Рассказ «Воины Искандера». Макогон Егор


Рубрика: Библиотека -> Трансильвания -> Рассказы
Рассказ «Воины Искандера». Макогон Егор
Воины Искандера
Англия — родина джентльменов и плохой погоды. Особенно плохой погода начинает становиться в начале осени. Дожди, туманы и пронизывающий холодный ветер. Они заставляют прохожих закутываться в свою одежду и быть внимательней, мало ли что или кто прячется в тумане. В один из таких мокрых и холодных дней по району Уайтчепел, что в Лондоне, шел джентльмен. Он разительно отличался от привычных для этого района прохожих. На нем был надет черный фетровый цилиндр и шерстяное однобортное пальто. В руках у него была трость из красного дерева с ручкой из слоновой кости и газета, которую он только что купил у мальчика-газетчика. На передовице большими буквами был напечатан заголовок — «Очередная жертва Джека-Потрошителя».
Уже прошло более двух месяцев с первого убийства, а у Скотленд-Ярда не было даже подозреваемого. Многие боялись оказаться следующей жертвой убийцы, поэтому количество женщин легкого поведения на улицах уменьшилось. Остальные же сбивались в группы. У них не было возможности зарабатывать как-то иначе. Именно группа таких женщин оказалась на пути у джентльмена:
Не желаете развлечься, мистер? — хриплым голосом спросила одна из них.
Джентльмен посмотрел на нее оценивающим взглядом. На вид ей было около тридцати, но точно определить ее возраст было невозможно. Такая жизнь очень быстро состаривала женщин. Старое порванное платье, грязные растрепанные волосы и отсутствующий передний зуб говорили о том, что ей было все равно, доживет она до вечера или нет. Она преграждала ему дорогу, и он с помощью трости отодвинул ее в сторону, чем вызвал ужасное недовольство. Чтобы не привлекать внимание и отделаться от них, он достал пару соверенов и подбросил их в воздух. Пока падшие женщины боролись в грязи за монеты создавая сильный шум и привлекая внимание, джентльмен спокойно удалился незамеченным.
Он зашел в старый паб, который скрывался в переулке в стороне от главной улицы. В помещении паба было очень слабое освещение, но даже так было заметно присутствие нескольких завсегдатаев. Как и вошедший в него джентльмен, паб не был похож на обычные питейные заведения в этом районе. Он был чистый и богато отделанный, а завсегдатаи не были обычными пьянчужками. Об этом месте знал узкий круг лиц связанных одной тайной. Все это были по виду приличные джентльмены. Каждый сидел за отдельным столиком и был погружен в свои дела. Вновь вошедший, поприветствовал присутствующих, сняв цилиндр. Не все это даже заметили, но, видимо, это было обычным делом, и джентльмен прошел к барной стойке, где его ожидал хозяин.
Добрый день, сэр.
Добрый, Паркер. Как поживаешь? - ответил на приветствие гость.
Не жалуюсь, сэр. А вы как? Что очередное убийство? — спросил хозяин посмотрев на положенную, на стойку газету.
Да, и в этот раз еще более ужасное. Бедную женщину изуродовали до неузнаваемости, - джентльмен положил цилиндр и трость на газету.
Как думаете, это мог быть кто-нибудь из наших? — шепотом спросил хозяин, осматривая помещение.
Сомневаюсь. Если только кто-то из недавно приехавших в город. Но насколько я знаю, таких нет.
В этом вопросе вы плохо осведомлены, — этими словами хозяин вызвал удивление у гостя. Не дожидаясь вопроса, он продолжил, — За угловым столиком посмотрите.
Джентльмен повернул голову туда, куда указывал хозяин. В самом углу паба, где находился единственный угловой столик, сидел незнакомец. Из-за слабого освещения его было практически невозможно рассмотреть. Единственным, что было отчетливо видно, являлись глаза. Они светились кроваво-красным светом. Ни лица, ни одежды нельзя было рассмотреть. Из того что было видно, точно можно было сказать только что это был мужчина. И только сейчас, узнав об этом непрошеном госте, джентльмен заметил гнетущую атмосферу. Все гости были сильно настороженны и краем глаза следили за неизвестным.
Кто это? — спросил джентльмен.
Я думал, вы мне ответите на этот вопрос, — сказал хозяин, вызвав недоумение на лице у своего собеседника. Он тут же уточнил, — Этот гость искал вас. Он называл какое-то странное имя, которое мне неизвестно, но по описанию я точно понял, что он ищет вас. Я сказал, что не знаю никого с таким именем и надеялся, что он уйдет, но он остался и заказал себе такое же вино, какое обычно пьете вы. А расплатился он, вот этим.
Он достал из кармана блестящую золотую монету и подбросил ее в воздух, но не успел поймать. Его опередил джентльмен, который, поймав монету в воздухе, стал разглядывать ее. Это была старая монета, ей было больше двух тысяч лет. На одной ее стороне был профиль богини Афины, на другой же богиня была изображена в полный рост. Джентльмен помнил такие монеты, в свое время у него их было не мало. В те времена ему приходилось проливать кровь за это золото и не только чью-то, но и свою. Он помнил только одного человека с тех времен, и ему было очень сложно поверить, что именно этот человек сидит сейчас в углу паба и попивает вино с медом.
Какое имя он называл, когда расспрашивал? — взволновано спросил джентльмен.
То ли Каллистрат, то ли Каллисфен, — задумавшись, сказал хозяин.
Каллисфен, — еле слышно прошептал гость.
Так вы его знаете?
К сожалению. Предупреди всех, чтобы были настороже, и свяжись с Робертом Дарси. Помощь его людей нам не помешает.
Вы думаете, что с ним могут возникнуть проблемы? Шон в подвале, я могу его позвать.
Это нам вряд ли поможет. Сделай, что я сказал и не подавай виду. Если получится, я сумею выпроводить его не только из паба, но и из страны. Да, и подай мой обычный заказ за тот столик.
Хорошо, сэр. Все будет сделано.
Хозяин начал исполнять приказание клиента, позвав из кладовой свою жену. Джентльмен прошел к вешалке и, повесив на нее свой цилиндр, стал снимать пальто. Делал он это нарочито долго, и к тому моменту как пальто повисло на вешалке, к столику в углу уже подносили графин с вином, в которое был добавлен мед, и бокал. Джентльмен не спешил присоединиться к гостю за угловым столиком, было видно, что он боится этого человека. Из-за страха или же по какой-то другой причине, он сильно сжимал в своей руке трость. Поспешить его заставил голос хозяина:
Ваше приказание исполнено, сэр. Желаете еще чего-нибудь?
Нет, спасибо, — и он направился к столику.
Ваша газета, сэр, — хозяин протянул бумажный сверток клиенту.
Джентльмен, слегка улыбнувшись, взял газету. По его виду было понятно, что хозяин развеял всю уверенность, которую так долго собирал его гость. Сжав в руке трость с такой силой, что костяшки пальцев побелели, он направился в самый темный угол в помещении. Обычно, угол, где находился столик, за которым расположился незваный гость, был хорошо освещен. Но сама аура этого незнакомца поглощала свет. При приближении джентльмен мог лучше рассмотреть сидевшего за столом. Он был одет в кожаный потертый плащ и даже в помещении не снял свою широкополую шляпу, тень от которой скрывала все лицо. Только два огонька, два глаза, были видны. Подойдя к столу, джентльмен почувствовал тяжелый, металлический запах, он был ему хорошо знаком, так пахла кровь.
Разрешите присесть к вашему столику? — сдерживая дрожь в голосе, спросил джентльмен.
Конечно, — сухо ответил незнакомец, пытаясь показать, что ему это безразлично. Однако взгляд его выдавал, он сверлил им подошедшего. Это пугало джентльмена и он стал наливать вино в бокал, что потребовало усилий. Пришлось сдерживать дрожь в руках. Налив бокал он сумел овладеть собой и не осушить его одним глотком.
Неужели ты не узнал меня? — спросил незнакомец.
Это было бы слишком сложно, в этом городе никто не знает меня под именем Каллисфен. Я сильно удивился, услышав его.
Удивился или испугался? — с издевкой спросил незнакомец.
Ты не пугал меня раньше, не пугаешь и теперь, Кассандр — этот ответ был произнесен с большей уверенностью в голосе, чем предыдущий.
Не называй меня так, — еле сдерживая голос, произнес незнакомец. — Меня зовут Фобос.
Так себя называл только ты, — продолжил джентльмен, намереваясь еще больше разозлить незнакомца. Но вместо гневных выкриков, он услышал тихий смех. Смех становился все сильнее, пока незнакомец не рассмеялся на весь паб, из-за чего в его сторону посмотрели все, кто в нем находился. Смех был глубокий и не вызвал никакой реакции ни у кого из присутствующих, кроме рядом сидевшего. По спине джентльмена пробежала дрожь.
А, ладно, зови меня как хочешь. За эти столетия у меня были десятки, даже сотни имен. Я перестал обращать внимание на то, как меня называют, - и он обрушил свою руку на плечо рядом сидящего, похлопывая с ужасающей силой. Удар такой силы, мог бы переломать кости обычного человека, но в этом пабе не было людей. Смеясь, незнакомец потянулся за графином с вином и налив себе полный стакан, осушил его одним глотком. - Да, вино не плохое, но почему здесь не подают нашего любимого напитка?
Потому что мы не звери, — вырвалось у джентльмена.
Ха, а раньше ты был другого мнения.
Я никогда не считал нас животными.
Да, ты именовал нас богами, а людей, которые нас окружали, считал скотом. Что же произошло с тобой за все эти века, что ты стал подражать этому скоту во всем? — в вопросе чувствовалась кровожадность, еще больше ее усиливал запах крови исходивший от незнакомца.
Скот стал умнее, в отличие от нас.
То, что корова научилась читать и писать, не говорит о том, что она перестала быть коровой.
Хватит! Я вижу, ты ничуть не изменился. Что привело тебя в Лондон? — джентльмен окончательно овладел собой и его голос стал походить на голос командира.
Решил найти старого друга. После смерти царя-завоевателя наши дороги разошлись и за все это время я так и не смог найти достойного собеседника.
Судя по твоему виду, ты и не пытался.
Ты пошел на запад, а я на север. Там было так мало поселений, что мне было сложно питаться. А уж найти среди тех аборигенов собеседника, было еще сложнее. Меня стали считать злым духом, как только не называли и калупаликом и абасы. И ты считаешь, что этот скот поумнел?
Как давно ты вышел из тех лесов? Ты пропустил слишком много, уничтожая племена дикарей на севере. Тебе следовало пойти со мной, хотя я сомневаюсь, что ты сумел бы пережить времена инквизиции. Тогда сожгли многих. И наших и людей, умных людей, — джентльмен осушил бокал до дна и стал наливать новый.
Мне кажется, ты слишком преувеличиваешь развитость людей. Они все такие же глупые. Напиться крови в этом городе мне стоило дешевле, чем во времена Искандера. Немного вина и винограда, — и он тихо засмеялся.
Джентльмен застыл. Ему показалась знакомой эта комбинация. Он бросил взгляд на газету и с ужасом крикнул:
Так это ты?! Ты совершил все эти убийства?!
Но в ответ он услышал только смех. Смех становился все громче и страшнее. У всех посетителей паба на лице появился ужас.
Хватит! Ты сошел с ума! Из-за тебя весь наш вид в опасности! — с криком поднялся с места джентльмен.
Да успокойся ты. Люди даже не подумают на нас, они настолько тупы, что будут искать в этом какой-нибудь заговор тайных обществ. Я им даже несколько загадок оставил, чтобы было интереснее за ними наблюдать.
Незнакомец был спокоен, а из-под полы его шляпы виднелась улыбка, больше похожая на звериный оскал. Джентльмен был в бешенстве, он был готов забыть все, чему научился за последние две тысячи лет и разорвать голыми руками своего старого друга. Ведь его поведение грозило разоблачением всему их виду. Он стоял перед столом, сжимая кулаки и наблюдая как убийца, которого ищет весь Лондон, осушает очередной стакан вина. Он бросил взгляд на трость, если он будет достаточно быстрым, то весь ужас закончится в считанные секунды. Но разум оказался сильнее эмоций.
Ты уедешь из Лондона, нет из Англии, а лучше из Европы. Я даю тебе на это сутки. Если же ты не захочешь мирно покинуть эти земли, на тебя будет объявлена охота. Любой представитель нашего вида и те, кто им служат на этом континенте, будут иметь полное право убить тебя, — незнакомец хотел что-то сказать, но не успел. — Я дам тебе возможность совершить это самостоятельно, из старой дружбы. Если бы я тебя не знал, то убил бы на этом самом месте. После всех этих убийств, тебе нет прощенья. Люди поумнели, и мы тоже стали умнее. Мы не убиваем в открытую, нам это больше не нужно. Мы контролируем людей через деньги. Большая часть всех денег мира принадлежит нам. А то, что сделал ты, может разрушить весь этот контроль.
Ты слишком самоуверен, — незнакомец тоже поднялся с места. — Да раньше ты был сильнее, но теперь ты стал слишком изнеженным, и победить тебя не составит для меня труда.
Возможно, но не забывай, что ты один, а вместе со мной все кто здесь находятся. А совершив нападение или убив кого-либо в этом пабе, за тобой начнет охоту весь Лондон. И это, уж поверь мне, опаснее всего, что ты пережил в своей жизни.
Уверенный голос джентльмена заставил незнакомца задуматься. Тьма в углу стала медленно рассеиваться, и теперь можно было лучше разглядеть того, кто в ней скрывался. На вид ему было не больше тридцати, он носил усы и был на удивление низок, не выше пяти футов и семи дюймов. Плащ мешал понять, был он худым или толстым. Постояв немного в задумчивом молчании, незнакомец взял графин и осушил его. Затем, выйдя из-за стола, он злобно улыбнулся джентльмену и направился к выходу. Но его остановил голос:
Нет, ты выйдешь через задний ход. Ты и так привлекаешь к себе слишком много внимания. Паркер, проведи гостя к заднему ходу и проследи за тем, чтобы он покинул город не позднее вечера этого дня.
Будет исполнено, сэр. Прошу сюда, — и он указал на дверь кладовой.
Незнакомец натянул шляпу еще сильнее на лицо и вышел. Паркер проследовал за ним и через минуту вернулся.
Я отправил проследить за ним пару наших.
Правильно сделал, а теперь, будь добр, принеси мне виски.
Виски, сэр? — удивленно переспросил хозяин паба.
Да, целую бутылку, а лучше две. Это самая страшная битва, в которой я участвовал за последние два тысячелетия, — и джентльмен обессилено рухнул на стул.
Две бутылки, сэр. Сейчас принесу, — Паркер отправился к стойке. Достав две бутылки старого виски и стакан, он поставил их на поднос и отнес к столику, где теперь в гордом одиночестве сидел джентльмен. Поставив все на стол, хозяин открыл одну из бутылок и налил пол стакана. Оставив бутылку, он поклонился и стал возвращаться к своему рабочему месту. Джентльмен взял стакан, отпил из него и сказал отходившему хозяину:
Хороший виски, Паркер.
Я хранил его для особого момента, сэр.
Сегодня этот момент настал. Ведь именно сегодня и во многом благодаря тебе в Лондоне прекратились ужаснейшие убийства, — и он осушил стакан.
Комментариев: 3 RSS

Ах как же хотелось вампиров времен Искандера, но я снова оказалась в Лондоне времен Потрошителя. Эх!

Тем не менее, рассказ примечательный. Я прочитала с интересом.

Чувствовалось, что раз тема историческая, набег на викторианскую Англию будет массовым. Любят авторы этот период)

Очередное раскрытие загадки Джека Потрошителя. Прочел с интересом.

Не понравилось постоянное использование "был", "была", "было", "были".

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация  Facebook.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз