в ад не попадешь. И она, наивная дурочка, согласилась, все-таки не абы кто, а сам ангел в белых одеждах предложил такое. А потом он соблазнил бедную девочку и бросил в подземелье на перевоспитание другим таким же белым мерзавцам.
— Какую ещё девочку? Маноле на вид лет тридцать.
— Так ведь все лучшие годы она провела в монастыре. Что она там видела, что узнала о настоящей жизни? Совсем неискушенное и наивное дитя. За что и поплатилась. И как подло её обратили! Ладно бы тот белый влюбился в неё без памяти и пожелал бы жить с ней вечно... или хотя бы лет пятьдесят. Нет, весь тот спектакль белые разыграли только из-за того, что им нужен был Матео, а Мануэла его близнец. А близнецов нельзя разлучать.
— Это почему ещё? — удивился полковник, ибо впервые услышав о таком кровопийском суеверие.
— Близнецы — это ведь как половинки одной души, разделенные между двумя людьми. Если один будет жить вечно, а второй умрет, то и первый будет живой лишь наполовину. Какая радость от такого вечно половинчатого существования? Белые посчитали, что без Мануэлы от Матео альбигойцам не будет никакой пользы.
— А при чем тут альбигойцы?
— Не знаю. То ли среди альбигойцев были вечноживущие, то ли белые боялись, что их примут за альбигойцев. "Альби" ведь значит "белый". В общем, им нужен был свой человек в епархии, который замолвил бы словечко и образумил крестоносцев, чтобы альбигойцев никто не трогал. А ведь монах Мурсиа в то время прекрасно знал грамоту и Священное Писание, разбирался в сложных богословских вопросах, двумя словами, был ученым человеком. Вот это и было самым важным для белых. А Мануэла пострадала только потому, что она его близнец.
— Так вы дружны с ней?
— Не то, чтобы очень... — начала было Семпрония.
— Бросьте, вы же сами сказали, что знаете, где она живет. Полагаю, с неблизкой подругой такими подробностями не делятся, — заметил полковник, хотя с трудом представлял, что может быть общего у монахини и гетеры.
— Она сказала мне просто между делом, — пришлось признать Семпронии, — на всякий случай. Знаете, они ведь с братом попеременно служат Богу. Пока он монах-священник, то она мирянка, а когда она в монастыре, то он в миру. Стало быть, сейчас Мурсиа может быть где угодно, а вот Мануэла в монастыре на юге Франции. Я бы никогда не стала раскрывать её тайны, но сейчас это просто необходимо. Мне просто жаль вашего бедного мальчика. Никогда бы не подумала, что Флоренс занимается сатанинскими мерзостями. В иные времена за них отправляли прямиком на костер.
Полковнику было отрадно слышать слова Семпронии и понимать, что не он один такой ретроград и скучает по былым порядкам. А женщина продолжала напутствовать:
— Найдете Мануэлу, обязательно расскажите ей о Томасе, тогда она точно не станет скрывать местопребывание брата. А он сможет вам помочь.
— Пожалуй, я так и поступлю, — кивнул полковник, — если соберусь ехать во Францию.
 
30
— Полковник, к вам опять посетитель, — с нескрываемым недовольством в голосе объявила миссис Рэдфорд, постучав в дверь комнаты.
— Кто?
— Молодой человек, но очень возбужденный.
Полковник уже был готов вновь увидеть ошеломленного Вильерса, после встречи с чем-нибудь неожиданным, даже несмотря на то, что сейчас день. Но через пару минут в коморку вбежал Хьюит Стэнли и, задыхаясь, начал спешно что-то объяснять.
— Вы... не поверите... да я сам... не поверил...
— Успокойся, присядь.
Стэнли послушно опустился на потрепанный стул, спинка которого жалобно скрипнула.
— В общем, — начал Хьюит, немного придя в себя, — сегодня я был в штаб-квартире Общества и встретил там профессора Книпхофа. Я очень удивился, почему он один, без мисс Бильрот или мистера Метца, и вместе с этим отметил, что профессор сегодня как-то излишне суетлив, будто чего-то ждет, или куда-то спешит. Я подумал, куда ему, старику, спешить, тем более одному? И вдруг сэр Джеймс мне говорит, что герр Книпхоф нас покидает, и неплохо бы мне его проводить. Мы спустились с профессором на улицу, и старик мне сказал, мол, спасибо, молодой человек, я желаю сегодня прогуляться по этому замечательному городу и в вашей компании не нуждаюсь. В общем, явно наплел мне какую-то ерунду. Я, конечно, его отпустил, пусть идет куда хочет, а потом подумал: случись с ним что, плохо станет с сердцем или заплутает в переулках, где его оберет шайка грабителей, сэр Джеймс с меня шкуру спустит. Вот я и пошел за профессором следом. Хорошо, на улице было ещё не многолюдно, из виду я его не упустил, хоть и шел в футах ста от Книпхофа. Так мы прошли минут десять, а старик все петлял какими-то проулками-закоулками, как будто чувствовал, что я за ним слежу. И вот, мы вышли к площади, и он подозвал извозчика. Я глазам своим не поверил, когда Книпхоф, с его-то ростом, вскочил, да нет, взлетел на ступеньку и прыгнул в кэб, да ещё попутно успел оттолкнуть тростью какого-то джентльмена, который тоже спешил и хотел ехать. В общем, старичок не так плох для его возраста, как кажется. И, кстати, совсем он не хромает, когда идет один. Обычный симулянт, привлекает внимание внуков.
— Это понятно, — кивнул полковник, — дальше что? Ты смог за ним поехать?
— Конечно! Благо, следующий кэб подъехал через минуту. Оказалось, мы направлялись в Сассекс. Я уже весь извелся, думал, никогда не остановимся. Но вдруг кэб профессора завернул в Западный Хотли и подъехал к станции. Я вышел и стал наблюдать. Книпхоф опять начал петлять по дорогам, как нарочно, но не долго, минут пять.
— В общем, — в нетерпении прервал его полковник, — куда он пришел?
— К одному домишке, адрес я записал, — и Хьюит протянул полковнику клочок бумаги с коряво намаранными буквами. — Там, возле входа его встретил, представляете, такой же древний старик, как и он сам. Они обнялись как родные братья, и прошли в дом. Всё, — выдохнул Стэнли, закончив свой рассказ.
— И что? Кто был тот старик?
— Я узнал, — заявил молодой человек, поправив очки. — Я подошел к дому и оглянулся в поисках прохожих. Мимо шла молочница. Я показал на дом и спросил, не здесь ли живет мистер Донахью, адвокат. Она отвечает, нет, никогда не слышала о таком. Я опять говорю, не может быть, чтобы она не знала мистера Донахью, он должен быть где-то здесь. Она опять говорит, нет, вы ошиблись, здесь живет мистер Эйтон с супругой.
— Эйтон. — повторил полковник, силясь вспомнить, почему это имя кажется ему знакомым.
— Преподобный Вильям Эйтон, "Тот кто поднялся силою добродетели, редко падает".
— Орден Золотой Зари? — не веря своим ушам, вопросил полковник.
Хьюит кивнул, растянув губы в довольной в улыбке, а половник невольно задумался, могло ли случиться такое совпадение, что именно сейчас, когда Общество вызнаёт об Ордене и его адептах, по зову Рассела в Лондон приезжает немецкий профессор, который оказывается приятелем одного из оккультистов?
Прояснить ситуацию можно было, только поговорив с Книпхофом напрямую, что полковник и сделал на следующий же день. По договоренности с сэром Джеймсом, профессор был приглашен в дом Грэев на ужин. Полковник по своему обыкновению прибыл несколько позже и застал Книпхофа в прекраснейшем расположении духа, пока Ида играла для него на фортепьяно сонаты Шуберта.
— До чего же она музыкальна, — как бы невзначай начал нахваливать внучку Книпхоф, — это у неё от матери. У Марты было потрясающее чувство ритма.
— Марта была вашей дочерью или невесткой? — на всякий случай спросил полковник, ибо разнообразие фамилий внуков и их степень родства с профессором уже давно его интересовали.
— Нет, Марта была дочерью моей покойницы жены от её первого мужа.
— Так что же, выходит, Ида вам не родная внучка?
— Почему это не родная? — возмутился профессор, — с десяти лет, как померла её мать, она на моём воспитании.
— Так Ида сирота?
— Да нет же, жив её отец. Но что он может ей дать? Носитель такой славной фамилии, а совсем не интересуется медициной. Признаю, я крупно ошибся, выдав Марту за Бильрота. Но вот из их дочери получилась славная продолжательница нашей медицинской династии, стало быть, все было не впустую.
Подивившись такому взгляду на семейные ценности, полковник спросил:
— А герр Метц вам кровный внук?
— Пауль — сын Сабины, — начал рассуждать вслух старик, — а Сабина была младше Марты на три года, значит...
Профессор немного помедлил с ответом, а у полковника уже сложилось мнение, что Книпхоф если и помнил своих детей по именам, то запамятовал, кого из них зачал самолично.
— ... Да, Сабина моя средняя дочь, и Пауль мой кровный внук.
— И сколько у вас всего отпрысков?
— У моей жены, когда я взял её вдовой, было двое детей. Вместе мы родили ещё троих. А внуков — десять.
— Родных?
— Всех. Но только Пауль и Ида посвятили себя медицине. А ведь почти все мои предки были врачами, а сам я наследник великой династии без единой фамилии, но с общим устремлением. Эти устремления я и оставлю своим верным внукам, им передам свой профессиональный опыт. И не важно, какие фамилии они носят, главное — они Книпхофы по духу.
Полковнику оставалось только дивиться насколько у них с профессором разные взгляды на наследство. Если он, дворянин, в своё время передал все свои земли и титул, как и положено, старшему из сыновей, то простолюдин Книпхоф видел свое главное богатство в знаниях, которые он передаст, пусть даже и не родным, но достойным этого людям. Хотя, полковнику казалось удивительным, что при этом профессор режет мертвецов, а Метц — живых людей. Странная у них получалась династия.
— А как же их семьи? — невольно произнёс полковник.
— Что вы имеете в виду, — поинтересовался профессор.
— Ну как же, ни герр Метц, ни фройляйн Бильрот в свои далеко не юные годы так и не вступили в брак.
— Что поделать — отмахнулся старик, — они оба слишком увлечены профессией, чтоб задумываться о своём будущем.
— А что же вы? Разве вас, отца троих детей, не беспокоит, что ваши внуки так и останутся бездетными из-за одного только вашего стремления вырастить из них достойных продолжателей своего дела? Кому они будут и дальше передавать ваши знания и опыт?
— Ученикам, — тут же нашелся с ответом Книпхоф. — А почему бы и нет? Такое продолжение моего дела через поколения меня тоже устроит. Главное, чтоб Ида и Пауль нашли учеников достойных моего учения.
Полковник слушал старика и дивился, до чего же тот эгоистичен. Видимо его вполне устраивало, что бессемейные внука тратят свои годы не только на медицину, но и на внимание и уход за дедом. Вот только когда Ида и Метц состарятся, некому будет подать и даже стакан воды, но их деда это нисколько не волнует — лишь бы внуки сами подали его Книпхофу.
— Вы боитесь отпустить их от себя? — дерзнул спросить полковник, но профессор лишь пожал плечами и спокойно ответил:
— Если найдется человек, что захочет взять Иду в жены, что ж я, буду против? И если Паулю встретится женщина, которая не откажет ему… Хотя, откуда ей такой взяться? Он ведь совсем ничего не понимает в женщинах, и, по-моему, даже боится их, потому до сих пор и холост. А у вас интересный австро-венгерский акцент, — неожиданно заметил Книпхоф.
— Спасибо, мне уже говорили, — и полковник невольно посмотрел в сторону Иды.
А она продолжала играть. Нежные пухлые пальчики скользили по клавишам с завидной легкостью. Расправленные плечи и изящная осанка придавали её фигуре волнующий силуэт. Ида поймала на себе его взгляд и наградила мужчину милой, совсем некокетливой улыбкой. Удивительная девушка.
 Полковник нехотя вернуться к главной цели своего визита и произнёс:
— У меня из головы всё не выходят ваши рассуждения о поисках бессмертия.
— Да-да, — оживился старик.
— А что вы скажете об алхимиках? Их эликсир жизни, полученный из философского камня, кажется, должен даровать помимо золота и бессмертие.
— Вы просто не понимаете истинное значение слова "золото", — возразил Книпхоф. — Великое делание алхимиков, это вовсе не вульгарный поиск способа трансмутации неблагородных металлов в золото. Это всего лишь иносказание. Есть мнение, что со времен Парацельса алхимия начала вырождаться и приняла сугубо материальное воплощение. На самом деле, алхимические трактаты нужно уметь правильно читать, как говорится, между строк. Ведь это сборники символов, аллегорий и загадок, для их понимания нужно качественно иное мышление. Вот если в трактате говорится о поте, чей порошок принимает красный цвет, то стоит понимать, что под словом "пот" автор скрывает слово "кровь". Если же речь идет о крови, взятой у мертвеца, знайте, автор имел в виду вполне живого человека, но не мог писать о, по сути, вампиризме, прямо.
— В жизни бы не подумал, что алхимиков интересовала кровь, — признался полковник.
— О, их много что интересовало и интересует.
— Так что же, алхимики существуют и в наши дни? Я думал, наука поставила крест на их изысканиях.
— А вот и нет. И даже наоборот. Ведь арабское слово "аль кемия" означает "египетская наука", а все египетское нынче в моде. Один знакомый мне химик из Вены всерьез увлекается алхимией, и считает, будто современные достижения химической науки ему в этом помогут. Он когда-нибудь доэксперементируется в своей лаборатории! Потому что место таких алхимиков, как и писал Данте, в восьмом круге, десятом рве.
— Там, где фальшивомонетчики? — припомнил полковник.
— Они самые. Из сплава меди и серебра можно сделать нечто внешне похожее на золото. Но это не алхимия, а шарлатанство. Золото здесь вообще не при чем.
— А что же, если не оно?
— Я же говорил о символах и аллегориях. За серебром скрывается Луна, за свинцом — Сатурн, оловом — Юпитер...
— А золотом?
— Солнце, разумеется. А далее следует понять, что символизирует каждая и планет. Из всех известных планет в пору первых алхимиков, Сатурн был самой далекой от Солнца, самой холодной, самой безжизненной и тленной. Вот почему с Сатурном отождествляли физическое тело, которое рано или поздно умрет и разложится. Солнце же вечно и непостижимо как Бог. Да оно и есть божество во многих культах. Солнце дает жизнь, Сатурн же — забирает. Стремление от тлена к вечности — вот что на самом деле означает превращение свинца в золото. Великое делание ставит своей целью обретение вечной жизни.
— И вы знаете рецепт?
— Если бы знал, то уже обрел бы бессмертие. Разве похоже, что это так?
— Вы очень хорошо выглядите для своего возраста.
Профессор лишь кинул подозрительный взгляд на полковника и произнёс:
— Человеческое тело и есть алхимический сосуд, в котором и происходит трансмутация. Мой внук Пауль всерьез считает, что нужно что-то отрезать, а что-то пришить, и тогда человек продлит свои годы. Я же считаю, что для обретения бессмертия нужно сначала умереть, а потом возродиться к новой вечной жизни.
— То есть, переродиться? — уточнил полковник, назвав термин, каким привыкли в таком случае пользоваться вечноживущие.
— Вот-вот. Хорошее слово.
— И как же собирается переродиться ваш знакомый химик из Вены, если не понимает, что золото должно быть нематериальным?
— Не беспокойтесь за него, — отмахнулся старик, — он поддерживает связь с несколькими мистическими братствами и йогами. Уж они-то знают множество способов пересечь границу обыденного.
— И многим ли братствам доступны сокрытые знания?
— Каждое претендует на свою истину.
— Например, — невозмутимо произнёс полковник, — Орден Золотой Зари? — И, видя реакцию старика, добавил, — Кстати, удачное применение слова "золотая".
— Что вам известно об этом братстве? — заговорщическим шепотом спросил Книпхоф, подавшись вперед.
— В этом городе немногие что-то да слышали о Золотой Заре. Другое дело, ещё меньше тех, кто видел воочию. Я так понимаю, вы достаточно осведомлены об Ордене.
— Молодой человек, — голос Книпхофа стал более напряженным, — если бы я сказал вам, что область вашего нынешнего интереса слишком опасна для посторонних и не стоит в неё влезать, вы бы меня послушали?
— Пожалуй, нет, — столь же серьезно ответил полковник.
Губы старика растянулись в широкой ехидной улыбке:
— И правильно! Все эти предостережения и советы полная чушь, если вас неудержимо тянет к познанию истины. А как её познать, если не на собственной шкуре?
— Рад, что вы меня понимаете.
— И ничего подобного, — запротестовал профессор Книпхоф, — я вас решительно не понимаю. Но вы взрослый человек и способны отвечать за свои поступки. Если вам так нужно узнать об Ордене Золотой Зари, о черномагических ритуалах, жертвоприношениях, разнузданных оргиях...
— Так все это имеет место быть? — изумился полковник.
— Откуда мне знать? — с неподдельной серьезностью возразил Книпхоф. — Это же вы хотите окунуться в их оккультный мир, а не я. Вот окунётесь и узнаете, что там может быть, а чего нет.
— И вы поможете мне? — с надеждой вопросил полковник, — окунуться?
Старик с загадочным видом нахмурился. Пытливые глазки поблескивали сквозь линзы очков, предавая анатому немного инфернальный вид. Трудно было понять, какое решение он мог принять, и потому полковник, как бы невзначай спросил:
— Тогда, может, ваш приятель мистер Эйтон поможет мне?
Борода Книпхофа хищно растопырилась, как шерсть на хребте взбешённой кошки, а на лице профессора читался немой вопрос: "Откуда он узнал?".
— Значит, этот паршивец Стэнли меня выследил?
— Не сердитесь на него, — успокаивал старика полковник Кристиан, — к тому же, Стэнли работает под моим началом. Можете считать, что ваше разоблачение полностью на моей совести. Так вы познакомите меня с мистером Эйтоном?
 
31
В Западный Хотли профессор Книпхоф и полковник Кристиан отправились на следующий же день. По дороге профессор немного поведал о своем друге:
— Вильям большой знаток средневековой алхимии, в совершенстве знает латынь. Но очень уж мнительный. Раньше, пока он был викарием в Чекомбе, то боялся, как бы обо всём не узнал епископ.
— Что узнал?
— Да то, что Вильям якшается с оккультистами. И занимается опытами в своем подвале.
— Алхимическими?
— Ну а какими же ещё? Представьте себе, Вильям опасается, что за его деятельностью наблюдают иезуиты.
— Откуда же им взяться в Англии? Такие страхи больше актуальны для Франции.
— Вот и я о том же. Он чересчур осторожен. Я бы даже сказал — патологически.
— Так может мне не стоит беспокоить вашего приятеля своим присутствием? Подозреваю, оно его не обрадует.
— Не волнуйтесь, я предупредил его в телеграмме, что мы едем.
Наконец профессор с полковником добрались до жилища бывшего викария. Через минуту на стук к двери пошаркал высокий худой старик. Увидев на пороге старого приятеля, Эйтон приветливо улыбнулся, а после взгляд его скользнул по полковнику, медленно снизу вверх, и тут старик пораженно ахнул и поспешил захлопнуть дверь перед самым носом визитеров.
— Кажется, — заключил полковник, обращаясь к Книпхофу, — мистер Эйтон не очень-то мне рад.
— Ничего, сейчас обрадуется, — пообещал профессор Книпхоф и со всей мочи затарабанил набалдашником своей трости по двери, да так, что дерево жалобно заскрипело. — Открывай, старый дурень! — крикнул он в дверную щель.
— Может не стоит? — попытался утихомирить разбушевавшегося профессора полковник. — Вы только привлечёте внимание соседей.
— Вот и хорошо! Пусть все вокруг узнают, какой неблагодарный чурбан живет с ними рядом!
— Прошу тебя, не шуми, — послышался жалобный старческий голос из-за двери, — Юлиус, ты же знаешь — кругом папистские враги
Книпхоф тут же обратился к полковнику Кристиану:
— Полковник, вы папист? — и, не дожидаясь ответа от растерявшегося мужчины, тут же продолжил пререкаться с Эйтоном, — Вот видишь, он не папист. Хватит валять дурака, Вильям. Открывай, полковник Кристиан хочет тебя кое о чём спросить.
В этот момент к дому подошла пожилая леди с покупками в руках и поинтересовалась:
— Что случилось?
— О, Энн, — обрадовался её появлению Книпхоф, — похоже, у твоего мужа помутился разум. Он перестал узнавать своего старинного друга и не желает пускать меня на порог.
— Ничего подобного, Юлиус, — проворчал Эйтон из-за двери. — Ты прекрасно знаешь, почему я тебе не открою.
— Вильям, что случилось? — спросила миссис Эйтон, подойдя к двери. — Кого ты боишься, это же Юлиус Книпхоф.
— Вот именно. Он хочет, чтобы я пошел на клятвопреступление.
— Что за глупости, он же не собрался тебя пытать. Не хочешь о чём-то говорить — не говори.
В ответ старик проворчал что-то неразборчивое, а миссис Эйтон с улыбкой обратилась к профессору и полковнику.
— Не волнуйтесь, джентльмены, сегодня я приглашаю вас быть гостями в моем доме.
Когда она открыла дверь, в коридоре уже никого не было.
— Вильям в гостиной, — сказала в полголоса миссис Эйтон, — проходите, а я принесу вам чай.
Действительно, Вильям Эйтон, насупившись, сидел в кресле и даже не подумал взглянуть в сторону гостей.
Сравнивая двух стариков, полковник не смог не отметить, как контрастно они смотрятся. Если профессор был полноват и невелик ростом, то Эйтон был выше его на полголовы и чрезвычайно худ. А Книпхоф хоть и был старше своего товарища на восемь лет, но обладал куда большей подвижностью и здоровьем.
Подскочив к дивану, он тут же принялся допекать своего друга.
— Знаешь, Вильям, я долгое время спокойно относился к твоим алхимическим экспериментам...
— Потому что сам ими когда-то баловался, — перебил его Эйтон.
— Не важно, — твердо оборвал его профессор. — Но когда ты стал заниматься магией в компании тридцатилетних театралов и брокеров, вызывать заклинаниями ангелов и охотиться на чужих лярв, мне вдруг захотелось задать тебе один вопрос: Вильям, а не спятил ли ты на старости лет?
Эйтон глубоко вдохнул, готовясь страстно возразить, но Книпхоф не дал ему вставить и слова.
— И не надо оправдываться, что ты белый маг и даже руки не подал ни одному сатанисту. Лучше расскажи полковнику Кристиану, что за субъекты слоняются в твоем Ордене. Это же настоящий балаган!
Эйтон оценивающе оглядел полковника, но так ничего и не сказал.
— Простите, мистер Эйтон, — начал полковник Кристиан, — что мое присутствие доставляет вам столько неудобств. Я бы не стал вас беспокоить, не предложи герр Книпхоф представить меня старейшему и сведущему в сокрытых искусствах адепту Англии.
От такой лести морщины на лице Эйтона заметно разгладились, но старик не спешил выказывать своё расположение нежеланному гостю.
— С недавних пор, — продолжал полковник, — я немало наслышан об Ордене Золотой Зари, но мало что знаю о нём.
— Тогда почему бы вам не подать прошение о вступлении в Орден? — предложил Эйтон. — Там бы вы удовлетворили свое любопытство в полной мере.
— Боюсь, я не стану настолько хорошим магом, чтобы сдать экзамен в Орден Рубиновой Розы и Золотого Креста.
На лице Эйтона застыло изумление. Он явно не ожидал, что название высшего отделения Ордена могло быть известно постороннему лицу.
— Мистер Эйтон, — и дальше говорил полковник, видя, как взгляд старика начинает понемногу теплеть, — из уважения к вам я не стану ходить вокруг да около, а спрошу прямо: с чего вдруг доктор Весткотт, покойный доктор Вудман и мистер Матерс решили учредить оккультный орден в самый непростой для Лондона год?
Кажется, Эйтон не ожидал услышать ещё и имена трех вождей, но переспросил не об этом.
— Непростой год?
— 1888-ой.
— Так ведь фройляйн Шпренгель прислала из Баварии учредительную хартию для доктора Весткотта именно в этот год.
Не успел полковник уточнить, кто такая фройляйн Шпренгель, как профессор Книпхоф ринулся в словесный бой.
— Вильям, сколько раз тебе говорить, что в Баварии нет никакой Шпренгель и никакого Ордена Золотой Зари там тоже нет. В Баварии вообще нет никаких подпольных тайных обществ, кроме иллюминатов, потому что они вытравили всех остальных.
— Как ты можешь так говорить, Юлиус? — вознегодовал Эйтон. — Ты же баварец, а фройляйн Шпренгель потомок Баварских королей.
— Знатная рекомендация! К твоему сведению двое последних правящих Виттельсбахов душевнобольные.
На минуту миссис Эйтон прервала перепалку двух друзей, принеся в гостиную чай. Глядя ей вслед, полковник пытался понять, чем мог привлечь пожилую леди оккультизм. Видимо, только любовью и уважением к мужу — иных причин полковник придумать не смог.
— Так значит, — произнёс он, пытаясь вернуть Эйтона к первоначальной теме разговора, — Орден Золотой Зари появился не сам по себе, а с чьего-то дозволения?
Не успел Эйтон и рта раскрыть, как Книпхоф посыпал упреками.
— Только не надо опять говорить о мифической Шпренгель, которую никто и никогда в глаза не видел, а в особенности ты, Вильям. Признайся честно, Весткотт хотел сделать гадость Блаватской и переманить её сектантов к себе.
— Помилуй, Юлиус, доктор Весткотт почетный член Теософского Общества, одно время он даже читал на их собраниях лекции.
— Читал, — кивнул Книпхоф, — а заодно и агитировал порвать с индуистской чушью и заняться чушью каббалистической. Да ты сам ушел от Блаватской в Орден Золотой Зари.
— Ничего подобного. О Теософском обществе у меня сохранились самые приятные воспоминания, как и о мадам Блаватской.
— Блаватская была мошенницей и сатанисткой, — поспешил высказать свое веское мнение профессор.
— Странное сочетание, — произнёс полковник.
— В самый раз. Сатана и есть отец лжи, а она его верная ученица.
— Перестань, Юлиус, — пожурил приятеля Эйтон, — не наговаривай на покойницу.
— Значит, вы покинули Теософское Общество Блаватской? — уточнил полковник у Эйтона, — если не секрет, почему?
— Дело не в Теософском Обществе, — сдался и признался старик. — Конечно же, там обучают возвышенным вещам. Но знания, которые дает Орден Золотой Зари, намного ценнее и полезнее с точки зрения практики.
— Наверное, Биллиам Йейтс солидарен с вами, раз состоит в Ордене и даже продвинулся в высший круг. Он ведь тоже состоял в Теософском Обществе, пока его не исключили.
Эйтон развел руками.
— Я не перестаю удивляться, откуда вы всё это знаете?
Полковник лишь улыбнулся, но свой источник раскрывать не стал, а поинтересовался:
— И всё же, чем не угодил мадам Блаватской молодой ирландский поэт?
— Видите ли, брат "Демон" весьма неразборчив в астральных связях. Я имею в виду, он слишком неосторожен в общении с планетарными духами. Я не раз предупреждал его об опасности игр со стихиалиями, но он очень самоуверен, чтобы воспользоваться моими советами. Но я не обижаюсь, в его возрасте я бы тоже не стал прислушиваться к стариковскому ворчанию. А мадам Блаватской его вольность не пришлась по душе.
— И насколько, по-вашему мнению, опасны сущности из иного мира?
— Все зависит от мага, их призывающего. Вот, например, Элифас Леви писал книги по теоретической ритуальной магии, хотя сам её, как правило, не практиковал. Но однажды он провел обряд некромантии.
— Это как-то связанно с мертвецами?
— Да. Он вызвал дух Аполлония Тианского, известного философа-странника и чудотворца. Когда Леви прочёл заклинание, то почувствовал, как земля под ним завибрировала, а миг спустя он увидел, как перед алтарём появился дух в сером саване. Леви это напугало, и он почувствовал пронзительный холод по всему телу и оцепенел настолько, что и слова не мог произнести — ни одного приказания или заклинания. Затем призрак коснулся его руки и Леви потерял сознание. Так и закончился этот ритуал. Рука его болела ещё несколько дней, и надо отдать должное незадачливому некроманту, он сильно сомневался, что на его зов пришел сам Аполлоний.
— А кто же?
— Ну, мало ли что или кто блуждает в запредельном мире. Главное, что Леви предостерегал своих читателей бездумно заниматься подобными ритуалами, так как они очень опасны для человеческого здоровья.
— Предостерегать-то предостерегал, а книжонки пописывал, — проворчал Книпхоф.
— Он был теоретиком, Юлиус, а не практиком.
— Вот-вот. Почему книжный червь, не выходя из своей коморки, может указывать молодым дурням, как проводить магические ритуалы? Это просто не слыхано! Вот я — преподаватель анатомии в университете Людвига-Максимилиана. Я же не на пальцах показываю студентам, как проводить вскрытие. После того, как они прослушают мою лекцию, их допускают к практическим занятиям, заметь, под моим личным руководством. Я, в отличие от этого самозваного Леви, отвечаю за каждое свое слово и действие, и не ввожу в заблуждение молодые неокрепшие умы.
— Почему вы назвали Элифаса Леви самозваным? — поинтересовался полковник.
— Да потому что его настоящее имя Альфонс Луи Констан. В молодости он готовился стать священником, а когда стал баловаться оккультизмом, его изгнали из семинарии.
— Немало французских священников ступило на этот путь, — добавил бывший викарий.
— Неужели? — не поверил его словам полковник.
— Например, аббат Буллан. К слову, он скончался два года назад, наконец-то... — со вздохом добавил Эйтон, — Нет-нет, вы не поймите меня неправильно, я вовсе не радуюсь чужой смерти. Просто у меня сложилось такое впечатление, что покойный аббат сам с нетерпением ждал своего смертного часа. Последние пять лет он только и кричал во всеуслышание, что его задумали сгубить по средствам чёрной магии.
— И кто же?
— Маркиз де Гуайт, его бывший последователь.
— Маркизу что-то не понравилось в службах аббата?
— Нет, что вы, церковь здесь не при чем. Буллана к тому времени уже лишили сана.
— За что?
— Он проводил экзорцизмы с помощью совокуплений, — совершенно спокойно пояснил Эйтон, будто подобное среди французского духовенства было в порядке вещей. — Монахинь он научил самовнушению, чтобы они могли совокупляться с Христом и святыми во сне. Он называл это "союзом жизни" и считал, что путь к Богу лежит через половой акт.
Полковник Кристиан чувствовал, что глаза его округляются, а лицо каменеет от невероятности услышанного. Полковник прожил не одну сотню лет и успел повидать в мире всякое, но подобное до сего дня и представить себе не мог. К тому же, этот "союз жизни" по Булану напомнил полковнику учение американца Лейка Харриса, так любимого братом Берриджем, о "небесных двойниках", что приходят в постель к адептам секты по ночам. А ещё полковник не смог не вспомнит об ужасе, пережитом Вильерсом, и подумать, может и миссис Эмери научилась призывать в свою постель "небесных двойников" не без подсказки соорденца?
— Поговаривают, — благодушно продолжал старик Эйтон, — будто Буллан даже совершил ритуальное жертвоприношение.
— Кого?
— Своего ребенка, прижитого от одной монахини. А лет через пятнадцать он объявил себя воплощением Илии Пророка.
— Значит, поэтому маркиз де Гуайт и решил погубить Буллана?
— Чёрной магией, — усмехнулся Книпхоф. — Очень благородно и особенно богоугодно.
— Не смейся Юлиус, это Буллан считал, что его атакуют заклятиями.
— Ну конечно, что ему ещё могло прийти в голову после боговдохновенных оргий...
— Маркиз всего лишь хотел разоблачить Буллана в прессе, а тот принял все близко к сердцу. И держал самооборону.
— Как? — поинтересовался полковник.
— Магически, разумеется. Буллан проводил церемонии, где читал заклинания против отступника. Но с маркизом ничего существенного не случилось, а в доме Буллана, напротив невидимая рука стала бить по стенам, потолку, и, в конце концов, по лицу Буллана. Это похоже на шумный дух или... Юлиус, как вы в Баварии его называете?
— Полтергейст.
— Вот-вот. Но Буллан все равно считал, что это боевые заклинания маркиза.
— Этот де Гуайт только псевдорозенкройцер. — прокомментировал профессор. — И заядлый морфинист. Ты знаешь, что он заказывает морфий килограммами? Вот скажи мне, Вильям, зачем одному человеку столько?
— Может у маркиза серьезный недуг, невыносимая боль, которую он не в силах терпеть.
— И делает по десять инъекций в день? Не смеши. Он обычный спекулянт и наверняка перепродает морфий по дозам поэтам из своего окружения, и потом к ним тоже прилетает черная муза. Помяни мое слово, он недолго протянет со шприцом в вене.
— Зато он здраво пишет, что спиритисты и медиумы общаются не с душами умерших, а с демонами.
Профессор только отмахнулся. Видимо, беседы о демонах его не особо интересовали в отличие от проблемы злоупотребления опиатами.
— Так вы сказали, — подал голос полковник, — Буллан умер. От чего?
— От атрофии совести, — бросил профессор Книпхоф.
— Ночью задохнулся во сне и впал в беспамятство, — ответил Эйтон. — А умер только днем.
— Достойная смерть, не быстрая, — и тут вставил слово профессор, и полковник был с ним согласен.
— Надеюсь, ваш Орден далек от подобных магических операций? — спросил он.
— Ну, разумеется, — тут же ответил Эйтон. — Хотя, бывали и неприятные истории.
Полковник обратился в слух, надеясь услышать хоть что-то, что может помочь расследованию, или хотя бы Томасу Вильерсу, но Эйтон поведал ему об основателе Ордена якобите Матерсе:
— Глава лондонского храма, конечно, выдающийся каббалист и маг, но порой его помыслы не могут не поражать. Юлиус, ты помнишь доктора Кингсфорд?
— Ещё бы не помнить, — проворчал профессор. — Не многие женщины отваживаются обучаться медицине в анатомичках. Она, кажется, умерла семь лет назад.
— Да, туберкулез, — вздохнул Эйтон, — а ведь каких выдающихся взглядов была женщина... Так о чем это я? Да, Матерс был знаком с доктором Кингсфорд. В то время она конфликтовала с Луи Пастером из-за того, что тот проводил эксперименты над собаками. Она ведь была ревностной противницей вивисекции. Так Матерс подсказал ей совершить магическую атаку на Пастера.
— И как, получилось? — с нескрываемым скепсисом в голосе вопросил полковник.
— Что у неё могло получиться? — начал бушевать профессор. — Пастер пережил её на семь лет. Жалко ей было зверюшек... А на ком ставить опыты? Сразу на людях? Этого она хотела?! Нет, я категорически отказываюсь понимать всех этих защитников животных. По мне, так они самые чудовищные мизантропы. Может они искренне любят природу, но людей они явно ненавидят. А Матерс? Он что, тоже защитник животных? Ему-то что нужно было от Пастера?
— Я же сказал, Юлиус, он просто хотел помочь Кингсфорд.
— Помочь сгубить человека только за то, что тот держит в лаборатории собак? Что-то мелковато для страшной магической мести.
— Что поделать, — пожал плечами Эйтон, — Матерс порой ведёт себя крайне эксцентрично. Я слышал, что сейчас, живя в парижской квартире, он представляется графом Макгрегором де Гленстрэ и одевается в горский костюм. Можете себе это представить?
— Может так он скучает по Шотландии? — высказал предположение полковник.
— Не думаю, что он когда-либо вообще там бывал. Матерс ведь родился в Восточном Лондоне. Если бы не его прелестная супруга, трудно было бы сказать, в какие дебри бы его завели собственные фантазии. Они очень гармоничная пара. Знаете, а ведь я сочетал их браком.
— Вы?
— Да, пять лет назад. Мина очень переживала. Она так тянулась к Матерсу, но её родители были категорически против такой партии.
— Почему же? Они знали об увлечении Матерса оккультизмом?
— Да нет, что вы. Всё куда проще. Они богобоязненные иудеи, и брак дочери с каким-никаким христианином для них... ну вы понимает. Поэтому церемонию пришлось проводить тайно от родителей Мины, в музее отца её подруги по колледжу искусств.
— Музее Хорнимана?
— Да-да, в нём самом. Мина, то есть, Мойна, на редкость талантливая особа и не только в магии и предсказательстве. Она ещё и замечательная художница.
Полковник понял, что Эйтон его окончательно запутал и потому спросил:
— Так как её настоящее имя?
— Мина Бергсон. Фамилию Матерс она приняла после замужества, а имя она сменила по просьбе мужа, дабы оно звучало по-кельтски.
— Бергсон... что-то знакомое.
— Конечно, знакомое, ведь Мина — родная сестра Анри Бергсона, французского философа, который написал труд "Непосредственные данные сознания". — И Эйтон обратился к Книпхофу с вопросом. — Юлиус, ты же помнишь Якова Левинсона?
— Стоматолога? Конечно, помню, он был и неплохим хирургом.
— А Мина и Анри — это его внуки.
— Я смотрю, — заметил полковник, — вы, профессор, знаете чуть ли не всех медиков Европы поименно.
— Не всех, конечно. С кем-то я вместе учился, кого-то уже учил сам. А есть и такие, кто учился у моих учеников.
— И с коронером Весткоттом вы знакомы. Вы ведь почти коллеги.
— Бросьте, — отмахнулся старик, — какие мы коллеги? Он занимается полицейскими расследованиями, а я изучаю анатомию.
— Но работаете вы с одним и тем же материалом.
— Мясники на бойнях тоже занимаются чем-то подобным, — мрачно пошутил Книпхоф.
— А доктор Весткотт, ко всему прочему увлечен магией. Вам это не кажется подозрительным?
— На что это вы намекаете? — нахмурился он.
— Например, на злоупотребление служебным положением. Я уже слышал, как одна из сестер Ордена Золотой Зари завязала астральную переписку с духом, вызванным ею из мертвого тела, вернее, мумии. Почему бы доктору Весткотту не устроить подобное в своём морге? Например, попытаться оживить покойника?
— Помилуйте полковник, — начал причитать Эйтон, — Орден Золотой Зари ведь не сборище черных магов и сатанистов...
— Правда? — флегматично вопросил тот. — А то, что замыслил Матерс против Пастера, как называется?
— Мне очень жаль, что вам все видится в таких красках.
— Но ведь Матерс глава Ордена и император лондонского храма. Какого мнения я должен быть об остальных?
— Увы, неприятные инциденты имеют место быть. Но люди примыкают к Ордену Золотой Зари вовсе не для того, чтобы навредить своим противникам. Главная цель Ордена — это исследование скрытых разумных сил, управляющих природой.
— И кто же открыл эти запредельные тайны Ордену? Неужто сам Матерс?
— Что вы, Матерс, конечно, выдающийся маг, а его супруга — прекрасная ясновидящая. Но они лишь посредники в передаче знаний.
— Так кто же их передает? Пресловутые тайные вожди?
Эйтон со страхом воззрился на полковника, от чего тому тоже стало не по себе.
— От кого вы о них слышали? — полушепотом спросил он.
— Кажется, от одного из ваших братьев по Ордену, но, по-моему, он сомневается в реальности их существования.
— Кто бы это ни был, он глубоко заблуждается, — поспешил заверить полковник Эйтон и с придыханием добавил, — Тайные вожди действительно существуют, но только Матерсу они доверяют свои послания к Ордену Золотой Зари. Только он видел их лица и знает, как их найти, — и Эйтон хитро сощурился. — Если бы не существовало тайных вождей, откуда бы Орден получил своё учение?
Полковник понял, что спорить со стариком бесполезно, ибо для него существование тайных вождей было вопросом веры, а он в них верил безоговорочно.
Взглянув на часы, полковник понял, что настало время покинуть компанию двух старцев, тем более, всё, что он хотел услышать, уже услышал. Поблагодарив хозяина дома и профессора за приятную компанию, он удалился, но старики и не думали расходиться, всё продолжая своё чаепитие.
— Ты, обратил внимание, Юлиус? — вопросил Эйтон.
— Конечно, — коварно, протянул Книпхоф, оскалившись в довольной улыбке. — А для чего, ты думал, я его к тебе привёл?
Взоры обоих были устремлены на нетронутую чашку полковника.
— Как только я его увидел, — восхищенно поведал Эйтон, — то ощутил неиссякаемый источник жизненных сил, а как заметил отблески ауры… Это просто невероятно, непостижимо! Ничего подобного раньше среди простых смертных я не встречал!
— А ты мне не верил, что такие люди есть и ходят с нами под одним небом, — пожурил его профессор. — Вот, пожалуйста, собственной персоной — не ест, не пьет, и похоже, живет уже не одну сотню лет.
— А какой профиль! — продолжал восторгаться Эйтон. — Сейчас с такими не рождаются. Есть в нем что-то от Великой Степи...
— Какая степь, Вильям, опомнись! Типичный карпатский горец. А он так убедительно изображал передо мной, что ничего не смыслит в алхимии, что я почти было поверил.
— И что же тебя переубедило? — поинтересовался Эйтон.
— Орден Золотой Зари, — веско произнёс профессор, — он так его и назвал. А раз он не из ваших магов, стало быть, он посвященный куда более высокого порядка, не иначе как самый настоящий розенкройцер.
— Ты в этом так уверен?
— С первого же дня, как только его увидел. И я убежден, он знает рецепт эликсира жизни и камня философов. Будь ты с ним более откровенен, может он и с тобой бы поделился секретом.
— Что ты, Юлиус, я ведь и так рассказал полковнику слишком многое об Ордене, чего непосвященному знать категорически нельзя.
— Но мне-то ты и так всё рассказываешь.
— Но мы же друзья. К тому же, ты и из покойника душу вынешь, но всё вызнаешь до последнего слова
— Что есть, то есть, — довольно протянул Книпхоф, пригладив бороду. — А тебе не приходило в голову, что полковник Кристиан маг более высокого уровня, чем ты и твой Матерс? В конце концов, он явно сведущ и рассудителен в вопросах оккультной этики по более главы вашего храма. Может, ты напишешь Матерсу, расскажешь ему о полковнике и наших, вернее, твоих догадках на его счет, в общем, заинтересуешь этого полоумного. А он, в свою очередь будет искать встречи с полковником, и обязательно пригласит его в Париж. Вот пусть полковник и посмотрит на Матерса, пусть оценит и поймет, до чего же докатилась ваша Золотая Заря, если такие люди как Матерс имеют наглость руководить целым магическим Орденом.
— Если это принесет пользу Ордену... — в раздумьях протянул Эйтон.
— Конечно, принесет, — настаивал профессор. — Вам уже давно пора обновить вероучение.
— Но ведь это так непросто сделать.
— Ты сомневаешься, что полковник, кем бы он ни был, сможет образумить Матерса?
— Не то что бы, но...
— Не упрямься. Матерс только и умеет, что общаться со зловредными духами, чему учит и остальных. А твой сегодняшний гость, владея тайной бессмертия, может открыть Ордену знания куда более ценные и долговечные, с практической точки зрения.
 
32
По улице разливалась грязная волна тумана, скрывая в себе дома, фонари, экипажи и людей. Мгла, внезапно окутавшая город, внесла коррективы в дневной распорядок горожан. Те, кто собирался нанести визиты друзья и знакомым, благоразумно предпочли остаться дома. Те же, кого туман застал в пути, теперь безуспешно пытались добраться домой, не видя ничего вокруг себя.
 Полковник Кристиан не опасался лондонских туманов — они его просто раздражали. Как и всегда в подобные дни он медленно прохаживался по городским улицам, то и дело натыкаясь на растерянных людей, что выплывали из тумана. Каждый из них считал своим долгом спросить, где он и как пройти на такую-то улицу, и полковник терпеливо объяснял.
Но что-то не давало мужчине покоя, тревожило и тянуло как сомнамбулу неизвестно куда. Сам себя не понимая, он сошел с Хай Холборн в узенький переулок, где вскоре столкнулся с растерянной девушкой, которую сразу же узнал.
— Какое счастье! — воскликнула Ида. — Я думала, что никогда не выберусь из этого ужасного тумана.
Полковник был немало удивлен такой встрече и, вместе с тем, раздосадован.
— Возьмите меня за руку и не отпускайте, — протянул он локоть, и девушка послушно повиновалась. — В такие дни опасно гулять в одиночку. Как вы вообще оказались здесь?
— Мы с Хьюитом вышли из Британского музея и потеряли друг друга из виду. Я уже полчаса хожу, сама не знаю где.
— Ничего страшного. Я отведу вас в гостиницу.
— Надо найти Хьюита — произнесла Ида и тревожно обернулась. — Он наверняка волнуется и ищет меня.
— Как скажете, — стальным голосом произнёс полковник. — Найдем Стэнли, и я объясню ему, как нужно обращаться с леди, когда в городе туман.
— Пожалуйста, только не ругайте его, — взмолилась Ида. — Я сама виновата, что отказалась от его руки.
При этих слова, Ида ещё крепче обвила локоть полковника, а ему, что и скрывать, было приятно слышать и осознавать, что девушка нашла защиту от стихии у него, а не у зеленого юнца.
— Ида, где вы! — послышался обеспокоенный крик вдали.
— Мы здесь, Хьюит! — крикнула она в ответ.
Пару раз в стороне пронесся топот бегущих ног. С третьей попытки полковник протянул руку в непроглядный туман и выхватил из него запыхавшегося Стэнли.
— Какая удача, полковник, — только и вымолвил он и тут же обратил взор на девушку. — Мисс Бильрот, простите, что потерял вас. Проклятый туман! Я и подумать не мог...
— Вот и не надо думать, — сурово произнёс полковник, напоминая Стэнли и о своём присутствии. — Можешь быть свободен.
— Так ведь я... — замялся молодой человек, — хотел проводить мисс Бильрот.
— Мы справимся с этим без твоей помощи.
Стэнли предпочёл не возражать и, распрощавшись, неохотно нырнул в туман, одарив полковника ревнивым взглядом на прощанье.
А Ида продолжала сжимать его руку, словно боясь потерять своего спасителя. Так они и шли в тишине и серой пелене, а девушка только печально заметила:
— Дедушка называет такие дни временем мертвецов.
— Увы, он прав. Смог не безопасен для людей со слабыми лёгкими. Но если бы дело было только в этом.
— А в чем же ещё? — поинтересовалась Ида.
— Вы ведь не далее как пять минут назад блуждали одна в малознакомом городе, которого, к тому же, не видели. Разве вам не было страшно?
— Немного, — тихо призналась девушка.
— На самом деле туман приносит куда больше несчастий, чем просто дурную атмосферу. Часто люди не видят, что творится у них под ногами, и падают в угольные погреба. Омнибусы сталкиваются с поездами. Бывает, что человек блуждает часами и выходит к реке сам того не подозревая, а когда поймет, что ноги его в воде, то станет лихорадочно искать берег, но пойдет в противоположную сторону. После того как уходит туман в Темзе вылавливают немало утонувших, особенно женщин.
— Почему? — слегка взволнованным голосом спросила Ида.
— Просто мужчинам легче выбраться из воды. А женщин тут же тянут на дно тяжелые намокшие юбки. Вы дрожите, Ида? Не пугайтесь понапрасну. Я же вас нашел.
Свободной ладонью полковник накрыл её похолодевшую руку. А ведь он не рассказал об ещё одной опасности, что поджидала лондонцев в тумане. В такие дни, когда солнце скрыто смогом, белые кровопийцы одевают светлые балахоны и дерзают подняться на поверхность, прячась в клубах тумана. Потому и полковник Кристиан каждый раз вынужден гулять по затуманенному городу, чтобы в Темзе находили меньше обескровленных "утопленников".
— Лучше вы расскажите, как вам музей, — предложил он, дабы отвлечь Иду от мрачных мыслей.
— Я уже бывала там однажды. Признаться, я думала, что Хьюит предложит мне посетить какую-нибудь новую экспозицию, но мы снова побывали в египетском зале.
Полковник догадывался, что там понадобилось Стэнли, и мысленно пообещал себе, что отчитает подчиненного за втягивание в расследование постороннего лица.
— Так значит, вы там уже бывали?
— Да, с дедушкой. Ему приглянулся там древний крючок.
— Крючок?
— Для бальзамирования. Им вынимали через ноздри мозг. Ой, — спохватилась Ида, — простите, пожалуйста, вам ведь неприятно слышать такие подробности.
— Не беспокойтесь. У меня крепкие нервы, — признался полковник, припоминая, что видел в морге у Весткотта, как профессор расковыривал чем-то длинным ноздрю покойнику. — Надеюсь, Стэнли не начал увлекаться бальзамированием?
— Нет. Но мы увидели в египетском зале очень странную женщину. Её не интересовало ничего кроме мумии.
— Мумии? — переспросил полковник, уже смекнув, что видела она ни кого иную, как Флоренс Эмери.
— Да. И это так странно. Она больше ничего не осматривала, просто сидела на скамеечке напротив открытого саркофага и не сводила с него глаз. Мне кажется, это ненормально — так пристально интересоваться мертвецами.
— Вы так считаете?
— Мне неприятно, что тела давно почивших людей выставляют в музеях на всеобщее обозрение. Это неправильно и даже неэтично. Я думаю никто из тех жрецов и вельмож древности и представить себе не мог, что ждёт из тела через тысячи лет после погребения. А ведь египтяне с таким трепетом относились к отходу в загробный мир и сохранности собственных тел... Ведь никому в наши дни не приходит в голову раскапывать старые кладбища, и делать выставки полуистлевших костей.
— Просто вы не бывали в седлецкой костнице и парижском оссуарии, — заметил полковник. — Интересно, что бы сказал по этому поводу ваш дед?
— Вы намекаете, что анатомы относятся к мертвецам куда менее щепетильно, чем археологи?
— Я бы сказал, в отношении мертвецов они куда дотошнее и любопытнее чем все посетители музея вместе взятые.
— Это не любопытство, а работа, не самая чистая и приятная.
— Так и для археолога раскопка гробниц тяжелое ремесло.
— Я понимаю. Но зачем же после этого делать из мумий экспонаты? Почему просто не вернуть их туда, откуда взяли?
— С ними поступают милосердно, по сравнению с теми мумиями, что измельчают в порошок и продают по горсточке в качестве лекарства от всех болезней.
— Это ужасно, — согласилась девушка, — есть мертвецов.
— Так не лучше ли на них просто смотреть пока и оставшихся не растолкли?
— И это ужасно. Все ужасно. — И Ида в бессильном негодовании сжала локоть полковника.
— Я вижу, вас расстроило сегодняшнее зрелище. Я обязательно поговорю со Стэнли. Пусть не водит вас в такие мрачные места, а лучше пригласит в театр.
 Девушка лишь вяло улыбнулась, и только теперь полковнику стало понятно, что она была бы рада приглашению совсем от другого человека.
— А я ведь до сих пор не знаю вашего имени, — неожиданно произнесла Ида.
Полковник не знал, какую отговорку придумать. Его имя не было известно никому в Обществе, да оно и мало кого интересовало. В Лондоне он был просто полковником Кристианом, отставным военным без имени и вразумительного прошлого. Пытаясь найти правильные слова, он безмолвно любовался улыбкой Иды, когда на её веснушчатое лицо упали долгожданные лучики света.
— Солнце вернулось.
Туман рассеивался, а полковник, не отрываясь, смотрел на девушку и понимал, что её солнечная улыбка пробуждала в нём самые нежные чувства, какие только способен испытывать человек, когда тёплое весеннее солнце греет его своими искрящимися лучами после долгой зимы.
Не в силах противиться этому притяжению, он накрыл её ладонь своей. Ида одарила полковника лучистым взглядом, и все слова и мысли в его голове тут же забылись. Искрящиеся на солнце локоны пылали огнем, таким теплым и притягивающим, что полковник не удержался и прикоснулся к рыжим волосам, легонько и бережно, почти неощутимо.
Глядя в её преданные глаза, полковник неуклюже склонился над девушкой, почти касаясь губами её лба. Но рука невольно скользнула вниз по нежной коже шеи, и ритмичный стук пульса под пальцами одарил полковника волной тепла и непреодолимого желания. С каждым ударам маленького чистого сердечка Иды, кровь по её венам бежала все быстрее и быстрее...
Страшная догадка пронзила разум и разлилась холодом по телу полковника. Это кровь позвала его в переулок и привела к Иде сквозь туман. Кровь — вот единственное, что так влекло полковника к этой чистой девушке всё это время, не давая покоя и тревожа забытые воспоминания. И только её кровь успокоила бы его внезапно пробудившиеся чувства и умиротворила разум.
— Что с вами? — тихо поинтересовалась Ида, и улыбка спала с её лица. — Почему вы так на меня смотрите?
Полковник поспешил отпрянуть от девушки. Если бы он мог ей объяснить... Прежде он не знал, даже не догадывался, что может испытывать такое хищное и порочное влечение к одному единственному человеку, и это чувство не было вожделением к женскому телу, а лишь желанием испить жизненного сока, что дарует этому телу жизнь.
— Простите меня, Ида, простите...
— За что? — удивленно вопросила она, широко распахнув глаза, полные скорби по обретенному и тут же потерянному чувству
— Нам нужно быстрее идти, — поторопил Иду полковник, — солнце пробудет не долго. Вы должны успеть вернуться в гостиницу.
Ему были противны собственные мысли и желания, ведь он знал, что от одного его прикосновения рыжее солнце угаснет и престанет светить и ему и другим. Дарители не живут больше десятка лет... А Ида не заслужила столь безрадостный конец, ей нужно еще столько успеть в жизни...
Приближаясь к месту, где они должны расстаться, девушка поспешила задать лишь один вопрос:
— Полковник... прошу вас, скажите... ведь мы ещё встретимся?
— Может быть, — кинул он на прощание, — в гостях у доктора Рассела, если я не буду занят.
— Полковник... — произнесла она упавшим голосом, от чего ему стало еще больней. — Не бойтесь меня... пожалуйста. Мне будет горько, если вы станете меня сторониться.
Полковник не смог ничего ответить, а только развернулся и спешным шагом пошел прочь. Всю дорогу он пытался бороться с мыслями об Иде и её пульсе, но выходило скверно. Ведь она была влюблена в него, а он вожделел её крови. А может и не только крови. Полковник уже и не знал, что чувствует и, не в силах больше бороться с собственными страстями в одиночку, он спешно направился к Джону Расселу.
— Мне срочно нужна кровь, ещё одно переливание, — заявил он с порога.
— Но последняя процедура у вас была меньше недели назад, — удивленно возразил доктор.
— Я знаю, но ничего не могу с собой поделать.
— Возможно, так на вас повлияло ранение печени.
— Нет. Так на меня повлияла Ида Бильрот.
Доктор Рассел с минуту молчаливо смотрел на взволнованного мужчину, пытаясь понять истинный смысл услышанного. Полковник же в нетерпении воззвал к его долгу:
— Вы же врач, Рассел. Помогите мне!
— Помнится, раньше вы не питали надежд по поводу моих научных изысканий.
— Вы именно сейчас хотите мне это припомнить?
— Лучше присядьте.
После недолгого бесхитростного осмотра, доктор Рассел попытался выдвинуть собственную теорию о причинах внезапной кровожадности полковника:
— Может это нормальная реакция на определенном этапе жизни? Вы раньше не замечали за собой подобных персонифицированных желаний?
— Нет.
— Может все-таки когда-то что-то...
— Нет, Рассел. Уж поверьте, мне лучше знать, что и когда я чувствовал, а чего не чувствовал никогда.
— Хорошо, — пришлось согласиться доктору. — Все же, я подозреваю, что всему виной ваше недавнее ранение. Ведь печень это кроветворящий орган, а ваша рана по заверению доктора Метца была достаточно серьезной.
— Серьезной она была первые два часа, не более. И это было Бог знает когда. Так вы сделаете переливание или мне навестить фройляйн Бильрот?
— Тише, полковник, успокойтесь.
— Как мне успокоиться? — в бессилии развел он руками. — Я ощущаю себя Джеком-Потрошителем. Может сейчас я желаю крови одной единственной невинной девушки, а завтра захочу кромсать гениталии дешевым проституткам?
— Ну, этого вам опасаться определенно не стоит, — мягко заключил Рассел. — Мне кажется, вы преувеличиваете собственную опасность?
— Преувеличиваю? — раздраженно воззрился на доктора полковник. — Рассел, я — кровопийца. Суть моего вечного существования диктует мне забирать у смертных их годы жизни себе. По-вашему, это в порядке вещей?
— На счет годов вы точно преувеличиваете, — невозмутимо ответил Рассел. — По долгу службы, я знаю всех ваших многочисленных дарителей, и никто из них не делился с вами кровью больше пяти раз. Ваше кровопийство ни в коей мере не фатально для их здоровья, из-за вас они точно не умрут. Может, ваша проблема в том, что вас перестала устраивать во многом формальная процедура переливания? Может вас тянет, так сказать, на полноценное общение? Я думаю, единичная встреча с мисс Бильрот ей нисколько не повредит.
Полковник на миг потерял дар речи от такого совета. Собравшись с духом, он спросил:
— Вы хоть сами себя слышите, Рассел? Как вам вообще такое могло прийти в голову? Она же внучка вашего учителя.
Доктор Рассел не без раздражения пожал плечами:
— Я всего лишь пытаюсь придумать способ, чтобы вам помочь.
— Это плохой способ.
— И все же, я думаю, вы чрезмерно осторожны в своем общении с дарителями. Вы же не белый, который вылез из своей пещеры после двух месяцев голодания и готов кидаться на всё живое. Сколько я вас знаю, вы всегда были цивилизованным и ответственным кровопийцей. Я просто уверен, что и сейчас вы способны совладать со своей минутной слабостью. Не стоит думать о себе хуже, чем вы есть на самом деле.
— Нет, Рассел, я знаю, о чём говорю. Однажды я уже был неосмотрителен в выборе дарителя, и не хочу это снова повторять.
Полковник замолчал, а доктор Рассел выжидающе смотрел на него, не решаясь задавать новые вопросы. Но вскоре полковник и сам все рассказал:
— В ту зиму, когда я вернулся домой, впервые возжаждав крови, я брал её тайком, у кухарки ближе к ночи, когда никто из слуг не мог нас увидеть. Когда Маргита узнала об этом, она не испугалась, не назвала меня кровожадным чудовищем, не стала сыпать проклятьями. Она лишь спросила, зачем я это делаю и могу ли я без этого обойтись. Когда я ответил, она долго молчала, а потом заявила, что не позволит мне пить кровь чужих женщин, и отныне будет давать мне её сама. Если бы она только знала... — в полголоса произнёс полковник, бессильно закрыв глаза ладонями. — Если бы я сам знал, на что соглашаюсь...
— Кто такая Маргита? — наконец спросил доктор Рассел.
— Моя единственная жена, мать моих четверых детей. Я ведь даже не понимал, что шесть лет выпивал из неё жизнь по капле.
— Вы боитесь повторить свою ошибку с мисс Бильрот? — осторожно спросил Рассел.
— Это она рискует непоправимо ошибиться. Всё, что я хочу для Иды, так это, чтобы она дожила до глубокой старости, как и её дед, чтобы она встретила человека, которого полюбит и родила ему детей. Я хочу, чтобы она прожила долгую счастливую жизнь, в которой по определению не может быть меня. Но это говорит мой разум. Мои же чувства, жаждут насытиться её кровью, вобрать в себя её молодую жизнь. Когда я был молод, то был уверен, что не доживу и до тридцати и погибну на поле боя от турецкой сабли. Но я живу 460 лет только потому, что такие как Ида живут меньше, чем им отвел Всевышний. Если бы вы только знали, хоть на миг ощутили, как я устал каждую неделю обкрадывать очередного дарителя и каяться за это. — Мужчина грустно усмехнулся и добавил. — Герр Книпхоф серьез ищет эликсир жизни, а мне порой нестерпимо хочется обрести эликсир смерти.
— Полно вам, полковник, не надо так. Вам просто необходимо отдохнуть, сменить обстановку и отрешиться от повседневности. Вот увидите, вам пойдет это на пользу.
Мужчина лишь согласно кивнул:
— Мне смертельно надоела моя работа, особенно сейчас, когда приходится заниматься, чёрт знает чем. Маги, алхимики, инкубы, духи мумий и египетская псевдобогиня. Первое, что мне хочется сделать с Меритсегер, когда мы её найдем, так это открутить этой бестии голову за весь тот сыр-бор, что она устроила.
— А второе?
— Второе? — на миг полковник задумался. — Все же мне интересно было бы узнать, чего она добивается от Ордена Золотой Зари, какова её цель?
— У меня к ней тоже есть интерес, — признался доктор, — но свой, особый.
— Что вы задумали? — покосился на него полковник. — Опять ваши опыты? На пару с профессором вы добьётесь многого, даже страшно представить.
— Только не надо ваших колкостей. Я и так знаю, что вы думаете о моих исследованиях. И заметьте, отношусь к вашей позиции терпимо.
— Ещё бы это было не так, — бросил полковник, вставая с места. — Я, пожалуй, пойду, мне уже давно пора.
— Вам лучше? — удивлённо вопросил доктор — Может мне всё же стоит найти кого-нибудь для переливания?
— Не надо. Кажется, одна лишь возможность выговориться принесла мне облегчение.
— А что на счет мисс Бильрот?
— Я найду в себе силы не приближаться к ней ближе, чем на милю, — заверил доктора полковник. — И знаете, Рассел, пожалуй, я воспользуюсь вашим советом на счет отдыха и смены обстановки?
— Правда? И куда вы собираетесь ехать, если не секрет?
— Ничего оригинального. Завтра я отбуду в Париж.
 
33
Полковник сдержал свое обещание, но до Парижа так и не доехал. Путь его лежал на юг Франции в восстановленный после разгула революции монастырь визитанток к сестре Эмелине — такое имя с недавних пор приняла Мануэла Мурсиа, сестра Инквизитора. Если верить Семпронии, то Манола пребывала в монастыре безвылазно уже пять лет и даже не писала ей писем.
Полковник помнил монахиню по злосчастному морскому путешествию в Лиму. Тогда она была мирянкой, на редкость живой и общительной женщиной. Её сопровождал молодой человек, которого она называла кузеном, хотя приходился он ей дарителем крови. Разыгравшаяся на корабле эпидемия холеры унесла и его жизнь, вот тогда-то жизнерадостность Манолы сменилась глубокой скорбью, и дело было вовсе не в том, то она лишилась источника крови — тот юноша просто был дорог ей как близкий друг и воспитанник.
Но об истинном характере их взаимоотношений полковник узнал только через месяц, взглянув на осунувшееся лицо Манолы, ведь в своём трауре она совсем позабыла, что ей нужно питание и новый даритель. Без лишних слов об этом позаботился сам полковник, найдя для Манолы на корабле не слишком обремененную моралью, но зато очень сговорчивую молодую особу. За свое молчание она исправно получала плату, а когда судно прибыло в Лиму, то и вовсе исчезла из виду, как, собственно и Манола. С тех самых пор полковник её больше не встречал, а прошло что-то около 150 лет.
Теперь же ему выдался удобный случай возобновить старое знакомство, но оказавшись в кабинете настоятельницы монастыря, полковник понял, что недооценил ситуацию.
— Почему я не мочь видиться з зезтрои Эмелиной, урошденой Нурье? — старательно выговаривая каждое слово, спросил полковник, ибо никогда не был силен во французском. 
— Здесь монастырь, мсье, — категорично заявила настоятельница, — и это не значит, что вы можете в любое время, когда вам заблагорассудится, явиться и требовать встречи с одной из сестер.
— Но ето и ни турьма.
— Вы правы. Но я так и не услышала вразумительной причины, почему мне следует исполнить вашу просьбу.
Полковник, конечно же, мог придумать себе легенду. Например, он нотариус, и явился сюда для исполнения воли почившего троюродного дядюшки Эмелины, который оставил племяннице всё своё немалое состояние. Настоятельница была бы несказанно рада такой нежданной статьи дохода для монастыря и тут же пригласила бы Эмелину подписать все необходимые бумаги. Но полковник не стал прибегать к такому рода обману, ведь на следующий день он покинет монастырь, а Мануэла Мурсиа останется. Вряд ли ей захотелось бы обманывать финансовые надежды своей настоятельницы.
— А брад к неи приезжать? От мадмуазель Нурье мне нужно только узнавать, где искать её брад, — откровенно заявил полковник, старательно подбирая правильные слова.
— И что же, кроме неё никто не может вам помочь?
— Увы, некто.
— В таком случае, и сестра Эмелина вам не поможет, — твердо заявила настоятельница, не дав полковнику возразить. — Сестра уже пять лет пребывает в обители. И за все это время ей не приходило ни одного письма, и до вас не было ни одного визитера. Так что я уверенна, если вам неизвестно местонахождение мсье Нурье, то сестре Эмелине и подавно.
На этом аудиенция у настоятельницы закончилась, и дальнейшие уговоры не имели смысла. Но полковник проделал столь долгий путь из Англии не для того, чтобы вернуться обратно ни с чем. Он крайне нуждался в адресе, по которому живет Инквизитор, чтобы спросить у него совета для Вильерса. После того как полковник толкнул молодого человека в объятия ведьмы Эмери, он чувствовал вину перед Томасом и старался исправить содеянное, хотя и не знал как.
Покинув здание монастыря, полковник Кристиан оценил обстановку: вокруг здания не было ограды, только высокие голые деревья в трёхстах футах вверх по холму. Под ними он и решил незаметно дождаться, когда Мануэла выйдет одна на прогулку, чтобы подойти к ней незаметно самому. Ожидание затянулось до вечера, но из стен обители так никто и не вышел. Возвращаться в город полковник не намеревался, и упрямо провел ночь под открытым небом, любуясь звездами.
На следующий день он внимательно вглядывался в лица мелькавших во дворе монахинь, но темноглазая смуглянка тридцати лет среди них так и не появилась. Начал накрапывать дождь.
На следующее утро полковник заметил, как по горной дороге к монастырю приближается груженая телега. В последующие полдня не происходило ничего достойного внимания, и полковник было засомневался в выборе диспозиции для наблюдения. Но, наконец, возле монастыря появилась Мануэла Мурсиа, она же сестра Эмелина. В монашеском облачении с четками в руках она не спеша прогуливалась под глухими стенами здания. В её стане не было тонкости и грации, зато вид был преисполнен благородства и смирения — настоящая невеста Христова.
Поговаривали, что мать Матео Мурсиа, а значит и Манолы, была то ли мавританкой, то ли хитаной из Магриба. Как бы то ни было, а внешность Манолы была по южному экзотична даже для этих мест.
Бесшумно подкравшись как можно ближе, полковник тихо шепнул женщине:
— Сеньорита, как я рад вас вновь увидеть.
Застигнутая врасплох, монахиня вздрогнула и отшатнулась. Неизвестно что напугало её больше: неожиданность, испанская речь, или присутствие мужчины.
— Не бойтесь, Мануэла, — увещевал полковник Кристиан, — я не задумал ничего дурного, только пришел просить вашей помощи.
Судя по её взгляду, Манола узнала полковника, но что-то подсказывало ему, что этой встрече она вовсе не рада.
В последние годы о его служении Обществу не был наслышан разве что слепо-глухо-немой кровопийца, обитающий на земной поверхности, если таковой вообще существовал в природе. Кто-то из собратьев относился к полковнику с подозрением, кто-то категорически отказывался понимать, как вечноживущий может прислуживать смертным, которые из-за горстки взбесившихся в под-Лондоне белых, выжили всех кровопийц из Лондона, не взирая на былые заслуги и добропорядочность отдельных личностей. Даже от былых знакомых полковнику не приходилось ждать радушия. Но, зная о добром сердце Манолы, он рассчитывал, что женщина хотя бы выслушает его, прежде чем откажется говорить о брате.
И полковник включил всю обходительности и такт, какими только владел, обращаясь к монахине:
— Я нахожусь в затруднительном положении, сеньорита, и не решился бы тревожить вас, если бы это не было последним, что я могу предпринять...
Поджимая губы, Манола приоткрыла рот, и тут же закрыла его ладонями. Нерешительно сделав пару шагов назад, она остановилась, а во влажных глазах читался испуг и сожаление. Казалось, она хотела заговорить, но что-то словно не позволяло ей.
— Я прошу прощения, что предстаю перед вами в таком виде...
Полковник понимал, что после трех дней в засаде и вчерашнего дождя выглядел он не самым лучшим образом, но вряд ли один его внешний вид так отпугивал монахиню.
— Я понимаю, что не имею права здесь находиться...
Будто придя в себя, Манола схватила его широкую ладонь и энергично потянула полковника за собой подальше от монастыря в сторону амбара. Здесь за стенами пристройки их какое-то время и вправду могли не заметить.
— Пожалуйста, сеньорита, поговорите со мной, — взмолился полковник, жалостливо глядя в грустные глаза Манолы и на то, как она закрывает рот ладонями.
Вздрогнув, женщина все же опустила руки, и с дрожащих губ слетела краткая, спешная фраза:
— Я дала обет молчания.
Теперь полковнику всё стало ясно, и он не сдержал улыбки:
— Зачем вы обрекли себя на такое страдание? — сочувствующе произнёс он. — Вы же всегда были знатной болтушкой.
Кажется, это напоминание о беззаботной мирской жизни ещё больше расстроило Манолу, заставив печально скукситься. Полковник лишь удивлялся, что шестисотлетняя женщина вела себя как юная девушка, хоть таковой не выглядела даже внешне. Да, Мануэла Мурсиа была куда старше полковника годами, но не им и не ей эта разница в возрасте не ощущалась.
— Как я понял, вы не в фаворе у настоятельницы. Она категорически отказала мне во встречи с вами.
— Наш устав строг, — еле слышно протараторила Манола.
И снова полковник заметил это характерное поджимание губ, будто оно спасало монахиню от нарушения обета. Полковник с пониманием поспешил сразу перейти к делу без лишних слов, что ввергали Манолу в грех:
— Прошу вас, скажите, где мне искать вашего брата Матео. Мне необходим его авторитетный совет.
Глаза монахини округлились, а рот приоткрылся, не издав ни звука. Видимо, первое, что пришло ей в голову, так это, что Матео в опасности, раз о нём выспрашивает прислужник лондонского Общества. Полковник не винил Манолу в столь дурных мыслях. Доктора и прочие экспериментаторы Общества заработали себе не самую лучшую репутацию.
— Нет, нет, — тут же заверил Мануэлу полковник. — Общество ничего не замыслило против вашего брата. Мое руководство даже не знает, где я и кого разыскиваю.
Но Манола только помотала головой, не сводя с полковника Кристиана укоризненного взгляда. Женщина явно не желала верить его словам.
— Когда-то я помог вам найти пропитание на корабле, — напомнил он Мануэле. — Мне очень жаль, если я не могу рассчитывать на ответную помощь. Она нужна не столько мне, сколько одному моему подопечному. Я имел неосторожность, да что там говорить, глупость, втянуть его в общение с самыми настоящими дьяволопоклонниками.
Монахиня вперила в мужчину вопросительно-изумленный взгляд, но она так и не решалась что-либо сказать.
— Да, сеньорита, сначала я по глупости свел его с одной ведьмой, потом разрешил ему отправиться с ней на самый настоящий шабаш, а после встречи с её инкубом он сейчас и вовсе выглядит полуживым от испуга. Вас это удивляет? Увы, я не преувеличиваю. В Лондоне происходит и не такое, но я как мирянин не могу понять, что именно там творится и почему. Ваш брат, Мануэла, теолог, а главное, опытный богослов. Я слышал, что когда-то он ездил по монастырям, где жили бесноватые. Я уверен, он видел многое, чего простому человеку видеть не следует. А мне нужна всего одна встреча, только его совет и ничего больше.
Этими словами полковник окончательно разбил молчаливую оборону монахини:
— В Сен-Дени, — спешно прошептала Мануэла, — сейчас его зовут отец Матье Доле, он приходской священник в церкви Святого Людовика, а ещё редактор в "Католическом вестнике", — произнеся это, она тут же кинулась бежать к обители, не оглядываясь, наверное, чтобы помолиться о спасении заблудшей в демоническом обольщении души Томаса Вильерса.
Полковник пожалел, что их встреча оказалась такой недолгой. Ему было бы интересно узнать, от кого монахиня получает кровь, и насколько добровольно. Конечно, богобоязненная христианка не стала бы никого принуждать, да и строгая настоятельница всегда начеку. Только один вопрос мучал полковника, не из профессионального интереса, а, скорее из личного: как с обетом молчания без слов уговорить человека дать тебе кровь? Полковнику было крайне любопытно узнать этот секрет, и, чего греха таить, когда-нибудь применить на деле. Но только не с Идой Бильрот.
 
34
Первое, что сделал полковник Кристиан, прибыв в Париж, так это написал письмо в издательство консервативного католического журнала, где под именем Матье Доле служил Матео Мурсиа, с просьбой о скорой встрече с ним. Ответ был получен в тот же день, где в весьма аккуратных формулировках Инквизитор дал согласие на беседу со служащим Общества, хоть и выразил свое неудовольствие столь навязчивым вниманием.
Не так уж много было известно полковнику о Мурсиа. За шестьсот с лишним лет жизни о нём успели насочинить немало небылиц, одна противоречащая другой. Вполне вероятно, что Матео Мурсиа был уроженцем Кордовы, младшим сыном некоего дворянина, не пожелавшего оставить ему никакого наследства. Оставшись без средств, юному Мурсиа пришлось удалиться в цистерцианский монастырь на севере, где он и принял постриг. Однако, была и другая версия этого же события, где Матео, не слушая причитаний несчастного отца, решил посвятить свою жизнь служению Богу и, отказавшись от наследства, покинул отчий дом. Существовала и ещё и третья версия, более правдоподобная и в духе давно минувшей эпохи, где пресловутое наследство было уплачено монастырю как вступительный взнос. Что из этого правда, а что навет, знал только сам Матео Мурсиа и его сестра Мануэла, а они ни с кем не откровенничали о своем прошлом.
Как бы то ни было, а в своём первом монастыре Мурсиа пробыл лишь пятнадцать лет, овладев грамотой и поднаторев в богословии. Набиравшая в те годы силу Святая Инквизиция с радостью приняла Мурсиа в свои ряды, но инквизитором он так и не стал — подвел возраст. В свои вечные тридцать два года внешне он не совсем дотягивал до минимально положенных для этой должности сорока лет. Так что, хоть его и прозвали Инквизитором, таковым он никогда не являлся, зато был квалификатором, приходским священником, однажды даже дослужился до важной должности в римской курии. Полковник встречался с ним только раз, когда Мурсиа, будучи монахом, занимался в Корее миссионерской деятельностью, но их знакомство не было долговременным и сердечным.
Кто-то говорил, что Мурсиа, будучи квалификатором Инквизиции специально приказывал экзекуторам применять самые кровавые пытки, чтобы задарма насытиться кровью арестантов. Полковник же считал такие догадки откровенной чушью, ибо знал по собственному опыту, что кровь испуганных, бьющихся в агонии людей, не то что неприятна — она оставляет отвратительное послевкусие, от которого прошибает холодной лихорадкой. Вечноживущие со здравым рассудком добровольно себя на такое не обрекали, ведь это был удел белых, при виде которых смертному не испугаться было невозможно.
Мурсиа точно не был душегубом, скорее интеллектуалом, с которым можно было говорить на любые темы. Собственно, для этого полковник и пришел рано утром в Венсенский лес, где Мурсиа назначил ему встречу.
 В сумерках парк выглядел весьма неприветливо, серые ветви голых деревьев заслоняли мрачное небо, мертвенная атмосфера пронизывала парковые дорожки, окутывая пустые скамейки сонной пеленой.
Матео Мурсиа появился точно в оговоренное время. Как и всегда он был в черной сутане, гладко выбрит, с неизменно серьезным выражением лица и фирменным прожигающим взглядом исподлобья. Осмотрев издалека невысокую фигуру Инквизитора, полковник подивился, как он раньше не сопоставил внешнего сходства Мурсиа и Манолы. Но насколько брат был холоден и неприветлив, настолько его сестра была отзывчива и добра.
После формального приветствия, Инквизитор поспешил преступить к делу:
— Насколько я понимаю, вы здесь по инициативе Общества, которому служите.
— Правильно понимаете.
— В таком случае, будьте так добры, назовите причину вашего интереса, — в нетерпении потребовал Мурсиа. — Меня в чём-то подозревают?
— А есть повод? — поинтересовался полковник.
— Не поймите меня неправильно, граф, но я не располагаю временем, чтобы играть в вопросы на вопросы. Мне ещё нужно успеть на утреннюю службу.
Полковник не любил, когда вспоминали о его титуле — слишком сомнительным был подвиг, за который этот титул ему был пожалован. И Мурсиа наверняка об этом слышал, и потому не упустил шанса надавить на больное место.
— Хорошо, если вы так торопитесь, я не буду ходить вокруг да около. Итак, что вам известно об инкубате?
Пораженный таким неожиданным вопросом, Инквизитор в изумлении замер на месте, пытаясь понять, шутит ли полковник, или же говорит абсолютно серьезно.
— Мне нужен ваш богословский совет, — пояснил полковник Кристиан. — Ваша сестра без лишних слов направила меня к вам, когда услышала о моих злоключениях.
— Надо же, — только и ответил Мурсиа, — а я думал, она наложила на себя обет молчания.
— Видимо, моя история тронула её доброе сердце.
— Не обещаю вам того же со своей стороны. Но, признаться, вы меня заинтриговали. Где в Лондоне, позвольте узнать, можно столкнуться с инкубом?
— В будуаре разведенной актрисы, которая видит завтрашний день в волшебном зеркале, предсказывает по картам будущее, путешествует в астральном мире, получает письма от духа из египетской мумии и медленно выкачивает жизнь из моего подчиненного самым изощренным способом. — Полковник перевел дыхание, видя, как внимательно слушает его Мурсиа, не спеша с вопросами. — Эта женщина состоит в одном оккультном ордене, где её и научили всей той мерзости, что я вам только что перечислил.
— Я не удивлен, — равнодушно бросил Инквизитор.
— Правда?
— Сейчас время самых невероятных чудес. И души умерших бродят по земле в поисках медиумов, чтобы поговорить со своими родственниками, и учителя новой духовности в любой столице вхожи в великосветские салоны.
— И вы считаете это нормальным?
— Я христианин, и считаю, что нужно жить по заветам Евангелия. А в первом послании от Иоанна сказано: "Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире". Не многое изменилось с тех далеких времен, не правда ли?
Полковника немного удивила почти безразличная реакция Инквизитора на его рассказ о Флоренс Эмери. От квалификатора, видевшего в свое время немало ведьм и еретиков, он ожидал большей заинтересованности.
— То есть, вы не отвергаете мною сказанное, как обман зрения, шарлатанство или заблуждение? — на всякий случай уточнил полковник.
— Отнюдь.
— И что вы скажете на счет этих чудес? Насколько они опасны?
— Для вас, вашего подчиненного или той актрисы?
— Отец Матео, мне жаль, что наш разговор не задался с самого начала, — признался полковник. — Я рассчитывал на совет умудренно в подобных делах богослова, а встретил лишь безучастное согласие.
— Видите ли, граф, я безуспешно пытаюсь понять, какое место в вашей истории занимают вечноживущие? Это ведь мы являемся основным интересом со стороны Общества, в котором вы состоите.
Полковник не стал отрицать его слов и прямо заявил:
— Мой работодатель подозревает, что белые кровопийцы негласно управляют Орденом Золотой Зари через главу лондонского, так сказать, храма. Кстати, сейчас он проживает в Париже.
— Значит, в первую очередь, вы приехали в город к нему?
— Скорее к подозрительным белым. Планирую спуститься в оссуарий, а дальше пройти в их подземелья.
Инквизитор озабоченно насупился и произнёс:
— На вашем месте, я бы там долго не бродил. Особенно под лесом Фонтенбло.
— А что не так?
— Для вас — ничего. Это место плохо влияет на впечатлительных художников, вроде барбизонцев.
— Те, что рисовали пейзажи? И что же с ними произошло?
— А по-вашему болезненная тяга многих художников к одному единственному лесу может объясняться только чарующей красотой тамошней природы?
— Почему нет? — пожал плечами полковник.
— Хотя бы потому, что в Фонтенбло любят подниматься на поверхность белые. Летом в густом лесу они пытаются привыкнуть к слабым лучам света, чтобы не быть совсем уж беспомощными при дневном свете. Строго говоря, на вид они не такие уж белые, и вполне сходят за бледных светловолосых людей. Да, и глаза у них приобретают более естественный цвет.
— И барбизонцы с ними встречались?
— Судя по тому, что многие из них почили в семидесятые годы, то встречались довольно часто. А сколько картин успели написать... Всё же согласитесь, это не совсем нормально, когда пара десятков художников целыми днями бродят в лесу, и пишут одни и те же деревья. Это скорее болезненное очарование таинственным местом. Творческих людей в подобные места притягивает словно магнитом, что даже крови собственной не жалко, если попросит о ней лесная фея.
— Значит, художников сгубили белые? А они могут интересоваться так называемыми магами?
— Магами интересуются сущности несколько иного порядка. К взаимному удовольствию магов, надо сказать.
— И кто они? — вопросил полковник, хотя догадывался, каким будет ответ.
Инквизитор загадочно ухмыльнулся:
— Думаете, что явившийся человеку дьявол назовется дьяволом? Недаром его назвали отцом лжи. Все, так называемые, духи говорят лишь то, что от них хотят услышать и показывают, что от них хотят увидеть.
— Значит, они не могут быть настоящими душами умерших, как говорят спиритисты?
— Если верить Писанию, то после смерти душа человека должна пребывать либо в раю, либо в аду, либо в чистилище, а не блуждать по миру и беседовать с живыми. И я верю Писанию.
— И мумия не может диктовать письма. Я понял.
— А что это за письма?
— Точно не знаю, я их не видел. Но, судя по тому, что слышал, они выполнены на древнеегипетском языке иератическим письмом. Речь в них идёт, кажется, о египетской магии или религии.
— Этого и следовало ожидать.
— Правда? — вопросил полковник, невольно поражаясь, с какой легкостью его собеседник воспринимает услышанное.
— Может вы слышали о Елене Блаватской? Она ведь жила в Лондоне. Так вот, она сама признавалась, что не понимает смысла тех околодуховных книг, которые сама же и писала.
— Как такое возможно?
— Так же как и в случае с письмами вашей знакомой актрисы. Блаватская записывала тексты не сама, и судя по тому, что я прочел в "Тайной доктрине", такое тяжело придумать, обладая человеческой логикой.
— Тогда зачем демоническим сущностям, если вы их имеете в виду, надиктовывать своим пророкам старые и новые вероучения? Какой в этом смысл?
— Какого ответа вы ждете от старого католика, да ещё и бывшего квалификатора?
— Искреннего.
Мурсиа немного помолчал, собираясь с мыслями. Было видно, как ему в тягость весь этот разговор об инфернальном.
— Мне скверно видеть, как каждый день теософы превозносят Люцифера, как графини и жены генералов вызывают духов себе на потеху, как художники и поэты начинают мнить себя розенкройцерами и магами, а какой-то русский журналист пытается доказать, что Христос был буддистом. Мне уже тошно от всей этой мешанины эзотерики, оккультизма и самых разнообразных религий. Христианство больше никому не интересно, потому что не щекочет нервы и не волнует разум, а лишь заставляет думать о душевной чистоте и молиться.
— Что поделать, такое сейчас легкомысленное время.
— Бросьте, время всегда одно и то же, просто люди в нём живут разные. Они и меняют нравы.
— И кто же повинен в нынешней бездуховности? — иронично вопросил полковник, не надеясь получить прямой ответ.
— Чарльз Дарвин, — не задумываясь, ответил Инквизитор. — Да-да, можете считать меня брюзгой и ретроградом, но именно он подорвал своей теорией всякую веру в Бога. Отныне миллионы европейцев уверены, что не Бог сотворил человека, а безликая природа, и человек создан не по образу и подобию Божьему, а произошел от обезьяны. Стоило Дарвину это сказать, как тут же светила науки с неподдельным энтузиазмом принялись возвеличивать в человеке его животную сущность, позабыв о божественной, будто только и ждали подобного случая. Кстати, вам доводилось слышать, что Дарвин во время своего знаменитого кругосветного путешествия на "Бигле" посетил Южную Америку, где гостил у одного индейского племени? Так вот, тогда его уговорили поучаствовать в одном колдовском ритуале. Мне не известно подробностей и сути церемонии, однако, когда Дарвин вернулся на корабль, команда тут же заметила перемены в его характере, словно к ним пришел другой человек.
— Что-то вселилось в него во время ритуала?
— Очень даже возможно. До этого случая Дарвин готовился стать пастором, а по возвращению в Англию начал развивать теории, направленные на разрушение веры в Творца. И так — до конца своих дней. Благодаря Дарвину и утвердился материализм, который начали проповедовать ещё триста лет назад, когда гуманизм поставил во главу угла человека, а не его бессмертную душу. И что теперь? Люди разуверились в Боге, и в душах их стало пусто. Но они снова начали искать духовность, вот только нашли лишь то, что им предложило наше безбожное время: спиритизм, теософию и магию.
— Насколько опасна магия? — поспешил спросить полковник, пока негодующий собеседник не стал высказывать всё, что у него наболело.
— Не менее чем спиритизм. У духов весьма скверное чувство юмора. Жаль люди понимают это слишком поздно.
— Помнится, раньше планшетки и столоверчения были весьма популярным развлечением.
— Они и сейчас не утратили своей притягательности для разочаровавшихся в жизни. Один делец из Сити, например, пристрастился к спиритическим сеансам после того как потерял горячо любимую супругу, хотя был до того человеком приземленным и существование потустороннего отрицал. Но после общения с якобы покойной женой он уверовал в реальность запредельного мира и вскоре вошел в контакт и с другим духом, назвавшимся именем одного святого. Однажды этот дух вывел на планшетке совет финансисту, чтобы тот купил тридцать пять тысяч акций Центральной лондонской железной дороги, а через двадцать дней продал. Дух обещал прибыль в две тысячи фунтов. Финансист поступил так, как ему было сказано, и все обещанное сбылось с точностью до пенни. Затем дух дал ещё один совет и вновь он принес немалый доход. И так, за два года делец разбогател от игры на бирже, удвоив свое состояние. И вот однажды дух посоветовал финансисту на все имеющиеся деньги купить американские акции, чтобы ещё удвоить капитал. И тот снова последовал его словам, и через год стал банкротом. А когда он потребовал от духа объяснений, то дух писал ему на планшетке только: "ха-ха... ха-ха..." И разорённый делец залез в петлю.
— Он написал всю эту историю в предсмертной записке?
— Нет.
— Тогда откуда она вообще известна?
— Он сам рассказал всё прислуге, когда его вынули из петли. Да, этот страдалец выжил, но слег после этого происшествия на три года. Сейчас, правда, он здоров, и слышать о спиритизме больше не желает. А вот одна дама полусвета влюбилась в одного человека, женатого на другой женщине, и покончила с собой. Оказывается и она увлекалась спиритизмом, и дух сообщил ей, что со своим избранником она сможет быть вместе, но только на том свете.
— Дьявольская хитрость... — только и произнёс полковник.
— Вы правы. Те, кто общается с духами на спиритических сеансах, делает это добровольно и исключительно по своему желанию. Но есть и такие несчастные, к которым духи приходят без приглашения. Если они двигают мебель в доме или бьют посуду, это не страшно. Хуже когда человек начнет слышать их голоса в своей голове, или видеть их тени. Сколько таких несчастных в домах умалишенных, неизвестно, но бьюсь об заклад, что от общего числа тамошних обитателей их немало.
— И насколько подобному подвержены оккультисты? По-вашему, они тоже не понимают, с кем общаются?
— Магам не дано увидеть разницы между добром и злом, потому что согласно герметическому учению всё в мире двойственно, и противоположности идентичны по природе, но различны в степени. Потому для оккультистов и дьявол лишь обратная сторона Бога. Магия взращивает в человеке гордыню, а это прямая дорога в ад. Маг желает управлять скрытыми силами природы, но если что-то скрыто от человека, так может быть не зря? Когда-то Ева ослушалась и сорвала запретный плод, и для человека рай стал потерянным. Единственное, что осталось потерять магу, так это его бессмертную душу, и если он общается с падшими духами, это неизбежно. Единственное спасение для мага, так это осознание — как бы не был льстив дух, он никогда не будет подвластен магу, но маг уже подвластен духу. Маг его верный раб, он слушает все, что дух нашептывает в его голове, он верит всему, что дух заставляет записать, он скажет всё, что дух потребует сказать. Маг верит в духа, он не вспоминает о Боге и забывает, что судьба Иоганна Фауста очень грустна. Демон прослужил ему лишь несколько лет, но после страшной смерти Фауст стал его рабом в адских глубинах, но уже навеки. Слишком неравноценный обмен — вот что ждёт мага.
— И обратного пути нет?
— Покаяние, искреннее раскаяние и мольба к Богу о прощении.
— Для Англиканкой церкви покаяние вовсе не таинство, — заметил полковник.
— Тем хуже для англикан. Так что, я не знаю, что и посоветовать вашему подопечному, кроме как прекратить общаться с той актрисой.
— Боюсь, всё зашло слишком далеко.
Полковник вынул из кармана отобранный у Томаса талисман, шитый золотой нитью, и предъявил его бывшему квалификатору.
— Что скажете?
Мурсиа не стал прикасаться к протянутой ему тряпице, а лишь оценил её на расстоянии:
— Раньше такие знаки гравировали на обратной стороне магических колец. Хотя, полагаю, вышивка золотом тоже не возбраняется.
— И что значит этот знак? — в нетерпении спросил полковник.
— Как бы точнее это выразить... Сей талисман привязывает его владельца к дарителю, тому, кто вышил этот знак. Если носить его у сердца, то любые помыслы и намерения одаренного станут известны заклинателю.
— Каким образом?
— Откуда мне знать. Я никогда не практиковал магию. Одни говорят, что пророческие образы приходят им во снах, а кому-то голос внутри шепчет предостережения. Одним словом, сокрытые силы находят способ известить мага о надвигающейся угрозе.
Полковник ещё раз взглянул на кусочек черного атласа, искусно расшитого золотом и спросил:
— Что посоветуете сделать с этой вещью?
— Делайте что хотите, — бросил Инквизитор. — Я бы сжег.
Полковник поспешил спрятать чужой талисман обратно в карман и поведал историю Вильерса:
— Тот, кто его получил, был по моей просьбе на собрании оккультного ордена, где его посвятили в неофиты. — Заметив на себе косой взгляд Инквизитора, полковник, в оправдание добавил, — Это было необходимо для расследования.
— И чем же занимаются на своих собраниях лондонские оккультисты?
— Какой-то театрализованной чушью. Единственное, что меня озадачило, так то что они молятся некому Владыке Вселенной.
— Почти князь мира сего, — заметил Мурсиа.
— Значит, они дьяволопоклонники?
— Все оккультисты поклоняются нечистому, только мало кто из них отдает себе в этом отчет. А те, кто понимает, что делает, делает это с особым чёрным чувством. Вы слышали, как недавно в Риме обличили храм сатанистов?
— Нет, — признался полковник.
— Его обнаружили во дворце Боргезе, том самом, что когда-то принадлежал папе римскому. Сейчас им владеют наследники рода Боргезе и сдают в поквартирную аренду. Не так давно представители семьи провели во дворце инспекцию помещений, и в одной из комнат обнаружили внушительный гобелен с изображением Люцифера, алтарь для черных месс, позолоченные скамеечки для прихожан. Была даже люстра в виде гигантского ока, что призвало взирать с потолка на дьяволопоклонников.
— И все это в комнате, где когда-то ходил папа, — с грустью покачал головой полковник.
— В этом и заключается весь смысл. Как бы сатанистам не хотелось осквернять церкви, но довольствоваться приходится второстепенным. Поверьте, если бы дьяволопоклонникам был доступен Собор Святого Петра, они бы даже не посмотрели в сторону бывшего дворца папы Боргезе.
— А сейчас во Франции происходит что-нибудь подобное? — спросил полковник, пытаясь подобраться к интересующей его теме. — Париж ведь богат на разного рода оккультистов, не так ли?
— Париж ничем не хуже Рима или Лондона, поверьте. В 1888 году здесь появился Каббалистический орден Розы и Креста — сборище магов, астрологов и алхимиков. А девять лет назад масонствующие оккультисты возродили Орден мартинистов, тех самых, что до революции предлагали своим адептам воссоединиться с миром духов и искать встречи с бессмертными учителями универсальной духовности.
— Почти как махатмы Блаватской.
— Это верно. Я не удивлюсь, что всем предводителям разных оккультных орденов нашептывают идеи одни и те же бессмертные мудрецы, и вряд ли они имеют телесное воплощение, подобное нашему с вами.
— Вы когда-нибудь слышали о Самюеле Лидделе Матерсе? — спросил полковник, надеясь услышать что-нибудь и о его тайных вождях.
— Нет, — ответил Инквизитор, — в Париже хватает своих доморощенных розенкройцеров вроде маркиза Гуайта и Паладана с его "Салоном Розы-Креста".
— А что вы скажете о покойном аббате Буллане? — поинтересовался полковник, припомнив историю черномагической войны аббата и маркиза, о которой поведал ему Эйтон.
— Что это позор для духовенства. Как и аббат Луи Констан, назвавшийся Элифасом Леви, как и аббат Монфокон де Виллар, как и капеллан Давид, как и отец Пикар с отцом Булле. Все они вероотступники. И этому есть своя причина — ведь только священник, отвергший Христа, может служить чёрную мессу. Я знаю, о чем говорю, потому что 250 лет назад я был в обители святой Елизаветы в Лувье и видел всё творившееся там своим глазами.
Полковник напряг память, услышав смутно знакомое название.
— Это ведь был монастырь с одержимыми монахинями?
— Да. Но одержимыми они стали не внезапно, а после четырнадцати лет служения чёрных месс. Все началось в 1628 году с капеллана Давида. Он считал, что служить мессу необходимо обнаженными, подобно Адаму и Еве. Ещё он считал, что все поступки, вершимые во время служения Богу благи. Так монахини стали принимать просфоры друг у друга с обнаженных грудей и предаваться непристойностям, а отец Давид наслаждался этим зрелищем, правда, недолго, ибо вскоре умер. Когда на его место пришел отец Пикар и его помощник отец Булле, началось неприкрытое служение дьяволу, с богохульными речами, дикими совокуплениями и инкубатом. Потом Пикар внезапно умер, а некий дух в его обличие стал являться сестрам во снах и наяву. Вот тогда-то и началось повальное беснование.
Мурсиа помрачнел. Было видно, как тяжело ему вспоминать минувшее. Но, переведя дыхание, он все же продолжил:
— Когда я прибыл в монастырь, то воочию убедился в реальности дьявола и его ненависти к человеку, как образу Божьему. Вы когда-нибудь слышали, как из десятка женских глоток льется злобный рёв, не человеческий, почти звериный? Монахини рычали богохульства, сыпали проклятья, отрекались от Христа, не замолкая ни на минуту. А вы когда-нибудь видели, как человеческое тело выгибается дугой и, опираясь только на темя, и стоит так часами? Дай-то Бог вам никогда этого не услышать и не увидеть. Особенно их глаза. — Мурсиа нервно провел ладонью по лицу, словно хотел стряхнуть видения прошлого, прежде чем продолжил. — В этих глазах можно было увидеть огонь преисподней. Над всеми теми женщинами демоны действительно держали власть. Это они лаяли их устами, они изгибали их тела в корчах, заставляли лазать по отвесным стенам и хулить Господа. Страшная участь. В те годы бывший аббат де Виллар утверждал в своих сочинениях, что дьявол давно заточен в аду и больше не властен над людьми. Для монахинь из Лувье это звучало как злобная насмешка. Дьявол реален как никто другой, больше чем вы, больше чем я. И сейчас его присутствие в мире чувствуется как никогда острее, с отчетливым запахом серы. Вы, кажется, что-то говорили об инкубате? А вот де Виллар называл инкубов и суккубов духами стихий. А духи стихий, по его мнению, оказывается, стремятся вступить с людьми в брак, чтобы получить для себя бессмертную душу, а человека наделить мудростью. Красивые слова, вот только они излишне лукавы. Переиначьте их, и получится, что так называемые стихиалии открывают человеку сокрытые знания в обмен на его душу.
— Тогда слова приобретают совсем другой смысл.
— В этом и есть весь фокус. Одни и те же слова несут в себе разное их понимание. Это и есть дьявольский обман, ловушка для души. В неё попадают все, кто ищет тайное знание и кто хочет управлять сокрытыми силами природы. Маги хотят стать богами без Бога, а за гордыню человек всегда расплачивался душой.
Полковник неуверенно возразил словам Инквизитора:
— Слишком категоричное суждение. По мне, так маги не столько грешат, сколько заблуждаются.
Мурсиа лишь ухмыльнулся:
— Заблуждаетесь как раз-таки вы. Я привык, что в глазах просвещенной общественности я мракобес и убийца невинных. Утешает меня лишь то, что все они неправы. За годы следствий я видел немало оговоренных и отпущенных с миром. Но я видел предостаточно ведьм и колдунов. Они не были сумасшедшими, как сейчас принято считать. Они не оговаривали себя, в этом я убеждался не раз. Они действительно общались с инфернальными силами, кто-то осознанно, а кто-то по заблуждению. Но все они стали добровольными проводниками бесовского в этот мир, того зла, что ненавидит род человеческий и несет с собой мор, голод, болезни и страх.
— А полеты на метле к шабашу тоже были? — поинтересовался полковник, предвкушая, что же ему на это ответит Инквизитор.
— Как и поедание младенцев и совокупления с самим сатаной, — кивнул Мурсиа, — только в их воображении. Хотя, я не совсем точно выразился. Это не просто воображение, это другой мир, не доступный каждому, но открывающий свои врата тому, кто хочет его увидеть и почувствовать. Как говорят, это не сон и не явь, это другое состояние.
— Астральный мир? — спросил полковник, уловив нечто похожее с написанным в дневнике Йейтса.
— Да, кажется, так это сейчас называют. Но суть со временем не изменилась. Может, сейчас такое явление назовут игрой разума, ярким сном или помешательством, но всё это слова тех, кто с гордостью считает себя материалистами. Потусторонний мир нельзя пощупать руками, это правда, но в нём можно прожить самые захватывающие приключения. Там можно найти всё, что пожелаешь, но можно встретить и демонов в самых невинных обличиях и попасться на их дьявольские уловки.
— Вечноживущим под силу попасть в астральный мир и влиять через него на других людей? — поспешил спросить полковник.
— Вполне. Они от этого ничего не потеряют.
— А что можно было бы потерять от такого опыта?
— Бессмертную душу, граф, что же ещё. Прельстившись миром духов, что в сути есть демоны, смертный вверяет себя адским глубинам.
— А белая, стало быть, нет? — недоверчиво спросил полковник.
— Так ведь она никогда не умрёт. Таким как мы не суждено оказаться ни в аду, ни в раю, разве что только в конце времен после Страшного Суда.
— Странно слышать такое от вас, — заключил полковник. — Тогда какой смысл для вас вообще верить в Бога и искать спасения?
— Как знать, может и у бессмертия есть свой предел, и в конце нам тоже придется стоять перед ответом. В мире ничто не вечно, даже вода точит скалу. Вопрос только во времени. Никому не известен его срок.
— Знать бы только порядок нашего, — вздохнул полковник.
— Может несколько тысяч лет, может — миллионы. Я не встречал ещё ни одного вечноживущего, кто бы похвастался возрастом в несколько тысяч лет. Кстати, а о какой белой вы только что говорили?
Поняв, что невольно проговорился, полковник не стал скрывать известное ему о Меритсегер.
— Возможно, несколько адептов лондонского ордена видели её в своем астральном мире, а мой подопечный столкнулся с ней воочию. Имя Меритсегер вам о чем-нибудь говорит?
— Охранительница фиванского некрополя? — странно ухмыльнулся Мурсиа. — Что ж, белой бы это было под силу, но только по ночам.
— Так она представляется всем, с кем ищет встречи. Возможна она и есть древняя египтянка.
На это заявление Инквизитор лишь загадочно улыбнулся.
— Что? — удивился полковник. — У вас и на этот счет есть особое мнение.
— Не в этом дело. Просто, когда вечноживущие начинают говорить о древности Египта, это лишний повод задуматься, не дурят ли они вас?
И снова полковник услышал этот странный намек. Семпрония и вовсе утверждала, что она уроженка Древнего Рима, который никогда не существовал.
— Хорошо, я учту.
— Эта Меритсегер уже пила кровь магов?
— Насколько мне известно, нет. А что произойдет, если это случится?
— Это будет забавно, — совсем невесело усмехнулся Инквизитор. — Маги и сами не прочь пустить в дело человеческую кровь. Вы когда-нибудь слышали о магии крови?
Полковник отрицательно помотал головой.
— Видите ли, граф, мы с вами всего лишь пьём кровь смертных для поддержания своих жизненных сил, а оккультисты находят ей более изощренное применение. Древние считали, что с кровью могут получить силу, ум и отвагу убитого. Кто знает, может так оно и есть. А каббалисты говорили, что душа отчасти растворена в крови. Сегодняшние же маги пускают себе кровь во время ритуала, чтобы привлечь так называемых сущностей из нижнего мира, которых пьянит запах крови, и они тянутся к её источнику, точно сомнамбулы. Если маг достаточно хитер, он может пленить одну или нескольких таких сущностей, но если один из бесов окажется сильнее зова крови, то мага пленит он.
— Я слышал, что древние римляне пили кровь гладиаторов, чтобы омолодиться. И как называется такая магия?
— Кто вам об этом рассказал?
— Баварский профессор Юлиус Книпхоф.
Мурсиа согласно кивнул.
— Да, мне доводилось слышать об этом человеке. Особенно о его работе в бурные молодые годы. Сейчас, он должно быть очень стар.
— Не настолько, чтобы расстаться с призванием всей своей жизни.
— Ну, конечно, конечно. Ученого с его складом ума ничто не остановит перед возможностью познать тайны жизни и смерти. Он ведь сидел в тюрьме за свои научные изыскания, вы не знали?
Эти слова немало удивили полковника, и он пожелал узнать подробности, благо Мурсиа не был на них скуп:
— Ещё будучи молодым человеком Книпхоф увлекся странными идеями в одном студенческом кружке, а по окончании обучения со своими приятелями и коллегами стал по ночам осквернять могилы.
— Зачем? — изумился полковник.
— Вот и я не понимаю, зачем анатому, в чьем распоряжении всегда имеются мертвые тела, ещё и тревожить погребённых. Но факт остаётся фактом, во имя своих идей он не брезговал святотатством. Это продолжалось несколько лет. Не скажу, что городские власти бездействовали, но застать на месте преступления Книпхофа и его товарищей им долго не удавалось. Бургомистра крайне беспокоили истории о ночных разорителях могил, но дальше словесных баталий с Книпхофом его борьба с осквернителями не заходила. И вот, вскоре бургомистр умер. Его похоронили с почестями, а через два дня к его могиле явился Книпхоф с приятелями. Неизвестно, какие опыты они намеревались произвести с телом покойного, потому что как только медики открыли крышку гроба, они увидели бургомистра, скорее испуганного, нежели мертвого. Видимо этот несчастный впал в летаргический сон и был погребен заживо, и Книпхоф в силу случая предоставил ему шанс жить дальше, а не почить ужасной смертью от удушья глубоко под землёй. Тем не менее, оживший бургомистр остался верен своим принципам, и всех, кто участвовал во вскрытии его могилы, отдал под суд, так как они были застигнуты на месте преступления.
— И кем же? Самим бургомистром?
— Очевидно. Не очень благодарно с его стороны, не так ли? Но, кто знает, что бы сотворили с телом бургомистра, не приди он вовремя в себя. — Мурсиа внимательно посмотрел на полковника и заметил, — Удивительно, что вы знакомы с Книпхофом.
— Удивительно, что и вы его знаете.
— Так ведь слухи о тех событиях дошли до Ватикана и Книпхофа отлучили от церкви. В последнее время подобное происходит нечасто.
Странная история заставила полковника задуматься, что же за сущность скрывается за образом маленького старичка, окружившего себя внуками и студентами? При случае он намеревался расспросить Книпхофа о той давней кладбищенской истории.
— Что ж, граф, — сказал Мурсиа и глянул в сторону выхода из парка, — приятно было с вами побеседовать. Увы, мне пора.
— Благодарю, что не отказали во встрече, — искренне произнёс полковник. — Только скажите, что я могу сделать? Я знаю, как противодействовать белым в их играх с людьми, но что делать, если игру завёл сам дьявол?
— То же, что и любой добрый христианин — молитесь и не дайте ввергнуть себя в грех. Дьявол не всесилен, нужно только искренне в это верить. И в трудную минуту не забывайте о Боге, ведь он всеблаг и всемогущ. Стоит только искренне обратиться к нему, и он обязательно поможет.
Из-за горизонта начали пробиваться долгожданные лучики холодного солнца. Полковник смотрел, как преображается утренний пейзаж, а в голове крутилась лишь одна мысль: как жаль, что Инквизиция больше не интересуется ведьмами и магами.
 
35
Настал момент, когда в парижском распорядке дня полковника Кристиана настало время посетить самое интересное для Общества по изучению проблем инженерной геологии место — оссуарий.
Дождавшись, когда в катакомбы спустится последняя на этот день группа туристов, полковник затесался в толпе, пройдя на экскурсию без билета. Ему вовсе не было жалко денег за посещение места, которое он видел уже не раз, просто по окончании экскурсии полковник не собирался подниматься на поверхность. Зачем же волновать гидов тем, что один из туристов потерялся в катакомбах и поднимать из-за этого панику? Лучше просто войти незамеченным, и сделать это, пока оссуарий открыт для посещения, потому что договориться с ночным сторожем об открытии входа всегда тяжелее.
Полковник шёл в самом конце группы, намереваясь в любой момент сойти с экскурсионного маршрута и нырнуть в непроглядную темноту коридоров, которые никогда не решатся показать туристам. Но тут же его ждало разочарование — первое из известных ему ответвлений было наглухо закрыто решеткой, чего не наблюдалось в этом месте еще пятьдесят лет назад. Полковнику подумалось, что решетка появилась в этом месте, после того как в один из дней рабочий или сторож решил исследовать это ответвление и больше его не видели. Так это было или нет, но проход оказался закрыт, и нужно было искать другой. Для этого полковнику пришлось идти за туристами дальше через самый нелюбимый им участок катакомб.
Впереди показались стены, доверху выложенные человеческими черепами и костями — именно это манило тысячи людей со всей Европы в подземелья Парижа. Больше всего полковника поражало не циничное отношение к мертвецам, а та скрупулезность, с которой косточка к косточке, череп к черепу была выложена стена. Будь в одном из залов катакомб вывалена груда костей, она бы произвела на него куда меньше омерзения, чем костяная мозаика вдоль стен.
Невольно полковнику вспомнились слова Иды о тяге некоторых людей к пристальному разглядыванию мертвых тел и того, что от них осталось. Туристы впереди определенно были именно такими людьми. Полковник даже слышал, как разом все они затаили дыхание при виде зала мертвецов. Восхищение, смешанное со страхом на гране экстаза — вот зачем все эти люди спустились в оссуарий. Кто-то из них наверняка задумался о собственной бренности, глядя на освободившиеся от плоти кости, и представил, что однажды он и сам станет таким. Но полковнику такие фантазии были чужды — он давно свыкся с мыслью, что плоть его вечна. А кому-то из туристов наверняка не хватало острых ощущений в повседневной жизни, раз они посетили подобное место. Но впечатлений полковнику было предостаточно и без лицезрения старых черепов с огромными глазницами.
На его счастье, второе ответвление оставалось не замурованным, и мужчина поспешил скрыться в нём подальше от завороженной толпы. Отойдя на достаточно большое расстояние, чтобы его присутствие не обнаружили бдительные гиды оссуария, полковник зажег фонарь. Помня свой последний спуск в подземелья Лондона, он не питал иллюзий о доброжелательности белых кровопийц под-Парижа. Оссуарий они посещать не любили, то ли из-за чуждости им самим тамошней атмосферы смерти, то ли из-за брезгливости. Их обиталищем стали старые каменоломни, что были в сотни раз длиннее туристических подземелий и лежали дальше в непроглядной тьме.
Внезапно в конце коридора возник огонек, и полковник замер в ожидании. Свет вдали тоже прекратил движение навстречу. Постояв с минуту, мужчина все же двинулся вперед, гадая, кто же ему вскоре повстречается.
К полковнику приближался молодой человек, на вид лет двадцати, слишком худой и высокий. Непослушные кудри вихрами торчали в стороны, а серые глаза не скрывали озорного характера. Помимо фонаря, в другой руке молодой человек держал объёмный саквояж.
— Вы из тех британских туристов? — наконец заговорил он по-английски. — Отстали от группы?
— По-вашему, туристы всегда ходят в подземелья с собственным фонарём?
— Ну да, — кивнул парень, поняв, что сказал глупость, — в оссуарии же провели электричество. Тогда что вы здесь делаете?
— То же самое я хотел бы узнать от вас, — невозмутимо произнёс полковник.
— Ну... — словно оправдываясь, начал парень. — Наверное, властям бы не понравилось ни мое присутствие здесь, ни ваше.
— Очевидно.
— Хотя в моих намерениях нет ничего плохого.
— Как и в моих.
— Правда?
— Безусловно.
 Молодой человек немного помялся, и все же решил задать немаловажный вопрос.
— Наверное, нам следует представиться? Я Франк Петерс.
— Фред Райли, — произнёс полковник Кристиан.
Парень нагнулся к земле и, поставив фонарь и саквояж, произнёс весьма неожиданную и странную фразу:
— Простите меня, за то, что я сейчас сделаю.
Полковник не успел поинтересоваться, что такое задумал его собеседник, как тот с размаха полоснул его по кисти руки невесть откуда взявшимся ножом и тут же отскочил в сторону. Полковник взвыл и двинулся на обидчика. Он схватил парня за грудки, но тот даже не стал сопротивляться, лишь направил свой фонарь на разгневанного мужчину.
— Чёрная, — улыбнулся парень и выдохнул.
— Какого черта? — сквозь зубы прорычал полковник.
— У тебя кровь черная, — сказал Петерс, указывая глазами на порезанную руку полковника, что сжимала воротник его пальто.
Черная кровь была присуща исключительно кровопийцам, и Петерс это знал заранее. Либо он видел кровопийц и раньше, либо...
— Ты мне руку порезал, гаденыш, — только и сказал полковник, отпуская обидчика.
— Хочешь, и ты порежь мою, — тут же предложил тот. — Убедись, что я такой же, как и ты. — В заключение своих слов он протянул полковнику свой швейцарский нож, но мужчина его не принял.
— Ты точно не такой как я, потому что ты идиот.
— Ну, прости, — буркнул кровопийца, назвавшийся Франком Петерсом. — А как бы я ещё понял, что ты тоже вечноживущий?
— А спросить напрямую было нельзя?
— А что бы я спросил? "Мистер Райли, вы случайно не попиваете кровь время от времени? Я сам, знаете, порой делаю то же самое". Да что ты так переживаешь. Рана уже должна была затянуться. Зато я теперь абсолютно уверен, что ты такой же, как и я.
Полковник достал из кармана платок, чтобы оттереть тёмное пятно с руки, и действительно, пореза под ним не оказалось.
— На самом деле, это здорово, что я тебя здесь встретил, — продолжал Петерс.— Мне очень нужна помощь. Если ты согласишься, то я буду тебе очень обязан.
— Ты совсем страх потерял? — всё еще сердился на него полковник. — Сначала устраиваешь дурацкую проверку своим ножом, а теперь просишь помочь?
— Ну да, — и глазом не моргнув, признался тот.
— Не боишься, что я тебе сейчас двину по физиономии? Ущерба здоровью ведь не будет, и следов не останется.
— Если хочешь ударить, пожалуйста, бей, я тебя прекрасно понимаю, — и он умоляюще добавил, — А после, ты мне поможешь?
Полковник хмуро смерил взглядом кровопийцу, ибо такое простодушие его окончательно обезоружило. Ему лишь стало любопытно, сколько же Петерсу лет, и подумалось, что вечноживущему с замашками авантюриста никак не может быть больше трёх веков.
— Я надеюсь, ты не собрался выяснять отношения с белыми на их же территории? — на всякий случай поинтересовался полковник.
— Вообще-то, собрался. Вернее, с одной белой. Хочу её отсюда забрать.
— Я, конечно слышал, — с усмешкой заметил полковник, — как белые утаскивают кровопийц с поверхности в свои подземелья, но чтобы наоборот… А она на это согласна?
— Пока не знаю. Но вместе мы её убедим.
Энтузиазм собеседника не порадовал полковника. Ему не хотелось провести всю ночь в каменоломнях, гоняясь за несговорчивой женщиной, которую он даже не знал, в то время как у него самого были дела. Но внезапно в голове возникла идея, и полковник произнёс:
— А знаешь, я помогу тебе. Но только при одном условии.
— Конечно, всё что угодно, — поспешил кивнуть Петерс.
— Прямо-таки всё?
— Ну, — смутился он, — в пределах разумного, конечно.
— Когда поймаем твою белянку, я задам ей несколько вопросов, и ты позаботишься, чтобы она мне на них честно ответила.
— Идёт, — и он протянул руку, — кстати, на самом деле меня зовут Эйнар Гримссон.
— Старый Секей, — ответил на рукопожатие полковник. — Так ты исландец?
— Да. А как ты угадал?
— Имена у вас больно однообразные, что триста лет назад, что сейчас.
На лице Эйнара застыло немое удивление, а полковник лишь произнёс:
— Что, я ещё и с возрастом угадал? Я не прозорливец, случайно получилось. Лучше скажи, где и как искать твою белянку?
Эйнар тут же опустился к саквояжу, чтоб открыть его. Полковник внимательно смотрел, как тот перебирает груду белого полотнища, вытягивает из-под неё шнур, и только потом спросил:
— Это что?
— Веревка и две простыни. Я сшил их вместе, как мешок. Вдруг придется подниматься наверх под солнцем, а Заза ещё будет сопротивляться и брыкаться. Двойная польза.
— Ну, ты и выдумщик, — невольно признал полковник. — Или изувер.
— Да люблю я её, упрямицу! — в отчаянии воскликнул Эйнар. — Места себе не нахожу, зная, что она здесь.
— Белую? — недоверчиво спросил полковник.
— Лет 180 назад, когда я с ней познакомился, она была другой.
На столь удивительную историю полковник сказал лишь:
— Ладно, это твое личное дело. Так где ты назначил ей свидание?
Без лишних слов Эйнар повел полковника вглубь подземелья, и через пять минут блужданий в узких коридорах вечноживущие вышли к обрыву. Вниз вела аккуратно приставленная к склону лестница.
— Ну что, спускаемся? — видя нерешительность полковника, спросил Эйнар.
— А тебя не настораживает, что здесь, в старых заброшенных каменоломнях так просто стоит себе новая лестница?
— А что такого? Если у кого-то из здешних обитателей голова и руки на месте, почему бы ему не сострогать её для себя? Хотя, скорее всего, стащили эту лестницу у кого-нибудь из служащих оссуария. Ну, давай, лезем вниз.
На дне обрыва полковник решил расспросить своего нового знакомца о его пассии:
— Так она вправду белая?
— Альваресса.
— Что это значит?
— То же самое что и "белая" только правильнее. Они здесь так себя называют — альвары.
— Странное слово.
— Что странного? В древние времена они именовались альбарами, это от латинского "albus" — белый. Или от "alb" — гора.
— При чем тут гора?
— Ну как же? В горах есть пещеры, в пещерах есть подземные ходы, в ходах живут белые альвары. Разве не слышал о стоянке под Альпами?
— Слышал.
— Ну вот, а Альпы тоже происходят от слова "alb". Альпы — горы, а вершины их снежные — белые.
— Я понял. Всё же, любят здесь на Континенте выдумывать заковыристые словечки с несколькими смыслами.
— Тут-то любят. Это у вас в Англии нет особой фантазии на названия, говорите то, что видите. А вот у меня на родине альваров именуют альфарами.
— Эльфами? — недоверчиво переспросил полковник.
— Ну да. А что ты так удивляешься? Между прочим, здесь во Франции родственниц эльфов — фей называют просто Белыми Дамами. Лично я между эльфами и феями особой разницы не вижу. Сказки на то и сказки, что и феи и эльфы в них добрые. Но даже в сказках они похищают людей.
— И твоя альваресса?
— Да нет, она хорошая женщина, — с нескрываемой грустью произнёс Эйнар и добавил, — просто не дождалась меня и с горя ушла под землю. Думала, я забыл о ней и больше не вернусь. А в обиталище белых легче забыть о своих мирских печалях, прямо как в монастыре. Но вот, я вернулся, нашел её, объяснился, вроде бы Заза даже простила меня, но упорно отказывается подниматься наверх. Мне уже надоело устраивать ей здесь свидания. Сегодня же вытащу её наружу, хочет она того или нет.
— Знаешь, если женщина чего-то не хочет, порой бесполезно её уговаривать.
— Так я не уговаривать её пришел, а вернуть на свет Божий. Ну, не сразу, конечно, постепенно.
— Вообще-то я имел в виду, что она может сбежать от тебя и твоих благих намерений обратно под землю.
Кажется, Эйнар даже не рассматривал такую возможность, и сильно призадумался.
— Если не секрет, — отвлек его от тяжких размышлений полковник, — сколько ты возвращался к своей Зазе?
— Почти сто лет.
— Не обижайся, — усмехнулся полковник, — но я её прекрасно понимаю.
— Но я же не специально, — оправдывался Эйнар, и, похоже, делать ему это приходилось не впервой. — Так сложились обстоятельства. А она устала ждать. Столько лет прошло, пока она тут внизу, столько всего в мире изменилось.
— Правда?
— Да сам вспомни: Французская революция, одежда другая, транспорт новый, электричество на улицах и в некоторых домах. Даже интересно, как Заза отреагирует, когда увидит поезд? Мы ведь живем себе, и живем, быстро привыкаем к новому, хоть и не забываем о старом. А для неё все осталось по старому, как в XVIII веке. Стой. Здесь мы повернем, — предупредил Эйнар и тут же нырнул в узкую расщелину в стене.
Полковник послушно последовал за ним, а Эйнар все продолжал вещать о своей великой любви:
— Как только я вырвался на свободу, сразу стал её искать. Первым делом, вернулся туда, где видел Зазу в последний раз — на западный берег Африки. Там есть свои подземелья, и я спустился вниз, к тамошним альварам. Еле дознался, что она была рядом с ними, но очень давно. Потом Заза ушла на север, и больше они её не видели.
— Как это ушла на север? — поразился полковник, не понаслышке зная, как белые путешествуют. — Ты представь, где Африка и где Франция? Она что, переплыла по морю?
— Да нет же, по суше, вернее под землей.
— Что за глупость? — поразился полковник.
— Мне так сказали в Африке. Вроде от пустыни Намиб до Европы ведет подземный тоннель и все, кто желает, путешествуют по нему из страны в страну. И Заза ушла на север.
— Ерунда какая-то, — всё еще не мог поверить он. — Такой тоннель должен быть больше пяти тысяч миль протяженности. Это же не панамский канал, его и за тысячу лет не вырыть.
— Ну, этого я не знаю, рыли его или он существует сам по себе от начала времен, но Заза по нему ушла. Я тоже хотел рискнуть пойти по её следам, но меня в тоннель не пустили.
— Почему?
— Сказали что я, дневная моль, ссохнусь там за первым же поворотом, зачахну без света и крови, скукожусь в уголке как мумия Рамзеса и никто меня наверх не вытащит. Так что, в Европу я добрался как раз-таки по морю.
— Значит, гигантского тоннеля ты воочию не видел?
— Не видел, это правда. Но судя по тому, как о нем говорили, тоннель — это суровая реальность. Когда альвары мне рассказали о нём, я сразу смекнул, что нужно искать Зазу в Европе, только не знал, где конкретно. Сначала я попытал счастья в Риме, вернее под ним, потом решил, что надо идти дальше на север и побывал в, так сказать, Под-Альпийской Конфедерации. — И Эйнар усмехнулся, припомнив былые приключения, — еле унес ноги от этих полоумных. Потом я подумал, может Заза ушла на другой север, в Англию? Она же не знает, что в последние годы тамошние подземелья оккупировали строители железной дороги и какие-то воинствующие фанатики, которые называют себя геологическими инженерами. Но я решил на всякий случай прежде спуститься сюда — и не прогадал!
Полковник сделал вид, что пропустил фразу о фанатиках-геологах мимо ушей и ухмыльнулся:
— Славное место выбрала твоя пассия, запутаннее некуда.
— Говорят, сарацинские норы близ Лиона куда загадочнее.
— Какие ещё норы?
— Ты что, никогда не слышал? Это сеть подземных ходов под городом. Ходят слухи, что не только под ним, якобы они ведут и дальше к Женеве.
— А в Милан они не ведут? — насмешливо спросил полковник.
Эйнар его иронии не уловил и всерьез ответил:
— Этого я не знаю. Но слышал, что на юге, под Пиренеями земля изрыта как швейцарский сыр. Вот ты слышал про альбигойцев? Кстати, забавное название... Так вот, когда их осадили крестоносцы, все верующие спустились из замка Монсегюр в пещеру Ломбрив, и больше их не видели.
— Да упокоит Господь их грешные души, — мрачно заключил полковник.
— А вот я думаю иначе. Альбигойцы хоть и были еретиками, но не дураками. Стали бы они бежать от быстрой смерти от рук крестоносцев к смерти медленной и мучительной от голода? Я же говорю, в Пиренеях множество пещер, сплошные входы и выходы, нужно только знать, как пройти по тоннелям и выползти наружу, например, в Испании. Думаю, так альбигойцы и бежали, если конечно, успели добежать и не встретили кое-кого… Кстати, ты слышал, что в пиренейских пещерах нашли стоянку первобытных людей?
— Да-да, один хирург что-то такое уже рассказывал.
— А я вот думаю, что те самый первобытные люди были первыми вечноживущими, которые потом и стали белыми — ушли вглубь пещер и не захотели возвращаться. Или не смогли...
Эйнар не договорил. Что-то смутило его, но полковник не понял что именно. Как только они остановились, Эйнар принялся ощупывать влажные стены.
— Вода, — удивленно заключил он.
— А что, по-твоему, здесь должно было быть?
— Ничего. В прошлый раз здесь было сухо. И проход был шире. И вообще, он должен был давно закончиться.
Полковник с минуту наблюдал, как растерянный провожатый озирается по сторонам, не понимая, что делать дальше, и произнёс:
— Только не говори, что забыл дорогу.
— Как ты себе это представляешь? Я ничего не могу забыть. Как и ты, — обиделся было Эйнар, хотя голос его звучал куда менее уверенно, чем раньше. — Я четко помню, что после поворота нужно было нырнуть во вторую расщелину. Только мне казалось, в прошлый раз до неё я шел дольше.
— Прекрасно, — издевательски отвесил полковник. — В стенах сами собой появляются новые трещины.
— Мы не заблудились, — уговаривал сам себя взволнованный Эйнар, — просто немного не дошли до нужного места.
Не скрывая скептического настроя, полковник тут же спросил:
— Немного это сколько?
— Минут пять ходьбы, или семь.
— Ладно, поворачиваем назад. Вернемся и найдем ту, правильную расщелину.
— Брось, это чертовски долго. Пойдем дальше, наверняка, и этот проход выведет нас куда нужно. Я знаю эти места, многие ходы здесь тянутся параллельно и соединяются с одними и теми же залами.
Полковник не был в этом так уверен, потому как в под-Лондоне он никаких параллельных ходов не встречал. Но подумав, что Эйнар, не первый день гуляет по каменоломням Парижа, полковник решил ему поверить, ведь вернуться обратно они всегда успеют.
 
36
Проблуждав в узком проходе с полчаса, полковник Кристиан и Эйнар Гримссон наконец узрели вожделенный разлом в стене.
Полковник открыл фонарь, поднеся его ближе к пустоте, и пламя свечи накренилось в сторону.
— Туда, — указал полковник, — если воздух движется, значит поблизости пустоты.
Свечу задуло. Выругавшись, полковник достал спички и зажег её заново. Из расщелины ощутимо потянуло холодом.
— Неужели температура понизилась? — буркнул Эйнар.
— Температура на поверхности тут не причем. Мы под землей, здесь свой собственный климат.
— Тогда откуда взялся холод?
— Пока не знаю.
Теперь Эйнар послушно следовал за полковником, не пытаясь проявлять энтузиазма первопроходца.
Вдали забрезжил свет, холодный, как и воздух вокруг. Чем ближе они подходили к концу тоннеля, тем различимее становилось голубое сияние, и холод сильнее пробирал до костей. Впереди раскинулся огромный зал, и его высокий свод терялся во тьме — невозможно было вообразить, как высоко нависла твердь над этим странным местом.
— Секей, — отвлек внимание полковника завороженный шепот Эйнара, — гляди вперед.
Изумленные путники, не в силах оторвать глаз от поразительной причуды природы, двигались ей навстречу в дальний конец зала, где разобщенные глыбы льда выше человеческого роста испускали голубое свечение
— Как будто внутри что-то темное.
— Вода намерзла вокруг камней, — решил полковник.
Чем ближе они приближались к леднику, тем больше полковник осознавал, как сильно он ошибся. И дело было вовсе не в камнях или сталагмитах, ведь в глыбы льда вмерзли не они. Да и сложно было назвать бесформенными кусками льда искусно вылитые блоки с абсолютно прямыми гранями, внутри которых темнели силуэты, напоминающие людей, но в голову приходило лишь слово "статуи".
Теперь, стоя вплотную к ледяным глыбам, полковник и Эйнар смогли разглядеть их содержимое. Молодая красивая девушка в крестьянской одежде судорожно сжала сверток, поднесенный к груди, а её длинные распущенные волосы, словно вздымаемые ветром, застыли во льду причудливыми изгибами. Офицер наполеоновской армии, не потеряв выправки, с достоинством взирал вдаль сквозь толщу льда. Монах в черной ризе закрыл глаза и опустил голову, сцепив руки в замок. Дама в одеянии времен Людовик XIV стыдливо придерживала вздымающиеся от воды юбки, а ткань развивалась, делая её похожей на медузу…
Их было около сотни, блоки стояли строго по рядам, один за другим. Ноги вмороженных не касались днищ, и тела парили в паре дюймов над землей.
Полковник и Эйнар в молчании обходили льдины одну за другой, внимательно вглядываясь в лица из разных эпох и государств.
— Это люди? — в полголоса спросил Эйнар, хотя прекрасно знал, что это так.
— Вопрос в другом, — заметил полковник. — Были ли они смертными?
Через минуту блужданий меж ледяных глыб они увидели, что в одну из них вморожен белый. С длиной седой бородой и бледной кожей, оттененной голубым светом льда, он был одет в странное серое одеяние.
Будто не веря, что кругом настоящий лёд, Эйнар не выдержал и приложил к глыбе ладонь и, отняв от неё руку, уставился на капли воды, стекающие по складкам кожи.
— Гробы, — прошептал он
— Что? — рассеянно переспросил полковник.
— Гробы. А мы на ледяном кладбище.
Изо рта и ноздрей вырывались клубы теплого пара, а по спине пробегали мурашки.
 — Я думаю, — предположил Эйнар, — они светятся из-за воды, которую заморозили. Может в неё подмешали специальную жидкость?
— А может что-то не то с телами, — возразил полковник.
— А что?
— Вот именно, что было не так со всеми этими людьми, если кто-то решил их здесь оставить в таком виде?
Но Эйнар, похоже, не слышал его, и всё водил ладонью по льду:
— Не могу взять в толк, как можно вылить такую ровную глыбу...
— Какая разница как? — возмутился полковник. — Здесь заморозили живых людей. Вечно живых, понимаешь?
Сияющие гладкие льдины словно приворожили Эйнара, и он не мог оторвать глаз от лиц пленников, будто пытался хорошенько запомнить каждого из них.
— Как думаешь, они чувствуют наше присутствие? — спросил он. — Они вообще могут сейчас что-нибудь чувствовать?
Разные эмоции застыли на замороженных лицах: испуг, разочарование, безразличие, злоба. Были улыбки и разные жесты, а если и были слезы, то они смешались с водой, пока та не успела стать льдом. Кровопийцы словно впали в волшебный сон, что тысячелетиями сковывает великих королей и их свиты — в легендах они всегда возвращаются, но только в конце времен.
— Представь, — произнёс полковник, — что будет, если однажды климат подземелий изменится и в этот зал потечет тёплый воздух.
— Альвары оттают, — согласно кивнул Эйнар
— Все сто. Выдержит ли Париж нашествие стольких кровопийц?
— Им нужно всего лишь сто дарителей. Пустяк для многотысячного города.
— Ты так уверен, что все эти вечноживущие предпочитали дарителей? Я сильно сомневаюсь, что они расплачивались даже со случайными прохожими.
— Ты нагнетаешь, — отмахнулся Эйнар, любуясь молодой крестьянкой.
— Я всего лишь пытаюсь найти объяснения, зачем они здесь. Хороших кровопийц не принято вмораживать в лед. Это больше похоже на ограничение, как в тюрьме.
— Почему тюрьме?
— А ты никогда не задумывался, что может остановить разбушевавшегося вечноживущего? Нас ведь нельзя убить ни пулей, ни кинжалом.
— Можно запереть в укромном месте, но так, чтобы нельзя было бежать, и никто не отпер замок.
— Из льдины не сбежишь, — заметил полковник. — И здесь её не разморозишь. Даже вынести никому не по силам.
— Идеальная тюрьма, — согласился Эйнар.
— И лучше нам уйти сейчас же.
— Почему?
— Мы не знаем, за что вечноживущие оказываются вмороженными в лед. Может быть и за то, что просто увидели это место.
Ледяной зал и пугал и очаровывал, но оставаться в нём полковнику и Эйнару больше не хотелось, и они спешно вернулись назад к тёмному проходу.
— Ты всех видел? Твоей Зазы там не было?
— Нет, — беззаботно ответил Эйнар. Похоже, эта возможность даже не приходила ему в голову.
— И она никогда не говорила тебе об этом месте?
— Наверное, она и сама о нём ничего не знает. Она бы рассказала.
— Уверен?
— Просто это место очень похоже на то, где я переродился.
Ответ немало поразил полковника, и он поспешил спросить:
— Так ты видел людей в льдинах раньше?
— Нет, я не это имел в виду. Просто в той темной пещере тоже был светящийся лед. И альфары были.
— И как ты там оказался?
Эйнар пожал плечами:
— Да как-то само собой получилось. До того я был обыкновенным смертным пастухом — жил, работал, ничем особенным не отличился. И вот, однажды ощутил я всем своим нутром непреодолимую тягу — захотелось мне идти в горы. Зачем, сам не знаю, будто манила какая-то незримая сила. Я даже спать не мог, всё видел сны, как взбираюсь вверх, иду по снегам, брожу в какой-то пещере, ищу что-то и не нахожу. Родные заметили, что со мной что-то неладное, ведь я не ел и работать не мог — всё из рук валилось. Пару раз я даже бежал в горы, но братья с отцом нагнали меня и вернули. Мать плакала, когда одна из соседских старух ей сказала, что всему виной чары Дивного Народа...
— Кого?
— Альфаров. Так их называют в знак уважения и страха. Всем известно, что время от времени они уводят скот и людей в свой Альф-хейм, только никто не знает, зачем. А я, вот, теперь знаю. Все это враки, что они ищут себе среди смертных мужей и жен. На самом деле им нужны дарители крови, а скот — если людей не получится сыскать. И почему об этом прямо не говорится ни в одном сказании, ума не приложу.
— Так значит, — решил полковник вернуть Эйнара к теме разговора, — не доглядели за тобой братья? Убежал в горы?
— Ну да, — понуро кивнул Эйнар. — Ночью, пока все спали. Бежал без оглядки, даже ничего съестного не подумал взять, вообще ни о чём не думал, бежал как в забытье, как под гипнозом, лишь бы дальше, лишь бы на север.
— Зачем на север?
— Так ведь на севере от моей деревни были горы. Раньше я и понятия не имел, что там есть пещеры, а в ту ночь увидел, как из провала исходит завораживающее свечение, будто в горе прячется солнце. Вошел я в ту пещеру и оказался совсем в ином мире — не на своем родном острове, а в каком-то неведомом сказочном лесу. Трава там была выше моего роста, деревья заслоняли небо, от чего лучи солнца не достигали земли. Огромные цветы свешивались отовсюду. На ветке сидел необыкновенный пятнистый кот размером с лошадь и рычал как медведь. Кругом летали странные птицы немыслимых цветов — у одних были длинные ярко-красные хвосты, у других длинные оранжево-голубые клювы. Вдалеке я увидел, как река падает с обрыва вниз по камням, и там разбивается на множество ручейков, а внизу вновь становится единой рекой. Она текла ко мне, а по её глади плыли гигантские круглые листья. На берегу сидела лягушка с огромными красными глазами, а в следующий миг её схватил странный зверек, похожий на куницу. Он зацепил её языком и затянул себе в пасть, а после быстро убежал вглубь леса. Тот лес был полон странных деревьев, что свешивали свои корни над водой. Они были не в земле, как должно, а именно вились клубком в воздухе и уходили концами в воду. Я видел настоящего дракона, зеленого, но бескрылого. Он скакал по поверхности реки за насекомыми, словно под ним была не вода, а плотный лед. Между деревьев свешивались ветки, гибкие как канаты, и по ним лазало неведанное юркое животное, не похожее ни на одно, что я видел раньше. Оно цеплялось за ветки всеми четырьмя длинными лапами и хвостом, висело вниз головой, прыгало с каната на канат. На соседнем дереве сидела стайка маленьких кошечек без шеи с головами как у сов, очень быстрых и прыгучих. Воздух был наполнен всяческими звуками — лес пел. Я смотрел на высокое ветвистое дерево с ярко-красными плодами, но стоило мне приблизиться к нему вплотную, как плоды превратились в птиц, вспорхнули и улетели. Я прижался к стволу дерева, хотел почувствовать его могучую силу, но ощутил лишь холод. И тут всё вокруг переменилось. Звуки стихли, и наступила мертвая тишина. Пропал лес и его звери. Оказалось, обнимаю я никакое не дерево, а длиннющий каменный столб, выросший из земли, а вокруг меня тёмная пещера, а с потолка свешиваются светящиеся сосульки. "Хочешь попасть туда, где был сейчас?" — спросил меня кто-то из темной глубины пещеры. И я выпалил: "Да, больше всего на свете! Дай мне туда вернуться!". "Ты вернешься, но нужно дождаться своего срока. Ты ещё хочешь этого?". Я не раздумывал ни минуты и крикнул голосу из темноты: " Я отдам всё, что пожелаешь! Только верни мне этот волшебный лес". И мне ответили: "Тогда иди ко мне". И я пошел. Тусклый свет вокруг словно сжался и погас, а я шёл, вытянув руки вперед. Последнее, что помню, так это когти вцепившиеся мне в ладони и две красные точки в темноте на уровне глаз.
— И это всё?
— Нет, конечно. Потом было долгое забытье, а после я увидел альфаров и их подземный Альф-хейм. Они сказали мне, кем я стал, нарушив границу между их миром и миром смертных, и что больше никогда не смогу вернуться обратно домой прежним человеком. Порой альфары одевали белые накидки с капюшонами и поднимались из пещеры, чтобы гулять по снегу и оставаться незамеченными для случайно забредших в те места охотников. Но альфары видели охотников, и тогда-то я и вспомнил, что в деревне никто не решался заходить в эти места, ибо мало кто из охотников и пастухов сумел вернуться оттуда домой. Однажды альфары вывели и меня наверх, и тогда я смог бежать от них. Я уплыл с острова и больше никогда туда не возвращался.
— А хочешь?
Эйнар с минуту помолчал и произнёс:
— Не знаю. С одной стороны, хочется вернуться к родным местам, посмотреть, как сильно они изменились или же нет. А с другой, не хочу попасться на глаза альфарам. Хватит с меня.
— Так они исполнили свое обещание?
— Какое?
— То, что ты увидишь необычный лес.
— Я сам все исполнил. Лет через двести судьба занесла меня в леса близ самой великой реки на земле — Амазонки. Вот тогда я увидел те самые волшебные пейзажи, что были в моем наваждении. Всё повторилось в деталях — цветы, трава, деревья, животные и птицы. Тогда, в пещере я видел не фантастический мир, а Амазонию, хотя она действительно невероятна и непостижима.
— Так все те странные животные были обитателями джунглей? — немного разочаровавшись, произнёс полковник.
— Ну да, — признал Эйнар. — Я ведь исландец и до того не видел никаких земель кроме родного острова, а о дальних странах слышал только сказки. Откуда мне было знать, кто такие ягуары, обезьяны, попугаи и прочие.
— А кем же оказался дракон?
— Ящерицей. Она размером с метр от носа до хвоста, да ещё с пластинками на хребте. А кошечки без шей на самом деле обезьяны-игрунки, но тогда они казались мне упитанными карликовыми котами. В общем, когда я воочию увидел джунгли, то стал самым счастливым человеком на земле, ведь я попал в мир непередаваемой красоты и величия. А потом я неожиданно для себя разочаровался в увиденном. Получается, нет никакого волшебства и запредельных стран, а видения, что насылают альфары хоть и правдивы, но слова их обманчивы. И так у них во всем.
— Ты просто не понял смысла их слов. Поверь, я знаю, о чём говорю.
— Может и так, — неохотно согласился Эйнар. — Да я не очень-то стремился с ними подружиться.
— Зачем же они обрекли тебя на перерождение? Они сказали тебе что-то, кроме сказочных запретов?
Эйнар лишь покачал головой:
— Никто из вечноживущих не помнит, как стал бессмертным. Ещё меньше из них догадываются, почему это случилось именно с ними. А как это произошло с тобой?
Полковник не собирался говорить и лишь недовольно насупился, но против воли с губ слетело:
— Я погубил много людей и того, кому должен был верно служить.
Наступило молчание. Полковник не желал продолжать рассказ, но Эйнар не удовлетворился его ответом, и терпеливо ждал продолжения.
— А после меня растерзала стая волков, и я умер, — закончил полковник.
Эйнар удивлено захлопал глазами и спросил:
— Ты что, помнишь момент своей смерти? А со мной такого не было.
— Я ничего не помню, а потому только предполагаю. Знаешь ли, когда тебе, ещё живому, отгрызают руки и ноги, сложно представить, что ты выживешь. В этот момент только молишь Бога о скорой смерти.
— Но ты ведь не умер, просто впал в забытье от боли, как и я. А альвары, наверняка нашли тебя и вернули к жизни одним им известным способом. А может, и зверей вовсе не было, может они были наваждением как со мной…
Полковник Кристиан задрал рукав по локоть и показал Эйнару руку, что была испещрена мелкой россыпью шрамов от звериных челюстей.
— Выглядят вполне реально, — заметил полковник, скрыв увечья перед оторопевшим Эйнаром.
— Так ты живешь с этим ещё с тех времен?..
— Говорят, у всех вечноживущих остаются только, так сказать, прижизненные шрамы.
Увиденное лишь распалило воображение Эйнара, и он начал размышлять вслух:
— Раз ты не умер, а обрел вечную жизнь, значит, альвары долго лечили тебя, прежде чем свершить перерождение.
— Оставь это, Эйнар, — резко оборвал его полковник. — Я не знаю, что со мной произошло. Знаю только, что я вернулся домой на своих двоих и начал пить кровь. Вот и всё.
Но Эйнар не унимался, видимо ему было интересно докопаться до истины:
— Но пещеры рядом с тем местом, где тебя загрызли, наверняка были.
— Никаких пещер, — отмахнулся полковник, — никаких подземелий.
— А горы были?
— В Эрдее кругом горы.
— Так ты трансильванец? — с пониманием вопросил Эйнар.
— Секей, — с явным неудовольствием поправил его полковник.
— Ну надо же. Столько слышал про твои родные края, а ни одного уроженца Трансильвании так и не видел. Говорят, Эрдей просто кишит всякой чертовщиной.
 Полковник смерил Эйнара надменным взглядом и ответил:
— Главную чертовщину всей своей жизни я видел двадцать минут назад. С твоей, надо сказать, помощью.
— Да ладно тебе, — успокаивал его Эйнар, — чего ты переживаешь? Сейчас найдем Зазу и спокойно вернёмся наверх.
 Пришлось проделать долгий путь обратно, сжечь несколько свеч, найти правильную расщелину, пройти с полдюжины развилок и спусков, прежде чем Эйнар наконец произнес:
— Вот это место, — и мечтательно добавил, — Заза здесь так красива.
Зал, куда меньше ледяного, сиял зелёными отблесками. Крупинки света скатывались по стенам и плавали в воздухе, меняя свой вольный путь от малейшего ветерка. Полковник подумал, что это некие подземные светлячки, но вскоре понял, что зеленое свечение носило далеко не органическую природу и больше напоминало хаотично разлетевшуюся пыль. Невольно полковник смахнул с одежды крупинки света, и они послушно осыпались на землю, но тут же к его руке прицепились новые. Оставив бесплодную затею очиститься от странного явления природы, полковник невольно глянул в дальний конец зала и заметил невесть откуда появившуюся фигуру.
Заза оказалась стройной женщиной высокого роста, с изящными длинными руками и плывущей походкой. В её пышных волосах играли зеленые огоньки, словно они запутались в длинных мелких кудрях. Заза произнесла что-то озабоченно-резкое в сторону Эйнара на неизвестном полковнику языке и получила успокаивающий ответ, плавно перетекший в долгие разъяснения неизвестно о чём. Заза подошла ближе к полковнику, видимо, желая получше разглядеть его в странном освещении малого зала, и он сам смог увидеть её вблизи. Лицо женщины обладало правильными красивыми чертами, и вместе с тем, было в нём что-то ускользающе странное. Водянистые глаза были Зазе совсем не к лицу. Полковник силился представить, как бы она могла выглядеть, не обладай её кожа паталогической белизной, да ещё без зеленых отблесков, но так и не смог.
— Старый Секей из Эрдея, — глубоким голосом неспешно проговорила она. — Что ты хочешь спросить у меня?
— Как давно ты живешь в этих катакомбах?
— И это все что тебе интересно? — язвительно улыбнулась женщина.
— Все зависит от твоего ответа. Так сколько?
— Я не слежу за ходом времени. Я не в его власти и оно не посещает меня больше.
Поняв бессмысленность дальнейших расспросов на тему сроков, полковник задал следующий вопрос:
— Тебе знакомо имя Самюэля Лиддела Матерса?
Женщина не мигая смотрела на полковника, и лицо её не выражало никаких эмоций.
— Может ты слышала о Мине Бергсон?
— Я не знаю этих людей.
— А дом 87 по улице Моцарта тебе знаком?
— Я не поднимаюсь наверх, я не знаю этого дома, не знаю этой улицы.
— И кто такой Моцарт, ты, конечно же, никогда не слышала, — добавил за неё полковник. — Но ты знаешь других белых, которые бывают в доме по улице Моцарта. А они, в свою очередь, знают по каким ходам и шахтам подняться в подвал этого самого дома.
— Я не знаю, как выйти из каменоломен в чужой дом. Я не знаю, кто это может сделать.
— А кто может ловить на поверхности вечноживущих, тащить их в подземелье и вмораживать в льдины?
По бесстрастному лицу Зазы пробежала тень волнения, и она обернулась к Эйнару.
— Вы видели ледяное кладбище?
— Мы случайно заблудились, когда искали тебя, — ответил тот в оправдание.
— Никому из живущих под солнцем нельзя видеть лица спящих.
— А они спят? — поспешил спросить полковник. — Значит, могут однажды проснуться?
— Они лишние и потому будут спать вечно.
— Для кого лишние? — изумился он.
— Для всех вечноживущих.
— Всех? Лично я не знал ни одного их тех замороженных кровопийц, никто из них мне не мешал.
Заза снисходительно улыбнулась, услышав его рассуждения, и произнесла:
— А вдруг ты смог обрести вечную жизнь только потому, что один из них уснул.
Только сейчас полковник понял назначение светящихся льдин. О чём-то подобном он и сам рассуждал не раз, ведь каждое столетия перерождается не меньше десятка людей, которые никогда не умрут и не уступят своё место новообращенным вечноживущих. И вот, под Парижем кто-то решил устроить смену поколений искусственно.
— Я не просил дарить мне бессмертие, — только и произнёс полковник, чем рассмешил Зазу:
— Никто не просит. Не мы решаем, сколько нам жить.
Её ответ крайне не понравился полковнику, и он с досады произнёс:
— А кто тогда решает? Кому, интересно знать, пришло в голову стать вершителем судеб, дарить то вечную жизнь, то вечный сон?
— Ты ходишь под солнцем, — всерьез напомнила она, дабы умерить пыл полковника. — Тебе не следует этого знать.
— Ну что ж, не следует, так не следует, — поспешил согласиться он. — Я ведь совсем не для этого пришел к тебе. Скажи, кто из альваров-чужаков появлялся здесь в последние лет восемь?
— Индианка, — не долго думая, ответила Заза. — Но она ушла на север.
— Куда именно?
— В Альбион.
Теперь полковник окончательно уверился, что белый кельт хоть и плохой провожатый, но не обманщик. А ещё, в силу новых лингвистических познаний, ему открылся иной смысл слова Альбион.
— Что значит ушла? — решил уточнить полковник. — Чтобы попасть в Лондон нужно переплыть Ла-Манш.
— Это тебе нужно плыть, а она может пройти под морем по земной тверди.
— Через тоннель, ты это имеешь в виду? Может, покажешь мне, где он, а я пойти следом?
— Ты не обитатель Гипогеи и не сможешь это сделать.
— Что такое Гипогея? — поинтересовался полковник.
— Это то место, где ты сейчас стоишь.
Полковник никогда не был силен в греческом, но даже без перевода понял, речь идет о "под-Земле".
— Как велика Гипогея?
— Так же, как и мир под солнцем, где ты можешь ходить.
— Стало быть Гипогея есть мир альваров, так? Под наземным городом всегда есть город снизу, а под дорогами, их соединяющими, тянутся дороги подземные?
Заза ничего не ответила, только одарила полковника одобрительным взглядом.
— Сколько же под-городов соединены между собой? — захотел узнать он.
— Все, но в разной мере. Порой быстрее пройти нужный путь под звездами, чем ходить от одного тоннеля к другому.
— Я лично видел, как с острова Ирландия к Британии плыла лодка с тремя альварессами. Неужели между соседними островами нет подземного тоннеля?
— Я никогда не была там, — отрезала Заза. — Может тоннель и есть, но им было лучше плыть, чем идти. Дороги под Альбионом, куда ушла индианка, нашли смертные и захватили их. Я говорила ей, что пути дальше на север может не быть, но она не передумала и ушла.
— Откуда она здесь появилась?
— Из родных ей земель, и путь этот был нелегким. Дорогу под Магрибом в давние времена забрали для своих святилищ смертные, что мечтали о жизни вечной, но сейчас того народа больше нет, а дорога по сей день не принадлежит альварам.
— Зачем индианке понадобилось идти в Альбион? Дороги там тоже не свободны.
— Мир на поверхности везде разный, — парировала Заза.
— Но кровь везде красна.
— А смертные совсем другие и их города тоже. Я слышала, что Альбион всегда окутан белыми облаками, и лучи солнца больше не падают на его землю и потому любой альвар может ходить по городу даже днём.
— Ты ошибаешься, — покачал головой полковник. — Смог окутывает Лондон лишь иногда.
— А жаль, — последовал лукавый ответ.— Так ты узнал всё, что хотел?
— Да, благодарю тебя, — ответил полковник и глянул в сторону Эйнара.
Исландец, до того послушно молчавший в стороне, словно отпрянул ото сна и суетливо заговорил:
— Ну, вот и всё, пора идти.
— Куда ты собрался? — удивленно произнесла Заза таким тоном, что у Эйнара отпала всякая охота ей прекословить. — Я прождала тебя столько времени, не для того, чтобы ты снова исчез.
— Так ведь надо проводить Секея, — нашелся с ответом Эйнар.
— Нет уж, — отрезал полковник, — больше я с таким провожатым как ты никуда не пойду, — и он обратил взор к Зазе. — Если ты не против, прошу, отведи меня к ближайшему выходу на поверхность, не хочу проходить мимо того могильника ещё раз.
Женщина поспешила согласиться, видимо очень ей хотелось поскорее остаться с возлюбленным наедине.
Путь наверх оказался куда короче, чем можно было предположить. Не прошло и пяти минут, как Заза остановилась у поросшей прошлогодней травой дыры, что зияла в шести футах от земли.
— Вот выход, — указала она. — Доброго тебе пути, Старый Секей из Эрдея.
— И вам двоим всего хорошего, — произнёс полковник и просунул руку сквозь пожухшую траву — снаружи гулял легкий ветерок.
— Прости Заза, я соврал тебе, — внезапно признался Эйнар, чем крайне заинтересовал женщину. — Я здесь не останусь, я пойду с Секеем. Мы все втроем пойдем.
Всё случилось слишком быстро, чтобы Заза успела понять, что с ней произошло, когда Эйнар ухитрился накинуть на неё самодельный мешок. Пока женщина гневно кричала на неизвестном полковнику языке и безудержно брыкалась, полковник с крайней неохотой помог Эйнару связать пленницу — Заза произвела на него хоть и противоречивое, но скорее приятное впечатление, но уговор был уговором. Полковник вылез наружу и подхватил из рук Эйнара его драгоценную Зазу, а потом уже подал руку незадачливому "Ромео".
Вокруг возвышались деревья пугающей высоты, а голые ветки заслоняли ночное небо. Со стороны всё выглядело, будто два человека с шевелящимся мешком вылезли из звериной норы.
— Где мы? — поинтересовался полковник у Эйнара.
— Наверное, в Фонтенбло.
— Тогда всё ясно, — усмехнулся мужчина.
— Что ясно? — не понял Эйнар, но полковник не стал передавать ему слова Инквизитора о происходящих в этом лесу странностях, ведь теперь и они сами стали возмутителями спокойствия этих мест.
— Что будем делать дальше? — поинтересовался полковник, пока Эйнар любовно поглаживал связанную женщину и нашептывал ей что-то успокаивающее.
— Если я правильно помню, то нужно идти на север. На окраине леса я видел заброшенный дом. В нём лет десять никого не было.
Полковник поспешил согласиться с его планом. Больше всего в этот момент его волновало, как они умудрились преодолеть пешком под землей тридцать пять миль и какой, в таком случае, сейчас день.
Заза по-прежнему продолжала извергать проклятия в адрес своих пленителей. Полковник припомнил её полные губы, миндалевидный разрез глаз и чуть широковатый нос и наконец, понял, что же что такого необычного он нашел в её внешности.
— Так она негритянка? — осенило его.
— Ну да, — подтвердил Эйнар, — а что такого?
Полковник невольно рассмеялся собственным мыслям:
— Ничего. Просто мне никогда не приходило в голову, что чернокожие могут стать белыми.
— Ничего необычного. Среди альваров я видел и индейцев и китайцев.
— Я смотрю, ты большой знаток подземной жизни. Чем же тебе не пришлись по нраву подземные исландцы?
Но его вопрос демонстративно остался без ответа.
— Так что, — обратился к нахмурившемуся Эйнару полковник, — пойдём к твоему домику?
— Пойдём, — согласился он. — Ты держи за ноги, а я возьму за плечи.
 
37
Вернувшись в гостиничный номер, полковник с удивлением узнал, что отсутствовал он вовсе не несколько часов, а больше суток, и сэр Джеймс успел прислать ему три гневные телеграммы — две вечерние и одну утреннюю. Была и ещё одна телеграмма — от Книпхофа. Вездесущий профессор спешил сообщить, что готов устроить полковнику встречу с четой Матерсов через своего приятеля Эйтона. Крайне заинтригованный столь неожиданной помощью, полковник поспешил телеграфировать свой положительный ответ и через несколько часов получил подробную инструкцию, как войти в доверие к магу-эмигранту.
Прибыв по уже известному ему адресу по улице Моцарта, полковник обнаружил невзрачный двухэтажный домик. Первое, что ему захотелось сделать, так это исследовать подвал строения, но, поскольку для этого нужно было войти в дом, да ещё и уличить момент, когда хозяева позабудут о присутствии гостя, полковник вынужден был отказаться от столь заманчивой идеи.
Хозяин дома, как и предупреждал Эйтон, предстал перед гостем в традиционном костюме горцев Шотландии — килте, гетрах и ботинках с пряжками. Поверх рубашки на левом плече Матерса брошью был скреплен плед, а за правый гетр засунут небольшой нож. Такой экзотики полковник давненько не видал даже в Лондоне во время военных парадов. Несмотря на всю эпатажность внешнего вида Матерса, на лице этого сорокалетнего мужчины лежал глубокий отпечаток усталости, который, впрочем, вмиг развеялся, стоило ему только увидеть полковника.
— Это вы, — завороженно произнёс Матерс, подобострастно глядя на визитера, отчего полковнику стало не по себе. — Прошу проходите, проходите.
Таким взглядом в последний раз полковника Кристиана одаривал Эйтон, когда они впервые встретились. Полковнику оставалось только гадать, что же наплел Матерсу профессор Книпхоф через своего старого друга, раз маг так счастлив его видеть.
В гостиной, искусно обставленной псевдо антиквариатом и прочими экзотическими безделушками, полковник увидел ту, о которой ему уже доводилось столько слышать. Миссис Матерс, в отличие от своего мужа, предпочитала в одежде текущую современность в не самом броском её варианте. Мина оказалась тридцатилетней молодой женщиной приятной наружности с изящной осанкой, а её мягкая полуулыбка и загадочная глубина тёмных глаз незамедлительно располагали к себе.
— Моя несравненная супруга, сестра Вестиджия, — наконец представил её Матерс.
Полковник не сразу догадался, почему Мина, переименованная мужем в Мойну вдруг стала Вестиджией, но вспомнив её орденский девиз Vestigia Nulla Retrorsum — "Ни следа позади", для полковника все сразу встало на свои места.
— Меня можете называть просто Макгрегором.
Зная орденский девиз Матерса — "Я королевского происхождения", полковник Кристиан только подивился скромности самозваного графа де Гленстрэ. Полковник лишь согласно кивнул в ответ, внутренне порадовавшись, что он, граф, скрывающий свой титул, хотя бы не обязан величать графом человека, этот титул никогда не получавшего.
— Я вижу в вас неисчерпаемую силу, имя которой вечность, полковник Кристиан, — Матерс произнёс его имя с такой многозначительной интонацией, будто перед ним был сам легендарный Христиан Розенкройц, только что покинувший свою усыпальницу. — И эта вечность не из здешних мест.
Полковника Кристиана взволновали его слова. Если Матерс действительно мог разглядеть в человеке бессмертие, ничего хорошего это полковнику не предвещало. Ранее ему никогда не приходило в голову, что человеку, общающемуся с духами и демонами, вполне по силам разоблачить его бессмертие.
— Для меня большая честь, — продолжал Матерс, — принимать в своем доме континентального адепта.
— Все адепты Европы по сути континентальны, — поддел Матерса полковник, удивляясь, как за пять лет жизни в Париже тот не перестал быть англичанином, пусть даже и в шотландском костюме.
— Конечно, — согласился Матерс, — но для меня до сих пор остается загадкой, откуда же вы прибыли, а главное — какой орден представляете?
Полковник не имел и малейшего понятие о том, что сообщил магу Эйтон с подачи Книпхофа и за кого Матерс его принимает, и потому аккуратно ответил:
— Я бы повременил раскрывать истинное название своего братства.
— Конечно-конечно, — поспешил согласиться Матерс. — Однако, слухи о ваших достижениях на ниве оккультных наук, как говорят, давно перешагнули границу жизни и смерти.
Полковнику оставалось только одобрительно улыбнуться и заметить:
— Из перешедших эту черту ещё ни один не смог вернуться назад.
— Позвольте не согласиться, — настаивал Матерс. — Предания многих народов хранят воспоминания о героях, нашедших страну бессмертных, и ещё больше о тех, кто побывал в мире мертвых и вернулся назад, чтобы поведать об увиденном.
— Правда? — флегматично поинтересовался полковник, готовясь услышать очередную мифологическую лекцию в духе Хьюита Стэнли — И что же они там видели?
 — Правитель Урука Гильгамеш искал бессмертия в стране страха и ужаса Ки-Гал — "Великом Внизу", где правит великая подземная госпожа Эрешкигаль, которая боится света солнца как и плененный ею супруг Нергал. В Ки-Гале обитают духи, чудовища и люди, единожды умершие, но возвращенные к жизни.
После недавних скитаний по городским катакомбам, полковнику не особо пришлись по душе рассказы о мифических подземных жителях. В голове закрались подозрения, что Матерс понял, с кем говорит, или просто знаком с жизнью белых кровопийц, особенно если они и являются тайными вождями его Ордена.
— Госпожа Эрешкигаль, — продолжал Матерс, — приказывала своим слугам изредка подниматься из своего мрачного царства на поверхность. Обратно же они возвращались, приводя плененных людей.
— Зачем же их похищали? — без эмоций в голосе постарался спросить полковник, ожидая, что Матерс скажет: "Ради их крови".
— Кто знает? — пожал плечами тот. — Невозможно постигнуть всю глубину желаний владычицы подземелья. В Индии существуют предания о подземной стране Патале. Её обитатели змееподобные наги, вкусившие амриту — напиток бессмертия, тоже похищают людей. Мужчин они истязают, а после, поедают. Женщин же берут в наложницы, чтобы те рожали им детей.
— Что же это за дети? — спросил полковник, понимая, что слишком поспешил с выводами о правдоподобности древних мифов.
— Их внешность весьма разнообразна. Одни выглядят как змеи, иные почти подобны людям. Даже у индейских племен Нового Света есть многочисленные предания о подземном мире, и многие индейцы считают себя потомками тамошних обитателей.
— Вот как? — тут полковник окончательно разубедился в серьезности разговора, ибо змею-люди к кровопийцам явно не имели никакого отношения.
— Ацтеки говорили, что их родина — подземное Царство Семи Пещер. Его исконные обитатели не слишком отличались от индийских нагов, и тоже не гнушались смешенными браками и насилием.
— Зачем же ацтеки пришли в такое недружелюбное место?
— Спуститься туда пришлось их предкам, после того как погибла их прародина Ацтлан.
— И что же с ней случилось?
Матерс загадочно улыбнулся.
— Уберите из названия вторую букву, тогда поймете.
— Атлан... Атлантида?
— Видимо так. Затонувший континент Платона не такой уж и мифический. Геродот, правда, считал, что Атлантида находится около горы Атлас на севере Африки, и там живут атлантины, которые никогда не спят и не едят живых существ.
"Пить, не значит есть." — отметил про себя полковник.
— Но бессмертных можно найти не только в подземельях, — уверял Матерс. — У всех народов есть предания о дивных островах. Те же шумеры помимо мрачного царства Эрешкигаль верили, что из Нижнего моря некогда поднялся остров Дильмун. Его обитатели никогда не знали старости и смерти и жили вечно, как и бессмертные из страны Уци, что в пустыне Гоби. Именно вечная жизнь сделала их бесплодными. А зачем появляться на свет новым детям, если родители не умирают? Но каждые сто лет житель Уци должен лечь в песчаную могилу и закрыть глаза более чем на век, хотя сердце его и продолжит биться. Когда срок истечёт, он вновь вернётся к жизни, и такой вековой цикл будет продолжаться многие тысячелетия.
Полковнику невольно вспомнилось ледяное кладбище Гипогеи под Парижем с такими же спящими, от чего по телу его побежал холодок. Почему-то Заза не упоминала, что кровопийц вмораживали в лед сроком на сто лет — из её слов выходило, что делалось это единожды и навсегда.
— А в Японском море, — продолжал Матер, — беспрестанно плавают три острова, где все животные и птица белого окраса.
"Приобретенный альбинизм" — догадался полковник.
— Их жители владеют чудесным источником, из которого бьет вино цвета нефрита, оно-то и дарует людям бессмертие. Многие правители пытались искать эти неуловимые острова, снаряжали флот, но как только корабли видели цель, на них налетал сильный ветер и относил искателей обратно. Плавучий остров есть и в кельтских сказаниях — это Ги Бразил, обитель умерших, что поднимается из пучины раз в семь лет.
— Умерших ли?
— Очевидно, умерших и возвращенных к жизни, как в шумерском Ки-Гале. Время на Ги Бразиле остановилось, и там царят молодость и изобилие. Ирландцы складывали о нём легенды и искали где-то на западе, а иногда мореплаватели даже встречали остров, окруженный плотным туманом, но высадиться на него не удавалось никому. А если и удавалось, больше об этом смельчаке не слышали, ведь остров принимает лишь достойных его узреть. Там царит вечный день и вечная весна, там никогда не хочется ни спать, ни вкушать пищи. В Стране Живых время застывает.
Закончив рассказ, Матерс с надеждой воззрился на полковника:
— Ведь вам знакома эта страна? — загадочным тоном вопросил он.
— Думаете, я бы покинул такое райское место? — насмешливо ответил вопросом на вопрос полковник.
— Путь миссионера всегда полон лишений, — словно намекая, произнёс в ответ Матерс. — Но награда за них — достойные ученики, что примут из ваших уст истину. А истина возвращает человека в изначальный рай. Я знаю, вы были в Стране Живых, полковник Кристиан. Я вижу её свет в вас.
Полковник замер не в силах пошевелиться. Казалось, маг смотрел на него с невысказанной мольбой, прося указать путь в мифический мир бессмертных, и полковник Кристиан не понимал, с чего вдруг тому вообще пришла в голову мысль обратится с этим именно к нему. Да, полковник мог отвести Матерса в Великое Внизу парижского оссуария, где царит вечная ночь и время застывает, чтоб познакомить его с белыми атлантинами, что никогда не спят и не едят человеческой пищи — но это было бы слишком жестоко, даже по отношению к самозванному графу.
-Увы, — произнёс полковник, не отрываясь глядя Матерсу в глаза, — путь в заветную вам страну очень тернист. Переродиться к вечной жизни несложно, но вначале надобно отринуть свою бренную природу, а именно — умереть. Поверьте, Макгрегор, всякому человеку, вошедшему в ту страну, доведется принять смерть. Но вот воскреснуть посчастливится лишь единицам. Неужели вы готовы сыграть в эту рулетку? Уверены, что именно вам повезет?
Матерс от его слов заметно помрачнел и внезапно спросил:
— Могу я предложить вам бренди?
Полковник осторожно отказался, и Матерс залпом осушил стакан, любезно налитый ему Миной.
— Тогда может, сыграем партию в шахматы? — спросил маг. — Прошу вас, не отказывайтесь.
Чтобы не обижать хозяина дома, полковник неохотно согласился. За несколько сотен лет практики в игре, полковник успел достичь в шахматах таких высот, что давно уже никому в них не проигрывал. Именно поэтому его уже не интересовала эта игра, результат которой ему был известен заранее.
— Я вам предлагаю не простые шахматы, — загадочно бросил Матерс, придвинув из угла комнаты игральный столик.
Действительно, на квадратной доске стояло четыре неполных комплекта по девять фигур. Трудно было понять, кто из них ладья или конь, потому что фигуры были стилизованы под статуэтки египетских богов разных мастей. Сама же доска пестрела как лоскутное одеяло желтыми, красными, синими и черными треугольниками, образующими в итоге традиционные шестьдесят четыре квадрата.
— Вы не против сыграть в команде с Вестиджией?
— Ничуть. Но, боюсь, я не знаком с правилами. Кажется, это похоже на индийскую чатурангу.
— Раз вам известна эта игра, — произнесла Мина, — думаю, правила не покажутся сложными.
И она погрузилась в разъяснения о значении четырех стихий, представленных на доске четырьмя группами разноцветных фигур в виде египетских богов. Не обладай полковник абсолютной памятью, он бы так и не разобрался в правилах оккультных шахмат, а точнее — енохианских, как назвала их Мина. А так, к удовольствию четы Матерсов, полковник тут же включился в игру.
Полковнику достались черные фигуры земной стихии в связке с синими водными фигурами Мины. Матерс же избрал желтые — воздушные. Красные фигуры огня оставались нетронутым.
— А кто же будет четвертым?
— Не волнуйтесь, он скоро подойдет, — ответил Матерс, отхлебнув из стакана бренди.
Первый ход сделал полковник, за ним последовал черед Матерса и Мины. К красным фигурам так никто и не притронулся.
Полковнику показалось, что в комнате резко похолодало. Зябко поёжившись, он оценивающе глянул на свои фигуры и их диспозицию на доске, когда красная пешка сама собой поползла по клеткам. Первое, что пришло полковнику в голову, так это посмотреть на руки Матерса, но они были на виду.
Опомнившись, полковник сделал свой ход и игра продолжилась. Когда пришла очередь красных, после минутного ожидания конь в виде сокологлавого Гора заскользил вперед. Полковник подумал о трюке с магнитами под столешницей, но после наблюдения за Миной и Матером, эта версия отпала как невозможная.
— Обыкновенно, — наконец пояснил Матерс, — я получаю от своего союзника указания и сам переставляю его фигуры. Просто не хочу пугать братьев, ещё не достигших нужной степени посвящения и не способных правильно понять увиденное. Но вас-то, полковник Кристиан, подобное вряд ли смутит, не так ли?
Матерс был прав, шахматные фигуры, движимые незримым духом, ничуть не смущали полковника Кристиана — они его просто пугали. Полковник прожил долгую жизнь, но никогда не видел воочию того, что обыватели прозвали психическими феноменами, а священники демонизмом. Если бы организм полковника был способен усваивать бренди, он бы охотно последовал примеру Матерса, и почал полбутылки, но ему пришлось сделать над собой усилие и сохранить бесстрастное скучающее выражение лица, будто ничего необычного за шахматным столом не происходило вовсе.
— Поистине, превосходное достижение, — как можно более ровным голосом постарался произнести полковник. — Могу я поинтересоваться, как вам удалось заполучить расположение такого необычного игрока?
Матерс расплылся в довольной улыбке, и она показалась полковнику немного гадкой и самодовольной.
— Всем своим познаниям в области магии я обязан исключительно запасникам читального зала Британского музея.
— Значит, вам был открыт вход в святая святых библиотеки?
— Ну, вы же понимаете, старые книги с сокровенными знаниями не могут находиться в публичном доступе.
— Разумеется.
Игра шла своим чередом, и красная Изида, руководимая незримым духом, потеснила синюю Нефтиду, и поверженная фигура Мины опрокинулась и скатилась с доски. Матерсу удалось подхватить ладью на лету, прежде чем та упала на пол.
— Как вы находите парижское оккультное подполье? — задал вопрос полковник, дабы продолжить беседу и выудить хоть что-нибудь из мага и, что греха таить, хоть немного отвлечься от безумной игры.
— Я не ищу знакомств с его представителями, — холодно ответил Матерс.
— Да и они не особо тянутся к нам, — продолжила Мина.
— Отчего же?
— Видите ли, — произнёс Матерс таким тоном, будто полковник задел больную струну его души, — в сути своей они черные маги. Франция вообще полна разного рода сатанистов.
— Вроде покойного аббата Буллана?
— И не только его. В Париже предостаточно фантазеров, мнящих себя магами. Такие люди как Пеладан, Папюс и де Гуайт лишь самозваные мартинисты, тщетно ищущие розенкройцерского посвящения. Жалкое зрелище.
— А вы не предлагали им вступить в ваш Орден?
— Мы никогда никого ни о чем не просим, — мягко пояснило Мина, — и не навязываем своего общества. Тот, кто чувствует тягу к познанию сокрытых сил природы, сам придет в Орден. Найти нас не сложно.
— Но они предпочитают играть в магов, а не быть ими на самом деле, — продолжал брюзжать Матерс. — И их игры попахивают серой.
— Оттого мы и не хотим иметь с ними ничего общего, — закончила его мысль Мина.
В этих словах полковник почувствовал фанатичную ревность людей, считающих, что они одни обладают истинным знанием, а все прочие глубоко заблуждаются. Хотя полковник был убежден, что серой попахивает как раз-таки от верных последователей Матерса, отчего-то сам он не чувствовал посторонних запахов, пока красные фигуры шли в наступление — только холод.
Водный король Мины, синий Осирис в белых одеждах, был взят, и его войско безвольно замерло на доске.
— Теперь мы продолжим игру втроем, — провозгласил Матерс.
Пока Мина наблюдала за партией со стороны, полковник поинтересовался у своего видимого соперника:
— Вы не подумываете вернуться в Лондон?
— Да, мы приедем на праздник Равноденствия, — ответила Мина за него.
— И сразу же вернемся обратно, — тут же произнёс Матерс.
— Безотлагательные дела? Понимаю.
— Что поделать, обязательства связывают меня по рукам и ногам. Не так давно мне даже пришлось отказаться от весьма денежной военно-политической должности на Востоке.
— Случаем, не в Египте?
Матерс одарил полковника странным взглядом, из чего тот понял, что попал в точку.
— Что вы думаете о независимости Египта? — поинтересовался полковник, — или ему стоит и дальше оставаться под протекторатом Британской Короны?
— Решительно нет! — выпалил Матерс. — Земле фараонов необходимо вернуть свободу. Но, увы, у меня нет времени этим заниматься.
Полковнику оставалось только гадать, была ли несостоявшаяся поездка инициирована Меритсегер, с её призывом откопать лапы Сфинкса, или, что более вероятно, французы предложили убежденному якобиту вести подрывную работу в британских колониях. Разведка могла заплатить магу реальный гонорар, а белая кровопийца — нет, разве что пообещать что-то ценное и невыполнимое.
На шахматной доске черным удалось вывести из игры жёлтых. Матерс отстранился от игрального столика и вместе с Миной наблюдал за продолжением поединка черной земли и красного огня. Полковнику ещё больше стало не по себе, когда он осознал что остался в игре один на один с духом.
— Интересно... — напряженно произнёс Матерс.
Посмотрев в его сторону, полковник заметил тонкую красную струйку под носом мага.
— О... — Мина тут же подала мужу платок, и тот нервно вытер кровь.
— Вам нездоровится? — озабоченно спросил полковник.
— Это не важно, — отмахнулся Матерс. — Оно идет от головы, а не от сердца. Не стоит об этом и думать.
Полковник украдкой глянул в сторону Мины и заметил на её лице тень тревоги. Кажет, она волновалась о здоровье супруга куда больше чем он сам. Полковник не мог не восхититься Миной, её мягкостью и кротостью, хозяйственностью и заботой. Почему-то именно сейчас в голову полковника полезли воспоминания о Маргите. Пусть его почившая супруга и выглядела совсем иначе, но миссис Матерс чем-то очень походила на неё.
— Так что же это за обстоятельства, что держат вас в Париже? — поинтересовался у мага полковник.
— Я стал служителем магии вечных богов, — ответил Матерс, продолжая налегать на чистый бренди, и, что удивительно, в его голосе и поведении не чувствовалось и малейшего влияния алкоголя. — Именно по их повелению, мы покинули Англию и обосновались здесь, чтобы продолжить работу Ордена.
Полковнику подумалось, что Матерс начал говорить о тайных вождях, и если один из них играл с ним в шахматы, то полковник начал убеждаться в истинной природе этих вождей.
Прикасаясь к взятым фигурам соперника, полковник Кристиан ощущал покалывание в подушечках пальцев, пока красный Осирис беспомощно не заметался по доске.
— Шах, — объявил в пустоту полковник, чувствуя себя и глупо и одновременно тягостно.
С гулким грохотом загнанная фигура самовольно опрокинулась и по инерции закружилась на доске.
— Поздравляю, — выдохнул Матерс.
Полковника же собственная победа ничуть не порадовала, и не только потому, что она была предсказуемой. Выиграть партию в шахматы у нечистого духа, было сомнительным достижением, с непредсказуемыми последствиями.
Мина бережно собрала фигуры и, отодвинув столик на прежнее место, принялась расставлять их по местам.
— Как вы полагаете, — с блеском в глазах вопросил Матерс, — кого вы имели честь только что одолеть?
Блефуя, полковник произнёс бесстрастным голосом:
— Полагаю, один из тех, кто направляет вас по жизни в оккультных начинаниях. Ваш поводырь и учитель.
— Как точно вы сказали, — восхитился маг, глядя на полковника, как на родственную душу, в отличие от местных оккультистов, полностью его понимающую. — Вы правы, он один из троих, кто возложил на меня непосильную ношу быть посредником между ними и Орденом.
— Тайными вождями, я полагаю? И кто же эти трое?
— Об этом я не могу сказать вам ничего.
— Понимаю, — согласился половник, но Матерс и не думал заканчивать с откровениями.
— Мне не известны их земные имена, лишь девизы. Я никогда не прошу их явиться мне. Они сами ищут встречи со мной.
— И как это происходит? Они присылают вам письма или?.. — полковник демонстративно развел руками, предлагая Матерсу назвать свой вариант.
— Они предупреждают меня астрально. Это проще и надежнее.
Полковник согласно кивнул с видом понимающего оккультиста.
— И вы видите их только в астральном мире?
— Крайне редко, но они назначают мне встречи и во плоти.
— И как же они выглядят?
— Я не видел их лиц, — произнёс Матерс и на минуту задумался, будто сам не поверил собственным словам. — Это странно, но они будто ускользали от взора всякий раз, как только я пытался их разглядеть. Но самое необычное, так это физические ощущения, которые испытываешь стоя подле них — будто рядом ударила молния. От вождей исходит невероятная сила и ощущение телесного здоровья, как если бы они обладали эликсиром жизни.
— Они бессмертны?
— Я не могу этого знать наверняка.
— Так кто же они — люди или духи?
— По моему убеждению, они обитатели Земли, люди, наделенные сверхчеловеческими способностями. Все ритуалы Ордена написаны мною исключительно с их разрешения.
— Так они диктуют вам тексты? — понимающе улыбнулся полковник.— И каким же образом это происходит? Вы слышите голос, или ваша рука сама записывает послания вождей?
— Я и Вестиджия слышим их. Порой они являются с указаниями астрально, иногда мы находим невесть откуда взявшиеся книги с нужными текстами и начинаем их переписывать, а когда работа подходит к концу, книги пропадают сами собой, словно испаряются.
Полковник продолжал изображать понимание, а сам подумывал, что появляющиеся и исчезающие книги с магическими текстами больше похожи на дьявольское наваждение, чем на бескорыстную помощь.
— Вы должны понимать, — продолжал Матерс, — что каждый отрывок переданного нам учения отнял немало наших сил. И дело не только в нервном истощении. Нам приходится вести постоянную борьбу с демоническими силами, всячески стремящимися перекрыть этот поток знания. Их нападения не могут не отразиться на физическом здоровье. Порой кровь начинает идти горлом или носом, а тело покрывается холодной испариной.
— Зачем же вы идете на такой риск?
— Я верен своему служению. Каждая крупица сокровенного знания есть сокровище, что дороже россыпи бриллиантов. Только не все ими дорожат. — Помрачнев, Матерс добавил. — То, что сейчас происходит в Ордене, не может не огорчать меня. Братья и сестры погрязли в склоках, пишут мне доносы друг на друга, распространяют всяческие сплетни. Глядя со стороны, это не может не удручать. Кажется, большинство адептов забыли клятвы братства, терпимости и доверия и отдались во власть низменных чувств. И теперь я не могу не задаться вопросом: а стоит ли вручать таким людям божественную мудрость, переданную мне тайными вождями?
Полковник уверился, что его собеседнику не чужда мания величия, и, кажется, именно сейчас Матерс ждал от него дельного совета.
— Макгрегор, вы же сами говорили, что не стоит показывать маловерным то, что они понять не в состоянии. Так может, оставите откровения тайных вождей только для себя и Вестиджии?
— Это невозможно, — отрезал он. — Без учения вождей само существование Ордена будет бессмысленным.
— Тогда зачем вам Орден?
Матерс не сразу нашелся, что ответить, и вместо этого посмотрел в глаза полковника с таким видом, будто перед ним сидел французский черный маг.
— Вы намекаете, что Орден нужно распустить?
— Если руководя из Парижа, вы не справляетесь с ситуацией в Лондоне, не проще ли отказаться от всей этой затеи? Или передать полномочия доктору Весткотту?
— Каждый из адептов должен быть благодарен мне, за все те знания, что получил, — резко выпалил Матерс. — Мне, а не Весткотту. Без меня они и на шаг не продвинутся в понимании истинного предназначения магии. Потому что я свободный адепт и постиг в оккультных науках несравненно больше, чем они все вместе взятые. Вожди выбрали меня нести свет сокрытых знаний сквозь тьму невежества, и я продолжу эту работу, кто бы и что на этот счет не думал.
Сказано это было с такой желчью, что полковник понял — в этом доме ему больше не рады, а его слова противны истинному хозяину. Полковник увидел странный блеск в глазах Матерса — тот самый свет из тьмы, что не принадлежал человеческому естеству, и был чужим и странным, словно из другого мира, который лучше не видеть.
Струя холодного воздуха ударила по щеке, и полковник почувствовал, как поднимаются волоски на коже. Инквизитор Мурсиа говорил, что адские глубины, как и их обитатели, не страшны кровопийцам, но полковник не желал проверять это на себе.
Он поспешил распрощаться с захмелевшим Матерсом и огорченной Миной, и ринулся дальше от их дома и шахматной доски с её демоном. Не пройдя и квартала, он заметил церковь и, не задумываясь ни на миг, сделал то, на что не решался уже много лет. Упав на колени перед алтарем в пустой церкви, он лихорадочно зашептал:
— Святой Архангел Михаил, Князь воинства небесного, Победитель сатаны, Ты получил от Бога могущество и власть, чтобы смирением уничтожить высокомерие тёмных сил. Прошу Тебя, содействуй истинному смирению наших сердец, нерушимой верности в исполнении воли Божией, стойкости в страдании и нужде... Господи, прости мне мое неверие и дай исправить свершенное. Помоги Тому, освободи его от чар лицедейки. Освободи и меня от дьявольского искушения... ведь Ида твое невинное чадо. Огради её от меня...
 
38
Вернувшись в Лондон, первое, что сделал полковник Кристиан, так это предстал перед сэром Джеймсом с отчетом о проделанной работе. Но прежде чем начать доклад, полковнику пришлось выслушать немало упреков.
— Вы хоть представляете, как я волновался? — вопрошал Грэй, давя на совесть подчиненного. — Вы не отправили мне ни вечернюю телеграмму, ни утреннюю. Когда я отпускал вас в Париж, я рассчитывал, что дублинская история с вашим исчезновением не повторится. И что же? Вас опять затянуло в водоворот подземных приключений?
— Так сложились обстоятельства, — апатично пояснил полковник, — есть вещи, которые невозможно предугадать.
— Будь по-вашему. Но вы нашли хоть какое-то свидетельство существования тайных вождей Матерса?
Полковник сомневался, стоило ли говорить сэру Джеймсу, что он выиграл у одного из них партию в шахматы, и вместо этого произнёс:
— Будьте уверены, тайные вожди существуют. Но они не кровопийцы, в этом я абсолютно уверен.
— А кто же?
Полковнику и самому хотелось знать наверняка, но скажи он, что это демоны, вряд ли Грэй принял бы его слова всерьез.
— Об этом вам может рассказать лишь Макгрегор-Матерс. Только он имеет честь лицезреть их и внимать их наущениям, потому как никто больше этого не достоин.
— Так Матерс — сумасшедший? — с долей брезгливости произнёс Грэй.
— Он — маг, а это намного хуже, — коротко бросил полковник, не желая вдаваться в подробности. — Помнится изначально, несколько месяцев, назад вы задались вопросом, причастен ли Орден Золотой Зари к преступлениям Джека-Потрошителя? Мое мнение — нет. То, что в 1888 году были совершены четыре убийства проституток и основан Орден, всего лишь совпадение и не более того. Ещё вы хотели знать, есть ли связь между кровопийцами и Орденом Золотой Зари, но, кажется, я уже ответил на это вопрос. Орденом руководит Матерс, все учения исходят от него, без всяких белых. Адепты Золотой Зари никогда не приносили белым кровавых жертв, а те обманом не наущали их убивать людей в обмен на сокровенные знания. Мы зря потратили уйму времени и сил на тех, кто не обитает в физическом мире. Все было зря.
Сэр Джеймс удивленно захлопал глазами.
— А как же Меритсегер? Её же видело столько людей.
— Кто? Йейтс и Эмери? У них были лишь видения. Кто знает, какова истинная природа астрального мира и тамошних обитателей.
— Но ведь Том видел Меритсегер воочию, — не отступал Грэй.
— А до этого он видел... впрочем, неважно. Он был до смерти перепуган, прежде чем встретить посреди улицы фигуру в покрывале. Я слышал, даже здоровые люди в критической ситуации могут видеть и слышать галлюцинации. Но даже если это не было игрой разума, Тому могла показаться любая белая из под-Лондона — она ведь не назвала своего имени. Кстати, как он там сейчас?
— Неважно, — мрачно произнёс сэр Джеймс. — Насколько мне известно, он так и не порвал с той женщиной. А она, оказывается, не только играет в театре, но ещё и пишет беллетристику. Вы читали её "Танец Фавна"? Героиня там убивает своего любовника и это сходит ей с рук. Высокие чувства, не правда ли? Кажется, я зря согласился отдать Томаса на растерзание этой Эмери.
— Я сам виноват, что настоял на этом, — с нескрываемой горечью в голосе признал полковник и провел ладонью по лбу.
— Вы устали? — спросил сэр Джеймс. — Я вижу, с вами что-то не то. Вы очень скверно выглядите.
— Да сэр Джеймс, я смертельно устал от оккультистов и их выходок. Всё что я хочу, так это больше ничего про них не слышать.
— Хорошо, — согласился Грэй. — Вы правы, больше нет смысла продолжать расследование.
Полковник вопросительно поглядел на своего начальника, не веря, что его мучения, наконец, закончились. А сэр Джеймс примирительно сказал:
— Никаких тайных вождей не существует, а под Лондоном всегда ходили белые. Да, мы потратили уйму времени впустую, но не будем и дальше гоняться за химерами, а займемся реалистичными проблемами. Их у нас, увы, немало.
С этими словами Грэй протянул полковнику монету. Мужчина повертел её в руках, внимательно рассматривая, и заключил:
— Я, конечно не знаток нумизматики, но, похоже, что она довольно древняя. Откуда она у вас?
— Купил сегодня утром у докера за полфунта.
— Надо же, — повел бровью полковник, — как нынче подешевела старина.
— Днём я показал монету специалисту. Он заключил, что это серебряный денарий времен Тита Каризия.
— Древний Рим?
— Он самый.
— Интересно знать, как денарий мог попасть в руки докера?
— Разумеется, меня это тоже заинтересовало, — признался сэр Джеймс. — Утром я стал свидетелем, как докер хотел расплатиться монетой с зеленщиком, а тот отказался принимать плату не в шиллингах. Вот тогда-то я и вмешался в их перепалку, и осторожно поинтересовался, как странная монета попала в руки обыкновенного лондонца. Докер сказал, что получил её в уплату за работу в порту. Дальше я расспрашивать не стал, ибо это бесполезно. Сложно представить, через сколько рук лондонской бедноты, ничего не смыслящей в нумизматике, прошла эта монета.
— Но кто-то ведь привез её в город.
— Вот мне и интересно узнать, кто именно. Помнится, вы рассказывали мне о ваших морских приключениях в проливе Святого Георга. Тот капитан ведь получил от белых дам уплату в золотых римских монетах, не так ли?
— Да, но я не думаю, что сейчас тот капитан пребывает в доках и сорит направо и налево античным серебром. Он-то как раз хорошо в нём разбирается.
— Я всего лишь хочу сказать, что старинными монетами имеют привычку расплачиваться как раз-таки белые. Пожалуй, мою нежданную находку даже можно назвать отличительным знаком их присутствия поблизости. Белым легче найти под землей клады, да и кое-что они сами припасают со времён, когда ещё жили на поверхности. А на счёт римского происхождения монеты у меня есть своя догадка. Как вы помните, не так давно в нашем городе поселилась уроженка Древнего Рима.
— О, Боже, — начал причитать полковник. — Вы же не считаете, что Семпрония так поиздержалась, что теперь транжирит припасенное ею двухтысячелетнее серебро? И для кого, для белых? Но это же абсурдно.
— Вспомните историю, полковник, — настойчиво продолжал сэр Джеймс. — Некогда на британскую землю ступили римские легионы. Полагаю, они оставили здесь не только Андрианов вал.
— А что ещё, клады?
— Почему бы и нет? Это ведь так удобно, припрятать деньги там, где никто их не найдет и вернуться за ними, когда это будет удобно, хоть через сто лет, хоть через две тысячи. Или прикажете поверить, что мадам Семпрония просто так приехала пожить в Лондон, в то время как все вечноживущие кроме вас его покинули? Нет, я считаю, что мы слишком легкомысленно отнеслись к появлению этой особы. Я помню, вы предупреждали меня об опасности с её стороны.
— Я вовсе не такую опасность имел в виду, — поспешил возразить полковник, но было уже поздно.
— И, тем не менее, даже если Меритсегер осталась с Сандерсом в Египте и не появлялась возле дома мадам Семпронии, это ещё не значит, что под городом нет других белых, ищущих её внимания. Нам бы не мешало поинтересоваться, что по этому поводу думает сама мадам Семпрония. В конце концов, надо же узнать на какие деньги она живёт — фунты или денарии?
Полковник обреченно произнёс:
— В это раз она точно не пустит меня на порог.
— Что такого между вами произошло? — заинтересованно спросил Грэй.
— Ничего личного, — коротко ответил полковник.
— Вот и хорошо, что личные отношения не будут мешать исполнению вами служебного долга. Я думаю, нам нужно поспешить нанести ей визит.
— Но ведь сейчас уже за полночь.
— Ничего страшного. Мы же её не разбудим.
Грэй был настолько полон энтузиазма, что полковник не решился его отговаривать от этой глупой затеи.
Семпрония не открыла дверь ни на вежливый стук, ни на более требовательный. Казалось, она старательно изображала перед непрошенными гостями, что её нет дома, но гости этому не поверили.
— Как думаете, полковник, почему она так трусливо затаилась?
— Может, она не одна.
— В такой час?
— Именно в такой, — равнодушно подтвердил полковник. — Я ведь уже говорил, чем она опасна для всех мужчин Лондона.
Сэр Джеймс угрюмо кивнул и постучал вновь. На сей раз это возымело действие, но исключительно потому, что терпение Семпронии лопнуло. Женщина распахнула дверь, представ перед служащими Общества в наспех запахнутом халате.
— О, мадам, — начал свою речь Грей, не взирая на сердитый взгляд хозяйки. — Прошу прощение за столь поздний визит, но дело не терпит отлагательств. Если позволите, мы войдем.
Но Семпрония не позволила. Более того, она даже попыталась захлопнуть дверь перед носом Грея, но могучая рука полковника ей этого не позволила.
— Что вам здесь нужно? — спросила женщина в полголоса, подавляя невольный возглас.
— Увы, мадам, обстоятельства нынче складываются не самым благоприятным для вас образом. Я бы не советовал вам усугублять своё и без того шаткое положение.
— Что значат ваши угрозы? — требовательно вопросила она. — Какое право вы вообще имеете заявляться сюда после всего, да ещё с ним? — и Семпрония грозно кивнула в сторону полковника.
Он продолжал сохранять спокойствие и бездвижной статуей стоял за спиной своего начальника, но через миг и сам Грэй превратился в истукана, когда позади Семпронии показался грузный мужчина пятидесяти пяти лет, наспех одетый и крайне раздраженный.
— Что здесь происходит? — пробасил он. — Господа, будьте добры объясниться... Сэр Джеймс Грэй, если я не ошибаюсь?
— Не ошибаетесь… ваше высочество, — еле выдавил Грэй.
— Так проходите, прошу. — Принц Уэльский издевательски махнул рукой в сторону гостиной. — Вы ведь этого желали.
Единственное, чего теперь мог желать сэр Джеймс, так это провалиться сквозь землю или на этом же самом месте скоропостижно скончаться от разрыва сердца, чтобы больше не думать о завтрашнем дне, где придётся отвечать за собственную глупость.
Но войти в дом всё же пришлось. Грэй сгорал от стыда, пытаясь придумать хоть мало-мальски правдоподобное объяснение, зачем он пожаловал посреди ночи к Семпронии, ведь принц Уэльский не знал истинной причины существования Общества. Поговаривали, что королева Виктория и вовсе не подпускала своего наследника даже близко к государственным делам. Судя по всему, не стала она посвящать его и в неприглядную тайну наследственных болезней рода Ганноверов и поисков их исцеления. Единственное, что мог знать о Грэе принц Альберт Эдуард, заключалось всего в двух пунктах: сэр Джеймс выполняет для королевы какие-то поручения и нанятые им доктора время от времени осматривают членов королевской семьи.
— Берти, пожалуйста, — надула губки Семпрония, — не надо тратить на них время. Я вообще не хочу, чтобы они здесь находились.
— Успокойтесь, Натали. Сейчас эти господа любезно извинятся за то, что побеспокоили вас и очень быстро удалятся.
Судя по всему, принц и не догадывался, кем на самом деле являлась его очередная любовница. Уж чем и был известен Альберт Эдуард, так это тем, что не пропускал появления в Лондоне ни одной светской красавицы. Единственное, что сейчас действительно заботило полковника и, наверное, Грэя, так это пьет ли Семпрония у принца его голубую кровь? Если да, то дела Ганноверов плохи.
— Итак, господа, — настойчиво произнёс принц, озорно глядя на вошедших, — мы вас внимательно слушаем.
По растерянному виду Семпронии было понятно, что она не в восторге от самоуправства своего гостя, но ничего поделать с этим женщина была не в силах, и потому послушно внимала происходящему подле принца.
— Боюсь, ваше высочество, — сбивчиво начал Грэй, — наши договоренности с мадам де Бур носят конфиденциальный характер.
— Настолько, чтобы являться сюда после полуночи? Натали, милая, неужели вы согласны терпеть такое отношение к себе? Вы должны сэру Джеймсу денег? Чем вы ему так обязаны?
Было видно, что и сама Семпрония была готова провалится сквозь землю, но ответить ей всё же пришлось. Глядя в пол, женщина произнесла обвиняющим тоном:
— В этом городе я не совершила ничего, за что меня следовало бы так настойчиво преследовать.
— Что скажите, господа? — довольным тоном обратился к ним Альберт Эдуард.
Господам нечего было ответить покровителю Семпронии, чтобы воззвать к его пониманию и избежать гнева.
— Боюсь, вы правы, произошла чудовищная ошибка, — вынужден был согласиться Грэй. — Мадам де Бур, мы приносим свои извинения и обещаем впредь никогда вас не беспокоить.
— Ни днём, ни ночью, — уточнил принц Уэльский. — А теперь, господа, будьте добры покинуть нас.
Вырвавшись с его высочайшего позволения из дома Семпронии, сэр Джеймс и полковник Кристиан под тусклым светом уличных фонарей побрели к штаб-квартире Общества.
— Когда он станет королем, — в полголоса восклицал Грэй, — Обществу придет конец! Нас распустят!
— Не впадайте в панику, — мрачным голосом попросил его полковник.
— Но ведь это правда, — и не думал успокаиваться сэр Джеймс. — Принц ничего не знает о нас, для чего мы существуем, чем занимаемся. Королева стара, и если она скоропостижно скончается и не оставит распорядительных документов на наш счёт, можно смело считать, что с Обществом покончено.
— Так поговорите с ней об этом, — предложил полковник. — Вы же рыцарь ордена Святого Михаила, не последний человек в королевстве.
— Если бы мои слова хоть что-то значили…
— Но вы же глава одной из секретных служб.
— Вот именно. Общество по изучению проблем инженерной геологии секретнее, чем британская разведка. Никому и в голову не придет, что мы в принципе можем существовать. Чем мы занимаемся? Ловим в подземельях белых кровопийц. Кто в это поверит? Точно не Альберт Эдуард.
— Тогда намекните королеве, что у вас произошла стычка с принцем во время исполнения служебного долга. Я думаю, она поймет, и утихомирит его.
— И не мечтайте. Ему и так все сходит с рук!
— Тише, сэр Джеймс, успокойтесь, — предостерег его полковник, но Грэй и не думал униматься
— Я не могу. Я хочу выговориться. Все в Лондоне знают, что принц неравнодушен к замужним женщинам. К слову сказать, я не понимаю, как в эти ряды затесалась одинокая Семпрония.
— Своим сверхчеловеческим обаянием она покоряет даже окаменевшие сердца.
— Тем лучше. Значит, Лондон не пополнится ещё одним мужем-рогоносцем. Вы только подумайте, до чего же пали нравы, раз мужья не то что не возмущаются, а даже гордятся, если перед их домами ночует экипаж с королевским гербом.
Грэй и дальше рассыпался в негодовании, а полковнику подумалось, что это не просто речь борца за нравственность, а крик отчаяния обманутого супруга. Неужели и леди Грэй некогда пополнила список любовных побед принца? Тогда это действительно плохо для Общества. Оставалось надеяться, что уже немолодой Альберт Эдуард скончается раньше своей августейшей матери, и трон унаследует кто-то из её внуков.
 
Весь остаток ночи Семпрония не могла унять негодование и обиду. Внутри всё клокотало и требовало отмщения. Ей хотелось придумать страшную, дьявольски коварную месть, чтобы поквитаться со своими обидчиками и преследователями из Общества, особенно с трансильванским графом, что именовал себя полковником Кристианом. Перебирая в голове всевозможные варианты, Семпрония отвергла все кровожадные и жестокие планы, решив, что её месть должна быть изысканной и утонченной, чтобы никто не посмел сказать в её сторону и слова обвинения.
Так, наутро Семпрония отправилась в театр "Лицеум", чтобы встретиться с тамошним распорядителем и по-дружески ему сказать:
— Знаете, мистер Стокер, у меня есть интереснейшая история. Надеюсь, она подойдет для вашего ещё не оконченного романа.
 
39
После злополучной ночи, наутро полковник Кристиан решил посетить своих подопечных и начал он с дома Томаса. Рандольф Вильерс, не произнеся ни единого слова, всем своим видом выказал неудовольствие появлению полковника, но в дом его все же впустил.
 Томас выглядел крайне удручающе. По словам миссис Вильерс, с точки зрения врачей её сын был абсолютно здоров. Диагноз ограничивался невразумительными словами вроде "меланхолия" и "эмоциональное истощение", а рекомендации сводились к прогулкам на свежем воздухе и хорошему питанию.
Когда полковник увидел перед собой осунувшегося молодого человека с весьма заметными кругами под глазами, ему невольно вспомнился ист-эндский художник по имени Энгус, что неосмотрительно согласился стать дарителем крови для Семпронии. Что мог дарить Томас своей Флоренс, полковник представлял весьма смутно, но аналогия была на лицо.
— Вчера она так вдохновенно рассказывала мне о театре, — уставшим голосом поведал полковнику Том, — как каждый раз она дарит себя публике, а взамен купается в овациях и волнах зрительского восторга. Оказывается, роль для неё всё равно, что перевоплощение в другого человека. Иная личность вселяется и управляет Флоренс весь спектакль, манипулирует её телом и речью, и вместе с этим — зрительскими эмоциями и вниманием. А взамен Флоренс получает силу зрительского зала.
— Вот как? — с сарказмом заметил полковник, — стало быть, забирать чужие силы для неё всего лишь профессиональная привычка?
Не заметив издевки в его словах, Том всерьёз ответил:
— Нет, конечно. Флоренс говорит, что иногда публика принимает её слишком холодно, и тогда она чувствует, как толпа выпивает из неё все соки, ничего не отдавая взамен.
— Послушай меня, Вильерс, неужели ты не заметил, что с тобой сделала миссис Эмери? Даже после того что ты видел в её постели, тебе не противно снова приходить в её дом? Том, прошу тебя, оставь её в покое, пусть развлекается со своим демоном сколько угодно, но без тебя. Как твой начальник я этого требую.
Том молчаливо соглашался с каждым словом полковника, но видимо, не вспоминал о пережитом сверхъестественном ужасе, потому как постоянно твердил о чарующих речах, великолепном воспитании и всепрощающем сердце своей возлюбленной.
Полковник покинул дом Вильерсов с гадким чувством собственного бессилия перед ведьмой с ангельским ликом и волшебным голосом.
Когда полковник добрался до дома Стэнли, то узнал, что время его отсутствия во Франции, Хьюит тоже успел доставить своим родным немало хлопот. Как выяснилось, молодой историк задумал произвести собственное исследование дублинских подземелий.
— Зачем? — только и смог спросить обескураженный полковник у светящегося энтузиазмом Стэнли.
— Помните, на Рождество в доме мистера Рассела зашел разговор про легенды о спящих королях? Есть предание, что под Дублином спит герой Финн Мак Кумал и его дружина фениев. Само его прозвище Финн переводится как "белый". Некоторые считают, что оно связано с его преждевременной сединой. Так ведь и у подземных кровопийц волосы становятся белыми. Есть легенда, что Финн Мак Кумал возродился через двести лет после собственной смерти и правил Ольстером под именем короля Монгана. Видимо, потом он удалился из мира смертных в обитель белых, и так родилось предание, что Финн Мак Кумал со своим войском спит волшебным сном в подземельях Дублина. Говорят, что когда над его родиной нависнет опасность, он вернется, чтобы её защитить. Только представьте — бессмертный король, которого шотландцы прозвали "белым странником" обитает сейчас глубоко под землей, чтобы однажды подняться на поверхность. Почему это не может быть отголоском присутствия белых под Дублином?
Стоило полковнику услышать доводы Стэнли, как в памяти тут же всплыли спящие под Парижем альвары в ледяных гробах, и он резко сказал:
— Забудь. Даже не думай ни о какой экспедиции.
— Почему? — обескураженно вопросил Хьюит.
— Почему? Ты что, не слышал, что случилось с Эдвардом Харрисом в Гренландии? Кажется, он тоже хотел найти белых в вечных снегах, а теперь его брату даже нечего положить Харрису в могилу. Ты хочешь, чтобы твоей матери пришлось пережить то же самое?
— Дублин куда ближе Гренландии, — обиженным тоном произнёс Хьюит Стэнли. — И намного теплее.
— Если хочешь полазать по подземельям, их предостаточно и здесь, в Лондоне.
— Под Лондоном нет королей.
— Под Дублином тоже. Я был там и знаю, о чём говорю.
— Вы просто не искали.
— А кого я должен был искать? Мак Кумала? Или сразу короля Артура? Под-Дублин кишит белыми, это правда, но там нет королевской усыпальницы для тысячи фениев. Это лишь ирландские сказки.
— В любой сказке есть отражение минувшей реальности, — настаивал Стэнли, — даже если мы не понимаем её первоначального смысла, она всё равно есть. Я лишь хочу доказать, что мифологический образ короля под горой есть у всех народов, и он появился не на пустом месте. У бассарабов есть предания о возвращении их короля Штефана Великого, у венгров — короля Матьяша, у датчан — Хольгера Данске из-под замка Кронборг. У валийцев — Овайн Хлаугох с войском спят в пещере под замком Каррег Кеннен. Чингиз-хан похоронен в какой-то пещере. Под Татрами спит целое польское войско. Где то в тех краях схоронилось и гуситское воинство. А в горах Манстера король Конан лежит нетленным в гробнице, глубоко в подземелье, а в самой гробнице спрятан ключ, который может заставить подняться со дна океана остров Ги-Бразил — обитель бессмертных.
Полковник прекрасно помнил, что рассказывал ему о Ги-Бразиле Матерс. Тогда он почти поверил словам мага об обители вечноживущих, но доводам Стэнли верить не хотел.
— Это не бессмертие, а затянувшаяся летаргия, — только и сказал он. — Все те короли давно мертвы и они не вернутся с того света.
— Откуда вам знать? — холодно заметил Стэнли, чем еще больше раздосадовал полковника:
— Да я лично присутствовал на погребении Матьяша в королевской усыпальнице в Секешфехерваре, — не выдержал и выпалил он. — Поверь мне, он действительно мертв, а не спит за столом под горой Пека и борода его не обвила девять раз этот самый стол. Он мертв.
— Стало быть, — озадаченно затараторил Стэнли, — это бы 1490 год… Вы уже переродились или ещё нет?
— Переродился. Поэтому я знаю, о чём говорю.
— Выходит вы присутствовали на похоронах самого короля? Но как? Ведь это государственное мероприятие. Вы жили при венгерском дворе? В качестве кого? А ведь Семпрония назвала вас графом...
— Остановись, Стэнли.
— Кто вы? — завороженно воззрился на полковника Хьюит. — Кто, на самом деле? Вы служили королю?
— Я не служил Матьяшу. — отрезал мужчина.
— Но вы жили в Венгрии...
— Я не венгр, — более резко оборвал он.
— Ну да, там вы называетесь мадьярами...
— И не мадьяр. Я жил совсем в другом месте, при другом дворе, среди других народов. И хватит об этом. Все минуло и не вернется. Как и Матьяш, слава Богу.
Стэнли молчаливо потупил взгляд, но не удержался от вопроса:
— Хотя бы скажите, кем вы были в смертной жизни, и я больше не буду донимать вас расспросами.
— Ты же слышал от Семпронии, я секей.
— Да, но я не знаю, что это значит.
— Это название моего народа.
— И где живет ваш народ?
— В Эрдее.
— Где это? Никогда не слышал.
— Не удивительно. Моя страна не может похвастаться древней историей, чтобы заинтересовать тебя. Лучше займись тем, что изучал в университете. Выбрось Дублин из головы, сэр Джеймс все равно тебя туда не отпустит. И меня теперь тоже.
— Хорошо, — согласился Стэнли. — На время расследования я отложу собственные исследования. Но как только с ним будет покончено, сам решу, чем мне заниматься.
С крайним неудовольствием полковнику пришлось признаться:
— Расследование уже закончено.
— Как закончено?! — почти воскликнул Стэнли.
— Очень просто. Тайные вожди найдены и они не белые. Всё, Орден Золотой Зари нас больше не интересует.
Отказываясь верить услышанному, Стэнли начал активно протестовать. Все те доводы, что ранее полковник приводил сэру Джеймсу, Хьюита ничуть не убедили. Меритсегер была для него не менее реальна, чем белый Финн Мак Кумал под Дублином.
— Она не может быть иллюзией, — качал головой молодой человек. — Она пила кровь Сандерса. Сейчас он даже может быть мертв, а вы говорите, что Меритсегер не существует.
— Я очень даже верю, что она некогда гуляла по ночам между пирамид, а может и сейчас это делает. Но то, что именно Меритсегер привиделась Йейтсу с Эмери, было лишь предположением, моим предположением. Теперь я беру его назад.
— Но почему? Что заставило вас передумать?
Полковник на минуту призадумался и сказал:
— Знаешь, Стэнли, когда я только увидел Матерса, то посчитал его обычным авантюристом, который тянется ко всему необычному и создает вокруг себя ореол таинственности. — Напряженно проведя рукой по лбу, полковник продолжил. — Но Матерс заставил меня поверить, что он самый настоящий маг. В тот момент я не просто поверил, я ощутил, что в мире есть силы неподвластные людскому разуму, но люди подвластны им. Многие в Обществе считают, что кровопийцы имеют превосходство перед смертными во всём. А в тот момент я осознал собственную ничтожность перед одним из тайных вождей.
Стэнли заворожено слушал полковника, а тот, отбросив задумчивость, заявил:
— Да, Матерс определённо, пока ещё может совершать невероятные вещи и они не могут не поражать. Но я не собираюсь благоговеть перед его сверхъестественными способностями. Мне просто противно оттого, что он творит со своими последователями: в кого заставляет их поверить и кому учит служить. Без магии Матерс был бы крайне жалким человеком. Но у него есть власть, и он не брезгует ею злоупотреблять. Но ты ведь спросил меня не о Матерсе. Эмери мне глубоко неприятна, но по другой причине — она, так сказать, неразборчива в магических связях. Что ей привиделось во сне, я не знаю, но назваться оно могло как угодно, хоть богиней Меритсегер, хоть змеёй Сатой, хоть духом египетской певицы. Просто Эмери помешана на Древнем Египте, и не удивительно, что сущности из иного мира хотят произвести на неё должное впечатление. Сказать что-либо определенное о Йейтсе мне сложно. Его обезличенное видение можно толковать как угодно.
— А как же страж? Видение просило освободить его.
— Слово "Сфинкс" не было произнесено. Так что, под стражем можно понимать что угодно.
— Значит, не было никакой Меритсегер? — разочаровано спросил Стэнли.
— Выходит, что так. Она осталась в Египте изводить Сандерса, вот и вся история.
Казалось, Стэнли удовлетворился такими объяснениями. Но что-то мучило молодого человека, и он не мог об этом молчать:
— Я чувствую, что в Ордене Золотой Зари что-то происходит
— Чувствуешь? — саркастически переспросил полковник, — так ты начал открывать в себе способность к прорицанию?
Стэнли не стал отвечать на колкость, и произнёс:
— Я каждый день бываю в читальном зале Британского музея и вижу там немало орденцев. Они явно к чему-то готовятся. Вчера Алан Беннет, например, спросил, нет ли у меня заспиртованной змеи.
— Брат I.A. — "Да будет свет", — припомнил полковник фамилию Беннета и его девиз в реестре Ордена. — И как ты только на него наткнулся?
— Чисто случайно. Я изучал книги по египтологии, он заинтересовался и поддержал разговор. Только потом я вспомнил его имя из орденского списка — одним словом, удача. Мы ровесники, поэтому мне и было легко войти к Беннету в доверие. Недавно он окончил факультет химии и сейчас занимается изучением электричества.
— Очень интересно. Значит, теперь ты заводишь знакомства с орденцами без моего ведома?
— Я собирался вам рассказать.
— Когда?
— Но сейчас я ведь все рассказал.
Поняв, что спорить с излишне самостоятельным подчиненным бессмысленно, полковник принялся расспрашивать дальше:
— Так зачем Беннету заспиртованная змея?
— Очевидно, для колдовского ритуала. Но мне он сказал, что она нужна для эксперимента по гальванизации мертвого пресмыкающегося. Оказывается, его эксперименты с электричеством финансирует брокер из Сити по фамилии Гарднер.
— Брат "Из бездны — к свету"?
— Да, тот самый спиритист и журналист "Люцифера". Его я видел в читальном зале один раз. Он подошел к Беннету, тот представил мне Гарднера, после чего они отошли в сторону и о чем-то переговаривались. Потом Гарднер подошел к мисс Фарр и передал ей какую-то записку. Я уверен, они втроем что-то замышляют. Ещё меня беспокоит частое появление в читальном зале Воллиса Баджа. Слишком много времени он проводит с Флоренс Фарр.
— И что?
— Они постоянно смотрят словари, что-то пишут. Я слышал от Тома, что мисс Фарр получает от духа жрицы некие письма на египетском языке, а потом показывает их знакомому египтологу. Наверняка это и есть Бадж.
— Скорее всего. Но зачем такому видному ученому переводить послания из загробного мира? Какой его в этом интерес?
— Я думаю, ему просто любопытно прочесть их и осмыслить. Возможно, он надеется узнать через мисс Фарр что-то новое для египтологии.
— Оригинальный способ научного познания. Интересно, что бы на это сказало Королевское Общество?
— Меня волнует другое, — признался Хьюит. — Кого хотят призвать орденцы?
— Не иначе как Люцифера, которому Гарднер пишет статьи, — сострил полковник. — С чего ты взял, что они вообще готовятся кого-то призвать?
— А что же ещё? Украдкой я заглянул в книги, которые заказал Беннет. В одной из них говорилось об адском вареве из молока и змеи для призыва какого-то планетарного духа. Из другой он срисовывал колдовской круг с вписанным в него восьмиугольником. А вчера он штудировал статью о благовониях и маслах.
— У меня начинает складываться впечатление, — заметил полковник, — что Британский музей стал сосредоточием всего магического, что может быть в Лондоне, — На вопросительный взгляд Стэнли, он пустился в разъяснения. — Беннет и Йейтс изучают оккультную литературу в читальном зале, Матерс признался, что перечитал все гримуары и манускрипты в запасниках библиотеки. Эмери получает новые знания от мумии в египетском зале и делится своими открытиями со смотрителем Баджем.
— Так может и ритуал они тоже проведут в музее? — внезапно осенило Стэнли. — С дозволения Волиса Баджа. Точно! Всё ведет именно к этому.
— Пусть творят в музее что хотят, — безразлично отозвался полковник, — хоть варят змею на костре посреди египетского зала. Общество это не должно больше волновать.
 
40
Покинув дом семейства Стэнли, полковник Кристиан намеревался вернуться в штаб Общества, пока не заметил, как навстречу ему шёл профессор Книпхоф.
Старичок бодро шагал по тротуару, и вместо привычной трости в руке он держал длинный сверток, ритмично им покачивая. Судя по довольному виду профессора, он был как никогда в прекрасном расположении духа и ещё больше обрадовался, увидев полковника:
— А, молодой человек, как прошла ваша поездка?
— Благодарю вас, весьма плодотворно.
— Вильям все переживал, как отреагирует на ваше появление Матерс...
— Все прошло весьма гладко. Передайте мистеру Эйтону мою благодарность, и пусть не беспокоится. — Ещё раз оглядев профессора сверху вниз, полковник заметил, — Я смотрю, вы гуляете один. Вырвались из-под опеки внуков?
Книпхоф скривился:
— Дай Иде волю, я бы и шагу без неё не посмел ступить. Где это видано, чтобы яйца учили курицу?
Произнесенное имя Иды лишний раз заставило полковника поблагодарить Небеса, что он не встретился с девушкой воочию — наверное, в парижской церкви Бог все же услышал молитвы старого грешника и развёл их с Идой пути.
— Тогда позвольте проводить вас до гостиницы, — предложил полковник, — чтобы фройляйн Бильрот не волновалась.
Профессор охотно согласился и вдвоём они не спеша последовали вверх по улице. Всю дорогу полковник наблюдал, как старик бережно прижимал к себе сверток, что не удержался от вопроса:
— Если не секрет, что там у вас?
— А? — Профессор встрепенулся, очнувшись от собственных мыслей, но всё же ответил, — Ничего особенного, хирургический инструмент по индивидуальному заказу. Кстати, — голос его вмиг стал заговорщическим. — Когда я получал его в кузнице, то видел там одного странного субъекта. Он отдавал в починку меч.
— Меч? — из вежливости переспросил полковник, — Старинный?
— Вряд ли им когда-нибудь проливали кровь. Бутафория, новодел. Мне показалось, что человек, его принесший, может быть связан с Орденом Золотой Зари. Они частенько используют в своих ритуалах мечи.
Полковник вспомнил, что рассказывал Томас о своем посвящении в неофиты, особенно тот момент, когда к его горлу приставили холодную сталь, и поспешил спросить профессора:
— И вы не знаете имени того человека?
— Конечно, нет. Кроме Вильяма я не одного из них не видел воочию.
Воспользовавшись удобным моментом, полковник не упустил шанс задать вопрос, давно его интересовавший:
— А как вы вообще познакомились с мистером Эйтоном? У меня сложилось впечатление, что вы с ним слишком разные люди, чтобы быть обычными друзьями.
— И, тем не менее, мы давно с ним на короткой ноге. А познакомились мы на Хайгейтском кладбище. Я, знаете ли, неравнодушен к погостам, — мечтательно улыбнулся анатом. — Люблю прогуливаться там по ночам. И, как оказалось, не только я. Я наткнулся на Вильяма в тот самый момент, когда он собрался прикопать немного земли со старой могилы.
— Зачем?
— Это был ингредиент для очередного алхимического опыта.
— Неужто он собирался сварить из могильной земли эликсир жизни? — решил пошутить полковник.
— Нет, — серьезно ответил Книпхоф, — для эликсира он обыкновенно собирает траву с могил. Он делает из неё отвар и пьет его раз в неделю.
— И давно он так делает?
— Лет сорок, точно. Сколько я его знаю, он не завязывает с траволечением. Понять логику его эксперимента довольно легко. Корни могильной травы питают растение мертвечиной, следовательно, трава из мертвого извлекает жизненное. А Вильям надеется, что это жизненное варево вытянет из его организма всё смертное и тленное.
— Что-то не заметно, чтобы это было так.
Профессор пожал плечами.
— Алхимик всегда должен быть готов к неудачам, и они не повод прекращать работу, а веская причина продолжать исследования и искать новый подход. Ведь знание никогда не может быть полным — ему нет предела. И ограничивать тягу к знанию глупо, а в случае Вильяма — бесполезно. Как собственно, и всех тех магов, с которыми он общается.
Последнюю фразу старик произнёс с такой брезгливостью, что полковник не мог не поинтересоваться:
— Вам неприятны эти люди?
— Они не маги, они — дураки, — резко высказал Книпхоф. — Для них провести ритуал, все равно, что сыграть спектакль, потому-то в их ордене полно актеров, писателей и прочих театралов. Им, видите ли, стало неинтересно играть перед публикой Ромео и Джульету или Гамлета с Офелией. А вот изображать друг перед другом жрецов давно забытых божеств им куда интереснее.
— А ваш приятель Эйтон, что же, человек того же сорта?
— Он хотя бы знает меру и не лезет во всякие дьяволопоклонские авантюры. Он же хоть и бывший, но викарий, понимает, что к чему.
Для полковника это не было положительной характеристикой, а, скорее, свидетельством все той же неразборчивости в связях.
— А вам самому, — спросил он Книпхофа, — не страшно знаться с человеком неравнодушным к запредельным силам?
Профессор ничего не ответил, а лишь вынул из кармана монету и показал её полковнику. Мужчина, было, подумал, что и с Книпхофом кто-то расплатился римским серебром, но приглядевшись внимательно, он понял, что это не так.
— Что это? — спросил полковник, внимательно рассматривая монету
— Мы, баварцы, называем его пфеннигом Бенедикта.
На обратной стороне монеты на кругу были выгравированы буквы V.R.S.N.S.M.V.S.M.Q.L.I.V.B., глядя на которые, полковник поинтересовался:
— О чем эта надпись?
— О, это сокращенное благословение святого Бенедикта из Курсии. В переводе с латыни она звучит как: "Изыди от меня ты, сатана, и прелестью не искушай греха! Дурное подаешь ты мне вино, отраву выпить ту тебе будет суждено!" Когда-то паломники не пускались в путешествие без такого вот пфеннига.
— Не думал, что вы религиозны.
— Я лишь почитатель исконных баварских традиций, — ответил старик, пряча монету во внутренний карман.
— И, тем не менее, пользуетесь церковным оберегом от злых духов, — заметил полковник.
— Так вы католик? — ехидно вопросил Книпхоф.
— А вы разве нет?
— Был, пока меня не отлучил архиепископ.
— И за какой же проступок?
— По молодости раскапывал могилы.
Полковник понял, что как никогда был близок к тому, чтобы услышать историю, поведанную Инквизитором, но из первых уст, и потому спросил:
— Что же вы, никогда не пользовались услугами похитителей тел?
— Ну, разумеется, пользовался — ничуть не смутившись, ответил старик, — когда стал старше, умнее и обеспеченнее. Они, знаете ли, ещё те вымогатели.
— Вам что, не хватало трупов в морге, или тела из могил чем-то лучше?
— Запомните, молодой человек, — поучительным голосом продолжал профессор, — мертвецов никогда не бывает достаточно, особенно дотошному специалисту вроде меня. Ну что, право слово, я мог увидеть у всех тех убийц, насильников и воров после того как их снимали с виселицы? Поражение органов от пьянства, истощение от плохого питания, да ещё со всякими нехорошими болезнями от половых излишеств — скучное однообразие. К тому же среди осужденных на смерть всегда было слишком мало женщин. Меня это категорически не устраивало.
— А рост женской преступности вас бы удовлетворил?
— Это все вторично. Вы смотрите на жизнь по-своему, а я по-своему смотрю на смерть. А смертников я изучил вдоль и поперек лет за пять. Другое дело, добропорядочные граждане. Они имеют особенность умирать не от нехватки воздуха и перелома шейных позвонков, а от всяческих занимательных болезней. Вот эти патологии мне всегда и были интересны. Вы и представить себе не можете всё разнообразие недугов, изводящих человечество.
— И как это, ночью на кладбище, разрывать чужую могилу? Не страшно?
— А чего бояться ночью, да на кладбище? Все тихо, все лежат, почти как в морге. Привычная обстановка, одним словом, только на открытом воздухе. А прохладный ночной воздух, молодой человек, очень полезен для здоровья. Одно плохо, что всегда есть риск попасться на глаза кладбищенскому сторожу.
— И часто вас замечали?
— Ни разу, — не без гордости произнёс старик. — Вскрытие могилы дело ответственное, к нему нужно подходить со всей внимательностью и серьезностью. Должно быть учтено всё: инвентарь, время и путь к отступлению. Но главное, это правильно подобранные компаньоны — они и есть главная составляющая успеха мероприятия. Вынуть гроб с ещё не разложившимся телом из могилы в шесть футов глубиной — это не такая простая задача.
Еще раз смерив взглядом низкорослого анатома, полковник поспешил согласиться и многозначительно поинтересовался:
— Неужели за многие годы гробокопательства с вами не произошло ни одной неприятной истории?
 — На заре моей молодости,— протянул профессор Книпхоф, — произошел один прелюбопытнейший случай, который не даёт мне покоя по сей день.
Полковник уже был готов услышать историю о воскресшем бургомистре, но вскоре понял, что сильно ошибся.
— Вздумалось мне как-то ночью в одиночку прогуляться по городскому кладбищу, осмотреться, так сказать, поискать свежие погосты. Один мне особо понравился. Из газет я знал, что похоронили в нём молодого человека, накануне коварно убитого ножом в сердце. Насильственная смерть во цвете лет — минимум патологий, максимум первозданного материала — одним словом, редкий и удачный экземпляр. Я уже наметил, что мне поутру сделать, какой инструмент взять, кого из коллег пригласить. Даже белые цветы на могиле приметил и взял на заметку прикупить такие же, если мы следующей ночью случайно их примнем, когда раскопаем могилу. Пока я размышлял, что да как, на одной из дорожек появился сторож с фонарем в руке и бутылкой наперевес. От греха подальше я укрылся за высоким надгробием поблизости. И что я увидел дальше? Этот подлец пришел с лопатой и остановился прямо у могилы убитого, что мне так приглянулась. Я чуть не задохнулся от негодования, когда увидел из укрытия как этот мерзавец стал копать!
При этих словах взор анатома пылал инфернальным огнем, а голос срывался в негодовании, будто те давние события произошли не далее как вчера:
— Вы только подумайте, разрывать могилу, чтобы поживиться чем-нибудь ценным!
— Простите, профессор, но разве ваши умыслы в отношении того покойника не были столь же корыстны?
— И каким позвольте узнать, образом? Я не имею привычки прихватывать между делом чужие цепочки и кольца. Все, что я беру, я всегда возвращаю на место. Ну да, иногда припасаю кое-какие органы для препаратов, но это не в счет. Покойник от этого не обеднеет, да и я не разбогатею. А тот сторож копал так, будто в могиле вместе с молодым промышленником покоился и весь его капитал.
— Так мертвец был владельцем предприятия?
— Конечно. Скорее всего, за это его и прирезали. Так вот, как только лопата ударила о гроб, сторож тут же нырнул в могилу. Я высунулся из своего укрытия и увидел, как он выкинул крышку, а сам остался внизу с фонарем. За то время, что он там возился, я бы успел вскрыть и взвесить пару-тройку органов. И вдруг, я не поверил своим ушам, когда из могилы послышались голоса!
— Как это, голоса?
— Вот и я в тот момент подумал, как?! Если бы тому расхитителю вздумалось поговорить с покойником, то тот бы ему вряд ли ответил, вы не находите?
— Тогда, в чём же дело?
— Наверное, прошла четверть часа, прежде чем сторож выбрался наверх, а за ним, чуть пошатываясь, и сам покойный. Да, да, тот самый молодой человек, что накануне был найден в переулке с ножом в сердце. Пока сторож закапывал теперь уже пустую могилу, оживший поправлял рубашку, а я, глядя из укрытия явственно заметил, как расползается на материи по его груди темное пятно, точно напротив сердца. Тут покойник снял с руки перстень и протянул его сторожу со словами: "Возьми плату за свою работу". А тот, опираясь о лопату ему ответил: "Благодарю, господин, но что мне с ним делать? Если продам ювелиру, он наверняка узнает вещь. Могут пойти слухи, что я раскапываю могилы. Ни вам, ни мне это не нужно". На том они и разошлись.
— Вот так просто?
— Да. Сторож продолжил закапывать могилу, а фабрикант взял белые цветы со своей могилы и ушел прочь с кладбища. А я, в ту пору ещё молодой студент, долго сидел за надгробием и пытался понять, что же я только что увидел.
— И к чему же вы пришли? Покойник действительно ожил, или вовсе не умирал?
— Я думал и над тем и над другим вариантом. Первое невозможно в принципе, и мои шестьдесят семь лет практики только подтвердили это. Второе невозможно, так как длительное пребывания в гробу без воздуха даже ложного покойника сделают покойником подлинным. На следующий день я вызнал всё об ожившем фабриканте, особенно о его ранении. Тело осматривал мой учитель, великий человек. Разумеется, он не мог ничего напутать, сердце действительно было рассечено, и нож, что из него вынули, имелся в наличии. Определенно, ошибки быть не могло.
— Тогда что произошло на самом деле? — спросил полковник, хотя прекрасно знал ответ.
— Я бы и сам хотел это знать, — с грустью признался старик. — С того дня прошло лет пятнадцать, когда я и перестал думать о том своём ночном приключении. И вдруг я встретил его, уже совсем в другом городе, но такого же молодого, будто время не было властно над ним.
— Покойника, который не был покойником? — уточнил полковник. — И как вы поняли, что это именно он?
— По походке. Сами понимаете, фотографии в те годы ещё не существовало, портрета его я никогда не видел, а тогда в ночной тьме смог разглядеть только фигуру и манеру движений. Вот она-то и бросилась мне в глаза. И, конечно же, голос.
— Так вы с ним заговорили?
— Разумеется. Не мог же я упустить такого случая всего лишь из-за каких-то рамок приличия. Я сам представился и в ответ услышал его имя. Разумеется, оно было иным, чем начертанное на той пустой могиле. Оказалось, теперь он подвизался в банковской сфере, и это меня совсем не удивило, наоборот, ещё больше убедило, что я не обознался. Когда же он узнал, что я анатом, эта новость его очень заинтересовала. Тогда-то я понял, что нужно быть осторожнее с этим человеком, ведь он мог догадаться об истинной причине моего интереса к его персоне. Последующие несколько лет я молчаливо наблюдал за его деятельностью в Вене и Берлине. И, что бы вы думали? Через пять лет он снова умер!
— От ножа?
— Нет. На сей раз экипаж, в котором он ехал, упал с обрыва вместе с лошадьми, только извозчик успел соскочить и спастись. Когда до меня дошла эта новость, я тут же кинулся к коллегам просить пустить меня на вскрытие, хотя бы просто поприсутствовать.
— И как, вам разрешили?
— А куда бы они делись? — ответил старик, коварно ухмыльнувшись. — На вскрытии выяснилось, что все кости банкира целы, но органы размозжены.
— Разве такое возможно? — изобразил удивление полковник.
— В этой жизни возможно разное, молодой человек, даже такое, чего нет в учебниках по анатомии. Чтобы не вызывать подозрений, я не подал виду, что тело банкира меня заинтересовало. Но я не пропустил его похороны и не спешил уходить с кладбища, когда церемония закончилась. И не зря. Когда все разошлись к могиле подошли двое, мужчина и женщина, оба молодые, как и вновь покойный банкир. Они не стояли подолгу над погостом, просто оставили на могиле белые цветы и ушли. Те же белые цветы, что были на его первой могиле. А ночью я пришел к воротам кладбища и стал ждать.
— Снова надеялись встретить сторожа с лопатой?
— Нет. На этот раз я рассчитывал увидеть своего знакомого покойника, уже выходящего с кладбища мне навстречу. И я не ошибся.
— Как же он мог идти с разрывом органов?
— Судя по тому, как он двигался и говорил, с его органами было всё в порядке.
— И как он вам объяснил свое воскрешение?
— Никак. Только улыбнулся своей хитрой улыбочкой, которая могла значить все что угодно, и настоятельно порекомендовал мне забыть о нашем с ним знакомстве. Но как я мог забыть человека, по сути бессмертного, исцеляющего любые раны и никогда не стареющего? Предложи он мне продать душу в обмен на свой секрет, я бы пренебрег горьким опытом доктора Фауста, и согласился, не раздумывая ни минуты. Но он просто ушел, а я продолжал стоять как вкопанный, не находя душевных сил догнать его и потребовать объяснений. Посудите сами, человек, владеющий тайной жизни и смерти, по сути, обладает самой могущественной силой во вселенной, масштаб которой простому смертному и не вообразить! А какое влияние он может оказать на все живое и неживое в этом мире, трудно даже представить.
— И вы бы хотели распоряжаться этой силой сами?
— Боже упаси, — махнул рукой профессор, — я и так живу слишком долго, к чему мне вечность?! Мне всего лишь любопытно знать, что значит, быть бессмертным. Какого это, умирать и снова возрождаться, почти как феникс из пепла? Действительно ли такая жизнь вечная или же просто слишком долгая? А главное, что есть тот самый эликсир бессмертия?
— Жаль, что вы упустили момент узнать обо всем этом из первых уст.
— И вовсе не упустил, — чуть обижено кинул профессор. — Видать провидение дало мне много лет жизни, не просто по прихоти, а чтобы у меня было время найти ответы на многие мои вопросы. В последний, третий раз я видел бессмертного банкира десять лет назад. Самое скверное, что он узнал меня, уже семидесятивосьмилетнего старика. Сам же он, как и следовало ожидать, ни на год не изменился. Своё новое имя он не стал мне называть, но все же соизволил ответить на некоторые мои вопросы. Оказывается, свои похороны он предпочитает устраивать раз в семь-двенадцать лет, чтобы его вечная молодость не так сильно бросалась окружающим в глаза, и можно было начать новую жизнь с новым именем и в новой стране, а от старых обязательств и вовсе отказаться. Банкир говорил, что за долгие годы научился подыскивать и послушных кладбищенских сторожей, что не побоялись бы раскопать его могилу, и собственных убийц, которых для верности нанимал через третьих лиц. Но тот случай с разбившимся экипажем был досадной случайностью, которую банкир не предвидел, и потому на выручку ему пришли те, кто также владеет секретом эликсира бессмертия — они-то и подкупили сторожа и пометили могилу белыми цветами. Тут я и понял, что белые цветы, это не что иное как особый знак, отличающих могилы бессмертных людей. С тех пор я внимательно присматриваюсь к погостам и цветам, что на них высажены, хотя подобных тем, что я видел на могиле банкира, я так до сих пор и не встретил. Я ведь спросил его об эликсире бессмертия, что даровал ему вечную жизнь, а он снова загадочно улыбнулся и лишь сказал, что я уже видел его однажды — у первой могилы, когда сторож нес лопату и бутылку — в той бутылке и был эликсир. Им сторож растер рану банкира, чтоб она затянулась, и дал его ему отпить, чтоб банкир смог встать на ноги. Но рецепт эликсира он мне так и не раскрыл. Поверьте, я никогда не забуду того молодого лица и глаза человека, безмерно старого и многое постигшего. Кто знает, сколько уже веков он ходит по земле. Может он халдейский маг, много тысячелетий назад нашедший рецепт эликсира жизни. В любом случае, я этого так и не узнал. Но может судьба сведёт нас в четвёртый раз и мне откроется истина.
 
41
С окончанием расследования полковник Кристиан вернулся к рутинным трудовым вечерам, когда с наступлением сумерек он отправлялся на патрулирования улиц ночного Лондона. На сей раз он решил ограничиться Форест-Хиллом и примыкающим к нему улицам, где прохаживался раз в неделю. Дела Общества редко заводили его в южный Лондон, по ту сторону Темзы, но, с тех пор, как в пещерах Чизлхёрста любопытные туристы стали замечать что-то белое и постоянно ускользающее от их взора, Общество на всякий случай усилило бдительность в том районе.
Время выдалось на удивление тихим: ни случайных прохожих, ни констеблей, ни запоздалых экипажей полковнику так и не встретилось. Город спал, а полная луна без устали освещала темные дорожки. Почему-то именно в такое время белых тянуло совершать кровавые гадости намного чаще, чем в безлунные ночи. Виною тому полная луна или связанные с ней суеверия кровопийц, полковник не знал.
В конце Бромли-Хилл показалась одинокая фигура. Слабый ночной ветерок колыхал её просторные одежды, а луна освещала их безупречную белизну. Навстречу полковнику шла женщина, и что-то внутри подсказывало, что она, всё же, смертная. На вид ей было около тридцати пяти лет, слегка волнистые волосы с рыжиной спадали на плечи по белоснежной ночной сорочке, что была не самым удачным одеянием для прогулок под луной.
Поравнявшись с незнакомкой, полковник Кристиан попытался заговорить с ней, но она и не думала останавливаться, а всё шла и шла, как показалось полковнику, в сторону пещер Чизлхёрста.
— Мадам, вы, верно, заблудились, — обратился к ней полковник, идя следом. — Могу я подсказать вам дорогу?
В ответ он услышал неестественно грубый голос:
— Я проделала свой путь. Я знаю тебя, и я знаю твоё имя.
— Правда? — недоверчиво спросил полковник, почувствовав неприятную, непонятно с чего вдруг возникшую в теле дрожь. — А кто же вы?
— Владычица ночи, попирающая красных демонов, завоевательница сердец и поглотительница их...
Полковник готов был распрощаться с этой сумасшедшей и пойти своей дорогой, но она все говорила и говорила:
— ... ужасная, госпожа грозового ливня, разрушительница душ, пожирательница людских тел, исполнительница убийства, госпожа, которая призывается в день тьмы, повелительница духов, послушница слова своего повелителя, обитающая в пещере, поклонница огня, любящая резню, убийца извергов вечерней порой...
Почему-то только сейчас полковнику пришло в голову внимательно посмотреть женщине в глаза. Смутные догадки его не обманули — она спала. Спала, ходила и несла несусветную чушь жутким голосом, от которого кровь стыла в жилах.
Полковник обхватил сомнамбулу за плечи, от чего она послушно остановилась и замолчала.
— Очнитесь, — бессильно приказал полковник и хорошенько тряхнул жуткую незнакомку.
Тело её обмякло и рухнуло в его объятья.
— Мадам, — осторожно спросил он, отстраняя её от себя, — мадам, вы проснулись?
Женщина похлопала ресницами и озадаченно уставилась на мужчину, не находя слов.
— Не волнуйтесь, вы ходили во сне. Я еле остановил вас посреди Бромли-Хилл.
Женщина тряхнула головой и принялась озираться по сторонам.
— Не может быть, — наконец произнесла она, вполне приятным мелодичным голосом. — Со мной уже много лет такого не происходило.
Полковник поспешно снял с себя пальто и накинул его на плечи женщины, пока та удивленно мотала головой, будто не верила, что стоит босая посреди улицы.
— Скажите, где вы живете, и я провожу вас.
— Лондон-роуд, 100, мистер...
— Полковник Кристиан, — представился он. — Можете не называть своего имени. Я обещаю, о случившемся с вами из моих уст не узнает никто.
— Благодарю, вы поступаете как джентльмен. Но в этом больше нет необходимости, я ведь назвала вам свой адрес.
— Если вы опасаетесь, что я буду наводить справки...
— Что вы, полковник Кристиан, я вам доверяю. Просто, обитатели моего дома слишком известны, чтобы о них не знать.
Полковник недолго терялся в молчаливых догадках. Когда они пришли по озвученному адресу, он смог прочесть лаконичную вывеску у дверей: "Музей Хорнимана".
Полковник не ожидал такого странного совпадения. Он пробудил от небезопасного наваждения не просто внучку известного чайного фабриканта и дочь парламентария, а саму сестру F.E.R. — "Отважно и справедливо".
— Значит, я имел честь помочь самой мисс Энни Хорниман?
В ответ женщина лишь обворожительно улыбнулась и произнесла:
— А для меня будет честью пригласить вас быть моим гостем.
Полковник не посмел отказаться, и через мгновение они вошли в открытую дверь. Слуги уже давно спали, потому никто не заметил отсутствия Энни, как и её возвращения.
— Ждите меня здесь, я скоро вернусь, — сказало она, оставив полковника одного.
Только теперь, оглядевшись по сторонам, он понял, в каком необычном месте оказался.
Посреди холла на белой картонной льдине величаво восседал упитанный морж, точнее, его чучело. Под потолком висел скелет гигантской черепахи меж двух пластин увесистого панциря. У стен рядами громоздились застекленные полки. В одной из них на дереве восседали чучела разнообразных птиц и крадущейся к ним белки, в другом застыла россыпь цветастых бабочек. Не могло не привлечь внимания и чучело тропической летучей мыши. Левую её половину представлял обнаженный скелет, а на вторую мастер натянул шкуру и кожистое крыло.
Но самое жутковатое пугало создал не иначе как безумный таксидермист, а вернее, его чересчур воспаленное воображение — это была мерзкая мумифицированная тварь с рыбьим телом, головой обезьяны и тощими лапками непонятного животного.
— Поначалу я тоже долго не могла понять, что это за существо.
Полковник тут же отвлекся от странного экспоната и обратил взор на лестницу, по которой спускалась Энни Хорниман. Платье её было строгим и лаконичным, волосы собраны в простую прическу. В одной руке она держала его пальто, а в другой — дымящийся мундштук.
— И что же это такое? — поинтересовался полковник, указывая на монстра.
— Оказывается, японская русалка, представляете? — усмехнулась Энни и затянулась. Обведя взглядом комнату, она тут же вопросила, — Теперь вы понимаете, в каком зверинце я живу? Кругом стерильная мертвечина. А ведь некоторые завидуют тому, что я дочь богатого человека.
Как было известно полковнику, Фредерик Хорниман тратил свой немалый капитал на путешествия и коллекцию диковинок со всех концов света. Но он и представить себе не мог, что диковинок окажется так много, и все они будут отвоевывать жилое пространство у домочадцев.
— Мама терпеть не могла этот беспорядок. Отец всё обещал, что мы переедем в другой дом, а здесь останется музей. Мама умерла в прошлом году, а он все обещает. Хотите что-нибудь выпить?
— Не в этот час, — поспешил отказаться полковник. — Мне, право слово, неудобно вас утруждать. Вам самой, наверное, нужен отдых.
— Не волнуйтесь. После сегодняшнего ночного приключения я всё равно не усну.
— Вашим домочадцам стоило бы лучше запирать двери, — заметил полковник.
— А какой в этом смысл? У меня ведь есть собственный ключ. Даже во сне я, наверняка, помню, где он лежит.
— Это очень небезопасно, ходить в бессознательном состоянии по ночным улицам. Вам просто повезло, что вы не успели дойти до пещер Чизлхёрста.
— Помилуйте, — беззаботно рассмеялась Энни, — что мне там было делать?
Но полковнику не было так весело. Он задавался вопросом, что если сомнамбулы, так любящие пору полнолуния, на самом деле идут на ментальный зов белых кровопийц? А что если в спящее тело адепта Ордена Золотой Зари может вселиться любая потусторонняя сущность, даже "разрушительница душ, пожирательница людских тел"? Последнее волновало полковника куда больше первого, оттого что он не знал, как бороться с проказами сущностей из другого мира.
— Не знаю, но вы шли именно к пещерам. Вы даже говорили не своим голосом.
— Я разговаривала во сне? — удивилась Энни. — Наверное, несла какие-нибудь глупости?
— Вы назвались владычицей ночи, попирающей красных демонов.
На лице Хорниман застыло недоумение:
— Даже трудно представить, что вы в тот момент подумали, — вяло улыбнулась она.
— Это не имеет значение. Главное, я понял, что вы спите. А те слова имеют какое-то особое значение?
— Не знаю, впервые слышу подобное.
— Не беда, напишите брату S.R.M.D. в Париж, может он растолкует их смысл.
Рука Энни застыла, так и не поднеся мундштук к губам. Дым от сигареты тонкой струйкой поднимался вверх к панцирю черепахи, а женщина молчаливо смотрела на мужчину, видимо, пытаясь понять, кого же она так бездумно пригласила к себе в дом.
— Макгрегор ведь работал у вашего отца смотрителем этого музея? — заметил полковник и тут же язвительно улыбнулся. — Вернее, тогда он ещё не был Макгрегором.
Энни не сводила глаз с полковника.
— К какому храму вы принадлежите? — сощурившись, спросила она. — Эдинбургскому, брэдфордскому?
— Мое посвящение прошло на Континенте, — без тени стеснения ответил полковник. — А недавно я был в Париже и гостил в доме Матерсов.
Энни с вызовом вопросила:
— И как вам? Пришлось по вкусу их гостеприимство?
— Я получил массу необычайных впечатлений.
— Наверняка, вам устроили грандиозный прием, с дорогими винами и изысканными блюдами.
— Вовсе нет.
— Как это не похоже на Матерса, — язвительно заключила она. — Он ведь так любит роскошь.
— Это чувствовалось в интерьере квартиры, — кивнул полковник.
В глазах Энни блеснули искорки гнева.
— А вам известно, за чей счет он так красиво живет?
— Простите, нет.
— Он очень любит пускать людям пыль в глаза. Сначала он вообразил себя борцом за кельтскую идею, потом для пущей весомости придумал себе титул графа Макгрегора де Гленстрэ, — Хорниман брезгливо поморщилась, — а теперь он хочет жить подобно настоящему аристократу. Он тратит так нужные ему деньги на мишуру, и даже не способен заплатить за квартиру. Каждый год ему нужно всё больше и больше. То он устраивает обед для некого герцога с целой свитой, то очередной переезд.
— Так кто же тот благодетель, что оплачивает все капризы Матерса? — спросил полковник, хотя догадывался, что ему ответит мисс Хорниман
— Он слишком горд, чтоб просить лично, за него это всегда делает Мина. А я не могу ей отказать. Мы ведь с ней подруги ещё со времен обучения в школе изящных искусств, — по лицу Энни скользнула тень, и она произнесла, — Как же Мина была талантлива в рисовании, пока не встретила его. С ней произошло самое страшное, что может случиться с замужней женщиной.
— Что же?
— Она пожертвовала собой, своим талантом, и даже своим именем ради Матерса. У неё нет собственной жизни, личных амбиций, творческих стремлений — только его интересы, как будто она приворожена.
— Обычно это называют всепоглощающей любовью?
Энни презрительно фыркнула.
— Это затмение. Когда она только познакомилась с Матерсом, она сказала мне, что не собирается замуж за этого человека. Прошло немного времени, и они объявили о помолвке. Но до самого дня бракосочетания Мина и не думала идти под венец. В итоге, Матерс сам отвез её к священнику. Когда всё свершилась, я уговорила отца взять Матерса на службу в наш дом, только чтобы он хоть как-то обеспечивал Мину. Потом, Матерс загорелся желанием переехать в Париж и, кажется, его совсем не волновало, что на это у него нет средств.
— Но ведь нашлись же. Вам снова стало жаль миссис Матерс?
Казалось, Энни не понравилось, что к имени её любимой подруги привязывают фамилию малоприятного ей человека, и потому резко сказала:
— Я делала это только для Мины, для её счастливой семейной жизнь, раз её муженек не способен заработать и соверена даже на еду. Когда я стала отсылать ему деньги, я, конечно же, не думала, даже мысли не допускала, что этот жест будет обязывать его, императора храма Изиды-Урании делать мне, младшему адепту-теоретику Ордена, какие-то поблажки в присвоении новых степеней. Я никогда не давала Матерсу почувствовать, что он зависит от меня, хотя так оно и есть. Я лишь рассчитывала на его порядочность, но как видно, зря. Он не просто не поддержал меня в трудной ситуации, он отчитал меня и обвинил в неподчинении.
— Неподчинении ему как императору, это вы имеете в виду?
Поднеся мундштук к губам, она безмолвно кивнула.
— Что же такое могло произойти в Ордене, чтобы Матерс, если позволите такое сравнение, неосмотрительно укусил руку, которая его кормит?
— Он решил вступиться за отвратительного распутника, потому что он его любимчик, и никогда не говорит слова поперек, в отличие от меня.
— И кто же этот подхалим?
— Конечно же, его заместитель на посту императора, доктор Берридж. Этот гомеопат в завуалированной форме сделал мне непристойное предложение.
— Неужели он звал вас переселиться в деревню, и трудиться не покладая рук на благо "Братства новой жизни", пока сам Берридж со своими наложницами будет призывать по ночам небесных двойников? — Немного подумав, полковник лукаво добавил, — А может он предложил вам стать его наложницей?
— До этого не дошло, — сердито ответила Энни. — Но, возможно, к этому Берридж и клонил. Он всего лишь дал мне ознакомиться с брошюрами по дыхательной технике. Когда я их прочла, то пришла в ужас. Это же настоящий ритуал по призыву инкуба!
Услышав знакомое слово, давно не дающее ему покоя, полковник тут же спросил:
— А миссис Эмери, случайно не знакома с этой дыхательной техникой?
— Понятия не имею. А что?
— Нет, ничего, — пошел на попятную полковник. — Хотя, полагаю, доктор Берридж даже не стал бы ей и предлагать те брошюры.
— Почему вы так думаете? Или я в чём-то хуже Флоренс? — с еле скрываемой обидой в голосе спросила Энни.
— Наоборот. Вы куда богаче.
Хорниман недоумевающе смотрела на полковника, пытаясь понять, к чему же он клонит, и он пояснил:
— Вам, наверное, известно, что доктор Берридж хочет организовать в Англии что-то на подобии общины Лейка Харриса, которую он посещал в Новом Свете. Да будет вам известно, что вступивший в такую общину должен отказаться от нажитого в миру состояния в пользу главы братства, стало быть, самого доктора Берриджа. Полагаю, он считает, что вы в отличие от миссис Эмери стали бы неплохим меценатом для его предприятия.
— Какая мерзость, — только и произнесла Энни. — А ведь я не единственная, кого он пытался втянуть в этот омут разврата. Когда одна из сестер нашего Ордена призналась мне, что он домогался её, я посчитала, что об этом не следует молчать и подняла вопрос об исключении доктора Берриджа из Ордена. И многие меня поддержали. Но Матерс категорически нам в этом отказал.
— Как же он мотивировал свое решение?
— Никак. Он так захотел и точка.
— Что ж, — пожал плечами полковник, — он император храма.
— Я не против проявления власти. Я лишь против неразумного, слепого самодурства.
— Это серьезное заявление, мисс Хорниман. Если авторитет императора для вас пошатнулся, так не лучше ли покинуть Орден?
Энни заинтересованно посмотрела на своего собеседника, словно услышала от него оригинальную глупость.
— Все дело в Матерсе, а не в Ордене, — объясняла она. — Вы адепт и должны это понимать. Учение Ордена Золотой Зари дало мне многое, и я не имею права отказаться от этого. Но учение Матерса нечисто. Я знаю, о чём говорю.
— Простите, но что вы имеете в виду?
— Вы ведь встречались, говорили с ним. Неужели вы не уловили в его словах темных посылов?
Так оно и было. За те несколько часов, что полковник провел в парижской квартире Матерсов, он услышал немало того, что в былые годы называлось ересью и язычеством, а то, что увидел, и вовсе не хотел вспоминать. Но что могло смутить мисс Хорниман в деяниях Матерса, полковник представлял слабо.
— Боюсь наша с ним беседа не была в высшей степени откровенной, — лишь произнёс он. — Но я увидел предостаточно, чтобы согласиться с вами — Матерса действительно окружили злые силы. И он не желает от них избавляться.
Энни напряженно улыбнулась. Видимо, полковник произнёс именно то, что она давно хотела услышать от соорденцев, но услышала от него, по сути, постороннего человека, который сумел понять всю глубину её душевных терзаний. Сменив тон на более доверительный, Хорниман сказала:
— Не так давно он призывал меня отречься от собственной личности в магической работе. Как вы это себе представляете?
Полковник согласно кивнул — он действительно не представлял.
— Почему он дал вам такой совет?
— Со мной произошла неприятная история. — Энни нервно передернула плечами. — То, что я пережила, никакими словами не передать. Я стала добычей инфернальных сил, и это страшнее, чем остаться наедине со стаей диких зверей.
— Что с вами произошло?
— Я не хочу об этом распространяться. Могу лишь сказать, что исполнила магическую работу в точности, как наставлял меня Матерс. А теперь он говорит, что я допустила ошибку, приводя нелепые доводы, лишь бы не признавать собственной вины.
— Вы сомневаетесь в нём, как учителе?
— Именно. Дорога, которой он ведет — это путь погибели.
Полковник смотрел на растерянную от собственного признания женщину и видел в ней раскаявшуюся единомышленницу. Её хотелось пожалеть и ей хотелось помочь.
— Мисс Хорниман, — тихо и успокаивающе произнёс полковник, — я думаю, вам лучше покинуть пост в храме. Надеюсь, миссис Эмери поймёт вас.
— Но почему я должна это делать?
Полковник посмотрел ей в глаза так пристально, чтобы она не смогла отделаться от мысли, будто он видит её душу.
— Я не знаю, кем вы одержимы, — тихо, словно доверяя тайну, произнёс мнимый адепт, — определённо, это оно заставляет вас гулять по ночам. Ведь вы догадываетесь, когда и как оно стало вашим паразитом. И Матерс знает.
Выражение лица Энни резко переменилось. Она была не просто растерянна — напугана.
— Матерс обижен на вас, — продолжал полковник. — Он намекал мне об этом. Вы и сами понимаете, он не потерпит критики в свой адрес, ни от вас, ни от меня. Наступит момент и Матерс не будет с вами деликатен. И о вашей доброте к нему и Мине он тоже не вспомнит.
Энни смотрела на полковника влажными глазами, словно разрываясь между верой и неверием, желанием посмеяться над его словами и порывом тут же написать петицию об отставке.
— Я подумаю над вашими словами, — пообещала она, провожая полковника к дверям.
Раньше, когда они ещё не были знакомы, полковник считал мисс Энни Хорниман несчастным созданием — тридцатипятилетней наследницей несметного состояния, упорно не желающей, чтобы кто-то женился на её деньгах. Но теперь, увидев эту уверенную в себе женщину с независимым нравом, никому не желающую подчиниться, он окончательно убедился в том, как сильно она несчастна.
В глубине души Энни наверняка завидовала Мине, что той не нужно быть независимой женщиной и держать оборону против мужской половины человечества. Мина смогла раствориться в своем муже без остатка, и Энни не было дано почувствовать, что же это такое ни с одним человеком. И она ненавидела Матерса за то, что Мине было хорошо с ним рядом, несмотря на все лишения.
Энни была несчастна из-за своего богатства и одиночества и оттого пустоту в душе наполняет оккультизмом. Но даже он приносил ей страдания.
 
42
Софи Симс прогуливалась по вечернему Вест-Энду под руку с очередным ухажёром. Софи не питала на его счёт серьезных надежд, рассчитывая, что он оплатит пару её нарядов, сводит в ресторан и театр, а напоследок можно будет так изнурить его любовью, что во сне он и не заметит, как она обследует в его доме все шкафы, секретеры и ящики на предмет наличности. Вот тогда-то можно будет уйти не прощаясь.
Проходя мимо театральных касс, спутник Софи отлучился за парой билетов, оставив девушку на улице одну. Софи скучающе рассматривала прохожих своим оценивающим цепким взглядом, пока её внимание не привлекло знакомое лицо.
Это был Биллиам Йейтс, её искуситель и очарователь, гипнотизер и чернокнижник. Он, не отрываясь смотрел на неё, от чего Софи стало казаться, что вокруг нет никого кроме них двоих, и оттого ей стало одиноко и страшно. Она приказала себе не смотреть в его сторону, не поднимать глаз — лишь бы не попасть во власть его колдовства. Она чувствовала, как Биллиам приближается, но была не в силах сдвинуться с места, а только глядела на мокрую от недавнего дождя брусчатку.
— Софи. — раздался тихий голос над её ухом, будя потаённые желания, о которых стыдно было даже думать. — Ты слишком долго скрывалась от меня. Почему?
Борясь с тёмным искушением, девушка была не в силах произнести и слова. Ей так отчаянно хотелось оказаться подальше от этого места и от него самого, но побег не удался от того что ноги предательски не слушались.
— Нет... — только и прошептала она в ответ и почувствовала, как теплая рука сплелась с её похолодевшей ладонью.
— Я не забыл тебя, Софи.
— И я тоже, — дрожащим голосом призналась она.
— Но ты ждала меня?
Всё это время Софи если и вспоминала Биллиама, то только с трепетом на грани страха и желания. И, казалось, он понял, что из этих чувств в её сердце перевесило.
Не произнеся больше ни слова, он повел её за собой сквозь толпу. Позади Софи услышала своё имя и обернулась — её ухажер бежал следом, а она не могла припомнить его имени, только жалобно смотрела в его сторону, ища спасения от тёмных сил. А ноги послушно шли за Биллиамом.
Как сид из холмов, он похитил её и забрал в свою страну безвременья, и кэбмен, как всадник из Дикой Охоты, унес их на своих лошадях далеко от многолюдной улицы, туда, где для Софи не было спасения от колдовских чар и жарких объятий.
Стоило им переступить порог его квартиры, как Биллиам набросился на Софи словно охотник на уведенную добычу. Он срывал одежды, неистово обнимал и не давал сопротивляться, только будил ответное желание. И она снова покорилась, как обреченная лань в когтистых лапах льва.
После минут обжигающей страсти он отстранился и поднялся с кровати, на ходу надевая рубашку, пока Софи боролась с нахлынувшей дремотой. Ей хотелось поднять голову с подушки и посмотреть, чем так занят Биллиам, но свинцовая тяжесть утянула голову назад. Веки слипались, невероятными усилиями она пыталась держать глаза открытыми, но в голове словно разыгралась буря: воронка торнадо засасывала разум в темные глубины затмения, без шанса вернуться обратно.
Кровать прогнулась от того, что кто-то сел рядом. Софи хотела повернуть шею и к собственному ужасу поняла, что не может пошевелиться.
В голове вспышками проносились пугающие мысли. Биллиам отравил её? Неужели он обо всем догадался и решил отомстить, а теперь торжествующе взирает на неё, беспомощную и жалкую. Софи стало по-настоящему страшно, впервые с того момента, как в тёмной подворотне сутенер конкурентки приставил ей нож к горлу.
Парализованная, она лежала на постели не в силах пошевелить и пальцем. Софи ощущала, как её мучитель склонялся над ней, в желании посмотреть в её испуганные глаза. Когда их взгляды встретились, она поняла, что это был не Биллиам. Хищный оскал, уродливый, словно клюв, нос, глаза, пылающие адским огнем и зубы пираньи — чудовище взирало на неё сверху вниз.
Софи хотелось кричать, но губы словно срослись. Ей хотелось метаться, брыкаться и хлестать мучителя руками, чтобы оттолкнуть его от себя, но тело не слушалось. Ужас овладел всем её нутром и оглушил ударом по голове.
Когда Софи пришла в себя, по комнате разливалось неестественное фиолетовое свечение. Биллиам сидел за столом и что-то писал. Софи аккуратно сползла с кровати и тихо на цыпочках подкралась к нему. Он не почувствовал её приближения, не ощутил и кроткого прикосновения к плечу. Он даже не пошатнулся, когда Софи принялась трясти его обеими руками.
Девушка не понимала, что случилось. Она умерла? Или мир вокруг перестал быть реальным? Вдруг стало так одиноко и горько, что захотелось плакать, упасть на пол и заскулить как побитая собачонка. Но Софи поборола минутную слабость и твердо решила бежать из жуткого дома, подальше от проклятого поэта.
Коридор был куда длиннее, чем ей казалось раньше. Софи шла и шла, по бокам мелькала череда запертых дверей, а за спиной послышались тяжелые грузные шаги. Скрежет когтей, царапающих пол, не заставил Софи обернуться. Девушка побежала со всех ног вперёд.
Сердце выскакивало из груди, ноги сводило судорогой. Со всей силы она ударила входную дверь руками, но та не поддалась. Опустив глаза, Софи увидела, что вместо ручки в двери торчит сморщенная куриная лапа. Она медленно сжималась, сводя кончики когтей в одну точку, и снова разжималась. Софи было противно и страшно прикасаться к синему обрубку, но ещё страшнее было встретиться с тварью за спиной. Она рванула живую ручку на себе и очутилась в просторном зале с шахматным полом, а страшилище рвалось в закрытую дверь.
В той комнате было множество дверей, одинаковых и запертых, а в самом её центре лежал ключ. Схватив его, Софи принялась прилаживать его к каждой скважине, пока замок не щелкнул. За порогом начиналась крутая лестница, и девушка не задумываясь побежала вверх. Преодолев три пролета, Софи поняла, что все было зря — лестница обрывалась, и следующий этаж казался недостижимым.
Она вернулась вниз, и начала искать выход заново. К собственному ужасу Софи поняла, что не помнит, в какую дверь вошла и оттого боялась ошибиться и открыть дверь, за которой её ждало притихшее чудовище. Но она вновь открывала замки, вновь вбегала по лестнице, у которой не было конца, и вновь возвращалась в зал с шахматным полом, что сводил с ума мельканием цветов под ногами.
За одной из дверей не оказалось лестницы, только стекло, а за ним виднелась набережная. Софи вглядывалась в окно, надеясь найти снаружи помощь. Внизу она увидела девочку, но так и не успела постучать в стекло, чтобы позвать на помощь — девочка обернулась в её сторону сама. Но стоило Софи присмотреться, как на детской головке заострились волчьи уши. Маленькое чудовище сорвалось с места и ринулось к дому. Девушка поняла, что монстр спешит на встречу к ней, и оттого сердце бешено заколотилось. Софи снова отпирала двери, не помня, через какие подходила раньше, а к каким и не приближалась. Всё слилось воедино. Гонка казалась бесконечной. Тайники, ключи, лестницы, двери... И уже не важно, ждут ли её чудовища или нет.
— За что мне это, за что?!" — бессильно вопрошала она пустоту.
И пустота ответила ей:
"Ты открыла тайну профанам, но не постигла её до конца. Нет ничего хуже половины правды. Смотри и запоминай".
Гул наполнил воздух и Софи увидела ужасные образы: мертвенные пейзажи, мерзкие твари, гнусные движения. Это была преисподняя, но без котлов и кострищ.
" Об этом ты должна была рассказать профанам", — звучало отовсюду.
— Я расскажу! — кричала Софи, — только отпусти! Я всё скажу.
"Ему", — кратко, словно приказ, последовал ответ.
Софи вырвалась из страшного видения, которое вовсе не казалось сном. Она вскочила с места и упала в объятия поэта.
— Софи, — с легкой тревогой заговорил он, — ты так металась во сне. Ты видела кошмар?
— Билли прости меня, прости! — заревев в голос, умоляла она. — Я бы никогда так не сделала! Он заставил! Прости!
И она рассказала все: как встретила Фреда Райли, как пыталась соблазнить угрюмого доктора Весткотта, как списала дневник Биллиама и отнесла его Фреду.
А Биллиам не выпускал её из объятий и слушал зарёванные признания. Что творилось в этот момент в его душе, Софи не знала. Всё что ей хотелось, так это облегчить свою совесть, ведь теперь она знала, что такое ад, и готова была замолить все грехи и стать праведницей, лишь бы не возвращаться туда обратно.
 
43
Неожиданно для полковника Кристиана его старая знакомая Софи назначила ему встречу. Предполагая, что девушка хочет от него новой работы или денег, он уже приготовился к обстоятельному разговору и твердому отказу, но когда на дорожке зоологического сада показалась растерянная и осунувшаяся девушка, полковник не сразу признал в ней Софи. Он хотел было спросить, что с ней случилось и почему она так плохо выглядит, но девушка заговорила с ним первой, при этом бессвязно забормотав:
— Он ужасный человек. Фред. Рядом с ним живет зло и оно говорит, что делать. Мне нельзя было врать. Если бы ты только видел, что видела я. Ты бы поверил, ты бы понял меня.
Пересекая очередную дорожку зоологического сада, полковник слушал откровения девушки, но не понимал, чего же она от него хочет.
— Софи, зачем ты мне все это рассказываешь?
Словно очнувшись, она посмотрела ему в лицо, и от полковника не скрылся страх в её влажных глазах.
— Оно заставило меня рассказать. Фред, я бы никогда тебя не выдала, но оно...
— Какое ещё оно? — недоумевал полковник. — Кому и о чём ты рассказала?
Когда они приблизились к клетке с волками, Софи невольно поежилась и попятилась назад.
— Софи, что с тобой?
Но девушка уже бежала к воротам, и мужчина не стал её останавливать. Если она назвала Йейтсу имя Фреда Райли, полковника это обстоятельство ничуть не огорчало. Если она пережила что-то запредельное в доме поэта, ему оставалось только понимающе посочувствовать ей, лишний раз убедившись, что рядом с каждым адептом Ордена Золотой Зари обязательно обитает какой-нибудь демон, что охраняет его ли изводит.
Внизу послышался тихий скулеж. Полковник не обратил внимания, что слишком близко подступил к клетке с волком. Зверь же, учуяв кровопийцу, просунул нос между прутьев и потянулся к нему. Сам не понимая зачем, полковник неспешно поднес руку к морде зверя. Кисть, затянутая в перчатку не привлекла волка, и он ткнулся носом под рукав. Мужчина почувствовал шершавое прикосновение языка к застарелым шрама на коже и смутно припомнил ощущения далеких веков, когда звериные зубы рвали его живую плоть, а языки слизывали мясо с костей.
— Чуешь следы своих родичей? — спросил полковник волка, когда зверь упрямо задрав рукав пальто, обнажил шрамы, похожие на слепки челюстей. — А ведь ты из Карпат, верно? Земляк...
И полковник присел на корточки, дабы посмотреть зверю в глаза. Казалось, на него смотрел преданный пес, и полковник не удержался — просунул руку между прутьев и провел по волчьей шее. Зверь не шелохнулся, а благодарно прищурил глаза.
Полковник гадал, что же произошло с ним четыре с половиной века назад, когда, взбесившаяся стая волков, рвала его на куски, и почему теперь их потомок ласково жался к нему как верный пес к хозяину.
— Как вы это делаете? — неожиданно раздался удивлённый голос за спиной.
Полковник так увлекся зверем, что и не заметил, как на их нежные чувства обратил внимание другой посетитель.
— Опыт общения в дикой природе, — выпрямившись, сказал он в свое оправдание, — но не советую повторять.
— Простите мне мою бестактность, — извинился справный мужчина лет сорока пяти. — Просто, мне не приходилось видеть ничего подобного в центре Лондона.
— Это вы меня простите. Не хотел вызвать ажиотаж, мистер...
— Абрахам Стокер, — представился он.
Полковник назвал себя и поспешил одернуть рукав.
— До сего момента я не имел чести знать вашего имени, — признался Стокер. — Но искал я именно вас.
— Вот как?
— Дело в том, что я директор-распорядитель театра "Лицеум".
— Так вы работаете на сэра Генри Ирвинга? — припомнил полковник.
— И имею честь быть его другом. Но я хотел встретиться с вами не по его поручению, а, скорее, по собственной инициативе. Я наслышан, что вы интересуетесь Орденом Золотой Зари.
Полковник Кристиан выжидающе замер, гадая, откуда Стокеру это известно, и как он вообще нашёл полковника, чтоб поговорить с ним об этом.
— Так случилось, — продолжал распорядитель театра, — что однажды я совершенно случайно оказался в компании актеров, где активно обсуждались темы отнюдь не театральные. Там-то я впервые и услышал о существовании некоего братства, обучающего всех желающих магии и общению с незримыми сущностями. Одна актриса посоветовала мне вступить в этот Орден, но я отклонил это предложение.
— От чего же?
 — Как христианин, я не могу одобрять вещи, по слухам практикуемые в Ордене.
Полковнику не ожидал услышать такое простое и здравое суждение. За время следствия он успел разувериться, что в Англии мог найтись хоть один христианин, не позабывший, во что он верит.
— Полагаю, вы знакомы с сэром Джеймсом Грэем, — предположил полковник, и Стокер согласно кивнул. — Думаю, не ошибусь, если предположу, что вас объединяет служение другому братству.
Стокер ничего не ответил, лишь молчаливо погрузился в размышления.
— Я не прошу вас отвечать, — заверил его полковник. — Ведь это всего лишь предположение профана. Просто мне будет удобнее думать, что так оно и есть.
— Если вам так угодно... — улыбнулся Стокер.
— Иначе, с чьих слов вы могли узнать о моем существовании, да ещё и о моем интересе к Ордену Золотой Зари?
— Будем считать, чисто гипотетически так оно и есть.
Полковника такой ответ более чем удовлетворил, и он приступил к дальнейшим расспросам.
— Вы знакомы с миссис Флоренс Эмери?
— Мисс Фарр? Разумеется. Хоть она играет и не в нашем театре, но уступает известностью только Элен Терри.
— А о её магических талантах вам приходилось слышать?
— Вы, верно, имеете в виду мумию из Британского музея? Да, до меня доходили обрывки слухов. Кто-то считает, что дух мумии зачаровал мисс Фарр и хочет вернуться в мир живых, вселившись в её тело. — Стокер хохотнул и добавил — У некоторых сплетников очень причудливая фантазия.
— Не эта ли актриса пыталась завербовать вас в Орден? — задал неожиданный вопрос полковник.
— Если позволите, я опущу ответ.
— Разумеется, как пожелаете. На самом деле, меня волнует вовсе не это.
— Полагаю, вас волнует судьба юноши, павшего жертвой её чар.
Полковник поразился осведомленностью Стокера и лишний раз укрепился в убеждении, что он посещает ту же ложу, что и сэр Джеймс.
— Вам что-то известно? — только и смог произнести полковник.
Стокер смущенно улыбнулся.
— Я давно вращаюсь в театральной среде, и не раз видел, как молодые люди увлекаются красивыми актрисами, и ещё чаще слышал, как родители этих молодых людей негодуют и пытаются оградить своих чад от нежелательных связей. Я и сам отец, в этом году мой сын поступит в колледж и хлебнет свободной жизни. Поверьте, я понимаю ваши волнения, и волнения вашей супруги...
— У меня нет жены, — тут же отрезал полковник.
— Ах, простите, — тут же извинился Стокер, — представляю, как это должно быть тяжело, растить сына одному.
Только теперь полковник понял, что великий конспиратор сэр Джеймс намекнул сердобольному Стокеру о проблеме Томаса, стыдливо умолчав, что речь идет о его собственном племяннике. Вместо этого начальник в очередной раз свалил ответственность за непутёвого Тома на полковничьи плечи — так Вильерс стал ему ещё и сыном. А может это Бог услышал его недавнюю молитву и послал полковнику Стокера как избавителя от ведьмы Эмери?
— Могу вас заверить, — продолжал распорядитель, — мисс Фарр не относится к тому сорту актрис, что выпрашивают подарки и тянут деньги со своих поклонников. Она очень горделива и независима, чтобы опуститься до подобного. Так что будьте спокойны, она не собирается разорять вашего сына.
— Меня волнует вовсе не это, — произнёс полковник и тут же оговорился, — вернее, не только это. Боюсь, она втянула его в свой Орден, — бессовестно соврал полковник, продолжая изображать обеспокоенного отца.
— Ничего страшного в этом нет, — уверял Стокер. — Если интерес вашего сына Орденом сводится исключительно к увлечению мисс Фарр, можете не волноваться, магом он не станет.
— Дай-то Бог, — скороговоркой произнёс полковник. — А почему Орден Золотой Зари заинтересовали вы?
— Право, не знаю, — пожал плечами собеседник. — Я никогда не увлекался ни спиритизмом, ни новомодной теософией. Единственное, что может меня роднить с магами Золотой Зари, так это интерес к мифологии.
— Египетской?
— О нет, древний мир — это их прерогатива. Меня же больше занимают легенды и предания средневековой Европы, а точнее, её восточных окраин. Особенно те, что связаны с колдовством. Дело в том, что больше двадцати лет назад, я служил театральным критиком в журнале Дублинского Университета и моим редактором был Шеридан ле Фаню. Может вы слышали о его романе под названием "Кармилла"?
Полковник не только слышал, но и вынужден был прочесть эту книгу внимательнейшим образом от первой до последней страницы, чтобы со всей ответственностью объявить сэру Артуру Сессилу, что в этой готической истории речь идет о фольклорных вампирах, а не реальных кровопийцах, которых автор мог встретить где-нибудь в пригороде Дублина.
— Да-да, — рассеяно ответил полковник. — Так значит, вы были знакомы с Ле Фаню?
— Имел честь трудиться под его руководством, — не без гордости ответил Стокер. — Признаться честно, я замыслил написать роман, как дань признания моему учителю.
— И о чем же он будет?
— О вампирах, конечно. Мрачные леса Штирии и старинные портреты не могут не завораживать своей таинственностью. Но больше всего тревожат душу истории о том, как древнее зло губит цветущую молодость, но добро и любовь все равно торжествуют над дьявольскими силами.
— Вы правы, — кивнул полковник, с грустью добавив, — было бы здорово, если все истории так заканчивались.
— Ради Бога, не переживайте, — начал подбадривать его Стокер. — С вашим сыном все будет в порядке, я в этом уверен. Мисс Фарр, в конце концов, не людоедка.
— Конечно, она же самый настоящий вампир, похлеще Кармиллы, — бросил полковник, но вовремя вспомнил, что разговор шел совсем о другом, и ради приличия поинтересовался, — Так что же, вампиры из вашего романа тоже будут обитать в Штирии?
— Поначалу я склонялся к этому варианту, но после встречи с одним известным венгерским этнографом, я решил перенести место действия в Трансильванию. Лет пятьсот назад в этом крае правила весьма колоритная личность — Влад Колосажатель.
— Дракула? — невольно вырвалось у полковника.
— Вам знакомо это имя? — неподдельно удивился Стокер.
— Да, — и, чтобы не казаться чересчур осведомленным, полковник пояснил. — Мне доводилось бывать на Балканах, но очень давно.
— Стало быть, вы слышали о кровавых выходках Дракулы.
— Выходках? — переспросил полковник. — Нет, я слышал, что он правил Валахией, когда Порта угрожала завоевать половину Европы. Что собственно она и сделала, но после его смерти.
— Конечно, тогда была война. Но была и немыслимая жестокость Колосажателя, которую одной войной не оправдать. О Владе говорили, что он пировал на месте массовых казней, среди мертвецов, насаженных на колья, и обмокал хлеб в их кровь.
Видимо на лице полковника отразилось такое неподдельное удивление, что Стокер тут же его заверил:
— Да-да, вы не ослышались, этот деспот получил свое прозвище именно за излюбленный им способ казни. Её исполняли таким образом, что человек не умирал мгновенно, а исходил в муках несколько дней. Влад Колосажатель был настолько ослеплен собственной жестокостью, — воодушевлено продолжал распорядитель "Лицеума", — что не боялся возмездия за свои преступления. Когда турецкие послы отказались снимать перед ним тюрбаны, ибо такова была османская традиция, Влад приказал прибить им тюрбаны гвоздями к голове. В своем княжестве он казнил всех неверных и нерадивых жен, воров, нищих и бродяг. Подданные настолько боялись гнева деспота, что золотую чашу, выставленную у городского колодца, никто не решался красть. Во время одного из его кровавых пиров в окружении тридцати тысяч кольев с разлагающимися телами один вельможа брезгливо зажал нос от смрада. Тогда Влад приказал казнить и его и посадить на самый высокий кол, чтобы запах его не волновал.
— Кто вам всё это рассказал? — только и смог спросить обескураженный полковник.
— Профессор Арминий Вамбери, известный путешественник. Если помните, несколько лет назад он посещал Англию и даже был приглашен королевой в Виндзорский замок.
Полковник не стал озвучивать, что он думает о Вамбери и всех его, так называемых, путешествиях. А Виндзорский замок... действительно, это был самый радушный прием для лучшего королевского шпиона.
— Я бы не стал относиться к словам Вамбери с безоговорочной верой, — как можно более сдержанно произнёс полковник. — Я нисколько не оспариваю его академические достижения, но, все же он мадьярский националист, а господарь Дракула, как известно, был не в лучших отношениях с венгерским королевством.
— Как вы его назвали? Госда...
— Господарь, — повторил полковник, обругав свой неосторожный язык, — это значит, правитель.
— Господарь Дракула... — задумчиво повторил Стокер, — интересно... И что же, вы считаете, он не был настолько жестоким правителем, как писали о нем современники?
— Я считаю, — немного колеблясь, ответил полковник, — для своего времени Дракула был не намного кровожадней венгерского короля и молдавского князя, и совсем не мог сравниться с османским султаном. — Усмехнувшись, полковник добавил, — И вампиром он точно не был.
— Я этого, конечно же, ничего не утверждаю, — потупил взгляд распорядитель. — Просто я слышал захватывающее воображение предание, что Влад был чернокнижником, заключившим союз с дьяволом. Кровь служила ему важной субстанцией в магических ритуалах. Вот зачем он совершал массовые казни, в сути своей бывшие массовым жертвоприношениями. От той крови Влад-чернокнижник и питал силу, как настоящий вампир.
— Случаем, вы не путаете его с Жилем де Рэ? — на всякий случай поинтересовался полковник. — Кажется, это соратник Жанны д`Арк приносил в жертву дьяволу младенцев.
— Прекрасное сравнение, — воодушевился Стокер, — кстати, он и Влад были современниками.
— Однако маршала не считали вампиром, и о нем позаботилась Инквизиция. Вампиров в XV веке вообще не существовало.
— Правда? — неподдельно удивился Стокер. — Вы в этом так уверены?
— Абсолютно. Все те душещипательные истории с разрытыми могилами, нетленными покойниками, отрезанием им голов и колами в сердце появились лишь двести лет назад.
— Надо же, никогда бы не подумал, что у мифа может быть точка отсчета.
— Для крестьян вампиры не были мифологией, а, скорее, повседневной реальностью.
— С чем, по-вашему, подобное могло быть связано?
— Кто знает? — пожал плечами полковник и равнодушно произнес, — Может покойников хоронили заживо, может тела в земле самопроизвольно мумифицировались, а может, как считали крестьяне, призраки покойников, что жили в их телах, ходили по ночам к ещё живым родственникам и изводили их.
— Пусть так, — согласился собеседник, — но я вижу незримую связь Влада с вампирами. Видите ли, когда его убили, то голову отделили от тела и отослали в Стамбул, где из черепа изготовили чашу. Но голову отсекали и вампирам, — продолжал Стокер, не замечая хмурости собеседника, — чтобы после смерти они не тревожили живых. А сердце вампиров пробивали острыми колами, вроде тех, на которые Влад сажал своих жертв.
Полковник не хотел ни смеяться, ни возражать. Уж он-то знал — никто не отсекал господарю головы. И как бы того не хотел Мехмед Завоеватель, он так и не испил шербета из его черепа. Влад умер от удара острым лезвием меча в спину — погиб в бою, которого не должно было случиться. Его убили союзники, обернувшиеся изменниками, и по глупости их привел к Владу его верный военачальник, тот, кому венгерский король Матьяш пожаловал в награду за измену титул графа, а судьба покарала, сделав кровопийцей по прозвищу Старый Секей.
Секей видел, как Влад упал на свежий снег, как кровь разлилась по белому покрову и растопила его в багровую воду. Четыре столетия он вынужден помнить свое невольное предательство, потому что никогда не сможет его забыть — его память абсолютна.
— Вы, конечно, — отвлекшись от воспоминаний, отрешенно произнёс полковник, — как творческий человек вольны сочинять все что угодно в рамках приличий, но я не советую писать вам о Дракуле в подобном свете.
— Почему же? — удивился Стокер. — Надеюсь, вы не суеверны?
— Нет, что вы. Дело совсем не в этом. Просто, принцесса Мария фон Тек, супруга нашего будущего монарха, является потомком Дракулы.
— Да что вы?! — поразился Стокер, — я не знал.
— Это правда. Как помните, её первый жених, принц Эдди, скоропостижно скончался. Думаю, двору не пришлось бы по вкусу ещё и черномагические истории о предке принцессы Марии. — И для пущей убедительности полковник добавил, — Чего доброго, ваш роман воспримут как намек на наследственный вампиризм в королевской семье.
— Я обязательно подумаю над вашими словами, — взволнованным голосом заверил его Стокер.
— Непременно подумайте, — согласился полковник, — И все-таки, возвращаясь к Золотой Заре, вы хотите сказать, что интерес к вампирам привлек к вашей персоне внимание Ордена?
— Магам тоже знакомо понятие вампиризма, правда, совсем иное. Астральные лярвы, клипоты и прочие, что высасывают из человека жизненные силы, их действительно интересуют. Но они отчаянно с ними борются, а не призывают. Так что, астральные вампиры вашему сыну точно не угрожают.
Полковник уже почти и забыл, что стал отцом Томаса Вильерса.
— Надеюсь, вы правы, — пробормотал он.
— В конце концов, настоящие маги и чернокнижники остались в далеком прошлом.
 
44
Покинув в один из дней читальный зал Британского музея, Хьюит Стэнли поспешил посетить доктора Рассела. У молодого человека имелся для этого веский предлог, который он поспешил озвучить чуть ли не с порога.
— У вас случайно нет заспиртованной змеи?
Джон Рассел не сразу нашелся с ответом на неожиданный вопрос.
— Я не имею привычки держать в доме банки с мертвыми животными, — наконец, сказал он.
— Жаль. А может быть, вы знаете, кто держит?
Присутствовавший при этом разговоре полковник Кристиан только ухмыльнулся.
— Зачем тебе змея? — наконец спросил Рассел.
— Это не для меня. Я уже рассказывал полковнику, что познакомился в читальном зале с химиком Аланом Беннетом. Змея нужна ему, а я вызвался помочь.
— Куда катится мир? — философски вопросил полковник. — Теперь маги вместо того, чтобы с осени заготовить все травы, коренья, жаб, сушенных летучих мышей и змей, по весне побираются в библиотеках у случайных знакомых.
— Алан Беннет? — переспросил Рассел. — Мне знаком этот молодой человек.
— Правда? — откликнулся Стэнли. — И в каком же качестве?
— А как ты думаешь?
— Наверное, он ваш пациент, — догадался Стэнли. — И, конечно же, врачебная тайна превыше всего.
— Разумеется. Но раз личность Беннета так важна для расследования, что ведет Общество, я могу кое-что о нём сказать. Если пожелаешь.
— Ещё как пожелаю. Так от чего вы его лечите?
— Беннет страдает от астмы, и частенько предпринимает весьма оригинальные попытки её лечить самостоятельно. Начинает он с приема опиума, а когда тот перестает действовать, Беннет переходит на инъекции морфина. Через месяц наступает очередь кокаина, а за ним и хлороформа. Когда перестает помогать хлороформ, приезжаю я и привожу Беннета в божеский вид. И я совсем не удивлен, что ему нужна мертвая змея. Как-то он признался мне, что экспериментирует с различными растениями на предмет их галлюциногенных свойств — правда он называет свои эксперименты ясновидением. Обычно Беннет наедается всякой гадости и начинает прорицать, а его сосед по квартире, поэт Рошер, внимательно всё за ним записывает.
— Чарльз Рошер? — уточнил полковник.
— Да, кажется, так его зовут.
— Неужели и он из Ордена? И каков же его девиз? — спросил Стэнли, надеясь на крепкую память полковника
— "Со спокойствием духа".
— Определённо, Беннет собирается свершить ритуал с помощью Рошера. — начал рассуждать Стэнли. Может быть, там будет и брокер Гарднер и мисс Фарр...
— Я, кажется, уже сказал тебе, что с расследованием покончено, — оборвал его мысли вслух полковник, на что Стэнли тут же возмутился:
— Но разве вам не интересно, что Беннет будет делать со змеёй?
— Пусть делает, что ему заблагорассудится, хоть добавляет её в адское варево, хоть ест на пару с Рошером. Я уже ничему не удивлюсь.
— У вас точно нет змеи? — ещё раз поинтересовался Стэнли в надежде, что доктор Рассел передумает и отдаст вожделенное пресмыкающиеся. — В прошлый раз я видел в вашем кабинете банки с препаратами. В одной из них было много каких-то маленьких и длинных существ, похожих на детёнышей змеи.
Джон Рассел с недовольным видом покинул комнату и через минуту появился вновь, держа в руках объемную банку. К разочарованию Стэнли внутри активно барахтались живые пиявки.
— Вот, что ты видел.
— Господи, что за мерзость, — стальным голосом произнёс полковник, — уберите это.
— Что такого? — удивился доктор. — Здесь нет ничего страшного. Они всего лишь понемногу высасывают с людей лишнюю кровь.
Поймав на себе недовольный взгляд полковника, Рассел понял, что сказал глупость и поспешил убрать пиявок туда, откуда принес.
— Доктор Рассел, — не унимался Стэнли, — но вы же знаете людей, у которых могут быть заспиртованные змеи? Может, вы сможете достать одну?
— Какой твой интерес в том, получит Беннет свою гадюку или нет?
— Мне интересно узнать, что он с ней сделает.
— Думаешь, — ухмыльнулся полковник, — в знак благодарности он расскажет тебе? Или пригласит на свой шабаш?
— Нет, я не такой наивный, как вам кажется. Я планирую проследить за Беннетом и увидеть подлинный магический ритуал собственными глазами. Такая возможность выпадает ведь раз в жизни.
После минутного молчания, полковник спросил:
— С чего ты решил, что у тебя это получится?
— Я уверен, что ритуал пройдет в Британском музее, — тут же поделился своими соображениями Стэнли. — Хранитель Бадж как-то подозрительно суетится в последние дни, а Беннет роется в астрологических таблицах. Кажется, он рассчитывает наиболее удачное время для ритуала. Судя по тому, что я успел подглядеть, ритуал пройдет в эту среду в восемь вечера, когда в музее не будет ни души.
— Я уже сказал, что думаю на этот счет, — отмахнулся полковник, — это не наше дело.
Стэнли жалобно воззрился на доктора Рассела:
— Ведь Беннет ваш пациент. Разве вас не тревожат его планы сварить пропитанную спиртом змею?
— Я не психиатр, чтобы меня это особо волновало, — признался доктор. — Вот когда он её съест и, наконец, отравится, тогда мне будет о чём беспокоиться.
— Но вы достанете для меня змею?
Доктор безмолвно всплеснул руками. Отговорить настырного Стэнли от авантюры ему не удалось.
— Знаете, Рассел, — задумчиво произнёс полковник, — лучше, если это будет кобра. Для ритуала будет эффектнее. Их ведь привозят из Индии или Египта?
Рассел с подозрением посмотрел на полковника и заметил:
— Вы же только что сказали, что змеи вас не волнуют.
— Зато они овладели мыслями Стэнли. Хотите, чтобы маги его застукали в музее и учинили магическую расправу? Или предложите его матери не выпускать сына из дома всю среду?
— Так вы пойдете со мной? — не поверил своему счастью Стэнли.
— Но только затем, чтобы проконтролировать, — строго одернул его полковник. — К тому же, в последнее время меня не покидает желание, устроить магам Золотой Зари неприятности, особенно миссис Эмери. Например, маленькое разоблачение. Пусть перестанут мнить себя тайным обществом, о котором не известно ни одной посторонней душе. Как считаете, доктор, легкое потрясение не повредит душевному равновесию вашего пациента?
— Вы серьезно? — не верил своим ушам Рассел. — Хотите заявиться в музей, чтобы посмотреть на призванного демона?
— Не волнуйтесь, доктор Рассел, — начал успокаивать его Стэнли, — я читал, что постороннее присутствие во время призыва духа гарантирует его неявку.
— Так на что же мы будем смотреть?
— На современное средневековье, — отозвался полковник. — На всякий случай для поддержки позовем с собой майора Сессила, вдруг магов окажется больше, и они будут крайне недовольны нашим ненавязчивым присутствием.
 
45
Около семи часов вечера четверо адептов прибыли к зданию Британского музея. У черного входа их ждал главный хранитель египетских древностей Воллис Бадж, он же и провел магов внутрь. Следуя за хранителем через темные коридоры, они, наконец, прибыли к месту, где свершится, возможно, самое главное события в жизни мага — они узрят то, что недоступно профанам.
— Господа, — слегка дрожащим голосом напомнил о себе Бадж, вертя в руке ключ от запертой двери, — только из-за моего безмерного доверия к миссис Эмери, я вверяю вам эту комнату ровно на три часа. Надеюсь, в ближайшее время здесь не свершится ничего, за что назавтра я лишусь своей должности.
Всю предыдущую неделю Бадж с опаской наблюдал, как Гарднер с Беннетом вносили в музей коробки с необходимым инвентарем, как было ему сказано. Флоренс Эмери заранее известила хранителя, что на готовящемся мероприятии им будет необходимо жечь масла и благовония, после чего Бадж решил не пускать служащих музея в эту комнату ещё неделю, пока тяжёлый воздух окончательно не разойдется.
— Мистер Бадж, — успокаивающим голосом произнесла Флоренс, — мы ни в коей мере не собираемся обманывать вашего доверия и, тем более, вредить вашей карьере. Все договоренности в силе.
Бадж неохотно отпер дверь и пропустил четверых адептов внутрь. Это была одна из многочисленных комнат запасного фонда музея, у стен которой грузно стояли ящики с экспонатами, что не вписались в экспозицию египетского зала. Маленькие ушебти, пустые канопы, папирусные свитки, куски барельефов — всё это покоилось в тёмной комнате без окон. Но внимание адептов Ордена Золотой Зари приковали не они, а статуя ибисоглавого бога Тота, мирно стоящая в самом дальнем углу.
— Я вернусь через три часа. — С этими словами Бадж покинул их, прикрыв за собой дверь.
— Интересно, вареная кобра оставляет после себя едкий запах? — как бы невзначай спросил Алан Беннет, ни к кому конкретно не обращаясь. — А то, мало ли как отреагирует профессор.
— Благовония и масла для того и нужны, — ответила Флоренс, — чтобы никто никак не реагировал.
Брокер Гарднер с поэтом Рошером без лишних слов принялись распаковывать содержимое заранее принесенных коробок. Флоренс вынула тряпицу с завернутым в неё оранжевым мелом и вручила его Беннету, загадочно улыбнувшись.
Химик опустился на колени и начал старательно выводить на полу линии и круги, пока у него не получился восьмиугольник с примыкающим к нему треугольником, вписанным в окружность.
Прикрутив к столикам ножки, мужчины расставили их внутрь магического восьмиугольника на пересечениях линий. Пока Гарднер вынимал сосуды с маслом, вином и молоком с водой, Рошер расставлял свечи и благовония.
— Кстати о змеях, — подал голос поэт, указывая на один из принесенных им светильников, — здесь оливковое масло пополам со змеиным жиром. Кто-нибудь проверял, как это будет пахнуть при горении?
Его вопрос остался без ответа. Никому и в голову не приходило тревожиться о таких приземленных мелочах, как запах в запаснике музея, в котором они пробудут всего несколько часов и больше никогда туда не вернутся.
Рошер успел расставить восемь светильником вокруг главного магического круга, когда Беннет вошел в самый его центр.
— Достопочтенный брат, — ехидно обратился он к Рошеру, — несите сюда пустой светильник. Скоро мы узнаем, как пахнет горящий змеиный спирт.
В руках он держал склянку с заспиртованной коброй. Аккуратно откупорив её, Беннет слил жидкость в поданную Рошером лампу. Над светильником поставили треножник, куда и водрузили медный котел. В следующий миг в него с мокрым хлюпаньем шмякнулась тушка змеи.
 — Час Тафрака приближается, — напомнила Флоренс и мужчины тут же обратили взоры в её сторону. Великолепная и ослепительная в своей красоте, она уже успела скинуть верхнюю одежду и теперь стояла возле магического круга в полном ритуальном облачении. Красная мантия покрывала белую ризу, опоясанную желтой перевязью с кинжалом за ней. В одной руке Флоренс держала анх, как это делали фараоны на древних барельефах, в другой — длинный жезл с наконечником в виде головы ибиса.
Мужчины поспешили последовать её примеру и облачиться в собственные, куда более скромные одеяния. Теперь все они были в белом и с мечами в руках.
— Братья Ордена Розы и Креста, — торжественно начала Флоренс. — Мы собрались сегодня здесь, дабы призвать духа Тафтартарата явиться пред нами в зримом облике. Но прежде чем мы приступим к столь сложному и опасному действу, очистим и освятим это место как чертог двойной истины. О, маг воды, — и она обратила взор в сторону Гарднера, — повелеваю тебе освятить воду, вино, масло, молоко и место работы.
— О, могучий маг искусства, — не менее пафосно ответил он Флоренс, — все твои повеления будут исполнены, все будет сделано по желанию твоему.
Перенеся склянки жидкостей на импровизированный алтарь возле котла, Гарднер начал над ними грозно приговаривать:
 — Изгоняю вас, о нечистые, злые духи, обитающие в этих сосудах. Именем великого ангела воды, повелеваю вам, — и тут он громко рявкнул, — уйдите и впредь не оскверняйте присутствием своим сей чертог двойной истины!
Оставив вино на алтаре, воду и масло Гарднер разнес по разные стороны внутри круга. Молоко же он бережно перелил в котел, и белая жидкость вмиг поглотила черное тельце пресмыкающегося.
Лицо Флоренс напряглось, но ни слова не слетело с её губ — маг искусства читала про себя взывания к высшим силам.
Гарднер уже приступил к освещению чертога и с чашей в руке кропил края магического круга. Когда он закончил с освещением, настала очередь Рошера.
— О, маг огня! — обратилась к нему Флоренс. — Освяти магический огонь и светильники, размести и зажги их в должном порядке по кругу, а затем освяти это место священным огнём.
И он исполнил приказание, не забыв и о лампе со спиртом под котлом. Воззвав к архангелу огня, Рошер вложил благовония на угли в своем кадиле и двинулся в обход по кругу. Запах муската разливался в воздухе, тревожа обоняние и разум магов.
— Если узришь огонь сей, что из глубин мирозданья исходит сияющим блеском, гласу огня ты внемли.
— Узришь ты пламя, — продолжала Флоренс, следуя за ним, — что реет в потоках воздушных, или безобидное пламя из коего глас исходит, или сияющий свет, что мчится, вращаясь с ревом и грохотом.
— Не снизойди в этот мир, — присоединился к ним Беннет, — где вероломная глубь распростерлась и тучи клубятся, облик Аида скрывая, где вечно бурлящая бездна кружится, зыбкими тешась тенями, в вечном объятии с телом бессветным.
Обход закончился, и маги разошлись по своим местам по четырем сторонам света.
— Мы призываем вас, — раскинув руки, вещала Флоренс, — о великие владыки сторожевых башен вселенной! Охраняйте наш магический круг, и да не проникнет в него ни один злой дух. Укрепите и вдохновите нас в этом деянии магии света.
Скользящей походкой она подплыла к котлу, где уже закипало молоко. Настало время для воззвания, и маг искусства обратила свой взор вдаль комнаты, туда, где стояло изваяние древнего божества.
— О, Тот, увенчанный мудростью, властелин врат вселенной. Тебя, тебя призываем! Предстающий для смертного взора как ибисоглавый. Тебя, тебя призываем! Голова твоя как изумруд. Тебя, тебя призываем! Твоя кожа, словно оранжевый огонь. Тебя, тебя призываем!
Это взывание походило на песню, ритмичную и тревожную, пока голос мага не сорвался на призывный крик:
— Снизойди на меня из своих безмолвных покоев, всесильный, всесветлый! Тот! Гермес! Меркурий! Как ни назвать тебя, всё же пред вечностью ты безымянный. Приди же и помогай мне и охраняй меня в этом деянии искусства!
Тусклые огоньки отсвечивали от безмолвного лика статуи Тота. Взмах ибисового жезла в руках Флоренс возвестил о приказании:
— Приди же, приди, говорю! Сделай меня владыкой над всеми духами мира. Каждый дух, что под сводом небесным, в эфире, на земле и под землей, на суше и в море, в вихре воздуха и в беге огня мне да будут послушны!
В нетерпении она схватила со стола печать с именем и, завернув черным шелком, трижды обвила её веревкой.
— Услышьте меня, о владыки истины в чертоге Фемиды! В сей день и час, я намереваюсь вызвать духа Меркурия, Тафтартарата, чей магический сигил я укрываю черным покровом непроглядной тьмы и смерти и связываю тройным вервием пленения, дабы утратил он всю свободу движения и был принужден явиться здесь пред нами, за границей круга искусства.
Флоренс протянула сжатые ладони в сторону Беннета, и он принял спеленатую печать. Опустив её на алтарь, он вернулся на место, а после трое мужчин угрожающе направили свои заточенные мечи в сторону печати с именем духа.
Настало время главного действа. Флоренс опустила ладонь на печать, и перед ней тут же возникла магическая книга в руках Беннета по одну сторону и Рошер со свечой по другую. Теперь всё было готово для начала взывания.
— О, могучий и сильный дух Тафтартарат! — Флоренс читала заклинание слово в слово, не забывая об угрожающем тоне и сопутствующих интонациях. — Повелеваю тебе без промедления прибыть сюда из темных обиталищ твоих и предстать перед нами в приятном обличье, не тщась устрашить нас пустыми видениями, ибо мы вооружены словами двойной силы и посему не ведаем страха! Если же ты не подчинишься и не пожелаешь прийти, я прокляну тебя! — И Флоренс угрожающе впилась пальцами в черную тряпицу. — Я отлучу тебя от силы твоей и буду терзать тебя и уничтожу место твое во вселенной, и ты не восстанешь вовеки!!!
В котле угрожающе булькнуло — змеиный хвост вынырнул и вновь плюхнулся в пенящееся молоко, погрузившись на самое дно.
Сменив тон на более ласковый, Флоренс продолжила:
— Так приди же, о могучий дух Тафтартарат, поспеши из своих убежищ. Приди к нам и учтиво ответь на все вопросы, и смотри, не смей обмануть нас, не то...
Выхватив кинжал из-за пояса, она пронзила сверток черной ткани. После этого дух не должен заблуждаться на счет серьезности её намерений.
— Я — свет, восходящий во тьме, я заклинатель, вершащий обряд заклинания. Явись же предо мною в зримом облике.
Флоренс спрятала кинжал за пояс и вновь воскликнула:
— Приди, приди к нам, дух Тафтартарат! Заклинаю тебя, приди! Прими от нас сии магические жертвы, приготовленные дабы наделить тебя формой. Вот смесь магических элементов, символов твоего могучего естества. Сладкий запах мускатного цвета очистит тебя от рабского служения злу. Жар магического огня есть воля моя, что окрыляет грубую материю твоего хаоса и позволяет тебе явиться пред нами в приятном обличье. Плоть змеи, — и Флоренс вскинула ибисовый жезл, указывая на котел, — вот символ твоего тела, который мы разрушили водой и огнем, дабы оно предстало пред нами обновленным. Всесвязующее молоко стало магической водой твоего очищения. Огонь же, что пламенеет над всем этим, есть высшая сила наших священных обрядов.
Варево вспыхнуло адским пламенем — это Беннет вылил в молоко оставшийся спирт и поджег его.
— Как свет сокрыт во тьме, — продолжала Флоренс, — так и ты перейди из сокровенного в проявленное. А если же ты не подчинишься мне, и не пожелаешь прийти, я прокляну тебя могучими именами Бога! Я отлучу тебя от силы твоей и места! Буду терзать тебя обрядами ужасными и грозными! И уничтожу место твое во вселенной, и не восстанешь ты вовеки!!!
Свеча в руке Рошера нервно дернулась. Гарднер тихо позвал: " Беннет...", и помощник мага тут же отскочил подальше от котла. На полу, у основания треножника что-то шевелилось. Оно было белым и длинным, шипело и извивалось кольцами, словно это был призрак сваренной в молоке кобры, что вылез из котла.
— Что это?.. — вырвалось было у Рошера. Флоренс в растерянности вперила взгляд в Беннета, но тот нашел себе оправдание:
— Защитный круг начертан правильно. Дух не может сюда войти.
Тем временем белая кобра проползла вокруг котла и направилась в сторону треугольника, где и должен был стоять духу. И он там стоял.
Змея подползла к его босым ногам и скрылась под подолом белого одеяния. Дух предстал как ему и было велено — вид его был крайне бледным, но не отталкивающим. Он принял женский облик, но как мало в этой женщине было от человека — неестественно красный цвет зрачков, черты лица, коих не найти ни у одной из англичанок, прямые белые волосы до колен. В тусклом свете его одеяния будто светились.
Кобра появилась вновь. Обвив голову духа на подобии венка, она подалась вперед, раскрыв капюшон. Как урей на короне фараона, кобра-защитницы угрожающе взирала на оторопевших магов.
"Я здесь, как вы и велели, — не открывая рта, произнёс дух, но слышала его только Флоренс. — Я есть сущее и вечное. Не шлите мне проклятия, ибо я здесь перед взором вашим".
Ни Рошер, ни Беннет, ни Гарднер не слышали этих слов, а лишь неотрывно смотрели на молчаливую фигуру духа. Но все трое жадно внимали каждому слову, что отвечала духу Флоренс.
— Великий и могучий князь духов Тафтартарат, — не срывая волнения в дрожи проговорила она, — коль скоро ты подчинился нашим велениям, я связую и заклинаю тебя в последний раз, дабы ты не смел причинить вреда нам и ни в чем нас не обманул. Мы вызвали тебя в сей день и час, дабы вопросить тебя о неких предметах, относящихся к тайному знанию, кои могут быть открыты нам через тебя великим господином твоим, Тотом.
Дух воздел руку в сторону статуи своего повелителя и грозно глянул на магов, но круга так и не переступил.
"Кто вы, раз поминаете имя его без должного почтения? Каких тайных знаний требуете, если не ведаете о его величии?"
Флоренс растерялась. Вызывая духа Тафтартарата, она не планировала с ним спорить и пререкаться, только требовать.
"Я знаю, чего хотите вы, — продолжал дух, — чего жаждет ваш разум, чего вожделеют ваши сердца. Ваши души пусты без сокровенной мудрости".
— Так открой нам её, великий и могучий князь духов Тафтартарат! — воскликнула Флоренс. — Для этого мы и призвали тебя! — Схватив с алтаря спелёнатую и связанную печать, маг искусств демонстративно протянула её в сторону духа. — Не смей ослушаться меня, иначе я прокляну твою жизни и сокрушу твою сущность!
На лице духа отразился испуг, но вместе с тем легкая улыбка скользнула по его губам.
— Повелеваю тебе, — грозным голосом продолжала Флоренс, — и крепко заклинаю тебя могуществом Тота, великого бога, властелина Аменти, царя и вечного владыки магии света. Укажи нам наилучший путь к свершению великого делания. Посвяти нас в тайны всех сокровенных искусств и наук, пребывающих под властью Меркурия!
И дух повиновался:
"Внемли мне маг, исполни всё, что я скажу, и ты обретешь бесценную награду. На берегу Миур, где когда-то возвышались двенадцать дворцов, под осколками белого мрамора покоится святилище мудрости. Оно погребено под песками. Пески эти забили коридоры, обрушили столпы, где высечены формулы высшей мудрости. Но комнаты святилища нетронуты, они хранят свитки, в которых записаны знания древних. Очисти коридоры от песков, и ты войдешь в святилище. Там ты найдешь забытую библиотеку и обретешь сокровенные знания".
— Где найти Миур?
"Там, где течет Итеру".
— Я не понимаю тебя. Что есть Итеру, о которой ты говоришь?
— Нейлос, — прошипел дух, а может его змея, и это услышал каждый.
— Нил, — шепнул на ухо Флоренс её помощник Беннет.
— Как мне найти святилище, если оно под песками?
"Дорогу тебе укажет страж, — продолжал внушать ей дух. — Уже много веков он лежит в некрополе Мемфиса. Песок поглотил его, но страж взирает на каждого, кто приблизится к долине мертвых царей и нарушит их покой. Давно, когда солнце восходило над водами Итеру, столп света падал на лапы стража. Меж ними вход в сакральные глубины древнего знания. Верни его лапы. Пусть столп света снова упадет на них. Там внизу столетиями не было луча солнца. Знания древних окутаны тьмой. Но ты сорвешь покров тайны, ты узнаешь и овладеешь забытым искусством. Только убери пески, верни лапы стража".
— Отвечай на мои вопросы, — потребовала Флоренс, пытаясь скрыть дрожь в голосе. — Стражем ты называешь статую Сфинкса, что лежит около трёх великих пирамид?
"Если войдешь в лабиринт под его брюхом, сможешь попасть в каждую из трех".
— Как выйти из этого лабиринта к святилищу?
"Следуй за течением нижних вод, и они ведут тебя в забытый нижний город. Найди в городе главную дорогу и следуй по ней, пока не увидишь гряду поваленных столпов. Очисти это место от камня и песка и попадешь в хранилище свитков. Но вначале, верни лапы стража".
Пара свечей затрещала, и огонь задергался, отбрасывая странные тени по стенам. Флоренс ещё раз продемонстрировала духу символ его пленения, завернутый в тряпицу.
— А теперь поклянись, что впредь ты всегда будешь являться перед нами без промедления, приходя всякий раз, как твой сигил будет освобожден от покрывающего его шелка, и принимать зримый облик всякий раз, как мы дадим тебе такую возможность посредством жертвоприношений, сообразных твоей природе, дабы ты служил постоянным посредником в общении между нами и великим богом Тотом в трёх его ипостасях.
Духу не оставалось ничего, как только поклясться.
— О, могучий и сильный князь духов, Тафтартарат! — распевно произнесла Флоренс. — Коль скоро ты подчинился всем нашим велениям, я заклинаю тебя в последний раз: отныне и впредь не смей причинять вреда ни мне, ни моим сотоварищам, ни кому бы то ни было, кто с нами связан. И коль скоро ты подчинился нашему зову, то ощути и прими в знак нашей благодарности эти ароматы тонких благовоний нашего искусства, тебе приятных.
И Рошер поочередно зажег все светильники и курения, что принес с собой, и комната наполнилась сизым дымом.
— Ступай с миром в твои жилища и обиталища в мире незримом. Я дарую тебе благословение, и пусть поток божественного света вдохновит тебя и направит на мирный путь. Да будет мир между тобой и нами.
Одна из ламп, что была ближе всего кругу с плененным духом, закоптила так, что белая фигура потерялась к завесе дыма. Когда пелена рассеялась, в комнате не осталось никого, кроме четырех магов, в растерянности жмущихся друг к другу.
 
46
Майор Сессил, был крайне недоволен, что сэр Джеймс потревожил его и настойчиво рекомендовал заняться делами Общества. Видимо, он считал, что вечером, когда нормальные люди проводят свободное время в театре или в пабе с веселой компанией, ему не пристало идти в музей, да ещё в обществе вчерашнего студента, странноватого доктора и старого кровососа. Но прекословить главе Общества майор не решился и потому с недовольным видом прибыл к зданию Британского музея.
Хьюит Стэнли, напротив, был крайне воодушевлен намечающемся вечерним приключением, а по сути, его первым ответственным заданием в рядах Общества. Ведь он верил, что на призыв Беннета и компании должна была откликнуться именно Меритсегер.
Накануне сэр Джеймс посоветовал Хьюиту узнать, какие подвальные помещения имелись в музее и можно ли из них попасть в городские подземелья. Присутствовавший при этом разговоре полковник Кристиан высказал свое мнение:
 — Наверняка можно. Если из вашей… — Полковник чуть было не проговорился про масонскую ложу, но вовремя опомнился, — …если из подвала вашего клуба можно спокойно спуститься в старый подземный ход, то почему в него же нельзя попасть из Британского музея? Здания ведь стоят друг от друга через дорогу. Я уже давно заметил, что чем ближе к центру города, тем больше там находится домов с потайными ходами. Наверное, особенность градостроения.
Так и было решено исследовать подземелья Британского музея, а заодно приглядеть за адептами Ордена Золотой Зари, что по заверениям Хьюит Стэнли, намеревались провести в его стенах черномагический ритуал.
Знал бы Воллис Бадж, как неразумно поступил, когда повёл магов Золотой Зари в запасники Британского музея, но входную дверь оставил без присмотра. Майор Сессил, полковник Кристиан, доктор Рассел и Хьюит Стэнли успели пройти незамеченными следом и тут же разбрелись по зданию. Полковник и Стэнли отправились искать подвал с заветной сэру Джеймсу дверцей, что вела в городские глубины. Сессил и Рассел же украдкой обследовали музей в поисках логова магов.
Не дойдя до подвала, Стэнли чуть было не столкнулся с возвращающимся к выходу Баджем. Узнав, что хранитель запер музей с гостями прошенными и непрошенными, полковник лишь пожал плечами и отправился вниз по лестнице. Вскоре он убедился, что коридоры подземного этажа слишком разветвлены, чтобы можно было обойти их вдвоем и за короткое время.
— Может, вы пойдете направо, а я налево? — предложил Стэнли, — а потом встретимся у входа?
— И думать забудь, — отверг его идею полковник, напряженно вглядываясь в темноту. — Мне нужно вернуть тебя сэру Джеймсу живым и здоровым.
— Так вы все-таки верите, что Меритсегер может подняться в музей? — в надежде вопросил Стэнли.
— Я верю, что тебя нельзя выпускать из виду, — буркнул в ответ полковник. — Скорее подземники найдут тебя, чем ты их.
Не успели они свернуть за первые поворот и заглянуть в первую попавшуюся комнату, как вдали послышался скрип дверной петли — фигура в белом проплыла по коридору и скрылась в проеме.
— Полковник, да это же... — потрясенно прошептал Стэнли.
— Вижу, что не привидение.
Чувства молодого человека граничили с испугом от неизведанного, и вместе с тем азарт заставлял его двигаться вперед. Тихими шажками Стэнли с полковником вышли к коридору, но белой фигуры уже нигде не было видно. Решив, что белянка прекрасно разбирается в хитросплетениях подвала музея, полковник посчитал, что искать её на незнакомой ему территории будет бесполезно. Когда он со Стэнли поднялся наверх, дабы предупредить остальных, у запертой входной двери их уже поджидал хмурый майор Сессил.
— Эти полоумные запалили костер посреди запасника. Всё провоняло их благовониями как в каком-нибудь индийском храме.
— Где Рассел?
— Где-то рядом с ними. Ещё терпит.
— Здесь белая, Сессил, — быстро и четко произнёс полковник, — наверняка она пришла к магам, и Расселу с ней лучше не встречаться.
На счастье доктора, в проходные комнаты запасника египетских древностей вело три двери: в одну вошли маги, за второй притаились уже четверо служащих Общества, а перед третьей в начертанном мелом круге стояла белая кровопийца.
— Как в Бедламе, — вполголоса заключил Сессил. — Белая молчит, а эта Эмери ей что-то отвечает, да ещё и втолковывает.
— Меритсегер может внушать свои мысли, — тихо пояснил Стэнли, за что получил презрительный взгляд майора, больше адресованный к магам, чем к молодому человеку.
— Рассел, — обратился к нему полковник, — вы разобрались со здешними входами-выходами? Как отсюда подобраться к оставшимся двум дверям в зал?
Рассел без промедления пояснил и отправился к двери магов, полковник — ко входу, которым воспользовалась белая. Стэнли остался с Сессилом сторожить выход, о существовании которой вряд ли догадывались маги и их "дух".
Как только ритуал закончился, белая бесшумно вышла в коридор и поспешила накрыться с ног до головы темным одеянием наподобие плаща со светлой подкладкой. За ней тянулся шлейф экзотических курений и резкий запах выгоревшего спирта.
— Мадам, — раздался за её спиной тихий голос полковника, — не спешите покидать нас. О многом ещё хотелось бы вас расспросить.
На её лице отразился неподдельный страх и растерянность, какого не смогла добиться он неё Эмери своими магическими угрозами.
— Я Старый Секей, служащий Общества по проблемам инженерной геологии, если ты понимаешь, что это значит.
Казалось, широко распахнутые водянистые глаза потухли и потеряли остатки цвета. Белая пятилась мелкими шажками, не отрывая взгляда полковника роста, рядом с которым она казалась маленькой и беспомощной. Он протянул ей широкую ладонь:
— Пойдем со мной, пока не взошло солнце. Я отведу тебя к смертным, которым я давно служу. Они хотят многое у тебя спросить.
Белая, словно завороженная звуком его голоса, повиновалась. Узкая кисть послушно скользнула по руке мужчины, а вместе с ней из рукава выскочила разъярённая белая кобра.
Полковник взвыл, когда змея вцепилась ему в большой палец, а белая выдернула руку и бросилась бежать. Цепкой хваткой полковник смог только сорвать с женщины её накидку — большего не позволила ноющая рука. Змеиный яд был не страшен вечноживущему лишь в той мере, что от него ему не умереть. Полковник чувствовал, как огонь течет по венам и уже подобрался к локтю. Со всех ног он принялся преследовать беглянку, но она успела затеряться в темных коридорах. Полковник совсем не ждал, что наткнется на Стэнли.
— Рассел нашёл подземный ход, — запыхавшись, выдал тот, — он видел белую, она, видимо, хотела спуститься, но испугалась доктора и убежала.
— Даже не думай походить к ней близко, — предупредил полковник, показав незаживающий укус из которого продолжала сочиться черная кровь, — тем более, подпускать к себе. Где Сессил?
— Ждет, когда придет Бадж. Маги ещё здесь. Меритсегер к ним не пойдет, но и выбежать из здания ей нельзя позволить.
— Бадж закроет нас здесь, — покачал головой полковник. — Всех пятерых.
— Так мы уйдем через подземный ход.
Но полковник не был в этом так уверен. По опыту он знал, что по лондонским подземельям можно выйти в самые неожиданные места, и не всегда это может получится с первого раза.
— Стэнли!.. — послышался слабый голос Рассела вдалеке.
Доктор, самоотверженно охранявший потайной выход, не рассчитывал, что белая кровопийца ещё раз рискнет показаться в это месте. Прямые длинные волосы растрепались и укрывали её стан подобно мантии. Мечущийся взгляд стрелял по стенам, двери и перегородившему её Расселу. Доктор и не заметил, как из под подола белой робы выползла кобра. Гадина оказалась обладательницей невероятной длины. Медленно она поднималась в вертикальной стойке, пока её глаза не оказались на уровне глаз доктора. Она не шипела и не кидалась, а просто смотрела, будто гипнотизируя, и, похоже, у неё это получалось.
— Рассел, отойди, — скомандовал подоспевший полковник.
Доктор через силу выполнил приказ, а кобра как верный защитник расправила капюшон и оградила хозяйку, готовясь броситься на любого из её недругов. Змея дождалась, когда белая скроется за дверью, и скользнула за ней следом.
— Стэнли, быстро найди Сессила, — распорядился полковник. — Он знаком с подземельями. Пойдёте за нами следом.
Рассел поспешил распахнуть дверь и кинуться в погоню, а полковник осмотрительно достал из-за пазухи свечу и зажег её. Ход представлял особой спуск по узким ступенькам в сквозной проход, ведущий неизвестно куда.
— С этим мы её не увидим, — заметил Рассел, указывая на одинокий огонек в руках полковника. — А вот она нас точно заметит.
— Ваши предложения, доктор?
И Рассел замолк, поняв, что не может придумать лучшей альтернативы. Полковник же предложил:
— Посмотрим, что здесь к чему, выясним, куда отсюда можно уйти и как далеко.
Сессил на пару со Стэнли догнали их через десять минут.
— Господа, наше положение не так уж плачевно, — уверенно заявил майор, на что Рассел только усмехнулся. — И благодарить за это мы должны Метрополитен. Белая не сможет перейти через железнодорожные пути, ни действующие на севере, ни строящиеся здесь рядом под Оксфорд-стрит. Если она пойдет на восток, то наткнется на реку Флит. Есть небольшая вероятность, что она решится её переплыть.
— По Флит можно переплыть разве что в Темзу, — со знанием дела заявил полковник. — Течение там слишком быстрое.
— А что с западным направление? — спросил Стэнли.
— А вот западное направление нам придется для неё отсечь.
Две малые группы снова разделились, как только вышли к развилке около узкой шахты. Судя по кратким надписям рабочих, вела она к госпиталю для больных эпилепсией.
Расчеты Сессила оправдались. Через час блужданий в полутьме, Рассел заметил, как край светлого одеяния исчез на его глазах за поворотом — стало быть, белая все ещё была рядом, и у неё действительно не получилось уйти далеко.
Через два часа группа полковника и майора снова встретились.
— Здесь не так много переходов, — констатировал Сессил. — Мы отрезали ей путь на запад.
— Если она уже не успела пройти туда до нас, — подал голос Стэнли.
— Не успела, — ободрил его доктор Рассел, рассказав об увиденном.
Было принято решение вновь разделиться. Майор повел Стэнли в сторону бурной Флит, а полковник с Расселом принялись обследовать переходы старых каменоломен. Лабиринт тоннелей переплелся в один единственный коридор, который завел их в тупик.
Решетка перегораживала вход в строящуюся ветку подземной железной дороги — смертные успешно продолжали отвоевывать жизненное пространство у вечноживущих кровопийц.
— Что-то мне подсказывает, — задумчиво протянул полковник, — я знаю, куда ещё недавно вёл этот тоннель, — на вопросительный взгляд Рассела он поспешил пояснить. — Под клубом сэра Джеймса есть подземный ход и, если верить сэру Джеймс, ведет он строго с юга на север.
— Думаете, строители обрубили именно это ход?
— По моим расчетам, да. И если белая хочет пройти старым путем, ей придется подняться на поверхность. А где может быть ещё один вход вниз, кроме клуба, я понятия не имею.
Доктор поднес карманные часы к свече и заключил:
— Скоро рассвет. Она не успеет.
— Рассел, — пожурил его полковник, — вы забыли, в каком городе живете?
Обнаружив поблизости лестницу в узкой шахте, они поспешили подняться наверх. К собственному удивлению, полковник и Рассел очутились в церкви Святой Троицы, которую тут же поспешили покинуть.
Предчувствия не обманули полковника. Выйдя наружу мужчины увидели, как улицы Лондона поглотил грязный серый туман.
— Так можно бегать хоть весь день, — заключил полковник.
По дороге проскрипела старая телега и показалась лишь в паре футов от них.
— А скоро рабочие потянутся к своим заводам.
— Вы думаете, она нападет на кого-нибудь из прохожих? — взволнованно спросил Рассел.
— Я думаю, ей сейчас не до этого. А рабочим будет очень интересно натолкнуться на белую как привидение, женщину. Чувствую, этот пасмурный день надолго останется в памяти горожан, — философски закончил полковник.
— Сэр Джеймс нам головы оторвет, — понуро согласился с ним Рассел.
— И правильно сделает.
Тысячи горожан поднимались со своих постелей и отправлялись на работу, не подозревая, что смог на улицах скрывает не только фонарные столбы, проезжающие телеги и угольные шахты, но и создание, сливающееся с клубами тумана, словно оно и есть его порождение.
Полковник прекрасно понимал, что разглядеть белую в серой пелене невозможно — пока в городе властвует туман, она останется невидимкой.
— Будем слушать, — произнёс он. — Кто-то должен на неё наткнуться.
Мужчины направились по малой Квин-стрит к Дому Масонов Метки, решив, что вряд ли белая ворвётся в запертое здание, но наверняка, будет искать вход в подземелье где-то поблизости
В стороне раздался пронзительный визг. Рассел кинулся к источнику звука, и чуть было не свалил с ног белую кровопийцу, если бы та вовремя не отпрянула назад. Началась погоня. В серой пелене слышался топот дюжины ног, крики случайных прохожих призывали друг друга то ловить, то разбегаться от "нежити в тумане". Полковник безуспешно принялся за первое и со всей силы налетел и без того больным от действия яда плечом о неожиданно возникшие впереди ворота парка.
Солнце поднималось над горизонтом, а его лучи запутались в тумане. Клочок голубого неба выглянул из-за мглы и стал медленно разрастаться.
На душе полковника похолодело. Ветер разгонял низкие облака, возвращая городу утренний свет. Теперь в парке можно было различить очертания деревьев, зеленю траву и скорчившуюся на ней белую фигуру без спасительной накидки.
Женщина тихо и беспомощно вскрикивала, уткнувшись лицом в землю, закрывая голову обнаженными руками. Полковник со всех ног кинулся к ней, на ходу стягивая с себя пальто, чтоб накрыть ослепленную женщину с обившей её ногу коброй от обжигающего солнца.
— Не бойся. Я уведу тебя отсюда. Только не бойся.
Ни она, ни змея не сопротивлялись, когда он заворачивал белую с ног до головы в пальто.
Полковник никогда не был белым и не знал страха солнца, но сейчас он крепко обнимал женщину не для того чтобы удержать её от побега — из сострадания. Полковник понимал, что виноват в её мучениях, ведь это он сорвал её спасительное покрывало в музее, гонялся за ней всю ночь, устроил облаву как на зверя и в итоге заставил выбежать на свет, что так губителен для белой. Никогда до этого дня он не позволял себе так цинично причинять вред женщине, и оттого на душе становилось гадко.
Подхватив её на руки, как спелёнатого младенца, полковник направился к воротам, где его уже поджидал доктор Рассел.
— А грозились оторвать ей голову, — смущенно улыбнувшись, напомнил он.
Полковнику же сейчас было не до шуток:
— Нам нужно скорее добраться до вашего дома.
— А если мои соседи увидят?..
— Тогда скажете, что к вам принесли пациентку.
 
47
Сэр Джеймс примчался к квартире доктора Рассела через десять минут, после того как получил телеграмму о поимке белой. В плотно зашторенной комнате горела только одна свеча. Рассел с интересом вглядывался в огромную банку, где свернулась кольцами отобранная у белой кровопийцы кобра. В самом дальнем углу расположился майор Сессил и с нескрываемым отвращением поглядывал в противоположный конец комнаты.
Меритсегер сидела на полу у стены, ибо никак не хотела понимать назначения кресла. Растерянно оглядывалась по сторонам, она реагировала на малейший шорох. Полковник сидел в кресле рядом с белой и хотел успокоить её, но не знал как. Стэнли, не отрываясь, наблюдал за каждым движением вечноживущей. При появлении Грэя женщина только опасливо прижалась к стене.
— Она уже что-нибудь сказала? — поинтересовался он, не сводя глаз с белой.
— Сначала она что-то лепетала, — оторвавшись от банки, ответил Рассел. — Но мы не поняли, что это за язык. Мне показалось, это хинди.
— Это не хинди, а собачье лаянье, — отозвался Сессил. Он провел в Индии не один год, будучи на военной службе, и потому прекрасно знал, о чём говорил.
Сэр Джеймс приблизился к женщине, глядя в её широко распахнутые бесцветные глаза.
— Как ваше имя?
Меритсегер молчала.
— Вы ведь понимаете меня?
Ответа не последовало.
— Я знаю, что вы можете говорить по-английски. С моим племянником, например, вы очень мило побеседовали ночью на улице. Может, и нас почтите вниманием? Если не хотите говорить во всеуслышание, может, внушите одному из нас ваш ответ. Каким-то непостижимым образом вы уже проделывали это, с Аланом Сандерсом, например. Кстати, жив ли он?
Белая смотрела на него с недоверием и продолжала молчать.
— Меритсегер ведь не ваше настоящее имя. Может, вы позволите называть вас просто Мери? Моё имя Джеймс Грэй и я возглавляю общество, призванное ограждать смертных от посягательств вечноживщих кровопийц. Теперь вы понимаете, почему вас преследовали и привели сюда?
Белая в растерянности обернулась к полковнику.
— Старому Секею черная кровь, — наконец заговорила она.
— Да, Мери, — согласился полковник, — но в отличие от тебя я живу под солнцем и не обманываю смертных. Зачем ты пришла к магам?
— Иначе прийти бы Тафу.
— Таф.. тартар...ат? — еле выговорил полковник имя духа, которого хотела призвать Эмери. — Кто он?
— Ты сам сказал Тартар, — пророкотала белая, понизив голос, словно боялась изрекать страшное имя.
— Греческое подземное царство, — догадался полковник и перевел взгляд на Стэнли. — Что-то ты мне уже рассказывал про Персефону и гранатовую кровь.
— Персефона живет в царстве Аида, — поправил его молодой человек. — А Тартаром называют бездну, она ещё глубже Аида, там, где ад.
— Таф из Тартара, погубитель человеков, — вторила ему белая. — Не приду я, придет он. Мудрецам стать рабами. Таф страшен, ему не знать добра. Речи мудрецов не спасут от злобы. Она съедает сердца. Четыре ходячих мертвеца.
— О, да ты спасла их от страшной участи? — насмешливым тоном изрек Сессил.
— Мне настигнуть стихотворца западного острова в крае желтых дюн, — продолжала говорить Мери, не обращая внимания на издевки. — Ему увидеть последнюю землю и почти ступить в неё.
Видимо, она говорила о случае, описанном в магическом дневнике Йейтса, и потому полковник поспешил спросить:
— А что случилось бы, если б он пошел дальше в иллюзорную пустыню?
— Стихотворцу больше не проснуться. Лярвам обглодать его.
— Ты для того внушаешь сны и мысли людям, чтобы они беспрекословно тебя слушали?
— Не меня говорить в голове. Это погубителям человеков летают в воздухе, залетать через уши и уносить мои слова к магам. Не мне мочь, погубителям летать.
Что бы это могло значить, понять было сложно, видимо, во всем сверхъестественном Мери винила демонических существ, незримых глазу. Полковник спросил:
— Но ты же хотела, чтобы тебя услышали и поняли. Зачем ты диктовала актрисе письма? В них ты надоумила её устроить сегодняшний ритуал?
Мери непонимающе воззрилась на полковника.
— Ведь ты назвалась именем Мут-эм-мену, певицей в храме Амона в Фивах, чей отец был строителем пирамид. Это и есть твоё подлинное имя?
— Не мои письма, — покачав головой, произнесла белая.
— А чьи? Духа из мумии?
Мери сделала страшные глаза и затараторила:
— В мертвом нет духа! Мертвое — прах. Дух — судим в Дуате, и не говорит с живым.
— Тогда кто водил рукой актрисы и писал тексты на древнем языке?
— Погубитель.
Поняв, что большего от женщины не добиться, полковник решил спросить о другом:
— Ты знаешь что-нибудь о тайных вождях Ордена Золотой Зари?
— Они из рода Тафа.
— Демоны? — поспешил уточнить полковник.
— Они ткут облик людей. Они лишь видимость, не суть. Их тел касаться и падать мертвым. Они бесконечная злоба.
— Но тебе они не смогут навредить?
Мери не успела ответить.
— Полковник, что за чушь вы у неё выпытываете? — не выдержал и возмутился Сессил. — Мы же не для этого бегали за ней всю ночь. Пусть скажет, что ей нужно было от тех друидов?
— Мери, — полковник ласково посмотрел на белую, и, кажется, её страх стал понемногу утихать, — мы слышали всё, что говорила тебе актриса Флоренс Эмери. Но мы не знаем, что ответила ей ты.
Белая снова решила замолчать, и лишь растерянно поглядывала на полковника.
— Она спрашивала тебя про Миур, Итеру, о Сфинксе, о том, как найти святилище под песками. Расскажи нам, что ты ответила Эмери на всё это.
И снова тишина.
— Ответьте, Мери, — присоединился к расспросам Грэй, — зачем десять лет назад, вы приказали археологу в Гизе откопать Сфинкса?
— Гизе... — бессмысленно повторила женщина.
— Это некрополь Мемфиса, — догадался и подсказал ей Стэнли, а сэр Джеймс продолжил с вопросами:
— Вы постоянно твердили оккультистам о страже, что его нужно вернуть. Что такого драгоценного скрывается у лап Сфинкса?
— Гипогея?
Непонимающие взоры служащих Общества тут же обратились к произнёсшему непонятно им слово полковнику. Мери оставалась спокойна, ни мускула не дрогнуло на её лице, и полковник обратился к ней:
— Сегодня ты не смогла от нас сбежать только потому, что один из лондонских путей Гипогеи отняли у белых смертные. Неужели давным-давно египтяне в Мемфисе сделали то же самое?
— Верхний Менфе мертвый, — произнесла Мери. — Нижний Менфе пустой.
— Так значит, там внизу под Гизой был целый город?
— Великий город. Мой отец строитель храмов. Он знал нижний город, он берег город. Он умер, пришли глупые разрушители. Нижний город в песке, нижний город как остров.
— К нему не ведут дороги Гипогеи?
— Дороги в песке, в камне лежат колонны. Глупые разрушители наверху строили неправильно. Их храмы тоже стали камнями, их храмы рухнули вниз. Храмы моего отца остались.
— И из нижнего Мемфиса нельзя попасть в Каир? — уточнил полковник. — И в пустыню на западе тоже?
— Только всю ночь идти из глубоких песков далеко в новый город. Не всегда успеть.
На этом полковник удовлетворенно откинулся на спинку кресла.
— Вы что-то поняли? — немного раздраженно поинтересовался Грэй. — Так будьте добры, объясните нам.
Полковник пожал плечами и начал свой рассказ:
— В оссуарии я услышал одну интересную вещь. Если верить словам одного исландца и белой негритянки, то Гипогея — это сеть подземных тоннелей под морями и континентами, и живут в этой подземной стране, как вы понимаете, вечноживущие кровопийцы. Белые не просто живут под нашими городами, они ещё и передвигаются между ними по подземным путям. Там внизу у них собственный мир с собственной географией. Но, вот беда, не все эти тоннели свободны. Лондонский участок, например.
— Воры, — только и произнесла Мери.
— Как и мемфисские строители, — усмехнулся полковник. — Но в отличие от лондонских, тех больше нет в живых, а разрушенный под-Мемфис остался. Мери, неужели ты думала, что смертные расчистят его для тебя?
— Говорят, смертным пленились молнии, подчинились течения. Смертным копать новые реки, строить железных змей с огнем внутри и заставлять их мчаться на земле и под землей. Смертным уметь вершить чудеса. Им мочь очистить пустой город и ему снова стать великим.
Полковник лишь смущенно улыбнулся её словам. Мери действительно верила в могущество человека эпохи индустриализации, и ему не хотелось разочаровывать её, по-доброму наивную и ждущую чудес. В конце концов, что она видела под землей, какой представляла себе жизнь на поверхности? Что она вообще знала о современных людях, их страстях и интересах? Наверное, так же немного, как сам полковник знал о жизни белых под землей.
— Ты знаешь, кто такие археологи и что они делают? — спросил он.
— Тревожить сон мертвеца. Грабить его усыпальницы. Им гордиться как богам. Жрецы их своей науки. Им не стерпеть моих слов.
— Что это значит? Они не поверили, что под Сфинксом есть тоннель?
Мери подалась вперед, будто хотела доверить полковнику самую важную тайну, которой владела:
— Им больно от правды, им хорошо от лести. Им не суметь читать письмена на граните правильно, но гордиться этим. Им придумать царей, которых не родилось, и писать летописи, о чём не было. Им это нравится, а мои слова противны.
— А магам, стало быть, твои слова понравились?
— Мудрецам видно больше, чем копателям гробниц. Мудрецам хотеть видеть больше, чем раскопать расхитителю. Они верят мне. Им желать знать больше, чтобы стать богами.
— А они могут? — настороженно спросил полковник, на что Мери неожиданно улыбнулась, смущенно, будто извиняясь:
— Смерти любить их.
Полковник только кивнул.
— А теперь скажи, тот тоннель проходит под Нилом и ведет в город Каир, а другая его оконечность пролегает под пустыней?
Мери кивнула.
— И как далеко он идет? Может, к большому подземному пути, что соединяет юг и север Гипогеи?
В водянистых глазах не проскользнуло ни усмешки, ни протеста, и полковник решил что его догадка верна.
— Из Либу больше не перейти в страну пурпура и в земли Каркемиш и Ним и Гиндукуш и Кушан.
Стэнли поспешил пояснить:
— Кажется, она имеет в виду, что из Северной Африки теперь не попасть на Ближний Восток вплоть до Индии.
— Тогда скажи, Мери, — вновь обратился к ней полковник, — если из тоннеля под пустыней пойти на запад, можно ли попасть в тоннель, что ведет на север?
— Всем великим дорогам соединяться.
— Так ты и дошла до Лондона?
Она кивнула.
— А сколько гипогеянцев сможет сюда прийти, если отчистить нижний Мемфис от песка?
Но Мери не успела ответить, потому что сэр Джеймс в ужасе воскликнул:
— Что?! В Под-Лондон могут прийти белые кровопийцы из Индии?!
Полковник и самому стало не по себе, когда он представил очищенный от песка нижний Мемфис и толпы кровопийц со всей Азии, строем шагающие под землей строго на северо-запад. По счастью, насколько ужасной была такая картина, настолько и невозможной.
— Жаль разочаровывать тебя, Мери, — произнёс полковник, — но ты ошиблась с кандидатами в копатели. Весь их интерес к настоящему Египту ограничивается посещением музея.
— Дом воров, — выплюнула она каждое слово.
— Ты права, — кивнул полковник — по-своему. Вот только маги лишь любители старинного колдовства и не стали бы мчаться в пустыню по твоему повелению.
— Стали, — блеснула глазами белая, — Мне обещать им самые желанные тайны...
— Брось, Мери. Не знаю, много ли тебе известно о жизни на поверхности, но люди не умеют воевать с пустыней. Даже лучшим инженерным умам не под силу осушить пустыню от песка и запретить ветру его раздувать. То, что ты хочешь невозможно. Прости, но ты зря пришла в Лондон.
— Не может невозможным! — испугано, почти в панике воскликнула женщина. — Не быть невозможным.
— Нет, Мери, — сочувственно покачал головой полковник, — смертные люди этого не могут. Люди — не боги и сокрытые силы природы им не подвластны.
Белая сникла и опрокинула голову на колени, и полковник не удержался и ласково погладил её по плечу.
— Не надо расстраиваться Мери. Может сейчас то, что ты хочешь невозможно. Подожди лет пятьдесят, сто, может тогда изобретут машину, которая сможет убирать тонны песка. Вот тогда кто-нибудь, да поможет тебе.
— Полковник, — окликнул его Грэй и недовольно покрутил головой. — Вы не на ту растрачиваете свое милосердие.
Мужчине не понравилось его замечание. Слишком многое в нём напоминало о разделение людей на смертных и вечноживущих, а в этой комнате они с Мери были в явном меньшинстве. Да и не нужны полковнику тоннели Гипогеи, ни расчищенные, ни засыпанные, просто ему было горько видеть печаль человека, для кого эти дороги и засыпанный город, что построил её отец, значили слишком много.
— Кто вас направил сюда? — задал вопрос Мери Грей. — Только не пытайтесь убедить нас, что придумали авантюру по расчистке Сфинкса самостоятельно. Очевидно, вы одна из многих. Назовите их имена.
Белая подняла голову только чтобы отрицательно ей помотать.
— Хорошо, нам понятно ваше решение, — провозгласил Грэй, поднимаясь с места. — В таком случае, вам придется остаться в этом доме, пока вы не передумаете. Доктор Рассел, надеюсь, у вас найдется свободная комната, которую можно запереть снаружи? И окна не плохо бы заколотить.
 
47
Каждый день полковник Кристиан приходил в кабинет сэра Джеймса с одним и тем же бессмысленным вопросом — когда он разрешит отпустить Мери.
— Неужели Рассел согласен, чтобы его дом превратили в тюрьму с заключенной и конвоирами? — не переставал возмущаться полковник.
— Вы должны понимать, — терпеливо объяснял Грэй, — ситуация сложилась крайне неприятная и опасная. Ещё никогда на моей памяти белые не пытались манипулировать смертными, чтобы те исполняли их прихоти. Вы только подумайте, одна белая не поленилась добраться до Лондона, чтобы найти нужных ей людей для раскопок египетских подземелий. Да, я согласен с вами, она не поняла, с кем имела дело. Но археологи вполне могли исполнить её пожелания, если бы захотели. Копали бы не один год, но все же нашли бы подземный город.
— Даже если этот злосчастный гипогеянский Мемфис откопают и белые хлынут в сторону Европы, в Лондон они не пойдут. Я собственными ушами слышал, что о нас говорят в под-Париже. Из-за Общества у здешних подземелий плохая репутация.
— Тогда давайте, оградим хотя бы Европу, — предложил сэр Джеймс. — Если в тамошних столицах появятся подземные железные дороги, то не скоро. А когда их начнут строить, то власти столкнутся с тем же, что погубило немало лондонских рабочих. И что тогда, посылать наших служащих в другие страны? Да уже сейчас это необходимо, хотя бы в том же Париже.
— Так Общество планирует экспансию на Континент? — пытаясь скрыть удивление, спросил полковник.
— Вы когда-нибудь раньше слышали о Гипогее? — парировал Грэй. — О том, что в Лондон можно попасть откуда угодно, стоит лишь пройти по подземному тоннелю?
— Вы же слышали, я узнал об этом только несколько месяцев назад.
— То-то и оно. Кто угодно может прийти в под-Париж, а оттуда в под-Лондон. Это очень плохо, полковник, и вы как никто другой должны это понимать. И, да, я не отпущу самозваную Меритсегер, пока не узнаю от неё всё, что мне нужно. Не стоит её жалеть. Она замыслила подлость против британских подданных и не довела её до конца только чудом, вернее, нашими силами. И вашими тоже.
— Я офицер и никогда не воевал с женщинами. — Не дав Грэю возразить, полковник тут же продолжил, — ах да, она ведь не женщина, а вражеский шпион. Вы всерьез собрались искать её кураторов? Если не секрет, где?
И сэр Джеймс не знал, что на это ответить. Каждый день он приходил в дом Рассела, чтобы поговорить с пленницей, и каждый раз она ничего ему не сообщала. Присутствующий при этом майор Сессил всякий раз спешил адресовать ей очередную колкость. Белая ему крайне не нравилась, а по виду Мери было понятно, что она побаивалась грозного майора.
Полковник предпочитал лишний раз не появляться в доме Рассела, потому что не знал, как смотреть в глаза Мери. Молчаливо она искала у него заступничества, а он не мог его дать, как бы того ни хотел. Полковник пытался, и не сумел разглядеть в Мери врага и пришелицу из темных глубин Гипогеи. Её эмоции были неподдельны и искренни. Мери совсем не походила на белого кельта с его мрачностью и плохо скрываемой злобой, ни на величественную Зазу. Она оказалась куда эмоциональнее и открытие иных англичанок с их светскими манерами.
Как Мери ни просила, но Рассел отказался вернуть ей её любимицу-кобру по имени Сата. "Сатана" — буркнул Сессил, когда услышал кличку белой гадины. Наконец, Рассел разжалобился и готов был вынуть Сату из банки, но при условии, что змее придется вырвать клыки, дабы она не могла плеваться ядом. Мери в ужасе отказалась и лишь с тоской наблюдала за Сатой через стекло.
К собственному удивлению, доктор Рассел обнаружил, что ночью и утром Мери спит, и это никак не укладывалось в рамки его представлений о жизни кровопийц. Доктор потребовал от женщины объяснений, но то, что она отвечала, казалось ему диким и странным. Мери утверждала, что она не спит, а бодрствует — её тело хоть и остается в запертой комнате, но душа пребывает в другом мире и общается с забредшими туда людьми, духами и развоплощенными сущностями. Стэнли тут же поспешил подсказать, что мир этот называется астральным и там Мери наверняка встречается с магами, но доктор отмахнулся от этих сказок.
Одежду, что передала ей леди Элен, Мери не носила, предпочитая оставаться в белой тунике до пят — то ли современные платья казались ей неудобными, то ли она не представляла, как их правильно одеть.
Постоянные допросы пошли на пользу её речи, и она стала куда менее чудаковатой и более ясной. Не преминул этим воспользоваться и Хьюит Стэнли. Наконец сбылась его мечта, и он смог из первых уст узнать о жизни древней и давно почившей египетской страны. Мери с большой охотой говорила с молодым историком. Видимо, воспоминания о далекой родине стали для неё отдушиной в лондонском плену.
Рассказы о Древнем Египте заставляли Стэнли ликовать и удивляться. От Мери он услышал много того, о чём ему не рассказывали в университете, чего он никогда не встречал в книгах и о чём даже не мог даже мечтать.
— Пирамида не склеп, — возразила Мери на мимолётную фразу Хьюита, — там человек умирает и рождается вновь.
Стэнли изумленно посмотрел на женщину:
— Перерождается, это вы имели в виду? Смертный становится вечноживущим?
И она согласно кивнула.
— Но как? Я имею в виду, что в это момент происходит, что с вами делали?
Мери прервала поток вопросов, отрицательно мотнув головой.
— Это знают только те, кому должно знать. А я не должна.
— Значит, и вы не помните, как переродились? Неужели совсем ничего?
— Если я не помню, значит, не должна помнить. Но я умерла и родилась вновь, остальное — мелочь.
— И почему для перерождения выбирают одних людей, а не других, вы тоже не знаете?
— Первые из нас родились вновь, когда погиб Золотой Век.
— Когда это было?
— Тогда для Страны Десяти Городов наступили черные годы. Жрецы играли с темными силами, а царей приносили в жертву на их золотых тронах. Каждый верил, что нет ничего важнее человека, а выше — только небо. Все презирали землю, по которой ходили, и она отомстила им. Настали дни, когда сады увяли и фонтаны иссохли, яркие краски домов стали бледнее, а золото дворцов потускнело. Прозревшие жрецы смущали толпу речами о грядущем море. Мудрые из них снаряжали корабли и бежали на них под покровом ночи дальше от городов, в неизведанную даль океана. И пришло время долгой ночи. В холодном сумеречном небе над городами люди узрели искры горячего света — огненные камни падали с небес. Рассыпаясь на сотни искр, они разили обезумевших от страха нечестивцев. Гром оглушил мечущуюся толпу, тысячи рук в отчаянии вздымались к кроваво-черному небу. Земля вздымалась от яростных вздохов. В море поднялись водяные столбы, они шествовали к берегу и раз за разом обрушивались волнами на десть городов, на десять вертепов беззакония. Воды те смыли кровь с жертвенных алтарей. Золотые дворцы навеки погрузились в пучину, и дно океанское стало обителью мертвых. Тишина воцарилась над водной гладью. И солнце больше не взошло.
— Как не взошло? — удивленно вопросил Стэнли.
— Его окутал горячий туман. Он опустился на воду, обжигал и душил тех, кто продолжал плыть на кораблях и лодках. Серые хлопья сыпались из черных туч на воду, но не тонули, а покрывали океанскую гладь. Серая корка застыла на воде. Волны больше не плескались о борта, корабли и лодки застыли на месте, словно вмерзли в льдины. Шли дни и недели, стон проносился над бесконечными просторами. У беглецов не осталось воды и пищи. В отчаянии они, голодные безумцы, прыгали за борт на серую пористую корку, пробивали её и беззвучно шли на дно. Там они нашли покой. Но стойкие духом не сдавались. Они поедали сырое мясо своих попутчиков, пили их теплую кровь. И за их злодеяние небеса ниспослали им знамение. Во тьме дня на небе появилась красная дуга. С каждой ночью она становилась все шире и шире, пока не стала шаром, кровавым оком. Время от времени оно взирало на вероломных убийц, а они продолжали пить кровь своих братьев, своих отцов, своих детей. Прошли годы, и море выпустило их из плена. Лодки пристали к берегам неизвестных земель, сраженных всё той же тишиной. Люди брали редкие плоды, но не могли есть их. Они подходили к тоненьким ручейкам, но уста их не принимали воды. И поняли люди, что отныне прокляты они красным светилом и не могут более ничего вкушать, только кровь своих ближних. В плаче люди кидались обратно в пучину моря, но море их не принимало. С воплем они разбивали руки о камни, но раны их вмиг затягивались. Смерть забрала всех кто жил в Стране Десяти Городов, но о бежавших забыла, ибо презирала их кровавое племя. Так беглецы из страны мертвых городов разбрелись по земле, встречая живых, кого смерть все ещё любила. Прошло много времени, когда густые облака рассеялись, и солнце вновь осветило землю. Пьющие кровь вспомнили как раньше, в своей далёкой утраченной стране они молились ему с высоких гор. А теперь, после долгих лет тьмы, солнце слепило им глаза и обжигало кожу. Отвергнутые, они коротали дни в тёмных пещерах, а ночью под неусыпным оком растущего и убывающего светила выходили наружу и проклинали его.
— Растущее и убывающее? — переспросил Стэнли, не понимая, что она имеет в виду. — Вы говорите о луне?
— Мертвый камень, — проговорила Мери, в презрении выплевывая каждое слово. — В нем нет своего света. Он крадет его у солнца, чтобы ночью бросать его отблеск на нас. Она обитель мертвецов, похититель снов, и смертные — рабы его.
— Вы вправду ненавидите луну? — задал вопрос Стенли, которому и сам удивился. — А солнце восхваляете, даже несмотря на то, что не можете под ним жить? Знаете, Мери, это странно.
Белая оценивающе посмотрела на молодого человека, прежде чем спросить:
— Ты признаешь величие единого Бога?
Стэнли неуверенно кивнул.
— Но ты не можешь увидеть его.
— Нет, конечно, — признал он
— Говорят, только чистые сердцем могут увидеть божественный свет, не ослепнув. Этот свет окутает их любовью и подарит их душам жизнь вечную.
— Вы тоже можете жить вечно.
— Мое тело никогда не узнает смерти, — возразила она, — моя душа навеки заключена в нём. Мои глаза не смогут увидеть солнца, как и ты не сможешь узреть своего Бога, пока не станешь чист душой. Пока я не укреплю свой дух, солнце не примет меня, не обнимет теплыми лучами, не даст узреть всё, что оно освещает. Пока я бела, оно не любит меня.
Такой теологии Хьюиту ещё не приходилось слышать. Более того, он и представить себе не мог, что белые боготворят солнце, а вовсе не проклинают. Напротив, это луна им чем-то не угодила.
— Вот видишь, Стэнли, — ухмыляясь, обратился к нему майор Сессил, слушавший со стороны весь этот разговор, — теперь ты знаешь допотопную историю человечества. Можешь смело писать научную работу. Конкурентов у тебя не будет.
Его шутка ещё больше расстроила молодого человека, ведь серьезные ученые не верили в Потоп.
— Не переживайте за меня, майор. С десяток статей по истории Древнего Египта я точно напишу.
— Ну-ну.
— А что не так? — оскорбившись таким пренебрежение, спросил Стэнли.
— Ты хоть представляешь, как выглядели древние египтяне?
— Конечно, — без тени сомнений заявил молодой человек. — Остались барельефы, росписи в храмах...
— Это те, где все люди и нелюди нарисованы в профиль? — иронично уточнил Сессил.
— Есть ещё скульптуры.
— Вот оно что, — кивнул майор и не удержался от улыбки.
— А что вас не устраивает? — раздраженно поинтересовался Хьюит.
— Разуй глаза. Я прожил в колониях десять лет. Не то, чтобы я сильно разбираюсь, чем пенджабцы отличаются от тамильцев и бенгальцев, но посмотри на неё, — и он махнул в сторону оторопевшей Мери, — это же типичная индианка, только побелевшая.
Доля разумного в его словах, определенно, была, и Стэнли показалось, что если напрячь фантазию и представить Мери смуглой темноглазой брюнеткой, индийские черты лица в ней определенно будут проглядываться.
— Индия и Египет лежат слишком далеко друг от друга, — только и смог возразить Стэнли.
— Вот ты мне и скажи, как в древние времена индианка смогла добраться до Египта. Пешком с караваном или вплавь на папирусной лодке?
— Мери, — обратился к ней Стэнли, — так вы бывали когда-нибудь в Индии будучи смертной?
— Нет, — твердо заявила она. — Я родилась в Черной Земле. Мой отец прожил там все свои дни.
— Вот видите, майор, вы ошибаетесь. Мери родом из Древнего Египта.
— А по-моему, эта дамочка очень сильно дурит тебе голову. Ты хоть спрашивал, сколько ей лет?
— В древности время исчисляли совсем иначе. Боюсь, Мери не поймет, как правильно ответить на это вопрос.
— А ты задай его правильно. Например, какой фараон правил, когда ей было двадцать лет?
Хьюит согласно кивнул.
— А правда, Мери, кто был правителем, когда вы были молодой девушкой?
— О, то был наследник двух владычиц, любящий истину, Мерид Немат.
Стэнли не на шутку задумался.
— Это личное имя или тронное? — спросил он, так как подобного имени историография не знали.
— Это имя правителя, — чуть обиженно произнесла Мери.
— Ну, хорошо. А чем он прославился? Какие земли завоевал?
Вопрос поставил Мери в тупик. Про войны она ничего не знала, потому что, "это дела воинов". Все интересное в жизни Египта для неё как дочери архитектора сводилось исключительно к строительству храмов, лабиринтов и пирамид, но Стэнли эти факты никак не помогли сориентироваться во времени.
— А что было после вашего перерождения? Долго вы ещё оставались в Египте?
— Семьдесят два раза разливался Итеру, пока я жила в нижнем Менфе. А потом пришли гонители. Они обращали всех в свою веру, рушили храмы и статуи богов, снимали камни с пирамид. — При этих словах на её лице отразилась неподдельная скорбь, будто картины падения родной страны вновь пронеслись перед её глазами. — Многие предали свою веру, и тогда их жизни забрала черная смерть.
— Так это были гиксосы? — завороженно спросил Стэнли, — гиксосы завоевали Египет?
— Нет, — покачала головой Мери, — Они говорили — мамлюки.
Хьюит открыл было рот, но слова словно застряли в глотке. Сессил тут же задорно рассмеялся, а смущенная Мери то и дело непонимающе бросала взгляд с историка на майора.
— Мери, вы что-то путаете, — попытался разубедить её Стэнли. — Мамлюки пришли в Египет намного позже, тысячи лет прошли.
— Нет, — протестовала она, — семьдесят два года, — и чуть менее уверено добавила, — или сто семьдесят два.
— Слушай, Стэнли, — уняв смех, обратился к нему майор, — если мамлюки отвоевали Египет у фараонов, ты просто обязан доложить об этом в Королевское Общество.
 — Да нет же, — не унимался Хьюит, — Мери просто путается во времени. Мери, может вы пробыли в нижнем Мемфисе намного больше?
— Да-да, — вторил ему Сессил, — и не заметили, как прошло две тысячи лет. Стэнли, кончай со своими расспросами. Никакая она не египтянка. Во-первых, у неё все и так на лице написано, во-вторых ты и сам все слышал.
— Нет, не слушай его, — отчаянно воскликнула Мери и ухватила молодого человека за руку, от чего тот невольно поёжился. — Я говорю правду о былом. Все мои слова — истина, в них нет лжи.
— Но, Мери, мамлюки были мусульманами. А Древний Египет пал задолго до рождения пророка Мухаммеда.
Мери бессильно покачала головой и выпустила его руку.
— Ты такой же, как грабители пирамид, — тихим понурым голосом произнесла она. — Ты не хочешь верить, ты тоже сочиняешь то, чего никогда не было. Ты тоже не умеешь читать папирусы и надписи храмов. Ты не любишь истину, как любил её Мерид Немат. Ты сам как грабитель.
— Кого же я ограбил?
— Мое прошлое. Ты думаешь, его никогда не было. Значит и меня не может быть.
После этих слов, Мери больше не желала говорить со Хьюитом. Молодой человек не на шутку взволновался, что навсегда потерял доверие белой, но, с другой стороны, она сама подорвала его доверие к собственным словам. При первом удобном случае Стэнли поспешил поделиться своими переживаниями с полковником Кристианом как старшим и мудрым сослуживцем.
— Полковник, я вовсе не хотел её обидеть, — оправдывался Стэнли. — Но если она считает, что жила в годы восстания мамлюков, то ей не больше семиста лет. Тогда и речи не может идти о Древнем Египте, фараонах, храмах. Если её отец и вправду был строителем, то только мечетей. Майор Сессил думает, что она всех нас обманывает. А я думаю, Мери просто заблуждается.
— Думаешь, тебе виднее, где и когда Мери могла жить, а ей нет? — насмешливо заметил полковник, а после серьёзно добавил, — Знаешь, Стэнли, что мне сказала Семпрония, когда я заикнулся о её почтенном возрасте? Она сказала, что лично знала Цицерона и Овидия с Горацием, но ей не две тысячи лет, а намного меньше. А Древнего Рима и вовсе не существовало.
— Как это? — обескуражено вопросил Стэнли.
— Это ты историк. Так скажи мне, что такого насочиняли в своих учебниках твои университетские учителя, раз такие почтенные дамы как Семпрония и Мери не признают в академической истории собственной реальности минувших дней? Кому ты поверишь больше, свидетелю истории или кабинетному ученому?
Вопрос поставил Стэнли в тупик. Все-таки в научный подход к истории он верил, но интуиция подсказывала, что Семпронии тоже стоит верить. И уж очень хотелось, чтобы все слова Мери оказались кристально чистой правдой. Вот только исторические факты говорили об обратном.
— А вы, полковник, тоже имеете личные претензии к историкам?
— Разумеется. Правда, не к хронологии, а к оценочным суждениям. Мери ясно дала тебе понять, что недолюбливает археологов не только из-за раскопок. Какую-то неправильную историю по её мнению они воссоздают своими методами. Так что, подумай об этом.
Хьюит припомнил ещё один довод против Мери и произнёс:
— Но майор Сессил говорит, что она похожа на индианку. После всего того, что она мне сказала, я пригляделся и, пожалуй, согласен с майором. Если она родилась в Индии, то, будучи смертной, никакого Египта видеть не могла, ни древнего, ни средневекового.
— А если могла? — лукаво спросил полковник.
— Но каким образом? — поразился Стэнли. — Это ведь огромные расстояния.
— Допустим, её предки вышли из Индии, прадеды жили в Персии, деды в Аравии, а родители уже в Египте.
— Но это же кочевье какое-то.
— То-то и оно.
И тут Стэнли всё понял. Цыгане — кочевое племя, давным-давно покинувшее Индию и рассеявшееся по всему земному шару. По-английски их прозвали "джипси", что значит — египтяне, по-испански — хитанос, что переводится точно так же.
— Ты знаешь, — словно прочитав его мысли, добавил полковник, — на моей родине цыган называют "фараоновым племенем". Наверное, неспроста им дали такое имя. Может они и вправду строили пирамиды в Египте, а с нашествием мусульман перекочевали в Европу.
— Но это же ненаучно, — возразил на его предположения Хьюит.
— Скажи это Мери, — ухмыльнулся полковник. — А может, ты считаешь, что все цыгане мошенники и обманщики? Тогда выбрось всё услышанное из головы и продолжай жить со спокойной научной совестью.
Стэнли ничего ему не ответил. Вера и неверие продолжали бороться внутри его разума. И рационализм одолевал желание поверить в невозможное.
 
49
В один из дней, когда Джон Рассел неосмотрительно задержался в штабе Общества, его настиг Юлиус Книпхоф и тут же озадачил неожиданном вопросом:
— Известно ли тебе, Джонни, почему русские цари Романовы берут себе в жены исключительно немецких принцесс?
— Нет, — поспешил признаться ему доктор Рассел. — И почему же?
— Все дело в равнородных браках, как они это называют. Жена и мать будущего императора может быть только равной ему по статусу и происхождению. Кроме как в немецких княжеских домах таковых искать больше негде. Так что, теперь огромной Россией правят немцы по крови. — При этом профессор коварно хихикнул. — А нынешняя императрица происходит из гессенского дома.
— Того самого... — начал было Рассел.
— Да, мой мальчик, того самого гессенского дома, насквозь разъеденного гемофилией и порфирией. Один из братьев Алисы Гессенской умер в младенчестве от гемофилии, одна из её сестер бездетна, а другая, что замужем за собственным кузеном, семь лет назад родила больного первенца.
— Гемофилия?
— Именно. Ты знаешь, в чём особенность этого недуга? — Ученик открыл было рот, чтобы ответить, но учитель его недовольно прервал. — Не надо мне талдычить о несвертываемости крови, это я и без тебя много раз видел и знаю. Я говорю о том, — заговорщически зашептал старик, — что эта болезнь поражает только младенцев мужского пола.
Рассел согласно кивнул.
— А ты знаешь, — продолжал интриговать Книпхоф, — что российский престол не может наследовать женщина? Это в вашей империи пятьдесят восемь лет может править королева, а на Востоке все иначе. Наследник должен быть мужчиной и никак иначе. А Алиса Гессенская пока что родила только одну дочь. И будь уверен, она будет рожать до тех пор, пока на свет не появится мальчик. А когда он появится...
Тут профессор сделал многозначительную паузу, чтобы Рассел смог просчитать последствия такого рождения.
— Если русский наследник будет болен гемофилией... — начал было доктор, но профессор не выдержал и закончил фразу за него сам:
— Он не протянет и тридцати лет, как когда-то и герцог Олбани. Он может вообще не дожить до коронации. А это чревато грызнёй за трон всяких родственников, дядей, двоюродных братьев и племянников. В общем-то, после брака Николауса Романова с Алисой Гессенской, для династии вырисовываются безрадостные перспективы. Ты, кстати, знал, что Принц Георг, внук вашей королевы, приходится русскому императору с императрицей двоюродным братом?
— Вот как? Значит Николас и Алиса кузены?
— Да нет же, такие брачные союзы в России запрещены церковью. Хоть у русских и полно варварских обычаев, но некоторые из них, должен признать, весьма полезны. Отец Георга и мать Алисы родные брат и сестра. А матери Николауса и Георга родные сестры. Кстати, ты видел их фотопортреты? Удивительное сходство, словно братья-близнецы.
— Так вы, профессор, поднаторели в генеалогии?
— Конечно. С тех пор, как я начал заниматься изучением порфирии и гемофилии, пришлось досконально исследовать родственные связи Ганноверов и прочих их родственников. И вот, что я тебе скажу, мой мальчик — если Ганноверам не безразлична судьба их ближайшей родни, в особенности русских кузенов, им бы не мешало откомандировать тебя с личной рекомендацией в Петербург. Для наблюдения за гессенской ветвью болезни, так сказать.
— Я боюсь, это невозможно, — поспешил заверить его Рассел. — Как сотрудник Общества я не могу покинуть...
— Да, да, мой мальчик, ты прав, здесь ты нужен Ганноверам не меньше. Но это ваше Общество, может найти человека для подобной миссии, уж коль скоро вы служите лично королеве.
— Когда-то давно такой человек уже был найден, — кивнул Рассел. — И это были вы.
Старик раздраженно махнул рукой.
— Но теперь-то я не в том возрасте, чтобы переезжать в холодную дикую страну. Я, в конце концов, стар, мне восемьдесят семь лет, я не могу долго путешествовать без внуков... Кстати!
На лице профессора заиграла коварная улыбка.
— Вы что-то придумали? — поинтересовался доктор Рассел. — Нашли выход из ситуации?
— А что если Романовыми займется Пауль?
— Мистер Метц? — недоверчиво переспросил он.
— А почему нет? Мальчику уже тридцать пять лет, пора бы ему чем-то заняться самостоятельно, без напутствий деда. Он довольно-таки не плохой хирург. Не гений своего дела, но все же, сносный специалист.
— И вы думаете, он согласится переехать в Российскую Империю?
— А куда он денется? — хохотнул старичок. — Его отец как раз родом из Польши, так что, это будет почти возвращением на историческую родину.
— Тогда есть смысл устроить этот переезд, чтобы мы могли отследить у наследников Романовых течение гессенской болезни. Но в таком случае, я должен вам кое-что показать, — в задумчивости протянул Рассел. — Вернее вам и мистеру Метцу.
— Интригуешь, Джонни? — хитро сощурился профессор.
— Это одна экспериментальная разработка. Она как раз связана с физиологией крови.
— Интересно-интересно.
— Но, я хочу предупредить, если вы это увидите, обратного пути не будет.
— Ну, хватит пугать старика. Я не придаю огласке секретные исследования, — и лукаво добавил, — но только если сам в них участвую.
На следующий день Рассел пригласил профессора Книпхофа и доктора Метца, как и сэра Джеймса с полковником Кристианом в свой дом. Полковник крайне неохотно согласился сопровождать Грэя. Что-то внутри ему подсказывало, ничего хорошего появление Книпхофа в доме медика не предвещает.
— Что Рассел собирается делать? — спросил полковник у сэра Джеймса.
— Вы и сами знаете, что.
— Я понимаю, что он хочет показать профессору Мери. Но зачем? И почему я должен при этом присутствовать?
— С точки зрения медицины, у вас с ней много общего.
— Мужская и женская особь, это вы хотели сказать?
— Ну, полковник, не надо создавать проблему на пустом месте. Никто не считает вас новым видом примата в зоопарке.
— Большое спасибо, мне сразу полегчало.
Но при виде Книпхофа, на душе полковника тут же стало тяжелей. Профессор с внуком внимательнейшим образом рассматривали банку с белой коброй Сатой.
— Наверняка она долгое время прожила в пещере, — предположил доктор Метц. — У многих видов насекомых, обитающих исключительно под землей нет окраса, он им просто не нужен. Но чтобы пресмыкающееся... Где вы нашли эту особь?
— Вы правы, — ответил Рассел, — эта змея долгое время прожила в абсолютной темноте под землей.
Метц поднес банку ближе к окну, отчего змея недовольно зашипела и спрятала голову в собственные кольца.
— Да-да, — кивнул Рассел, — она не терпит света.
— Удивительное создание, — произнёс Метц, ставя банку обратно на стол.
— Что может быть интересного в побелевшей гадине? — проворчал профессор. — Змеи ползают, где им вздумается и нечему тут удивляться.
— Вот если бы люди жили под землей, — неожиданно для всех с издевкой протянул полковник, — интересно, как бы они выглядели?
— Они бы просто не выжили, — тут же ответил Метц, и, улыбнувшись, принялся объяснять дилетанту, почему. — Под землей нет света, а значит, нет растительности. Нет растительности — нет пищи для людей или для животных, которые могли бы стать людской пищей.
— Так может подземные люди научились питать свои силы другим, более оригинальным способом?
Рассел прожигал полковника сердитым взглядом, ведь разговор пошел не так, как он планировал.
— Полковник, вы несколько опережаете события, — сквозь зубы процедил он.
— Простите, что отнял ваши реплики, — без тени раскаяния ответил ему полковник. — Наверное, вы собирались преподнести их куда эффектнее.
— Вы хотите взять эту миссию на себя? — с нескрываемым раздражением произнёс доктор.
— Нет, Рассел, я просто не в восторге от спектакля, который вы тут собираетесь разыграть. Лучше покажите всё, что собирались, и покончим с этим.
— Джонни, — обратился к нему профессор, — о чём идет речь?
Пока Рассел собирался с мыслями, полковник поспешил ответить за него.
— О хозяйке кобры. Рассел, может, выпустите её из своей лаборатории? Ваши гости уже не на шутку заинтригованы.
Не отрывая презрительного взгляда от полковника, Рассел подошел к окну и быстрыми резкими движениями принялся задергивать шторы.
Пока Джеймс Грэй, не менее гостей, смущенный перепалкой своих подчиненных, зажигал единственную свечу, доктор Рассел успел открыть лабораторию и вывести пленницу.
Полковник не хотел смотреть на смущенную и взволнованную женщину, он наблюдал за реакцией Метца и Книпхофа. Старик никак не выказал свои эмоции, только нахмурился. На Метца появление белой женщины оказало куда большее воздействие. Глаза доктора от удивления широко распахнулись, а страх заставил слегка побледнеть.
— Это Мери, — наконец представил её Рассел. — Много лет назад она спустилась в подземелья Египта и провела там большую часть своей жизни. Как видите, глаза, кожа и волосы Мери приобрели нехарактерный цвет даже для жителей Северной Европы.
Мери с тревогой бросала взгляд то на незнакомцев, то на Рассела, пока профессор не обратился к ней:
— Чем же вы там питались, деточка?
— Мне не нужна пища, — тихо ответила она, глядя на старика.
— Какая глупость, еда нужна всем.
— Мери не человек, в привычном для нас понимании, — пояснил Рассел.
— А кто же?
На этот вопрос женщина ответила сама:
— Я — рожденная дважды. Мать дала мне смертную жизнь, а посвященные — жизнь вечную.
Наступившую паузу прервал доктор Рассел:
— Я думаю, лучше будет все наглядно продемонстрировать.
Мери доверчиво позволила доктору держать себя за руку и не успела заметить, как он приставил лезвие скальпеля к её ладони. Женщина вскрикнула и отпрянула от истязателя, но он перехватил её запястье и поднес почерневшую от крови ладонь ближе к свече. Мери зажмурила глаза и отвернулась от мучающего её света вблизи, а медики послушно уставились на рану.
— Как видите, — начал Рассел, — кровь подземных жителей имеет нехарактерный черный цвет. На самом деле он всего лишь темно-красный, самый темный, какой только может быть.
Доктор промокнул ладонь Мери салфеткой и присутствующие увидели, что рана не слишком глубока.
— Всего за несколько минут мягкие ткани успели регенерироваться, хоть и не до конца. То же самое произойдет, если ранение будет куда серьезней и заденет внутренние органы. Правда и займет такое заживление больше времени.
Наконец Рассел поддел лезвием запекшуюся корочку на месте пореза и снял её. Кожа под ней оказалась гладкой и чистой, будто никто её не рассекал.
— Это называется абсолютной регенерацией. Какой бы ущерб не был нанесен телу, в кратчайшие сроки оно восстановит первоначальный вид.
— У вас будет что-нибудь выпить? — не выдержал доктор Метц.
— Конечно. — Рассел отпустил напуганную Мери и поспешил налить впечатлительному доктору бренди, на ходу продолжая рассказ. — Фактически, такая способность к регенерации исключает всякую возможность старения.
— Вечная молодость? — уточнил Метц, принимая из рук Рассела стакан.
— Вечная жизнь, — довольно улыбнулся тот.
— Боже, — осушив стакан залпом, Метц воззрился на помалкивающего полковника. — Я же видел вашу рану... и кровь! Я даже прооперировал вас!
— А я предупреждал, — бесстрастным голосом произнёс тот, — что не стоит этого делать.
— Профессор, — склонился Метц к деду, в задумчивости разглядывавшего спрятавшуюся в углу Мери, — вы же сами присутствовали при той операции. Вы понимаете, что это значит?
— Да, Пауль. Я уже давно это понял.
— Простите, — возмущенно вопросил полковник, — что это вы успели понять, когда ваш внук копался в моем чреве?
Доктор Метц хотел было возразить на такую грубость, но дед не дал ему вставить и слова.
— Я видел ваши кишки, — невозмутимо ответил старик, — они настолько сужены, что напоминают кровеносные сосуды. И я сделал вывод, что пища вам совсем не нужна. А ещё я видел шрам от кылыча, старой турецкой сабли, напротив селезенки. Я ведь правильно определил?
— Верно, — признался полковник. — Как вы это поняли?
— Я же анатом. За свою жизнь я обследовал немало убиенных холодным оружием. Чем их только не резали...
— Но сейчас не те времена...
— Вот именно, что не те, усмехнулся Книпхоф. — Сейчас и от турецкой сабли редко помирают. Но в молодости я видел труп одного человека, после того как муж любовницы убил его коллекционным кылычом.
— У вас прекрасная профессиональная память, — восхитился Рассел.
— Что есть, то есть, — задумчиво пробормотал старик, после чего обратился к полковнику. — Так сколько же вам лет?
— Раз в пять больше чем вам, — холодно ответил тот.
— И как же вы нашли источник вечной жизни? — всё любопытствовал профессор.
— С чего вы решили, что я его искал?
— Но ведь это очевидно. Вы обрели эликсир вечной жизни, а это стоит немало трудов и поисков.
— Эликсир жизни? — усмехнулся полковник. — Он в ваших венах, профессор.
— Что вы имеете в виду? — нахмурился старик.
— Я внимательнейшим образом прослушал вашу рождественскую лекцию о поисках бессмертия, и укажу на главную ошибку ваших рассуждений. Человеческая кровь и есть источник вечной жизни, вот только не для смертных.
— И как я должен вас понять?
— Я пью кровь, — прямо заявил он. — И Мери тоже. Вот и весь секрет.
— Полковник хочет сказать, — взял слово Рассел, — что кровопийство лишь следствие, а не причина бессмертия. Но почему немногие из людей обретают вечную жизнь нам до сих пор неизвестно.
Но профессор Книпхоф не сдавался и сыпал вопросами:
— Разве вы, полковник, не посвятили себя королевскому искусству? Разве не великое делание дало вам награду за ваши труды?
— Я потомственный военный, а не алхимик, — отрезал полковник и спросил, — Вы случайно не по этому так охотно познакомили меня с вашим приятелям Эйтоном? Думали, мы с ним родственные души?
— Однако он точно понял вашу суть, — хитро заметил старик. — Помните, я рассказывал вам историю об ожившем банкире? Я знал, вы поймете её правильно. Ведь тот человек одной породы с вами. Вам известно его подлинное имя?
— Известно, — признал полковник, — и именно поэтому я вам его не назову.
— Это и не важно, — отмахнулся профессор. — Главное, что бессмертие не миф и подобных вам не так мало.
— Так вы поэтому начали раскапывать могилы? — вдруг догадался полковник, припомнив историю о дважды похороненном банкире и о страсти Книпхофа к осквернению могил, что довела его до тюрьмы. — Вы всерьёз искали вечноживущих в земле?
— Так и это создание жило под землей, разве нет? — Профессор обратил взор к Мери, о которой уже успели позабыть, и спросил, — Деточка, зачем же вы живете в темноте? Это же совсем неудобно. А человеческая кровь, где вы её там ищите? Посмотрите на полковника Кристиана — статный мужчина, полный сил и здоровья. А на вас же просто страшно смотреть. Давайте, выходите из подполья, доктор Рассел вам поможет адаптироваться. Знаешь, Джонни, тут нужна продуманная до мелочей реабилитация. Я думаю, для начала стоит понемногу открывать шторы в комнате, самую малость каждый день, и...
Дальше полковник не стал слушать, и, бросив краткое и не слишком вежливое прощание, покинул квартиру Рассела.
С тех пор Мери стала для Книпхофа интересным экземпляром из коллекции диковинок Рассела, и с этим ничего нельзя было поделать. Полковник терпел такое положение вещей лишь в силу того что, профессора не причинял Мери душевных страданий, а напротив, обещал помочь ей вернуться к солнцу, под чьими лучами она снова сможет ходить без боли и страха. Полковник был даже рад, что к Мери вновь вернутся краски лица, и она увидит современный мир собственными глазами, а не будет представлять его по сказочным историям своих подземных соплеменников, которые сами ничего о жизни и быте смертных не знают. Но как Книпхоф задумал провести такую адаптацию, да еще в сжатые сроки, полковнику оставалось только гадать.
 
50
Из недели в неделю полковник Кристиан поднимал перед сэром Джеймсом вопрос об освобождении Мери и всякий раз получал отказ с неизменной формулировкой:
— Доктор Рассел ещё не закончил свои исследования. Пока он не даст добро, даже и не думаете вновь заводить со мной этот разговор.
Отправившись к главному медику Общества, полковник хотел незамедлительно получить от него объяснения, и потому не сдерживал бушующих эмоций, когда вопрошал:
— Что вы задумали, Рассел? Вы уже показали Книпхофу всё, что только можно. Что дальше?
Доктор лишь холодно ответил:
— Если я начну объяснять, вы вряд ли поймете все медицинские тонкости.
— А вы постарайтесь говорить на английском языке.
С явной неохотой доктор Рассел произнёс:
— Вы никогда не задумывались, почему в пирамиде Хеопса так и не найдена его мумия?
Вопрос показался полковнику странным, но он всё же ответил:
— А с чего бы Хеопсу быть похороненным в пирамиде, а не как другим фараонам — рядом в некрополе? В том самом некрополе, где десять лет назад гуляла Мери.
— Но в пирамиде найден саркофаг, — заметил доктор и со значением прибавил, — пустой.
— И что, по-вашему, Хеопс его покинул? Рассел, мне кажется, вы скатываетесь в тот же сказочный омут, что и Стэнли.
— Я ясно слышал, — понизив голос, продолжал доктор, — как Мери назвала пирамиды местом перерождения. Теперь вы понимаете, почему в Египте, если и находят усыпальницы фараонов, то зачастую пустые.
— Потому что их разграбили ещё в древности, — не сдавался полковник.
— Безусловно. Но скажите, зачем ворам мумии? Куда они их девали?
— Я могу предположить только паталогический вандализм и надругательство над останками.
— И какой в них смысл?
— В вандализме и осквернении никогда нет смысла. Это исключительно проявление чувств, а никак ни разума.
Рассел разочарованно покачал головой и произнёс:
— Нет, полковник, я говорю вам о другом, а вы, как будто отказываетесь принять очевидное.
— Я просто не понимаю ход вашей мысли, — честно признался он.
— Всё очень просто. Усыпальницы фараонов пусты. В Гипогее живет сотни древних людей из разных концов света. В Лондоне появилась белая и утверждает, что родом из Древнего Египта.
— Тогда спросите, не встречала ли Мери там внизу Хеопса, Рамзеса или Сети.
Рассел пропустил колкость мимо ушей и продолжил:
— Известно ли вам, что пирамиду Хеопса считали вратами Дуата?
— Разумеется, нет, — раздраженно ответил полковник.
— По сути дела, Дуат, это египетское название того, что белые кровопийцы называют греческим словом Гипогея. Это тот самый подземный мир, куда уходят переродившиеся фараоны из своих пирамид. Вот почему археологи находят лишь мумии жрецов и знати, но не самих царей. Профессор ошибается, считая, что бессмертие можно получить от некоего эликсира бессмертия, а доктор Метц на правильном пути. То, что изображали на папирусах как сцены бальзамирования не что иное, как хирургическая операция по обретению вечной жизнь.
— Вы фантазер, Рассел.
— А вы просто узко мыслите, — обиженно произнёс доктор.
— Бросьте, вы всего лишь подгоняете факты под свою теорию. Никто не знает, как человек перерождается в вечноживущего, никто кроме гипогеянцев, и то, я подозреваю, знают это лишь в отдельной касте, которая это и проделывает.
— Поэтому и возникает вопрос, как всё происходит на самом деле. Лучший способ это понять — попробовать осуществить самим.
От услышанного в голове полковника помутилось:
— Вы что, собираетесь устроить перерождение смертного в кровопийцу в хирургическом кабинете?!
— А почему бы не попробовать? — спокойно парировал доктор.
— Это же нелепо. Смертный не может создать бессмертного.
— Египтяне ведь могли, — не обращая внимания на протесты полковника, продолжал Рассел. — Вы недооцениваете медицину, Главное — стремление, оно и найдёт решение для любой задачи.
— Может ваша медицина и детей вскоре научится искусственно зачинать? Есть же вещи, человеку не подвластные.
— Только Богу, вы хотите сказать.
— Да! Пусть и Богу, но не человеку!
— Тогда считайте, что Богу угодно дать знание и умение людям, и их руками вершить свои дела.
На миг полковнику показалось, что он уже слышал нечто подобное и совсем недавно. На ум пришли только маги Золотой Зари с их жаждой овладеть сокрытыми знаниями и уподобиться богам. Полковник собирался было уйти, не в силах слушать богохульства Рассела, но вовремя вспомнил, зачем пришел к нему.
— Так что вы собираетесь делать с Мери? Она ведь уже бессмертна. Постойте! На ком вы вообще собрались экспериментировать с перерождением?
— Не надо делать такие испуганные глаза, полковник, — ухмыльнулся Рассел. — Все будет исключительно добровольно. Известно ли вам, сколько ежедневно умирает людей в одном только Лондоне? А скольким бы из них хотелось пожить хоть немного, но дольше? Да хотя бы просто попытаться? Поверьте, на смертном одре нечего терять. Я отдаю себе отчет, что предстоит очень сложная работа, не на один год и даже не на десять лет. Я буду вести эту работу не в одиночку, и мы с профессором и доктором Метцем готовы продолжать исследования, пока не будет достигнут результат. Даже если мы не добьемся полного бессмертия, нас все равно ждут важные открытия и их практическое применение. Вот что важно.
— Но для чего? — только и спросил полковник после столь пламенной речи.
— Разве вы забыли, кто стоит за Обществом? — вкрадчиво вопросил доктор, и полковник тут же понял, кого он имеет в виду. — Вы же прекрасно понимаете, что династия Ганноверов больна. Сколько лет наши врачи пытались найти хоть какую-то аналогию между питанием кровопийц и проявлением порфирии, но всё было впустую. Настало время применить другую методику. Но для этого нужно её разработать.
— Вы хотите обессмертить королеву? — осторожно спросил полковник.
— Что за ерунда? — возмутился Рассел, — конечно же, нет! Цели остались прежними: найти средство, ускоряющее свертываемость крови для гемофиликов и понять причину жажды крови у порфириков и умерить её. В первом нам должно помочь ускоренная регенерация тканей у вечноживущих...
— А во втором — дадите порфирикам выпить крови кровопийц?
Рассел неодобрительно посмотрел на полковника и тот не смог понять, оскорбило ли такое предложение доктора, или он уже его безуспешно опробовал.
— Что вы хотите от Мери?
— Биологический материал, — не раздумывая, ответил Рассел.
— Что именно? — еле выговорил полковник, боясь услышать ответ.
— Мы пока не знаем. Нужно пробовать, экспериментировать.
— Вы безумец, Рассел, — констатировал полковник, — как тот доктор Франкенштейн, предок вашего учителя. Вы собираетесь резать беспомощную женщину по кускам?
— Не стоит преувеличивать опасность, — отмахнулся доктор. — Ущерба её здоровью быть не может, она ведь бессмертна. Да и не нужно выставлять меня Джеком-Потрошителем. Никто не собирается ничего отрезать, да вы и сами прекрасно понимаете, что это невозможно, с вашей-то абсолютной прочностью костей.
— Но внутренние органы, их вы собираетесь извлекать? — чуть ли не выкрикнул полковник.
Рассел внимательнейшим образом посмотрел на мужчину, после чего изрёк:
— Если вы так переживаете за судьбу беззащитной женщины, могу уступить её место вам. Готовы посодействовать моей науке?
— Я не стану давать вам никакую часть своего тела, — твердо заявил полковник, подавляя желание схватить доктора за грудки, — потому что не хочу становиться причиной несчастий для того, кому вы намереваетесь эту часть вживить.
— Так вы верите в успех предприятия? — не скрывая злорадства, спросил Рассел. — Не хотите, чтобы кто-то ещё жил вечно?
— Да, не хочу, потому что знаю, что это такое.
На этом их разговор был окончен, и полковник поспешил покинуть квартиру Рассела, даже не поговорив с Мери. Через неделю до полковника Кристиана дошла весть, что профессор Книпхоф со своими внуками покидает Лондон. Обескураженный такой новостью, полковник тут же поспешил прибыть на вокзал раньше отбытия поезда в Дувр, ведь ему было необходимо во что бы то ни стало поговорить с баварцами.
Первой, кого он увидел, была Ида. Удивительно, но былого желания вкусить крови при виде девушки полковник не ощутил, словно наваждение прошло и не вернулось. Полковник видел перед собой только молодую красивую девушку с рыжими волнистыми волосами и ясными зелеными глазами. Лишь теперь он понял, как ошибся в своих чувствах. Зов крови пропал, но остались лучистые глаза Иды, добрая улыбка и волны душевного тепла, что заставляли забыть обо всём плохом. Слишком поздно он осознал, как ему будет не хватать всего этого в промозглом Лондоне.
Кажется, Ида не рассчитывала увидеть на вокзале полковника и была бесконечно рада его появлению. Но в словах её сквозила грусть:
— Мне жаль, что вы побоялись полюбить меня. Но мне совсем не жаль, что я полюбила. Мне даже не жаль, что сегодня я уеду и больше никогда вас не увижу. Так лучше. В моей памяти вы навсегда останетесь таким, как сейчас. — Она подняла слегка влажные грустные глаза на полковника и сказала, — Но я бы хотела попросить вас только об одном. Назовите мне свое имя, чтобы я знала, кому отдала свое сердце. Пожалуйста, это всё что я хочу знать.
— Эжеб…— признался он, в первый раз за сотни лет произнеся свое истинное имя вслух. — Меня зовут Эжеб,
Девушка мягко улыбнулась.
— Я знала, что вы не англичанин, вы совсем не такой, как остальные вокруг.
— Не только поэтому — грустно улыбнулся полковник. — Я ужасный человек, Ида. И мне отрадно лишь то, что вы никогда этого не поймете и не увидите.
— Зачем же вы так?..
— Простите, что побоялся своих чувств к вам. Я ошибся и обманул вас и себя.
— Так значит… — улыбнулась было она, и тут же спала с лица. — Почему же вы говорите мне это так поздно?
— Стало быть, так будет лучше, — потупив взор, признался он. — Обещайте мне, что вернётесь домой и выйдете замуж за достойного вас человека, что родите и воспитаете с ним много детей. Так действительно будет лучше.
Кажется, Ида хотела что-то возразить, но не смогла. Она лишь беспомощно отшатнулась и, не сказав ни слова, не оборачиваясь, пошла к поезду и села в вагон. Полковник молчаливо смотрел ей вслед, чтобы запомнить последний миг, когда видит Иду. Какие бы светлые чувства не будила в нём эта чистая девушка, как бы горько не было ему отпускать её, полковник не посмел сломить свой жизненный принцип, в котором предназначение каждой женщины — продолжить род и стать матерью. И дать это Иде он был никак не в состоянии. Никогда полковник не был так эгоистичен, чтобы обречь любимую женщину на бездетную старость, не смог сделать этого и сейчас.
С тяжелым сердцем полковник шёл по платформе к доктору Метцу. Хирург выглядел крайне подавленно и растерянно, и полковнику Кристиан было необходимо узнать, почему.
— Герр Метц, — произнёс полковник, от чего хирург вздрогнул, — что произошло? Что вы сделали с Мери?
Метц лишь рассеянно помотал головой, не в силах ничего ответить. Полковнику доводилось видеть людей с таким поведением, но только во время войны, после того как те получали контузию.
— Что с вами герр Метц? — сбавив тон, снова спросил полковник. — Что произошло в доме Рассела?
— Она так кричала… — рассеянно произнёс доктор. — Мы дали ей хлороформ, но он не подействовал… Она всё время была в сознании…
— Что вы с ней делали? — взволнованно спрашивал полковник. — Что с Мери? Метц, ответьте.
— Дедушка... Профессор предложил изучить шишковидное тело и Рассел сказал, что это возможно.
— Где находится это тело?
— Над таламусом.
— Метц, я не медик, я вас не понимаю.
— Между полушариями головного мозга.
 Услышанное показалось полковнику абсурдом, потому как она знал, что кость вечноживущего нельзя ни сломать, ни распилить, а уж залезть под черепную коробку кровопийцы и вовсе невозможно.
— Я не понимаю, — признался он, — как такое может быть? Что вы сделали?
— Профессор заказывал у кузнеца крючок, как у египетских бальзамировщиков… — Метц с силой зажмурился, словно хотел избавиться от страшных воспоминаний, но произнёс, — Когда он показал крючок, она закричала во весь голос. Она поняла, что это, что этим делают. Господи, её крик...
От потрясения полковник не находил слов. Мужчина пошатнулся и вцепился в плечо доктора.
— Она... что с ней? — еле прошептал полковник.
Доктор Метц и сам едва подбирал слова, а мысли его то и дело сбивались:
— Её слезы похожи на кровь…
— Она ведь не умерла?
— Рассел сказал, что она будет жить вечно. Как и вы.
Но полковнику хотелось, чтобы Мери умерла и обрела покой, иначе её страдания в лаборатории доктора будут вечными, как в аду.
На платформе показался профессор. В руках он держал объемную сумку и настойчиво отбивался от носильщика с его предложением самому донести багаж старика.
— Я же вам сказал, нет! — возмущался Книпхоф, — здесь очень ценный биологический материал. Ещё разобьете банку, и раствор растечется по всему вашему вокзалу. А, молодой человек, — обрадовался старик, завидев полковника. — Ну вот, наконец, едем домой, — понизив голос до заговорщического шепота, Книпхоф слегка тряхнул сумку в руке. — Везу шишковидную железу в Мюнхен, в собственную лабораторию. Работы предстоит...
Полковник не стал слушать его дальше, ибо был не в силах. Бросив прощальные слова, он удалился с вокзала в надежде, что и правду больше никогда не увидит баварского анатома, этого потомка Франкенштейна по крови и по духу.
Полковник был зол на себя за то, что не воспрепятствовал операции, на Книпхофа и Рассела, что свершили такое с Мери, на сэра Джеймса, что позволил это изуверство. Полковник помнил, как обещал Мери свободу, но только если она скажет, кто прислал её в Лондон. Пока она молчала, Рассел мог продолжать свой эксперимент, ибо такова была воля Грэя. Никогда ещё в Обществе не применяли пытки и, пожалуй, это было самым страшным, что могло ждать бессмертное создание.
В бессильной злобе полковник ворвался в дом Рассела.
— Кажется, я вас не приглашал, — заметил доктор.
— Вы не один здесь живете, — кинул ему полковник и целеустремленно направился к двери лаборатории.
— Она заперта на ключ, — предупредил Рассел, — и я не буду её отпирать. Мери сейчас нужен покой.
Не обращая на доктора внимания, полковник приник к двери.
— Мери, — умоляюще произнёс он, — Мери, ты слышишь меня?
— Полковник, я же сказал вам, она сейчас отдыхает. Мери не до разговоров с вами.
Но полковнику было всё равно, и он продолжал говорить, уткнувшись лбом о дверной косяк:
— Прости меня, если бы я только знал... Если бы я только знал, что с тобой сделают, тогда в музее, я бы не стал тебя окликать, я бы дал тебе уйти в подземелье. И пусть бы ты и дальше приходила к магам в их снах, говорила им о подземном Мемфисе и песках... Лучше бы они откопали этот чертов город. Твоя свобода не стоит каких-то древних руин. Прости меня, Мери. Видать, не зря меня называют иудой и отступником. Я опять служу не тем и предаю не тех... Это ведь ты вывела меня к Флит, когда я лежал в темноте и истекал кровью? Конечно ты. Ты не сказала мне ни слова. Ты же Мерит-сегер, а значит, любишь тишину…
По ту сторону двери не раздалось ни звука.
 
51
Полковнику Кристиану хотелось рвать и метать. Не для того он прослужил в Обществе тридцать четыре года, чтобы соглашаться с текущим положением вещей. Когда он только предстал перед восьмью основателями Общества, все они заверили его, что их союз намерен покончить с насильственным кровопийством в ночном Лондоне и на полковника возлагается нелегкая миссия пресечь все летальные поползновения белых. Вот и все, чем собиралось заниматься Общество изначально. Потом доктору Пэлему стало интересно, как устроен организм белых подземников. Затем нашлись другие пытливые умы, увязавшие наследственные болезни королевской семьи с проблемами кровопийства. Они-то и уговорили сэра Артура отдать им на экспериментальное растерзание отъявленных негодяев из числа белых. Тогда полковник не протестовал, потому что знал, кого отрывал от окровавленных тел в лунные ночи. Он согласился с экспериментами однажды, потом ещё раз, и покидать ряды Общества стало поздно. Но сейчас настал момент, когда он не мог стерпеть извращение всех договоренностей.
Не находя покоя, полковник пошел туда, где все началось — в Британский музей. Конечно, он не надеялся проникнуть в запасники и попробовать отыскать накидку Мери — наверняка её уже успел найти Бадж.
Сам не зная зачем, полковник направился в египетский зал. Что он хотел там увидеть? Статуи давно умерших царей, фигурки из их погребальных камер, обрывки папирусов с одами в их честь? А может, он хотел попытаться представить, как жила Мери, не важно, семьсот или три тысячи лет назад? Разглядывая экспозицию, полковник все больше разубеждался в том, что Древний Египет подобен сказочной стране тайн и магии.
Колонны с высеченными иероглифами казались грубыми каменными столпами, искусные расписные вазы напоминали глиняные горшки. Цари, навеки запечатленные, в черном и сером граните, стояли молчаливыми истуканами. В статуэтках многочисленных богов он видел лишь их звериные лики.
Когда взгляд полковника упал на застекленный стенд, где лежали продолговатые крючки, а надпись гласила "инструменты бальзамировщиков", он бессильно сжал кулаки и отстранился. Но стоило ему отвернуться, как перед глазами предстало творение рук тех самых бальзамировщиков с помощью тех самых инструментов.
Мумия покоилась в саркофаге. Её голова была откинута назад, а плечи неестественно приподняты. Когда-то бальзамировщики плотно завернули мертвое тело в пелена, от чего мумия больше походила на куклу из папье-маше. Они расписали её покров на свой вкус: неестественно большие глаза и брови, линия рта и ноздри, странные полосы на щеках, знаки на коленях и сосках. Туловище и конечности обернули жгутами, тесно переплетя их между собой, а на ступни одели сандалии.
Полковник был не единственным в зале, кто так внимательно разглядывал покойницу. На скамеечке перед саркофагом расположилась женщина. Она не поворачивала головы и, казалось, даже не дышала. Все что она делала, так это сидела с отрешенным видом напротив мумии и полуприкрытыми глазами смотрела куда-то вдаль, сквозь пространство и время.
Конечно, полковник узнал её, хоть и видел раз в жизни и то на фотографии. Глядя на её скромное одеяние, трудно было догадаться, что она актриса и блестящая исполнительница ролей самых распутных женщин.
Полковник присел на скамеечку рядом с Флоренс Эмери, но та даже не заметила его появления. Он ещё раз попытался внимательно рассмотреть так увлекшую её мумию, но ничего занимательного в ней не нашел.
— Какой странный обычай, бальзамировать тело и верить, что жизнь может в него вернуться, — ненавязчиво произнёс полковник, но Флоренс никак не отреагировала на это замечание. — Возможно ли жить без сердца? Как вы считаете, миссис Эмери?
Только услышав собственное имя, актриса посмотрела на полковника, но без удивления или возмущения, а скорее с равнодушием.
— Мы знакомы? — спросила она.
— Вряд ли. Но у нас есть общий знакомый.
— Вот как? И как же его имя?
— Таф-тар-тар-ат. — отчетливо по слогам произнёс полковник.
На лице Флоренс не дрогнуло ни мускула. Интонация стала подчеркнуто официальной, и полковник услышал те нотки, за кои голос Эмери многие считают волшебным:
— Я не знаю, о ком вы говорите. Возможно, вы что-то путаете или вас ввели в заблуждение.
— Нет, миссис Эмери это вас ввели в заблуждения, пообещав несметные сокровища под лапами стража пирамид. Надеюсь, мистер Гарднер не начал откладывать деньги на археологические раскопки? А мистер Беннет не обирается отплывать в Египет, с его-то астмой? Передайте своим братьям по Ордену Золотой Зари, что не стоит срываться с места только по тому, что какой-то бледный дух попытался совратить вас с пути истинного лживыми речами. Да, и мистеру Баджу скажите, чтобы сжег найденную им в коридоре накидку. Не искушайте духа вернуться за материализовавшимся доказательством собственного существования.
Бушующие внутри эмоции, наконец, выдали Флоренс. Женщина заметно побледнела, выслушивая наказы полковника, и это не ускользнуло от его взора.
— Что же вы, миссис Эмери, не увидели собственного разоблачения в своем волшебном зеркале? Или то, что там живет, коварно умолчало о нашей с вами встрече? А карты вас тоже не предупредили? — Он указал взглядом в сторону мумии и спросил, — И даже оно не шепнуло?
Губы Флоренс дрогнули, но ни слова с них так и не слетело.
— Говорят, дух мумии хочет вселиться в вас и завладеть вашим телом, чтобы жить вечно. Не боитесь, что это окажется правдой?
Полковник расплылся в улыбке, заметив на лице актрисы неподдельный, еле скрываемый испуг.
— Кто вы такой? — вопросила Флоренс
— Мое имя полковник Кристиан, — не таясь, произнёс он, продолжая вводить очередного адепта в заблуждение по поводу собственной значимости в магическом мире. — Можете справиться обо мне у мисс Хорниман, мистера Эйтона или у графа де Гленстрэ. Надеюсь, они не станут утаивать факт знакомства со мной, если вы скажете, что я не против такого признания.
— И что произойдет, если я так и поступлю?
— Наверняка вам ответят, что к моим советам стоит прислушаться.
— Тогда дайте совет, и я решу, что с ним делать.
Полковник склонился к уху женщины и тихо произнес:
— Не рассчитывайте, что дух Тафтартарат отныне послушен вашей воле. Вы слишком самонадеянны, чтобы подчинить себе нездешнее создание и требовать от него исполнения всех ваших приказаний.
Не дав Флоренс возразить, полковник поспешил продолжить напутствие:
— Не верьте лживой храмовой певице. Её письма не более чем лесть вам и мистеру Баджу. Уж вы-то должны понимать, что мертвым не дозволено ходить среди живых — либо поля Иалу, либо Дуат, а может и небытие — другого не дано. В этой оболочке, — и полковник указал на мумию в саркофаге, — прячется что-то совсем иное, миссис Эмери. И если вы и дальше будете послушно впускать его в свой разум и позволите распоряжаться своим телом, то на свое несчастье узнаете, кто же он такой на самом деле.
В тревожном взгляде актрисы читался если не испуг, то сомнения в собственной правоте. Пользуясь произведенным эффектом, полковник решил окончательно сломить сопротивление адептки Золотой Зари:
— И, пожалуйста, прогоните из своего будуара Томаса Вильерса и больше никогда не впускайте. Одно его присутствие плохо влияет на ваши магические способности. К тому же, он злоупотребляет вашим доверием и не носит тот талисман, что вы вышили ему золотом на черном атласе.
Не дав возразить и слова, полковник поднялся с места и неспешной походкой направился к выходу, оставив растерянную Флоренс и дальше удивляться, откуда ему известны все её тайны.
Так полковник покинул музей и поспешил вернуться в штаб Общества в надежде, что отбил у сестры S.S.D.D. охоту если не к колдовству, то к несанкционированным археологическим раскопкам точно.
По прошествии двух недель, когда полковник в одиночестве сидел в одной из пустующих комнат штаб-квартиры Общества, к нему заявился нежданный посетитель. Собственно говоря, любой незнакомец, забредший в штаб, был нежданным и нежеланным посетителем и его всегда старались побыстрее выпроводить.
Это же собирался проделать и полковник, но взглянув на молодого высокого брюнета в пенсне, тут же узнал в нем поэта Биллиама Йейтса.
Первой мыслью было подозрение, что Софи не просто проговорилась о факте шпионажа, но и навела поэта на настоящий след самозваного Фреда Райли. Но вспомнив, что Йейтс причастен к театральным кругам и наверняка хорошо знаком с актрисой Флоренс Эмери, скорее всего, он просто решил вступиться за её честь. А может им вдвоем удалось разговорить негодяя Томаса и тот охотно продиктовал адрес штаба.
— А, мистер Йейтс, проходите, присаживайтесь, — холодно пригласил его полковник. — Не ждал вашего появления. Чем обязан?
Приняв приглашение, Йейтс со всей серьезностью и подчеркнутой холодностью в голосе произнес:
— Стало быть, вам прекрасно известно мое имя, полковник Кристиан?
— Разумеется. Мне доводилось читать ваши "Кельтские сумерки". — Полковник выжидающе посмотрел на автора и произнёс, — Большей чуши в жизни не встречал.
Йейтс не смутился и тут же ответил:
— Я и не рассчитывал, что людям вроде вас суждено их понять и оценить.
— Меня вы тоже не правильно оценили, — добавил полковник, не надеясь, что поэт поймет истинный смысл его реплики. — Я бы спросил, какие силы диктуют вам стихи, что вы выдаете за собственные, но не стану. Такие тайны ведь не раскрываются.
— Это оскорбление?
— Скорее похвала вашему магическому таланту.
Однако, Йейтс не купился на сомнительный комплимент и приступил к изложению своих претензий:
— Я пришел сюда, чтобы спросить, какое право вы имеете вмешиваться в дела сторонней организации, в которой даже не состоите?
— Глава вашего храма не счел этот вопрос существенным, — парировал полковник.
— Матерс много на что не обращает внимание. Но он в Париже, а мы в Лондоне. С какой стати вы стали поучать мисс Фарр, как ей стоит вести оккультную работу, а как нет?
— Вообще-то это было не нравоучение, а ряд дружественных советов. Мне очень жаль, — соврал полковник, — что она так остро восприняла мои слова.
— Тогда с какой стати вы подсылаете ко мне молодую особу, чтобы она выведывала, чем я занимаюсь в плане магии? Ведь это ваших рук дело?
— Понятия не имею, о чём идет речь, — невинно заявил полковник, прекрасно понимая, что обратное Йейтс не сможет доказать.
— Однако не стоит считать, что я оставлю без ответа все ваши ухищрения, и вам не придется за них отвечать. Будьте уверены, у меня есть связи, способные заставить вас не только прекратить вашу деятельность, но и сильно пожалеть, что вы вообще её затеяли.
— Неужели? Вы покараете меня смертоносным потоком воли, под ударом коего паду я мертвым и бездвижным? Или доктор Весткотт нашлет на меня мнимую летаргию, а после вскроет мое бездыханное тело в своём морге?
Йейтс не стал отрицать такой возможности и заявил:
— Вам не следовало вмешиваться в дела закрытого общества, где практикуются вещи, вам не доступные.
Полковник не любил пререкаться, а тем более оправдываться. К магам у него не осталось ни капли уважения и, тем более, страха перед их способностями — только брезгливость к людям, считающими себя выше толпы. И потому, больше всего полковнику хотелось поставить точку в этом разговоре.
— Мистер Йейтс, я не собираюсь с вами деликатничать, как делал это с миссис Эмери. Вы зря считаете, что ваши связи чем-то выше моих. Если вы и дальше собираетесь возмущаться моей деятельностью, и даже захотите предать её огласке, то не удивляйтесь, что в один из дней кто-нибудь из городских чиновников сочтет вашу дружбу с мистером Матерсом за симпатию идеям якобизма, и чего доброго, решит, что вы ирландский националист, или даже бомбист. Зачем вам проблемы с властями, мистер Йейтс?
— Вы бесчестный человек, — только и ответил поэт.
— Ну, разумеется. Но если вы пообещаете мне не поднимать шум, то и я в свою очередь пообещаю вам спокойную жизнь в Лондоне без высылки в Дублин, или, чего доброго, на каторгу. Вы согласны на такого рода сделку?
Йейтс не ответил на вопрос, только ещё раз выразил свое возмущение шантажом и покинул комнату.
Полковник недолго пребывал в одиночестве, ибо не прошло и минуты, как его посетил сэр Джеймс.
— Кто это только что здесь был? — поинтересовался он.
— Биллиам Йейтс. Младший адепт-теоретик Ордена Золотой Зари.
— Вот как? И что же он хотел?
— Вступался за честь своей доброй подруги миссис Эмери.
— А в этом была необходимость?
— Пожалуй. Накануне я сказал этой ведьме в лицо, все, что думаю о ней и той мумии, с которой она общается. — Ехидно посмотрев на Грэя, полковник добавил, — И ещё настойчиво попросил отстать от моего непутевого сыночка Тома.
Сэр Джеймс виновато потупил глаза и признался:
— Извините, но я не придумал ничего лучшего, чтобы скрыть имя своего племянника. Ни для кого не секрет, что я женат на урожденной Элен Вильерс. Надеюсь, вы не сочли мой обман личным оскорблением?
— Нет, сэр Джеймс, — равнодушно отозвался полковник. — Можете говорить обо мне кому угодно, все что угодно. Я теперь не обижусь.
— Вы обижены, полковник? — мягко спросил его Грэй. — Я понимаю, слишком много событий произошло за последнее время, это кого угодно вымотает. Может вы хотите отпуск? Скажите, я всё устрою.
— Пожалуй, я хочу отставки.
Кажется, сэр Джеймс не ожидал такой просьбы, и потому долго собирался с мыслями, прежде чем спросить:
— Но почему?
— Вы сами знаете, почему, — меланхолично кинул полковник.
Немного помолчав, Грэй произнес:
— Есть вещи, связанные с безопасностью страны. Вы это признаете?
— Да, сэр Джеймс, — безразлично согласился полковник.
— Тогда не надо этого самоедства. Вы поступили правильно. Я поступаю правильно. Рассел, делает то, что ему должно.
— С каких пор в Обществе применяют пытки?
— С тех самых пор, когда над Англией нависла угроза кровопийского вторжения из глубины. Вы говорите, что эта женщина, Мери, не виновата. Хорошо, я согласен, что в одиночку она не успела натворить страшных бед, а маги Золотой Зари и сами рады обманываться. Но я думаю не о ней, а о других белых, гипогеянцах, что ждут её возвращения в подземный Египет с добрыми вестями. Как думаете, захотят они переселиться в Лондон, зная, что Меритсегер отсюда не вернулась, да и вообще сгинула неизвестно где? Это акт устрашения, полковник, вам ли не понимать, что это такое, когда идет война.
— А идет война?
— За жизненное пространство. За кровь и жизнь наших горожан. За вашу свободу жить там, где вы хотите. Или вы думаете, когда они придут, то не заберут вас вниз, даже из благих, по их понятиям, побуждений? И это после того, что вы успели сделать против белых за тридцать четыре года? Если вы не хотите, чтобы кто-то за вас решил переделать вас в белое ночное создание, вам придется согласиться с моей стратегией. Вам придется смириться, что Мери будет нашей пленницей. Можете осуждать и проклинать меня, но все что я делаю, делаю только во имя Англии.
 
Послесловие
 
Как и предрекал Джеймс Грэй, в 1901 году, после кончины королевы Виктории, новый монарх Эдуард VII, не считаясь с истинными задачами Общества по изучению проблем инженерной геологии, распорядился о переезде его штаба за пределы Лондона в поместье под названием Фортвудс. Георг V вернул полномочия Обществу в напряжённые годы Мировой Войны, но Фортвудс никто из восьми семейств не покинул, тем самым дав начало глубоко законспирированной, автономной от короля и правительства организации.
Хьюит Стэнли стал основоположником мифологического метода в изучении истории древних кровопийц. Группу его единомышленников и их последователей в шутку прозвали "кельтологами" из-за их углубленного изучения преданий о сидах, эльфах и прочих потусторонних сущностях их легенд Британских островов.
Томас Вильер расстался с Флоренс Фарр после того как вскрылась его связь с Обществом. Он не дожил до собственного двадцатипятилетия лишь трёх дней, так как скончался от внезапного разрыва сердца на улице по дороге домой. Накануне он говорил матери, что его преследуют черные тени и не дают спать по ночам. Прохожий, что пытался помочь умирающему молодому человеку рассказал, что его последними словами были: "Глаза во тьме… они знают, кто предал".
Личность пресловутого Джек-Потрошителя так и осталась неизвестной, и Общество, как ни пыталось, не внесло ничего нового в понимание маниакальной жестокости убийцы проституток. А многие документы Скотланд-Ядра о деле Джек-Потрошителя, что считаются утерянными, по-прежнему находятся в Фортвудсе, в его необъятном и запутанном после переезда из Лондона архиве.
Со вступлением в ряды Ордена Золотой Зари тогда ещё молодого и никому неизвестного Алистера Кроули, для Ордена началась череда внутренних ссор, смены власти, расколов и, как следствие, окончательное прекращение существования в 1923 году.
В 1901 году Матерс снова попался на удочку самозваных адептов — на этот раз супругов-мошенников Хоросов, благодаря чему, многие сокровенные тайны Ордена Золотой Зари стали всеобщим достоянием и поводом для презрительных шуток в пресе.
В 1897 году государственным чиновникам стало известно об увлечении доктора Весткотта оккультизмом. В связи с этим его поставили перед выбором: либо должность коронера, либо членство в Ордене Золотой Зари. Доктор, как истинный розенкройцер, которому надлежит подчиняться законам общества, в котором он живет, выбрал первое. Семейная жизнь, которой Весткотт столь дорожил, быстро закончилась. Вначале погибли двое его сыновей, затем покончила с собой одна из дочерей, вскоре умерла и супруга. Сам Весткотт ушел из жизни в 1925 году, когда ему было семьдесят семь лет.
Самюел Лиддел Матерс умер в 1918 от неизвестной болезни, по заверению супруги Мины — из-за того, что его истощили тайные вожди. Хотя, нашлись и те, кто считал, что Матерса сгубили черномагические заклинания его давнего врага Алистера Кроули.
Алан Беннет, которого Кроли позже называл своим учителем, вскоре перестал интересоваться заспиртованными змеями и променял оккультные практики на буддистские. Беннет удалился от суетного мира в бирманский монастырь, который, впрочем, покинул и вернулся в Европу с миссионерской деятельностью. Но и буддизм в итоге его разочаровал. Единственное увлечение, которому он остался верен — эксперименты с электричеством, например, изобретение аппаратуры, с помощью которой можно было установить связь с астральным миром.
Биллиам Йейтс и дальше писал стихи и пьесы. Он вошел в историю как видный деятель Ирландского литературного Возрождения. В декабре 1923 года Шведская Академия присудила Йейтсу Нобелевскую премию по литературе, больше как представителю новообразованной Ирландской Республике, нежели поэту.
К слову, в 1927 году Нобелевской премии по литературе удостоился и брат Мины Матерс — Анри Бергсон.
Энни Хорниман умерила свой филантропический пыл в отношении Матерса и даже ненадолго была исключена им из Ордена Золотой Зари. С тех пор богатая наследница предпочитала финансировать театральные постановки и даже стала дамой-патронессой ирландского национального Театра Аббатсва. Но занятий оккультизмом она так и не оставила.
Доктор Метц, как и было ему поручено, переехал в Российскую Империю, где успел обзавестись семьей. Действительно, как и предрекал профессор Книпхоф, его помощь понадобилась императорской чете, когда родился их единственный сын, больной гемофилией. В 1912 году Метц отказался от должности лейб-медика, не выдержав конкуренции с Григорием Распутиным, и вместе с детьми вернулся в Мюнхен, где и прожил остаток своих дней.
Ида Бильрот так и не вышла замуж, зато продолжила службу сестры милосердия. В возрасте сорока семи лет она скончалась в военном госпитале во время эпидемии "испанки".
Профессор Книпхоф прожил ещё двадцать лет, пребывая в ясном уме и полном здравии до последних дней, и скончался в 1916 в окружении своих долгожданных правнучек, так и не узнав, чем же окончилась Мировая Война.
Семпрония поспешила покинуть Англию, пока не грянул гром, а именно, не вышел в свет роман её друга Брема Стокера "Дракула". С подачи Семпронии антагонист получил имя давным-давно покойного валашского князя из Мунтении и поверхностную биографию вечноживущего секейского графа из Трансильвании. Так в одном персонаже соединились жертва и его невольный погубитель, и Семпрония верно посчитала это самой изощренной местью полковнику.
В Обществе выход этой книги сочли провокацией и оскорблением, что послужило толчком к внимательнейшему изучению всякой литературы о вампирах и им подобных с целью поиска скрытых смыслов и последующему поиску говорливых вдохновителей.
Полковнику грело душу, что не он один вдохновил Стокера на создание своих книжных персонажей. В чете Харкеров он увидел явную отсылку к супругам Матерсам. Джонатан Харкер пал жертвой трех вампиресс, как и Матерс позволил пленить себя трём тайным вождям. Как Матерс подарил лондонской богеме моду на черномагические ритуалы, так и Харкер стал проводником графа-чернокнижника в Англию. Полковник так же был уверен, что прототипом Мины Харкер послужила Мина Матерс, любящая жена, по глупости мужа, павшая жертвой тёмных сил.
А в 1903 годы вышел в свет новый роман Стокера "Сокровища семи звезд", где действие разворачивается вокруг мумии древнеегипетской царицы Теры, добровольно ушедшей из жизни, чтобы спустя тысячелетия вернуться в мир смертных, вселившись в тело молодой англичанки. Полковник не без удовольствия разгадал, что за актриса послужил вдохновением и для этой истории.
Сама же миссис Эмери, она же Флоренс Фарр в 1912 году продала все свое имущество в Англии и переехала на Цейлон, где стала леди ректором в Удивильском колледже для девушек. В 1916 у неё обнаружился рак груди, и через несколько месяцев после мастэктомии в возрасте пятидесяти шести лет она скончалась в больнице Коломбо. Согласно её воле, тело было кремировано, а пепел высыпан в священную реку Калиани.
Мумия, так привлекавшая к себе Флоренс Эмери, оказалась на тысячу с лишним лет моложе саркофага, где покоилась. Но это выяснилось только в середине XX века после рентгеновского исследования. Также сюрпризом для Британского музея стало и то, что под пеленами, предающими округлости женского тела, покоилось тело мужчины, а вовсе не жрицы Мут-эм-мену. Скорее всего, в начале XIX века один предприимчивый делец приобрётший пустой саркофаг некой Мут-эм-мену, решил подобрать к нему подходящую на его взгляд мумию и выгодно продать этот комплект Британскому музею. Но миссис Эмери и её современники ни о чем подобном не подозревали.
Отчисткой Сфинкса от песков началась лишь в 1925 году. В 1935 году был найден подземный ход под мощеной дорогой между Сфинксом и пирамидой Хефрена, а также примыкающие к ходу шахты и помещения на глубине сорока метров. Ныне факт этого открытия отрицается. В 1994 году в ходе сейсмических исследований под плато Гизы были обнаружены пустоты, а год спустя рабочие нашли вход в подземный тоннель у основания лап Сфинкса. В 1998 году спутниковая съемка показала скрытую под плато сеть многочисленных ходов и подземный город в естественных пещерах, тянущийся на восток в сторону Каира.
Официальные власти Египта и академические круги опровергают существование подземелий под плато Гизы. Египетская служба древностей запретила все сейсмические и геологические работы возле Сфинкса, а все подходы к скульптуре охраняются вооруженными солдатами.
А некоторые последователи предсказателя Эдгара Кейси и в наши дни всерьез утверждают, что под Сфинксом спрятана библиотека, вывезенная из Атлантиды, в которой сокрыты невероятнейшие знания, а власти намеренно скрывают от людей древние тайны, что прячутся в тёмных катакомбах.
Лондонский метрополитен продолжает расширяться и отнимать остатки жизненного пространства у белых кровопийц, коих под Лондоном остались считанные единицы.
А Британией по-прежнему правит королева, родившая наследника престола от своего кузена. И наследник безмерно гордится своим родством с далеким валашским предком Владом Дракулой.
 
Комментариев: 2 RSS

Почему закат свинцовый, признаюсь, я так и не разобралась. :))) Но роман мне понравился.

Бойкое изложение, приятная динамика развития сюжета, хороший язык. Читается легко, поэтому даже некоторые ляпы в поведении и характерах героев, которые все же бросаются в глаза, и немного скомканный финал не хочется ругать.

Отличный представитель сетевой литературы. Автору спасибо за приятно проведённое за этой историей время.

Дублирую сюда развернутый отзыв из своего читательского дневника:

Как же быстро Египет погружался в ночь...

И все. И больше ничего и не нужно было, чтобы я вцепилась в эту книгу и не выпускала ее из лапок, пока не дочитала до корки.

Египет, ночь, бледная мертвая царица, встретившая безрассудного археолога, укус кобры и холодные губы на месте укуса, высасывающие из раны отравленную кровь, и голос, набатом звучащий в голове: "Верни его лапы", и бледная рука, указывающая на Сфинкса, почти погребенного под песками.

Божечки! Да это же восторг! Да это же мечта! Египет, археологические раскопки и вампиры! Сюжет, который я давно жду, но который никак не является ко мне на свидание, зараза. Неужели, повезло?

Нет. Не повезло. Египет поманил и обманул, а на свидание явился Лондон. Очаровательно викторианский, изысканный, эзотерический, имперски заносчивый и лениво-разбалованный благополучием. Любимый, в общем, мною викторианский Лондон, но я не могла смириться с утратой египетской части романа до последних строк. Все надеялась, что мы с автором еще вернемся в жаркие пески, но Египет так и остался в этой истории только в прологе, да мелькнул жалкими крохами краденных артефактов под стеклянными витринами Британского музея.

А роман тем временем развернулся прекрасно стилизованным авантюрным английским детективом, причем с очень вкусной мистической составляющей. Масоны и оккультные общества, магические ритуалы и проступающее в реальность потустороннее. А еще вампиры и Общество по изучению проблем инженерной геологии, никакого отношения к инженерной геологии не имеющее. Все это читалось легко и с удовольствием. Мистически-оккультная составляющая радовала безмерно, вампирская линия при этом получилась отчасти второстепенной, но и за ней следить было очень интересно.

Я осталась довольна проведенным за этой историей временем.

Единственное, что смутило в романе и так и не позволило мне с этим смириться - авторская идея насчет неверного представления человеческой цивилизации о хронологии своей истории. Вернее, сама идея показалась очень интересной, но автор так и не предоставил никаких объяснений заявлениям своих героев-вампиров о том, что люди искажают историю, и что общепринятые представления о датировании и последовательности тех или иных исторических событий ложны. Хотелось хоть какой-то, пусть и не особо стройной, аргументации, ведь любопытно же, но ее не случилось.

Еще главный специалист этой истории по вампирам, служащий Общества полковник Кристиан, почему-то оказался неправдоподобно в рамках этого сюжета мало осведомленным о вампирах. Это выглядело странно и немного, совсем чуточку, но все же подпортило впечатление привкусом некоторой недоработанности ключевого персонажа.

В остальном этот сетевой роман меня безмерно порадовал. Вампироманам уж точно, но и даже просто любителям авантюрных детективов в викторианских декорациях однозначно рекомендую.

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз