Статья С. Ю. Чвертко «Фантастические мотивы в новеллах Ф. Сологуба»*


Рубрика: Новости -> Свежие материалы
Статья С. Ю. Чвертко «Фантастические мотивы в новеллах Ф. Сологуба»*
В начале XX столетия становится популярным жанр новеллы. К нему обращаются такие известные писатели Серебряного века, как Ф. Сологуб, В. Брюсов, З. Гиппиус, Н. Гумилев и др. Обычно новеллу определяют как малый эпический жанр, предполагающий относительно небольшой объем, насыщенную событиями фабулу, строгую композицию и концентрический, динамично развивающийся сюжет с неожиданной, а зачастую и парадоксальной развязкой. Новелла тяготеет к изображению необычных происшествий и экстраординарных ситуаций, поэтому в ней преобладают динамические мотивы, ведущие к резкому изменению положения. Б. Эйхенбаум дает те же критерии новеллистического жанра: «Shortstoryисключительно сюжетный термин, подразумевающий сочетание двух условий: малый размер и сюжетное ударение в конце» [3].
Для более полного понимания того, как трансформировался жанр новеллы к XX в., необходимо отметить особенности мировоззрения и умонастроения общества начала века. В. В. Виноградова пишет, что «эстетическая и философская рефлексия Серебряного века пронизана эсхатологическими ощущениями. Культурному сознанию этого времени свойственны осуждение и отрицание мира, наполненного болью и страданиями, разочарование в жизни, восприятие смерти как исцеления, трагический мистицизм и интерес к темным сторонам человеческой психики…» [2, с. 24]. Эти черты проявляются в творчестве Ф. Сологуба, на которого оказали сильное влияние философия А. Шопенгауэра и Ф. Ницше, а также теории психоанализа. «Земная жизнь представляется писателю бессмысленной, из нее нет иного выхода, кроме смерти или фантастической мечты» [2, с. 24].
Анастасия Чеботаревская выделяет основные мотивы в творчестве Ф. Сологуба, среди которых главным является «неприятие, отрицание мира в его настоящем, непреображенном аспекте» [7]. Другой мотив, важный в творчестве писателя, — это «элемент творимого, которым самостоятельно и всецело проникнуты многие произведения Сологуба Навьи чары», «Дар мудрых пчел», «Победа Смерти», «Царица поцелуев»,«Обруч», «Опечаленная невеста» и др.)» [7]. Важной для писателя является солипсическая теория Я как центра мироздания, которая «служит основой и вместе с тем посредницей между двумя названными, на первый взгляд противоречащими друг другу положениями» [7].
«В основе фантастических новелл СологубаСобака», «Опечаленная невеста»), по мнениюВ. В. Виноградовой, лежит невероятное — сказочное, таинственное или сверхъестественное — событие. В них проявляется интерес писателя к мистике, к мотивам метаморфозы, к поведению человека при встрече с нечистой силой. Для них характерны динамичный сюжет, однособытийность и ретардация, осуществляемая посредством подробной детализации» [2, с. 25]. «В новелле “Красногубая гостья” выходец с того света появляется под видом "прекрасной молодой девушки с жутко-огромными глазами и чрезмерно яркими губами"» [2, с. 25]. «Экзальтированная особа», «стилизованная барышня», из тех, с ко-торыми, по мнению лакея героя, можно познакомиться на пляже, представляет характерный для модерна изысканный стиль женщины-вамп, имитирующий облик вампира. Человеческая любовь подменяется специфической близостью убийцы и жертвы, где дикие поцелуи переходят в укусы. В противоестественном образе соединяются Эрос и Танатос, ведущие не к рождению новой жизни, а к уничтожению» [2, с. 25].
Мотив пессимистического отрицания мира раскрывается через инверсию в человеческих отношениях (любовь, которая обычно соотносится с жизнью, равносильна смерти; женщина, возлюбленная главного героя, красива мертвенной, пугающей, замогильной красотой). Человек бес-силен при встрече с нечистой силой, он только осознает свою обреченность и осознанно идет на гибель. Структура новеллы представлена 16-ю маленькими частями. В первой части, похожей на короткий пролог, сказано, как недавно был спасен человек: «от злых чар ночного волхвования словами непорочного Отрока». Вторая часть рассказывает про Николая Аркадьевича Варгольского, который за последнюю зиму сильно отдалился от друзей и перестал выходить в свет. Причиной этому послужила странная близость c недавней знакомой Лидией Ротштейн, которая для него затмила все радости прошлой жизни. Далее описываются воспоминания героя, в которых сказано, как Николай случайно познакомился со скучной, на первый взгляд, и ничем ни примечательной девушкой. Она была странно одета, слишком бледна, с кроваво-красными губами, и производила впечатление скучающей дамы, которая от нечего делать строит из себя таинственную особу. Но неожиданно герой, вопреки первому впечатлению, попадает в плен ее чар, как потом окажется, инфернального происхождения.
При этом в новелле автор сначала хоть и упоминает о непорочном Отроке, но у читателя не создается впечатления, что далее последуют фантастичные события. Есть просто тоскующий герой и его новая знакомая. Героиня почти сразу раскрывает свою сущность признанием: «Любовь моя смертельна — и мне хорошо, потому что любовь моя и смерть моя радостнее жизни и слаще яда. …Во мне душа Лилит, лунная, холодная душа первой эдемской девы, первой жены Адама. …Не люблю я дневной жизни и безобразных ее достижений. …Пеленою мечтаний, которые слаще ароматнейших из земных благоуханных отрав, я застилаю безобразный, дикий мир дневного бытия... И у того, кого я полюблю, я прошу в награду за безмерность и невозможность моих утешений только малого дара, скудного дара. Только каплю его жаркой крови для моих холодеющих вен, только каплю крови прошу я у того, кого полюбила» [6, с. 169].
Сологуб создает двойственное впечатление, смешивая реальное и ирреальное: Лидия может быть и просто «экзальтированной особой», которая играет в женщину-вамп, и нести в себе фантастическую сущность (как выходец из загробного мира, питающийся кровью и жизненной силой людей, заставляющий их отречься от всех очарований земной жизни). Николай не может сопротивляться мертвенному обаянию Лидии-Лилит, но появление новой жизни — рождение у лакея ребенка — вырывает героя из плена вампирских чар, и он понимает, что нужно гнать от себя страшную гостью с ее смертельной любовью.
Автор подчеркивает, что сил на сопротивление у обычного человека против нечистой силы нет, поэтому герой только приобретает чувство обреченности, он осознает близость гибели и свою слабость. Однако в первой части новеллы уже было сказано о спасении Варгольского: там, где не властен человек, является непорочный Отрок, который помогает герою («Темной вражьей силе дана бывает власть на дни и часы, — но побеждает всегда Тот, Кто родился, чтобы оправдать жизнь и развенчать смерть» [6, с. 188]). Таким образом, в повествовании прослеживаются противоположные мотивы: обреченность человека перед лицом нечистой силы и неприкасаемая возможность спасения его с помощью светлых божественных сил. Также там заданы два плана — дневная жизнь, свет, радость, рождение, воплощающие земное начало, и как знак Света «Тот, Кто родился, чтобы оправдать жизнь и развенчать смерть». Второй план — ночной мир, где смогла материализоваться женщина-вампир. У Сологуба эти два плана последовательно материализуются, следуя за непорочным Отроком и за Лилит, а Николай послушно следует из одного состояния в другое. Иными словами, сам человек, хоть и обязательно будет спасен, в данном спасении участия не принимает (так же, как и в своем падении). Сам человек при этом выступает как пассивный субъект: что бы он ни делал, все уже давно решено за него, он беспомощен на фоне вечного противостояния света и тьмы, дня и ночи, и только может послушно ждать решения своей участи.
С. Н. Бройтман выделяет еще один мотив, встречающийся в фантастических новеллах Сологуба, — мотив превращения, который «может иметь бытовую и даже анекдотическую окраску («Превращения», 1904; «Конный стражник», 1907), но выводит к теме преображения и творимого чуда («Претворившая воду в вино», «Алчущий и жаждущий», «Снегурочка», 1908). В ряде случаев метаморфоза ведет к деградации, вплоть до полного исчезновения предмета («Страна, где воцарился зверь», 1906; «Маленький человек», 1907), но она может означать восходящее развитие, которое иногда начинается как игра, а затем обретает безусловную реальность («Белая березка», 1909; «Смерть по объявлению», 1907; «Опечаленная невеста», 1908)» [1].
В новелле «Опечаленная невеста» мотив превращения соединен с балладным мотивом мертвого жениха. Здесь все начинается как игра, похожая на баллады В. А. Жуковского: создается своеобразный кружок, участницы которого дожидаются смерти молодого человека, не имеющего невесты, и затем одна из них приходит на похороны, где играет роль скорбящей возлюбленной. Для Нины Бессоновой игра преображается в реальность, и девушка уже с нетерпением ждет, когда умрет «ее» «жених», и по-настоящему плачет и тоскует, когда ей выпадает жребий изображать невесту. То, что было игрой скучающей барышни, неожиданно материализуется в реальности, и Нина приобретает смысл жизни. Читатель наблюдает, как игра и фантазия трансформируются в действительность, побуждая героиню — скучающую барышню, чья жизнь пуста, бессмысленна и подчинена пустым играм, стремиться продолжить дело «возлюбленного», которого она видела только мертвым.
В новелле «Смерть по объявлению» также прослеживается подобное преображение игры в реальность. Главный герой — Резанов — находит в газете объявление молодой вдовы, которая просит одолжить денег и согласна на любые условия. Он решает ответить, но при этом его условия несколько странные: женщина должна прийти к нему за деньгами в образе смерти. Она так хорошо играет свою роль, что ни читатель, ни герой не могут понять, что же происходит — действительно ли к герою пришла смерть, или это удивительная игра. Так создается непрочное, колеблющееся равновесие между фантастикой и реальностью, финалом новеллы служит их своеобразное совмещение: вдова отыгрывает рольсмерти, уколов героя себя отравленным стилетом.
В новеллах «Белая березка» и «Снегурочка» герои силой мысли и желания оживляют неодушевленные предметы: березку и слепленную из снега девочку. В конце первой новеллы герой вместе с ожившим деревом гибнет, предпочтя «пламенное мгновение» «темным оковам существования», что подчеркивает неоднократно повторяющийся у Сологуба мотив отрицания существования, предпочтения «очарования печали» радостям дневной жизни. Во второй новелле погибает только Снегурочка: ожив, она становится так похожа на настоящую девочку, что ее силой ведут греться к очагу. У Сологуба в подтексте использованы русские народные сказки и легенды о Снегурочке, трактовка А. Н. Островского, но сам писатель обыгрывает сюжет в свойствен-ной ему поэтике, созданной на грани фантастики действительности.
Тему соединения душ затрагивает новелла «Очарование печали». Это своего рода сказка о злой мачехе и прекрасной принцессе. Интересно, что имена героинь различаются всего одним звуком: мачеха — Мариана, а принцесса — Ариана. Сологуб объясняет, в чем заключается особая прелесть молодой девушки: это «очарование печали», которое злыми чарами пытается заполучить королева. Цена превращения и красоты — смерть падчерицы. Но очарование печали, перейдя в злое сердце, сделав Мариану прекрасной, не дает ей счастья, и, раскаявшись, она решает воскресить Ариану ценой своей жизни. Финал новеллы очень неожиданный — вместе с жизнью и очарованием печали принцессе достается и душа ее мачехи.
С. Н. Бройтман пишет, что «особое место занимает тема преображения и творимого чуда», часто неканонически трактованная на фоне евангельских притч. В новелле «Претворившая воду в вино» чудо преображения должен совершить не Учитель (как в евангельском сюжете), а сама героиня. Учитель говорит ей: «Пей эту воду с не-винною верою , и твое сердце, творящее чудеса, претворит ее в живое вино». И далее: «Юная дева выпила чашу воды до дна, и великою радо-стью осветилось ее лицо. Пьяная водою, как вином, крепким и сладким, она плакала от восторга и восклицала, хваля учителя и пророка». Произошло ли здесь чудо преображения? И в речи Учителя, и в слове повествователя вода названа водою, а вино — вином, то есть с внешней точки зрения чуда не происходит. Но оно происходит для девы, находящейся внутри ситуации. Именно между внутренней и внешней точками зрения не устанавливается в данном случае «единый план». Ни одна из них не подана как единственно истинная — и другие герои, и повествователь, сохраняя свою позицию, не отвергают и другую: «Распорядитель пира и старые, трезвые гости непонимали, чему радуется эта упившаяся простою водою девушка, и улыбались ее слезам и восклицаниям»; но, называя ее безумною, «и завидовали ей, — знали, что она видела великие тайны и дивные чудеса, что перед нею открывалось небо, что с нею говорил Бог».
Не сведены два плана и в «Мудрых девах» (1908), где явление Жениха, которого жаждут пять мудрых дев, осуществляется лишь для одной неразумной. В этих ориентированных на Евангелия притчах особенно очевидна неканоничность позиции писателя, который говорит чуду одновременно лирическое «нет» и ироническое «да». В других случаях — при сохранении принципиальной несведенности планов — акценты могут количественно смещаться либо к одному, либо к другому пределу. Так, в «Золотой лестнице», «Пути в Эммаус» (1909), «Алчущем и жаждущем» (1908), «Поцелуе нерожденного» (1911) определенно акцентировано «чудо», а в «Сне утешающем», «Иване Ивановиче» (1909), «Помнишь, не забудешь» (1911) — «действительность» [1].
Таким образом, можно выделить основные мотивы, характерные для фантастических новелл Ф. Сологуба: мотив обреченности человека при встрече с нечистой силой , когда происходит инверсия жизни и смерти, и мотив трансформации, метаморфоз, преображения. Мотив преображения разнообразен, он проявляется и в преображении реальности, появлении чуда; метаморфозы могут затрагивать как тела («Маленький человек»), так и души («Соединяющий души», «Очарование печали», «Дама в узах»). Чудо и преображение может совершать человек силой мысли и верой («Снегурочка», «Березка»), но метаморфоза может исходить от нечистой силы («Собака», «Красногубая гостья»). Общим для всех новелл является преобладающее настроение неприятия мира, простого быта, дневной жизни и стремление к «очарованию печали». Это может быть преодолено, как в новелле «Золотая лестница», где сестры и подруги помогли герою преодолеть тоску после смерти матери, сотворив своего рода чудо. Но чаще всего уход от реальности для героя новелл приводил к его гибели. Это возвращает нас к мотиву «неприятия, отрицания мира в его настоящем, непреображенном аспекте», выделенному Чеботаревской. З. Г. Минц пишет, что у Сологуба «изображение бытовой реальности, сохраняясь и даже выступая на первый план как тема, резко переосмысляется с позиций «неприятия мира». Романтическая сатира, фантастика обнаруживают призрачность бытового мира, которому — в духе романтического двоемирия — противопоставляется «творимая легенда» идеального бытия» [5, с. 142].
 
* Статья опубликована в издании: Ярославский педагогический вестник. — 2013 — №1 — Том I (Гуманитарные науки).

Библиографический список

1. Бройтман, С. Н. О Федоре Сологубе [Текст] / С. Н. Бройтман // Электронная библиотека специаль-ной филологической литературы [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://philology.ruslibrary.ru/default. asp?trID=165
2. Виноградова, В. В. Декадансная трансформация новеллы в творчестве Ф. Сологуба и М. Арцыбашева [Текст] / В. В. Виноградова // Вестник Новгородского государственного университета. — 2009. — № 52. — С. 24–26.
3. Новелла [Текст] // Литературная энциклопедия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://dic.academic. ru/dic.nsf/enc_literature/3374/%D0%9D%D0%BE%D0% B2%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D0%B0
4. Матюшкин, А . В. Иной мир в рассказе Ф. К. Сологуба «Свет и тени» [Текст] / А. В. Матюш-кин // Карельская государственная педагогическая академия [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://iff.kspu.karelia.ru/DswMedia/svet_i_teni.htm
5. Минц, З. Г. Блок и русский символизм. Избран-ные труды в 3 кн. [Текст] / З. Г. Минц. Кн. 3: Поэтика русского символизма. — СПб.: Искусство — СПб., 2004. — 480 с.
6. Сологуб, Ф. Книга стремлений. Неутолимое [Текст] / Ф. Сологуб. — СПб.: Навьи чары, 2002. — 592 с.
7. Чеботаревская, А. Творимое творчество [Текст] / А. Чеботаревская // Федор Сологуб — сайт о писателе: проза, стихи, статьи, биография, критика, письма [Электронный ресурс]. — Режим доступа http://www.fsologub.ru/about/articles/articles_131.html
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз