Последние сообщения

Спасибо за рецензию на "Невинность". Да, с чахоткой момент скользкий. Больно хотелось вставить этот оборот.
Возможно, когда буду включать эту главу в роман (в рамках которого глава вылилась в рассказ), оборот уберу))

Рецензия Михаила Дёмина на повесть «Письма крови» Александра Агамальянца

Из прочитанного в вышеуказанной повести осталось несколько впечатлений. Во-первых, стилизация текста на очень высоком уровне. В целом, читать приятно, но тяжело. Причина, видимо, кроется в однообразии сцен: насилие, секс, рассуждение о насилии и сексе. Очень подробная детализация этих сцен также вызывает напряжение. При этом ритм и темп повести на протяжении всего времени ее восприятия, которое растянулось на несколько подходов, остаются почти одинаковыми.
Во-вторых, повесть обладает достаточно оригинальной композицией. «Черный пик» героя перенесен в начало произведения. Присутствуют элементы «обрамления» и «зеркальности». Завязка, конфликт, кризис и развязка выполнены очень качественно. Кульминация на их фоне может быть исполнена более оригинально.
В-третьих, остается впечатление некоторой переплавки текста из трэш-боевика в более разнообразное по своему жанру и назначению произведение. Тем не менее, не совсем ясно удалось ли это полностью.
Идея повествования прослеживается, но осталась не раскрытой до конца. Что касается главного героя, то он настолько централен, что остальные персонажи, из которых стоит выделить Вильгельма, Шарлотту и Дитера, более второстепенны и не вносят ярко выраженных собственных идей, за исключением идеи вампирского сплина.
Для неискушенного в трэше читателя, повести не хватает сильных, эффектных разворотов повествования, а самое главное, изменений мотивации главного героя. Исполнение произведения на профессиональном уровне. Остается пожелать автору написать новые произведения, блеснуть яркими, захватывающими сюжетами, так как прекрасный слог уже есть.

Дмитрий Алкар, «Прости, Нина»

Рассказ «Прости, Нина» выполнен в необычном для жанра духе – навскидку вспоминается только Эмпайр V Пелевина – постмодернистской литературы. Но в отличие от пелевинского произведения не сконцентрирован на известных темах писателя, а является своеобразным погружением в тематику смерти. Ставя вопрос – жив ли персонаж? Мертв ли? Когда умер? Когда жил?

Также как и, само собой, вопрос искупления, который был бы очень банален, если бы не был подан через призму явной контркультуры и постмодерна. Потому что сама образность текста, его построение напоминают скорее книги «Фаланстера», нежели готическую прозу.

Возникает даже вопрос – а нужен ли в таком тексте вампир? И это тоже вопрос, который, вольно или невольно, ставится автором. Меняется ли вообще хоть что-то в тексте от упоминания вампиризма, помимо постмодернистской игры в слова и текст? И, конечно же, ответа тоже нет, потому что ответ только в голове читателя.

Если сравнивать произведения, связанные с темой, где проходит красной нитью употребление наркотических веществ, то это не суровый («готический») «Реквием по мечте», но жестоко-психоделический, пронизанный бэд-трипом смертельного состояния «Вход в пустоту».

Справился ли с задачей автор? Несомненно. Интересен ли текст? Конечно. Можно его советовать для ознакомления как образец такого рода литературы. Будет ли он вхож ко двору каждого читателя? Является ли он отдыхом или литературой в классическом смысле? Нет, не думаю.

Несколько слов о стиле: написано безукоризненно грамотно, любопытно, захватывающе. Рассказ требует внимательного прочтения. Однако в нем совершенно не теряется курсивная нить повествования, легко позволяя рассматривать его в целом, как единое законченное произведение.

В любом случае, такого рода эксперимент расширяет рамки вампирского и готического жанра и, конечно же, может только приветствоваться.

Рецензия от Дмитрия Алкара

Произведение «Дорога во тьму» представляет собой стилизацию под классический европейский, именно французский роман. Выполнено это очень точно, тонко, без каких-либо нареканий к композиции или ритму истории. Контекст происходящего прекрасно вписан в рисунок истории, который как декорирует действие, так и двигает сюжет вперед, что также характерно для классического французского романа. Нельзя не отметить тонкое оперирование духом описываемых эпох, погружением в атмосферу, здесь автор также провел большую работу.
Относительно персонажей можно также сказать, что они органично смотрятся в описываемые исторические периоды, как с точки зрения непосредственно истории, так и образов, использовавшихся для описания характеров той поры. Единственное, что смущает – это чрезвычайное педалирование автором сексуальных интересов и похождений главного героя и второстепенных персонажей. Для описания характеров слишком много эксплуатирования данной темы, а самоцели в ней особой для сюжета или раскрытия тех самых образов не видно, достаточно скучные однообразные упоминания сексуальных побед, которые никак не продвигают фабулу или эволюцию героя.
Образ главного героя выписан тщательно, радует описанная эволюция, опять же, чрезвычайно характерная как для классического романа, так и для вампирской прозы, но от того не становящаяся менее детальной и верибельной. Со своим движением от эгоистичного парня своей эпохи к умудренному определенным опытом вампиру, через кризисы, падения, но также и подъемы после точек катарсиса. Второстепенные персонажи набросаны общими мазками, но создают объемное представление о себе благодаря коротким, но точным замечаниям об их жизни, характерах, поведении, к тому же автор не забывает о них на протяжении всего произведения.
Плен главного героя у немцев – прекрасная идея, так как очень хорошо оттеняет общую непобедимость и предприимчивость главного героя, не давая ему свалиться в выхолощенную «мэрсьюшность», поэтому является важным кульминационным моментом и для развития характера, доводя героя одновременно до низшей – и, после прохождения катарсиса, – высшей точки своей эволюции, показанной в первой части произведения.

Рецензия на рассказ Юлии Матушанской «Муха»
(Иван Белогорохов, Михаил Демин)

Что можно сказать о рассказе «Муха»? Впечатления остались интересные.
Произведение это относится к редкому жанру рассказа — это рассказ-портрет, рассказ-послание.
Композиционно в этом произведении нет конфликта, главенствующей идеи, нет единой сюжетной линии. Нет «темного момента» и яркой кульминации или сильного саспенса. Зато есть прекрасные описания быта и нравов минувших эпох. Мы видим атмосферу старого Лондона, традиции и далекой Венеции.
Главных героев в рассказе несколько. Их образы раскрываются перед читателями сразу. Для оживления персонажей и ассоциации с эпохами автор использует уточнения - легкие обрисовки. К примеру, можно взять описание куртизанок — Мэри, или же другой — Лючии.
Существенных недостатков рассказ не имеет уже в силу ограниченного объема. Предъявлять высокие требования к столь небольшому тексту, тем более исполненному в особом стиле, кажется неуместно. Собственно, можно пожелать автору создавать большие по объему произведения. Но как изъян работы стоит отметить любовь автора к закадровым ремаркам, появлявшимся в тексте в ходе реплик главных героев. По тексту и сюжету структура диалогов и объем произведения вполне позволяли ввести комментарии автора в основные фразы персонажей.
Рассказ грамотный, качественный. Стилизация текста очень высокого уровня.
Скорее всего, по самой идее создания произведение «Муха» задает определенные вопросы, на которые ответов не дает, оставляя это право читателю.
Возвращаясь к героям, можно сказать, что основных четыре: муха, Вильям, Антонио и Мэри. Все они описаны больше динамически, чем статически. Есть и дополнительные герои, возникающие из рассказов Антонио. Они становятся дополнительными идейными проводниками. В этом проявляется еще одно качество текста: фрагментарность повествования, автор словно наводит на каждого из героев невидимую видеокамеру, создавая небольшие истории в одном рассказе. В дополнение возникает идейная множественность. Собственно, в диалогах главных героев: Вильяма и Антонио, возникает несколько дополнительных идей. Наиболее интересной показалась мысль - легкое размышление о вечности писательской, религиозной и вампирской.
Дыхание времени заметно через антураж, атмосферу старого Лондона, также в ходе рассказа Антонио легкий вздохом до нас доносится южная пальмира — Венеция.
Находок кроме стилистики и атмосферы - нет.
Финал как таковой отсутствует. Просто муха улетела.
В целом, впечатление от рассказа приятное.


Рецензия на рассказ «Федька и чёрт. Сказочка» Тюкина Антона Викторовича

Часть 1. Иван Белогорохов

Работа «Федька и чёрт. Сказочка» с первых предложений погружает читателя в мир исконно русской жизни. Царь, лес, жизненный уклад и даже имя одного из главных героев — Иван — косвенно относит произведение «Федька и чёрт. Сказочка» к миру русской сказки. Но мир, о котором идет речь в работе, является далеко не вымышленным. Основные события рассказа происходят в период Гражданской войны в России.
Главных героев в рассказе несколько: Иван, Клавдия, Федор и Черт. Именно их сюжетные линии во многом определяют идейный смысл произведения. По ходу прочтения произведения можно выделить и героя под номером пять. Его образ проходит мимо внимания читателя, если брать за анализ лишь голый текст. Только обдумывая написанные строки и отвечая на вопросы автора, можно ясно встретиться с неявным персонажем сказочки.
Для придания тексту большей окраски автор использует анахронизмы. Сочетая анахронизмы вместе с традиционными терминами и героями русского фольклора, автор добивается того самого дыхания времени, какое должно быть в русской сказке. История России в период 1913–1921 гг. связывает былинный фольклор с настоящей действительностью.
Главные герои произведения проходят все этапы сложного и неоднозначного в осмыслении периода российской истории. Конечно, как и подобает суровой действительности, до финала доходят не все. Первым на заклание сурового дыхания времени уходит интеллигент — он просто гибнет в бою, так и не раскрыв главной тайны: принял он коммунизм или нет. Федор, принявший предложение Черта, проходит самые сложные времена в разгулье и веселье, наживаясь на страданиях других людей. Но и его находит печальный конец — расстрел. В описании процесса, когда банду «банда Федора Кривого» приговаривают к смерти, выделяется образ сотрудника ЧК — «чернявенький, высокий человек с маленькими усиками под огромным, крючковатым носом на каком — то странном, необычайно бледном, как — бы изможденном какой — то болезнью лице». Узнали Черта? «Голову и рожу имело существо, как я уже сказал, напоминающую козью, да и одновременно уродливую, мужикову или обезьянью; тельце хиленькое, грудку слабую и худосочную, покрытую серой, негустой, светло-серой и даже с сединой заметной кое-где, длинной шерстью», - именно в таком описании перед читателем предстает Черт в самом начале рассказа. Сначала пугает Федора, потом успокаивает, претворяется другом и начинает рассказывать о царстве Вельзевула и его повелителя, описывая ужасы демонического мира с некоторым восторгом и сладострастием. Даже горящие в море души поданы в контексте так, словно автор зовет к ним читателя. «Всегда от всех мы жрем. Ну… почти от всех… Примечаем, отмечаем, и многих к себе в конце дороженьки мы в гости ждем! Прямо в ад глубокий, жаркий да в ледяную преисподнюю!» - так в паре слов черт описывает Федору принцип устройства мира добра и зла. Черти едят не мясо или кровь, нет — для них главная еда это человеческие поступки. Бьешь, ругаешь или творишь зло — все равно приходишь к Чертям в конце жизни. С Федором ровно так и произошло. Доверился Черту, вслушался в рассказы о загробной жизни и решил встать на легкую тропу бандита. В итоге страшная процедура расстрела отправляет Федора в мир иной. Встретит ли он там своего друга Черта — наверное, да. Этот вопрос автор оставляет на додумку читателя. Персонаж Черт описан автором достаточно подробно, но само внимание к деталям морды и головы наводит на идею о многоликости персонажа. Перед нами нарисован не простой экземпляр нечистой силы. Нет! В образе Черта описана целая эпоха. Эпоха, которая в силу дыхания времени должна прийти на смену царской власти. Предпосылки были для этого везде: дома, в жизни и даже в церкви. И как говорит сам Черт о своей природе и своем мире — смена эпох должна пройти через битвы, насилие и кровь. Автор использует понятие «реки крови» для описания масштаба грядущих событий первого десятилетия прошлого века. И, конечно, Черт делает герою предложение о взаимном сотрудничестве. Мы не слышим слова «нет!», дающего однозначный ответ читателю, но по дальнейшему контексту видно, что далеко не все персонажи шли честно воевать с немцами. Тут же в тексте прослеживается мораль русской сказки: заключишь сделку с чертом — у него и окажешься. Теперь мы добираемся до Клавдии — этот образ в рассказе символизирует облик русской женщины тех эпох. До революции — дочь знатного отца, представитель богатой семьи и вольная на любой поступок — даже на колдовство — женщина. Во время гражданской войны — ревнивая мать, охранявшая семейный очаг точно львица. Она готова даже запретить дочери Анастасии вступать в отношения с революционерами. Расплата следует неминуемо — Настя уходит из дома. После прихода коммунистов Клавдия становится заботливой тещей. Но как пишет автор, Клавдия «приняла» мужа-коммуниста Николая младшей дочери Архелаши. «Тот, хоть и был партийный, но ни хамом не был он, ни пьяницей», - здесь отчетливо делается упор на человеческие качества Николая. Не важно, кто ты — красный, белый, революционер, чекист или коммунист — главное, чтобы человеком оставался нормальным и не шел по дороге Черта. Как уже отмечали ранее в произведении «Федька и чёрт. Сказочка» присутствует еще один герой — это сама Революция. Олицетворение дыхания времени, прошедшее через историю России на протяжении переломных сорока лет. Кто прав, кто виноват и похожа ли Революция на тот самый ад, описанный Федору Чертом — на эти вопросы каждый из читателей сможет ответить сам, прочитав произведение до конца. Как складывались типичные судьбы представителей русских сословий тех эпох — видно из контекста произведения. Авто показывает влияние шумного выдоха времен через взаимодействие каждого из четырёх героев с Революцией. Похожа ли Революция на Черта? Вряд ли. Черт в данном произведении олицетворяет именно дела самих людей, жажду власти и стремление к насилию. А Революция — это само время, период истории, пропустивший через себя каждого из героев.
Язык произведения простой, но в тоже время сочетает в себе много интересных слов и выражений. Персонажи описаны ярко. Текст читается легко. Даже процедура расстрела описывается не в мрачных тонах, а мягко, по художественному принципу.
Достоинство произведения видно по тому историческому срезу, какой в нем описан. Автор охватил целых три мира в одном рассказе — это, безусловно, плюс работы.
Главный и самый великий недостаток работы заключается в одном банальном вопросе — а вампиры, собственно, где? Былинные герои и идеологическая связь сатанинского мира с двадцатыми годами прошлого столетия — да, это, несомненно, плюсы рассказа. Поднять такой исторический срез в столь малом объеме — работа сложная, не отрицаем. Но в сюжете должны быть Дети ночи, без них — никак. Утверждать, что в русском фольклоре черт и вампир означают одно и тоже, бесполезно. И здесь даже таких терминов как «вурдалак», «упырь», «стригой», «вовкулак», «мертвец» или «нежить» просто не встречается. Отсюда можно сделать главный, и, боюсь, неутешительный вывод: работа отличная, но не по теме конкурса.

Часть 2. Михаил Демин

К вышеуказанному моим соавтором, хочется добавить несколько отдельных впечатлений.
Композиционно рассказ содержит все основные моменты, причем в отношении главного героя Федьки можно выделить сразу два черных пика: на мельнице и во время расстрела. При этом возникает легкое сомнение относительно идентичности героя. А тот ли Федька вернулся? Может, какой другой человек с тем же именем? Вот над чем стоит подумать и возможно несколькими штрихами поработать автору.
Все сцены прописаны весьма качественно, их стилизация на высоком уровне. При этом отдельные сцены вызывают интересные ассоциации. В сцене расстрела, в моем восприятии, черт связан с бурей, налетевшей на расстрельную команду, что навевает мотивы стихотворения А.С. Пушкина «Бесы». Буря борется, пытается вырвать листок с приговором, разводит чернила, заглушает голос комиссара. Федька так и не понимает за что, что происходит. Где окажется герой, не чувствующий своей вины — большой вопрос. Что касается комиссара — это еще один человек, выполняющий приказы.
Классическая вампирская тематика, безусловно, в рассказе отсутствует. При этом, наверное, при желании, можно проследить расширенный подход. Обобщающее «кровопийцы» так или иначе, адресовано отдельным персонажам. Отдельные события и само время рассказа — тоже кровопролитие. К тому же, черт сам признается, что является энергетическим вампиром: «Страсти, страхи, глупости — нам духам — бесам все это на столик только и тащи! Ложь, насилие и воровство, непотребство всякое, особо, ежели еще и со смертоубийством да с грабиловкой, то вообще у нас — самое любимое…»
Есть в рассказе и непонятные фразы: «…и в городе не ярмарке!»
Находок в тексте много: это и живая речь, и стилизация повествования, и нестандартные колоритные персонажи.
Рассказ обладает рядом объединяющихся идей, но они расплывчаты, растекаются по дихотомической оси добра и зла. Ярко выраженной серии идейных точек-доминант, выделяющей одну мысль среди прочих — не усматривается. Есть попытка некоего обобщения, по впечатлению, через идею напрасного кровопролития.
В целом, рассказ интересный.

6. Последний ответ от в 21:50 → 20.03.2016 в тему Локации, этапы игры

Ну раз это конец игры, то хочу сказать спасибо за игру, кому-то за «терпение», кому-то за «нетерпение». Так же заявляю, что Себастьян Маркс, его внучка Джосс и помощник Уилл Эванз не могут быть использованы без согласования со мной. И я в отличии от остальных не боюсь имен, поэтому:
Отдельное спасибо хочу сказать организаторам Алисе и Марии за эту игру, поскольку благодаря ей я познакомилась с замечательными людьми, как Илмарин, Шерил, Злата, Кецеле, Арахна, Елена Панкова и Елена Свительская. Искренне надеюсь, что с некоторыми из них мы продолжим общение и вне конкурса. И особенно спасибо я хочу сказать Бьярти Дагуру. Как за игру, так и за помощь. Вот уж с кем я действительно очень хотела бы продолжить общение, но кто знает, кто знает.
Прошу прощения за все свои ошибки, неудобства, причиненные некоторым игрокам. По крайней мере, как я поняла, особые неудобства были причинены Злате, Арахне и Россу Гаеру, поэтому еще раз прошу прощения. Особенно я сожалею, что причинила неудобство Злате и Арахне, однако спасибо вам за понимание, что играли с новичком.
Еще раз спасибо за игру, буду рада новым встречам в следующей Трансильвании.

7. Последний ответ от No_comment в 20:57 → 20.03.2016 в тему Локации, этапы игры

Дамы и господа. От лица организаторов конкурса хочу выразить признательность всем за такой невероятный энтузиазм.
Огромное спасибо Злате за то, что она взяла на себя не только главного героя в острый момент выбытия первого состава, создала несколько харизматичнейших персонажей в свите Спенсера, существенно расширила характеры, внесла множество новых идей, но и стихийно выступила фактически модератором игры. Не будучи официально ответственной за координацию игровых действий и коммуникаций с персонажами, она добровольно взвалила на себя огромный груз дополнительных трудов. Это было впечатляющее отношение к игровому процессу - настоящий профессионализм.
Также хочу отдельно поблагодарить Арахну и Элисию - их посты вполне могут быть самостоятельными рассказами, что по содержанию, что по объему.
Спасибо Кецеле, Россу Гаеру, Елене, Шерил и остальным за добросовестное участие, креативность и плодовитость в постах :) Надеемся, что увидим это в форме романов или рассказов в дальнейшем :)
Как организаторам нас огорчили два момента.
Первый из них - отсутствие обязательности. Мы надеемся, что если в дальнейшем у нас будут проходить такие игры, то выбывающий по какой-то причине игрок постарается найти себе замену. Некоторые пары рассыпались, часть персонажей мы потеряли. Учитывая, что игра парная, это серьезно ударило по остальным участникам.
Второе неприятное впечатление - перерастание игрового азарта в нервозность. На определенном этапе обстановка слишком накалилась. Поскольку нам пришлось выступать немного модераторами процесса, то это было видно изнутри, в общении игроков за кулисами в игровом чате и в личных сообщениях. Мы пока не знаем, как эту проблему решить и надеемся, что игра не достигнет прямо противоположного эффекта.
Мы понимаем, что все серьезно выложились, так что надеемся, что в итоге опыт окажется полезным,а впечатления позитивными :)
Мы также приносим извинения за свою неопытность в деле организации подобных сложных игр и случавшиеся накладки.

8. Последний ответ от в 20:47 → 20.03.2016 в тему Локации, этапы игры

Wildstyle,
"все мои посты согласованы с теми игроками, которые хотели это сделать. остальные имели возможность это сделать." -


мы эту возможность имели на протяжении нескольких дней, пока гараж был заперт. Но так и не получили удовлетворения, лишь полное игнорирование всех деталей произошедшего с другими.

9. Последний ответ от в 20:31 → 20.03.2016 в тему Локации, этапы игры

Господа и Дамы! Я в подобной игре участвовал впервые и, пытаясь выразить общее впечатление, чувствовал себя ребенком, которого в песочницу не пускают... так как дети здесь элитные играются...
Более частное впечатление - я идиот, который соблюдал правила игры - платил за персонажей, пытался откупиться от неприятностей, считал сотрудничество открытым и обсуждаемым. Я вычитывал тексты чужих постов, чтобы не нарушить общую картину, спрашивал разрешения у всех авторов, с чьими персонажами вступал в контакт...
Это был богатый опыт и очередной урок... надеюсь, что к следующему году я его не забуду.
Отдельная благодарность двум замечательным авторам (и их персонажам отдельно)за приятно проведенное вместе время.
Одним словом - читайте внимательно:
ВСЕ ДЕЙСТВИЯ ПЕРСОНАЖА ФИГУРИРУЮЩЕГО В ДАННОЙ ИГРЕ ПОД ИМЕНЕМ - ГАБРИЭЛЬ ФРИМЕН, ОПИСАННЫЕ ТРЕТЬИМИ ЛИЦАМИ ПОСЛЕ ОТЛЕТА ИЗ ОТЕЛЯ (В ЛЮБОЙ ВАРИАЦИИ) ОБЪЯВЛЯЮ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ.
ПЕРСОНАЖ ЯВЛЯЕТСЯ АВТОРСКОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ РОССА ГАЕРА.

10. Последний ответ от в 18:43 → 20.03.2016 в тему Локации, этапы игры

все мои посты согласованы с теми игроками, которые хотели это сделать. остальные имели возможность это сделать.

⇑ Наверх
⇓ Вниз