Великий Альтернативный Обзор конкурсных работ «Трансильвании-2018» от команды вампиров


Рубрика: Конкурсы -> Статьи -> Новости -> Трансильвания -> Обзоры
Великий Альтернативный Обзор конкурсных работ «Трансильвании-2018» от команды вампиров
Конкурс вампирской прозы «Трансильвания-2018»
Великий Альтернативный Обзор
Команда вампиров
Участники команды
Адельмина
Ирина Гринлиф
Ландольф
Лидия Ситникова
Риона Рей
Enigma_net
Количество рецензий
Романы — 14
Повести — 3
Рассказы — 42
Крупная проза
 
Ландольф
Роман «Звери у двери». Автор: Анатолий Махавкин
Начинать роман с аллюзии на Стругацких, на мой взгляд не слишком удачно. Сразу же возрастает спрос с автора, а ответить на том же уровне может далеко не каждый. Рискованное это предприятие. Роман — типичное попаданство в другой мир и в вампиры одновременно. Вампиры энергетические, но не мирные кушатели, а радикальный вариант, когда забирается всё. В целом выглядит очень неплохо. Сам процесс попаданства никак не мотивирован и немного нарочит, но вроде как не принято к этому придираться. Начало, на мой взгляд, затянуто, прошлая жизнь персонажей имеет мало значения в будущем, потому что раскрываются они именно в процессе деградации, которая у каждого идёт по-своему. Кто-то легко и просто воспринимает свою участь, кто-то пытается бороться. Всё как у людей.
Логика мира иногда вызывает сомнения. Пустое пространство, которым следуют герои в начале перехода в другой мир выглядит слишком обширным. Неясно чем живут обитатели Красной таверны: если мало населения, так и разбой вроде как неприбыльное занятие. В целом же мир выглядит достоверно, и деградация персонажей идёт своим путём. Правда со временем кажется, что поступательно движения как бы нет, а текст перерастает в ряд боевых эпизодов, но многим читателям именно такой порядок вещей и нравится. Моё же мнение, что роман сильно выиграл бы, сократись он хотя бы на треть.
Большинство авторов старается давать положительный баланс, менять героев к лучшему, потому читать о бесчинствах и совершенствовании во зле не очень приятно, хотя опять же найдутся любители именно этого.
Финала как такового нет, персонажей просто ставят перед фактом, что они своё отработали и пора честь знать. Вряд ли это добавит им доброго нрава в дальнейших похождениях. Я так понимаю, что написано и продолжение, но мне вполне хватило того, что есть.
Ирина Гринлиф
Роман «Дыхание тьмы». Автор: Анатолий Махавкин
Роман повествует о спецотряде, созданном специально для зачистки зараженных неким сходным с вампиризмом вирусом в условиях глобального вампироапокалипсиса. Изображение вампиризма как инфекционного заболевания взяло свое начало еще с конца девятнадцатого века и с тех пор неизменно собирает свою аудиторию. Разные породы вампиров и некие их уровни изложены предельно понятно, а интрига с главным эмиссаром и видениями вызывает неподдельный и не угасающий до самой последней страницы интерес.
Герои почти все яркие и запоминающиеся, кроме разве что жены Леонида Громова. Автор прописывает всех персонажей с точки зрения Громова, но почему-то именно Варвара очень часто фигурирует под невзрачным «кое-кто», «человек» либо же и вовсе в неопределенном «мне говорят». Такое намеренное принижение образа имеет свое объяснение в конце (она оказывается отрицательным персонажем), но при этом столь сильная привязанность к ней Громова подвергается сомнению. Варвара — удивительно поверхностный, даже иногда глуповатый человек. Зависимость от шопинга, сплетен и глянцевых журналов — все это только дополняет создавшееся впечатление, хоть и разительно контрастирует с проблесками серьезности во время откровений главного героя о своей работе.
В противовес Варваре (Варенику, Ватрушке — куча небрежных прозвищ только усиливает сложившееся впечатление) подана другая женщина, бывшая девушка Громова, Настя. Она — воплощение целеустремленности, острого ума и самоотверженности.
Сама команда группы «Дьявол» подобрана прекрасно: и координатор, и шутливо влюбленная Надя, и вечно нахмуренный Папа. Постоянные шутки и прибаутки совершенно не кажутся лишними, они прекрасно разжижают атмосферу той серой постапокалиптики, что окружает героев. Парой точных фраз переданы внутренняя структура организации и взаимоотношения с секторами.
Главный конфликт — «герой сам не знал, что он такое» — новым не назовешь, но обыграно хорошо, развязка не предсказуема. Читатель скорее подумает плохо о жене Варваре или о той же Анастасии, чем о Громове (не последнюю роль в этом также сыграло повествование от первого лица).
Галлюцинации и видения Громова ничем не удивляют, они скорее похожи на начало каждого третьего голливудского ужастика: тут и странные отметины, и черные глаза-склеры, и половой акт с видением. Как говорится, классика. В противовес хочется сказать, что идею с видеокамерой во время операций, последующий просмотр пленки и дальнейший анализ раньше в литературе не видела. Боевые сцены выписаны очень динамично и понятно, читатель не путается, кто кому что сказал и под каким углом куда повернулся, также топография всех локаций, где происходит действие, проста и понятна.
Язык романа не перегружен, читается легко и встречающиеся ошибки не замедляют и не искажают восприятие (однако вычитка текста желательна, иногда доходит до путаницы имен — то у автора Зинаида носит фамилию Лец, то Кац). Имеются оригинальные и запоминающиеся обороты, как то «…, напоминающее кошмар абстракциониста» или «…, словно римский патриций». Данные обороты запоминаются отчасти потому, что повторяются на всем протяжении текста по меньшей мере два-три раза практически идентичными словами. Встречаются штампы: «громкий звук, словно разрывающие барабанные перепонки и отдающий кувалдой по черепу». Наряду с этим текст радует очень красивыми и меткими описаниями природы. Что касается всевозможных военных баек, спецлексики и жаргонизмов, то их умеренное количество. Пару раз герои сбились на откровенно матерные выражения, что возможно было бы заменить на более нейтральные. Также и последнее предложение в романе «Мне п….ц», несмотря на ярко выраженную обсценность, абсолютно не портит роман в целом.
 
Ландольф
Роман «Дыхание тьмы». Автор: Анатолий Махавкин
Хорошо написано и процесс преображения подробно дан, в целом очень положительное впечатление, но странное, словно не постап, а игра в него. Так и кажется, что стрелялка, так весело всем персонажам, так все радостно шутят. Ну полпланеты уничтожено, подумаешь важность. Мы будем петь и смеяться как дети. Возможно в жизни люди так и ведут себя в трудных обстоятельствах, но я никогда не поверю, что никто не грустит внутри, даже если на людях плакатно-оживлён. Но допустим все счастливы и ликуют потому что ещё живы, но литература — это не совсем жизнь, точнее совсем не жизнь, правила там другие и показать героя исключительно с одной образцово-показательной стороны — значит сделать его более плоским, чем он есть в действительности. На всё воля автора, но покажи он хоть секундную озабоченность своего персонажа, впечатление сразу стало бы более приятным.
Так написано грамотно, юмор хороший. Семейные разговоры только читать трудно, я их пролистывала, по сути просто кокетливая болтовня, печальный финал этого брака нетрудно предсказать. Всё поверхностно, супругу интересуют только денежки-тряпочки. Ну она в своём праве, если муж готов мириться с такой семейной жизнью, то почему нет? Рассчитывать на её преданность и отвагу конечно, было бы наивно, ну да пусть любовь у них такая. Вообще, если герой хотел, чтобы его не предавали, следовало жениться на взрослой женщине, а не на девочке-потребительнице. Такого рода промашки несколько оглупляют центральный персонаж, но мужчинам всегда принято прощать практически всё, так что пускай будет как будет.
Финал воспринимается закономерным, особых эмоций не вызывает. На мой взгляд герой долго прятал голову в песок и оказался совершенно не готов оказаться по ту сторону, хотя, учитывая род его деятельности, следовало бы об этом подумать.
В целом мне произведение понравилось, а углубить бы его немного, стало бы просто прекрасным.
 
Риона Рей
Повесть «Дитя запредельной ночи». Автор: Ламьель Вульфрин
Очень сложное чтение. Ясный сюжет со слэшем и одой кнуту лежит где-то между фэнтези и легендой и даёт автору возможность широко развернуть собственные философские взгляды.
Мир показан достоверно, зримо и веско, проводятся явные аналогии с нашим, и не сразу замечается, что его логика не всегда совпадает с земной. (Раздельнополое размножение, полагаю, вызвало бы немало вопросов у биологов). Реинкарнация героя выглядит несколько натянутой именно потому, что не слишком ясны законы этого мира. Впрочем, иногда создаётся впечатление, что он и не нуждается в законах, путь каждого персонажа предначертан, и герои лишь следуют ему.
Мир — условное средневековье, но в него могут проникать люди из иного, современного (нашего) мира. Здесь существуют христианство и ислам, поэтому странно встретить палача-женщину. Ведь именно эти религии не допускали, чтоб женщина, существо изначально грешное, являлась проводником души в загробный мир.
Язык богатый, образный, яркий, с стилизацией под старину, местами настолько витиеватый, что некоторые абзацы приходилось перечитывать, чтобы понять, о чём они.
Мне стилизация показалась чрезмерной.
• У них даже либерея весьма симптоматичная: в основном труды древних юристов и жизнеописания цезарей.
Либерея вместо библиотеки. Симптоматично. Однако тут же используется выражение «родитель женского пола» (не № 2, и на том спасибо), есть в тексте и «походный трансформер».
Мне кажется, вполне достаточно иметь в тексте несколько понятий, характеризующих время, а не напрягать читателя продиранием через стилизацию, тем более, что сама речь построена достаточно сложно и может запутать даже с чисто современным словоупотреблением.
Чтоб прицепиться:
• И зашагала по торчащим из почвы корням с булыжниками так проворно, что друзья еле поспевали идти сами и вести за собой коней.
Выглядит, будто героиня, как маленькая девочка, шагает по предметам, выступающим из земли. В контексте я так и не поняла, то ли это раздолбанная дорога, где корни торчат, то ли каменистая земля, откуда выступают корни и некрупные камни.
Булыжник — это обтёсанный для дороги камень либо некрупный валун. По таким на земле идти сложно, т.е. скорее всё ж дорога, но тогда описание выглядит странно.
«Почва» это термин, который годится для географа, агронома, биолога в конце концов, но никак не для автора, описывающего пейзаж.
Углублённые копания в политике страны вгоняют в тоску, при том, что читатель не вводится в неё постепенно, а бросается сразу, как кутёнок в омут. Обилие географических названий и имён рождает чувство безнадёжности, но вызывает уважение к персонажу, который во всём этом разбирается сходу, простому кузнецу, прибывшему из другого мира.
Присутствуют в повести и одухотворённые мечи, которые к тому же могут обращаться в людей. Истории с ними стоят наособицу, и мне показались лишними для сюжета, хотя они придают миру определённый колорит.
Вампирчик смотрится вампирчиком с большой натяжкой, т.е. это не стандартный кровосос, а собиратель информации из пространства. С тем же успехом он мог бы быть, например, просто магом.
Текст очень на любителя (слэш, БДСМ, непростой язык).
 
Лидия Ситникова
Роман «Последняя жертва». Автор: Эва Баш
Заинтересовалась этой книгой благодаря аннотации. В ней есть то, что, как мне кажется, должно быть в действительно хорошей аннотации: общее описание мира, историческая и сюжетная канва плюс пара слов о том, кто главный герой и с чем он столкнется. Смешать в равных пропорциях и не подливать воды. Кроме «распутывали самые запутанные дела» ничто в аннотации не смутило.
Пролог безжалостно эксплуатирует грех читательского любопытства — с места в карьер. Можно спорить о том, насколько оправданно начинать вампирский роман со сцены в общественном туалете, но что такое резкое начало распаляет подогретый аннотацией интерес — это безусловно.
Снова мелкая заминка на фразе «усевшись на крышку унитаза, заставил сесть к себе на колени». Далее встретится еще несколько подобных повторов, но общее впечатление они не испортят. Текст причесан и по-хорошему вкусен.
Есть у меня вредная привычка подмечать, с чьей точки зрения ведется повествование в книге. Это ненужный пунктик, ведь в общем-то не от фокала зависит качество текста. В «Последней жертве» мы смотрим на события глазами разных героев (начинающая журналистка Эмма, полицейский Марк, его коллега Диана, мужчина с катаной, пафосный Лион…), и, наверное, в этом случае нельзя было поступить по-другому. Иначе бы не раскрылся до конца весь сюжет, а некоторые сюжетные ветки вообще пришлось бы отбросить. А так — очень здорово наблюдать за развитием событий глазами разных персонажей.
Текст захватывает. Он в меру динамичен — экшен аккуратно чередуется с краткими флешбеками и размышлениями. И это (так же, как аннотация и пролог) заставляют думать, что автор не брезгует хорошими советами из серии «как сделать книгу увлекательной».
Кое-где мне привиделись небольшие провалы в логике повествования (например, почему Эмма так легко села в машину Фейербаха? Кто такой Аксель, откуда он вообще вылез и что забыл в тексте?), но они не портили картины. Собственно, картину вообще ничто не портило… пока не пошли уж очень странные события с «раздвоением» Марка. Мне кажется, основная слабость этого романа — в провисании причинно-следственных связей. То есть автор знает, что и почему, но не доносит это до читателя в нужной степени. Если в некоторых ситуациях автору все же удается сделать из недосказанности приятную интригу (появление Бернхарда Ульмана), то в других, как с Марком, это отталкивает. Предположу, что история с Ульманом интригует постольку, поскольку даются хоть какие-то намеки на объяснение, идет развитие этой линии (Марк и Тезер идут в университет, где когда-то учился Ульман, и расспрашивают о нем). С Марком же такого не происходит — нас просто ставят перед фактом и всё. На эту же тему — и непонятки с «несуществующим» патологоанатомом. Мне кажется, что нельзя так разводить по времени загадку и разгадку. Читатель забывчив, и если ему бросают «кость» в виде какой-то загадки, то решение должно быть где-то ближе. Или должен быть хороший намек на решение, или какая-то динамика, поиск отгадки. Нельзя дать голый факт и даже не намекнуть на разъяснение.
Неприятно царапнула и «обманка» с Лионом — вроде бы он выдается за вампира, а потом мы читаем его слова «я пришел попросить бессмертия».
Больше всего пришлась по сердцу история Эммы. Такая пронзительная, трогательная, жизненная история наивной девочки, покоряющей Большой Город. Глупенькая девочка на побегушках, которая оказывается втянута в страшные дела. Классика, но она-то как раз всегда хороша. А пончики-то! Просто умилили! Ну и без любовной истории не обошлось — малышка и солидный «папочка», что из этого выйдет, неизвестно, да и «папочка» отнюдь не прост, и потому за развитием этих странных полу-отношений любопытно наблюдать. Порадовало, что автор решила включить сюда третью сторону, немножко озабоченного коллегу Эммы. Как только его намерения становятся ясны, за девочку начинаешь сильно переживать. И очень было обидно, когда так вышло с первым поцелуем, очень-очень… Пожалуй, не будь в книге вообще ничего, кроме Эммы и этих ее переживаний, и то было бы интересно читать.
Увы, книга выложена не полностью, но автор любезно приглашает проследовать на другой ресурс, где роман имеется в законченном виде. Кстати, в тегах к роману там можно найти подсказку относительно раздвоения Марка. Хорошо, если начинаешь читать книгу сразу там. В противном случае — нет опоры под ногами, хотя искать опору в тегах тоже как-то сомнительно.
В целом — впечатление двойственное. С одной стороны, хочется дочитать, чтобы разобраться, чем завершились все перипетии, как в итоге вывернется Эмма, добьется ли чего-то ее настойчивый коллега-домогатель, что там с Марком происходит… С другой стороны — на второй половине романа непонятность и запутанность начинают нарастать до критических пределов, когда книгу хочется закрыть. Или хотя бы отложить. Надолго.
 
Риона Рей
Роман «Прогулка под луной». Автор: Марина Дымова
Я не люблю читать незаконченные тексты, поэтому за роман «Прогулка под Луной» взялась по недоразумению: на сайте не было указано, что представлена лишь часть текста, а окончание выложено только на платном ресурсе.
Первое впечатление: роман очень нуждается в вычитке. Значительное количество ошибок, в том числе небрежность формулировок, является безусловным минусом, а их концентрация в первых абзацах может вообще отбить желание продолжать чтение.
• Не приемлемо, неуюёмных, после восьми ста лет
• Зарплата была чистым издевательством и не могла рассматриваться как средство к существованию, зато отнимала всего пару часов жизни каждый будний день, и не была сопряжена ни с какой ответственностью. — во второй части фразы явно имеется в виду не зарплата, а работа.
• Для приличия он постучал, как бы глупо не выглядел этот жест в гробовом молчании заброшенного замка. — выглядел в молчании — неудачное выражение, постучать — действие, а не жест.
• Длинноногая блондинка в бикини наматывала уже десятый круг по комнате, не забывая молитвенно скрещивать руки на груди и периодически встряхивать волосы. — волосами, быть может?
• Рассматривая с пола особенности архитектуры, взгляд Макса снова зацепился за распростёртую на щите фигуру с хищно растопыренными птичьими лапами и женской головой.
• Терпеть не мог, когда перебивали, а уж тем более отвлекали от небольших радостей жизни, которые способен подарить бокал горячей молодой крови, неторопливо распитый хмурым утром, завернувшись в плед.
Можно привести множество подобных примеров. Тем не менее я прочитала роман с большим удовольствием. Как поняла, представлена его значительная часть. Насколько можно судить, основная сюжетная линия не только начата, но и практически завершена, а в неопубликованном фрагменте, видимо, лишь подобраны незавершенные «хвосты».
Фэнтези-линия прекрасно вписана в реал. Единственный момент вызвал сомнения: как легко и просто Макс сорвался в заграничную поездку. Мне бы хватило пары фраз, объясняющих у него наличие загранпаспорта, который судя по жизнеописанию, ему иметь и незачем, и дорого.
В диалогах, частенько избыточная вариативность имён. В четырёх коротких репликах персонаж четырежды называется по-разному.
• — Мэри, сокровище моё, не трогай его, — не сдавался Вегельвейд.
Этот голос, по-видимому, несколько отрезвил вампиршу. Лихорадочный блеск глаз пропал, и взгляд стал более осмысленным.
– Ну что ты так переживаешь? — мягко упрекнула она. — Я бы тебе оставила.
– Ты не понимаешь. Он не для еды... — начал объяснять князь.
– А для чего? — искренне удивилась вампирша.
– Он мой гость, — сконфуженно признался Дикс.
Несомненные достоинства текста — чётко выстроенный сюжет, хорошо проработанные образы героев, живые описания и персонажей и декораций. Российская глубинка обрисована ярко и узнаваемо, так же как и заброшенный древний замок.
Хотелось бы отметить, что у автора прекрасное чувство юмора, которым она щедро поделилась с главным героем. Вампир получился весёлым и очень человечным. Но и другие персонажи, даже эпизодические, прописаны так, что в них веришь.
 
Ландольф
Роман «История Софи». Автор: Наташа Эвс
Замысел в целом неплохой, к сожалению, его здорово подвело исполнение. Текст с самого начала производит странное впечатление. Вампиры, которых ничего не стоит застать врасплох и победить — слабаки какие-то, немотивированно жестокие охотники. Сразу появляется подозрение, что автор скрывает от читателя важную информацию, и поэтому происходящее выглядит нелогичным.
Впрочем, когда даются все объяснения лучше не становится. Недоумений появляется ещё больше. Психопат учёный, который натворив уже бед, из кожи вон лезет, чтобы усугубить ситуацию — пусть, люди, которым всё равно, что их руководитель палач — бывает, но вампиры-то почему ведут себя так непоследовательно? Они не делают ничего плохого с чего бы им стремиться к самоуничтожению? Кому они мешают, питаясь скотской кровью? Чем хуже людей, которые едят бифштексы?
На протяжении текста всё ждёшь, какими такими неисчислимыми винами они заслужили столь утробную ненависть противника, и когда понимаешь, что всё, что можно им реально вменить — это убийство какого-то Саши, которого мы даже не знаем, а значит, и сочувствовать ему не можем, ощущаешь себя разочарованным. Живут тихо-мирно, никого не трогают, людьми не питаются. Неужели все рядовые охотники настолько слепы?
Героиня крута по определению, супердевушка из пробирки. Прописать бы тщательнее её метания и получилось бы здорово, мало внимания уделено переменам её мировоззрения и их причинам.
Финал оставляет грустное впечатление. Пафос его не срабатывает.
Весь текст пронизан ненавистью и муками, для которых по сути дела нет веских причин, понятно, что так бывает в жизни, но от художественного произведения всё же ждёшь внятной мотивации. Вообще уже не первый текст на конкурсе, в котором положительные вроде бы персонажи проявляют склонность к садизму, это удручает. Не только руководитель, но и рядовые охотники радостно обсуждают истязания, которым подвергают вампиров. В итоге сочувствуешь только последним.
Много мелких неувязок. Поначалу гг работает балериной, но потом почему-то вообще нигде не трудится. То есть она училась танцевать долгие годы, чтобы соблазнить одного вампира? Её побеги тоже кажутся лишними, куда достовернее выглядит тихо сидящая послушная девочка. Где она взяла нужное количество взрывчатки? Это ведь не ящик и не два, опять же размещение и снаряжение зарядов дело непростое и долгое, каким способом произведён был взрыв? Почему вампиров вообще так легко выследить и захватить? Адам двадцать лет с вампирам якшался и тем не менее его сразу принимают за своего и никого это не удивляет. Почему вампиры считают себя чудовищами, не имея для того оснований, откуда взялась эта странная жажда саморазрушения?
Поработать бы над текстом как следует, и вышел бы неплохой роман, пока же вещь выглядит сыроватой.
Грамотность тоже следует подтянуть. Вот для примера несколько предложений:
«Павел плеснул с ведра, и пламя потухло. Голова пленника безвольно повисла.
Софи повернулась к Адаму. Парень был бледен и, будучи ещё обезвожен, имел страдальческое выражение лица. Его губы были сухими и потрескавшимися, обросший тёмный волос выглядел тускло и безжизненно. Он был медлительным и флегматичным, казалось, что даже его длинные ресницы опускаются в два раза реже. Но карие глаза внимательно следили за собеседницей.
Наконец, на сцену вышел высокий светловолосый мужчина в белом фраке. Он остановился перед роялем и грациозно поклонился, затем прошёл к инструменту и, легко откинув полы пиджака, опустился перед клавиатурой.
Девушка сделала шаг вперёд, чтоб видеть выход из-за кулис, куда все были обращены.
Оглянувшись, охотник увидел, как из дверей первого джипа Адам тоже прицелился в арбалет. Руководитель оглядел всех и шагнул вперёд, держа прицел перед собой.
В эту же секунду окна облепили прыгающие со всех сторон красноглазые. Они стали отдирать металлические пластины с джипа, скрепя когтями по покраске.
– Пули с него вытащи, — шепнул Адам Вальтеру.
Но организм Софи — это не знакомая человеческая анатомия. Она сама есть эксперемент.
Если отвлечь мысли и чувства Илизара, он не увидит картинки нашего нападения. То есть, если в один момент действовать с разных сторон, наш провидец выберет ту, в которой более интереснее.»
 
Ландольф
Роман «Шахматы дьявола». Автор: Андрей Романов
По фрагменту много не скажешь. Авантюрный роман. Были бы герои поживее, а сведения из Вики и ЧиП изложены покороче, читалось бы с большим удовольствием. Начинается текст странной дракой. Почему человек (хотя это, видимо, вампир) позволяет себя бить так и остаётся неясным. Вообще эта потасовка выглядит достаточно нелепо, но вероятно, когда-нибудь автор объяснит причины поступков каждого из участников. Затем на сцене появляются кварцевые черепа и всё, действие переносится в эпоху крестовых походов.
В каком времени оно начинается тоже остаётся неясным. С одной стороны, дедушка Степана репрессирован в 1937 году, то есть и время советское, с другой его родители покупают коммуналку, что в советское время не было принято. Не мешало бы как-то обозначить эпоху.
Дальше мы видим Григория в древней Византии, и уже понимаем, что его где-то там и обратят. Авантюрные романы не требуют особой достоверности, тут главное приключения, но описаны они не очень увлекательно. Длинное перечисление событий турнира, который не имеет большого отношения к сюжету тормозит действие. Дальше события развиваются поживее.
Язык повествования довольно казённый, много слов не свойственных эпохе, и поскольку ведущей точки зрения в тексте нет, то и свалить их не на кого. Много ошибок. Если подсократить описания и как следует поработать над стилем, вполне мог бы получиться увлекательный авантюрный роман.
Несколько цитат:
«Было удивительно, что мужчина до сих пор не упал под этим сокрушительным градом кулаков и ботинок.
Мертвецкая бледность на лице и дергающаяся от ударов из стороны в сторону голова — вот и все проявления жесточайших побоев
В полной ли мере оценили его решительность сражаться до победного конца?
– Чем могу быть полезен, господа рыцари? — Григорий с интересом разглядывал новых знакомых. Они разительно отличались от Гуги. Оба молчаливые, серьезные. Всем своим видом показывали свое знатное происхождение.
При этом никогда сильно не обижался на выпады Гуги. Относился к своему товарищу, как к неразумному дитю, который вечно говорит глупости. Поэтому терпеливо пояснял тому его заблуждения. Вот и сейчас, он пытался логическими умозаключениями доказать Гуге, что тот не прав.
Развивающиеся белые плащи были похожи на крылья сказочных пегасов».
 
Ландольф
Роман «Ночь, которая никогда не наступит». Автор: Мария Потоцкая
Вот иногда даже не знаешь, что сказать. Если рассматривать данный текст как развлечение для девочек, которые любят смотреть реалити-шоу, то он вполне гармоничен. Полагаю, найдёт массу поклонниц. Затянутость повествования, неясный сюжет, логические неувязки, даже орфографические ошибки и плавающие временами падежи — всё сработает на аудиторию. Для конкурса же данный роман кажется существенно недоработанным.
Героиня — неяркая девочка, так характерная для вампирских романов. Ей не сочувствуешь, но и раздражает она в меру. Приятно, что вокруг неё вьётся не великий вампир или целая их стая, а вполне такой середнячок. Тем не менее все события группируются вокруг неё.
Повествование протяжённое, хотя событий на самом деле немного. Шоу, которое должно было теоретически стать центром романа, выглядит на удивление скудным, словно суть его в том, чтобы участники просто болтались в отведённом им посёлке. Никаких особых игр нет, две попытки как-то оживить происходящее песнями и прятками не срабатывают.
Охотники так же не разнообразят вялотекущий сюжет, в их действиях не видно логики. Не хочется пересказывать события, но на вопрос зачем они проводили мелкие операции, имея в своём распоряжении глобальный план, ответа так и не появилось. Или, например, заявленная охотником система борьбы с вампирами в одном полушарии что разве гарантирует их отсутствие в другом?
Такое чувство, что главари обеих сторон слегка не в себе. Вполне возможно, так и задумано, но снижение уровня дееспособности персонажей убавляет интерес к происходящему, поскольку поступки неадекватных существ нельзя предсказать.
Вампиры выглядят симпатично, их мотыльковость и разница в дневном-ночном существовании делает текст ярче. Персонажи обрисованы неплохо, хотя их избыток мешает запомнить всех и каждого, многие выглядят достаточно индивидуальными.
А вот язык, которым написан текст, оставляет самое грустное впечатление. Фразы написаны кое-как, не чувствуется попыток их построить. Встречаются сбои в точке зрения, но на фоне всего остального они не слишком шокируют. Повествование идёт от первого лица, но в заявленную образованность героини поверить трудно. Все персонажи разговаривают одинаково и подчас их просто трудно понять, а описания предоставляют такой простор воображению, что лучше бы их не было вообще.
Для примера:
«Оказалось, что ничьи надежды не сбылись. Нас снова привезли в лес, казавшийся менее диким и более просматриваемым. Скорее, это было огромное поле, в котором периодически встречались деревья, где-то совсем близко друг к другу, а где-то лишь редкой просекой. Отчетливо была видна рука человека не только по искусственной посадке деревьев, но по хаотично переплетенным веревкам между ними, насыпям песка и недавно вырытым ямам.»
Вот ещё несколько примеров. В сущности, читать можно в любом месте, текст везде примерно одинаков:
«Я случайно бросила взгляд на её отражение в зеркале и увидела её обратную сторону. Она повернула ко мне ровно на ту часть, которая уже выглядела живой под слоем косметики. Губы в отражении были синими, кожа белой, а глаза красными от множества потрескавшихся сосудов.
Я увидела нечто запретное и жуткое, что вероятно как-то скажется на мне. Как же было бы хорошо, если бы последствия затронули лишь сферу моей психической деятельности.
Мы обменялись неловкими смешными фразами. Он сказал мне «пожалуйста», когда отдавал кофе, я ответила «большое спасибо».
Я видела, что ночь должна вот-вот наступить, но она ещё не полностью завладела над днём.
Рядом с ней стоял парень, который, несомненно, привлек бы мой взгляд, если бы она не затмевала его.
Мы не успели выйти, как к нам снова подбежала та торопливая девушка и одела на каждого небольшой микрофон. Я решила проверить, всегда ли будут транслировать мою речь для всех и негромко кашлянула. Мой хитрый план не был услышан никем, кроме меня, и это приносило хотя бы долю облегчения.
Поэтому наше разделение не оказалось для меня ударом, зато папе становилось только хуже. Ему всё меньше и меньше казалось, что он способен меня защитить.
Такого чистого светлого взгляда я никогда не видела. Как ясное голубое небо, освещенное солнцем, но не прожженное им.
Когда они скрылись за дверью, я подошла к Йозефу, который так и сидел на полу. На всякий случай я обошла его спереди, чтобы посмотреть, нет ли и у него клыков. Может быть, вампиры могли озвереть не только от голода, но и от ярких эмоций. На горестном светлом лице Йозефа, казалось, никогда не могло быть клыков.
Йозеф поднял на меня свои бессмысленные глаза, то ли не наполненные вовсе, то ли опустевшие от горя, и кивнул мне. Он взял меня за вторую руку.
Я обняла его. По-настоящему, крепко, без попыток что-то вложить в свои объятия, а с искренним чувством. Я гладила его по волосам, а он положил голову мне на плечо, прикасаясь к моей пульсирующей шее.»
 
Ландольф
Роман «Стать легендой». Авторы: ArahnaVice, Росс Гаер
Очень хорошо написанный текст, с глубокой психологической проработкой персонажей, понятным мироустройством, где государствами в государствах существуют вампиры, стоящие жёсткую иерархию для себя и других.
Натуры людей и вампиров понятны. Кому-то сочувствуешь, кто-то вызывает неприязнь. Внутренние разборки кровососов затрагивают людей, которые верно служат своим господам. Мир всеобщего подчинения, где никто не может чувствовать себя в безопасности и остаться безнаказанным. На мой вкус много созерцательности, но мало действия, текст для поклонников неспешного течения событий. Один герой едет, остальные за ним охотятся. Для крепкого сюжета немного маловато строительного материала, но авторам, вероятно, интереснее изучать калейдоскоп лиц и судеб. Их право. Причина всей деятельности выглядит капризом. Вот подай королю вампиров именно это, а не другое. Почему сам не взял, когда оно было в руках, тоже непонятно, но кара сурова и подчинённые стараются.
Выглядит господин главный вампир в свете этого пресыщенным. Возможно, он просто решил проверить как система работает, поскольку цель к которой все так старательно шли, на мой взгляд, не оправдала средств. Ничего значительного так и не случилось, мир продолжил неспешно существовать.
Диалоги на мой взгляд малоинформативны, временами это даже можно назвать болтовнёй, но учитывая неспешность всего происходящего, вполне вероятно, что такой подход оправдан.
Понравились эротические сцены. Их сложно сделать небанальными, но авторам удалось. Не берусь судить, насколько они захватывают, но не отталкивают точно. Вообще эротика выглядит не вставкой для того чтобы было погорячее, а вполне гармоничной частью целого.
В своём классе отличный роман, превосходно показана несвобода всего и всех, исключения ведь не сделано для самых преданных и близких, каждый может быть репрессирован. Такой латентный вампирский фашизм в уютной тени монархических традиций. Если бы ещё персонажи меньше курили, было бы вообще замечательно.
 
Ландольф
Роман «Последний. Дети вампира». Автор: Абиссин
Очаровательная сказка, насыщенная и полновесная. Жестокая, особенно в финале. Издевательства над пленным сильно испортили впечатление. Каждый старался как мог и возможно следовало человеку быть человечнее. Ну получается, он поставил себя ниже того, кого презирает.
В целом написано хорошо. Смесь фэнтези, постапа и сказки, герои, которые странствуют, борясь с тем, что они считают злом, но в итоге сами добра не приносят. Мир где, видимо невозможен нормальный исход в принципе.
Сюжет выглядит немного рыхловатым, герои отвлекаются от цели на разные побочные развлечения, некоторым персонажам следовало бы появиться раньше по ходу повествования, роль некоторых непонятна. Радует, что в конце нет свадьбы. Финал странный, не приносит удовлетворения, решение проблемы кажется видимым, а не подлинным. Хочется спросить: ну и что дальше?
Вместо того, чтобы искать дорогу к миру, властители хотят всего и сразу — путь который всегда заканчивается поражением для всех.
Героев искренне жаль, особенно, кстати, оракула, который меньше других был в чём-то виноват, поскольку ему и выбора никто не предоставил.
Иногда возникает ощущение, что автор не вполне справился со всеми своими персонажами.
Неплохо бы разобраться с точками зрения, большая чёткость в этом вопросе заметно улучшила бы восприятие. Если почистить текст от современных слов, он смотрелся бы органичней. Так написано хорошо, но попадаются конечно и недочёты.
«Маус уже выпил содержимое своего стакана одним залпом,» — просто залпом.
«В песке на самом дне то и дело вспыхивали отшлифованные, прозрачно-белые кусочки горной слюды.» — Чего? Может быть, горного хрусталя?
«Ему снилась огромная пустая зала, в мозаичный пол которой были встроены магические стеклянные шары, испускавшие слабый свет. Белые стены, массивная люстра, вмещающая в себя три ряда свечей, и потолок, до которого ребенку никогда не дотянуться,» — а взрослый что, дотянется без труда?
«а конюх, вместо того, чтобы контролировать их передвижения, собирал граблями свежескошенную траву в небольшие кучки»
Некоторые эпизоды выглядят приданными для объёма или развлечения публики, как, например, свадьба в начале. Кое-что смотрится недостоверно: что ели жители деревни за целый год зимы? Ни хлеба собрать, ни фуража заготовить, скот и то нечем кормить.
 
Enigma_net
Повесть «Забыть солнце». Автор: Анна Ларичкина
Повесть «Забыть солнце», или Мысль бежала вперед спотыкаясь.
С первых же строк автор погружает нас в мир подросткового сумбура. Мысли скачут как кузнечики в траве, описания тоже. Логика происходящего ровная, как кардиограмма трупа. Диалоги напоминают азбуку Морзе и редко случаются длиннее десяти слов. Здесь же классика жанра — многократные повторения слов и вопросов.
Последовательность событий похожа на перелистывание блокнота: случайные мысли вслух, поток сознания, ой радуга! мысль побежала дальше. Идеи приходят в голову главной героини резко и остаются там навсегда, захватывая всю оперативную память.
Начало и завязка неоправданно затянуты, герои на словах бегут и проживают динамичную жизнь, но от текста остается впечатление улитки, очень тщательно пережевывающей салатный лист.
Родители, школа, прочий взрослый мир намечен очень условно. Неизбежные шаблоны, которые автор в спешке навтыкал куда пришлось.
Удивительным образом во внутреннем мире героини сочетаются шмотки, парни, уроки алгебры и сырой фарш, который составляет основу ее рациона.
Откровенных ляпов нет только по тому что автор даже не пытается выражаться художественно.
Весь текст банален и являет собой скупое перечисление событий, лишённое эмоциональной окраски.
Описаний нет. Конфликта нет. Повествование ведется от первого лица, но фокус частенько сбивается и забирается в головы к другим персонажам. Так же героиня умеет видеть себя со стороны, наиболее распространенный ляп в таких произведениях.
Вызывает уважение только трудолюбие и способность выдать такой объем текста. К сожалению и сама идея и изложение оставляют желать много лучшего.
 
Риона Рей
Роман «Жизнь и приключения вдовы вампира». Автор: Татьяна Буденкова
Автор позиционирует свой роман как любовно-приключенческий с элементами мистики, но скорее всего тот, кто поверит этому, почувствует себя обманутым. Текст очень на любителя. Стилизация под девятнадцатый век, повествование плавное, обстоятельное и неторопливое. Для приключенческого ему недостаёт динамики, для любовного — пылания страстей и собственно сквозной любовной линии. Несколько любовных линий наличествуют, но поданы на бытовом, а не романтическом уровне. История «вампира» — трагикомедия, основанная на сплетнях и суевериях, ничего мистического в ней нет. Вопрос, есть ли здесь вообще мистика, остаётся открытым: героям является призрак убитого, но все такие встречи происходят, когда люди, у которых совесть нечиста, не в лучшей форме, усталые и полусонные, да и на сюжет они практически не влияют, а лишь подымают градус нервозности персонажей. Это вызывает обоснованные сомнения в том, что призрак существует в действительности, а не является плодом воображения уставшего разума, замутнённого суеверием.
Поэтому сама подача этого текста на «вампирский» конкурс вызвала недоумение.
 
Роман скорее бытописательный. Действие происходит в провинциальном городке, атмосфера которого передана очень ярко и достоверно. Неторопливая жизнь, поиски лучшей доли, сплетни, суеверия…
Основных героев двое: это не только сама «вдова вампира», но и её отец, пожалуй даже в большей степени, поскольку значительная часть действия и практически все персонажи завязаны на него.
Хорошо показано развитие характера героини. Если в начале мы видим тихую и покорную девушку, которая совершает убийство почти случайно, скорее по безысходности, то в финале это дама, закалённая жизнью и не склонная к сентиментальности, чётко расставляющая приоритеты и способная самостоятельно сделать выбор.
Да, конечно, душа моя болит и плачет, но сейчас я очень занята. Мне недосуг страдать и заламывать руки. Я потерплю.
 
Изменения героя не столь разительны. Конечно, можно сказать, что он из меркантильного папаши, пытающегося продать дочку подороже, превратился в любящего отца, но это не совсем справедливо. Рост его благосостояния выписан достаточно подробно, бедный писарь превратился в солидного управляющего, с собственными средствами, позволяющими не беспокоиться о куске хлеба. Возможно, будь у него такие тылы в начале, он больше бы беспокоился о чувствах дочери и оценил не только глубину кошелька жениха, но и его моральные качества.
Я не особо сильна в истории, но показалось, что стилизация речи не всегда удачна: тяжеловесные обороты, местами насыщенные канцеляритом, затрудняют чтение. «Княгиня» удивила. Насколько помню, этот титул получается лишь через мужа и может принадлежать лишь замужней женщине либо вдове. Незаконные дети княжну княгиней не сделают.
Показалась крайне сомнительной интрижка героя. Почему Акиму Евсеичу и в голову не пришло задуматься о разнице социального положения с «княгиней»? Она-то ладно-понятно: намеревалась использовать его в своих целях, да и то, ложиться с ним в постель для этого было не обязательно. Кстати, это же была с её стороны спланированная акция, а предохранение к тому времени уже существовало…
Возможно, следовало хотя бы немного «поднять» героя по социальной лестнице, хотя бы выдать дворянское звание за какие-нить заслуги. Тогда и мезальянс графа, который женится на его дочери, выглядел бы более естественным.
 
Текст грамотный, тем сильнее режут глаз отдельные ляпы.
Ну, уж сначала меня обиходит, потому как время мало потребуется, потом за тебя возьмётся. 

Хотя в доме многое переменилось и время прошло изрядно.

Она подняла глаза, и Аким Евсеич увидел в потемневших до глубокой синевы глазах дочери сверкающие бриллианты слёз. Яркий свет люстр переливался и отражался от её глаз, как от драгоценных сапфиров. — Не слишком много ювелирки?
Что за комиссия такая — быть отцом взрослой дочери?! — настолько явные вещи лучше или вообще не писать или обыгрывать.
Правда, пока Аким Евсеич не знал, каким образом это дело обустроить. — может, всё-таки просто устроить?
В целом мне текст показался затянутым и несколько нудноватым, несмотря на комедийно-мистический оживляж, хотя финальный выбор героини порадовал.
 
Ландольф
Роман «Пока ты меня ненавидишь». Автор: TatianaBereznitska
Созерцательно. Сюжета нет, зато много красивостей, описаний, переживаний и бредовых видений. Сильно на любителя. Героиня — обычная офисная девочка, герой — демон, вызванный подружками в процессе гадания. Девочка хочет жить обычной жизнью, демон развлекаться. Что у них там в итоге вышло — осталось непонятным, ну да сами разберутся. Любовный роман в стиле садо-мазо? Написан хорошо, ошибки, конечно встречаются, но возможно, это итог торопливой вычитки, автор потом почистит.
 
Ландольф
Роман «TeaghlachPhabbay». Автор: Алексо Тор
В кои-то веки нормальный живой боевичок, а не унынье страдательных героев, что бродят как призрак коммунизма по страницам романов. Главный плюс произведения — конечно же гг — вампир, что нечасто встретишь на вампирском конкурсе, где вампир зачастую либо мимо проходил платочком махал, либо приставлен для мебели, либо его вообще нет, только рассказы о том, что нечто такое бывает. Нормальный вампир, а не мрачный затворник с надоевшими планами мирового величия. Весёлый жизнерадостный, живущий полной жизнью, то есть именно то к чему и придёт нормальный человек, получив в своё распоряжение вечность. Герой вполне органичен, живёт в своём насыщенном множеством сущностей мире, чувство юмора и здравый смысл куда надёжнее для выживания чем бесконечные размышления о своём проклятье.
Непонятно, сколько ему лет. То заявлено, что триста пятьдесят, то он один из первых апостолов. В любом случае для субъекта, который величает себя древним вампиром он слишком часто результативно получает по черепу.
Мир хорошо проработан. Не берусь судить о реалиях американского города, заявленного в романе, поскольку никогда там не была и никогда не буду. Надеюсь, антураж автор проработал.
Инфернальных сущностей очень много, быть может избыточно много, учитывая, что по легенде народонаселение о них ничего не ведает, но мир существует весело и потом видим мы его глазами вампира, который, возможно, что-то переоценивает, а что-то недооценивает. Действительность с его точки зрения вполне органична и за ней интересно наблюдать.
Прайд, пожалуй, следовало раскрыть чуть полнее, им мало внимания уделено, кто родители малышки для меня так и осталось неясным. То что гг называет её дочерью ещё не факт, что он ей отец, а кто мать и вовсе неясно. Вообще взаимоотношения внутри вида я не очень хорошо поняла. Все эти беты и гаммы не сочетаются с апостолами, а уж омеги и подавно. Учитывая, что все эти названия букв сейчас довольно активно задействованы, полагаю, стоило подобрать другие обозначения.
Иерархия охотников тоже не вполне ясна, сложно у них там всё, ну да вампир вот в этом как раз разбираться не обязан и его неосведомлённость вполне оправдана.
Сюжет динамичный, хотя и тормозит его изрядный флешбек, который к тому же никак не заявлен как бросок в прошлое, хорошо бы в начале как-то определить этот момент, потому что кажется, что события происходят сейчас и непонятно с чего автора повело в сторону.
Ещё больше текст тормозит обилие нерусских слов. Название само по себе отталкивает, а тут ещё регулярные вставки причём на разных языках. Современный читатель не любит ссылки, да и перевод дан далеко не всегда. Вся эта иностранщина выглядит больше как выпендрёж чем попытка создания атмосферы. На мой взгляд таких вещей желательно избегать, даже если автор полиглот и свободно владеет всеми этими языками.
Делать героя известным литератором — очень рискованный шаг. Даже если сам автор романа богат и мегапопулярен, такой приём выглядит как попытка подрекламировать себя и свой образ жизни. Если же автор ещё не раскрутился, как желание шагнуть через ступень.
Главный недостаток — недовычитанность. Почистить надо текст от повторов, опечаток, ошибок.
Финал всё же немного богомашинный.
Почему Уильям за 20 лет из молодого парня превратился в старика, а не в зрелого мужчину? Что такое с его семьёй?
Есть телефоны, скайп, почему тогда рукопись в бумажном виде?
Придраться всегда к чему найдётся, но в целом произведение с крепким сюжетом, гармоничное, интересное, с хорошо прописанными персонажами и глубоко проработанным миром.
 
Ландольф
Роман «Светлые грани тёмной души». Автор: Наталья Ветрова
Авантюрный роман в почти классическом воплощении. Достойный представитель своего жанра. В нём присутствует всё, что требуется для произведения этого класса: любовь, дружба, ревность, месть. Здесь есть и жестокие разбойники, и чокнутый профессор, и злой колдун, и добрая ведьма, и романтический, герой с мятущейся душой, и его прелестная подруга, и надёжный товарищ. Главный герой вампир и фокальный персонаж, что особенно приятно видеть на конкурсе Трансильвания. Его путь, начавшийся с почти нечаянного обращения, сомнения и трудности, что ему пришлось одолеть. Перед читателем разворачивается история его жизни на протяжении десятков лет, её ключевые моменты. Написано легко, читается с увлечением. Герой страдателен, но в меру, так что не раздражает вечным унынием, он довольно твёрдо идёт к своей цели и заслуживает победы и уважения. Быть может, плюшка, которую он получает после общения с чокнутым профессором, великовата, но для авантюрного романа это не грех. У этого жара свои законы.
Конструкция мира лежит вне нашей реальности. Это не исторический роман и не фэнтези, героев окружают декорации, которые возникают вокруг них по мере необходимости. Достоверность многих из них вызывает известно сомнение, и, хотя в авантюрных романах допускаются расхождения с историческими и географическими реалиями, текст выиграл бы, дай себе автор труд проработать мир тщательнее.
Драки выглядят изрядно постановочными. Немного больше достоверности пойдёт им на пользу. Слишком напористо ведёт себя какой-то подпоручик с графом и вести бой на полное уничтожение крайне неблагоразумно с его стороны. Великовата результативность стрельбы, производимой на скаку. То призрачный великан рассыпается пылью от удара бревном, то с ним нужно долго биться, если он призрак, почему он материален? Алексей то помогает, то просто стоит в стороне.
Возникают и другие вопросы по матчасти:
Как он мог научиться играть в карты если не общался ни с кем?
Хлеб неудачная пища для вампира, который поглощает только жидкости.
А на какие средства он живёт?
«Привязав лошадь к дереву, я неспеша зашел внутрь» — во времена когда ездили на лошадях у любого общественного здания имелась коновязь.
Длинные иглы не требуются для внутривенных инъекций.
От анахронизмов вздрагиваешь, но теперь вроде бы как считается неправильным их замечать, так что не берусь оценивать с этой точки зрения. Прополоть слишком современные слова всё же стоило бы.
Над стилем желательно поработать. Встречаются фразы, которые откровенно шокируют. Вот такое тоже надо убирать из текста, потому что впечатление оказывается изрядно испорченным:
«Конечно, многим мое одиночество казалось странным, и люди часто выдумывали всякие небылицы, чтобы хоть как-то объяснить мое предпочтение уединению.
За одним из них сидело пятеро человек, увлеченных игрой. Бросив на них беглый взгляд, я понял, что это в основном работяги, пришедшие сюда после тяжелого рабочего дня.
На стенах висели большие картины в золоченых рамах, с изображением незнакомых портретов чужих людей
Резко дернувшись, стало ясно, что нет сил их разорвать.
Теперь она стала обычной для сильного человека, но слабой, как для вампира.
Кайнын несколько секунд не сводил злобного взгляда с высоты своего роста, но я уверенно стоял перед ним, не собираясь отступать.»
В целом произведение мне понравилось. Хороший образец своего жанра, а недочёты при желании легко убрать.
 
Enigma_net
Повесть «Морок». Автор: Liorona
Красиво подана ранняя осень и очень графично поданы персонажи. Объемно и разнообразно. Размеренное, даже немного лиричное начало настраивает на созерцательный лад, однако к первой трети повествование набирает скорость и становится очень захватывающим.
Имеется несколько комков в описаниях, которые создают атмосферу и сами по себе настолько милые, что можно закрыть на это глаза. Немного цепляют повторяющиеся обороты, но само повествование настолько увлекательно, что даже вечно оккупированные лавочки смотрятся органично.
Мир в повести прорисован четко и объемно, многообразно. Нет нудных детализированных описаний, чересчур сложной иерархии. Картина дана легкими, но яркими и сочными штрихами.
Из мелких деталей, там и здесь разбросанных по тексту создается образ главной героини, который динамично развивается и претерпевает изменения. Причем изменения эти не банальны. Развитие персонажа гармонично и логично, с учетом обстоятельств. Главный герой тоже не шаблонен, хотя в чем-то классический.
Мне понравился их дуэт, от настороженности к заинтересованности, от заинтересованности к яркому любопытству, необычности. К доверию и принятию в конце.
Второстепенные персонажи смотрятся убедительно и уместно, и, хотя в ходе событий задействованы мало, косвенно оказывают сильное влияние на действия персонажей.
Повесть яркая, своеобразная и складная.
Малая проза
Ирина Гринлиф
Рассказ «Feeder». Автор: Overdrive
«Шизотерика и киберпанк — смешать, но не взбалтывать». Цитата из самого произведения как нельзя лучше подходит для начала рецензии, потому что именно такой сумбур оставляет по прочтению. Потом, когда мысли улягутся и анализ становится возможным, можно начинать раскладывать по полочкам.
Почему-то всплывает в мыслях то время, когда социальные сети только появились и среди подростков стали ходить родившиеся тут же городские легенды. Мол, существуют сети-призраки и зарегистрировавшийся там обречен на жалкое бесплотное существование, а есть и такие, что крадут силы и даже душу. Вампир из рассказа не воспринимается хрестоматийным вампиром, отчасти потому, что ему не присуща ярко выраженная позитивная или же негативная роль. Он вызывает жгучее любопытство (и как жаль, что нет продолжения!)
Остается так же открытым вопрос: если вампир может быть донором крови, то, получается, он должен принадлежать к тому же виду, что и человек? В таком случае замысел с разным генокодом и вампиризмом вызывает сомнения. (Коровий ген и прочее — бедные люди обречены на болезнь? Или кровь раскладывается на составляющие, которые не несут в себе… инфекции? Ладно, это дебри, но вопрос и правда интересный.)
Визуальный образ вампира с его андрогинностью вызывает в памяти образы английской готической литературы, что на фоне общей «техничности» текста не может не радовать. Все присутствующие в тексте персонажи обладают каким-то отчетливым неземным флером (кроме рассказчика) — медсестра (бесполый ангел), вампир, чей пол так и не был выяснен.
Упоминание группы Черный Ангел стало приятным бонусом, правда, не до конца понятен момент, когда вампир извиняется за то, что разрядил плеер. Искала в тексте какой-то намек на объяснение, но так и не нашла.
Слегка смутил в некоторых местах выбор лексики — автор то обращается к более высокому ее слову, используя библейские метафоры, то вбрасывает всякие «лифчик», «залипать».
Окончание ставит троеточие — значит ли заявка в друзья то, что главный герой станет прямым источником пищи, или же все вампиры кормятся из некой базы? (привет тебе, мадам Яровая, чтоб тебе хорошо спалось) И сам вампир, обретаясь в соцсетях, разве не сливает туда душу? Вопросов остается немало, что открывает просторы для фантазии.
 
Лидия Ситникова
Рассказ «Подъезд». Автор: Евгения Егорова
Начиная читать «Подъезд», сразу обращаешь внимание на кропотливую работу с текстом. При этом удивляет наличие в рассказе заметных «блох». Такое впечатление, что автору не хватило одного финального штришка, последней вычитки. При этом язык рассказа довольно приятный, не скучный и не пафосный. Складывается ощущение аккуратной и длительной работы, которой, возможно, где-то недостает эмоций. Слегка.
В плане соответствия теме конкурса рассказ не разочаровывает. «Почти» классическое столкновение вампира и человека. Даже не одно. Сначала вампир — безымянный Вампир — старается ужиться с невзлюбившими его соседями, пока о нем в конце концов не забывают. Потом он сталкивается со старшей по подъезду, и этот конфликт разрешается далеко не мирным образом. И наконец финальное столкновение, которое меняет жизнь человека, но совсем не так, как это обычно бывает в вампирских фильмах.
В «Подъезде» вампир показан, наверное, со своей худшей стороны. Нет, не злобным безжалостным кровопийцей, отнюдь (хотя чашка с бурыми потеками имеет место быть). Рассказ буквально дышит мраком и безнадёгой, это отчаяние такой тотальной обреченности, что мурашки по спине. При этом мы даже не знаем, кто такой Вампир, как он дошел до такого жалкого существования в унылой ободранной квартире с закрытыми картоном окнами, сколько ему лет, каково его прошлое... Да мы вообще о нем ничего не знаем, кроме умения кодить (кстати, любопытно, видимо, Вампир не таки уж и дряхлый?). Вся история персонажа подана штрихами и намеками, среди которых самый яркий — портрет девушки в разбитой рамке. Память и равнодушие.
Но было бы несправедливо считать Вампира скучным. Он — загадка, но не та, которую тянет разгадать. Скорее, та, от которой хочется держаться подальше. Страшная сказка на ночь, живое предупреждение детям. «Не пей человеческую кровь, а то будешь как вон тот бледный тип в грязных кроссовках». Вампир предстает этаким воплощением безразличной тоски.
Но было бы неправильным также и полагать, что финальное столкновение в рассказе меняет только человека. При всей своей мрачности «Подъезд» оказывается жизнеутверждающим, и те, кто пройдет вместе с Вампиром предлагаемый путь — от подвала до крыши — найдут в финале мощный проблеск жажды жизни. Причем не только со стороны перепуганного человека. Больше всего рассказ запоминается именно трансформацией Вампира. Мы как будто видим его второе лицо, скрывавшееся под равнодушной маской. На самом деле — ему не все равно. Даже в самой отчаявшейся и уставшей душе всегда найдется место надежде. И неважно, чья это душа: Вампира или человека.
 
Адельмина
Рассказ «Сафари». Автор: Денис Давыдов
Очаровательная задумка! Уже начиная с аннотации, закручивается лихой сюжет. Приятно удивляет реалистичность, с которой подаются события типичного подросткового ужастика. Здесь всё так близко, так естественно. Герои рассказа — обычные российские ребята-выпускники со своими стремлениями и проблемами переходного возраста. Вчерашние дети, рискующие не встретить рассвет взрослой жизни — и жизни вообще. Чувствуется, что автор писал от души, и это вызывает отклик в сердце читателя. Рассказ повествует о настоящих ценностях: сплочённости перед лицом серьёзной опасности, взаимопомощи, сочувствии, силе духа, находчивости, рыцарстве. Композиция продумана. Противники, с которыми сражаются герои, становятся всё опаснее, при том что постоянно нависает высшая угроза. Финал непредсказуем, но, как ни печально, закономерен и опять-таки реалистичен.
Если бы воплощение было под стать самой идее!..
Прежде всего, предлагаемые обстоятельства — это фантастика. Директор рядовой общеобразовательной школы прямо в течение учебного года увольняет квалифицированных учителей одного за другим. Распоряжается установить во всей школе тонированные бронированные окна, не открывающиеся изнутри. В реальности подобные нововведения не выдержали бы ни одной проверки. В зданиях школ за инсоляцией помещений и путями эвакуации зорко следят, не говоря уже о кадровом составе. Никакой гипнотический дар директрисы не подействовал бы на всех контролёров на всех уровнях. И вряд ли бы все родители, да и выпускники, согласились на празднование в таком формате, без взрослых родственников. И без телефонной связи, когда учебный процесс завершился, а детям предстоит возвращаться домой поздно вечером. Пусть парни, но неужели девушки не возмущались, что даже около гардероба нет ни одного зеркала? Неужели ни один учитель не попадал в поле зеркальца пудреницы, например?
Интригующий вопрос, каким образом Вовка Прилипало втёрся в доверие к Римме Карловне, остался без ответа. А ведь ожидался интересный поворот сюжета (ученик — пособник вампиров или ученик, знающий важную вампирскую тайну).
Логика ребят тоже под вопросом. «Где в школе взять оружие?» Да в любом классе. Ведь ранее целый абзац был посвящён эффективному средству — острым осиновым указкам, коими «школа была завалена». А ещё в классах есть тяжёлые стулья и т. п. Точным ударом выбить дверь в класс тренированному парню — не проблема. Тогда не пришлось бы теоретически дважды с боем пересекать всё здание школы ради двух железяк — багра и топора — и телефона. И вообще, находился же где-то распределительный щит, в котором можно было отключить автоматику и выйти на улицу! Кстати, аж два персонажа-компьютерщика (один из них — «компьютерный гений») и нерешённая проблема с электроникой: необъяснимо…
Есть странности и во внешности персонажей.
Несомненно, люди альбиносы обладают особым шармом, но всё же их внешность довольно специфическая, тем более в глазах девочек-подростков, тяготеющих к общепринятым эталонам красоты. Поэтому сомнительно, что Андрюха Алексеев был «слащавым» «любимчиком всех девчонок» со «смазливым лицом». Хотя персонаж получился запоминающимся.
Какой бы эффектной женщиной ни была Римма Карловна, после всего пережитого и в сложившейся кульминационной ситуации главный герой никак не мог считать её привлекательной — ни эмоционально, ни физиологически. Если же он попал под влияние директрисы, то сразу набросился бы на товарищей, но этого не произошло. Акцентирование яркой внешности ещё одного персонажа обусловлено жанром, а не логикой.
Вампиры, видимо, предпочитают многослойность в одежде: «ставя свою ногу, обутую в армейские берцы», «Она грациозно вышагивала навстречу нам… Длинное вечернее платье с глубоким декольте и высоким разрезом… <…> Узкая юбка – «карандаш», даже не смотря на вырез, изрядно сковывала движение…»
Каким образом узкая юбка мешала Римме Карловне передвигаться, если только что она спокойно ехала верхом на ученике?
Подробные описания в сценах сражений — и достоинство, и недостаток. Бесспорно, реалистичность происходящего на высоте. Но подобный натурализм — на любителя; постепенно он наскучивает, а действие затягивается. Возможно, стоит немного сократить некоторые из этих сцен.
Язык рассказа тоже неоднороден. Среди достоинств хочется отметить:
– замечательные двусмысленные намёки в начале: «батя настоял, сказав, что этот день оставит в моей жизни неизгладимое впечатление» и «Лишняя опека будет только мешать детям наслаждаться своим последним днём в школе…»;
– вариативность слов автора, сопровождающих прямую речь: «посыпались вопросы», «едва слышно произнесла», «не дожидаясь ответа, сразу добавил», «дрожащим голосом воскликнул» и т. д.
В целом же язык бедный. Это можно было бы принять за стилистический приём (повествование ведётся от лица школьника), если бы не шаблонные фразы и канцеляризмы, выглядящие неестественно в бытовом контексте: «– Стоп! Успокоились! Хватит истерить. <…> В столовой народу человек сто! – стал выдвигать я предположения, перебирая аргументы, способные прояснить картину происходящего» и т. п.
Автор явно обладает художественным вкусом, однако художественность буквально прорывается не к месту. Особенно забавно смотрятся бесчисленные витиеватые сравнения. Например, мальчик, рассказывающий об ужасах, творящихся в столовой, был похож на: «обезумевшего учёного маньяка», «ныряльщика за жемчугом, который только что поднялся с рекордной для себя глубины», «нищего, волей случая забредшего на званый обед к губернатору», «поливальную установку муниципальной дорожной службы» и, наконец, на «обезумевшую марионетку». Совсем обидный смешной ляп: «Она сжимала его ногами, словно анаконда…» — змея с ногами. Хотя есть и удачные примеры: «возбуждение от драки растворилось, как рафинад в кружке с кипятком».
В погоне за разнообразием появляются несуразные фразы, например, «попытался сконцентрировать усилие наших рассуждений».
Автору удаётся точно и детально передать эмоциональное состояние героев. Безысходный ужас великолепен! И опять впечатление смазывает неуместная пафосная лирика: «Праздничный вечер окрасился траурными цветами», «Когда я думал о том, что выпускной должен остаться в памяти ярким впечатлением, то не предполагал, что цвет его будет красным». Учитывая обстановку и личность говорящего, это неестественно.
Текст не вычитан. Из-за обилия разнородных ошибок читать его даже не трудно, а больно. Жалко идею и вдохновенность.
Слишком много местоимений, в частности, притяжательных.
Предлог «несмотря на (кого-либо, что-либо)» и наречие / предлог «навстречу (кому-либо, чему-либо)» пишутся слитно.
Количество пунктуационных ошибок зашкаливает. Запятые отсутствуют даже в любимых автором сравнительных оборотах. А где-то запятые, наоборот, лишние. Неправильно оформляется прямая речь. Встречается неоправданное заключение слов в кавычки:
– «тараканом» отполз в сторону;
– мог рассказать «анекдот в тему»;
– юбка – «карандаш». Кроме того, слово пишется через дефис: юбка-карандаш.
Часто встречается тавтология («Казалось, что её боялись» и «Казалось, что она просвечивает», «проступках которые ты совершил» и «грехах, которые совершал», «детям лучше праздновать» и «мешать детям наслаждаться», «эпицентра праздника» и «атмосферу праздника», «радостные возгласы радостной толпы», «это было правдой» и «из-за этих слухов», «располагались две раковины» и «располагалась комната», «в тот раз» и «единственный раз», «отбрасывая руку» и «выброс адреналина», «сбивал пролетавших птиц налету», «прилагали все усилия» и «Каким-то усилием», «словно хотел… словно он находился… словно герой фильма… словно переворачивающийся»), а также плеоназм («дизориентирован в пространстве»).
Некоторые мысли повторяются дважды практически одними и теми же словами: «…если взглянуть на неё (школу. — А.) с крыши соседней девятиэтажки, то будет видно, что своими очертаниями она напоминает букву «Н» – два корпуса соединялись между собой широким коридором-перемычкой» и «Наша школа, если посмотреть с высоты птичьего полёта, имела форму буквы Н. Два четырёхэтажных корпуса между собой соединял широкий переход длинной метров шестьдесят – восемьдесят», «Узкая юбка – «карандаш»… изрядно сковывала движение» и «Узкое платье мешало… сковывая её движения».
Примечательный ляп.
Главный герой рассказывает о своей неразделённой любви к Наташке Скворцовой. Затем внимание переключается на спортивную секцию и «подружку» робкого парня — боксёрскую грушу; Наташа остаётся далеко позади. Герой делится переживаниями: «…моей подружкой была боксёрская груша. Всё свободное время я предпочитал потеть в её компании в секции бокса. Тренер предсказывал мне великое спортивное будущее, намекая, что я уже одной ногой в Школе Олимпийского резерва. Наверное из-за этого я и принял решение сбежать из города. Признаться ей не хватало смелости…» Вот это застенчивость! Парень так пугается блестящей спортивной карьеры, что собирается сбежать из города, и он не решается объясниться не только с любимой девушкой, но даже с боксёрской грушей. «Застенчивостью я не страдал», — оправдывается герой. Неужели? На самом-то деле причина скорого отъезда — неприступная Наташа.
Отдельные недочёты.
1. «о всех проступках» — обо всех проступках.
2. «по другому я не мог объяснить» — по-другому.
3. «дожил до выпускного, казавшимся когда-то» — казавшегося.
4. «Не смотря на все моднее тенденции» — модные.
5. «часть расходов за кейтеринг» — расходов на кейтеринг.
6. «Виталий Фомин» — полное имя персонажа неоправданно выбивается из ряда уменьшительных (Ромка, Андрюха, Вовка).
7. «это не возымело действие» — не возымело действия.
8. «он частенько становился свидетелем чрезвычайных происшествий или дорожных аварий, постоянно выкладывая в сеть видео с телефона» — т. е. в то время как Вовка выкладывал в сеть видео, вокруг часто происходило нечто экстраординарное? Или, выкладывая видео, он притягивал к себе новые сюжеты? Правильный вариант — однородные сказуемые («становился… и (поэтому / пользуясь случаем) постоянно выкладывал»), а не деепричастный оборот.
9. «а так же админил кучу групп» — а также.
10. «губы, постоянно окрашенные вишнёвой помадой» — накрашенные помадой.
11. «располагались две раковины… располагалась комната»: «располагаться» — распространиться, раскинуться на обширной территории. Так говорят о населённом пункте, о группе людей (например, туристов) и т. п. А раковины и небольшая комната «находятся» где-либо.
12. «покрытая чешуёй белого кафеля метров» — речевая недостаточность.
13. «Андрей мог держать удар» — смог держать удар или выдержал удар.
14. «Сквозь ладонь… сочилась кровь» — из-под ладони.
15. «она теряла на каждом шагу» — речевая недостаточность.
16. «пыхтящей бензопилой»: пыхтеть — выпуская газ, пары, дым, издавать отрывистые, короткие, ритмические звуки. Правильно: ревущей бензопилой и т. п.
17. «похлопал вошедшего ладошкой по лбу» — ладонью.
18. «Фомин сошёл на крик» — сорвался на крик.
19. «Поняв, что жизнь скоротечна и нужно успевать сделать как можно больше, вокруг меня словно образовался защитный пузырь» — это понял герой или пузырь?
20. «Прилепало» — опечатка.
21. «Её распущенные волосы свободно развивались» — развевались.
22. «протянул руку, что бы помочь» — чтобы.
23. «привести в чувства» — привести в чувство.
24. «забитых тихонь, которые не мог причинить никому вреда» — которые никому не могли причинить вред.
25. «Вы убили её?! Моё почтение!» — второе предложение не мотивировано по смыслу (слова перепуганной школьницы) и по стилю (высокий стиль).
26. «скатывались крупные слёзы, благодаря туши оставляя серые дорожки» — оставляя серые тушевые дорожки.
27. «перебрасывались с ним парой-другой фраз» — парой-тройкой фраз.
28. «словно это были Гриндерсы»: поскольку слово «гриндерсы» означает модель обуви, это имя нарицательное; следовательно, оно пишется со строчной буквы.
29. «с мокрыми пяточками» — пятачками.
30. «позади юноши… полетел на школьника» — неудачный выбор заместительных синонимов с целью избежать повтора. Предложение ими перегружено.
31. «соскок со спортивного снаряд» — снаряда.
32. «машиной убийства» — пропущен предлог «для».
33. «дизориентирован» — дезориентирован.
34. «Увлечённые поединком мы не заметили»: поединок — это бой один на один между двумя противниками, а в тексте было трое на одного.
35. «Кисть полюбому сломана» — по-любому.
36. «обломок указки, наконечник которой был размозжён»: слово «размозжить» употребляется, когда речь идёт о части тела (преимущественно голове) или кости. В тексте верным будет вариант «расплющен».
37. «висит пожарный багор и топор» — висят.
38. «происходил наш выпускной» — проходил.
39. «отделена от туловище» — туловища.
40. «сковывала движение» — сковывала движения.
41. «продолжил, передвигался» — продолжил передвигаться.
42. «Девушка, весь вечер не выпускавшая из рук косметичку, достала из её недр газовый баллончик»: косметичка — небольшая сумочка, поэтому словосочетание «недра (т. е. глубины) косметички» является абсурдным.
43. «зарыдала она ни то от счастья, …ни то от навалившихся переживаний» — не то…, не то.
Вывод.
Текст сырой. Автор стремится применить все свои познания и находки, но делает это хаотично. Тот случай, когда природному таланту не хватает приобретённого мастерства.
Риона Рей
Рассказ «Игрушки дьявола». Автор: Кайри Стоун
Сбивчивая аннотация сильно ухудшает впечатление от интересного названия и заставляет гадать о теме рассказа: ждёт ли нас повествование о вечной и бессмертной любви или попытка пофилософствовать о смысле жизни. Знакомство же с текстом показывает, что центральной темой является смакование секса, а сюжет имеет прикладное значение.
Я не являюсь поклонницей гомоэротики, но в принципе ничего не имею против, особенно если описание выполнено на достойном уровне и не является самоцелью, но это — увы — не тот случай. Не говоря уж о том, что сексуальные отношения старого вампира и мальчишки-школьника явственно отдают педофилией.
• В какой-то момент мальчишка просто уснул
• Худощавое тельце,не привыкшее к такой одежде, робко переступало с ноги на ногу.
Сам концепт вечной любви с первого взгляда имеет отношение скорее к области легенд, чем к реальности, а потому критике не подлежит.
• Она все так же была добра, чиста и наивна.
Наивность, носимая, как флаг, из жизни в жизнь, свидетельствует не о возвышенной чистоте души (автор, Вас обманули!), а об элементарной глупости и неспособности принять реалии. Для вампира оно, конечно, удобно.
• — Все хорошо! — Буркнул он в ответ и пошел напролом. Он быстро юркнул в приоткрытую дверь, к которой вели мокрые следы, и запер дверь на защелку.
«Напролом» это немного другое.
• Они были настолько грациозны и изящны, что идеально вписывались в интерьер классического французского ресторана, в отличие, от Юки и прочих.
Не думаю, что рестораны изначально создавались исключительно для нечисти, настолько, что люди в их классические интерьеры вписаться не могут.
• увидел как тот, смущаясь, прячет взгляд — не сдерживая свои желания…
Когда желания не сдерживают, смущение не актуально.
Я очень боялась хэппиэнда, но финал «все умерли» оправдан, и на том спасибо.
Вампир выражает силу и уверенность, его любовник — застенчивость и робость. Персонажи анимешны, схематичны и даже не претендуют на собственную личность, потому и сопереживания не вызывают. Действуют они в некоем усреднённом пространстве, скорее европейского вида, японские имена лишь подчёркивают это (и дают дополнительную ассоциацию с аниме).
Романтизацию явно нездоровых отношений считаю крайне нежелательной. И наивной, да.
В тексте засилье местоимений, предложения систематически начинаются с союзов, что выглядит не очень хорошо, острая нехватка запятых и точек, недостача пробелов и мягких знаков, канцелярит, проявляется полная беспомощность в оформлении прямой речи, произвольно расставляются мягкие знаки в глаголах.
• умолял его позволить мне упокоится
желая, наконец-то, освободится от своего бремени.
он надеялся, что воспоминания Юки никогда не вернуться
• В ответ она ответила взаимностью…
• Я не мог больше мучать тебя
• В ответ бледное лицо этого человека рассмеялось столь заразительно и весело, что меня начало тошнить.
• В полумраке гостиничного номера облик молодого парня был едва виден.
• Гостиничный номер, который он вчера не смог рассмотреть, сегодня оказался на удивление большим и дорогим.
• Я рассказал о своем прошлом, о том скольких убил, сколько зла оставил за собой и все равно не добился нужного результата.
• — Угу — Донеслось в ответ.
Считаю крайне неудачной подачу сюжета пересказом большей части событий в диалоге персонажей.
Уже закончив писать отзыв, обнаружила, что это второй рассказ автора, который прочла. Подразумеваются, что оба о любви, но ни в одном из них это прекрасное чувство не раскрыто, а то, что нам показывают более похоже на проявление стокгольмского синдрома. Хочется напомнить, что любовь вожделением не ограничивается.
 
Адельмина
Рассказ «Холодное зеркало». Автор: Anevka
Аннотация написана грамотно и интригующе. Заявлен жанр городского фэнтези. Однако впоследствии мир людей исчезает из поля зрения, а события разворачиваются ориентировочно в Раннем Средневековье, до IX века (в тексте упоминаются Самайн, замки и принцессы).
Первые два предложения продолжают стиль аннотации: плавное повествование, красивая мелодика сродни стихотворной. Но дальше возникают неуместные слова, присущие, скорее, заметкам в черновике. Они портят общую картину: «в идеале», «собственно». Дальше стиль выравнивается, хотя иногда встречаются слова и фразы, выбивающиеся из контекста: «популярных», «теплокровными», «менять рацион», «капилляр», «игнорируют», «подбородок, поросший трёхдневной щетиной», «подорожные», «впадать в анабиоз». В целом выбор слов продуман.
В рассказе есть ряд подобных несоответствий:
– слово «вампир» здесь вообще неуместно, поскольку оно появилось гораздо позже описываемых событий, в другой культуре;
– «Брехливый попугай!» — фейри не могли ничего знать о попугаях, поскольку те не обитают в Северной Европе;
– «кофейным зёрнышком» — анахронизм;
– «кора молодого кипариса» — неудачное сравнение, поскольку кипарисы не росли в Северной Европе в то время.
Странно видеть глубокие познания фейри в физике, учитывая время действия. Ещё более странно выглядит в данном контексте следующее утверждение о том, что вампиры не отражаются в зеркале и не отбрасывают тень, потому что солнечные лучи с ними разругались.
Детально создана атмосфера, выписан фон повествования. Есть много замечательных эпитетов. Например, «ухабистый текст», «переменчивым узором ветвей». Отдельно стоит упомянуть гамму смеха и улыбки: «разразились саркастическим смехом», «рассмеялся дробным издевательским смехом», «заразительно гоготать», «улыбнулся сухой морщинистой улыбкой», «тревожащей улыбкой».
Текст изобилует яркими деталями и меткими наблюдениями: «не с той книгой в руках», «ещё только учился складывать руны», «Как полагается в подобных случаях, ухабистый текст официального письма дополняла горка подарков», «Но лучшие, любимые, загадки Ализбара большинство молодых фейри даже не замечали», «по стволу стрелой метнулась белка», «Она пыталась смотреться в хрустальный шарик, который подарил ей Ализбар, но результат красавицу явно не удовлетворял», «свет робко начал перетягивать одеяло на себя», «твёрдыми пятками фей», «затравленным зайцем пронеслось в голове» и т. п.
Присутствуют сочные образы, выразительная символика. Например, «на холодной и чёрной, как ночь Солнцеворота, крышке», «на белом песке под корнями Великого Древа».
Чудесны афористичные фразы: «Разве слова любви, запечатлённые в камне, остывают из-за того, что сердце, в котором они родились, больше не бьётся?», «Перейти на другую грань реальности сложно и одновременно очень просто – как увидеть объёмную картинку в случайном переплетении ветвей и солнечных бликов», «Его не обманет ни привязанность друзей, ни ненависть врагов, ни «если бы», ни «может быть», «Но люди жадны до жизни и не щадят собственные тела, ускоряя её радостный бег».
Правда, есть и неудачные примеры: «пугливой мордочкой оленёнка». Пугливым может быть либо сам оленёнок, либо его взгляд, а мордочка животного всё же статична.
Замечены аллюзии на сказки «Снежная королева», «Алиса в Стране чудес» и фильм «Ван Хельсинг».
Мифология рассказа запутанная, сумбурная. Слишком много разных существ собрано в одну кучу, их индивидуальные особенности размыты. Уточняющие сведения о персонажах (ушедшие, вампир, эльфийка) подаются внезапно. С одной стороны, такой приём оживляет повествование; с другой стороны, он наносит удар по образам, возникшим к этому времени в воображении читателя. Неожиданность подобных поворотов объясняется тем, что персонажи привлекательные, но шаблонные, непроработанные. Мнимо непутёвый пытливый юноша, озорной друг, говорящий загадками мудрый старец, кокетливая красавица, сварливый добрый старичок. Палитра эмоций каждого из них бедная. При этом прямая речь выразительная, отражает особенности характера; хотя вампир, некромант и фейри неразличимы ни по языку, ни по мышлению. Это крайне странно, потому что фейри и вампиры заявлены как представители противоположных начал, Порядка и Хаоса. Далее становится ясно, что автор стремится показать бессмысленность конфликта через единую суть разных мифических народов. Но эта цель обычно достигается посредством показа поступков персонажей, а не их обезличения.
Конфликт в рассказе отсутствует как таковой, он лишь намечается и остаётся за гранью повествования. Предложенные автором примеры не дают понять, в чём заключается резкое различие между народами фейри и вампиров, приведшее к войне. К слову, в традиционной мифологии фейри никак не ассоциируются с Порядком, так что читатель остаётся в недоумении.
События развиваются крайне медленно. Две трети рассказа пояснения практически отсутствуют, что очень затрудняет понимание. Но затем они сыплются, словно из рога изобилия. История очень интересная, но из-за большого объёма авторских фантастических подробностей понять её непросто: приходится останавливаться, перечитывать, обдумывать, даже делать пометки. Возможно, такая богатая картина мира более поступательно и полно раскрылась бы в повести, а не в рассказе.
Ещё отсутствуют границы между разными сценами.
Главная интрига рассказа: кого главный герой Ализбар увидит в Холодном Зеркале. Однако когда момент настаёт, отражение Ализбара — уже не сюрприз для читателей, поскольку Армин давно раскрыл эту тайну.
Откровения в кульминации представляют собой секрет полишинеля.
1. «– Никто из вас так и не обмолвился, что я человек, а не фейри». Почти в начале рассказа главный герой уже догадывается, что его мать — человек («заставит рассказать, кого из короткоживущих соблазнил своей холодной красотой Ночной Всадник») и, следовательно, он — полукровка. Кстати, как вообще Ализбар может быть человеком, если его отец — фейри? Ведь и Армин это подтверждает: «Ты оказался на моей стороне просто в силу рождения».
2. «Расскажи я, что ты потомственный некромант, которого решили, как волчонка, на сородичей натаскать, ты бы сюда пошёл?» и
«– …закончу как мастер Сидрик? – усмехнулся Ализбар. – Меня убьют, и тело зароют в соответствии с обрядом, чтобы на твоём дереве появился новый росток?
– Откуда ты?.. – удивлённо замерцали цветочки на ветке в его руке. – Я ведь никому…».
Ранее:
«Но дендромагом тебе действительно не стать. Ты уж не расстраивайся. <…>
– Браво! Слова настоящего некроманта! – расхохотался вампир. – Не вздумай ляпнуть что-либо подобное своему Наставнику. А то кончишь, как мастер Сидрик. И быстрее, чем нам всем бы хотелось. Удивительно, как до сих пор тебя никто не поймал».
Патетика кульминации смело нарушается игрой многозначного слова:
«Ализбар швырнул ветвь Сидрика на Холодное Зеркало и что было сил крикнул:
– Мастер, жги!!!
И мастер зажёг».
Такой юмористический ход соответствует духу рассказа. Это удачная находка.
В рассказе главное — не сюжет, а философия, поэтому, по сути, он заканчивается ничем. Как отмечалось выше, частные размышления блестящи. Хочется выделить интереснейшее рассуждение о природе изображения, складывающегося из множества факторов. У автора богатое воображение; но, к сожалению, он, похоже, сам запутался в своих фантазиях, пытаясь изложить всё на бумаге. В результате логика теряется, множество вопросов остаётся без ответа.
Если ушедшие — бесплотные духи ветвей («положил невесомую руку юноше на плечо»), живущие как часть Великого Древа, то каким образом Элемиль держит хрустальный шарик и зачем Олле пьёт кровь крыс и кроликов?
Зачем вампирят наравне с человеческими детьми приносят всадники Дикой Охоты? Как вампиры попадают в мир фейри, если «Граница… нерушима. С обеих сторон»? Почему их всё-таки принимает Армин, навсегда закрывший вход Эрмину, его потомкам и последователям?
Зачем фейри хоронят вампиров (например, Олле), своих врагов, под корнями Великого Древа, если существуют и другие способы («некроманта на костре сожгли»)?
Каким образом Ирмин возродился как Ализбар?
Идея, заложенная в основу рассказа и подающаяся как цель его написания, банальна. Единство и борьба трёх начал: Порядка, Хаоса и Равновесия. Она никак не развивается, хотя почва благодатная.
Отдельные недочёты.
1. Невнимательность автора. Непоследовательность в именах собственных: «послы Гор», далее «дети гор». Опечатка: «Олли» вместо «Олле».
2. Тавтология: «заподозрить насмешку» и «заподозрить в ученике проницательность», «близко приблизившейся».
3. «надломил бровь» — правильно: поднял бровь; брови также могут вздёрнуться и взметнуться (как проявление удивления).
4. «поверхность затянута» — пропущено слово «была».
5. «остался от твоей самостоятельной жизни» — правильно: его.
6. Дефис вместо тире (в аннотации).
7. Есть пунктуационные ошибки.
Очарование авторского мира скрашивает ряд недостатков изложения. Хотелось бы более тщательной проработки множества разнородных находок.
 
Лидия Ситникова
Рассказ «Сейрабет». Автор: Анн Соленеро
Завязка довольно ординарная, а количество Заглавных Букв в Титулах Главы Ордена слегка подавляет со старта.
Судя по начальным абзацам, единственное, что делает вампира вампиром — это священный акт вонзания клыков в шею. Слегка сомнительно.
Собственно, вся соль рассказа выражена в кратком вступлении, и читать дальше особо не тянет — уж очень предсказуемым видится финал.
Смущает фраза «Запирает, потому что так надо» — зачем писать абстрактное «так надо» да еще и выделять курсивом, если это «надо» подробнейшим образом расшифровывается в последующих абзацах?
Ладно… События произведения разворачиваются в маленьком городке Сан-Хорхе, о котором рассказывает следующий абзац, подозрительно похожий на выдержку из Вики: «…до недавнего времени он и считался деревушкой, население которой было больше чем на девяносто пять процентов испаноязычным где-то до шестидесятых годов прошлого века, но годов эдак с семидесятых белое англоязычное население стало активно осваивать этот небольшой городок — как и другие, ему подобные — и уже к восьмидесятым годам составило порядка сорока процентов». Тут я тихо рычу, потому что если уж автор дал себе труд порыться в источниках, то эти источники следует должным образом перерабатывать, а не копировать инфу, разбавляя ее просторечными междометиями.
Теперь о героинях.
«Джослин и её младшая сестра Сейрабет живут тут относительно недавно» — после подробнейшего рассказа о процентном составе населения Сан-Хорхе расплывчатое «относительно недавно», мягко говоря, обескураживает. Обеим сестрам больше сотни лет, как недавно? 50 лет, 5? А, может, неделю? Дальше снова точные науки — «сто двадцать два одной и сто пятнадцать другой, если быть точным».
«Обе они вампиры» — да ну? А из аннотации и первого абзаца это никак не проследить.
Времена безбожно путаются и скачут — «застыли», «было много», «сейчас они предпочитали зваться» (?!) и далее в том же духе. Хорошо, у нас ушки автора торчат отовсюду, это не то чтобы вообще беда, но хотя бы со временем определиться можно было? Впрочем, когда дело доходит до сцены между главными героинями, эта проблема устраняется.
Увы, автор любит повторяться. «С самого первого дня основания своего Ордена «мирные» вампиры дали зарок не убивать людей и не питаться человеческой кровью» — на минуточку, об этом уже говорилось во вступлении.
«Спустя и десять, и пятьдесят, и сто лет Джослин всё равно страшилась вспоминать об этом, но воспоминания, будто изворотливые черви, всё равно пробирались в её сознание»: все равно — все равно. Мелочь, а царапает.
Немного жести в вампирских историях никогда не помешает, особенно если пишется сцена об искусании дочерью собственных родных. Но, увы, снова автор вспоминает о своем негласном правиле добавлять всюду толику очевидности — конечно, по синему языку и вывернутой шее никак не определить, от чего именно погиб папаша.
К сожалению, в других аспектах палка перегибается в обратную сторону, и очень многие нюансы остаются покрытыми пеленой тайны. Например, почему вампиры могут пить воду (минеральную), а, скажем, чай или сок — нет? И почему они вынуждены скрываться? На кровопийц идет охота? Чем грозит беспутной Сейрабет встреча с людьми Краузе? Ну текст же вызывает у читателя вопросы, надо хотя бы зацепки дать, но…
Нет ответов, нет даже намеков.
Завершается рассказ, как и подумывалось вначале, вполне ожидаемо и просто — и резко, будто обрубается. Можно было бы пофантазировать о том, найдут ли Сейрабет ребята Краузе или же она окажется ловкой и изобретательной, прибежит ли Джос за непутевой сестрицей, запрет ли ее в комнате опять… Можно было бы, но не хочется. Рассказ кажется слепленным из традиционных вампирских штампов, надерганных из «Блейда», «Другого мира» и прочих популярных околотемных вещей. Логика повествования и причинно-следственные связи остались на уровне «так надо автору». Увы.
 
Риона Рей
Рассказ «Съешь меня, или Как стать аппетитной для вампира». Автор: Кайри Стоун
Название звучит двусмысленно, но полностью отражает тему рассказа, а аннотация раскрывает содержание практически полностью. Классический сюжет о серой мышке и прекрасном принце. Впрочем, банальность и распространённость сюжета не мешает ему оставаться востребованным, хотя бы потому что многие мышки мечтают о своём принце, да и в жизни нечто похожее реально случается.
Конфликт произведения… Да его по сути нет.
Героиня достаточно взрослая — она работает, но читая текст, я видела девочку-подростка, одинокую и обиженную на весь мир, которая не любит никого, в том числе и себя, но отчаянно нуждается хоть в ком-нибудь. Вампир с кучей имён, идеальный герой, ошеломительный в своей офигенности, не имеет ни собственной жизни, ни собственного характера, а служит исключительно для выполнения хотелок героини и сбычи всех мечт.
Финал естественно, предсказуем, хоть и совершенно неправдоподобен.
В чувство героини поверить можно: с ней носятся как с писаной торбой, нежат и лелеют, осыпают подарками. Поклонник красив, необыкновенен и богат. Его внутренний мир? Неееее, не слышали. И какое он имеет значение при прочих чудеснейших качествах? Показательно, что больше внимания уделяется перечислению блюд, чем собственно «любимому»…
Сначала показалось, что не слишком правдоподобна сцена в парке, где героиня подслушивает разговор о себе. Всё же, когда парень с девушкой на свидании тискаются на скамеечке, у них есть более интересные темы для разговора, чем бывшая.
Эта сцена выглядит совершенно естественной лишь при условии, что Дмитрий с Полиной знают что их подслушивают. Тогда выходит, что героиня настолько навязчива, что не понимает прямых слов, и общения с ней можно избежать, только таким способом. Не слишком красиво, но понятно. У парня характера не хватает.
Но ведь и героиня настолько слабохарактерна, что предпочитает забиться в кусты, а не высказать парню, что о нём думает.
Никаких особых интересов у неё нет. Выглядит она непривлекательно.
Чувства героя вызывают большое сомнение: зачем такому замечательному умному-красивому-богатому такая партнёрша?
Можно допустить, что первоначально она могла заинтересовать его взрывом темперамента но далее характер никак не проявляла, красот души не раскрывала, а в кардинальное изменение внешности за неделю не слишком верится.
«Вампиристость» вампира тоже под большим вопросом. Из всего набора есть только долголетие и питьё крови, да и то, как видно не слишком обязательное. Неясно, зачем такому замечательному богатому и известному болтаться по ночному парку в поисках добычи, когда можно подкормиться на знакомых (за честь почтут!) или просто купить.
Скорее зашёл бы финал, показывающий, что у него несколько таких наивных влюблённых, тем более что слова «Более вкусной крови любящей женщины я еще не пробовал» довольно прямо на это указывают.
Текст не отличается оригинальностью или образностью и изобилует различными ошибками.
Ненужные кавычки. Беда с запятыми, которые расставлены в значительной степени произвольно, а не там, где нужно. Особенно плохо с препинаками у прямой речи. Путаются одеть-надеть, часть текста, похоже, написана с тапка. Не вычитано много заведомых опечаток (так Златозар называется Злозаром).
• Мне сильно повезло, так как в столовую вошел шеф, и искоса глянув на нас, разогнал толпу зевак по рабочим местам. Меня это тоже проняло, я закинула последний рол в рот, осушила бутылку с чаем и умчалась трудиться.
• Усталость давалась в знаки, а потому я уснула быстро и без снов.
• Счастье долго не длилось, около парка, в котором мы познакомились, нас догнал Дмитрий и попытался замахнуться на Златозара,чтобы произвести акт возмездия за то, что его выставили на смех толпе.
• Он скрутил меня в своих объятиях
• Я зябко куталась в толстовку своего костюма, но раз я для себя что-то решила, то добьюсь этого, чего бы мне это не стоило.
Тем не менее не сказала бы, что всё безнадёжно. Автор умеет передавать эмоции, чётко строит сюжет. Если прорабатывать всех героев, а не только героиню, то может выйти что-то читабельное.
Ландольф
Рассказ «Мишка, Мишка, где твоя улыбка?». Автор: Нина Демина
Привлекло название — песенка из времён моего детства, я кстати так и не поняла, почему на ней акцент, но в сущности это неважно, почему бы и нет? Антураж забугорный мне неведом, потому совершенно не отвлекал и на восприятие не повлиял. Отличный на мой взгляд рассказ. Грустный и оставляющий несомненное впечатление. История простая и изложенная с мягкой ненавязчивостью. Житейская, про будни простых людей, а не графьёв из замков, что особенно привлекает. Написано хорошо и даже не хочется знать, откуда появились вампиры, и та ли это страна, которую мы знаем или иной альтернативный мир. История жизни, смерти и выживания перекрывает декорации. Всё идёт своим чередом. Хочется верить в лучшее будущее для героя, но ведь он сам загнал себя в эту ловушку и выбраться может тоже только сам.
 
Ландольф
Рассказ «Революционный держите шаг». Автор: Нина Демина
Первые же строки этого рассказа привели на память сатирическую новеллу Марка Твена «Как я редактировал сельскохозяйственную газету». Антураж впечатляет. Вроде мелочи, но человека, выросшего в деревне, они шокируют. Городскому читателю конечно, всё равно, тем не менее, грустно. Тут и единственный поросёнок у свиньи, и мать, которая пошла то ли на двор, то ли во двор, но скорее всего всё же в хлев, хотя и непонятно зачем, если велела дочери ставить самовар, который закипает довольно быстро, и то что этот несчастный самовар шлёпнули прямо на скатерть, чего никто никогда не сделает.
История простая, но не вполне ясная. Разыграли молодые люди набожного купеческого сына? Вампир для такого дела и не требуется особо. Вероятно, юноша служит символом вампирической сути революций. Или это обычная любовная история, где молодые люди обтяпали свои делишки, чтобы предаться свободной любви? Ну, красный флаг им в руки.
Написано хорошо, но несколько плакатно. Реальность, в которую трудно поверить, отвлекает от происходящих событий. И при чём здесь Эдуард второй? Опять же купеческий сын, приехав с отцом девицы на телеге, вдруг ни с того ни с сего вскакивает на коня и на нём уезжает. Украл что ли лошадь? И откуда у простого крестьянина дворня? Уж не настолько он богат.
Небрежность в деталях очень портит впечатление, подтянуть бы надо антураж до нормального уровня.
Ландольф
Рассказ «Молодость моего мира». Автор: NetkaSmith
Аннотация короткая, но не особенно внятная. Почему дискриминация СССР в сфере вампировладения считается сср? Знаки вопроса в аннотации нежелательны, а других там и нет.
Вампир-гопник не новый персонаж в калейдоскопе сюжетов. Повествование идёт от первого лица и на уровне этого субъекта, что очень затрудняет чтение. Сленг и мат не совсем то, что хочется видеть в литературном произведении, даже если герой местами асоциален. В принципе, он мог быть и культурнее: школу всё же осилил, играет на музыкальном инструменте, читает ноты, работает на заводе наладчиком. Неясно, сколько классов он закончил. Если восемь, то ему маловато лет для того, чтобы работать полный рабочий день, если десять, то почему его не призывают в армию? На заводе он к моменту развития событий четыре года, потому и остаётся неясность на предмет призыва. Тут при любом раскладе должна быть повестка или объяснение почему он не служит.
Опять же почему вчерашний школьник работает наладчиком, разве для этого не требуется квалификация?
С отцом тоже неясно: «Отец мой на этом заводе работать начал ещё до войны, был электросварщиком первой категории, дослужился до начальника цеха. С годами он прослыл добросовестным и ответственным рабочим,»
Допустим, человек без образования дослужился до инженерной должности, трудные времена то, сё, но всё равно, если его назначили, он уже ИТР, а не рабочий.
Читать очень трудно. Если это стилизация под речь персонажа, то автор явно перестарался, вполне достаточно было продемонстрировать культурный уровень гг в прямой речи, да и то умеренно, и в любом случае исключить явные ошибки. Текст ведь пишется для разных людей и должен быть понятен без перевода. Смачные штрихи хороши, когда их немного, в противном случае можно создать пестроту, за которой потеряется смысл.
Мораль рассказа, вероятно, заключается в том, что даже боги бессильны перед глупостью, или, если передать в понятиях момента: вампиры против гопоты — ничто. Хоть гг и назван рабочим человеком, всё же заточка в кармане и иные привычки заметно его криминализируют.
Общение гг с вампирами вызывает много недоумений. Почему, пообещав обращение, они пошли на попятный? По базе прокачали? Почему гг так легко всех раскидал? Если вампиры такие слабаки и пентюхи, чем гг хуже, вполне бы вписался в компанию. Неясно, почему так ненадёжна структура гнезда, если гибель старшего ведёт к полной деморализации остальных. По этой схеме наверх поднимаются самые злобные и агрессивные, это плохо сочетается с необходимостью тайного существования среди людей.
Было бы неплохо намекнуть на дальнейшую судьбу героя, остался он тем, кем был или хоть немного изменился, каково вампирам жилось под его водительством? Вампиры тоже практически остались за кадром. Убивают они или нет, почему они такие слабые и почему реакция у них хуже человеческой? Чем они вообще отличаются от людей, если не имеют явных преимуществ?
В целом рассказ оставляет хорошее впечатление, доработать бы его, и почистить. Тему можно раскрыть очень интересно, пока она только намечена.
«Едва окончив школу, уговорил отца устроить меня к себе на завод, под шефство, наладчиком станка.» — станков, наверное.
«У него там что-то вроде салона — притона было. Там, что ни день, — либо сборище и пьянка, или же вовсе и квартирник чей-то. И так было в то время всегда.» — в советское время?
«Бесился порой страшно, но бросить эту тягомотную жизнь я не мог. Ещё бы в тунеядстве обвинили, отцу бы выговор с лишением премии. Уволили бы еще чего доброго, не на что было бы красное покупать и ноты с пластинками.» — кого уволили? Отца за тунеядство сына?
«Песня кончилась, все кинулись плёнку перематывать» — зачем перематывать после одной песни? На бобину их изрядно помещалось, да и не перематывали, а переворачивали, запись была с обеих сторон.
«Отошел от забора, чтобы не вызвать подозрений. Когда послышался звук отпираемого замка, стремглав побежал к подворотне. Я нечаянно толкнул её, создав видимость крайней спешки, и без оглядки бежал и бежал вперёд под её возмущённые крики. Познакомиться не удалось.» — познакомиться с подворотней?
«Не знаю почему, но в ногах обнаружилась слабость, что я последовал за ним безприкословно,»
«– А откуда догадались, как меня зовут? — сказал я в удивлении.
– Телекинез плюс отличная память на имена. Вот и весь секрет!! — он ухмыльнулся.» — телекинез при чём?
«Тогда я хотел убежать от всего этого, избавится.» — избавиться
«Мы любим юность за то, что проживая её правильно, у нас получается мечтать лучше всего. Эти мечты нам светят до самого конца.»
 
Ирина Гринлиф
Рассказ «Дикие». Авторы: Николай Зайцев и Дмитрий Шмокин
Рассказ выполнен в суровой северной эстетике: вечные снега, юрты, собачьи упряжки и зверский холод. Каждое слово, выбранное авторами, пронизывает льдом и опасением. Все повествование крутится вокруг героя, который, смотря на поднявшуюся из-за горизонта багровую луну, понимает, что «началось». На авторской странице указано, что рассказ написан на основе реальных событий. Очень интересно было бы узнать источник.
Придуманная (краткий поиск в гугле сказал, что таки придуманная) мифология с этими всеми глазоедами нхо интересна и нова. Таинственный возница, принявший плату душой — эдакий Харон снежной реки, собаки-скелеты — все это отлично передает общую атмосферу. Привязка к Рождеству и прочие мелкие детали заслуживают ничего иного, кроме похвалы.
Немного непонятной осталась часть, где главный герой внезапно сам стал нхо, или же потерянной душой, или еще каким-то неземным созданием. На фоне прекрасного изображения противостояния двух существ лично у меня потерялось понимание того, кто, собственно, на кого и зачем нападает.
Концовка интригует. Эпизод с глазом в руке заставляет вспомнить гильермовский «Лабиринт фавна», а трансформация его в аметист, точнее, причина ее, осталась за кадром. Однако, несмотря на это, повествование стройное, интересное, и возникшие вопросы его не портят.
Отдельно пройдусь по хромающей пунктуации и слегка колченогому синтаксису. Некоторые слова и их правописание стоит-таки проверять по словарю. Еще момент: «На горизонте, возможно с севера, поднялась огромная волна белого тумана…» Герой вроде бы не последний человек, неужто он не различит стороны света?
Адельмина
Рассказ «Зависимость». Автор: Дарья Рубцова
Захватывающая, забавная и трогательная история. В первую очередь она не оставит равнодушным, наверное, ни одного добросовестного автора.
Повествование ведётся в настоящем времени. Нечастое решение. Создаётся ощущение, что события происходят здесь и сейчас. При хорошей проработке остальных составляющих произведение получается сильным и стильным.
С первых строк завязывается интрига и распутывается весьма оригинально. В центре — три колоритных персонажа, таких разных, но таких похожих. Их образы можно назвать шаблонными, однако здесь это оправдано. Несмотря на то, что двое, по сути, отрицательные (преступник и вампир), все они вызывают симпатию и искреннее сочувствие. Второстепенные персонажи появляются к месту и вовремя.
Картина мира зримая и впечатляющая, хотя создана буквально несколькими штрихами. Запомнилось несколько метких фраз. Характеристика персонажей: «Зеркало мгновенно запотевает, страшась его отражения», «зарос, как лютый геолог», «злобно царапая глазами потолок», «Его когда-то крепкая психика с каждым днем все больше напоминает весенний лед и угрожающе потрескивает», «пальцы бегают по клавишам со скоростью тараканов». Место и время действия: «светится вода, отражая утреннее солнце, гудят отплывающие катера», «Дни в тюрьме тянутся и тянутся — бесконечные, нудные, злые», «яркое солнце заливает улицу светом, впрочем, как и каждое утро в этом городе».
Приятный нюанс — формы вежливого упоминания соответствуют национальности героя: «какая радость, господа, какая радость» (Андрей Ветер), «Вдохновение, сэр. Оно. Оно» (Тодд Дженкинс). К тому же прослеживается синтаксический параллелизм.
Язык живой, речь персонажей выразительная.
Интересно придумано применение разнообразных средств коммуникации и связи — от традиционных до современных: снов, книги, телевизора, электронной почты. Возник небольшой вопрос: сериал, который смотрел в автобусе Томми Грин, — это продакт-плейсмент в его фильме, или подразумевается, что все персонажи находятся в едином информационном пространстве, поэтому способны проникать в миры друг друга? Дело в том, что Андрей Ветер находит информацию о Томасе Грине и Томас Грин читает книгу о графе Грегоре Бедриче за кадром, а сериал об Андрее Ветре идёт в кадре.
Название рассказа «Зависимость» имеет два значения: зависимость трёх персонажей незавершённых произведений друг от друга и зависимость авторов этих персонажей от своих созданий. Это наводит на размышления. Я склонна думать, что у автора успешного произведения возникает не столько зависимость от своих персонажей, сколько ответственность за них, за свои слова и мысли, адресованные читателям. И такая «зависимость», наоборот, приятна и почётна. Появляется шанс быть услышанным и, пользуясь авторитетом, сказать нечто важное, жизнеутверждающее.
Отдельно упомяну обсценную лексику в рассказе. Хоть я её не приветствую, здесь она не так уж страшна и вполне уместна. Такие персонажи, как частный детектив, оказавшийся в затруднительном положении, и заключённый преступник, выглядят более реалистичными. Правда, завершать добрый, светлый рассказ нецензурными словами, возможно, не стоило. И Томми Грин не мог сказать «какого лешего», потому что вряд ли знал славянскую мифологию и типично русские выражения (если только не перенял это ругательство у Андрея Ветра, пока смотрел сериал).
К сожалению, без ошибок не обошлось.
«Уже тысячу лет один», «уже несколько десятилетий тот мучается»: сначала «тысячу лет» не воспринимается как преувеличение, образное выражение, поэтому впоследствии возникает недоумение.
«Мини-бар в холодильнике» — плеоназм. Мини-бар — это небольшой холодильник с напитками в гостиничных номерах.
«У Томми проблемы: он сел за решетку, отказавшись сдать друзей, те обещали вытащить его, но забыли». Забыли помочь другу сбежать из тюрьмы? То есть так: «Кажется, мы о чём-то забыли. А, Томми ведь в тюрьме! Мы же обещали вытащить его оттуда. Вот память дырявая!» Правильно было сказать «не смогли» или «исчезли, пропали».
Другие недочёты.
1. «служил мне добычей» — был моей добычей или служил мне пищей.
2. Тавтология и лишнее слово: «Останься здесь» и «не найдет тебя тут» («тут» — лишнее), «затаились и молчат» и «отводит глаза и молчит» («и молчит» — лишнее).
3. Тавтология: «Происходящее походит».
4. Лексический повтор: «мумия, запертая в склепе» и «кто-то запер в склепе» («запертая в склепе» — лишнее).
5. «одно и тоже» — то же.
6. «так крутится в голове» — в частице «так и», употребляющейся при подчёркивании энергичного, интенсивного непроизвольно совершающегося действия, не хватает «и».
7. «человека, не способного выйти» — неспособного.
8. «У кого он не спрашивал, никто такого сериала не смотрел». — Правильный вариант: ни спрашивал.
9. «группа на фейсбуке»: Фейсбук — название социальной сети, поэтому оно пишется с заглавной буквы и требует те же предлогов, что и слово «сеть». Правильный вариант: группа в Фейсбуке (= в сети).
10. «за русским охотится сектанты» — охотятся.
В оформлении текста допущена небрежность: употребление «е» вместо «ё».
Есть и различные пунктуационные ошибки:
– отсутствие запятых;
– лишняя запятая;
– путаница тире и двоеточия между частями бессоюзного предложения;
– неверное оформление прямой речи. В частности, прямая речь иногда заключается в кавычки, иногда оформляется как реплика диалога;
– нередкое отсутствие пробелов между словами;
– лишние пробелы между словами;
– использование в качестве разделителя отрезков текста многоточия, расположенного на отдельной строке, вместо трёх звёздочек в ряд или астеризма (трёх звёздочек треугольником).
«На душе у него светло и радостно, а сердце колотится в радостном предвкушении». — Отсутствует точка в конце предложения.
В целом «Зависимость» — очаровательный рассказ, нуждающийся в незначительной правке текста (особенно ошибок в пунктуации). А акцент на превосходстве персонажей над их создателями («как же я все-таки завишу от тебя»), мысль о том, что яркие герои начинают жить своей жизнью («– Живой, — бормочет он… Я живой», «Это новая жизнь для тебя и для меня») и управлять пером автора, — это тоже отчасти справедливо. Хотя, на мой взгляд, дружба, компромисс и сотворчество намного лучше.
Адельмина
Рассказ «Белое дерево». Автор: Дарья Рубцова
С первых строк рассказа «Белое дерево» читатель, словно гость-иноземец, вовлекается в быт отрезанной от мира деревни — с её языческими традициями и мистическими бедами. Он следует за героями, прислушивается и присматривается, но освоиться ему нелегко. Ведь читатель полагается на проводника — автора, но тот не показывает свой вымышленный мир во всей красе. Описание места действия скупое, нет информации о том, как выглядят дома, одежда персонажей, да и вся местность; необычные имена подсказку не дают. Что брать за основу: Русь, Европу, или это вообще ни на что не похоже? Слишком многое отдаётся на откуп читателю. Постепенно воображение закрашивает многочисленные белые пятна (в частности, мне рассказ показался похожим на фильм «Таинственный лес» / “The Village”, хотя возникали и собственные образы), однако авторский замысел до конца остаётся тайной.
К слову, возникают сомнения, что автор сам чётко представляет обстановку. Что расположено за забором? Читаем: «Дерево Ролло стояло у самого истока Рощи, почти у забора», «Высокое, внушительное, одно из самых старых и сильных деревьев в Роще. Толстые ветви с серебристой корой чуть заметно раскачивались, круглые листья тихо шептали что-то на ветру». Сразу в глаза бросается «исток Рощи» (повторяющийся в тексте). Исток — место, где начинается водный источник (река, ручей). Правильный вариант: на самом краю Рощи. Роща — небольшой, обычно лиственный, лес, состоящий, как правило, из одинаковых деревьев. Она располагается в отдалении от лесных массивов, на лугу или в поле. Это редкий лесок. Древо Ролло — осина. Следовательно, Роща — осинник. Понятно. Читаем дальше: «А Роща уходила далеко от таинственной черты… Далеко, во тьму», «она (тварь. — А.) извернулась и метнулась в лес». Значит, в тексте это не роща, а опушка леса.
Среди неудачных описаний местности также следует отметить сквозной повтор: «в зеленоватом прозрачном небе медленно плыли первые звёзды», «Тихие звуки медленно плыли в прохладном ночном воздухе», «За окнами плыл синий вечер». В дополнение к убогости и шаблонности этих пейзажей в первом примере нарушен порядок согласованных определений (правильно: прозрачном зеленоватом). Ещё один случай нарушения их порядка: «за спасительной невидимой линией».
Как бы то ни было, рассказ захватывает. Картина мира гармонична. Характеристика персонажей выразительна. Например, эффектно проявляются в косвенных деталях ужас («к старейшине, всё ещё сжимавшему в потных ладонях рукоять меча», «голос его звучал хрипло») и решимость совершить преступление («сжал его плечо холодными цепкими пальцами», «глаза были холодными, как лёд, лоб пересекала чёткая морщинка»). Другие удачные примеры: «На фоне тихой мелодии скрипучий голос Дромара казался особенно резким, неприятным», «молодые девушки перекатывали их (слова ритуального клича. — А.) на языке, мысленно примеряя на себя роль невесты», «пятна охры на скулах делают лицо уже и старше».
Интересна сквозная тема сна: прозвище главного героя Сонный Ёж, детская сонливость и взрослые кошмары Лойо, обрядовый сон молодых воинов, сон мёртвых.
Удачна авторская находка: колоритные фразы из древнего и иноземного языков. Тревожным рефреном раздаётся ритуальный плач-хвала «Охо ра!», словно неумолимо кличет беду.
Авторская мифология стройная, обряд посвящения в воины впечатляет. Автор предусмотрительно приводит логичное оправдание неизменности ритуала: «Если мы отречёмся от обычаев, Боги не простят нас, а предки отвернутся» (к тому же здесь кроется парадокс).
История изобилует неожиданными поворотами сюжета, часто возникают новые намёки и факты.
Понравилось то, что во время первого обряда страх вызывают не столько твари, довольно подробно (но не детально) описанные ранее, сколько нагнетаемая обстановка, ожидание встречи с неведомым. Твари меня вообще не испугали по-настоящему: сразу чувствовалось, что они — нечто большее, чем обычные монстры, что они — носители глубокой идеи. Это сильный ход.
Финальная мысль о лентах на ветвях прекрасна.
Важный вопрос возник к первопричине всех несчастий. В чём был неправ старейшина Ворран? Медицина в деревне была неразвита. Известно, что настои травника — единственное лекарство — не являлись эффективными. Иноземец предупредил, что «эта болезнь унесла много жизней, она невероятно опасная, и лекарства от неё нет». Причём оба путника, отец и сын, «кашляли и задыхались, сотрясаемые лихорадкой». Стоило ли рисковать всеми жителями родной деревни ради двух безнадёжно больных чужаков? Автор предлагает современный взгляд на проблему. Однако на самом деле раньше изоляция была естественна: если, например, на корабле начиналась эпидемия, его не впускали ни в один порт. В рассказе старейшина делает всё, что в его силах: «Им придётся уйти. Конечно, их снабдят провизией и водой, и травник приготовит какой-нибудь настой для них — вдруг поможет». В связи с этим следующие слова Тенори («нельзя отказывать путникам в помощи») звучат абсурдно. Иноземца с умирающим сыном понять отчасти можно, но объективно он был виноват, прекрасно представляя ситуацию. И, конечно же, дозорным Лойо и Дромару не следовало, вопреки приказу старейшины, открывать ворота. Один из них должен был бежать к Воррану, а другой — узнать, что нужно иноземцу.
Мнение жителей деревни не менее странно и непоследовательно. Сначала, едва завидев больных, «люди отшатывались, пятились, опасаясь заразы». И были правы. Но затем вдруг «все в деревне были уверены, что твари — наказание за проступок старейшины».
Встречаются лишние местоимения.
В оформлении текста допущена небрежность: употребление «е» вместо «ё».
Нередки пунктуационные ошибки. Неверная расстановка тире, запятых, путаница тире и двоеточия между частями бессоюзного предложения. Некорректное оформление прямой речи.
Отдельные недочёты.
1. В аннотации слово «твари» написано с заглавной буквы, а в рассказе — со строчной.
2. Тавтология: «лучше было бы закончить обряд… Тварей не было. …Теперь оно было свободно», «выходит в Рощу» и «твари выходят», «празднично украшен» и «к празднику урожая», «допив напиток», «голова его вдруг закружилась» и «Потолок над его головой медленно кружился», «неловко повернулся» и «отвернули от него свои лица-маски».
3. Плеоназм: «задрал голову вверх», «Запрокину голову к небу», «Потолок над его головой», «повернулся, оглянулся на тёмные фигуры», «опустил голову вниз».
4. «с переломанными шеями» — со сломанными шеями.
5. «Позднее все, включая старейшину, будут говорить» — канцеляризм.
6. «до сыта наедался мяса» — досыта.
7. «Сидеть на верху» — наверху.
8. «торговец опустил тело сына на землю» — до этого ни разу не упоминалось, что иноземец был торговцем; он таковым и не являлся, он был беженцем.
9. «ноги его покосились» — подкосились.
10. «моча указал рукой» — молча.
11. «спор у мальчишки… и самого старейшины» — спор между мальчишкой и самим старейшиной; устаревший вариант — спор у мальчишки с самим старейшиной.
12. «растянул губы в подобие улыбки» — в подобии.
13. «Ведь он подсказал тебе — бей в сердце» — в тексте не упоминалось, что это была ветка шептуна (осины); а если нет, то какая разница, куда бить?
14. «в отчаянье Лойо отступил» — в отчаяньи.
15. «не смогли не обрести покой» — не смогли обрести покой.
16. «полу тварь, полу человек» — полутварь, получеловек.
17. «но не надолго» — ненадолго.
18. «Понимешь, Ло…» — понимаешь.
19. «захотят выбрать старик» — старика.
Вывод.
Увлекательный рассказ с колоритной авторской мифологией. Правда, нужно сделать предысторию логичной, уточнить бытовые подробности и устранить недочёты.
 
Риона Рей
Рассказ «Марго». Автор: Елена Ораит
Название по имени героя — банально, но вполне допустимо, но уже аннотация, в которой на три предложения три повтора (в этот — в этом — этот), и тавтология (увы — к сожалению) наполнила мою душу тревожными предчувствиями, которые впоследствии полностью оправдались.
Рассказ изобилует повторами, как отдельных слов, так и целых фраз с небольшими вариациями.
• Точнее, девочка узнала, что ее мать, Марика Верея, умерла при родах.
• Оказывается, ее мать умерла при родах, только поэтому девочка попала в детский дом.
• Когда же Маргарита пришла к дому, то поняла, что это новостройка. Видимо, старый дом, в котором жила ее мама, давно снесли. Этого дома давно уже не было. Раньше это был двухэтажный деревянный дом, а сейчас возвышалась красивая новая постройка с множеством этажей.
• …о своих родных. Оказывается, ее мать умерла при родах, только поэтому девочка попала в детский дом.
Неужели у матери не было родных?..
Насколько я поняла, рассказ о поисках героиней собственных корней и своего места в жизни, но тема не раскрыта. Автор тонет в многочисленных подробностях, которые не имеют особенного значения ни для сюжета, ни для раскрытия характеров персонажей, но обходит молчанием многие действия героини, которые могли бы раскрыть её и сделать повествование из перечисления действий занимательным расследованием.
Так упоминается, что героиня обнаружила документы о своём происхождении именно в свой день рождения (очевидно, исключительно для того чтобы сказать о её возрасте), но совершенно обходятся вниманием способы поиска родных. Как Марго нашла знакомых матери? Почему она решила искать родных в Питере? Какую именно информацию и от кого она получила?
Более того, у меня сложилось впечатление, что автор не только не слишком заморачивался построением логичного сюжета, но и сам не очень хорошо представляет, где и как развивается действие. Сначала действие всё происходит в параллельном мире, потом в нашем, затем возвращается в параллельный и снова в наш, но сами эти переходы автор, очевидно, считает настолько незначительными и недостойными внимания, что не сообщает о них ничего. В начале второй части действие происходит в России, 2010 год, но спустя два года, когда героиня едет в Россию, говорится, что раньше она там не бывала.
Есть и другие нестыковки.
Образы персонажей шаблонны и функциональны. Бедная сиротка, суровый человек со шрамом… Лишь вампир изображён с характером и индивидуальными чертами.
Героиня показана вне социальных контактов: в детском доме она, словно одна: другие дети и жестокие наставники, которые издеваются над ними, остаются безликими. Да и после, хотя какое-то взаимодействие Марго с охотниками происходит, оно остаётся безэмоциональным и безоценочным. Можно только предположить, что ей они нравились, так как два года она с ними всё же провела, хотя, как только решила уйти из команды, сделала это без всяких проблем.
Очень невнятно описана первая схватка охотников с вампирами. Из описания можно вынести лишь то, что был по крайней мере один оборотень и вампиры. За кого был оборотень, кто победил — непонятно, выясняется лишь в последствии. Вызывает большие сомнения квалификация охотников, которые демонстрируют оружие случайным людям во дворе и не в состоянии заметить свидетеля на лестничной площадке — и это с оборотнем в команде!
Размышления же и действия главной героини вызывают большие сомнения в её умственном развитии. Её стремление проследить за вооружёнными мужчинами глупо, хоть и объяснимо инфантильностью. Вроде бы не в сахаре росла, должна понимать, что тут могут не только избить, но и убить. Но дальнейшее вообще выходит за границы понимания. Героиня два года работает с охотниками на вампиров, т.е. информирована не только о том, что таковые бывают, но и что собой представляют. И вот, привлечённая запахом крови она убивает человека. И после этого задаётся вопросом, что происходит и остаётся в недоумении? Ну-ну. Притом героине однозначно сообщают, что мать была влюблена в вампира, но ей даже в голову не приходит, что он мог быть её отцом. Она практически не сражалась с вампирами, была лишь приманкой, но стоило повстречаться с вампиром — бодро и бездумно помчалась его убивать.
Большая часть происходящего нам не показывается, а лишь бегло упоминается, притом не по ходу сюжета, а задним числом, когда появляется необходимость что-то объяснить.
• Но все, что девушка знала, так это то, что ее мать человек, а точнее, ведьма. Хотя это она выяснила еще в детском доме, а потом это подтвердили люди, которые некогда были соседями ее матери.
Столкновения человек-вампир мы не видим, фактически нам показывают двух вампиров — героиню и её отца.
История героини ничем не затрагивает — она, в общем, плывёт по течению, а если и ищет какие-то сведения о родных, то это остаётся за рамками повествования. Встреча с отцом совершенно случайна и никак не обоснована. Сближаться с ним Марго не хочет, хотя по сути ничем от него не отличается.
А ведь история по этому сюжету вполне может получиться захватывающей и глубокой, если раскрыть линию поисков, попутно показывая взаимоотношения Маргариты с окружающими и её оценку происходящего, развернуть моральные проблемы, которые перед ней встают. Это может быть подано и как путь преодоления обстоятельств и роста над собой, и как история сделок с совестью и полной деградации.
Как показалось, для сюжета параллельный мир вообще не нужен, там не происходит ничего из того, что не могло бы произойти у нас.
Язык рассказа бедный, как уже упоминалось, изобилует повторами, жаргонизмами, канцеляритом. Не стоит применять слово пара для обозначения непарных вещей (либо персонажей).
Такие слова как «облазила», «ошивалась» допустимы в прямой речи персонажей, но не уместны в авторском повествовании.
• Этот самый матрас был уже гнилым бессчетное количество времени, но являлся единственным местом преткновения в подвале.
бессчетное количество времени — канцелярит.
Слово «преткнуться» — церковно-славянское «спотыкаться» и употребляется только в устоявшемся выражении «камень преткновения». Для обозначения места, где можно приткнуться, неуместно.
В целом рассказ выглядит очень сырым и недоработанным — это скорее заготовка для текста, развёрнутый план. На общем размытом фоне выделяется лишь образ вампира. Несмотря на то, что этот герой показан довольно лаконично, получилась, я бы сказала, архетипическая фигура.
Адельмина
Рассказ «Упыри в городе». Автор: Любовь {Leo} Паршина
Слово «упыри» в названии рассказа намекает на славянскую мифологию и даже в переносном значении (которое обыгрывается в тексте) подразумевает, что действие будет происходить в России. Судя по описаниям, так оно и есть. Однако имена персонажей — Лотти и Алек Дин — обескураживают. Почему они западные: это дань моде?
Сами упыри впечатляют. Хорошие, сложные: с правильной колоритной внешностью и полностью сохранившимся интеллектом.
В основе текста лежит параллелизм. Таким образом отражается окоченелость и заторможенность реакции обратившегося человека, а ещё глубокая депрессия главной героини. Правда, ближе к концу появляется тавтология: «От отвращения даже голод немного утих», «Существо в зеркале было отвратительным и жалким» и «Она выглядела жалко». Здесь ожидалась более яркая характеристика.
Художественность описаний не наблюдается, они лаконичны и просты. Но картина быта зримая, вызывающая живой эмоциональный отклик. Создана гнетущая, безрадостная атмосфера.
Странно, что при таком ответственном подходе акцент сделан на неприятных, порой шокирующих, подробностях, в то время как город остаётся безликим. Наиболее детально изображённое красивое здание — дом Алека Дина — подозрительно похоже на дом Калленов из «Сумерек»: богатое, современное, с панорамным остеклением, расположено в уединённой лесной местности.
Масштабная заявка предполагает тщательную проработку. А упыри в рассказе просто «как-то живут». В результате страдает логика, очевидные вопросы остаются без ответа. Почему медицинские работники не сообщают о нахождении человека в больнице и его перерождении официальным лицам (например, руководству колледжа, в котором училась Лотти): «…наверное, подружки или преподаватели из колледжа. Никто ведь не знал, что с ней случилось…»? Если упыри — полноправные члены общества, то как насчёт их трудоустройства и льгот в связи с потерей места учёбы или предыдущего места работы (ныне не подходящего физически) из-за гибели не по своей вине (как в случае Лотти)? Если в новом обществе количество преступлений и происшествий (например, нападение на Лотти и автомобильная авария, в которой погиб Алек Дин) так же велико, то кто те многочисленные (!) жертвователи, по доброй воле кормящие упырей, а не спасающие умирающих людей: неужели те, кто получил пятёрку по «этике загробной жизни в старших классах» (кстати, прелестная находка)? В связи с предыдущим вопросом: почему упыри спокойно ходят на донорские пункты, не опасаясь стычек с противниками подобного неестественного положения дел (например, с людьми, чьи родственники умерли, не дождавшись донора)? Наконец, собираясь отомстить своим убийцам, не боится ли Лотти, что они перекинутся в упырей и устроят ей весёлое существование? Вопросы очень серьёзные, их игнорирование неоправданно и порой некорректно.
В рассказе есть интересные возможности развития сюжета (столкновение с упырями — охотниками на людей, месть Лотти, Лотти и упырь-рокер), но все они намечены пунктиром. Поэтому выход Лотти из депрессии не выглядит жизнеутверждающим, он пробуждает смешанное чувство.
После прочтения рассказа «Упыри в городе» осталось ощущение пустоты. Единственное, было любование стилем — но не содержанием из-за шокирующего натурализма. Погружение в неприятные подробности хотелось чем-то компенсировать, но равновесие не было восстановлено.
Возник последний вопрос: с какой целью был написан рассказ? Возможно, в нём скрыт глубокий смысл. В финале выделяется афористичная фраза: «Упырём… может быть кто угодно». Она стара как мир. Что ещё? Нарочито унылый быт и чёрствые сердца молодёжи. Это уже догадки. Авторская мысль не считывается; нужны более прозрачные намёки. К слову, тоже непонятно было, чего испугалась Лотти («Перепуганная внезапной мыслью, Лотти кинулась к холодильнику для вина»), если ранее упоминалось о куче аналогичных продуктов питания у неё дома. И кому девушка собралась «аккуратно рассказать о замочной скважине вместо кнопки»: это важно для отношения к ней.
В тексте встречаются лишние пробелы между словами. Небрежное оформление: английские двойные кавычки вместо кавычек «ёлочек» (“Мама!”, “свеженьких”), «е» вместо «ё».
Есть пунктуационные ошибки. Отсутствие запятых. Путаница тире и двоеточия между частями бессоюзного предложения.
Отдельно упомяну предложение: «Многие биологи и филологи спорили, можно ли называть такой вид существования жизнью?» Это повествовательное сложноподчинённое, а не вопросительное предложение, поэтому в конце ставится точка.
Отдельные недочёты.
1. «отдавалось зудом в коже» — зудом кожи.
2. «в кромешной темноте» — устойчивое выражение: в кромешной тьме.
3. «не думая не о чем» — ни о чём.
4. «черные твердые когти» — нарушен порядок согласованных определений.
5. «…Мыла полы в круглосуточном магазине. Управлялась за тот час, пока он бывал закрыт». — Круглосуточный магазин работает 24 часа в сутки.
6. «трое девчонок» — собирательные числительные не употребляются с существительными женского рода. Правильный вариант: три девчонки.
7. «ее озарял вопрос»: озарять — неожиданно приходить на ум, прояснять чьё-либо сознание; то есть речь идёт об ответе, а не о вопросе. Правильный вариант: её озаряла мысль.
8. «в усталости и тоске» — не говорят «в усталости». Правильный вариант: в минуту усталости и тоски, в состоянии усталости и тоски.
9. «как от полудня на заснеженном поле» — здесь слово «поле» употребляется в значении «безлесная равнина», поэтому правильный вариант: как в полдень в заснеженном поле.
10. «вытащил свою белоснежную улыбку»: улыбка — движение мышц лица (губ, глаз), а не зубов. Правильный вариант: вытащил свои белоснежные зубы.
11. «сигнал с брелка» — сигнал брелока.
12. «Тут же стояли» — в значении «в этом месте» предпочтительно употребление слова «здесь».
13. «в просторную залу»: зала — устаревшее или просторечное слово. Правильный вариант: в просторный зал.
14. «В городке наступало утро». — Только в городке? Ведь Лотти видит всю окружающую местность.
15. «пожал Алек плечами» — неверный порядок слов. Пожать плечами — устойчивое выражение. Правильный вариант: пожал плечами Алек.
16. «Кровать с альковом»: альков — ниша в комнате для кровати или дивана, отгороженная занавесом, аркой или колоннами. Правильный вариант: кровать в алькове.
Вывод.
«Упыри в городе» — неоднозначный безрадостный рассказ, оставляющий много вопросов. Бесспорно, атмосфера и упыри восхитительны; но недомолвки и лишь намёки на интересные динамичные события создают впечатление искусственного сдерживания. Возможно, стоит сделать жизнеутверждающий мотив чуть более убедительным.
 
Адельмина
Рассказ «Мемуары. Синопсис». Автор: Алексей Викторович Козачек
Рассказ «Мемуары. Синопсис» представляет собой черновик полноценной истории. Набросок основной сюжетной линии. Правда, сюжет полностью вторичен: шаблон от начала до конца. Самый примитивный вариант.
Лишь однажды мелькает интересная идея: возвращение с рыбалки обычного парня, ныне вампира, домой и объяснение с женой. Идею можно было бы развить, ведь в этот момент чувствовалась авторская заинтересованность и искренность.
Логика событий хромает. Герой задаётся вопросом: «Кем же я стал?» Скорее, он размышлял бы: «Что со мной? Чем я болен?» И вообще: «Кто на нас напал?» Каким образом герой так легко определил и поверил в то, что стал вампиром? Массовая культура — одно, реальность — совсем другое. Он же взрослый человек.
Если «всё вокруг него (друга. — А.) залито кровью», то что пил предполагаемый вампир?
Встречается непоследовательность мысли: «Шея моя страшно болела. Я тряс его за плечо», «Я шел, почти постоянно, опираясь на стены домов. Эти звуки сводили меня с ума».
Герой утверждает, что в заброшенном доме «провел свой первый день в новом облике». А как же день в норе на реке?
И почему герой называет своих жену и дочь только полными именами?
Образность повествования не наблюдается. Язык бедный. Текст изобилует штампами и повторами. Встречается пара-тройка удачных выражений в виде исключения.
Огромное количество местоимений очень затрудняет чтение. В частности, сплошные «я» и «меня» в первом абзаце создают эгоистичный образ главного героя.
Оформление текста небрежное: хаотичная расстановка знаков препинания (одно и то же правило иногда соблюдается, иногда нет), употребление «е» вместо «ё».
Присутствуют и другие ошибки.
Возможно, автору стоит на время отложить собственную работу и ознакомиться с классикой тематической литературы, а также с правилами написания прозаических произведений.
Адельмина
Рассказ «Солдатская любовь». Автор: Александра Зырянова
«Солдатская любовь» — стилизованная лубочная байка на любителя с широкими взглядами и чувством чёрного юмора. Выбранный жанр представляет незамысловатую историю в выгодном свете, делает её пикантной, а не пошлой. А ещё в ней есть трогательная нотка и хорошие мысли.
Стиль повествования выдержан от начала до конца, причём просторечие не кажется нарочитым. Правда, есть нарушения:
– «для отдохновения» — высокий стиль;
– «солдат из Ивана теперь никакой» — сленг. Правильно: никудышный;
– «застала его тьма» — правильно: застигла его ночь;
– «посочувствовал Иван» — правильно: сердобольно вздохнул;
– «Смотрит Иван» — правильно: глядит Иван.
Встречаются различные речевые ошибки.
1. Тавтология: «смастерил себе что-то» и «зашагал к себе в деревню», «хорошо, на шее крестик был» и «Одно хорошо».
2. «ноги ровно огнём налились» — оксюморон. Правильно: огнём горят.
3. «парень-то небось моих лет»: «небось» как вводное слово в значении «вероятно», пожалуй» выделяется запятыми и употребляется только в вопросительных предложениях. А в повествовательном предложении это частица, выражающая утверждение, уверенность в том, что не надо чего-либо бояться («небось» происходит от «не бойся»). Например, «небось не замёрзнешь», «небось справишься».
4. «лицо будто не двигается» — корявая фраза.
5. «баба с бородкой» — крестьяне короткую бородку не носили. Правильно: с бородой.
6. «руку ему на плечи закинул» — правильно: на плечо или обнял.
7. «Матвей прохладный весь был»: прохладным в значении «не очень тёплый, холодный», как и в переносном значении «равнодушный, холодно-безразличный», может быть только нечто неодушевлённое. Правильно: ледяной, холодный.
8. «пар коромыслом стоит» — существует только выражение «дым коромыслом» (также фразеологизм), без глагола.
Есть грамматическая ошибка: «добрый-то упырь был». Частица «то» присоединяется к существительному, т. е. «добрый упырь-то был».
В оформлении текста допущена небрежность: употребление «е» вместо «ё».
До середины рассказа название и аннотация кажутся бессмысленными. К слову, в аннотации написано «вампир», а в тексте «упырь» (правильно второе). Желательна более подробная аннотация.
Непоследовательность обнаруживается и в наименовании населённых пунктов: «…про деревенское житьё-бытьё. <…> Пришли они на какой-то хутор. <…> Соскучился он по деревне». Место ночёвки — хутор или деревня?
Возвращаясь к неточностям в области мифологии (вампир / упырь), следует отметить явный недочёт: Иван не мог проснуться «на старом заброшенном кладбище, среди крестов покосившихся». Земля на кладбище освящённая, и нечистая сила туда бы не проникла. Преступников и самоубийц хоронили за пределами территории. Правильным вариантом будет у ограды (или просто возле) кладбища.
Очень странным выглядит отсутствие благовидного предлога, под которым Матвей не притронулся к водке. Иван не проигнорировал бы отказ нового друга, потому что для солдата стопочка важна, это традиция. Вообще слишком многое Иван не спрашивает напрямую и объясняет в уме, хотя подобное поведение не характерно для персонажа данного типа.
Самая серьёзная, грубая ошибка появляется в кульминации: «А второй рукой взял да и перекрестился! А той рукой, что гладил Матвея, — Матвея и перекрестил». В православной традиции нужно креститься только правой рукой, тремя пальцами. Крестное знамение совершалось тремя перстами и во время действия в рассказе. Если точно, то, вероятно, это осень 1877 года:
1) Иван должен был служить 25 лет. В Российском государстве юношей зачисляли в армию по рекрутской повинности в с 1705 по 1874 годы;
2) у Ивана была фамилия Прохоров. Фамилии у большинства людей крестьянского сословия начали формироваться только в середине XIX века, особенно после отмены крепостного права в 1861 году;
3) Иван отслужил три года и успел побывать на войне. В этот период, в 1877 году, началась русско-турецкая война (1877 — 1878 гг.).
Значит, Иван был сдан в рекруты в 1874 году и вышел в отставку по инвалидности осенью 1877 года: «…ночевать в поле, когда осень и холода, уже не в радость».
Иван — однорукий калека. Следовательно, он ни в коем случае не совершил бы крестное знамение не только разными руками, но и рукой без кисти. В тексте не упоминается, какая именно рука отсутствовала. В свете вышеизложенных рассуждений, левая. Это уточнение — и вся сцена — нуждаются в правке, иначе рассказ теряет смысл и корректность.
В целом «Солдатская любовь» — смелый увлекательный рассказ, которому необходима работа над ошибками, в том числе существенными.
 
Ландольф
Рассказ «Ищу друга». Автор: Панкова Елена Владимировна
Классическая история вампира жаждущего тепла и понимания — любви или дружбы. Вампир-убийца, из тех, что мочит жертвы каждую ночь тем не менее надеется на лучшее. Странно, что он сохранил в себе такую наивность. Его высокомерие зашкаливает, ему нравится унижать других, почему он ищет понимания среди пищи? Отношения всех троих выглядят чуть незрелыми, хотя с другой стороны, раз мужчины не взрослеют, то почему нет? Непонятно, чем Влад прижал Игоря, подозрениями? Что они стоят без доказательств.
Рассказ хороший, но вот вычитать его следует, повторов очень много и встречаются неотшлифованные фразы:
Меня ждали, трепеща всеми фибрами души и не находя себе места. Так бывало всегда, когда я вынужден был отложить охоту.
Охотиться и не стареть нельзя будет прекратить, и это в конце концов вызовет вопросы, ответить на которые я не смогу.
Я вышел наружу. Прямо на дороге валялся труп. И убил его, по-видимому, я, потому что больше некому. Я бродил по деревне, заглядывал в дома, в сараи, в конюшни и коровники. Повсюду я видел трупы. Детей, женщин, мужчин… Ни одной живой души. Кроме меня, разумеется.
Ландольф
Рассказ «Нимфа». Автор: Виктор Глебов
Детектив. Производит приятное впечатление, но остаётся ощущение недоработанности, некой небрежности в построении и деталях.
Странное заключение патанатома: ни разрезов, ни разрывов, но человека разделали, трудно представить, что собственно говоря произошло. При извлечении внутренних органов не может не быть разрывов, потому что они не существуют сами по себе, местами прикреплены к телу. Когда второй труп появляется упомянуто что на нём имеется разрез.
Вообще трудно понять состояние тел, нет в этом вопросе ясности, то есть как выглядят протоколы вскрытия представить не удалось.
Неясно насчёт монстра. Внутренние органы ему нужны, а другие части тела нет? Откуда тогда берутся мышцы и кости у нового тела?
Работник правоохранительных органов тоже ведёт себя немного странно. Пусть его рутинные обязанности оставлены за кадром, но пригласить к себе важного свидетеля и возможную жертву, никого не поставив об этом в известность — слишком рискованный шаг. То есть, если он всего лишь подкатить намеревался, то почему не подкатил?
Почему его самого исключили из числа подозреваемых? В принципе такая версия вполне могла иметь место, и в этом случае могли и отстранить от ведения дела.
Визит же гг в гостиницу выглядит ещё более непрофессиональным, мог хотя бы оперов с собой взять, не дело следователя самому по адресам бегать, даже если он считает это дело личным, следовало озаботиться поддержкой, потому что оставленное сообщение выглядит несерьёзно.
Проще было сделать героем человека непричастного к официальному следствию, тогда он не обязан был бы соответствовать должности и вести себя согласно законодательству.
Звонок неизвестному выглядит лишним, персонаж, который остался за кадром — избыточен для короткого рассказа, информацию проще было оформить как воспоминание гг. Механика метаморфозы не вполне ясна, несмотря на долгий диалог братьев. Где второй находился все эти годы, тоже непонятно. Кто перевёл книгу и почему всё уничтожили? Каким образом стало возможно возвращение? Рассказ ставит много вопросов, но даёт мало ответов. Немного бы сместить акценты, разобраться с профессиональным статусом персонажей, точнее оформить детали и впечатление заметно улучшилось бы. Замысел стоит того, чтобы над ним поработать.
«девушка в синем платье с открытыми плечами, шатенка с унизанными кольцами руками, парень — коротко стриженый качок с татуировками до запястий.» — в этом описании плохо всё, набор несущественных, а то и нелепых деталей.
«– Так когда вы заметили этого товарища впервые? — спросил Сергей, записав все её данные.» — Товарища?
«Эта крошка, кажется, собралась преподнести ему убийцу на блюде с голубой каёмочкой.» — на блюдечке с голубой каёмкой. Точность цитаты конечно не обязательна, но произвела бы хорошее впечатление.
«А может, съел? В любом случае, они либо у него дома в холодильнике, либо в желудке. Интересно, за сколько переваривается пища?» — внутренние органы это не только сердце и лёгкое, которые легко представить съеденными, но ещё желудок и кишечник со всем содержимым.
«Рисунки в оригинале, с которого были сняты эти копии, явно сделали очень давно. Тонкие коричневые линии складывались в изображения: одна словно перетекала в другую, что-то заимствуя у предыдущей, но при этом совершенно меняясь в целом.» — не сказать, чтобы ясная фраза.
«– Я приказал сообщать нам обо всех случаях, когда у жертвы пили кровь, — ответил Вихарев. — Будем ждать.
– Органы у неё удалены так же, как у пацана» — звучит так, словно у них каждый второй труп обескровлен вампирами и дело это житейское.
«– Ну… вообще-то, он сказал, что ей должно быть лет двенадцать. Но, конечно, это невозможно. Я видел тело, и совершенно очевидно, что оно принадлежит не девчонке-школьнице. Так что можешь спать спокойно: статья за совращение малолетних тебе не светит. Однако Пифанов утверждает, что, по всем признакам, это тинейджер.» — по каким признакам это подросток?
«Гибель Романа останется тайной, которая будет довлеть над их семьёй, но с этим ничего не поделаешь. Правда, Сергею, к его глубокому сожалению, она была известна. Но он до сих пор считал, что похоронил её в прошлом. Теперь получалось, что не совсем…» — слово «довлеть» лучше не употреблять в его неправильном значении.
«– Серёг, нашёлся труп! — сообщил он радостно. — И на этот раз нам известно, чей. Некий Епифанов, охранник на парковке. Кровь выпущена, на горле рваная рана.» — каких только поводов для радости люди не находят.
«Сергей почувствовал, как в кровь начал поступать адреналин.» — это как? Описывать надо состояние человека, а не его анализы.
«Челюсть твари сомкнулась, с хрустом раскусив сухожилия, голосовые связки, трахею, артерии и щитовидную железу.» — вот это должен писать патологоанатом в протоколе, а не думать о себе человек в такой ситуации.
Неясно почему это существо то мальчик то девочка. 12 лет ему очевидно было когда он умер первый раз?
Адельмина
Рассказ «Красная луна». Автор: Таргис
Ни банальное название, ни скупая аннотация не дают представление о содержании рассказа — тем более об его идее. А с размышления об идее как раз хочется начать, потому что по прочтении мной овладело смятение.
Рассказ произвёл на меня тягостное впечатление — во всех смыслах.
О текстовых особенностях напишу чуть позже.
На глазах читателей разыгрывается тяжёлая драма. Именно так, поскольку в её основе лежит череда нелепых поступков, приводящая к череде нелепых смертей и исковерканных жизней. Естественно, испытываешь сострадание к некоторым героям, однако, если вдуматься, положительных героев, его заслуживающих, здесь нет. По этой причине возникает растерянность и ощущение, что твоими чувствами просто играют.
Начинается всё с такой актуальной мнимой взрослости и самостоятельности юной Джеммы: «Но, в конце концов, она была достаточно взрослым человеком, чтобы соображать, что делает. По крайней мере, достаточно взрослым, чтобы не слушать старших». Наверное, самая сильная мысль в рассказе. Действительно, как часто необдуманные бунтарские выходки вчерашних детей имеют печальные последствия и для них самих, и для родных взрослых людей… Смущает одно: насколько легкомысленной, с атрофированным инстинктом самосохранения была девушка, если, зная о необычной сущности своей подруги (то есть признавая сверхъестественное: «она давно уже привыкла к моим бесшумным появлениям», «каждый не ко времени пролившийся дождь Джемма приписывала в какой-то мере моим капризам»), она по доброй воле пошла в опасное место. Похоже, у неё возникла адреналиновая зависимость, ведь близкого общения с поразительным существом было мало — ей было скучно!
Дальнейшая судьба Джеммы не менее невероятна. Каким образом она, полностью обескровленная (по словам Альбы, в полнолуние, более того, на кровавую луну, невозможно остановиться и сохранить жертве жизнь), испытывала лишь лёгкое недомогание?
Второй кандидат на сочувствие — вампир Мельхиор. При этом он с самого начала выставляется в дурацком виде, вплоть до мелочей. Порой ирония граничит с гротеском:
«– Тебе когда-нибудь случалось оставить след в человеческой истории? — вдруг спросила я. <…>
– Я один раз выцарапал на плите из гранита «Здесь был Мельхиор», — признался он. — Плита должна была стать частью городской стены. Но ее поставили надписью внутрь».
Мельхиор не прочь испить человеческой крови и, подобно Альбе, цинично рассуждает о людях. Но в итоге он спасает Джемме жизнь ценой своей «жизни». Душераздирающая сцена. Героизм? Раскаяние? Да нет. Нелепая случайность. И очередная странность. В тексте постоянно подчёркивается, что Мельхиор — мертвец. Однако главным признаком его окончательной смерти становится следующий: «Он не дышал». Внезапно.
Наконец, «нетипичный оборотень» Альба, от чьего имени ведётся повествование: вроде бы она рискует, спасая Джемму, скорбит о Мельхиоре, а в финале вынуждена навсегда расстаться с любимой подругой ради безопасности последней. Бедняжка? Отнюдь! Прежде всего, Альба — по традиции случайно — разбивает склянку с противоядием. Ранее она уничижительно отзывается не только о Мельхиоре, но и о Джемме: «молодой здоровый зверек, смелый и наивный, как и все молодые зверьки», «в этой человечьей самочке». Похоже, вампира оборотень презирает по определению, а девушку воспринимает как «воплощение настоящего» и объект развлечений без последствий. В какой-то момент создаётся впечатление, что Альба всё-таки любит юную подругу. Но будь это так, разве бросила бы она свою пассию сразу после подобного потрясения (отравление, падение с большой высоты, укус вампира, смерть того, кто спас ей жизнь, убийства новых знакомых)? Наоборот, она добавила в этот страшный список своё бегство, без объяснений и поддержки. Ясно, что Джемма, получившая серьёзную психологическую травму, будет всю жизнь винить себя в случившемся.
Между прочим, из замечания «Всегда так все кончается» следует, что это далеко не первый малодушный уход от ответственности. Альба — прожжёная эгоистка.
К слову, можно пожалеть второстепенных отрицательных героев — сообщников поклонника Аспре Тромара. Очевидно, они не имели ни малейшего представления об истинном смысле ритуала и грозящей опасности, будучи лишь приманкой для Джеммы, поэтому их вины в произошедшем, по сути, нет. Это очередные случайные жертвы: сомнительно, что все выжившие после увиденного не лишились рассудка.
Да и сам горе-поклонник, несмотря на отравление Джеммы, намеревался только припугнуть Альбу. Вновь нелепая случайность — разбитая склянка с противоядием; и вот ещё одна жертва обстоятельств.
Внешность персонажей не более приятна, чем их характер.
Альба: «длинные стального цвета когти», «два желтых огонька на месте обведенных темными кругами глаз», «бледное до желтизны лицо, обрамленное короткими волнистыми темно-пепельными волосами, с одной широкой белой прядью с левой стороны».
Мельхиор: «невероятно худой; пергаментная, а в ночной темноте приобретшая серый оттенок кожа туго обтягивала лицевые кости и крупные кисти рук с длинными заостренными ногтями», «Мельхиор никогда не успевал за сменой людской моды», «пальцы украшало несколько крупных и, на мой взгляд, довольно безвкусных перстней», а также сквозная особенность «От него исходил слабый запах мертвечины».
Джемма (не постоянная, но имеющая место характеристика): «белокурого человечьего щеночка», «Невинной эту крошку, конечно, не назовешь».
Несостоявшийся оборотень: «Красная физиономия, седоватые волосы, густые, как шкурка крота», «человечек, маленький, с нездорово красноватой кожей и лихорадочно блестящими глазами», «кончик рта у него странно подергивался и полз вниз».
Компания в крепости (характеристика): «Ты не чувствуешь, что они курят? Какую-то дрянь», «висящие, почти как зримый и ощутимый на ощупь туман, густые испарения алкоголя», «судя по дурманящему духу, тянувшемуся с дымом от неумело растопленного камина, туда подкинули нечто, наверняка самым нелегитимным образом воздействующее на мозги», «большинство уже пребывали за гранью разумного, кого-то шумно рвало с крепостной стены, парочка в углу целеустремленно следовала зову плоти, не особо смущаясь присутствием товарищей. Или в их сообществе так было принято», «разглагольствования не вполне трезвого мужчины».
Получается, что «Красная луна» — это рассказ о непривлекательных героях и о том, что всем правит случай. После прочтения осталось смешанное чувство и некая опустошённость.
Текст обладает рядом достоинств.
Есть афористичные фразы и меткие наблюдения: «Старина надежна и безопасна, ибо мертва, в ней нет эмоций, нет сиюминутной непредсказуемости», «шелест (книжных страниц. — А.) — сохраненный в бумажном блоке отзвук минувшего столетия, запечатанный слоем тяжелой и липкой книжной пыли».
Сообщаются интересные подробности о старинных печатных изданиях, возникают выразительные образы книг. Например: «Книга была переплетена в мраморированную телячью кожу, с латунной застежкой сбоку, с золотым обрезом», «С трудом я принялась разбирать витиеватую фрактуру, почти растворившуюся в отпечатке иллюстрации».
Имеются красочные сравнения: «ученые разбежались из Европы по всему миру, подобно мелким паучкам, только что вылупившимся из общего кокона» (эффектный параллелизм — «добавить еще одну толстую нить в мой собственный плотно свитый кокон, который я постепенно мастерила для себя в этом мирке, отгораживаясь от изменчивости большого мира»), «хищный силуэт замка, похожий со своими полуобрушенными башнями на когтистую лапу, шарившую по поднебесью», «книга — ветхое создание ушедших времен, совсем иных времен, темное и хищное, как легенды, которые она в себе заключала, словно древнее чудище, как будто бы только и ждала возможности поглотить ее юность и силу, подчинить своей воле», «нескладный, как старый зонтик», «освобождаясь от бренности человеческого существования, как от отмершего подшерстка», «седоватые волосы, густые, как шкурка крота», «Красноватый свет мерцал в провалах окон, будто отражение лунного лика», «она (луна. — А.) висела прямо надо мной, так низко, словно хотела проглотить меня».
Впечатлили фразы: «В моем горле тоже вскипело глухое рычание», «в холодном воздухе уже плескалась крупная летучая мышь», «одни — косматые сгустки мрака, другие — белесые клочья тусклого света», «вместе с ними (летучими мышами. — А.) возвращались загулявшие тени».
Для описания внешности главной героини выбран банальный приём: отражение в зеркале. Однако обыгран он превосходно — как намёк и символ, поэтому здесь такой выбор уместен. К слову, виньетка в виде стрелки — прекрасная находка: «А прямо перед окном на столе лежалоИсследование о сверхъестественном. Книга была открыта… главу завершала виньетка в виде витиеватой готической стрелки. И стрелка эта указывала прямо на меня, словно устремляясь мне в сердце. <…> …Позади стола на одной линии со стрелой находилось лишь большое настенное зеркало… Собственное отражение заставило меня вздрогнуть…»
Примечательна авторская мифология и легенда об Аспре Тромара.
Понравилась остроумная шутка про обличия македонского существа, критикующая выдумки «исследователей» необъяснимого.
Взгляд на события глазами оборотня подчёркивается тем, что пристальное внимание уделяется различным запахам: «Я любила ее [Джеммы] аромат», «Я знала, что слухи не пусты. Поняла это в первый же день, раз вдохнув воздух, несомый от гор легким ветерком», «Воздух был холоден и свеж, полон ароматом хвои с гор и терпким привкусом из моей открытой бутыли», «– Мертвечиной тут пахнет, — проворчала я, глубоко вдыхая хвойный аромат леса, стараясь забить, загасить его смелой свежестью душноватую атмосферу темных каменных переходов», «поднимался совсем уже нехороший запашок, вроде не опасный, но какой-то… сомнительный», «я поднесла листок заявки к лицу, вдыхая, вбирая не столько запах, сколько ощущение прикасавшейся к нему руки» и т. п.
Наиболее заметный недостаток текста — огромное количество местоимений практически в каждом предложении. При всём желании далеко не сразу удаётся отвлечься от них и вникнуть в содержание рассказа. Приходится буквально пробираться сквозь рябь «я», «мне», «меня» и т. п.
До первой встречи Альбы и Мельхиора кажется, что отсутствует новизна. Старинная книга в библиотеке, затаившееся в отдалённом городке сверхъестественное существо (женщина-оборотень), подозрительный незнакомец, близкая подруга, старая проклятая крепость в горах. Ну и что? Это уже было. Нет первого яркого события, намекающего, что перечисленные мелкие эпизоды оригинальны и важны.
Вопрос наличия (точнее, отсутствия) одежды после перевоплощения продуман относительно Альбы — но не Мельхиора. Выходит, оборотень, приняв человеческий облик, остаётся без одежды (что логично), а вампир под шкурой летучей мыши носит «длинный плащ с рукавами, …темный свитер, узкие брюки, …туфли на высоких каблуках». И ещё украшения: «В ухе у него поблескивала золотая серьга, пальцы украшало несколько крупных и… довольно безвкусных перстней».
Кстати, насчёт Альбы тоже допущен промах. Прилетев в квартиру Джеммы, она «на всякий случай приняла свой цивильный облик». Похоже, решила, что голая женщина в квартире девушки будет выглядеть вполне естественно. И почему Альба ни разу не взяла свою удобную одежду из дома, предпочитая изношенный синтетический плащ Мельхиора и тесные вещи Джеммы?
Другие недочёты.
1. «Ни книги мне, ни я книгам не могут причинить никакого вреда». — …не можем причинить никакого вреда.
2. «обратилась к Исследованию о сверхъестественном», «она протянула мне заявку с заглавием книги. Исследование о сверхъестественном», «на столе лежалоИсследование о сверхъестественном» — почему название книги каждый раз не пишется в кавычках, а выделяется курсивом? Этой книге уделяется столько внимания в тексте, что читатели и так поймут, о чём идёт речь.
3. Тавтология: «темная хвойная гряда невысоких гор» и «цвета ночи — темные, холодные», «скорчилась в лапу хищника» и «скорчилась в напряженный дрожащий от ярости клубок».
4. «умножали кладезь страшных историй»: кладезь — неиссякаемый источник, средоточие, сокровищница. Поскольку сочетаемость этого слова ограничена, с глаголом оно не употребляется. В крайнем случае здесь правильным будет вариант «пополняли кладезь».
5. «узкие сухие губы» — нарушен порядок согласованных определений.
6. «будто лопнул некий оков»: слово «оковы» употребляется только во множественном числе. Кроме того, «лопнули оковы» не говорят. Оковы можно разорвать, разбить или сбросить с себя; оковы могут пасть.
7. «эйфория не сравнима с тем, что испытывает Мельхиор» — несравнима.
8. «обратила к нему ледяной взгляд» — обратила на него ледяной взгляд. Слово «обратить» в значении «устремить куда-либо, на кого-либо глаза, взгляд, взор» употребляется с предлогом «на».
9. «заламывая брови» — есть только два устойчивых выражения: заломить руки и заломить шапку.
10. «мой век — невероятно долгий на человеческий счет» — …долгий в пересчёте на человеческий возраст. Или: …долгий по человеческим меркам.
11. «Мельхиор лежал, целиком завернувшись в свой изношенный плащ, похожий на озябшую зимой ободранную ворону…» — плащ, похожий на ворону? Или всё-таки Мельхиор?
12. «запах книжной пыли — воплощенный дух столетий» — разве запах облечён в плоть? Далее, правда, уточняется, что запах «был так густ, что его, казалось, можно было потрогать». Однако это всё равно не телесная оболочка. Сравнение красивое, но ошибочное.
13. «были намечены несколько смутных летящих силуэтов» — было намечено несколько…
14. «DerfliegendeSchrecken – поэтично называлась статья — Летучий ужас». — Правильный вариант немецкого названия: Der fliegende Schreck(en). Оно пишется с пробелами и — более вероятно — без окончания -en в слове Schreck. Кроме того, название статьи и по-немецки, и по-русски пишется в кавычках.
15. «…Кровососущими мертвецами, выбирающимися из могил в полнолуние и способными принимать обличье как волка, так и летучей мыши, коими, по его сведениям, так и кишат Балканы…» — кем кишат Балканы: летучими мышами, волками или кровососущими мертвецами?
16. «растянутый каркас существа» — остов.
17. «перехватила ее за руку» — перехватила её руку.
18. «мастер, который их (ботинки. — А.) сделал» — стачал.
19. «всюду стоял тот странный затхлый дух склепа, который неизбежно появляется в доме, где давно уже не бывал никто, кроме мертвецов» — это обобщённый образ, поэтому кажется, будто в обычных старых домах периодические визиты мертвецов являются рядовым событием.
20. «столько всякий химии» — всякой.
21. «псевдо-средневековой посудой» — псевдосредневековой.
22. «не особо смущаясь присутствием товарищей» — смущаясь от присутствия.
23. «что касается безопасности для кого бы то ни было» — безопасности кого бы то ни было.
24. «один из кубков, серебряный, в отличие от прочих, выполненный со вкусом» — в чём заключалось отличие кубка: в том, что он был серебряным, или в том, что он был выполнен со вкусом?
25. «вы из тех, кто способен дать человеку кровавое причастие» — преподать… причастие.
26. «ведь люди обычно на это не способны» — неспособны.
27. «выбила лобовое стекло в фонтан твердых брызг» — …выбила лобовое стекло. Оно рассыпалось / взорвалось фонтаном твёрдых брызг. Или: …выбила лобовое стекло. Посыпался фонтан твёрдых брызг.
В тексте иногда встречаются слишком длинные сложные предложения с большим количеством различных оборотов. Например: «Мельхиор, чтобы скоротать время, уже успел несколько раз ухнуть вниз, сложив крылья, и почти коснувшись едва выступавшей из наносов песка старинной мостовой внизу, снова взмыть в высоту к моему окну, но и я наконец вскочила на подоконник, втянула более широкими, нежели прежде, ноздрями выдохи города и свежий аромат горной хвои, встряхнулась, освобождаясь от бренности человеческого существования, как от отмершего подшерстка, и, вытянув длинные тонкие лапы — передние и задние, упала вслед за Мельхиором в объятья ночного воздуха».
Есть небрежность в оформлении: употребление «е» вместо «ё».
Нередки пунктуационные ошибки:
– лишние запятые;
– отсутствие запятых;
– путаница запятой, тире и двоеточия;
– путаница тире и двоеточия между частями бессоюзного предложения;
– тире и дефис рядом в прямой речи;
– неверное оформление прямой речи.
Местами отсутствуют пробелы между словами или появляются лишние.
В целом создаётся впечатление, что автор по какой-то причине недоработал рассказ — и форму, и содержание. Хотя, судя по дате написания, 15.XII.2017, времени до окончания приёма заявок на конкурс оставалось достаточно.
 
Ирина Гринлиф
Рассказ «Один день с вампиром». Авторы: Халь Евгения и Илья
Рассказ начинается в духе «Интервью с вампиром», только вместо журналиста здесь — молодая студентка, изучающая кинематограф и снимающая короткометражки. Ей поступает необычное и интересное задание — снять документальный фильм о жизни вампира. Первая половина текста ненавязчиво вводит в повествование главных и второстепенных героев, читателя утягивает с головой скорость развития событий, плавный язык и почти полное отсутствие помарок. Кроме того, некий вампирский Зов, о котором то и дело упоминается, кажется едва ли не главной интригой рассказа.
Но потом события, и так развивающиеся довольно стремительно, разворачиваются еще быстрее, а мельком появившиеся персонажи вроде доктора и его пациентки исчезают, как будто о них и не говорилось.
Кланы вампиров со своими склонностями то к воинскому ремеслу, то к искусству напоминают персонажей цикла «Киндрэт». О них и их особенностях, к сожалению, сказано буквально два слова. Главная героиня Маша почему-то не проявляет никаких сильных эмоций. Сам вампир вышел привлекательным, его рассуждения о гуманизме и историческом процессе тонки и ироничны.
Центральной темой оказывается история сумасшедшей балерины Ольги. Она буквально становится изгоем общества, безумной и вечно молодой жертвой обстоятельств. Вампир в порыве искренней привязанности оказывает медвежью услугу, из эгоизма сохраняя ей молодость, но ни капли не улучшая, а только усугубляя ее состояние. Невольно вспоминается райсовский Луи и его «милосердная смерть». Сцена Заседания Совета отсылает опять-таки к Пехову.
Отсылок в тексте видится много, что делает его достаточно интересным для изучения, однако скорость и поверхностность изображения лишают необходимой глубины.
 
Ландольф
Рассказ «Метель». Автор: Blankakorniko
Рассказа как такового нет, зарисовка, репортаж, или завязка произведения. Количество вампиров на квадратный метр пространства выглядит немного завышенным. Над языком надо много работать, аккуратнее строить фразы, чистить повторы и подучить падежи:
«Вероника тоже нисколько не проигрывала внешностью Ксюши»
«Из названия клуба всё и так ясно, современной музыки здесь места нет.»
«Ксюша шепнула Вероники:»
 
Адельмина
Рассказ «Охота». Автор: Пимонов Сергей
Гладкий рассказ, легко читается. Тема раскрыта. Количество персонажей и длина описаний соответствуют объёму произведения. Конфликт построен интригующе. Достаточно грамотная речь автора.
Образ главного героя цельный. Поступки согласуются с мировоззрением. Длительное бесконфликтное лидерство породило завышенную самооценку и, как результат, неосмотрительность.
При всех достоинствах рассказ вторичен, в нём отсутствует авторская индивидуальность — начиная с образа Актеона и заканчивая языком повествования. Штампы в избытке.
Финал предсказуем уже с середины: ключ к пониманию происходящего — отсутствие звука биения сердца потенциальной жертвы — лежит на поверхности.
Отдельные недочёты.
1. «отголоски… голосов» — тавтология.
2. «…В поисках чего-нибудь, что сможет утолить его жажду». — Непонятно, о ком идёт речь. Человек не спит ночью и ищет что-нибудь, что утолит жажду вампира? А если свою, т. е. спиртное, тогда и в тексте нужно было написать «утолить свою жажду».
3. «выстукивающего непрерывную дробь жизни неровным ритмом» — выстукивать ритмом невозможно. Правильный вариант — либо без «неровным ритмом», либо «выстукивающего непрерывный ритм жизни».
4. «поодиночке» пишется слитно.
5. «любой житель города сейчас же покинет это место» — спорное утверждение: не у всех есть возможность и желание. Не пустеют же города из-за маньяков. Скорее, полиция и другие компетентные силы устроят облаву.
6. Пунктуационные ошибки разного рода: «бледном, как будто измождённом, лице», «вниз, в расступающуюся перед ним тьму, и», «Неторопливые, как будто замедленные, движения», «сильно, как в нём,», «пульсирующей болью,».
7. «считанные» пишется с двумя «н».
8. «За очередной поворот он не вошёл» — да, не вошёл, потому что правильный вариант — «зашёл».
9. «как будто испарился в воздухе» — пропущено местоимение «тот»: тот испарился в воздухе.
10. «скользнул наверх», «взмыл наверх», «выпрыгнул высоко наверх» — во-первых, это тавтология; во-вторых, правильный вариант везде — «вверх».
11. «Сокрушительной силы удар, способный убить простого человека, вернул Актеона на землю — в прямом и переносном смысле». / «Запросто убивший бы простого человека сокрушительный удар вернул его на землю, в прямом и переносном смысле». Повтор. Невычитанный текст.
12. «отзывался в голове вампира… мелькнула у него в голове» — тавтология.
У автора определённо есть талант и опыт, пришло время искать свой стиль.
 
Ландольф
Рассказ «Охота». Автор: Пимонов Сергей
Аннотация по сути повторяет название, не содержит никакой информации. Далее следует очень длинное самолюбование вампира. Слишком длинное для такого короткого рассказа и не особенно нужное, потому что большинство читателей и так знает, что такое вампир, не обязательно им подробно об этом рассказывать. Ни его суть, ни его рассуждения не содержат чего-либо нового. Затем вампир наконец-то решает утолить естественный голод и пускается в погоню за некой фигурой, которую даже не идентифицирует с уверенностью как человека. Заканчивается тем, что фигура (видимо это был робокоп) его убивает. Строго говоря это не столько рассказ, сколько репортаж с места событий. Охотник пошёл на медведя, но медведь его заломал — бывает.
Прошу прощения за спойлер, но интриги здесь и нет. То есть, если бы вампир сытно поужинал и вернулся в логово и то было бы неожиданнее.
Над стилем тоже надо поработать, местами фразы построены тяжеловато, их с трудом можно понять, встречаются повторы. Несколько раз сбивается точка зрения, которая идёт от вампира, следовательно, со стороны он себя видеть не может.
Enigma_net
Рассказ «Охота». Автор: Пимонов Сергей
«Охота», или Старая добрая классика.
Рассказ очарователен с точки зрения позерства главного героя и чем-то напоминает первые кадры фильма «Другой мир». Ночь, тьма, биение сердец. С высоты взирает на свой город владетельный вампир, который здесь царь и бог, лишенный самокритики настолько, что не замечает странностей в поведении предполагаемой жертвы.
Много внимания уделено визуальным деталям и физике процессов, при этом описания порой перегружены до такой степени, что спотыкаешься при прочтении. Детализация хоть и тщательная частенько бессмысленная. Для центральной линии сюжета несущественно количество метров крыши, для образа, мышления героя — тоже.
Немотивированная агрессия, гнев — первые ярко выраженные эмоции персонажа — появляются только во второй части рассказа, начисто перечеркивая бесстрашие и расчетливость, заявленные как качества героя в первой части. При этом тяга к самолюбованию вполне стыкуется с эмоциональными перепадами, но там где охота должна бы вызывать все больше азарта и стремления преследовать, она вызывает гнев и желание топнуть ножкой, сообщая темноте ночи — я так не играю.
Развязка быстра, полна пафоса и смазана, как пленка в быстрой перемотке. Многое в ней дается на откуп фантазии читателя. Даны лишь скупые, широкие мазки по темному холсту.
В целом рассказ видится мне приятной зарисовкой на тему столкновения двух классических вампиров в не менее классической схватке за территорию. Теме конкурса соответствует, но и на оригинальность не претендует.
Мне также понравилось внимание автора к деталям и легкая небрежность в тексте, в самом его начале.
 
Ландольф
Рассказ «Чёрно-красный флот». Автор: Некрасова Ирина
Космические вампиры. Тема всегда животрепещущая, интересная и необъятная. Здесь вампиры не живут с людьми дружно, а воюют с ними. Точнее, решили, что они победили. Объяснялка в диалоге на мой взгляд затянута, лучше бы хоть часть её дать кратеньким описанием. Фобии героини уделяется много внимания, но мир намечен слабо. В принципе, для рассказа и так достаточно, в целом понятно всё, но вот вампир вызывает большее сочувствие, чем люди. Складывается впечатление, что люди накосячили конкретнее, а с них и спрос совсем другой. Сюжет традиционный для ужастика и выдержан, но нагнетание обстановки с первых строк позволяет достаточно уверенно предвидеть финал. Встречаются неудачные фразы: «достала и переодела чистые тяжелые ботинки» — звучит загадочно, а «уставившись в черные глубины остывающего кофе» — фраза которая стала штампом, да ещё не слишком удачным. Кофе даже не прозрачный, трудно смотреть в его глубину, не то что глубины.
 
Лидия Ситникова
Рассказ «Чёрно-красный флот». Автор: Некрасова Ирина
Прочла рассказ на одном дыхании! Вот честно, к черным глубинам кофе придираться не захотелось. А к платью героини — да. Может, я чего-то не уразумела, но почему она (и, видимо, все вампофобы) носит такую закрытую одежду да еще в сочетании с тяжелыми и вряд ли гармонирующими с платьем ботинками? Вроде не микробов боится. Вообще задумка с вампофобией хороша, хоть на мой взгляд и слегка подпорчена попытками объяснить происхождение и природу фобии. Если в прошлом между людьми и вампирами произошла серьезная разборка, если людей выставляли в вампирских кафе как выставляют бутылки с ликерами в баре — этого вполне достаточно для появления фобии. Можно увидеть нечто новое для себя и при том ужасное, и оно навсегда останется источником страха. Вроде бы, когда Никола Тесла увидел в микроскоп копошащихся микробов, то обзавелся микробофобией на всю жизнь. Но я отвлеклась на своих тараканов.
Еще один удививший момент — как планшет героини, пролежав на дне саквояжа под одеждой и тяжелыми ботинками, остался цел и невредим? Кстати, приятная мелочь — упоминание о старых фотографиях прабабушки на старом же планшете. Почти датировка по электронике: вместо пространных объяснений, что на Земле энный год от Рождества Христова, автор дает такой простой штрих. Люблю и ценю подобное.
А вот что не люблю — так это когда заимствуют имена. Это я про леди-инквизитора.
Из других непоняток: исчезновение Че Дао. Можно догадаться, что его убил вампир, или, возможно, сама напарница, если Дао был под влиянием вампира либо укушен. Непонятно, что леди-инквизитор так долго делала в каюте с трупом соратника и почему не отвечала на вызовы?
Еще: Аврора Шелтон. Дама написала книгу, которая входит в обязательный для чтения список не кого-то там, а инквизиторов. И вдруг ей предлагают вакансию преподавателя (почему не воспитателя, кстати?) младшей группы детсада? Думается, мисс Шелтон могла бы до конца дней жить на авторские гонорары, зачем ей эта должность?
Ну а теперь я скажу о том, что понравилось: всё остальное. Рассказ написан так, что до последнего не знаешь, кто есть кто и кому верить. И это чудесно, потому что можно строить догадки и прочувствовать всю атмосферу сгущающегося страха и недоверия. Особенно круто, что это происходит в замкнутом пространстве, откуда не сбежишь. Текст держит в напряжении до последнего момента — а именно, когда начинаются поиски сбежавшего вампира. Вот до сих пор не понятно, зачем его везли на Орбьюс. А, может, это он сам подстроил?
По ходу чтения царапнул эпизод со встречей Калеба и Авроры — почему она забыла об этой встрече и не сделала никаких выводов? Ведь видела же ошейник! В конце это объясняется, хотя до момента объяснения вопрос, что называется, зудит.
Развязка неожиданная и — вселяющая надежду даже. Надо полагать, что обладание литературным талантом защитит нас от укусов вампиров (!). А у автора талант, безусловно, есть. Среди всех произведений, что я прочла в рамках конкурса, «Флот» — на одной из первых позиций. Он аккуратный и выразительный, интригующий с самого начала и не отпускающий до конца. Несмотря на погрешности, видно, что автор обладает чувством языка и ощущает, как нужно подать текст, чтобы удержать читателя. Мне остается только пожелать дальнейших успехов, развития и — не останавливаться! Вносить свой вклад в экспансию вампиров по Галактике.
 
Ландольф
Рассказ «За науку и её процветание». Автор: Алексей Стрижинский
Короткий рассказ, но производит хорошее впечатление. Больше всего пришёлся по душе рациональный подход к отбору кандидатов в вампиры. Холодная разумная рассудительность действительно более к лицу долгоживущим существам, чем все эти страсти и обращение девиц разной степени мышесерости. Действительно, принимать в ряды кого попало, значит поставить под угрозу существование всей популяции. Очень симпатичные получились вампиры.
Рассказ немного не вычитан и начало выглядит излишне громоздким, сложно войти в текст, начинать хорошо бы с предложений попроще. Некоторые фразы желательно довести до ума:
Оркестр человекоподобных девушек-роботов с механической безукоризненностью славил торжество синтетики над органикой, научившись творить даже такую музыку как танго — танец страсти — благодаря программному обеспечению, способному симулировать эмоциональный накал в рамках предусмотренных рандомизатором параметров.
Их одинаковые платья из дорогих тканей совсем недавно сошли с каталога популярного модельера.
Равно как не будет снисхождения к убийству в том, чтобы есть синтетическое мясо.
 
Адельмина
Рассказ «Полёт нетопыря в ночи». Автор: Юлия Матушанская
Дать однозначную оценку рассказу «Полёт нетопыря в ночи» сложно. Основная причина — неопределённый жанр.
Название воспринимается как аллюзия на песню Тэм Гринхилл «Полёт нетопыря (в глухой ночи)». Ожидается либо сходное содержание, либо, как минимум, пародия на штампы в мистических произведениях (в последнем случае выбор названия рассказа не очень удачен: похоже на плагиат).
Однако в аннотации подобных намёков не наблюдается. Скорее, намечается типичная мелодрама. После прочтения оказывается, что это была не аннотация, а краткое содержание. Предполагаемая завязка превращается в произведение с большим количеством условностей и лакун; причём рассказ не окончен, судя по незавершённой центральной сюжетной линии и последней фразе «Продолжение следует». Это совсем не открытый финал.
Если «Полёт нетопыря в ночи» — серьёзное произведение, то оно вызывает лишь недоумение: настолько гротескны и абсурдны события. А если всё-таки пародия, то, к сожалению, она не показалась остроумной. Слишком много здесь разных мотивов, в том числе несмешных. Например, рассказ начинается с трагических страниц российской истории. Непонятно, зачем выставлять в, мягко говоря, неприглядном виде жителей реально существующей области (подлинные исторические события в начале не позволяют воспринимать место действия как условную, уже ставшую в литературе мифической, местность). И с какой целью эксплуатировать образ графа Дракулы: на его месте мог быть любой аристократ-вампир.
Главный герой, бывший князь Дмитрий Гагарин, ныне католический священник отец Леонардо, вызывает антипатию. Его поведение нелогично и даже неэтично. Если отец Леонардо ещё в юности избрал путь проповедника, несмотря на все лишения (отказ от титула, переезд в глухую деревушку в чужой стране, одиночество, целибат), как он мог выражаться на картёжном жаргоне («а оттуда уже как карта ляжет»), быть «не слишком» суеверным (суеверный священник!) и так спокойно отреагировать на обращение?
Все персонажи шаблонные, непроработанные.
Пусть «Полёт нетопыря в ночи» — непонятая пародия со своеобразным авторским замыслом. Но огромное количество технических ошибок — неоспоримый факт.
Начиная с аннотации, точка возникает в самых неожиданных местах, хотя чаще не возникает вообще. В итоге мысль теряется в громоздких сложных предложениях с многочисленными придаточными, непонятно к чему относящимися. Или наоборот. Встретилось «предложение», состоящее только из деепричастного и причастного оборотов: «Надев на чёрную сутану старый тёмно-зелёный плащ плувиал обшитый широкой потёртой тесьмой с узором и шерстяную чёрную биретту с помпоном».
Относительно расстановки других знаков препинания дела обстоят тоже достаточно печально.
Автор допускает непоследовательность в именах персонажей (Дмитрий Гарин — Дмитрий Гагарин, отец Леонардо — отец Леонард) и небрежность в оформлении текста (употребление «е» вместо «ё»).
Есть и другие ляпы.
1. «на холодном невском льду» — остальной лёд, по-видимому, тёплый.
2. «Вдали были видны холмы, увенчанные островками деревьев, на вершине одного из которых возвышался замок местного феодала». — Замок на вершине дерева.
3. «с водянистыми голубыми… глазами» — поскольку заявлена претензия на историзм, следует отметить, что у Влада III Дракулы глаза были зелёного цвета; голубые глаза — вольность / условность в экранизации романа Брэма Стокера 1992 года. И здесь же «высокие» — спорная характеристика. Исторически, по сравнению с современниками, — да, фактически — 164 см.
4. «открытый лимузин»: лимузин — тип закрытого кузова автомобиля. Или были открыты окна? Неясно.
5. «Вы же нисколько не изменились, все те же мягкие русые волосы, тот же смелый взгляд. И нос матушкин…» — а что, за эти годы нос мог бы разрастись до батюшкиного?
6. «И к своему ужасу священник заметил, что зал полон людей». — Проповедник отец Леонардо — социофоб?
7. «Вам нужна девственница? Возраст и пол важен?» — Пол девственницы?..
8. «…Дмитрия, привязали к столу. А он был еще совсем ничего. Мускулистый такой, слегка сухопарый. И такой беззащитный». — Какой привлекательный стол!
Отдельные недочёты.
1. «сам он уже не живой» — неживой.
2. «католической мисси» — миссии.
3. «еще предвоенный период» — пропущен предлог «в».
4. «Рукопись хранилась» и «хранились немногочисленные финансовые сбережения» — тавтология.
5. «вдохновляла отца Леонардо на поэтический лад» — настраивала.
6. «описание… сходилось на следующем» — варианты описания сходились в следующем.
7. «не смотря на всю свою аристократическую спесь» — несмотря на… спесь.
8. «зажженные крупные свечи» — нарушен порядок согласованных определений.
9. «все-же» — всё же.
10. «На нем бы короткий вышитый тулуп» — был.
11. «пару шерстяных носок» — носков.
12. «Мы же типа уже не живые!» — неживые.
Вывод.
Хочется думать, что рассказ «Полёт нетопыря в ночи» — всё-таки эксперимент в жанре пародии. Но, на мой взгляд, идею стоит выразить гораздо более изящно. И это возможно, учитывая обширные познания автора в истории и религиоведении, а также живые диалоги.
 
Ирина Гринлиф
Рассказ «Патроклос». Автор: Андрей Назаров
Вампиры, дампиры, ликаны, некроманты, Геката, емпусасы… и имя им — легион. А была бы структура и иерархия — цены бы им не было. Нет, она есть, по крайней мере, один раз упоминается, но сбивает постоянная путаница. Автор то и дело называет отца Патроклоса вампиром, хотя потом говорит, что вампир — это возрожденный некромантом человек после смерти хозяина. Возникает неувязка.
Хотелось бы особенно выделить язык повествования. Очень простой и легко читаемый, ошибки, если и присутствуют, то их мало (хотя Аполлон пишется все же с удвоением на Л). Первая половина текста пролетает, как по маслу, сам Патроклос отлично рисуется перед внутренним взором читателя. Но есть одно маленькое Но.
Бич современной сетературы — очень образованные, саркастичные и ужасно самостоятельные старшеклассники, у которых родителей то ли нет вообще, то ли они всепонимающие и всепрощающие, а особенно — всеразрешающие. Так и Патроклос поражает своей взрослостью и даже академичностью мыслей. Так, например, когда ему задают домашнее задание, он думает: «Что значит исторический миф? О чем это? О мифе, как некотором заблуждении, недоговоренности, преувеличении, но основанном на реальных фактах событии? Как правило, слишком героизированном, возвеличенном и так далее? Или миф, как сказка, легенда? Например, есть мифы Древней Греции, где описываются похождения античных героев и богов.»
Он называет учительницу сочной цыпочкой (за точность не ручаюсь), умен и красив, сразу же резко отвечает новообретенному отцу, критикует мать за ее привязанность и смотрит на жизнь свысока и с сарказмом. Как-то не вяжется со школьником.
Кроме того, есть несколько смущающих моментов:
«Было в мужчине что-то притягательное, не говоря уж о том, что тот был несомненно красив и явно всем нравился. Даже Патроклос, с его исключительно традиционной ориентацией, не мог не отметить роскошные вьющиеся черные волосы и бездонные голубые газа незнакомца. Правда, бледноват немного, но это придавало мужчине вид подлинного аристократа.»
«Мужчина развернулся к Патроклосу. «Какое прекрасное лицо, — подумал Патроклос. — И какой молодой и красивый…»»
Почему парень так обращает внимание на мужскую красоту? Это подчеркивается в тексте неоднократно, создавая слегка двойственное впечатление.
«…глядели шесть пар огромных красных глаз. Это трехголовая собака наблюдала за юношей». У трехголовой собаки шесть пар глаз?
«Мне запрещено иметь в слугах дампиров, вошедших в полную силу. При его появлении я должна убить такого, ну или его отца — эмпусаса» Так емпусас или эмпусас? Как убийство отца спасет от того, что в слугах оказывается дампир?
Сюжет лихо закрученный, с привлечением древних богов и Договоров (хотя в одном месте герои говорят, что богов не существует, но это лирика). На фоне размера текста смотрится слишком сжато и коротко. Сюда бы роман, или по крайней мере повесть, чтобы у читателя возникло ощущение масштабности вселенной, а в рассказе это кажется кратким пересказом сериала.
Отдельно хотелось бы упомянуть общий греческо-мифологический фон. Неплохой вариант донести мифы, если читающая аудитория находится в возрастном диапазоне главного героя.
Вывод — неплохое чтиво для юношеского возраста, правда, слишком сжатое во второй половине. Выглядит скорее как зарисовка, чем полноценный текст.
 
Enigma_net
Рассказ «Связь». Автор: Алкар Дмитрий Константинович
Читатель знакомится с героями под перестук колес поезда и сразу становится понятно, что это побег, последний шанс на спасение. В общем фоне начала слышится возрастающая тревога, однако нет нервных жестов и взглядов через плечо. Автор просто сообщает читателю, что герои в тревоге за свое будущее. Их можно понять — беглецы, посреди мегаполиса, без денег, друзей, преследуемые неизвестным врагом.
В первой трети рассказа вырисовывается скупая география событий и смутно очерчено положение героев. По прежнему очевидно, что они от чего-то бегут, но от чего/кого — все менее ясно. Герои молоды и смелы, предприняли решительный, отчаянный шаг, спасаясь сбежали в другой город. Крохотные намеки на участие в деле сектантов и магов ситуации, впрочем, не объясняют. От чего герои, вчерашние подростки, не обратились за помощью к старшему поколению? Почему им заказан путь обратно? Что побудило их покинуть родные дома? Почему там они не могут быть вместе? Вопросы множатся, ответы маячат на горизонте, кажется вот сейчас автор плавно подведет к ним, но каждый раз текст уходит в сторону.
Подробная детализация нищенской жизни ребят, при этом сами скитания упомянуты вскользь. К середине рассказа становится очевидно, что заявленное в аннотации желание быть вместе любой ценой присуще только юноше в паре. Девушка выглядит безразличной и к нему и происходящему вокруг. Ведет себя так, словно привыкла спать на заплеванном полу коммуналки и есть сосиски с упаковкой в качестве гарнира. Тает реалистичность происходящего, такая заманчивая в начале. Выходит на первый план мистическая составляющая рассказа.
Невероятным образом героям удается победить сильного мага. Увы, сама схватка остается за кадром, и даже легкого намека на подробности нет, автор отделывается от интереса читателя двумя скупыми фразами. Причем фразы эти довольно уничижительны, что ставит под сомнение силу самих магов и снова порождает массу вопросов.
После победы получив некий артефакт, способный переломить ситуацию, молодой человек решается на страшный и опасный ритуал, спасая свою жизнь и жизнь подруги. От чего надо спасаться так и осталось загадкой.
Далее нам предоставляется подробная детализация самого ритуала, который на деле оказывается соитием двух девственных тел в ржавой ванной. Скажу честно прочтение этой сцены вызвало много вопросов как к эмоциональной так и к физиологической составляющей. Помимо этого количество мерзких деталей на предложение удручает. Сам секс занимает половину объема рассказа, из-за чего складывается впечатление, что писалось все ради него. И снова вопросы вопросы вопросы.
В итоге, после многочисленных механических описаний герои перерождаются, и сразу же попадают в патовую ситуацию — она отвергает его любовь. Что в некотором смысле даже закономерно, поскольку героиня никак не проявляла ее и ранее. Герой же, страдающая жертва не принятой любви, погружается в рефлексию и самоуничижение еще на пару страниц.
Произошедшее объясняется примерно так же, как показана битва с магами, то есть — никак. Конфликт между персонажами переходит в острую фазу. Дано сухое пояснение и ссылка на исторические события. Автор сообщает о межвидовой закоренелой ненависти, причины возникновения снова не объясняются.
Закономерный итог конфликта — разрыв, но для красоты, уходя девушка оставляет записку с угрозами. Вероятно, это завязка на продолжение, в котором нам все-таки расскажут от чего бежали герои, кто их преследовал, зачем нужно было так страдать, какой смысл был в ритуале, в чем заключался его риск, прочему все пошло наперекосяк и в итоге герои расстались.
 
Enigma_net
Рассказ «Укуси меня». Автор: Каса
Милый, в своей будничности не лишенный обаяния рассказ. И вампир не хрестоматийный и жертва не жертва вовсе. Основная композиция построена на диалогах, в них же подается и мир и конфликт произведения. Впрочем, назвать это конфликтом сложно, скорее необычная ситуация, обескураживающая нетипичного вампира, кстати, страдающего проблемой самоидентификации. В наборе внутренних противоречий героя становится сложно определить кто же здесь на самом деле жертва, а кто вампир. На этом и играет автор в соответствии теме «Столкновение». Оживляет события и легкая романтическая линия. В целом симпатичный рассказ, которому совсем чуточку не хватило изящности.
 
Адельмина
Рассказ «Глоток лунного света». Автор: Александра Гай
Название рассказа поддерживается аркой в тексте: «Я пью маленькими глотками красное вино» — «Я купалась в лунном свете, пила его мелкими глотками». Эти образы символичны и созвучны мифологии. Замечательная находка.
Хотелось бы отметить красоту звучания художественной речи в греческих сценах: гармоничное пастельное, буквально зримое полотно. Жаль, что образы далеко не новы. Выделю только две находки: «От его губ едва уловимо пахло кровью и морем» и «море покрылось лёгкой рябью и ожило».
Хорошо проработана историческая часть. Правда, слова «челядь» («громкие вопли женщин из челяди», «Челядь сбилась с ног») и «шлях» («По шляху потянулись телеги», «свернули в ближайший к шляху фольварк») неуместны. Челядь — население феодальной вотчины, находившееся в разных формах зависимости от феодала в Древней Руси. Шлях — наезженная дорога, тракт на Украине и в южных областях России. А в рассказе действие происходит в Речи Посполитой.
Для описания внешности главной героини выбран самый банальный приём: отражение в зеркале («В ванной я сбросила платье и принялась изучать в зеркале своё отражение»). Причём есть явное преувеличение: «с большими, в пол лица синими глазами». Это как в аниме? Кстати, слово «пол-лица» пишется через дефис, и после него здесь ставится запятая (уточняющее несогласованное определение).
Главная героиня Анна-Катарина (она же Кэт, она же Кайя), похоже, сомнамбула. Читаем: «…я улеглась в постель и проспала до семи вечера. Около шести меня разбудил лязг колёсиков чемодана… <…> Нарастающий голод заставил меня подняться с кровати». Она целый час ходила и ела во сне? Или ей приснился чемодан и всё остальное?
Вероятно, автор опросил животных и сделал вывод: «Просто у нас (вампиров. — А.), как и у прочих хищников любимое время суток — ночь». Вряд ли, например, львы любят смотреть на звёзды по ночам (разве что в мультфильме). А вот охотиться им просто удобно. Так что ночь для них — предпочтительное время суток. Насчёт «прочих хищников» — тоже не факт: многие охотятся днём. И отсутствует запятая после «хищников» (сравнительный оборот).
Изящная дамская романтика. Две чёткие, выразительные картины: современная и историческая. Зачем в таком коротком рассказе понадобилась третья, чуждая, линия — пришельцы из космоса? Лишь для того чтобы объяснить, почему вампиры становятся туманом? Да, мотив интересный, но здесь выбранное объяснение неуместно. До этого повествование радовало подробностями, а космический эпизод скомкан, хотя к нему имеется много вопросов. Каким образом инопланетный вид удачно оказался «особой расой» людей, способной оставить с ними общее потомство? Как вообще современные вампиры могут находиться в газообразном состоянии, если их далёкие-далёкие предки давным-давно ассимилировались с людьми? Никакая доминирующая наследственность не помогла бы проделать такой фокус.
Заключительное предложение («Я подожду, сколько бы не пришлось ждать, всё равно его дождусь…») излишне слащавое, к тому же оно не соответствует характеру самодостаточной и только внешне юной героини. Она бы выразила эту мысль более элегантно.
И союз «сколько бы ни» написан с ошибкой.
Текст практически везде не разделён на абзацы. Из-за этого затрудняется понимание и искажается смысл. Например, предложение «Я перевернулась на спину и потянулась» — вероятное начало нового абзаца; тогда становится понятно, что Кэт проснулась около шести часов вечера, затем снова уснула и проспала до семи.
«Сбросив тунику, я медленно вошла в воду. Он пришёл после полуночи». Кэт не выходила из моря четыре часа, а потом телепортировалась в отель?
«Мы одно целое… Он появился ровно в полночь». Действие происходит в прошлом или уже в современности?
Очень странная, нечасто встречающаяся ошибка.
Присутствуют лишние местоимения. Не оправдано написание местоимения «НЁМ» заглавными буквами; можно было ограничиться выделением курсивом.
Иногда нарушен порядок согласованных определений: «светло-серые внимательные глаза», «светловолосых румяных девушек-литвинок».
Плеоназм: «единые половины одного целого», «синеглазая девушка… с большими, в пол лица синими глазами».
Тавтология: «качаясь, вышел» и «качаясь, поплёлся».
Бывает, одна и та же мысль повторяется одними и теми же словами. Например: «Он и я — единые половины одного целого» и «Мы одно целое…», «Страшная осенняя ночь!» и «та страшная ночь».
Нередки пунктуационные ошибки разного рода.
Отдельные недочёты.
1. «нежным овалом загорелого под южным солнцем лицом» — лица.
2. «На мгновении в памяти всплыла» — на мгновение.
3. «в четверо превосходящее татарское войско» — вчетверо.
4. «под воздействием лунного света тела наши сделались» — научный стиль.
В целом интересный, приятный дамский рассказ. У автора есть чувство языка; осталось найти индивидуальный стиль и исправить ряд вышеуказанных недочётов.
 
Ирина Гринлиф
Рассказ «Подарок вампира». Автор: Катрин Клермонт
– Да, ты — псих, — пришел к выводу внутренний голос. (с) автор
Рассказ начинается с зубодробительной, вызывающей оскомину, бытовухи: кофе, одеться, умыться. Странное дело, но почему-то это не отвращает, а создает нужную гнетущую атмосферу. Героиня, увязнув в этой самой бытовухе, страдает отчетливым психическим расстройством — у нее явно пониженная самооценка, о чем свидетельствует и выбор профессии, и общая серость настроения, и многозначительные беседы с внутренним голосом: «– Твои проблемы больше не нужны, как и ты сама, — твердило подсознание.» (с) Героиня рыдает практически без причины, отрицает все, что только можно и старается искусственно подправить свои воспоминания. В целом и общем — довольно вкусная смесь и довольно тонкая натура, через призму восприятия которой было бы интересно видеть любые события.
История вампира Шахерезады (он так мило не рассказывает всей своей истории героине, отправляя ее спать, что удержаться невозможно) слегка напоминает мне истории из цикла Энн Райс, пусть действие и происходит не в Оверни, а в некоем городе В. Эксперимент с душой, выходящей из тела, только усиливает сходство, хотя вполне возможно, что влияния никакого и не было, а это чистой воды совпадение. Вампир — существо грустное, хотя и не такое, как сама героиня. Он вызывает сочувствие с того самого момента, как приходит к героине с просьбой убить его.
Сама структура выдержана — есть начало, есть концовка, есть конфликт. Концовка вызывает то самое чувство «качества» — задевает за живое. Хочется, чтобы все было по-другому. Несмотря на большое количество нареканий, о которых я сообщу ниже, история ЕСТЬ. Может, в ней нет ничего новаторского, но общий эмоциональный фон равнодушным не оставил. Вспоминается цитата из Вирджинии Вулф: «Всю жизнь находясь в ожидании писем, мы так редко получаем что-то стоящее.» Подарок вампира, оставленный героине, становится символом грусти. Грусти, пронизывающей весь текст.
Насчет минусов. Позволю себе заметить ужасную путаницу косвенной и прямой речи. Почему речь вампира в половине случаев в кавычках, в то время как милаха внутренний голос имеет право начинать свой монолог с дефиса и красной строки? Пунктуация страдает неимоверно, хотелось бы, чтобы впредь автор обращался к бете.
 
Ирина Гринлиф
Рассказ «Поверьте вампиру на слово…». Автор: NikiTaShina
«Создал, называется интригу! Сам черт не разберет!» (с) автор
Я обычно не размениваюсь на упоминания о пунктуации, но тут хотелось бы оставить замечание — как ни крути, ошибки в аннотации могут отвратить львиную долю читателей. К сожалению, моя надежда на то, что это было одной случайной опечаткой, канула в Лету. Обилие грамматических и пунктуационных ошибок сильно напрягают.
Дальше — больше. Повествование идет в стиле дневника. Заявленному герою-вампиру, судя по рассказу, тридцать лет, однако, читая текст, возникают большие сомнения. Так будет писать, скорее всего, обычный восьмиклассник — поток сознания и неструктурированных мыслей сметает напрочь, и четкой логики не прослеживается.
Образ вампира очень хочется назвать картонным, но я предпочту термин «собирательный»: тут они и живородящи, и дружат с людьми, и неясно, как они питаются… да и вообще они неясные. Появляются несколько героев, на западный лад обросшие саксонскими прозвищами, но их сложно удержать в голове. По сути, это и не нужно, потому что у них, кажется, только одна функция — появиться зачем-то в тексте.
 
Лидия Ситникова
Рассказ «Проклятая кровь». Автор: Диана Ранфт
Цитата Ницше в качестве эпиграфа — это хорошо и вселяет надежду, отчасти убитую скучным названием.
Аннотация мне мало что сказала. Очень много общих слов. Мечты Альфреда разбились или им только суждено было разбиться, как и любым детским мечтам? Встреча стала судьбоносной в том плане, что исполнила мечты? Или парень влюбился, появились эти самые мечты, а потом появился некто, осуществляющий детские фантазии?
«детский голос подхватил восточный ветер» — сразу вспоминается давно читанное правило про облако и окно. Субъектом действия воспринимается первое существительное. То есть если имеется в виду, что голос был подхвачен ветром (а не наоборот), то корректное составление предложения будет таким: «восточный ветер подхватил детский голос».
В первом же абзаце становится грустно от количества избитых клише. Шелестящие кроны, петляющая тропинка, птичий щебет, и надо всем этим — повторяющийся «детский голос». Картинка вроде рисуется, но очень уж простая. Как акварель первоклашки.
Сам текст тоже очень простой. Видно, что автор старается придать ему больше деталей, но где-то это не очень получается: забивающий голос запах, разгоняющаяся по полу листва. Много повторов — мальчик, мальчик, мальчик, холодок, холодом, холодно.
Завязка достаточно тривиальна: прятки, попытка укрыться в заброшенном доме, странная рука на плече. Далее — городская легенда, поведанная бабушкой внуку. Так начинается добрая половина всех мистически-ужастиковых историй. Предполагаю, что основная интрига в том, что в брошенном особняке живет никакая не ведьма с болот, а главный герой текущего конкурса, господин В. в любой из его ипостасей.
Вот эта фраза озадачила:
«Но сколько бы жители Майсена ни судачили о происках болотной ведьмы, убийцу так и не нашли». То есть можно судачить о ведьме, и это поможет поиску убийцы?
Далее мальчик, выслушавший легенду о болотной ведьме, идет в лес, где та самая ведьма живет. Бесстрашный мальчик. За что и поплатился. Логично, но не понятно: как и зачем незнакомка ослепила его и для чего вернула домой? И еще — неужели когда человека ослепляют, у него болит все, кроме глаз? Кстати, все эти моменты до самого конца рассказа никак не поясняются.
Далее по тексту встретится еще множество нестыковок: самостоятельно заботящийся о себе слепой мальчик 12 лет или лучшие следопыты, не догадавшиеся проследить за ребенком. Рассказ обильно пересыпан штампами, а сюжет больше походит на огромный древний рояль с кровавой розой на крышке, укрытый в лысых осенних кустах. Отдаю автору должное — чувствуется любовь к тексту и старание, но вместе с тем сказывается и недостаток опыта. Если это первый рассказ, то он вполне достойный. А что-то свое всегда приходит с опытом.
 
Риона Рей
Рассказ «Записки из дневника, или Будние дни вампира Константина». Автор: Аганина Ксения
Компактный рассказ, где несколько сумбурно смешаны авторский текст и выдержки из дневника. Да простит меня автор, но по стилю он у меня сильно ассоциируется с анекдотами в духе «Л.Н. Толстой очень любил детей. Однажды…». Впрочем, насколько понимаю, и задумывалась подача в ироническом ключе.
• При несчастном случае, когда я залезал на шкаф, чтоб достать мои любимые трусы (без понятия, как они там оказались, без них я бы не уехал, они же любимые, шёлковые!), я задел чемодан воспоминаний.
Рассказ читается легко, но, думаю серьёзность темы создаёт диссонанс с легкомысленным тоном.
Характер Константина нарисован хоть и скупыми штрихами, но ярко. Понравилось, как отражается его душевное состояние на стилистике дневниковых записей. В начале это простой язык, хоть и не без красивостей, под конец герой становится пафосен и велеречив.
Финал мне показался не слишком понятным, но, возможно, это сделано специально, чтобы заставить читателя задуматься.
Текст нуждается в вычитке. Попадаются и опечатки, и повторы слов, и не слишком удачные фразы. Употребление «довольно-таки» показалось довольно-таки лишним.
• Мне теперь не надо развевать на ветру свой темно-бардовый плащ и носить пять пар стелек, чтобы казаться более высоким и устрашающим.
• Однажды, проходя мимо госпиталя, Константину пришла в голову идея.
• Эти семь лет, были, наверно, одними из лучших дней в моей жизни.
 
Лидия Ситникова
Рассказ «Побег». Автор: Элисия
Аннотация откровенно плоха и бессодержательна: «Она сама была в тягость себе. Ей хотелось бежать куда глаза глядят от себя самой».
К сожалению, по такой аннотации сложно хоть что-то понять и представить, о чем пойдет речь в рассказе.
Сам текст производит впечатление невычитанного и не слишком умелого.
Конфликт, о котором вспоминает Алиса в начале рассказа, стерт — вот папа вешает гирлянду, а вот он уже кричит на жену и дочь.
«Многоквартирных домов здесь было раз-два и обчелся. А снимать целый дом одной девушке было не выгодно» — Алиса собиралась снять целый многоквартирный дом для себя самой? Исходя из построения и последовательности предложений, это так.
В тексте множество ошибок и опечаток — «странно не звучало», «конечно, в сравнение с», «выразительной лицо» и т.п. Пунктуация тоже хромает. Не всегда слова употребляются согласно своему значению — например, «абстрагируясь в свой мир». Абстрагироваться можно ОТ чего-то, а не во что-то.
Начало показалось довольно затянутым — об агрессивности отца и зажатости Алисы можно сказать буквально парой предложений, а вот перечитывать разные формулировки одной и той же мысли довольно скучно.
По впечатлению — текст написан начинающим автором, возможно, школьницей, и это — проба пера. «Почему-то Алису раздражала эта девочка. «Эту девочку» звали Таней, и она была старше Алисы на два года, но так как пришла на работу позже на год, то все еще была новенькой девочкой. Вареной рыбой, вечно сующей свой нос не туда, куда надо, и постоянно зависающей над элементарными вопросами. А ее привычка сидеть и приговаривать тянущим тоном: «Та-а-а-ак», просто вызывала желание скинуть ей пару бомб».
Уж очень много в рассказе описаний конфликтов с родителями, а сама героиня не тянет на взрослую девушку за двадцать. Скорее, на подростка, который представляет себе взрослую жизнь как-то так.
Сцена обращения Алисы неприятно удивила своей банальностью. Как и разборки между самими вампирами. А вот находка с окрашиванием волос забавная. Вопрос вызвало «питание» Алисы — всегда ли вампиры так легко могут кормиться друг другом? И если да — зачем тогда им люди?
В целом, рассказ можно было бы сократить раза в 3 — он бы стал динамичнее, насыщеннее и ярче. Проблема выхода из тупиковой жизненной ситуации здесь решается, может, и не оригинально, но все-таки подсказывает одну важную мысль. А именно: если не возьмешься за проблему сам, за тебя решат другие. И не всегда это решение будет благим.
И да, БТР — не пушка. Это всего лишь машина — бронетранспортер.
 
Адельмина
Дополнение.
Прямая речь вызвала улыбку. Слова автора — это целый словарь разнообразных, в том числе вычурных, вариантов. Например: «возразил коллега Алисы», «вставил свое слово начальник отдела», «подала голос соседка Алисы», «встретил его капризный голос Ангела», «подошел к ней начальник», «глухо выронил Тим», «цокнул Тим», «Алиса сморгнула затаившиеся слезы», «встряхнулась она», «по коже Алисы пробежались мурашки», «зевнула недовольно Ангел», «вопросом ответил Тим», «бросил глухо Тим», «рубанул воздух Раф» и т. п. Они смотрятся неестественно.
«Мадлен, обративший Тимофея», «Мадлен верил», «Мадлен отпустил его», «Мадлен личным примером показал», «Мой хозяин, Мадлен, говорил»: Мадлен — женское имя, производное от Магдален. Конечно, был французский историк Луи Мадлен, но в рассказе это имя, к тому же женское имя Мадлен гораздо известнее фамилии историка.
 
Лидия Ситникова
Рассказ «Вдвоём против целого мира». Автор: CamiRojas
Название настраивает на романтический лад. Но иллюстрация тут же рушит все надежды и заставляет вспомнить (почему-то) «Горбатую гору».
Аннотация не особо радует. «Они пьют нашу кровь, мы пьем их» — люди пьют кровь вампиров, что ли? Ничего не понятно, разве что — может, это просто метафора?..
Текст... Текст тоже сложно назвать отличным. «Тушёная фасоль, даже с горчицей и ароматными травами, если без бекона (Вегетарианский день, говорит. Шутки у неё такие), то далеко не предел гастрономических фантазий» — вот так начинается рассказ. Все бы ничего, но следующее предложение повергает в легкий ступор. «Однако, сегодня Генри набивает ею рот так быстро и охотно, будто устанавливает мировой рекорд, мыча, простенькую мелодию себе под нос». Кем набивает рот-то?! Вроде ясно, что не кем, а чем, фасолью то бишь, но что тогда за загадочная «она» в скобках? Фантазия упорно подсовывает говорящую фасоль, которая ратует за вегетарианский день…
Запятые. Они в этом рассказе очень веселые и танцуют как хотят, отчего смысл ускользает еще больше.
Курсивные вставки в скобках после третьего раза начинают знатно напрягать. Ладно, кажется, это чьи-то пошлые мысли, но читатель, видимо, тут должен поиграть в угадайку.
Пока читаешь первую треть, абсолютно не понятно, что вообще происходит в мире, и кто такие Генри и Бен. Смутно догадываешься, что вроде есть вампиры, есть их гнезда, а герои куда-то долго и упорно едут. Кто они — неясно. Чем вампиры навредили миру и навредили ли вообще (если кафе работают даже по ночам, олени свободно бегают, а скорая приезжает по первому звонку) — знает, наверное, только автор. Смысла в происходящем мало, и рассказ больше похож не на целостное произведение с завязкой и логичной концовкой, а на поток мыслей, обильно перемежаемых матом. Диалогов очень много, но половину их можно было бы вычеркнуть абсолютно без вреда для текста. Зачем, например, читателю знать, как Бен спорит с неожиданным спасителем на тему «а приедет ли скорая вовремя»? Бессодержательно и вообще никак не влияет на дальнейшее развитие событий.
Честно, рассказ читать не хочется. Он откровенно скучный и грязный. И дело не столько в матюках, которыми автор без стеснения сыпет, видимо, в попытках создать антураж. Дело в том, что он ни о чем и изобилует перлами и разговорными выражениями вроде «расхохотался от живота». Допускаю, что автор старался передать нуарную атмосферу, но это тоже желательно делать так, чтобы читатель увидел за ней смысл и сюжет, а не только бесконечные ругательства и затянутые диалоги.
 
Ландольф
Рассказ «Источник энергии». Автор: Марина Сергеевна Саймон
Вот очень хорошая идея, о том, что люди для людей самые худшие вампиры и есть, но исполнение отстаёт. Первая часть, описание злоключений африканской девушки хорошо читается, хотя и отдаёт немного Вики. Не берусь судить о деталях антуража, но история выглядит достоверной в целом, а вот космическая часть прописана неясно. Кто куда улетел и почему одни земляне стали так странно зависеть от других мне осталось непонятным. Много информации, и она не систематизирована. Возможно, формат рассказа вывел за рамки нужные пояснения. Понятно, что некая часть бывших землян паразитирует на всей популяции, но история этого порядка вещей всё же неясна. Финальный эпизод тоже непонятен. То есть, эти вампиры теперь черпают энергию не из страданий, а из суицидов? В целом задумка интересная, оформить бы её тщательнее.
Адельмина
Дополнение.
Ююба не произрастает в Африке. И само название, хоть и похожее на африканское, имеет французское происхождение.
 
Адельмина
Рассказ «Наставница». Автор: Базь Любовь (Laora)
Аннотация, по сути, является пересказом всего произведения. Несомненно, рассказ с таким сюжетом мог бы получиться замечательным. Здесь же задача была усложнена — и акцент сместился.
Начало рассказа интригует. Намечается богатая ретроспектива, у читателя возникает множество вопросов — о личности наставницы, о преследователях, о мире, где происходят события. Рисуется картина остросюжетного мистического фэнтези. Единственное, что отвлекает — огромное количество местоимений; они затрудняют восприятие, хотя в целом текст читается легко.
Интрига создана, пролог заканчивается. И сразу становится непонятно, о чём и о ком далее идёт речь, поскольку меняются время и место действия, чётко не обозначается личность центральной героини. Не называется её имени, нет ни единого намёка. Читатель теряется в догадках, постепенно утрачивая интерес к происходящему. Дело в том, что в прологе наставница вкратце поведала историю своего обращения — от начала до конца, то есть эта сюжетная линия перестала быть интригующей. И её продолжение не являлось очевидным в окончании пролога. Невозможно было угадать, что повторный — подробный — рассказ наставницы продлится до самого эпилога.
Есть ещё два важных момента, обескураживающих читателя. Первый — эхо жанра фэнтези в основной части. В прологе было воинственное средневековье и мифические существа (вампиры); далее сразу появляется некая четырёхсотлетняя Академия, описываемая как мрачный замок. Поэтому долго не укладывается в голове, что героиня отказывается признавать существование чего-то сверхъестественного и в окружающем мире отсутствует магия.
К слову, в рассказе смешиваются понятия «магические способности» и «волшебный дар». Если первое — из области серьёзного фэнтези, то второе — из детской сказки.
Второй (главный) момент — образ наставницы в корне меняется (не в лучшую сторону). Лишь через сравнение событий в предварительном кратком и последующем полном изложении становится ясно, что это она. Узнать очень трудно. Из рассудительной замкнутой воительницы она превращается в рассеянную импульсивную девицу, которая делает странные выводы и распаляется на пустом месте. В прологе речь наставницы была невыразительной, не отражала её индивидуальность, но всё равно черты образа определились (благодаря действиям героини и взгляду её спутника со стороны).
В основной части наставница (теперь в тексте отсутствует и это наименование, остаётся лишь бесконечное безликое «она») отличается поразительным отсутствием логики. Даже когда становится очевидным, что незнакомец — вампир, он напоил её своей кровью, и с ней творится нечто невероятное, девушка упорно продолжает считать его обычным сумасшедшим сектантом. Спортсменом-гипнотизёром «с накладными клыками и бутафорскими крыльями». Другие примеры нелогичности:
– «Она всегда и всё забывала. Потому приезжала на встречи загодя…» — отсутствует логическая связь. Зачем приезжать заранее: чтобы успеть вернуться за забытыми вещами или потому что забыла время встречи?
– «положит на колени какую-нибудь книгу и станет смотреть на украшающие стены золочёные таблички» — зачем книга, если она не собирается её читать?
– «Другая давным-давно устроила бы настоящий скандал с битьём посуды, криками «помогите» и попытками вцепиться похитителю в волосы…» — странное утверждение с учётом того, что героиня спокойно последовала за привлекательным незнакомцем, нашла его жилище уютным, и он ей пока ничем не угрожал.
– «девяносто девять девушек из ста, оказавшись в её положении, уже бились бы в истерике» — ещё одно аналогично абсурдное умозаключение.
«– Я вас не держу, — сатанист, или гот, или обычный тихий сумасшедший, или кем он там был, упорствовал. Не желал понимать». — Упорствовал в чём, если беспрепятственно отпускал?
Героиня раздражает всё сильнее и сильнее, потому что её поведение нелогично, образ не развивается в предлагаемых обстоятельствах. Она не испытывает никаких эмоций, вызывающих сочувствие и симпатию: ни растерянности, ни тени страха, ни смятения, ни решимости и т. п. Вампир, наоборот, очень долго никак не проявляет свою тёмную сторону. Кажется, что симпатичный неформал просто привёл приглянувшуюся озябшую девушку к себе домой и угостил кофе, а она принимает в штыки и его внешний вид, и поведение.
Поведение наставницы идёт вразрез с авторской характеристикой. Скромная? Скорее, надменная и ироничная: «хмыкнула она», «она вопросительно изогнула бровь» и т. п.
Присутствуют эффектные черты в описании персонажей. Особенно хороши вампирские крылья: «Крыло было тёплым. Живым. Настоящим. Не подделка — но часть его существа». Однако эти детали прибавляют очарования отрицательному герою.
Повествование в основной части затянутое. Язык сухой. Описания места действия банальные и скудные. Постоянно упоминается (прямо или косвенно) материал, из которого сделан тот или иной предмет, и практически больше ничего. Окружающую обстановку, подразумеваемую автором, нелегко представить. Есть единственное красочное описание кухни: «…стол…, стыдливо прикрывшийся небольшой ярко-белой скатертью, высокие стулья… — родственники стеснительного стола, …скромные шкафчики, …раковина, рядом с которой замерла в ожидании алая губка…» Но, во-первых, оно далеко не самое важное; во-вторых, оно создаёт бессмысленно комический эффект. Автор старается компенсировать сухость языка графическим оформлением: новыми абзацами посреди связной мысли, выделением курсивом, многочисленными тире. Всё это выглядит неудачно, неоправданно и несерьёзно.
Наиболее затянутый эпизод — тот, который должен был быть одним из самых ярких: вереница фантасмагорических образов, возникшая в сознании наставницы в момент поцелуя. Внятная предыстория. На деле вереница слишком длинная. Непонятно, о чём идёт речь и когда будет дано объяснение всем-всем этим подробностям (его не произойдёт вообще).
Эпилог рассказа удачный, непредсказуемый. Он образует арку с прологом. Многое проясняется — но слишком кучно и слишком поздно. Мир рассказа не выписан, самое интересное едва намечено. Финал вместе с главной интригой остаётся открытым.
Текст оформлен небрежно, присутствует компьютерная пунктуация: «е» вместо «ё». Встречается неверное употребление тире и другие пунктуационные ошибки. Есть опечатки: «правила я власть (всласть?)», «Заклинаниеединения».
Отдельные недочёты.
1. Тавтология: «проходили» и «неподходящее», «пришла» и «взошла», «находится» и «выходило».
2. «мыльное болото» — неуместный эпитет в речи средневековой странницы.
3. «отрывал от своего тела кусок плоти за куском, и от души — тоже» — отрывал от души кусок плоти? Излишне натуралистичная деталь, шокирующая в прологе, но отсутствующая в основной части при повторном изложении событий.
4. «Холодно. <…> Опять забыла дома перчатки… <…> …Девушку в коротенькой курточке…» — всё указывает на то, что героиня мёрзла по естественной причине (см. п. 13).
5. «литые металлические ворота» — лишнее уточнение. В крайнем случае, не металлические, а чугунные.
6. «Как говорится, всегда приятно поговорить с умным человеком…» — и шутка, и сама фраза неуместны и банальны.
7. «Взгляд незнакомца был обращён в прошлое — в настоящем он временно отсутствовал». — Речевая избыточность.
8. «кухня…, хранящая неизгладимый оттиск личности владельца» — героиня не могла этого знать, поскольку не была знакома с хозяином квартиры. Странное описание кухни и вывод. Не «оттиск», а «след».
9. «Что-то удивило её. Подоконник. На идеально белом подоконнике не обитало ни единого комнатного растения». — Непонятна причина удивления. У многих людей подоконники пустые. Для цветов предназначены полки и декоративные подставки. Кто-то вообще не любит комнатные растения.
10. «не имею общего ни с какими сектами» — пропущено слово «ничего».
11. «знаю, что при необходимости смогу справиться с ним» — разве описываемая ситуация — не крайняя необходимость?
12. «Такой привкус бывает у сырого мяса». — Откуда героиня знает, какой у сырого мяса привкус? Гораздо более естественно сразу знать, какая на вкус кровь (ведь у всех резались зубы и, наверное, все прикусывали губу).
13. «Картинно красив, но совершенно не похож на мутанта с клыками пятисантиметровой длины и загнутыми серпами-полумесяцами когтей». — То есть мутант тоже картинно красив, хоть и по-другому?
14. «Там, в городе… Вам было холодно. Только благодаря этому я смог почувствовать, кто вы. Ощутить… холод…» — значит, утренний озноб в холодное время года — это особый знак?
15. «Убедитесь своими глазами» — правильно: видеть своими глазами, т. е. «узрите».
16. «Такая безупречная, бледная кожа бывает только у актёров и фотомоделей» — скорее, у киногероев и моделей на фото.
17. «он пытался дозваться до неё» — правильно: дозваться кого-либо.
В целом интересная задумка и увлекательная история, к сожалению, оставшаяся между строк и за финальной точкой.
 
Enigma_net
Рассказ «Маска. Источник силы». Автор: Иван Белогорохов
Потрясающая воображение смесь пафоса, киберпанка, олдскульной фантастики, вампиров и больших букв. Автор смело и решительно использует режущие слух имена, не боится оперировать громоздкими титулами и с первых же строк погружает читателя в мир космических вампиров и схваток инквизиторов.
Наноорганы, кибер потоки, высшие вампиры, упыри и вурдалаки, сексапильные женщины, маленькие дети, простые забулдыги, улочки, космодиски и звездолеты. Смешать и ни в коем случае не взбалтывать. Поначалу начинает кружиться голова от изобилия терминологии, но по степенно удается разобраться кто есть кто.
Сюжет сумбурный, герой много перемещается в поисках способов восстановить утраченное, можно сказать что вниманию читателя представлен классический квест. Вся основная атрибутика присутствует.
Диалоги между персонажами затянуты и местами выглядят так, словно ими пытались добавить объема к основному повествованию. Второстепенные персонажи кое-где картонны до зубовного скрежета, кое-где внезапные харизматики, умиляющие читателя. Иногда в тексте вспыхивают рациональные пассажи, что немножко примиряет с общим уровнем пафоса и глобальности происходящего.
К произведению в целом хорошо подходит слоган: «Убивать так планету, побеждать так богов».  
Комментариев: 10 RSS
Марина Дымова1
2018-03-05 в 23:42:29

Хотя бы ради такого обзора уже стоило участвовать в конкурсе. Мне первый раз в жизни написали развёрнутую рецензию романа! Всё чётко и по делу, с критикой в целом согласна. Есть над чем подумать, и что поправить. Спасибо всем, кто читал, кто не поленился оценить и, конечно, Рионе Рей за рецензию) Всем вдохновения и удачи!

У меня внезапно возник вопрос, отчего так заклеймили Варвару из "Дыхания тьмы")) Девица, конечно, не нобелевский лауреат, но именно такие домашние воркующие женщины чаще всего оказываются подругами военных и людей из силовых структур. Хлопочут, щебечут, не грузят заумностями, кормят борщом. Варвара очень грамотно себя ведет: звонит Леониду после боевой операции, спрашивает, все ли нормально прошло, встречает горячим обедом и лаской, аккуратно расспрашивает,дает возможность выговориться. Герой нарушает правила, рассказывая ей о зачистках, а значит, эта потребность у него есть, и Варвара оказывается хорошим слушателем. Она адекватно реагирует, прогнозирует, и перевестись в другой отдел предлагает все-таки не из-за более высокой зарплаты, а стремясь своего мужчину уберечь от опасностей. Она радуется премиям, перспективе отпуска и тряпочкам? Ну так какой человек, неважно, женщина или мужчина, который не порадовалась бы лишним деньгам в доме, недельке на море и покупкам? Скандалы не закатывает, нервы не треплет. Герою с ней удобно, она не сама собой посреди квартиры вдруг завелась.

Не очень верю, что читатель, оказавшись в ее ситуации, будет действовать иначе. Как нужно поступать, если оказывается, что член твоей семьи заражен? Запереть двери и подождать, пока он не искусает тебя, соседей, заведет упырье гнездо на чердаке и распространит заразу на весь район?

А вот взрослая целеустремленная умная женщина как раз предает гораздо качественнее, чем недалекая Варвара. Не говоря о том, что и первый раз предпочла карьеру и науку.

Да не особо её клеймили. Обычная девочка-потребительница, да мужчины часто женятся на таких, но ожидать от неё подвига довольно опрометчиво. Все разговоры о барахле и удовольствиях. Умная женщина или глупая не суть важно, важно почему она взяла за себя этого мужчину: затем чтобы быть с ним в горе и радости или затем чтобы обеспечивал. Перестал обеспечивать - иди лесом, вот и всё.

Landolf, а у нас нет доказательств, что она его брала за себя ради обеспечения. То, что она Леонида любит, очевидно. Ради обеспечения могла бы владельца "Трансвы" попытаться соблазнить)) У нее муж, который достаточно шаткий вариант с точки зрения обеспечения - в любой момент может вдовой оставить или оказаться инвалидом. Он не "перестал обеспечивать" - он перестал фактически человеком быть. Пока что внешне им остается. Что будет через неделю? Одно дело быть в горе и в радости, когда руки лишился, а когда инициировали - это уже совсем другая песня. Вот в разборе рассказа "Белое дерево" как раз это подчеркивается: самым разумным, с точки зрения старосты, было не пускать в деревню зараженных, чтобы не рисковать другими жизнями.

No_comment,ну супружеские разговоры вполне можно подшить к делу как доказательство)Муж - шаткий вариант, но вполне подходящий, платят, я так поняла, им прилично. То есть горе и радость это подразумевает только лёгкую инвалидность? А если человек СПИДом заболел пофигу его, или разума лишился - это ведь тоже способ перестать быть человеком. В любом случает к девице претензий нет, претензии есть только к герою, что ожидал от ней слишком много.

Татьяна Абиссин6
2018-03-06 в 15:12:15

Огромное спасибо за разбор текста "Последний. Дети вампира"! Первая четкая осмысленная рецензия на этот роман, тем более от ценителя жанра. Все замечания учту на будущее,когда вернусь к редактуре над текстом (наверное, правда, еще не скоро доберусь). Хочется добавить, что "Дети вампира" - первая часть серии, поэтому так много крючков и действующих лиц, и не все раскрыты, и не все активничают в первой части серии. Серия будет продолжена, Оракул и Рой еще вернутся))) спасибо вам еще раз!

Landolf, легкая инвалидность, тяжелая инвалидность с параличом, СПИД - это более-менее контролируемое ныне медициной состояние, не представляющее угрозы жизни окружающих. Но в некоторых состояниях больной человек нуждается либо в постоянном медицинском наблюдении и контроле (например, острая фаза паранойи), либо в карантине, если речь о чуме/холере. Партизанство тут ни больному на пользу не пойдет, ни окружению. Страдания героя понятны, его жаль, но вариантов тут немного: Варвара изображает жену декабриста и доблестно молчит, Леонид потихоньку начинает мечтать о соседских шейках и плодить упырей/опарышей; коллеги его изолируют и наблюдают, не давая никого загрызть. Если родственник в состоянии острого психоза - да, нужно вызывать скорую, а не позволять ему пырять ножиком соседей.

No_comment, ну героя надо полагать шлёпнут, и переживания его закончатся. попрятал голову в песок, но надолго такая тактика не срабатывает. Честно говоря, не вижу почему моё восприятие Варвары кажется таким ужасным. очень яркий образ, автор молодец.

Landolf, не знаю, я бы поставила на то, что как редкость возьмут под контроль и будут изучать, перед тем как шлепнуть... Быть может, автор пожалеет и даст герою мутировать в сознательного вампира, но это будет уже неправдоподобно и сломает всю существующую в романе реальность.

Я не говорю о том, что чье-то восприятие "ужасно", я вообще обычно болею за девочек с кандидатской/докторской степенью и софоклами в голове, но смутило, что Настю на фоне Варвары не покритиковал никто)) Она, конечно, первая любовь, то есть у нее дипломатическая неприкосновенность, но ее роль в этой истории будет посерьезнее, а она отделалась жертвенным "Прости!"))))))

Герой - да, тоже молодец, мастерски игнорировал очевидное. И хотелось сказать: "Эх!..", когда он по доброй русской привычке замял дело с погрызенным снаряжением, потому что возиться неохота и можно решить вопрос, проставившись...

No_comment, ну все читают, всем нравится, что ещё автору надо? В кратком отзыве всё не объять)

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз