«Свет кровавой луны» (игра «Простите, но ваши штампы навязли у меня в зубах»; авторы - Элисия, Росс Гаер )


Рубрика: Библиотека -> Рассказы
Свет кровавой луны
 
Отправляясь в командировку в далёкую Румынию, молодая застенчивая искусствовед и не предполагала, с чем ей предстоит столкнуться. Ей надлежит провести первичную экспертизу портрета, авторство которого приписывают знаменитому художнику. Заблудившись по дороге в старинный замок, куда наотрез отказываются подвозить самые отчаянные местные водители, она подворачивает ногу. Ей на помощь приходит загадочный аристократ, оказавшийся владельцем этого самого замка. Он учтив, образован, старомоден. Отчего же кровь стынет в жилах, едва оказываешься в его владениях? Снятся ли героине гигантские летучие мыши, стелющийся по окрестным лугам туман, зловещий вой волков или это реальность? И почему днем так тщательно заперта дверь в фамильный склеп?
Александр держится с гостьей подчеркнуто отчужденно, но иногда в его взгляде мелькает нечто, напоминающее нежность и говорящее о сердечных муках. Следующим утром она узнает о том, что с одним из строительных рабочих произошел несчастный случай. От остальных членов бригады она узнает, что это не первая смерть. Решив поскорее разделаться с заданием, ради которого ее прислали в замок, Камилла отыскивает картину. На таинственном портрете изображена женщина, похожая на нее как две капли воды. Это повергает ее в шок. Она полна решимости узнать, кто эта незнакомка. В замковой библиотеке она находит книги и документы, из которых ей становится известно, что эта женщина - трагически погибшая жена одного из владельцев замка. За этим занятием ее застает Александр, от которого она требует объяснений.
Тайна Александра открывается Камилле, когда она нечаянно ранит руку и видит его реакцию на кровь. Ужасная правда пугает, но вместе с тем Камилла вынуждена признать: она готова смириться с тем, что он не человек. Ей придется решить для себя, готова ли она сопровождать его вечно. Впрочем, сам Александр считает, что хотя Камилла и выглядит как реинкарнация его возлюбленной супруги, он должен отказаться от девушки, которой не желает такой судьбы, как у него, отослать ее прочь - даже против ее воли.

Между тем через несколько дней состоится бал. Гости во фраках и вечерних платьях съезжаются к замку под покровом ночи. В зале собираются самые знатные вампирские семейства, в том числе вампирша-аристократка, давно решившая, что добьется брака с Александром. Холодная стерва, опасная и расчетливая, она относится к Камилле с ненавистью и презрением. Второй неприятный гость – давний соперник Александра. Кульминацией праздника служит совместная трапеза, во время которой вампиры пьют обезумевших от страха юных девственниц и устраивают настоящую кровавую оргию.

 
Он казался гигантским мрачным исполином на фоне яркого диска огромной кровавой луны. В отличие от светленьких, чистеньких замков с инфраструктурой, созданной для привлечения туристов, этот выглядел этаким отшельником-социопатом, который снизойти к людям вовсе и не стремится. Замок стоял на холме, на левом берегу реки Муреш и словно возвышался над засыпающим городом. Здесь не было лавочек с сувенирами из шерсти, с местными сырами или вином на подходе к замковым угодьям, да и добраться до него самостоятельно оказалось не так-то просто.
Хотя и с сопровождающим сюда так же было не попасть. Не было желающих. Вероятно, это был способ повысить плату за услуги проводника, но та цена, которую она предлагала, никого не впечатлила.
И вот теперь, совсем одна в сгущающихся сумерках, она вынуждена брести не разбирая дороги, чтобы добраться до этого чертова замка…
Так ей говорили про этот замок. Именно такими словами. И никто не хотел тащиться в такую даль. Все попадающиеся «местные» недовольно качали головами и спрашивали: «Зачем вам эти проклятые развалины?».
Еще бы найти его. Или хотя бы понять, где она сама сейчас находится. Девушка притормозила и достала карту.
— Отныне путешествую только с навигатором, — пробормотала она сквозь зубы и отбросила бесполезный путеводитель.
Ей пришлось обратиться в прокат и взять видавшую виды машину, что так же не облегчало ее задачу. Последний указатель, который она видела, остался далеко позади. Теперь ее окружал мрачный лес, угрожающе обступивший петляющую дорогу. Девушка откинулась назад и глубоко вздохнула. Нужно собраться и найти замок. Это легко. Это очень легко. Она справится.
Досчитав до десяти, она выдохнула и повернула ключ зажигания. В ответ машина лишь чихнула. Еще раз. Безрезультатно. Телефон все еще демонстрировал «поиск сети»
— Волшебно, — пробормотала девушка, — что ж, дорогуша, придется тебе идти пешком.
Выйдя из машины и тоскливо глянув на удобный салон, Камилла огляделась. Бросила быстрый взгляд на карту, но решила не брать ее. Да и толку от карты, если сама не знаешь, где находишься? Проклиная все на свете, девушка пошла дальше по дороге, поражаясь, как ее, домоседку, путешествующую по маршруту «съемная комната — работа» занесло в Румынию.
А все потому, что их экспертное объединение возглавляет женщина, старая и сварливая. Если бы руководителем был мужчина, то он не был бы так очарован беседами с владельцем полуразрушенного замка где-то в дебрях Европы. И он точно не послал бы ее, застенчивую девушку, проводить ответственную экспертизу совсем одну. А женщинам ее никогда не было жалко, как, например, ее мачехе, которая мало думала о чувствах падчерицы, пока она жила в отчем доме. Хотя, мужчины тоже не спешили проявить к ней сострадание.
Ей нужно успокоиться. Успокоиться и признать свою слабость. Смириться.
Подул холодный ветер, и Камилла невольно поежилась. Она шла уже около часа, а вокруг ни души. Куда же ее занесло? Стоять на дороге дальше было бесполезно. Камилла огляделась и, увидев в чаще слабый огонек, решила сойти с дороги в лес. Ведь если есть огонек, то должен быть и человек? А он поможет ей выйти к ближайшему жилью.
«Наверное», — с сарказмом отметила девушка, но, тем не менее, она свернула с дороги.
Блуждать по лесу было так же приятно, как и идти по петляющей разбитой дороге. Хотя нет. Там все же под ногами была слежавшаяся почва, а здесь трава скрывала изъяны. Камилла старалась идти аккуратно, буквально прощупывая почву, прежде чем наступить. Но и это ее не спасло.
Зацепившись ногой за невесть откуда взявшийся корень, девушка неэлегантно растянулась во весь рост. Именно так. Сдержав проклятье, она было поднялась, но жгучая боль в лодыжке пронзила ее.
— Нет, — выдохнула девушка и рухнула на землю.
И слезы тут же неудержимо покатились из глаз, не столько от боли даже, сколько от обиды.
Ощупав ногу, она пришла к неутешительному выводу. Вывих. Сама она уже не дойдет никуда. Девушка собрала в конский хвост волосы, которые при дневном освещении были бы светло-русыми или просто мышиными на чей-то взгляд, и достала телефон. Но тот продолжал искать сеть.
— Отлично, — пробормотала Камилла, смахивая с лица настойчивые слезы, — вот этого мне сейчас и не хватало… Как же мне теперь добраться до этого замка?
Совсем скоро в Национальной опере Бухареста состоится аукцион, где на торги будут выставлены более 200 предметов искусства и драгоценностей принадлежащих королевской семье и отдельным дворянам. Среди них должна быть картина, которую предки нынешнего владельца замка готовили в дар королеве Марии, известной своим прекрасным вкусом. Вот ради этой картины ее, совсем неопытную в области экспертных заключений по произведениям старинной авторской живописи, отправило экспертное объединение.
И вот она, Камилла, невысокая серая мышка, которая большую часть времени провела за книгами и микроскопом, в обществе прекрасных полотен и других произведений искусств, вынуждена теперь сидеть у подножия холма на пути к замку. Камилла еще раз попыталась встать, но вывихнутая нога отказывалась ее слушаться. Боль была невыносимой.
— А в романах в таких случаях на помощь всегда приходят рыцари, — пожаловалась вслух девушка, горько рассмеявшись, — здесь хоть бы волки не съели…
Внезапно до нее донесся шорох.
— Вот и волки пожаловали, — пробормотала девушка, зажимая рот рукой и стараясь дышать как можно тише. И тут же сообразила, что даже если она бездыханная тут будет лежать, звери найдут ее по запаху.
Слезы мгновенно высохли, но глаза, наверняка, уже опухли и покраснели. Камилла мысленно чертыхнулась. Сейчас не время думать о внешности, особенно с ее данными.
Порыв ветра принес собой полчище тяжелых туч и шорох крыльев в темнеющей вышине неба. Она зябко поежилась вспоминая рекламные проспекты, которые ей насовали все те, кто сопровождать ее не хотел. А в этих брошюрках сплошь и рядом упоминались истории про Дракулу, который, видимо, успел пожить по всем замкам Румынии и стал образом и практически образцом вампиров в современности. Почему она не позаботилась о средствах индивидуальной защиты? Надо было купить хотя бы газовый баллончик… А ведь все потому, что стыдно было подумать, что на нее, такую невзрачную кто-то обратит внимание, да еще так, что придется защищаться.
Звук шороха крыльев стал на порядок выше и это резануло слух. И вместе с тем, сквозь тучи прорезался луч света, вычертив совсем рядом высокую мужскую фигуру. В первое мгновение ей показалось, что на нем, как и положено в этих краях, длинный вампирский плащ, а лицо неестественно бледное. Сердце забилось в груди с лихорадочной скоростью, пока она вглядывалась в эту неясную темноту и убеждала себя, что на нем обычное длинное пальто, распахнутое ветром, а лицо просто кажется бледным в сумерках.
Ветер разогнал тучи еще больше, позволив жутковатой красной луне осветить местность, от чего стало светло как днем. Камилла теперь могла увидеть, что пальто имело необычный фасон. «Наверняка, от известного модельера», — подумала девушка, и на какой-то миг она смутилась от того, что сама была одета в простой свитер и потертые джинсы.
Но, не смотря на прекрасный крой одежды, инстинкт самосохранения подсказал, что от одинокого мужчины в безлюдной местности ночью нужно держаться подальше. Закусив губу от боли, Камилла начала отползать в сторону леса, подальше от этого незнакомца.
Но к ее ужасу, он тут же оказался перед ней. Со всей доступной в ее положении скоростью, Камилла попыталась свернуть в сторону от него. Не продвинувшись и метра, она обнаружила, что мужчина снова стоит перед ней и у нее голова закружилась, когда она таращилась на него, не понимая, как он мог так быстро передвигаться.
— Может быть, девушка все же примет мою помощь? — с нескрываемой насмешкой спросил мужчина.
Камилла смутилась еще больше, тут же отругав себя за фантазии о нечеловеческой скорости мужчины, так как поняла, что в ее состоянии, обогнать ее могла бы и черепаха.
Она молчала, так как была не в силах собраться с мыслями, находясь под сильным впечатлением, от того что в этой местности, славящейся своим вампиром, в темном лесу, ей встретился незнакомец.
— Полагаю, девушке все же нужна помощь? — мужчина задумчиво изучал ее, замерев неподвижно, как изваяние. Лишь его пальто чуть шевелилось от резких порывов ветра.
Камилла сглотнула. У нее не было выбора: либо довериться ему, либо…
За спиной зашумели ветви и раздался вой.
— Если вам не трудно… — пролепетала она.
Мужчина слегка поддался вперед.
— Так вы не возражаете? — уточнил он.
— Нет… — еле слышно пролепетала она, чувствуя как краска заливает ей лицо. Вот только с ее удачей можно было встретить мужчину в такой двусмысленной ситуации.
Впрочем, он не стал ждать, пока закончится ее сеанс психоанализа, а просто подхватил ее на руки, от чего она сдавленно пискнула и вцепилась в его плечи.
Пальто оказалось из тонкой шерсти и таким мягким, что в него хотелось завернуться вместе с тем, кто его носил. А ее саму он нес с такой же легкостью, словно она была дополнительным аксессуаром типа нашейного платка. И все бы ничего, если бы спустя пять минут он хотя бы замедлился. Но нет, он двигался все так же размеренно, и даже дыхание его было таким ровным, почти неслышным. Под ладонями она чувствовала мощные плечи, он видимо занимался силовыми упражнениями, иначе, чем было бы объяснить такую выносливость?
Напряжение стало отпускать, и она ослабила хватку. В ее укачивало от его спокойного целенаправленного движения. Темнота сгущалась, но это было уже не таким страшным, потому что в его руках она чувствовала себя…
Нет, не в безопасности, услужливо подсказал рассудок. Она впервые чувствовала себя авантюристкой, пустившейся в опасное приключение. И вот ее спас прекрасный незнакомец…
Впрочем, разглядывать его она пыталась украдкой и уяснила лишь, что он скорее всего брюнет или шатен, так как волосы в сумерках казались совсем черными. Цвет глаз разглядеть не получилось, так как для этого нужна была смелость в эти его глаза заглянуть.
Должно быть он красавчик, мечтала она, мерно покачиваясь в его объятьях. Черты лица казались резкими в обманчивом свете луны, но при дневном освещении они были бы правильными и гармоничными.
А его запах… Такой … Она не могла описать этот запах словами. Может от того, что ее клонило в дремоту, а может запах был слишком изысканным и тонким…
От какого-то движения она проснулась и не сразу поняла, что мужчина переложил ее на высокую кровать в небольшой комнатке, где из освещения была только свеча на прикроватном столике. Из полумрака к ней придвинулось еще чье-то лицо, и она завизжала от страха.
— Тише! — недовольно произнес мужчина, — Что вы кричите так дико?
Камилла испуганно взглянула на него. При этом скудном освещении его лицо было почти неприятным. Женщина, которая оказалась рядом с ней, была невысока и в годах.
— Почему здесь так темно? — пролепетала Камилла. Ей с детства было знакомо, что днем, при свете солнца, все страхи исчезают. Но до рассвета еще нужно было дожить.
— Прошу прощения за неудобства, — ответил мужчина, с неуловимым выражением глянув на женщину. — В замке ведутся реставрационные работы, от чего периодически возникают проблемы с электричеством.
— Я посмотрю вашу ногу, — сообщила женщина.
Она снова приблизилась к ложу под балдахином и аккуратно, даже бережно, ощупала ее ногу, затем попросила пошевелить и сообщила:
— Растяжение. Нужен отдых и через пару дней все заживет.
— Нет, — поспешно возразила она, хотя и без особого пыла, — мне нужно добраться…
— Вы уже добрались! — с сердитой усмешкой бросил он. — Я хозяин этого замка — Александр Горн. И весьма рад, что наконец-то дождался вашего прибытия.
— Ой! — вырвалось у девушки, — простите... Я...
— Вы всегда так тихо и невнятно выражаете свои мысли? — резко спросил владелец замка.
Девушка замолчала, ощутив себя виноватой.
— Значит, вы Камилла Леретт? — продолжил он. — Мне обещали, что приедет опытный эксперт, специалист по произведениям старинной авторской живописи. А явилась… — фраза осталась незаконченной, но все же обидной, потому что за ее недосказанностью она читала слова типа — «мямля», трусиха и неудачница.
Девушка сжалась в комок, так как его недовольство ощущалось почти физически. Ее затрясло, и неожиданно для себя она расплакалась, еле слышно всхлипывая.
Александр бросил недовольный взгляд на женщину.
— Ну, хватит, хватит! — та присела рядом и ласково погладила девушку по голове. — Вы просто устали. Я бы посоветовала вам поспать. Я позабочусь о вас, — женщина ловко наложила тугую повязку на ее ногу, продолжая увещевать. — А завтра все уладится. Отдохните как следует.
Она встала с кровати и направилась к выходу. У двери она замерла, словно бы желая что-то добавить, но передумала. Дверь тихо закрылась за ней. И только тогда девушка поняла, что мужчины в комнате уже нет, а вот как он исчез, она не заметила.
Камилла сбросила с себя одеяло, которым ее укрыла женщина, и, стиснув зубы от боли, подобралась к окну, опираясь о мебель и стены. Небо было черным: ни луны, ни звезд. Река угадывалась лишь по шуму воды. И странный шорох. Он преследовал. Шелест крыльев, рассекающих ночную тьму. Прыгая на одной ноге и цепляясь за предметы, девушка вернулась к кровати.
Камилла стянула свитер и, немного подумав, джинсы. Ночную рубашку ей не предложили, а все вещи остались где-то в лесу, в брошенной машине. Камилла вздохнула и легла, с трудом найдя удобное положение для перевязанной ноги. Закутавшись в одеяло, она закрыла глаза, но успокоиться никак не могла. Мысли вертелись вокруг мужчины, который спас её от неминуемой гибели.
Откуда он узнал, что она была поблизости? Как нашел ее в темноте? Почему он был один в лесу?.. И в отличие от нее, он-то волков, определенно, не боялся.
Камилла замерла, крепко стиснув кулаки. За окном снова раздался шум крыльев. Девушка испуганно приподнялась, пытаясь высмотреть что-то в темноте. Но за окном, на фоне мрачно горящей луны мелькали лишь загадочные тени.
Камилла пододвинула свечу ближе к кровати. Невольно она почувствовала себя маленькой девочкой. Девочкой, которая осталась одна и жутко боялась темноты.
Утро все равно наступит. Нужно дождаться. Вытерпеть, как очередной сеанс запирания в темной кладовой, когда провинишься в детстве. Камилла заставила себя зажмуриться и начать считать. Это обычно помогало ей заснуть.
Только как это сделать, если проклятое хлопанье крыльев то и дело раздается за окном? А за дверью то и дело скрипит пол, словно кто-то следит за ней и ждет, когда она закроет глаза.
Наконец Камилла провалилась в сон. Но даже во сне ее терзали странные создания с крыльями, живые комнаты замка и крики. Жуткие крики людей заглушали все шорохи и скрипы замка. Даже проснувшись, девушка долго не могла отличить сон от действительности.
Нога почти не болела, в неподвижном состоянии, однако наступать на нее Камилла пока не решилась. Комната, где она провела ночь, оказалась небольшой и светлой. В окно падали редкие солнечные лучи и при дневном освещении все выглядело гораздо более радостным. Не смотря на то, что день за окном задался хмурый и пасмурный.
В дверь постучали.
— Войдите, — пискнула девушка, натягивая одеяло до подбородка, в ожидании, что он сейчас войдет. Сердце учащенно забилось.
— Утро доброе, — в комнату вошла все та же пожилая женщина в скромном черном платье. — Как ваша нога?
— Уже лучше, — Камилла криво улыбнулась. Везет же ей на общество старых сварливых женщин. — Большое спасибо за заботу, э...
— Агнесс, — женщина подошла к кровати и положила рядом с девушкой нечто, что она сразу не смогла определить. — Это платье должно подойти вам по размеру. Я принесла вам все нужное для умывания, пока вы спали. Одевайтесь, и я подам завтрак.
Значит, скрип полов был реальным, отметила она, потянувшись к платью. Камилла развернула одеяние, и с ужасом уставилась на серый балахон, больше похожий на невзрачное платье гувернантки какого-нибудь 17 века. Нет, она любила серый цвет, у нее даже глаза были темно-серого цвета, но не до такой степени, чтобы променять удобные джинсы на странное одеяние со шнуровкой и корсетом. Она ЭТО не наденет ни за что.
— Спасибо, но у меня есть с собой сменная одежда, — смущенно пробормотала она, сворачивая одеяние. Какие-то странные фантазии у хозяина замка…
— Извините, но ваши вещи еще не доставили… — скромно сообщила Агнесс, с некоторым ехидством в голосе. — Наш господарь распорядился вам что-то подобрать, ибо негоже девке одеваться в мужское.
Камилла поспешно ее перебила, опешив от таких оборотов речи:
— Я вам очень благодарна, но, ни вы, ни ваш хозяин не можете указывать мне, что одевать.
— Простите, если вызвала ваше недовольство, — Агнесс сердито поджала тонкие губы. Ее глаза потемнели и стали злыми. В это мгновение Камилла пожалела о своем внезапно проявившемся упрямстве, — но я отдала ваши вещи в стирку. Их погладят и принесут вам.
— Да, конечно, — Камилла была, мягко говоря, удивлена. Она не ожидала, что сложится такое безвыходное положение. Ей самостоятельно с этим архаическим платьем не справиться.
— Я помогу вам одеться, — Агнесс милостиво предложила ей помощь, словно прочитав мысли.
Камилла поспешно умылась, так как под пристальным взглядом этой экономки или домоправительницы, ей было неуютно. Затем состоялся ритуал облачения в одеяние, которое конкретно выправило ее осанку, заставляя держать спину удивительно прямо. Попросить ослабить шнуровку она не решилась, опасаясь недовольства со стороны помощницы.
Женщина критически осмотрела ее и молча удалилась. Камилла машинально отметила, что серый цвет платья не такой уж простенький, атласная ткань казалась перламутровой. Как только ей работать в этом? Не согнешься ведь…
Приведя себя в порядок, девушка воспользовалась расческой. Быстрый взгляд в зеркало только подтвердил ее внезапное открытие. Распушенные русые волосы делали ее лицо более тонким и изящным. Правда, бледная кожа придавала ей несколько анемичный вид, но и загадочный в то же время. Корсет выгодно подчеркивал ее талию и грудь, как никогда не получалось у футболки или водолазки. Она надела очки, чтобы немного разрушить этот изящный образ. Ей ведь нужно проявить себя хотя бы в качестве профессионального эксперта…. А ее мысли все больше занимает мужчина, которого она так еще и не увидела, после этой жуткой ночи.
Так думала Камилла, пока женщина расставила перед ней чашку ароматного кофе и свежие булочки с вишневым джемом. Она подумала, что ведь он мог бы пригласить ее на совместный завтрак, и это было бы…. Так романтично! От таких мыслей она смутилась и не смогла спросить у Агнесс, где ее хозяин.
Отщипнув кусочек булочки, она так и не решилась его съесть, так как женщина не уходила, словно тоже на что-то решаясь. И тут где-то в глубине замка раздался шум, от которого она замерла, забыв о еде. Вот и ночью тоже были крики…
— Что это? — испуганно спросила она. — Я слышала, как ночью кто-то кричал…
Агнесс хмуро глянула на нее, словно раздумывая, и спокойно объяснила:
— Вам приснилось что-то.
— Нет, — упрямо возразила Камилла, не сводя с нее глаз. — Я точно слышала крики.
— В замке ведутся реставрационные работы, — напомнила женщина. — Утром один из рабочих упал с лесов. Вы спали, и вам кажется, что это было ночью.
В замке действительно велись реставрационные работы. Он ведь вчера еще об этом сказал. И тут она все же спросила:
— А где сам владелец замка?
— У себя в кабинете, — тонко улыбнулась женщина. — Он очень занят и вряд ли будет доволен, если вы захотите его побеспокоить. Вам нужно отдохнуть.
— Аукцион уже скоро, — вздохнула Камилла, понимая, как нелепы её мечты о состоятельном мужчине, для которого она интереса не представляет. — Мне нужно провести экспертизу. Осмотреть картину, ее оборот и подпись, если она есть, конечно. Посмотреть технику исполнения и провенанс — историю происхождения.
— И проведете, — успокоила ее Агнесс, — когда хозяин разрешит. Отдыхайте. Если что — у изголовья кровати шнурок. Способ старый, но я сразу же к вам поднимусь.
Она ушла неспешной походкой, бесшумно притворив за собой дверь. Аппетита уже не было. Ее что, взяли в заложники? Почему она должна здесь сидеть? И слушать этот бред про волю хозяина…
Она попробовала наступить на ногу, и негодование дало ей силы сделать несколько шагов. Вот доберется она до этого кабинета…
То и дело мимо нее пробегали люди, тащившие с собой инструменты, ведра с краской, какие-то мешки, лестницы. В их действиях была удивительная организованность и слаженность. И никто не обращал на нее внимания, к чему она, впрочем, давно привыкла.
Спустившись, как ей показалось на второй этаж, девушка стала поочередно открывать двери, надеясь обнаружить кабинет. Ничего. Следующая дверь. Девушка повторила попытку. Бесполезно. Но когда очередная дверь поддалась, она едва сдержала победный возглас, который тут же перешел в стон разочарования — она вышла по черному входу из замка, а вовсе не нашла кабинет.
Перед ней раскинулась огромная территория парка, с тенистыми аллеями, деревьями с густыми кронами, почти заросшими тропинками и клумбами. А где-то в глубине парка, в густой тени, возвышалось невысокое здание. Она, прихрамывая, побрела туда, завороженная нечеткими очертаниями этого строения. Вблизи здание оказалось небольшой церковью, с неплотно прикрытой тяжелой дверью.
«Любопытство — не порок», — фыркнула Камилла и навалилась на дверь всем телом, когда позади нее раздался смешок.
— Могу спросить, что вы там забыли? — Александр Горн стоял в густой тени и внимательно наблюдал за ней.
— Я вас искала! — обиженно произнесла Камилла, стараясь говорить громко и уверенно.
— Вы искали меня здесь? — усмехнулся Александр, скользнув взглядом по ее фигуре, и шагнул к ней. — Но… — прошептал он, подойдя к девушке почти вплотную, — зачем?
— Я…— девушка отшатнулась от него и ударилась плечом о стену. — Ой…
— Чего вы так боитесь? — с интересом спросил Александр, откровенно усмехаясь. — Разве я дал вам повод меня опасаться?
— Нет… — пролепетала она.
— Тогда, позвольте, я провожу вас в вашу комнату.
— Я хотела взглянуть…
— Не стоит… — тихо произнес он и его темные глаза мерцали, как звезды.
— А что там? — пробормотала Камилла, не отводя от него взгляда. Он молчал, словно не расслышал ее вопроса, лишь улыбаясь все так же насмешливо. — Так что за этой дверью?
— Позвольте, — тихо шепнул он, взяв ее под руку.
— Но… — Камилла смущенно уставилась куда-то в область его груди. Вот черт, она ему даже до плеча не достает.
— Вам нужно отдохнуть, — твердо произнес хозяин замка и осторожно потянув за собой, вынудил ее идти.
Он говорил, как человек, привыкший подчинять себе людей. И с этим сложно было спорить, особенно если ты снова у него в руках. Но Камилла все же решила, что она еще вернется к этой двери.
 
Как она могла попасть в такую историю? Она, привыкшая прятаться от людей в пустынных тихих музейных залах? Зачем судьба сыграла с ней такую злую шутку и подсунула ей этого отчужденного красавца, который проводил ее до самой комнаты, цепко удерживая в своих руках?
Она почувствовала себя пленницей, когда он удалился с вежливыми напутствиями об отдыхе. Такой равнодушный…. И все же… что-то было в его взгляде…
Камилла промаялась целый день от безделья. К ней то и дело заглядывала молоденькая пугливая девушка в темном платье и белом переднике, видимо горничная. Она лопотала что-то на своем языке, тихо, с дрожанием в голосе и каким-то показным подобострастием, приносила обед, чистые полотенца, меняла воду. Даже принесла букет полевых цветов и что-то объясняла, пока ставила его в воду. Когда в ее речи прозвучало имя Александр, Камилла смутилась, поняв, что эти цветы от него.
Вечером та же девушка принесла ей ужин, который Камилла с удовольствием съела. Занять себя было нечем, и она, устроившись у окна, разглядывала запущенный внутренний двор замка. Реставрация, очевидно, была начата не так уж давно, так как леса были возведены лишь частично, и по ним ловко сновали рабочие.
Разразилась гроза. Камилла спряталась под одеяло и долго не могла заснуть. Ее тревожил звук грома и постоянный шум за окном. Сон от этого был неспокойный, и ей снился мужчина в плаще, развевающемся как крылья летучей мыши, и крики рабочих, которые в панике метались по двору.
Утром она проснулась разбитая от прерывистого сна в результате непогоды и полная решимости взяться за дело. Как оказалось, вещи ее доставили, и она с удовольствием облачилась в потертые джинсы и бежевую водолазку, с содроганием вспоминая тугой корсет платья. Не дожидаясь, когда появится горничная, Камилла вышла из комнаты с твердым намерением найти картину, которую ей следовало изучить на подлинность.
Передвигаясь осторожно, почти крадучись, она надеялась, что сегодня владелец замка не застанет ее врасплох. Но уже через несколько метров в темноте коридора она наткнулась на мужчину и испуганно взвизгнула. Надо отдать должное, но мужчина, который оказался всего лишь рабочим, напугался значительно сильнее.
— Извините! — пролепетала девушка, когда вопль мужчины стих под сводами замка. — Я не думала, что напугаю вас так сильно!
— Я и сам не думал, что нервы у меня так сдадут после вчерашнего! — невесело оправдывался мужчина, теребя кепку в руках.
— А что случилось? — участливо спросила она, вспоминая рассказ Агнесс, о том, что рабочий сорвался с лесов.
— Один из наших был ночью найден убитым, — хмуро сообщил мужчина.
— Сорвался с лесов? — с надеждой уточнила Камилла.
— С лесов? Нет, с лесов упал Михай позавчера и разбился насмерть. А ночью мы нашли парня из другой бригады, и умер он явно не своей смертью. Я вам честно скажу — не место здесь для молодой девушки.
— Это я как-нибудь сама решу! — с вызовом возразила Камилла. Да они что, сговорились все запугивать ее этим замком, что ли?
Не слушая бормотаний рабочего, она двинулась по коридору в поисках кабинета или комнаты, где могли быть хоть какие-то картины вообще. На этот раз ей повезло, и в огромной пыльной библиотеке она обнаружила немало образчиков живописи, а в центре находилась картина, закрытая белой тканью, чьей-то заботливой рукой.
С замиранием сердце она потянула ткань за край, и ее взору предстало полотно, изображавшее прекрасную женщину. Она улыбалась кому-то, чуть обернувшись, с такой тонко пойманной кокетливостью, словно ее запечатлел фотограф, а не художник, который заставлял ее часами напролет позировать для портрета. Ее личико освещалось неким внутренним светом и вместе с ореолом светлых волос, уложенных в корону, словно выплывало из тени холста, из растрескавшихся полутонов, которые должны были подчеркнуть ее воздушность и нежность. Тонкая рука удерживала цветок, лепестки которого выглядели полупрозрачными и лежали живой брошью на белом кружеве платья светло-жемчужного цвета. Возможно, художнику недоставало мастерства,
чтобы выписать обстановку или он не хотел этого делать, но сам образ молодой женщины он писал с неимоверным тщанием, если не с любовью.
Камилла, смутно забеспокоившись, нацепила очки и принялась осматривать изображение снова. Можно было разглядеть румянец на бледной коже щек, небрежно выбившуюся прядь волос, алеющие губы, удивительно серые глаза…. И то, что женщина изображенная на портрете похожа на нее, Камиллу, как две капли воды.
Это было как смотреть в зеркало. Только зеркало это было с богатым воображение и выдавало изображение, стилизуя его под век так 17…
— Этого не может быть… — пролепетала девушка отступая.
Но наваждение не проходило. Словно кто-то поиздевался и подсунул ей картину с ее изображением. Она ринулась вновь к полотну и стала пристально изучать холст и основу. Но нет, качество холста указывало на традиции 17 века, грунт так же не мог быть современным… Нужно взять образец и исследовать состав грунта, возможно, даже импрематуры, красок…. Вряд ли найдется безумец, сделавший подобную подделку лишь для того, чтобы ее напугать или удивить.
Оглядев безумным взглядом библиотеку, она бросилась к полкам в поисках каталога или другой описи, которая просто обязана была быть в таком месте. Не прошло и получаса, как она действительно обнаружила каталог предметов живописи, где значилась картина неизвестного художника, изображавшая жену хозяина замка.
Тихо скрипнула дверь, и она даже не удивилась, когда в комнату вошел Александр Горн. Он остановился и, окинув взглядом помещение, оценил обстановку.
— Горничная сообщила, что вас нет в вашей комнате. Вы пропустили завтрак.
— Что все это значит? — срывающимся голосом спросила девушка.
— Я и сам удивлен, — небрежно пожав плечами, ответил он.
— Я требую объяснений! — вскричала она.
— Вряд ли у вас на то есть право, — усмехнулся он, — даже если вы почему-то похожи на некогда жившую здесь женщину.
— Значит, вы не отрицаете, что я на нее похожа?
— А почему я должен отрицать очевидное? — он изобразил на лице легкое удивление. — В жизни и не такие странности случаются.
— Но как это объяснить?!
— Вы ведь специалист в области живописи, — насмешливо напомнил он. — Возможно, вы как раз сможете разгадать эту загадку. Тем более, я вижу, вы достаточно хорошо себя чувствуете для этого.
— Намного лучше, — огрызнулась она и тут же смутилась. — Мне только нужно взять мои инструменты, и я могу заняться исследованиями.
— Прекрасно, — он вновь с каким-то деланным равнодушием пожал плечами.
Девушка гордо выпрямилась и прошла мимо него. Перед тем, как выйти из комнаты, она украдкой взглянула на него, но мужчина не отводил взора от портрета. Раздраженно фыркнув, девушка поторопилась к себе в комнату, где принялась зло копошиться в своих вещах.
Из головы не выходил взгляд Александра на тот портрет, и настроение у Камиллы стремительно падало.А тут еще выяснилось, что она забыла свой бинокулярный микроскоп. Девушка устало отодвинула чемодан. А ведь она прекрасно помнила, что положила его... Мог ли кто взять? Девушка резко тряхнула головой. Что за глупости? Да и кому потребовалось копаться в ее вещах?
-Глупость, — пробурчала Камилла себе под нос и встала, одернув водолазку.
Однако иного выбора нет. Спрашивать, не завалялся ли лишний экземпляр у Александра, не хотелось. А значит, придется выехать в город и поискать там в магазинах.
Камилла дернула шнур, ощутив себя знатной дамой. Буквально через минуту скрипнула дверь.
— Что-то случилось? — Агнесс наклонила голову.
— Да, мне надо отлучиться по делам в город, — Камилла старалась держаться твердо и уверенно. — И я хотела бы...
— Это невозможно, — прервала ее Агнесс, — только с разрешения хозяина.
— Послушайте, Агнесс, — Камилла непроизвольно сжала пальцы в кулак, — я не служанка и тем более не подчиненная вашего госпу... государя. И я не собираюсь сидеть здесь безвылазно.
— Я передам ваши пожелания, — Агнесс окинула девушку презрительным взглядом и ушла.
— Замечательно, — вырвалось у Камиллы.
Продолжая ворчать, она надела теплый свитер. В кармашке нашла ключи от машины. Телефон и бумажник перекочевали в маленький рюкзачок.
Дверь внезапно распахнулась. В комнату вошел Александр.
— И куда вы собрались? — с интересом спросил он.
— Не переживайте, я ненадолго, — легкомысленно отмахнулась от него девушка, затягивая рюкзак.
— Ненадолго? — Александр усмехнулся и скрестил руки на груди. — Хорошо. Только как вы планируете найти дорогу? У вас с этим определенно проблемы.
— Эээ, — замялась девушка, — ну... Я могла бы заодно купить навигатор. Давно собиралась это сделать.
— Вот как? — Александр улыбнулся, но его глаза оставались холодными.
— Хорошо, я не знаю, как буду искать дорогу, — признала Камилла и села на кровать. — Довольны?
— Зачем вам в город? — Александр словно бы не слышал ее.
— Мне... Я... — девушка кинула быстрый взгляд на сумку. — Мне надо.
— Вы что-то забыли? — с неожиданным участием спросил Александр, задержав взгляд на ее одежде. — Быть может, у меня найдется эта вещь?
— Не думаю, — пылко возразила Камилла, тут же покраснев.— Извините, но мне...
— Вам нужно, я понял, — кивнул Александр, чуть нахмурившись.
Камилла смущенно потупила голову, размышляя, не признаться ли ему? Но тогда он наверняка начнет надсмехаться над ней с удвоенным старанием.
— Дайте мне 10 минут, и я отвезу вас, — внезапно произнес Александр. — Вы не против?— спросил он с издевкой в голосе.
— Я не хочу отвлекать вас, — удивленно пробормотала Камилла.
— Вы не отвлекаете, — Александр подошел к двери. — Если это возможно.
— Что? — воскликнула Камилла, но мужчина уже вышел. — Хам, — пробормотала она обиженно. — Я ему что, дитя малое?
Камилла сжала в руке ключи. Зато он не был против ее выезда в город. Схватив рюкзак, девушка бросилась вон из комнаты. Ей надо успеть за 10 минут выехать отсюда. Но у выхода девушка застыла
— Вы упрямая, — произнес Александр, открывая перед ней дверь и пропуская вперед. За стенами замка начинался беспросветно серый, пасмурный день. — Идемте.
Камилла сжала губы и послушно последовала за ним. Почему он такой красивый в этих своих мокасинах из натуральной кожи, темных джинсах с ненавязчивым дорогим лейблом и кожаной куртке, подчеркивающей широкие плечи?
В тени деревьев около ворот стояла черная иномарка.
— Красивая машина, — не могла не признать девушка, подходя к ней.
— Фольксваген пассат, — с вежливым равнодушием сообщил Александр, открывая дверь и помогая Камилле сесть. — Прекрасная машина для долгих поездок, поверьте мне на слово.
Сам он сел на водительское место и уверенно завел двигатель. Камилла не сдержалась и хихикнула. Мужчина бросил на нее удивленный взгляд.
— Просто странно видеть за рулем владельца такого замка,— пояснила Камилла, пытаясь сдержать улыбку. — Я считала, что у вас есть водитель.
— Я весьма стр... Необычный владелец замка, — мягко улыбнулся Александр,
набирая скорость. — Не находите?
Камилла смущенно улыбнулась в ответ на его слова. И внезапно замерла, не отводя от него глаз. Стоило им выехать за пределы замка, как Александр изменился. Исчезло мрачное выражение лица, поза стала более расслабленной. Но что больше всего удивило девушку, это то, что Александр словно бы помолодел. Сбросив с себя напыщенность и важность, он выглядел обычным парнем.
— Вы все еще не желаете поделиться своими планами со мной?— прервал ее размышления Александр. — Хотя бы скажите, куда вам нужно?
— Мне нужен магазин канцтоваров, — помешкав, призналась Камилла.
— Так я и знал, что вы что-то забыли, — воскликнул Александр, насмешливо улыбаясь.
— Скорее, потеряла, — не согласилась с ним девушка.
— Могли бы просто сказать, и возможно я нашел бы вам что-нибудь подходящее, — Александр бросил внимательный взгляд на Камилу, но та этого не заметила.
— А куда именно мы едем?— спросила она, не отрывая взгляда от пролетавших мимо деревьев.
— Здесь неподалеку городок, — отозвался Александр.
— Вот как, — протянула Камилла. — А я вас точно не отвлекла?
— Ничего страшного, — Александр обаятельно улыбнулся. — Мне все равно нужно было уладить пару дел. Я высажу вас в центре, где множество разных магазинчиков, там же и заберу.
— Хорошо, — кивнула Камилла, — и сколько у меня будет времени?
— Примерно около часа, — пожал плечами Александр. — Если вы не передумали принять мою помощь.
— Вы и так мне помогаете, — Камилла ощутила, как жар прилил к ее щекам, — господин Горн, я...
— А вот и населенный пункт, — возвестил мужчина, оборвав ее.
Девушка взглянула в окно.
Это действительно был небольшой городок. Чистенькие уютные дома стояли стройными рядами, перемежаясь красочными лавочками и магазинчиками. Даже хмурый день не мог скрыть их очарование и самобытность.
— Ну, вот и приехали, — раздался голос Александра. — На каждом магазине есть вывеска, так что не заблудитесь. И давайте договоримся сразу. Не задерживайтесь дольше отведенного вам времени. Хорошо, Камилла?
Девушка покраснела.
— Хорошо... — пробормотала она и пулей вылетела из машины.
Камилла не стала ждать, пока он уедет, и вошла в первый попавшийся ей магазин. В полумраке помещения она тут же на кого-то наткнулась и чуть не упала. Сильные мужские руки ее подхватили.
— За вами кто-то гонится? Все в порядке? — спросил ее шатен, которого она уже встречала.
— Это вы? — в свою очередь удивилась Камилла, узнав в молодом человеке одного из тех, кто отказался ее провожать до замка. — Облапошиваете новых туристов?
— Как вы догадались? — весело рассмеялся парень. — В наше время каждый зарабатывает деньги как может!
— Деньги за то, что вы не проводили потенциального туриста? — непонимающе улыбнулась Камилла.
— Ну, так мне такую сумму выложили, лишь бы туда никого не отправлял, — задумчиво отозвался парень, отпустив ее наконец-то. — А вы, вижу, добрались. Я — Марк. А вы?
— Сумму... Выложили... — удивлённо повторила девушка. — Вы уверены?
— Ну... Не мне одному заплатили, чтобы никаких туристов в окрестностях замка не было. У богатых свои причуды, — пожал плечами Марк. — А что до нового владельца, Александра Горна, так он еще и затворник, никто не видел его с момента его приезда.
— Вы не поверите, — убитым голосом произнесла Камилла. — он только что привез меня сюда.
— Так как вас зовут? — настойчиво спросил он.
— Камилла, — пробормотала девушка. — Я эксперт по предметам живописи, должна оценить подлинность картины в замке. Но мне нужно найти бинокулярный микроскоп.
— Камилла, я предлагаю свою помощь в знак извинения за то, что по глупости не проводил вас к замку, — предложил Марк, широко улыбаясь.
— Хорошо, — смущенно согласилась Камилла, не желая быть невежливой и в тайне надеясь выяснить еще какие-нибудь детали про Александра Горна.
Они вместе обошли несколько магазинчиков, и Марк проявил себя прекрасным собеседником и очень обходительным спутником. В одном из магазинов был куплен микроскоп, и в оставшееся время было решено посетить кафе со столиками на улице под красочными тентами.
— Камилла… — с необычной теплотой произнес Марк, придвинувшись к ней.
— А что еще говорят про хозяина замка? — смутившись, девушка торопливо перебила его.
— Насчет этого Горна ходят разные слухи…
— Камилла, — раздался голос Александра. — Сожалею, что вынужден прервать вашу беседу, но нам пора возвращаться.
— Да, конечно... Александр, — Камилла растерянно повернулась к Марку, — мне пора, еще встретимся. Удачи...
— Камилла, — Марк приобнял девушку и горячо зашептал ей на ухо, — вам лучше уехать оттуда. Все эти слухи…. Поверь мне, они не на пустом месте...
— Камилла, нам пора, — Александр буквально выдернул девушку из объятий Марка и потащил за собой к машине.
— Кам, если что, меня можно найти здесь... — донеслось до девушки напоследок.
— К вашему сведению, это, по-крайней мере, невежливо, — возмутилась Камилла в машине.
— Извините за то, что прервал вашу наиважнейшую беседу, — Александр презрительно поджал губы. — Вы нашли, что хотели?
— Да, — растерялась девушка.
— Тогда едем, — Александр не сводил взгляда с дороги до самого замка.
Даже приехав в замок, Александр оставался холоден. Тем не менее, он был так любезен, что проводил Камиллу до дверей в библиотеку.
— Что ж, мисс Леретт, — в его глазах блеснул странный огонек, — желаю вам успешно провести ваше исследование.
Быстрым шагом он направился вглубь замка, оставляя ее одну.
— Первое место среди хамов, — пробормотала девушка, — и плевать, что он аристократ.
Девушка вернулась к картине, стараясь сосредоточиться на мельчайших деталях изображения. Она проверяла краску и полотно, стараясь не обращать внимания на такую знакомую фигуру. Однако разум отказывался думать о чем-то другом. Этот взгляд, пронзающий всех насквозь; эта прядь, выбившаяся из прически… Камилла горько рассмеялась, вспоминая, как ее постоянно корила мама за неусидчивость и пристальный взгляд. А Камилла ничего не могла сделать, так как с детства плохо видела и любила испытать все на ощупь. Так и сейчас, предавшись воспоминаниям, девушка сняла очки и, протянув руку, коснулась картины, чувствуя каждую трещинку и выступ высохшей краски.
— Кхм…. У вас весьма странный стиль работы, — раздался позади нее голос Александра.
— Что? — девушка подпрыгнула на месте. — Вы всегда такой… тихий? — с трудом справилась она с голосом.
— Мы разве уже не решили, что я странный? — с усмешкой отозвался мужчина.
— Ах да, простите, запамятовала, — ехидно протянула Камилла, успокоившись.
— А ведь я здесь с мирными намерениями, — мужчина не сводил внимательного взгляда с девушки. — Вы не составите мне компанию на сегодняшний вечер?
— Простите? — девушка удивленно распахнула глаза.
— Просто уже время ужина, — Александр отвел взгляд, скрывая улыбку. — А вы все работаете и работаете.
— Ну, уж извините, — вспыхнула девушка, — просто скоро аукцион…
Камилла осеклась на полуслове. Взгляд Александра словно пригвоздил ее к полу. Он пристально вглядывался в ее лицо, словно хотел запомнить каждую черточку. Или же наоборот. Он словно бы искал в ней хозяйку портрета. Кровь вскипела в девушке.
— Я не она, — прошипела она, с трудом сдерживаясь.
— Да, вы не она, — повторил Александр. — Она была совсем другой.
Камилла ощутила, как ей словно бы дали пощечину. Александр говорил таким тоном, как будто бы он был разочарован.
— Кстати, мое приглашение на ужин все еще в силе, — внезапно произнес мужчина. — Так что буду рад…
— Я неподобающе одета, — прервала его Камилла.
— А, по-моему, очень даже подобающе, — возразил ей мужчина со странной улыбкой и вышел из библиотеки.
Камилла вздохнула. Что же это за человек, и человек ли вообще?
Тем не менее она пришла в столовую. Комната была погружена в полумрак, свет шел лишь от нескольких свечей на обеденном столе. Здесь же была и Агнесс, которая без лишнего подобострастия готовилась прислуживать за столом.
— Ужин при свечах? — не удержалась девушка. Присутствие этой женщины вроде бы должно было ее успокоить, но лишь нервировало. — Опять проблемы с электричеством?
— Мое извинение за сегодняшнее поведение, — возразил Александр, отодвигая для нее стул.
— И только? — осмелилась спросить Камилла.
— Я провинился еще в чем-то? — изобразил удивление мужчина.
— Вы не дали мне осмотреть ваш замок, — внезапно решилась Камилла.
 Мужчина странно улыбнулся, бросив мимолетный взгляд на молчаливо присутствующую женщину.
— И только? — повторил он ее слова. — Вы злитесь на меня только потому, что я не дал вам осмотреть замок?
— Что если так? — девушка уже успела пожалеть о своих словах.
 
— Я устал повторять, что в замке ведутся реставрационные работы, — холодно, почти резко ответил он. — Я не могу гарантировать вам безопасность, если вы будете разгуливать, где вам вздумается.
Он кивнул Агнесс, тихо звякнула посуда, и в тарелке появилось что-то очень экзотическое в ее понимании.
Камилла обиженно насупилась и без всякого интереса принялась ковыряться вилкой в еде. Впрочем, он тоже не проявил к содержимому тарелки интереса. Девушка украдкой наблюдала, как он отложил столовые приборы и снова чуть кивнул — женщина наполнила его бокал вином, которое при свете свечей казалось густым как кровь.
Она вздрогнула, осознав, что откровенно пялится на него, Агнесс же наполняет бокал уже для нее совсем из другой бутылки.
Александр молча потягивал вино, а она думала о том, что если все аристократы так скучно коротали вечера, тогда понятно, почему у них были проблемы с наследниками.
— Попробуйте вино, — сухо предложил он, взглянув на Агнесс, как ей показалось, недовольно.
— Спасибо… — сердито пробубнила она, но бокал пригубила.
Вино оказалось вкусным и совсем не таким кроваво— красным, каким выглядело в его бокале. А вот разговор так и не клеился.
Высидев около получаса в гнетущей тишине и допив вино, Камилла, совершенно расстроилась, ругая себя за весь этот романтический бред, который ей пришел в голову на счет ужина вдвоем. Этот господин, просто хотел быть вежливым, не говоря уже о том, что вдвоем они определенно здесь не были.
— Я провожу вас, — сообщил Александр, предугадав ее попытку встать из-за стола. Процедура повторилась — он подошел, чтобы отодвинуть ей стул и в результате попыток выбраться из-за стола грациозно, она почувствовала себя еще и неуклюжей.
У двери в ее комнату, Александр внезапно удержал ее за руку.
— Камилла… — произнес он тем голосом, из-за которого любая женщина могла бы удавиться.
— Да?.. — с тайной надеждой выдохнула она, затрепетав.
— Спокойной ночи… — он отпустил ее и чуть помешкав, убрал с ее лица прядь волос.
Он был так близко…
Но в следующее мгновение она уже любовалась на его удаляющуюся спину.
В своей комнате она упала на кровать и слегка всплакнула, но довольно быстро смогла взять себя в руки. В конце концов, она ведь приехала сюда работать. Вот сделает заключение по картине и уедет. Забудет этого наглеца, который играется с ней как кошка с мышью. Она сможет его забыть, нужно только время…
Умывшись и приведя себя в порядок, девушка снова прокрутила в голове их недолгий разговор и вновь убедилась, что этот красавец почему-то очень не хочет, чтобы она шныряла по замку. Все началось с этого склепа…
Взяв со стола свечу (опять, видимо, проблемы с электричеством) она крадучись выбралась в коридор и стала спускаться. Ей удалось беспрепятственно выбраться из здания и, поёживаясь от пронзительного ветра, отправиться в парк.
Петляя по заросшим тропинкам, вздрагивая от любого шороха, Камилла старательно прикрывала огонек свечи и упорно продвигалась к церкви. К ее удивлению, тяжелая дверь, которую она не могла открыть в прошлый раз, на этот раз поддалась легко, словно кто-то смазал петли. Церковь была небольшой, но достаточно хорошо сохранилась изнутри. Оглядевшись, насколько позволяло скупое освещение, Камилла поняла, что здание служило еще и фамильной усыпальницей. Разного размера каменные саркофаги располагались вдоль стен. Она пошла вдоль ряда, рассматривая витиеватые надписи, повествующие о прежних владельцах, и внезапно обнаружила, что один из гробов немного приоткрыт.
Похолодев от охватившего ее ужаса, девушка приблизила свечу к каменной крышке и в неверном свете смогла разглядеть, что там внутри виднеются мужские ноги. И это не были иссушенные ступни мумии или скелета, на них были брюки и ботинки.
Не успела она даже вскрикнуть, как что-то тяжелое ударило ее сзади по голове…
 
 Сознание возвращалось медленно в виде размытых образов и бессвязных звуков. Кто-то склонился к ней и осторожно похлопывал по щекам. Камилла издала стона, узнав в склонившемся Александра.
— Простите меня! — извиняясь, произнес он, поднимаясь с колен. — Я просто растерялся в первое мгновение, когда вас увидел и не рассчитал силу!
Оказалось, что она сидит у стены недалеко от закрытого теперь саркофага, а он стоит рядом с ней и фонарь с железным кольцом ярко освещает его ноги в таких же ботинках, какие она увидела в гробу. Брюки, правда, при ярком освещении оказались темно-синими джинсами. Девушка не могла поверить в происходящее. Самые страшные фантазии вот они — перед глазами. Но разве такое бывает?
Камилла попробовала подняться, но ее ладонь соскользнула с каменной неровности стены и она почувствовала, как рука отозвалась резкой болью. С трудом поднявшись, чувствуя головокружение и тошноту, она поднесла ладонь к свету и увидела неровную рану, из которой сочилась кровь. Девушка бросила испуганный взгляд на Александра и зачарованно замерла.
Его глаза были прикованы к ее ладони, с которой густыми каплями стекала кровь. Лицо его изменилось как по волшебству, выцвело до мертвенной бледности и заострилось.
— Перевяжите рану! — глухо произнес он, бросив ей белоснежный платок с вышитыми инициалами.
Камилла послушно исполнила его просьбу, сотрясаясь всем телом от охватившего ее ужаса. В то, что это реально происходит с ней, поверить было трудно, но все доказательства были на лицо. И не смотря на то, что она разгадала его тайну, Александр все так же занимал ее мысли. Она была не в силах отказаться от него, даже если он не человек. И теперь ей нужно решить сможет ли она навсегда разделить его судьбу.
— Я знаю, кто ты… — тихо произнесла она.
— Правда? — с иронией, за которой таилась неимоверная усталость, спросил Александр.
— Меня это не пугает… Я хочу быть с тобой рядом, хотя и не понимаю, по какой прихоти судьба свела меня с тобой, хозяином этого замка…
— С хозяином этого замка? — он неприятно усмехнулся. — Я полагаю, ты здесь только от того, что являешься копией возлюбленной супруги хозяина замка…
— Теперь я понимаю, что мы просто обязаны быть вместе… — она зарделась. — Я согласна быть… как это… невестой вампира.
— Что?! — недоверчиво переспросил Александр.
— Ты вампир, хозяин этого замка…и я — реинкарнация твоей возлюбленной…
— Вероятно, я не рассчитал силу… — сконфуженно пробормотал мужчина. — Хозяин замка вон там… — он кивнул в сторону закрытого саркофага. — А я не вампир.
— Ты не должен нести бремя этой тайны один! — горячо вступилась она, протягивая к нему руки. — Я смогу вынести все ужасы, через которые прошел ты.
— Я — не вампир! — сердито рявкнул Александр. — К чему скатываться в такую пошлость?!
Сердце Камиллы наполнилось жалостью и состраданием:
— Я видела твое лицо, когда ты увидел кровь на моей руке! — решилась она на прямоту. — И на ужине ты пил кровь. И вынослив ты не по-человечески. И сексуален чертовски…
— О, Боже… — устало произнес он, когда девушка прильнула к нему и порывисто обняла за шею. — Послушай…
Он с усилием оторвал ее от себя и, сдвинув крышку саркофага, указал на тело в нем.
— Вот это — Александр Горн. Состоятельный европеец, который купил этот замок и решил заняться его реконструкцией для развития туристического бизнеса. Он купил замок, который когда-то принадлежал его предкам. Тебя наняли якобы оценить картину. Я даже не понял сначала, к чему это. Но увидев, что ты похожа на возлюбленную владельца замка, счел, что ты, вероятно, являешься «реинкарнацией» его возлюбленной. А я…убиваю людей не ради крови…
— Ты убиваешь людей? — силилась осознать Камилла.
— Я серийный убийца. Мое увлечение — ходить по лезвию… — он усмехнулся, глядя, как она пятится от него. — Полиция всего мира заинтересована в моей поимке…. И чтобы ты ко мне не чувствовала, я не могу принять этого. Не хочу, чтобы ты разделила мою судьбу.
— Почему? — остановилась она в нерешительности, почувствовав в его словах некоторое раскаяние.
— Потому что я хорошо воспитан, — он улыбнулся обезоруживающе и открыто. — Я не убиваю женщин и детей.
— А если я все равно хочу остаться с тобой?
— Значит, ты не очень умна. Либо из полиции… — его улыбка потухла. — В любом случае, тебе нужно поскорее отсюда убираться. Через пару дней здесь состоится бал…
— Как здорово! — восхитилась она.
— …на котором будут присутствовать несколько знатных вампирских семей… — продолжил он невозмутимо.
— Но ты ведь сказал, что вампиров не существует?! — Камилла насторожилась — только что поверив в одно, она вновь возвращалась к вампирам.
«Александр» жестом, полном отчаяния, закрыл глаза ладонью, пробормотав что-то невнятное, похожее на ругательство.
— Я сказал, что я не вампир! — сердито напомнил он. — А вот других вампиров никто не отменял. Вот поэтому я должен отослать тебя прочь.
Как в бреду Камилла вспоминала, как он вел ее к комнате, крепко удерживая за руку, как помогал собирать вещи. И молчал, упрямо и сосредоточенно молчал, как человек, задумавший что-то такое, что приведет его к гибели. Он усадил ее в автомобиль и лихача на неровной дороге довез до городка, где и высадил ее.
— Дальше автобус, поезд, самолет — в общем, все что найдешь, — сухо инструктировал он. — До рассвета еще пару часов, поэтому ты должна спешить.
— Поедем вместе, — горячо попросила она, поймав его ладонь своими пальцами, испуганная неестественным холодным блеском его темных глаз, который должно быть как раз и характеризовал маньяков.
— Не могу, — он усмехнулся, замерев на мгновение. Затем аккуратно, но настойчиво высвободил руку и убрав прядь с ее лица, легко поцеловал ее…в лоб. — У меня другие планы.
Не оглянувшись, он сел в машину и захлопнул дверцу. Не прошло и минуты, как машина скрылась за поворотом. Непрошенные слезы потекли по ее лицу.
— Привет! — радостно прозвучало у нее за спиной, и она чуть не подпрыгнув обернулась.
Это был Марк, парень с которым она познакомилась во время поездки в этот городок. Он еще старался предупредить ее о странностях хозяина замка. Только вот которого? Того, который сейчас лежал в гробу в семейном склепе или про того, чье имя она даже не удосужилась спросить.
— Что ты тут делаешь в такое время? — настороженно спросил Марк, осматривая ее багаж, который стоял у ее ног.
— Мне нужно уехать отсюда, — пролепетала девушка. — Срочно.
— Он тебя обидел? — нахмурился Марк.
— Нет, — Камилла резко покачала головой. — Он меня спас. Мне нужно спешить. Ты мне поможешь?
— Конечно! — воодушевленно согласился Марк. — Моя машина не такая крутая, как у Горна, но я отвезу тебя, куда ты скажешь.
Машина его действительно оказалась неказистой, но остановился он недалеко, и это было ей на руку. Они быстро затолкали сумки в багажник и тронулись в путь. Марк все время что-то говорил, весело и оптимистично, голос его совершенно не походил на голос «Александра» — вкрадчивый и тихий — но его речи успокаивали и со временем ее потянуло в сон.
Долго ли она спала, Камилла не знала. Но даже во сне в мыслях ее был этот «хорошо воспитанный мужчина». Проморгавшись, она посмотрела в окно автомобиля и ей показалось…
Нет, эта дорога точно была ей знакома! Она вела к замку! Приглядевшись, она разглядела мрачный силуэт замка, возвышающегося на холме.
— Куда ты везешь меня?! — в ужасе вскрикнула Камилла.
— Туда, куда и планировалось! — лучезарно улыбнулся ей Марк.
Камилла закричала и попыталась открыть дверцу машины, чтобы выпрыгнуть, рискуя переломать все кости. Он ухватил ее одной рукой и удерживал без всякого усилия. И руки его были ледяны, как лед. Она попыталась брыкаться, но — один удар, и она лишилась сознания.
Тихо скрепили металл. Сначала, этот звук казался ей нереальным, но потом Камилла поняла, что этот звук от цепей, на которые ее подвесили в полутемном подвале, куда свет падал из маленького окошечка высоко под потолком. Рядом кто-то жалобно поскуливал. Камилла пригляделась и смогла разглядеть, что это худенькая девушка, подвешенная на цепи так же как она.
— Ты кто? — робко спросила Камилла.
— Я — Бэт, туристка из Бельгии, — девушка всхлипнула. — Нас тут всех убьют! Говорила мне мама, чтобы я не лезла в истории…
— С чего ты решила, что нас убьют? — испугалась Камилла.
В темноте рядом кто-то фыркнул. Темное пятно внезапно оформилось более четко и Камилла смогла разглядеть Агнесс, которая насмешливо поглядывала на нее. Эта женщина все так же была в черном, но выглядела по-другому, она была величава и не казалась уже такой уж пожилой, лет пятьдесят, не более.
— Слушай Бэт, дорогая, — посоветовала она, — Бэт умница, она говорит тебе правду.
Не успела Камилла и слова произнести, как в темноте заскрипела дверь и кто-то в рабочем комбинезоне проволок внутрь бесчувственное тело девушки, которую, как и их, подвесили на цепи.
— Зачем это все? — испуганно спросила Камилла, с надеждой глядя на экономку.
— Бал, дорогая, я готовлю бал… — женщина с интересом наблюдала за ее реакцией. В ней появилось что-то такое, чего раньше Камилла не замечала.
— Позовите Александра! — закричала она, используя последнюю попытку.
— Александра? — улыбалась Агнесс. — Нет, вряд ли он сможет сюда прийти.
— Что вы сделали с ним?! — ужаснулась девушка.
— Он очень занят, — ехидно пояснила та, — К тому же, он думает, что его прекрасная дама, похожая на прежнюю любовь, уже давно выехала за границу. Может быть, если бы он узнал, он бы пришел…. Но Я не позволю!
В ее словах Камилла явственно услышала нечто неожиданное — ревность.
— Вы не можете с ним так поступить! — выкрикнула она.
— Я могу поступить с ним, как сочту нужным! — лицо женщины перекосило от злости. — Он принадлежит полностью мне и подчиняется только моим приказам.
— Нет! Он же меня спас!
— Пытался… — желчно усмехнулась Агнесс. — Видимо, давняя любовь дала ему силу сопротивляться…
— Но… — попыталась возразить Камилла, которая уже знала, что к владельцам замка этот Александр никакого отношения не имеет.
— Он мой! — резко прервала ее Агнесс. — Почему каждая мелкая соплячка думает, что может конкурировать с взрослой женщиной? Что ты можешь ему дать? Ты! Никчемное, бестолковое существо. А я знаю все его тайные желания и смогу подарить ему вечность…. Со мной…
— Не-е-е-т! — закричала Камилла, но Агнесс растворилась в темноте так же неожиданно, как и появилась.
 
Время остановилось. Трудно было сказать: прошел день или несколько часов. Из окошечка под потолком все так же пробивались скудные лучи света, но они не слабели и не усиливались, вероятно, по причине искусственного происхождения. Количество девушек в подвале увеличилось, их стали держать чуть свободнее, появилась вода и пища, но деморализованное состояния не проходило. Появилось некое апатичное состояние, наводившее на мысль, что в воду что-то добавили.
Когда стало казаться, что это заключение будет вечным, их стали вытаскивать из подземелья, мыли, приводили в порядок и наряжали в стилизованные под старину наряды. Итогом этих процедур было размещение пленниц в бальном зале, где их вновь подвесили на цепи, возле невысоких столиков с золотыми глубокими чашами.
Пока Камилла испуганно оглядывала просторный зал, сверху до низу задрапированный алой тканью, огромную люстру, с горящими в ней восковыми свечами, чьи лучи играли на золотой посуде, ей хотелось кричать. Но во рту был резиновый кляп, туго закрепленный ремешками, и ей оставалось только мычать, как и остальным девушкам, которые с перекошенными лицами поглядывали друг на друга.
В зал вбежал лакей в самой настоящей ливрее, который услужливо распахнул створки дверей, и в зал величественно вплыла Агнесс под руку с Марком. Оба были одеты с навязчивой пышностью — на ней длинное черное платье с высоким воротничком и камеей на шее, на нем фрак. Высокая прическа сделала лицо Агнесс вытянутым и кровожадным, а Марк в вечернем наряде был скорее комичен, чем торжественен. За ними шли гости в нарядах и драгоценностях. Неестественная бледность лиц и скудность движений подсказали девушке, что это вампиры.
Страх обуял ее, когда Агнесс со своим сопровождающим приблизилась к ней.
— Немного терпения, дорогие гости! — громко заговорила Агнесс, с улыбкой превосходства глянув на Камиллу. — Дождемся еще одного гостя и начнем бал!
С этой улыбкой, от которой кровь стыла в жилах, она повернулась к Камилле:
— Все еще на что-то надеешься? А ведь зря. Сейчас появится Александр, и я сделаю его таким же, как мы. Ведь с самой первой встречи я мечтала о нашем с ним браке. О нашем вечном браке!
— И где же состоялась ваша первая встреча? — с мрачным интересом спросил Марк.
— Я путешествовала по Европе поездом, — радостно заговорила Агнесс, словно любое упоминание о предмете обожания доставляло ей удовольствие. — Он перепутал купе и вошел ко мне, когда я почти осущила свою попутчицу…
— Почему ты не убила его там же? — Марк недовольно поджал губы.
— Он выглядел таким… — мечтательно пробормотала она, — таким очарованным…. Правда, как оказалось, боится крови! Но это я исправлю!
Она рассмеялась, словно очень удачно пошутила, а Марк хмуро продолжил:
— В нем что-то не так. Например, он не особенно похож на своих предков, в отличие вот от этой…
Агнесс вновь рассмеялась:
— Брось ревновать! Мало ли кто влился в их род за все это время…
Через главный вход в зал вошел Александр Горн, который был одеть в смокинг с кроваво-красным поясом. Агнесс забыла обо всем и, шагнув ему навстречу, оповестила присутствующих:
— Это — Александр Горн, владелец этого замка и мой будущий спутник!
По толпе вампиров прошел легкий шепот, похожий на шелест листвы. Парами или по одному они стали подходить к Агнессе, которая вцепилась в Александра, и поздравлять их.
Почувствовав настойчивый взгляд Камилы, Александр обвел взглядом зал и увидел ее, прикованную цепями. На мгновение в его глазах ей почудилось сожаление, затем он вновь обратил все свое внимание к гостям.
И до Камиллы дошло. Все было ложью. Александр, наверняка, специально заманил ее в эту ловушку, чтобы, наконец, стать неуязвимым. Чтобы обезопаситься от полиции. Чтобы стать идеальным убийцей.

И все эти девушки.... Камилла насчитала двенадцать, вместе с Бет. Значит, она тринадцатая. Чертова дюжина. Наверное, для полного обращения Александру придется их всех убить. Девушке захотелось горько рассмеяться. И ведь она тоже хороша.

— Ты все еще его любишь? — внезапно донеслось до нее.

Камилла завертела головой.

— Успокойся, иначе Агнесс заметит, — продолжил голос, и Камилла увидела Марка.

Тот стоял рядом и делал вид, что проверяет цепи.

— Так скажи, Илеана, ты все еще любишь его? — продолжил вампир. — Даже после того, как он стал причиной твоей гибели?

Камилла непонимающе уставилась на него. О чем он?

— Посмотри на себя, — с жалостью продолжил Марк. — Он даже не соизволил рассказать тебе, кто ты. Разве он достоин доверия, а самое главное, твоей любви?

Сердце Камиллы, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Ее пугало все: обстановка зала, кровожадный вид Агнесс, равнодушие Александра и непонятные слова Марка.

"Что им всем надо? — кружилось у нее в голове.— Зачем им я?"

— Забудь о нем, — зашептал Марк, склонившись к ней, — я смогу тебе помочь, если ты станешь моей. А ему все равно не выжить. А ты другая, ты прямая наследница...

— Я вам не помешал? — к ним подошел Александр.

— Ну что вы, господин Горн, — Марк усмехнулся, обнажив клыки. — Просто хотел, убедиться, что все хорошо, и ничто не испортит праздника.

— Почему ты не убежала… — тихо пробормотал Александр, находясь спиной к девушке, провожая взглядом блондина.

Камилла промычала невнятное, показывая, что разговаривать с кляпом во рту неудобно.

— Ты сама виновата… — Александр дернул плечом. — Не стоило доверять этому блондину.

" Ну, да"— согласилась про себя Камилла, вспоминая, что именно Марк ее сюда и притащил.

— Александр, милый, нам пора, — к ним буквально подплыла Агнесс.

Под руку с ним она вышла на середину зала. По восторженным аплодисментам Камилла поняла, что бал начался.

Раздался скрежет цепей, и двенадцать девушек были спущены на пол.

— Господа, — торжественно произнесла Агнесс, — я рада снова приветствовать вас, после стольких лет разлуки, в этом замке. Много лет назад я была вашей госпожой и отказалась от этого права, когда полюбила смертного.... Но теперь все это закончится. Наконец, я получу то, к чему стремилась и вновь стану вашей повелительницей, — Агнесс величественно повернулась к Александру. Ее взор пылал.

— Я знаю, будет так, как ты скажешь, — он старался держаться прямо и выглядел очень покорным, — и никто не посмеет тебя остановить.

Незнакомый Камилле мужчина принес золотую чашу и подал ее Агнесс.

— Новая жизнь, начнется, когда мы наполним чаши горячей кровью наших жертв и станем пить! — провозгласила она, поднимая чашу, — но сначала, я обращу того, кого выбрала для себя, кто несет в себе кровь смертного, ради которого я отказалась от вас, дети мои!.. Начнем пир!

Александр послушно ждал окончания ее речей, не проявляя какого-либо беспокойства о своей судьбе. Тем временем девушек спустили на пол под аккомпонемент испуганных воплей, потому что, для пущего удовольствия, девушкам развязали рты.

— После он должен будет выпить твоей крови, а остальные прикончат двенадцать других девушек, — шепнул Марк, вновь незаметно подходя к Камилле, — просто кивни мне, и я остановлю все это. Илеана, неужели ты снова отдашь ему свою жизнь?

Камилла мотнула головой, не в силах разглядеть хоть что-то из-за слез.

Марк подошел еще ближе.

— Ты не понимаешь, — прошипел он, — Агнесс — страшное существо, породившее все наше гнездо. Веками мы лишь проливали кровь, пока она не узнала вкус безответной любви владельца этого замка к тебе, Илеана. И теперь этот…он лишь игрушка для нее, которой она желает отомстить.

— Игрушка?! — вкрадчиво переспросила Агнесс, внезапно оказавшись рядом с ними. — О, да! Он моя игрушка! Я могу делать с ним престранные вещи…
Она поманила Александра к себе пальцем и тот безропотно повиновался. Подхватив со столика остро наточенный нож , Агнесс вонзила его в бок, названному спутнику.
Камилла закричала бы, если могла, глядя, как по белой сорочке Александра расползается багряное пятно. Марк хмуро смотрел на представление:
— Ты зря растрачиваешь его кровь, — тихо бросил он.
Александр приложил ладонь к ране и, поднеся руку к свету, стал рассматривать кровавые потеки. Агнесса торжествующе рассмеялась. Только в следующее мгновенье мужчина побледнел, как и тогда в склепе, при виде раны Камиллы. Он пошатнулся.
Камилла беззвучно рыдала глядя, как мелко затрепетали его веки, и глаза стали закатываться от болевого шока.
— Ты не должен этого чувствовать! — растерялась Агнесс. — Я тебя контролирую!
Марк придержал Александра, и пояснил:
— Психопаты не поддаются внушению, дорогая. Ты не смогла его зачаровать.
На побелевших губах Александра появилась довольная улыбка:
— Рад, что смог удивить! Может, моя госпожа продолжит процесс, пока это еще возможно?
Агнесс зло кивнула в сторону Камиллы, давая понять Марку, чтобы он ее освободил для обряда и, притянув Александра к себе за волосы, вонзила свои клыки в его горло. Зал наполнился одобрительными возгласами и новыми криками юных жертв, которых продолжали терзать.
— Беги отсюда… — внезапно произнес Марк, выпуская ее руку, которую только что до боли стискивал.
— Почему? — испуганно спросила она, радуясь, что кляп вытащен.
— Я тоже тебя любил… — с грустью заметил Марк. — Я не хочу, чтобы новообращенный погубил тебя ради прихоти Агнесс.
Не успела она и шагу сделать, как увидела, что Александр осторожно вынул из раны нож и быстрым отточенным движением вонзил женщине под ребра. Вопль сотен вампиров потряс стены зала. Тело Агнесс бессильно повалилось к ногам убийцы и вспыхнуло ярким пламенем, в свете которого Александр выглядел ужасающе с этой своей блуждающей улыбкой на губах.
«У меня другие планы»,— вспомнились девушке его слова.
— Беги! — крикнул Марк, подтолкнув ее. — Он убил нашу госпожу, а значит, мы все обречены!
Некоторые из гостей занялись огнем, они кричали и метались, задевая друг друга. Драпировка стен и тяжелые шторы вспыхнули, как сухой порох.
Камилла побежала, следом за ней неслись крики. Спотыкаясь, путаясь в длинных одеждах, натыкаясь в темноте на предметы в коридоре, до которого она смогла добраться, Камилла почувствовала, как под ногами дрожит пол, словно где-то под замком проснулся дракон. Еще несколько минут безумного бега по полутемным коридорам, и она выбежала в лунную, прозрачную как стекло, ночь.
Позади раздался глухой взрыв, возникший где-то в подвалах замка и она снова вспомнила слова того, чье имя так и не удосужилась узнать: «У меня другие планы…». Обессиленная, она заставила себя двигаться дальше, вздрогнув от очередного взрыва. Поблескивающий в лунном свете автомобиль Марка оказался нежданным спасением. Она тронула дрожащими руками дверцу и та оказалась незапертой. Ключи обнаружились, к ее счастью, над водительским сиденьем. Она только включила зажигание, когда от очередного взрыва огромной силы замок превратился в рушившиеся декорации. Кроваво-красное зарево охватило полнеба.
«У меня другие планы…» — звучал в ее голове голос того, кто был человеком и охотился на себе подобным до тех пор, пока не встретил более заманчивую цель.
Камилла беззвучно плакала, до боли стиснув руль. Ей нужно было выбраться отсюда. Никаких больше картин и замков. Никаких наследников и родовых тайн. Пусть это все остается в руинах.
 
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз