Повесть «Семейные узы». Иван Белогорохов


Рубрика: Конкурсы -> Библиотека -> Трансильвания -> Повести
Метки:
Повесть «Семейные узы». Иван Белогорохов
Автор: Иван Белогорохов
Название: Семейные узы
 
Семейные узы
Мама
Маска сидел спиной к огню. Вампир не боялся огня. Металлическая кожа могла переносить перепады температур до тысячи Цельсия. Броня отсвечивала красноватым светом, подыгрывая язычкам огня, поглощавшим сухие паленья. Сегодня им не повезло, солдаты второй армии Водолея подбили воздушный катер, на котором Маска и его напарник по вылету осуществляли облет территории. Кораблем пришлось пожертвовать, а выполнить аварийный прыжок из падавшего ветровика-разведчика для вампира с металлизированным телом не составляло труда. Человека вампир взял на руки как ручную кладь и всю дорогу до заданной точки нес его на спине. Так было быстрее и спокойней. К вампиру в металлизированной броне даже при свете дня не приблизиться ни один зверь, и из стандартного арсенала простого планетарного пехотинца ему не навредить. Сейчас между ними и врагом было больше пятидесяти километров. Технике через леса и полное отсутствие дорог добраться в короткий срок будет непросто, а любого героя скаута Маска почует за несколько минут пути. Синеватые глаза могли находить источник активности среди неподвижных елей как телескоп звезды на ночном небосклоне.
— А что будем делать дальше? — выжившему разведчику в первый раз было так весело в боевой обстановке. На спине вампира он преодолел больше десяти километров по пересечённой местности и еще успел вскарабкаться на небольшой склон.
— Ждать транспортника с группой десантников, — пришел ответ. — Подберет нас через три часа.
— Слушай, — разведчик решил поразвлечься, поставив напарника по патрулю в тупик, — а вот признайся честно, с одной стороны ты простой гуманоид из расы абсолютов, чем-то похожих на людей. А вот с другой ты — металлизированная машина, поглощающая чужие жизни и души. Мне интересно, у твоей металлической сущности есть родные, семья? Может, Летающие цитадели создали гнездо из таких кровососов как ты?
— У вампира Маски есть кровные родственники. Настоящая биологическая основа, какую в терминологии людей можно назвать матерью.
Разведчик сильно удивился услышанному.
— Расскажи! — попросил он вампира. — Если не возражаешь.
— Нам еще почти три часа здесь пережидать, — рассудил вампир, — если интересно, слушай.
 
Угловатый саркофаг возвышался в просторном зале точно огромный риф посреди океана. Корпус, выплавленный из заговоренного металла, левитировал в полуметре над полом. Рой мелких роботов-сканеров непрерывно облетал прочные грани, считывая показатели рун. Жизнь, вода, кровь и смерть — магические знаки вспыхивали зеленым светом по всей поверхности саркофага. Для спящего внутри организма зеленый цвет рун обещал хорошие перспективы. Раны заживлены, все функции физической оболочки восстановлены, рыцарь-вампир готов к действию!
Встроенные в саркофаг двигатели бесшумно сдвинули тяжелую крышку с места, освобождая спящее внутри камеры существо.
— Мне не понравится то, что я сейчас увижу, — Кейбларт, мощный гном, которого не первый год учили первым наносить удар по неприятелю и никогда не пасовать перед лицом опасности, озадаченно размял кулаки.
Вампир не заставил себя долго ждать. Энергия саркофага восполнила необходимый уровень жизненных сил, так что проснувшийся монстр не требовал свежей крови. Двухметровое тело массой под полторы сотни килограмм двигалось с грацией кошки. Костяная белая кожа скрипела как панцирь краба, когда вампир разминал мышцы. Гном думал, что еще чуть-чуть и перекаченная мускулатура рыцаря-вампира прорвет прочную костяную кожу, выбрасывая новые пучки мышечных волокон вовне, но кровавого кошмара не произошло. Тело рыцаря-вампира во многом удивляло пропорциями. Каждая конечность была толщиной с немолодой дуб, шея возвышалась над валунообразными плечами как зиккурат мертвецов. Только черты лица все еще выдавали в проснувшемся монстре Дзарда Иксора, офицера рыцарского ордена Драконов-охотников.
— Кейбларт, — добродушно поприветствовал друга вампир, — ты почему такой грустный? Неужели на прошедших боях ты все-таки поставил на моих врагов?
— У тебя уши немного заострились и покрываются костяными наростами, — без особой радости ответил другу гном, — рот стал чуть шире, губы приняли яркий алый цвет, белки глаз порозовели еще на полтона.
Рыцарь-вампир провел пальцами по лицу, проверяя все ли на месте, после чего спросил:
— Я все еще узнаваем?
— Вполне, — подтвердил гном. — Привет, кстати.
— Доброго времени суток. — Щелчок пальцами и тело рыцаря-вампира облачилось в гибкую броню. Нечто похожее на спортивный костюм из полимерных нитей точно вторая кожа обтянуло развитые формы за рекордно короткий интервал времени.
— Ты превращаешься из рыцаря-вампира в настоящего монстра, — подсказал другу гном, — и при этом утро для тебя все еще доброе. Да и по поводу заработанных на тебе деньгах. Понимаю, гномы сделали себе репутацию бабников, пьяниц, дебоширов, драчунов и отпетых кузнецов, но мы также и знаем цену дружбы. На моей планете Гарея есть лучшие мастера не только в области кузнечного дела и оружии. Ты, может, слышал о Моркхаме[1], живом гиганте из заговоренного металла? Его наши выплавили. Так вот, среди гномов также есть алхимики, лекари и маги. На выигранные на ставках деньги я могу нанять достойных специалистов и они помогут тебе. Давай угоним один из разведывательных катеров и начнем по-настоящему лечить тебя от вампиризима.
— А наш капитан? — напомнил другу Дзард. — Я жив только по ее воле.
Напоминание о капитане и ее людях заставило Кейбларта взять пустую кружку и смять одним сжатием пальцев.
Кейбларт не мог определить градацию злобы. Гнома раздражали две вещи: холодный космос за бортом корабля и саркофаг, превративший доброго друга в беспощадного убийцу.
— Ты сегодня слишком мрачный. — Дзард попробовал юмором оживить серьезное лицо гнома. И это ему удалось.
— Тебе не кажется странным все происходящее? — Кейбларт поставил пустую кружку на стол. — Леди Ларетель вместо поиска лекарства для твоего организма отправила нас на глупые бои монстров. Неужели для звездного рыцаря разрывать глотки огненным великанам такая уж большая честь?
— Когда магистры увидят, во что превратился их кадр, меня сожгут в очищающем пламени как солому. Взять и самовольно уйти с этого звездолета равносильно признанию в дезертирстве и разносе скверны. Я не знаю, что влили пауки из мира демонов в мой организм. Моя кровь может нести большую опасность. Я остановил на Ихоре Тармака и Мандрагору, но где гарантии, что наша победа не являлась частью их плана вторжения? Герой — лучший диверсант всех времен и народов. И Ларетель можно понять, делать со мной что-то на густонаселенной планете большой риск. — Дзард двигался с ловкостью кошки. Габаритное тело не задевало ни за один угол, а костяная кожа не издавала ни единого скрипа при мышечных сокращениях. — С другой стороны я не разделяю идею о боях на арене, с другой — что еще делать тому, в чьей крови течет демонический вирус, способный в любую секунду сгенерировать настоящее биологическое оружие?
— Зарабатывать деньги для леди Ларетель, в чьих замках все сокровищницы забиты золотом. — Подсказал гном. — А что делают доктора и алхимики на третьей палубе звездолета? Ты видел всех бедолаг, над которыми они проводят эксперименты? После инцидента на Ихоре[2] я уже ничему не удивляюсь.
— Жалеешь, что погнался за мной? — Дзард отлично помнил, как Кейбларт попал в разведывательную группу к леди Ларетель. Вот, до чего доводят глупые споры и бравада.
Гном хищно улыбнулся и выдал ответ:
— Нисколько! Это моя первая боевая операция, где накал опасности действительно жаркий.
— Мне жаль прерывать вашу беседу, джентльмены, — произнес вошедший в помещение слуга. — Но леди Ларетель велела мне сопроводить вас к ней.
Коренастый среднего роста с приятной внешностью, этого слугу звали Люций. Почему-то он постоянно ходил в костюме швейцара, который был ему сильно мал. Когда крепкие руки скрещивались на груди, верхняя часть одежды готова была вот-во треснуть.
Присутствие Люция вынудило Дзарда хищно улыбнуться.
Гном видел такую же у друга во время боев на арене. И хорошего такая улыбка ничего не сулила. Иксор обычно так скалился, перед тем как собирался убить нового врага. Люций был крепки на вид, но от него не исходило ни единого порыва к нападению. Гном очень пожалел, что оставил боевые топоры в каюте. Они бы могли пригодиться в случае приступа гнева у Иксора.
— Пойдем к капитану Ларетель, — спокойно ответил Дзард на предложение слуги. — Нам действительно нужно поговорить с твоей госпожой и нашим командиром.
— Поддерживаю! — громко поддержал друга ном. Его настораживал дружелюбный настрой друга. Гном видел, на что способен монстр, получивший прозвище «мистер Икс» на арене бойцов. Да, Кейбларт смог поставить пару выигрышных ставок и значительно прокачал собственный валютный баланс. И в его стратегии не было ничего сложного. Просто ставь на того монстра, в чьих способностях ты не сомневаешься. Выигрыш после такого прогноза сам приплывал в руки. А вот бои Дзарда не забывались. Вспомнить хотя бы последнее выступление.
 
— Леди и джентльмены! Дамы и господа! Зрители Колосской арены! Я приветствую вас на очередном поединке монстров! Сегодня нас ждет незабываемая битва настоящих титанов! Встречайте первого участника — каменная гидра! Ее тело состоит из каменных глыб, соединенных магией земли в неубиваемое двенадцатиголовое тело! Второй участник — настоящий титан из глубин пекла. Встречаем: огненного великана! Температура внутри его тела настолько высока, что любое металлическое оружие плавится при контакте с его кожей. Участником номер три выступит банда голодных киборгов-зомби! Мы специально не кормили их мясом целую неделю. И, наконец, участник номер четыре — мистер Икс! Этот новичок за последний десяток боев одержал все победы. Кожа этого гуманоида прочна и упруга как кость, а вместо сердца бьется миниатюрная сверхнова!
Гном злобно покрутил усы, но делать было нечего. Сейчас вот-вот объявят старт. Конечно, ставка на мистера Икс, была сделана заранее. Местные воротилы игорного бизнеса прониклись уважением к гному, после того как его последние двадцать ставок получились выигрышными.
Толпа заливалась от восторга и ликования. Еще бы! За годы изучения монстрологии и бестиариев ему еще не приходилось видеть каменную гидру вживую. Твари, подобные огненным великанам, жили обычно на полузамерзших астероидах или небольших планетах с инертной атмосферой. Одна только транспортировка подобного существа требовала от магов и альттехнологов высокого уровня мастерства. Киборги-зомби — были в этой компании самыми перспективными для ставки на победу. Они как кочевые муравьи. Каждый устроен по-своему, но вместе подчиняются закону стаи и одолевают врага, как числом, так и тактическими приемами. Элементы робототехники помогли этим стероидным полутрупам не только сохранить разум, но и расширить его функции с помощью способности объединения в коллективное сознание. Эдакий виртуальный монстр со множеством кусачих, стреляющих и рубящих тел. Мистеру Икс очень нужна была тактическая подсказка, но как ее сделать? И будет ли он ее слушать?
— Открыть камеры! — громогласным голосом объявил ведущий.
Алчущие крови и зрелища зрители ответили на реплику ведущего таким ликованием, что гном едва не оглох от взорвавшегося шума голосов и ора.
С первой секунды боя каменная гидра и мистер Икс перешли в атаку. Толпа усовершенствованных зомби показалась агрессорам самым слабым участником битвы. Но для огненного великана привлекательным партнером для спарринга выступила каменная гидра. Огненный гигант набросился на более мощного противника и принялся наносить удары по длинному телу. Кулаки размером с бульдозер проплавляли каменные сегменты туловища, но и гидра не была простой рептилией. Длинное тело и большое число голов не помешали каменной гидре сообразить о силах огненного великана. Кольцевой захват и разрывание плоти двенадцатью парами клыков на высокотемпературном теле не сработает. Гидра нанесла удар толстым хвостом, отбросив великана для дальней атаки, а затем все головы каменного чудовища выдохнули струи острого песка. Магия земли позволяла гидре выплевывать столько скоростных песчинок, сколько переносят песчаные бури в жарких пустынях. Мелкие частички песка на огромной скорости врезались в огненного великана, спекаясь в аморфную стеклообразную массу.
Киборги-зомби, название забавное и звучит довольно смешно, но только до того часа, пока ты не выходишь с ними один на один. Мертвая плоть, ядами алхимиков и заклинаниями некромантов возвращенная к жизни, ассимилировала любую техническую начинку. Пушки, плазменные резаки, минибомбы, циркулярные пилы, антигравитационные излучатели — технически улучшенные мертвецы в одном теле могли содержать столько же взрывчатки, сколько имелось на небольшом армейском складе пехоты. Для мистера Икс на выбор имелось три киборга-зомби, чьи тела смогли слиться с останками, вышедших из строя танков. Дальнобойные пушки выстрелили, когда первые ряды техномертвецов дружно легли на землю, открывая огневую диспозицию. Мистер Икс имел достаточный уровень брони на теле для отражения пулеметной пули или осколка гранаты, а вот танковый снаряд мог нанести серьезное ранение. Герою пришлось уворачиваться. Два метра в росте и полторы сотни массы при высокой скорости движений произвели звук, подобный громкому свисту. Капитан рыцарского ордена Драконов-охотников экипировала своего бойца неплохим вооружением. К локтевым пластинам брони крепились лазерные излучатели повышенной мощности, способные при необходимости фокусироваться в полуметровые режущие клинки. К поясному ремню крепился подсумок с гранатами. Рыцарь-вампир мог унести до пяти штук без потери маневренности. На спине крепился легкий щит, способный в любой момент трансформироваться в широкий меч орка с неправильным лезвием. Добавочным оружием советники по тактике решили не обвешивать бойца, так как во время боя на арене лучше уделить внимание не только нападению, но и защите. Бедра, пах, грудь и шея покрывались дополнительными слоями брони.
Пара гранат мгновенно полетела в каменную гидру и огненного великана. Эффектные взрывы раскололи пару камней в теле гидры и обдали тучей острых осколков великана. Ликованию толпы зрителей от увиденного не было предела.
К технозомби на расправу мистер Икс отправился сам. Способность двигаться как ветер и наносить при этом смертельные удары значительно сократила количество боеспособных воинов в отряде мертвецов. Лазерные орудия справлялись с плотью и металлом как с листами бумаги. Досталось и гибридам гуманоида и танка. Правда, технозомби окружили свое оружие плотным кольцом и не давали возможности подойти к ним вплотную. Мертвецы как ежик ощерились всеми стволами и вели плотный огонь во все стороны. Мистер Икс как молния вспыхивал то там, то здесь, нанося по точному удару. Силу, скорость и время он имел в достатке, так что суеты избегать у него получалось. Самые смелые киборги-зомби выпрыгивали из оцепления и вставали с рыцарем-вампиром лицом к лицу, но после обмена третьим ударом лишались либо головы, либо конечностей. Зомби-танки успешно подстрелили огненного великана, закристаллизованного массой песка. У нежити получилось оторвать ему левую руку и покрыть большое тело сетью трещин. Каменная гидра переключила внимание на ощерившихся зомби-киборгов. Двенадцатиглавое чудовище быстро начало пожирать мертвечину. Большие пасти голов накрывали сверху фиолетово-синие тела, откусывая у мертвецов верхнюю часть туловища. Мистеру Икс также пришлось несладко. Пара голов из живого камня начала охоту за ним. Гидре было интересно попробовать на зуб рыцаря-вампира, мелькавшего как тень. Магическое чудовище не уступало вампиру в скорости, а благодаря магии прекрасно видело все его перемещения. Уловив нужный момент, мистер Икс забросил в распахнувшуюся пасть гранату, а на вторую голову запрыгнул точно мустангер. Трибуны Колосской арены разразились овациями. Каждая смерть на арене рождала эмоции радости и восторга. Взрыв головы каменной гидры выглядел эффектно. Еще одну голову вампир смог записать на свой счет, пронзив лезвием лазеров глаз чудовища. Получив доступ внутрь черепа, рыцарь-вампир подобно клопу белостоме начал выпивать жизненную энергию из жертвы. Чудовище тут же отреагировало на новую угрозу и отгрызло шею у попавшей в лапы кровососа головы. Киборги-зомби, быстро перегруппировались, воспользовавшись моментом. Их число все еще было большим. Мертвецы даже при отступлении успевали отстреливаться и наносить врагу раны. Снаряды и излучатели с завидным упорством разрушали каменные сегменты многоголового тела. Мистер Икс поднял огромный валун, доставшийся в качестве трофея от отрубленной шеи гидры. Но использовать импровизированный снаряд рыцарь-вампир не успел: в него на полном ходу врезалась туша огненного великана. Чудовище смогло расплавить спекшиеся песчинки и высвободилось от кристаллической ловушки. Орудуя одной только правой рукой, великан наносил такое количество ударов, что частота его движений смогла компенсировать быстроту реакции вампира. Мистеру Икс пришлось выставить щит. Элемент экипировки нагрелся от высокой температуры. Находиться рядом с огненным великаном, было равносильно добровольному прыжку в домну. Раненный монстр накалился до предела. Температура оставалась его главным оружием, не считая массы. Поймав широкой ладонью щит рыцаря-вампира, великан расплавил его, обдав пожирателя жизни брызгами расплавленного металла. Если бы Мистер Икс не подкрепился силой гидры, то давно бы уже превратился в ходячий факел. На планете Ихор при битве с армией мертвецов верховная демонесса Мандрагора заключила рыцаря-вампира в особую боевую зону[3], где ход временных шкал был замедлен в несколько раз, а внутри магического пространства возникали разные монстры, с которыми мистеру Икс приходилось бороться за право на жизнь. Вампир не помнил точное число оппонентов, но тогда весь его организм превратился в боевую машину смерти, не знавшую пощады. Тогда он научился гораздо большему, чем за все годы обучения на планетах Монстров и в звездных крепостях рыцарского ордена. Вампир мог не только создавать слуг, фамильяров, орду деградирующих монстров, бояться света и чеснока, и пить горячую кровь. Боевая зона Мандрагоры научила рыцаря парочке трюков, доступных только развитых носителям генома Носферату. Один из них — создание телекинетического двойника. Что-то вроде управляемой куклы, созданной из уплотненного воздуха и пыли. Двойники могли взаимодействовать с физическими объектами, и в бою удар их кулака был вполне существенен.
Пока киборги-зомби вели шквальный огонь по каменной гидре и отражали удары ее голов, мистер Икс нужно было разбираться с огненным великаном. Один двойник мог помочь в добивании высокотемпературного оппонента, но для полной победы второй пары кулаков не хватало.
Великан перешел к более конструктивным действиям, видя, что простым градом ударом крепкого противника не одолеть.
У Дзарда ушло немало энергии на псионичекий удар столь высокой мощности, но иначе отодвинуть раскалённую махину не получалось.
Когда великан от удара отшатнулся на несколько метров назад, мистер Икс получил возможность для атаки. Телесную оболочку каждого существа наполняет сила жизни. Она течет по телу, подобно реке из раскаленного гелия. Зрение вампира четко видит, в каких местах жизненная энергия с трудом преодолевает узкие каналы, а где разливается в широкое русло. Для смерти огненного великана нужно было определить самое большое скопление жизненной силы и именно в эту точку нанести удар. Как это ни странно, но ни голова, ни грудь и даже не участки конечностей не содержали столь важную область. Ультраслабая точка раскаленного тела располагалась чуть выше середины живота. Учитывая рост гиганта, нанести хороший удар по нужному месту для сильного вампира не составляло труда. Успеет ли костяной кулак пробить каменную плоть гиганта? Вампир этого не знал. И здесь помощь двойника оказалась очень кстати. Созданный магией и силой воли, боец из песка и пыли нанес удар в то же время, что и его хозяин, но только со спины гиганта. Кулак спереди и кулак сзади — синхронная атака с двух сторон сотрясла каменную массу. Резонанс двух колебаний кристаллической структуры привел к разрушению гиганта. Область сосредоточения жизненной энергии каменного тела разбилась на тысячи пылающих осколков.
Колосскую арену сотряс мощный взрыв, сопровождаемый выбросом огненной массы.
Телекинетическим двойником пришлось пожертвовать. Мистеру Икс едва хватило сил на экстренную генерацию магического щита. И все равно часть каменной кожи получила термические ожоги. Особенно досталось руке, пробившей раскаленный камень. Конечность вампира болела так, словно побывала в священном пламени инквизиторов. Болевые рецепторы достигли точки насыщения, и рука была как ватная.
Взрывом задело каменную гидру и боровшихся с ней киборгов-зомби. Самые массивные с объемными корпусами и моторизованными конечностями толщиной со столетний дуб перенесли воздействие термического выброса и взрывной волны. Улучшенным технологиями мертвецам удалось пережить огонь благодаря стойкости и химической пропитке тел. Они дымились как тлевшие головешки, моргая голодным взглядом.
Трибуны ликовали. Мистер Икс уже не разбирал слов комментатора боя. Среди взрывов, рыков, выстрелов и звуков рвущихся тел слова микрофонного героя превращались в банальный набор звуков, равносильных отвлекавшему шуму.
Киборгам-зомби вживили код метаморфизма и трансформации.
Мстеру Икс пришлось дополнительно оторвать головы павшим мертвецам, когда они попытались укусить его, лежа на песке арены. Но для зомби слово смерть было неприменимо. Реанимированная плоть продолжала жизненный цикл, пусть и немного в ином классе существования. Выведенные из строя зомби сращивались телами для продолжения боя. За пару минут перед рыцарем-вампиром выросли существа с несколькими парами рук и ног. Они могли передвигаться и даже вести огонь по такой мишени как каменная гидра. Многоглавый монстр уже лишился пяти голов и получил повреждения в каменном туловище. Киборги-зомби смогли превзойти оборону каменной гидры. Хищник пытался тупо проглатывать назойливых стрелков, но в каждом теле проглоченного киборга-зомби срабатывала взрывчатка и гидра теряла одну из голов. Регенерация в стиле монстроризма нигде не указывалась организаторами боев.
— Ать, ты как! — Кейбларт, поставивший на победу друга, волновался не за проигрыш большой суммы денег, а за перспективу гибели друга. Организаторы боев чудовищ были не так глупы. Звездные рыцари, опытные бойцы пехоты или регулярных сил на арену не выпускались, поскольку опытный тактик даже с малым набором вооружения сможет разобраться с чудовищем, подчиняющемуся звериному инстинкту. Тоннаж брони и вооружения также регламентировался. Болидные пушки, телепортационные ракетницы, разумные огнестрельные комплексы с роботизированными снарядами, а также изделия, изобилующие заклинаниями и магией, в экипировку участников не допускались. У мистера Икс были все преимущества — вампир с костяной кожей на внешность скрывал бойца ордена звездных рыцарей. Поэтому ставник леди Габриэль методично выносил противников разной степени сложности. Теоретически он почти не использовал оружие в своих победах над монстрами. О целях такого рода испытаний капитанша не сообщала подчинённым. Но по броне и вооружению мистер Икс мог не выдержать долгой перестрелки или ведения шквального огня. И, похоже, в этот раз организаторы боев подбросили костяному победителю достаточно сильных противников в бою за жизнь.
Стараясь свести число противников к минимуму, рыцарь-вампир использовал гранаты. И если каменная гидра получила ранения и показала слабые места, то регенерировавшие киборги-зомби нуждались в существенном сокращении численности и биологического материала для синтеза многоногих кошмаров.
Три оставшихся гранаты полетели в обвешанных оружием мертвецов.
Скорая кончина киборгов-зомби не устраивала, но любители вооружения и перестрелок отпустили из внимания каменную гидру. Разозленный полученными ранами монстр применил самое главное оружие — взгляд василиска. Заклинание по своей природе несложное, особенно для огромного монстра, пропитанного магией Земли. Суть колдовства заключалась превращении выбранных объектов в каменные глыбы. Трибуны от боевой арены защищали специальные силовые экраны, сквозь которые магические поля не проходили. Поэтому каменная гидра не могла выместить плохое настроение еще и на любителей крови и зрелищ.
— Дзард! — Кейбларт чуть не подавился пивом, когда увидел друга, превращенного в каменную глыбу.
Дзарда предупредил об опасности инстинкт вампира. Вирус монстра, поразивший на Ихоре его организм, не спешил вот так просто прекращать существование. Перед глазами у Иксора на секунду мелькнула розоватая молния, и слова заклинания автоматически активировали эфирную кожу — сложную волшбу, покрывавшую каждый изгиб магической оболочкой. Она никак не регистрировалась визорами и имела устойчивость к негаторам. Плюсом эфирной кожи было и ее свойство покрывать объект поверх внешней одежды и брони. Взгляд василиска каменной гидры изменил эфирную кожу, но не тело Дзарда. Костяной воин даже в каменной оболочке сохранял все свои функции и был по-прежнему опасен.
Кейбларт не учел фокуса от друга и уже читал отходную молитву в честь умершего рыцаря.
На многотысячных трибунах повисло могильное молчание. Гном слышал взмахи крыльев у пальцекрылок, пока мистер Икс не разбил каменную оболочку.
— Вот это номер! — прокричал потрясенный комментатор. — Мистер Икс настолько силен, что смог разрушить взгляд василиска от каменной гидры.
Зрители отреагировали на подобный ход приглушенными вздохами удивления.
Кейбларт с довольной ухмылкой потер широкие ладони:
— Похоже, сегодня я играю на антипуле и выигрываю.
Разбить каменную оболочку для рыцаря-вампира с костяной кожей не составляло труда. Нужно было картинно напрячь все тело и расправить конечности. Но Дзард оказался не единственным счастливчиком — заклинание каменной гидры смог разрушить один из киборгов-зомби.
Дзард увидел браслет на его руке. Двойное заклинание Жизни и Порядка позволили мертвецу разрушить чары гидры. А вот магия Жизни не только высвободила киборга-зомби из каменного плена. Зрение вампира совсем не требовалось чтобы отметить, как эволюционировало тело мертвеца. Он стал жилистее и выше, а из поведения исчезли все признаки неуверенности и животных инстинктов. Последняя граната мистера Икс взорвалась, разнося окаменевшие фигуры зомби гигантов. С одной стороны зомби-киборги на гусеничных платформах и с огромными пушками вместо рук были лакомыми противниками в бою один на один. С другой стороны, кто-то должен был умереть в такой битве. Чудовища не признавали очков и баллов. Для них справедливым оставался только один закон: либо убиваешь ты, либо убивают тебя. Мощные пушки представляли для каменной гидры серьезную угрозу, и она избавилась от них разом.
Каменная гидра сделала повторную атаку взглядом василиска. Но Дзард успел уйти из поля зрения чудовища, а у усиленного киборга-зомби появился в руках зеркальный щит, отразивший магический прием гидры против нее самой. Но камень в камень обратиться не мог, в этом плане создатели магического монстра обеспечили своему детищу иммунитет от зеркальных отражателей.
— Покажи, что умеешь, — мистер Икс решил дать мертвецу шанс и отвлек гидру. Сил вампира вполне хватило для захвата окаменевшего зомби и броска стокилограммового импровизированного снаряда в гидру.
Чудовище поймало налету окаменевшего зомби и в один укус раздробило его крепкими зубами.
— Чтобы убить каменную гидру, — размышлял Дзард, не забывая маневрировать, избегая прямого взгляда оставшихся голов чудовища, — надо либо разрушить составляющие ее тело камни, либо магическую связь, соединяющую их вместе. На далеком расстоянии мои излучатели малоэффективны, к тому же им нужна точная фокусировка. Если взять оружие помощнее и более дальнобойное…
Идея подобрать трофейные пушки с бронебойными патронами магазинах, оставшиеся от убитых ранее киборгов-зомби, пришла к рыцарю-вампиру с неким запозданием. Это объяснялось нежеланием звездного рыцаря подбирать оружие умерших врагов. Поступая так, благородный воин превращался в мародёра и падальщика. В военных кампаниях таких личностей расстреливали прям на месте кражи. На него сейчас смотрели тысячи глаз. Битву чудовищ фиксировали летающие дроны и роботизированные видеокамеры. После финального рожка в глобальные компьютерные сети разлетятся миллионы копий. И в каждой покажут крупным планом, как Дзард Иксор, представитель Дома Иксор расы абсолютов и офицер рыцарского ордена Драконов-охотников крадет оружие у убитых им же мертвецов.
— Да, — осудил сам себя Дзард, — хорошо, что я участвую во всем этом безобразии не под своим именем. Спасибо Кейбларту за такое название. Мистер Икс был персонажем какого-то древнего фильма, какими веселили аборигенов на далеких планетах. Но ничего не поделаешь. Друг не должен проиграть последние капиталы, а я могу навсегда стать кровожадным чудовищем, живущим от кормежки до кормежки. Рискуем!
Скорость вампира позволила быстро обежать убитых. Резаки, лазеры, летающие пилы — это все вампир оставил на потом. Скорострельная противопехотная пушка — да, настоящая мясорубка в руках умелого стрелка. Вести прицельный огонь при маневрировании Дзард умел играючи. Он вообще больше любил пушки и стрельбу, чем мечи и фехтование.
Киборг-зомби умело вел бой с каменной гидрой, закрываясь от разрушительной волшбы щитом, и парировал грубые атаки змеиных голов длинным мечом. Лезвие простого на вид меча с легкостью рубило камень.
Мистер Икс открыл по гидре прицельный огонь из бронебойного орудия. Дзард целился не в головы, а по массированному туловищу. Ведь если развалить саму основу, то и вся гидра распадется.
Раненое чудовище быстро оценило уровень новой угрозы и попыталось переключиться на ведущего стрельбу врага. И киборг-зомби не позволил гидре так просто отставить бой с ним. Резкое увеличение скорости в сочетании с грамотным маневрированием позволили оживленному мертвецу приблизиться вплотную к одной из голов гидры и одним ударом отрубить ее от тела.
Вынужденный вести бой на два фронта, последний монстр Колосской арены допустил непростительную ошибку, взяв небольшую паузу в атаках и уйдя в оборону. Каменная гидра свернулась клубками, выполняя несвязанные рывки оставшимися головами в сторону умелых противников. Зомби-киборг записал на свой счет третью голову, показывая на радость публике виртуозное владение длинным мечом. Такие орудия среди нобилей называли мечами правосудия. Их рукоять ковалась для одной руки, но лезвие не уступало по длине двуручному мечу.
Дзарду оставалось только перезаряжать магазины и не прекращать вести огонь по раненому чудовищу, а последний из киборгов-зомби воспользовался случаем и метнул в гидру парочку непростых кинжалов. Похожие на простые ножи, метательные орудия при контакте с целью тут же вкручивались глубоко в ткани и внутри врага детонировали. Камень магического чудища не стал для ножей-мин препятствием.
Когда взрывом разорвало треть туловища каменного чудища, Дзард только усилил огонь, мешая все еще живой гидре зарастить полученные повреждения. Скорострельная пушка нагрелась как раскаленный болт, но механизм не клинило. На всякий случай вампир подключил к огневой поддержке и собственные излучатели. Киборг-зомби ломанулся в финальную атаку, прорубая в каменном теле монстра путь чудо-мечом. Звёздный рыцарь вел огонь по зубастым головам чудовища, прикрывая неожиданного партнера по бою. Превратившись в туман, Иксор мог перемещаться по арене как ветер, не прекращая вести прицельный огонь. Бронебойные пули как будто жалили магического монстра со всех сторон. Ослабленная гидра теряла последние головы, а с ними и средства атаки. Шквальный огонь по глазам и шипящим пастям наполнял каменные головы трещинами, что приводило к неминуемому развалу голов гидры. Но, даже терпя урон, магическое чудовище продолжало биться. Финальная попытка вызвать дыханием песчаную бурю провалилась. Дзард успел попасть по верхнему небу уцелевшей головы, а меч в руках киборга-зомби отрубил нижнюю челюсть, придав змеиной голове элемент комичности.
С последней отрубленной головой каменный монстр нашел свою смерть.
Трибуны так сильно не праздновали победу оставшихся участников.
— Похоже, каменная гидра была фаворитом в этом бою, — рассудил по ситуации Кейбларт.
А для мистера Икс и его противника все только начиналось.
Зомби-киборг сразу же перешел в наступление. В отличие от человека или абсолюта он не нуждался в отдыхе или сне. Взяв, как профессиональный метатель ножей, орудия в одну руку между пальцами, мертвец запустил в Дзарда стаю острых предметов. В этот раз ножи оказались простыми, и мистер Икс их легко отбил с помощью горячего корпуса израсходовавшей свой боезапас пушки. Но орудовать выдохшейся пушкой, точно дубиной Дзард не рискнул. Длинный меч зомби-киборга мог легко разрубить импровизированную палицу.
Решив, что перед ним остался легкий противник, зомби-киборг отбросил зеркальный щит в сторону и перешел в атаку, навязав рыцарю-вампиру беседу на языке фехтовальщика.
Но оброненный элемент защиты не просто лежал на песке. Выпущенный на волю, щит выпустил три пары тонких лапок и начал выпускать по цели тонкие струйки огня.
Дзард не боялся быть поджаренным, просто ему было неприятно, когда в спину без предупреждения выстреливают огнем.
Оружия пришлось перевести в стрелковый режим и открыть по ожившему щиту огонь. Зомби-киборг в этот момент почти отрубил звездному рыцарю голову. Мистера Икс спасла вампирская реакция и высокая скорость движений. Но улучшенный автоматикой мертвец двигался так же быстро, как и Дзард. Скорость вампира не сильно опережала движения длинного меча. Оружие порхало в воздухе как легкая бабочка, при этом могло разрезать костяную плоть.
— Похоже, — оживился комментатор, — у нас намечается фехтовальный поединок.
Зрителей новость обрадовала. Правда, Кейбларт отметил, как тон радостного гомона слегка стал ниже. Электронные помощники букмекера предлагали поставившим на огненного великана или каменную гидру переписать ставку. Коэффициенты были намного меньше, чем в начале битвы, но для проигравшихся возник отличный шанс для восполнения проигранных денег. Гному не требовалось уточнение. Его чемпион все еще был опасен и неплохо держался.
Лазерные клинки неплохо справлялись в выпадами длинного меча. Главное в подобных схватках не сбиться с темпа движений. Основную функцию при этом выполняют ноги. Перемещение вперед-назад и при необходимости в сторону в паре с движениями рук и кистей составляло основу фехтовального боя с разным типом клинков. Короткие у вампира и длинный у зомби — клинки могли петь песню перезвона ударов достаточно долго. Но у Дзарда возникла проблема: для необходимых маневров ему требовалось подключать кисти рук и с помощью ладони и пальцев перебрасывать оружие. Чередование прямого и обратного хватов открывало дополнительные атакующие комбинации ударов. Лазерные клинки, встроенные в тыльную сторону запястий и локтевого сегмента брони, необходимого шага для маневрирования не добавляли. А киборг-зомби приспособился к технике Дзарда. Вампиру пришлось сдавать позиции и немного отходить назад. Щит был так нужен, но его разрушил огненный великан при кулачном граде ударов.
— Интересно, — размышлял Дзард, вспоминая псионические атаки, — а если сконцентрировать силу не на ударе, а на захвате. Что будет?
Бой, в котором твою голову могут весьма легко отделить от тела — отличная мотивация к рискованным действиям.
Мертвец, в теле которого половину составляли детали от роботизированных машин, работал без устали. Тот, кто выставлял зомби-киборга на бой, нарушил несколько правил Колосской арены. Бойцы обладали интеллектом выше среднего и показывали отличную командную тактику. Второе, магические артефакты и умение ими пользоваться, тоже не поощрялись. Исход боя как раз и брал непредсказуемостью. Размер, сила, количество и выносливость — вот какими параметрами определялись шансы участников на победу. В случае с мощными орудиями или артефактами победу явно одерживал тот боец, чей арсенал обладал повышенной мощью. Киборг-зомби, дравшийся с Дзардом, был «своим». Ко всему готов и слишком хорош в бою. Однако упрекнуть организаторов боев чудовищ леди Ларетель не могла. Ее кадр также нес много сюрпризов. Использовал магические поля как молодой маг, знал все об огнестрельном оружии и имел навык рукопашного боя — простой вурдалак, выкопавшийся из свежей могилы, подобному вряд ли обучен.
Зеленое лицо киборга-зомби расцвело гримасой удивления, когда его ударная рука застыла в воздухе. Тяжелую конечность будто привязали к чему-то невидимому. Ментальная энергия Дзарда сделала свое дело как задумывалось. Оставалось добить противника. Но магический браслет на руке зомби не позволял вампиру просто усилить силу сжатия до такой степени, чтобы оторвать державшую меч кисть.
На свободной руке зомби засиял кастет. Дзард не ощущал в оружии магию, зато металлический контур искрился от пронзавшей его энергии. Силовое поле могло очень даже навредить каменной коже при хорошем ударе. А зомби драться умел, Дзард в этом не сомневался.
Плечевые и локтевые сегменты брони киборга-зомби были достаточно крепкими, чтобы лазерные кинжалы не смогли их перерубить за одно движение.
Победу нужно было вырывать сейчас, иначе подставной участник битвы мог преподнести еще один сюрприз.
Дзарду не очень хотелось делать следующее действие, но желание одолеть самого сильного любой ценой взяло верх над брезгливостью.
Рывок и сближение двух бойцов прошло на такой скорости, что усиленные рефлексы киборга-зомби не смогли помочь ему, а рука, занесённая в ударе, не успела достичь ребер мистера Икс.
Дзард вплотную сблизился с зомби и вонзил клыки вампира ему в шею, впрыскивая в крепкое тело порцию яда.
Кейбларт видел в увеличитель, как некоторых зрителей одолел тошнотворный рефлекс. Для некоторых киборг-зомби был чем-то вроде куска сгнившего мяса. Как звездный рыцарь, вступавший с подобными врагами в бой, гном мог честно возразить — брехня. Плоть модернизированного зомби была крепкая и по-своему здоровая. Непрезентабельный цвет и вид ей придавали яды и химикаты, которым альтнекролы и алхимики наполняли сосуды реанимируемого тела вместо крови.
— Интересно, — размышлял гном, — каково сейчас Дзарду?
— Отвратительно, — скрывая рвотный позыв, прокомментировал происходящее ведущий. — Похоже, вампир высушивает киборга-зомби. Какая мерзость.
На самом деле Дзард никого не осушал. Вообще пить мёртвую кровь представителям рода Носферату категорически нельзя. За нарушение данного запрета вампира ждет неминуемая смерть. Но у мистера Икс в челюстях имелся еще один фокус — укусом он мог не только прокусывать плоть и добираться до вены, но еще и банально парализовать жертву. Средства от данного приема не существовало, поскольку такая функция имелась не у каждого вампира, да и состав яда у каждого вурдалака был свой. Зомби, какие бы улучшения не инсталлировали в его тело организаторы битвы, подчинился действию яда и на какое-то время застыл как статуя. Возможно, браслет, спасший зомби от каменной гидры и ментального захвата, смог бы помочь хозяину и в этой ситуации. Но Дзард Иксор не дал киборгу-зомби времени на преодоление действия вампирского яда и одним движением срубил лазерными клинками голову с мощной шеи.
— Победитель! — обрадовался комментатор. — У нас есть победитель сегодняшней битвы! Им оказался мистер Икс! Вампир с колоссальным запасом живучести и энергии! Мои поздравления! С победой!
Дзард как настоящий герой битвы чудовищ не стал разочаровывать фанатов. Желая добавить радости любителям разрубленных тел, рыцарь-вампир взял голову последнего киборга-зомби и поднял ее высоко вверх.
— Не знал, что ты так честолюбив, друг, — прокомментировал финальный поступок друга гном, — не знал. Ладно, пойду грести честно выигранные денежки.
 
 
Несколько минут прогулок по верхней палубе звездолета не прошли утомительно. Капитан обеспечила рыцарям полный доступ в любой отсек звездолёта. Друзья уже много раз прохаживались по разным закоулкам большого корабля. Молодые бойцы рыцарского ордена должны были продолжать тренировки. Ловкость, скорость, бой с оружием на средней и малой дистанции — все это требовало постоянных улучшений. Наставники Драконов-охотников любили говорить: время — ключ к совершенству. Кейбларт особенно оттачивал ближний бой. Со времени операции на Ихоре прошло не больше полугода, а мастерство Дзарда выросло на несколько порядков. После баталий с армией мертвецов на подвергнувшейся вторжению демонов планете младший офицер рыцарского ордена научился уклоняться, наносить контратаку и маневрировать в ближнем бою на любой скорости и все действия он выполнял с такой легкостью, словно они стали частью его естественного образа жизни. Подобные трюки показывают старшие воины, проведшие полвека в постоянных боевых операциях и военных конфликтах. Но за месяц подобную скорость рефлексов выработать невозможно. И гном подтягивал собственные умения, пытаясь догнать абсолюта. Он облюбовал себе для практических занятий небольшой закоулок рядом с пятым лифтом на нижнюю палубу. Широкая площадка с шестью углами, разно уровневым потолком и неравномерным освещением отлично подходила для тренировок. А у Дзарда после мутации от вируса Арахнорокса[4] развились чувства ориентации до такой степени, что он, будучи в саркофаге мог спокойно составить подобных план всех тоннелей и переходов звездолёта. Слуга, посланный капитаном Ларетель по их присутствие, старался не отставать от своих провожатых. Кейбларт с недоверием смотрел на каюты, где располагались койки с телами доноров. Каким-то образом капитан рыцарского ордена нуждалась в продлении жизненной силы собственного организма, и ее доктора отбирали часть жизни у добровольцев, набранных на разных планетах. Дзард немного касался мыслей подопытных, Ларетель заключала с каждым из испытуемых договор, по которому щедро вознаграждала семью добровольца или щедро пополняла его валютный счет при отсутствии семьи или родственников. И донор не умирал, не становился монстром и не претерпевал никаких мутаций. Его кормили и поили по всем правилам. А добровольцу просто нужно было по своей воле отдать леди Ларетель часть своих долгих лет. Капитан Драконов-охотников проводила свои опыты с помощью магии. Жизнь, Кровь, Порядок и Вода — гремучее сочетание магических полей позволяло плавно переливать жизненную силу от одних к другой. Иксор видел голубоватые потоки жизненных линий. Они словно океан-призрак наполняли весь корабль полупрозрачной сеточкой. При прохождении через них все тело испытывало приятное ощущение летней прохлады. Только настоящий поглотитель жизни или призрак был в состоянии увидеть и почувствовать жизненные потоки. И Дзард отметил странную вещь: на Ихоре он, как и любой вампир, поглощал чужую силу и жизнь через кровь, а здесь после боев на арене его организм спокойно воспринимал находившийся рядом корм и инстинкт кровососа не затмевал разум в попытке пробуждения дикой жажды. Что-то с Ларетель было не так. Она не носила в себе генов Носферату, но и нуждалась в поглощении чужих жизней подобно вампирам, которых убивала. С одной стороны такое поведение объясняло в действиях капитана рыцарского ордена большую склонность к дипломатии, а не к боевым действиям. Даже если ты командир рыцарского подразделения, и ты теряешь силы, то на поле боя тебя ждет только смерть. Эту истину можно услышать на любом инструктаже в каждом боевом подразделении.
Кейбларт не удивлялся спокойствию мутировавшего друга. Гном видел, как странные черные лучи внутри саркофага обливали тело Дзарда странной энергией, заставляя раны зарастать за считанные минуты. Ларетель сознательно выращивала монстра, способного к бою с высокотехнологичным оружием и доспехами. Оставалось узнать о конечной цели столь странных поступков. Конечно, никаких лекарств от вампиризма доктора нобиля не создавали для Дзарда. Да и зачем оно ему? С такой физической подготовкой и костяной кожей рыцарь мог возглавить любой штурм или опасную операцию под прикрытием. Да и как вампира мутанта было не одолеть. Ультрафиолет выжжет такую кожу быстро. Осиновый кол сломается при резком контакте.
— А я еще драться с ним хотел, — грустно вспомнил Кейбларт их недавний конфликт. — Придется подождать, пока его вылечат или самому резко поднять рефлексы и силу. Последнее сделать намного сложнее, чем дождаться первого.
— Полагаю, — начал Люций после прохождения мимо очередной лаборатории с донорами жизни, — вы в курсе работ леди Габриэль Ларетель с поиском вакцины от вампиризма.
— Я думал, эта напасть давно перестала представлять угрозу для абсолютов и высших рас Космического лабиринта. — Встрял в разговор гном. — И позвольте узнать, когда мой друг получит обещанное лекарство от той заразы, какую ему влили жрецы демона Тармака?
— Да, — кивнул Люций, — вы правы. Современная медицина в состоянии справиться с мутацией, но, как и вся мегавселенная, вирус развивается, порождая новые штаммы. В венах офицера Иксора бушует новый образец, доселе неизвестный ученым. Алхимики палубой ниже без отдыха колдуют над противоядием. И, как тот, кому по долгу службы позволительно общаться с их прислугами, могу сообщить, что процесс выздоровления вашего друга не будет скоротечным.
— Надеюсь, — вмешался в беседу Дзард, — за вашими словами скрываются реальные результаты. В противном случае меня ожидает пламя инквизиторов.
— Смею вас заверить, — не преминул ответить Люций, — леди Габриэль Ларетель никогда не обманывает тех, кому обещала награду.
 
Покои капитана рыцарского ордена Драконов-охотников не слишком поражали воображение. Учитывая, что сам звездолёт по интерьеру напоминал нечто вроде небольшого города, парящего в космосе на субсветовой скорости, каюта капитана корабля выглядела как отдельно стоявший посреди городской улицы особняк. Просторное помещение с высокими мраморными колоннами было отделано дорогими породами минералов и полудрагоценных камней. Андроиды-прислуги цокали металлическими ногами по мскусственным алмазам и бриллиантам как по обычному газону. Стены были украшены гравюрами и полотнами великих мастеров минувших эпох. Красивые виды диковинных планет вперемешку с портретами леди Ларетель могли дополнить экспозицию любого музея истории. Мебель, растения в зеленой зоне, предметы обихода — все был натуральное без голографических имитаций и пластиковых подделок.
Кейбларт, до этого момента считал себя исправным богатеем, особенно это чувство усилилось после выигрыша на последних ставках. Но обилие драгоценностей и по-настоящему дорогих вещей в покоях капитанши превратило возгордившегося гнома в обычного рыцаря с парой мешков золота в загашнике. Дзарда блеск камней и дороговизна раритетных коллекций не волновала ни коим образом. В его теле зрело нечто жестокое и весьма мощное. И все, о чем думал рыцарь Дома Иксор, было только противоядие или лекарство от вампиризма.
Хозяйка покоев встретила звездных рыцарей полулежа на длинной софе. Но рыцарям не требовалось лишних подсказок, чтобы понять какая мощь скрывается за формами хрупкой на первый взгляд дамы.
— Леди Ларетель. — Спокойно начал Дзард. — Я полагаю, ваши золотовалютные фонды наполнились достаточно за время моих выступлений на арене.
— Деньги не были моей целью, рыцарь. — Задумчиво ответила дама. — Я хотела узнать пределы твоих возможностей в теле монстра. И я не разочарована.
— Но целая палуба алхимиков и врачей так и не смогла найти лекарство от вируса в моем организме. — Итог трехнедельного полета был неутешительный. — При возвращении в крепость Ордена меня ждет сожжение в огне сверхновых. Хочу сказать, что никаких обид и претензий на ваш счет не имею.
Ларетель улыбнулась:
— Ты в курсе, что жизнь каждого абсолюта непосредственно связана с жизненным циклом одного из небесных тел в наших галактиках. Это может быть звезда, планета, коллапсирующая черная дыра, частичка космической пыли или болид, сгорающий в атмосфере. — В кружевном платье строгая капитанша рыцарского ордена выглядела обычной женщиной, а долгие годы борьбы с прорывом границы между Светом и Тьмой заставили густую гриву длинных волос приукраситься ленточками седины. — Когда мы прибудем в крепость Ордена Драконов-охотников, я обязательно попытаюсь отыскать твое небесное тело. Пережить подобную трансформацию и приумножить силы — это настоящий подвиг для абсолюта. Я вот свою планету нашла совершенно случайно, и никаких подвигов для этого не стоило совершать. Просто настал момент, когда послы из цветущего райского мира пришли ко мне с обращением «основа». Я отлично запомнила этот момент. Тогда моя сила как звездного рыцаря была огромной, а вместе с броней я была способна справиться с каменной гидрой за меньшее время, чем ты сегодня. Я сразу поняла цель делегатов — они пришли ко мне за помощью. Что может быть лучше для настоящего рыцаря, чем подвиг по истреблению зла на собственной планете? Я приняла их просьбу без вознаграждений. Уверенная в собственной мощи, я отправилась на опасный бой одна. Свою ошибку я поняла не сразу. Послы говорили о странном монстре, прибывшем на их планету из ниоткуда. Он пришел вместе со странным туманом, окутавшим долину холодной осенней ночью. У него не было гробов или капища. Он просто пришел из холодного тумана точно ночное проклятье. В ту же ночь из окрестных городов пропали жители. Старики, киборги, дети, мутанты — он брал всех. Туман обволакивал жертву, а потом растворялся вместе с телом в воздухе. Следопыты из ближайшего рыцарского замка вычислили логово монстра, а виконт послал ему на перехват отряд местных гвардейцев. И пришелец банально высосал из них жизнь, приказав магии Кровинуса перелить всю кровь из тел бойцов в свое горло. Это было незабываемое зрелище. Монстр породил в душах моих людей страх, а это самое сильное оружие против храбрых сердец.
— И что же вы предприняли для его ликвидации? — Кейбларт как истинный гном рвался в бой даже в чужом рассказе. Дзард чуть не отвесил нетерпеливому другу затрещину. Женщину перебивать нехорошо, старшего по званию — тоже, а когда последний представляет слабый пол, то наказание за проявленную нетактичность может быть весьма суровым. — Извиняюсь. — Как бы понял молодой рыцарь собственную ошибку.
Леди абсолют нисколько не сердилась на гнома. Молодой, импульсивный и бегущий в атаку с топором наголо, такие бойцы нравились капитанше. Вот и сейчас за мощными руками, скрещенными на широкой груди, притаилась буря энергии, так и ждущей команды к штурму. Иксор напротив, стоял как статуя. Еще неделя боев в сочетании с лечением лучами Тьмы, и рыцарь действительно мутирует в нечто сильное, голодное и неподдающееся контролю. Уже сейчас его организм напоминает переполненную емкость с топливом. Постоянно разрастающаяся мышечная карта скоро разорвет костяную кожу изнутри, высвободив заразу демонического вируса. Это может превратить звездолет в гигантский склеп мертвецов, дрейфующий в космическом вакууме. Но ее планы скоро десантируют Дзарда на нужной планете и монстр внутри рыцаря получит отличную возможность для реализации кипящей в нем силы.
— Я как настоящий рыцарь Драконов-охотников встретилась с монстром лицом к лицу, — гордо сообщила Ларетель. — И я в первом же бою я проиграла. Магия, техника, сила и боевой опыт — все это оказалось бесполезным против кошмара, пришедшего в мой мир. Я до сих пор помню его смех. Многоголосье демонической глотки иногда по ночам разрывает мой разум. Он знает каждый шаг звездного рыцаря и готов отразить любой удар. Попытка выжечь Светом демоническое тело банально провалилась — монстра защитила выкованная неизвестными мастерами броня. Она чем-то похожа на экипировку демона Тармака, возглавлявшего вторжение мертвецов на Ихоре[5]. И я хочу, что ты, Дзард Иксор, использовал свое мутировавшее тело для ликвидации монстра, сосущего из меня жизнь.
Гном все понял, но промолчал.
А вот Дзард вставил слово:
— То есть все эти ваши поглощения жизни у ни в чем неповинных людей нечто вроде оброка этому монстру?
— Да! — Гневно ответила капитан. — Именно на таких условиях чудовище сохранило мне жизнь и отпустило обратно в орден. Как я и говорила вам раньше, жизнь моя и планеты связаны друг с другом. Чудовище знает об этом. Оно построило огромный город с исполинским передатчиком в центре. Как-то оно выкачивает жизнь из планеты и передает ее лорду демонов.
— Мандрагора была мной побеждена на Ихоре. — Твердо объявил Иксор. — А ее энергетические накопители взорваны. Так что как вариант получателя отобранной у вас энергии она отпадает.
— То есть нас ждет еще один вторженец из мира демонов и бой с ним предстоит намного длиннее и опаснее, чем с Тармаком и Мандрагорой. — Высказался Кейбларт.
— Нет. — Возразила Ларетель. — На моей планете все началось раньше на целых полвека. Да, не надо считать мой возраст. Я как абсолют обладаю запасом жизненного цикла в пару сотен лет. И то чудище, что пришло к моим людям в виде тумана, отличается от Тармака и его армии голодных мертвецов. Из моей планеты выкачивают саму жизнь. Я бросала вызов чудовищу пятнадцать раз. С новыми умениями в области магии, усовершенствованными доспехами, мощными артефактами угасших цивилизаций, усиленной многоуровневой техникой контактного боя я почти каждый календарный год бросала вызов монстру. Был период, когда я нещадно усиливала физические возможности собственного тела с помощью запрещенной алхимии и магии в попытках отправить пожирателя жизни в мир смерти. Но все попытки оказались напрасны. Каким-то чудом этот энергетический вампир каждый раз превосходил меня в силе и умениях. А за очередное поражение он оставлял на моем теле кровавую метку. — Габриэль грациозно встала и легким движением скинула одежду, обнажив спину. Вся спина капитанши от шеи до крестца была покрыта сеткой укусов. Гноящиеся раны покрывали спину абсолюта как кратеры поверхность спутника. Следы укусов имели округлую форму, внутри которой четко выделялись следы от шести глубоких зубов. В центре каждой раны зиял небольшой провал, окутанный темно-синим облаком.
— Люций! — скомандовала капитан.
Расшифровка действий не потребовалась. Люций взял одну из висевших на оружейном стенде шпаг и погрузил острый конец оружия в рану. Слуга опускал лезвие оружия все глубже и глубже, пока рукоять шпаги не уперлась в воспаленную кожу. Габриэль при этом сохраняла спокойствие. Из ее ровной груди ничего не выпирало, не было никаких признаков ранения или подтека крови.
— А куда делась шпага? — с искренним непониманием осведомился Кейбларт. — Вы же не хотите сказать, будто метровое лезвие утонуло в демонической ране.
— Так и есть, — согласилась Габриэль. — Эти раны поглощают не только металл, но и жизни любого, кто находится рядом со мной. Так монстр с моей планеты питается силой через меня. И мои возможности не безграничны. Как только я перестану передавать чудовищу энергию жизни, он выпьет жизнь сначала из меня, а затем из всей планеты.
— Ваши алхимики для этого усиливали организм Дзарда, позволяя ему убивать на арене? — не выдержал гном. — Вы пытаетесь сделать из нас оружие?
Иксор был невозмутим. Кейбларт никак не мог понять причину такого спокойствия. Да, Габриэль была их командиром, но где гарантии, что они — единственные герои, кто нашел свою смерть в лапах монстра? И весь этот нелепый период пребывания в мирах монстров с целью проверки способностей Дзарда должен был давно разбудить в рыцаре-вампире гнев. Вместо жажды крови Дзардом управляла жажда сражений. Ему стало безразлично, кого и как убивать. Ларетель подобрала образец биологического эксперимента демонов из неизвестного мира с геномом абсолюта и огранила его навыки. Молодой рыцарь превратился в ходячий источник смерти и разрушения.
— Как это не странно, — улыбнулась леди, отвечая гному, — но мои ученые сделали много шагов вперед в вашем вопросе. Нам удалось установить идентичность природы вируса в теле рыцаря Иксора и в моих ранах. Я пока не знаю почему, но в наших жилах течет одна и та же отрава. У нас появится возможность вылечить наши тела только, когда мы получим данные из логова чудовища. Если заражение можно остановить или обратить вспять, то после победы над моим врагом мы получим все материалы, необходимые для создания лекарства. Обычное оружие его не возьмет, я итак достаточно часто проигрывала монстру, а звездный рыцарь из Дома Иксор, будучи в стадии мутации, имеет все шансы пробить броню чудовища и отразить его удар. Здесь коготь и костяная кожа одной природы. Мой демон не знает о Дзарде, и поэтому не сможет подготовиться к бою с ним. Теперь вы, Кейбларт, все еще считаете мой план глупым?
— Я считаю, — вмешался в разговор Дзард, — нам нужно самое мощное оружие из вашего арсенала.
— Поддерживаю друга, — немного обиженно произнес гном. Ему очень не нравилось терпеть поражение. Особенно от особей противоположного пола и особенно в словесных баталиях. Но пока в логике капитана не было сильных изъянов. Шероховатости и недомолвки всегда вылезали при переходе от планерки к действиям. Взять хотя бы миссию на Ихоре. Банальная разведка за полдня превратилась в спасение всей планеты от армии мертвецов и демонического вторжения.
— Вот и хорошо, мои рыцари. — В голосе леди Габриэль звучали нотки победы. — Через двое суток у вас будут все шансы достать необходимые нам обоим компоненты лекарства. Полагаю, ваш друг Сайя составит вам компанию?
— Категорически согласен. — Дзард неожиданно для всех выдал ответ. Внутри него все кипело от нетерпения. Сойтись в бою с тем, кто реально мог своим поражением повысить навыки рыцаря-вампира. Создатели вируса арахнорокса не могли мечтать о таком испытании для испытуемого.
Кейбларту реакция друга понравилась. Рыцарь-вампир из саркофага с энергией Тьмы начал просыпаться!
 
 
 
— Вы им доверяете? — грозным тоном спросил слуга, едва за звездными рыцарями закрылась дверь.
— Что ты имеешь в виду, Люций? — недоумевающе уточнила леди. — Или ты как этот мускулистый гном, привыкший все решать кулаками и энергетическим топором, начнешь упрекать меня?
— Я спрошу так, — Люций встал перед Габриэль, сложив руки на груди, — что мешает мутанту Иксору объединиться с чудовищем и высосать жизнь из всех нас? Я тебя многому научил за время, что ты сопровождала меня в долгих годах скитаний по мирам монстров. И эта троица молодых рыцарей наполняет мою душу тревогой.
Милый Люций смог выжить на многих планетах, населенных чудовищами, только благодаря отточенному навыку маскировки и боевым умениям. Умение претворяться не тем, кто ты есть на самом деле — великий навык. Особенно это пригождается при жизни среди напыщенных аристократов и нобилей. Роль слуги, на которого никто не обращает внимания больше чем на муравья, позволяет видеть мир чуть шире. Высокородные открывают слуге все пороки и недостатки, ведь слуга — это тщета, которую может низвести каждый обличенный властью. Люций Квинов родился в семье потомственных оружейников. Его руки отлично владели любым видом оружия, включая магические. А возможность охотиться на диких зверей и монстров позволила ему подкармливать бушевавшую внутри жажду крови и смерти, не привлекая к себе внимания. Когда весть о прибытии рыцаря-вампира на корабль пронеслась среди команды, Люций сам вызвался сопровождать и прислуживать монстру и его друзьям. В случае непредвиденной ситуации он мог оказать сопротивление гостям и выиграть время для остальной команды.
— Вирус в его крови имеет такую же природу, что и вирус демона. — Усмехнулась Ларетель. — Это доказали мои ученые. И оба они необычные вампиры.
— Да, сожрать технозомби может не каждый, — согласился охотник.
— Организм Дзарда требует от него новых побед, причем каждый раз противник должен быть сильнее предыдущего, — продолжила капитан. — И это не желание самого абсолюта. На подвиги его толкает та же самая вирусная зараза, какая вытягивает из моего тела энергию. А ты так и не понял, почему чудовище с моей планеты не убило нас до сих пор? Если это вторженец каких мы наблюдали на Ихоре, то почему он просто не ляжет на дно, осторожно наращивая армию мертвецов, год за годом набирая силу? Почему он поработил больше пяти десятков звездных рыцарей из разных орденов и гильдий, но никого не спешит убивать? Зачем оставил меня в живых, наградив столь страшным подарком? Я вижу только один ответ: наш враг алчет новых побед, он таким образом развивается. Ему не интересны крестьяне, следопыты или планетарная армия, такие противники доставляют чудовищу скуку. А я, как леди и член дома Ларетель, поставляю ему на забаву живых героев нашей армии. Если бы чудовище хотело высосать нас досуха и убраться в имматериальный мир, то оно бы давно это сделало.
— И рыцарь-вампир? — гость явно заинтересовал Люция. — В чем его сила? Мы до сих пор видели, как его тело может проявлять свойства высшего вампира, но сам Дзард пока не научился контролировать свои новые способности. Я вижу за его победами грубую силу и колоссальную скорость регенерации. Жажда битвы затуманивает его разум, блокируя все полученные в рыцарском ордене знания о боях и тактиках.
— Эта еще одна причина, по которой Дзарда нужно отправить к чудовищу. — Люций не понял командиршу, и леди продолжила: — Высокий темп регенерации и непонятный процесс развития, до сих пор проходящий внутри его тела, сократит жизненный цикл представителя дома Иксор с пары столетий до пары месяцев.
— А как же саркофаг принца личей? — Люций не любил этот артефакт. Несколько лет назад его ученица вынуждена была принять на борт корабля представителя миров Смерти. Без саркофага с темной энергией лич не мог существовать в реальном мире больше пары суток. Худой как щепка и сильный как тролль, принц мертвых Аларий, решил сразиться с чудовищем, оказав леди услугу. И вместе с другими героями он пал в недолгом бою. — Он же был выплавлен в кузнецах миров Смерти.
— Заметил? — при упоминании о саркофаге Габриэль взволнованно вздохнула. — Тело рыцаря-вампира выпивает из саркофага принца личей все запасы темной энергии. Это и есть наша страховка от жажды крови у Дзарда. Пока перед ним открыт источник магической мощи, способный генерировать жизнь в его костяном теле, нам совершенно безопасны его клыки и когти. Но потребности рыцаря-вампира с каждым днем возрастают. Вирус в его крови требует все больше и больше подпитки, точно наркотик у зависимого больного. Ресурсы саркофага истощатся через пару недель, и тогда твои худшие прогнозы станут реальностью.
— Послушай, Габи, — Люцию не понравились последние слова капитанши, — нам лучше не рисковать, надеясь на удачу. Мы в шести субсветовых днях от звездной крепости верховного магистра Эвольвера. Доставим рыцаря-вампира к нему, пусть его священники сожгут мутанта в Священном пламени, а затем наши ученые проведут всевозможные исследования оставшихся клеток или образцов пепла.
— И тогда вместе с рыцарем-вампиром в Священное пламя отправлюсь я! — Воскликнула абсолют, смахивая слезы. — Мы предоставили чудовищу с моей планеты десятки звездных рыцарей и легендарных воинов. Я должна была обратиться за помощью магистра много лет назад, но тогда внутри меня взыграла гордость, из которой выросли ужас и страх. Мы должны были уничтожить Дзарда на Ихоре во время карантина, а вместо этого мы спасли его и натаскали как живого зверя. Если троица рыцарей Драконов-охотников, крадущихся в сумерках (ДОКС) потерпит неудачу, только тогда верховный магистр узнает о наших делах.
— И какой же шанс на победу у нашего героя? — поинтересовался Квинов.
— Назови хотя бы пару абсолютов с генами вампира, которые прожили пару недель, не превратившись в болотных гулей? — вопросом на вопрос ответила Габи. — Или припомни звездного рыцаря, прошедшего превращение в вампира и сохранившего разум? Молчишь? Правильно, подобных прецедентов не было. Дзард Иксор в этом роде первый.
 
Сайя, худощавый жрец, как всегда оказался последним в троице, чье мнение принималось во внимание.
— Вы были в своем уме? — длинные руки взлетали вверх точно крылья неоперившегося птенца аргентависа. — Я целиком за план Кейбларта! Голосую всеми руками и ногами в придачу! Можно провести пересчет голосов?
— Уже поздно, друг, — хмыкнул гном, — мы прибыли на Касалию.
— Какой кошмар, — уныло ответил молодой жрец, оглядываясь по сторонам. Транспортный корабль в форме небольшого дракона высадил друзей точно посередине базальтового шоссе. Покрытая пылью, суховеями и небольшими кучками мусора, дорога не производила никаких признаков жизни. Стоявшее в полукилометре от точки высадки придорожное кафе красовалось черными окнами и сломанной крышей. Ни машин, ни автолетов, ни какой-либо техники в ближайшей окрестности не наблюдалось.
Сайя проверил магохор. Так называлось оружие жреца, оно имело форму перчатки, как правило, одевалось на правую руку. В нее был встроен индикатор магического напряжения и три силовых центра внутри. Металл, Хаос и Свет — такие виды магии имел в арсенале молодой жрец. Разделенный на три равновеликих сектора, магический предмет имел свою цветовую разметку. Перед каждой активацией заколоченной в магохоре силы на круге появлялись три стрелки. Повинуясь мыслям хозяина, они начинали свои хаотичные вращения, с разной скоростью приближаясь к тому сектору, чей магический потенциал силы будет задействован. Магический прибор подтверждал догадки — трое друзей на тридцать километров были одни.
Сама капитан в точку высадки не прибывала. Люция также не оказалось. Троицу сопровождал сержант местной пехоты. Угрюмый, с обожжённым лицом и искусственными глазами, военный инструктор с грустью посмотрел на героев и дал финальные целеуказания.
— Цитадель демона находится в десяти километрах отсюда, — начал сержант. — Вам нужно двигаться строго по шоссе, по возможности не сворачивая с пути. Если хотите попасть в ловушку чудовища, то двигайтесь, как захотите. Через три километра, за горой будет поворот. Пройдете его и увидите точку операции. Вопросы есть?
— Нет. — Обронил Дзард.
— Да! — озорно выпалил Кейбларт. — Как вы получили ранения? И вы видели демона?
— Меня ранило при битве с войском чудовища. — Честно признался пехотинец. — Самого монстра я не встречал, иначе меня бы здесь не было.
— А где леди Ларетель? — неожиданно подал голос Иксор. — У нас будет шанс увидеть нашего командира?
— Если вы одержите победу, — подтвердил сержант, — мы все увидим нашу леди Габриэль и ее героев. Потерпите поражение, и леди придется искать новых героев.
— Пошли, народ! — голос Сайи, самого щуплого и слабого члена команды, прекратил все споры разом. Обычно жрецы предупреждали об опасности. Звездные рыцари понимали настроение друга. Неизвестная местность, вражеская территория и через несколько часов яркий день сменится темной ночью, что еще мог сказать носитель разумной мысли? — Мы должны до темноты приблизиться к объекту на расстояние удара.
Сержант не стал задерживать друзей. Он уже видел подобных героев и знал итог обреченной на провал миссии.
— Мог бы нас прикрыть поддержкой с воздуха, — саркастически заметил Сайя, провожая взглядом удалявшийся в небе транспортник.
— Тебе итак хватит. — Гному не очень нравилось топать в полном облачении под палящим солнцем. — К тому же учти, на поле боя красивые шмотки тебе не помогут.
Но жаловаться на вооружение друзьям не пришлось. В этот раз леди сдержала свои слова. Арсенал рыцарей мог поспорить с пушками небольшой армии. Барабанная двадцатизарядная пушка, стрелявшая программируемыми снарядами. Функции гранаты, летающего робота-разрушителя, энергетического шока, ракетной установки и банального крупнокалиберного пулемета — все это сочеталось в одном оружии. Ближний бой усиливался магическим молотом. Его боевая мощь поддерживалась рунами Огня, Смерти и Хаоса. Оружие величиной с небольшого подростка можно было бросать во врага как бумеранг и благодаря магии внутри него, оно всегда возвращалось в руку хозяину. Доспех значительных изменений не претерпел. Полное рыцарское облачение капитан Ларетель не стала выдавать своим героям. Сейчас они действовали как наемники. Леди абсолют очень не хотела засвечивать рыцарей ордена Драконов-охотников в этом задании. Зато обычные доспехи средней тяжести, так популярные у наёмников, оружейники Габриэль покрыли руной Металла. Специально наложенный заговор обеспечивал пластинам брони возможность отражать любую атаку. Костяная кожа Дзарда и крепкий как горный валун гном превращались в данном облачении из рыцарей в настоящих воинов-разрушителей. Хрупкого Сайю при защите со стороны магии сложно было ранить дальней атакой. Кейбларт видел уровень монстров, какие выступали против его друга на Колосской арене. Простые на вид, все они могли смело называться чудовищами огромных размеров. И в каждом присутствовала магия. Так что прогнозы гнома на предстоящий бой не были оптимистичными. Энергетический топор, силовая перчатка, наспинная минипушка и набор из стандартных пистолетов-излучателей с парочкой усилителей мощности могли обеспечить достойную смерть в сражении, хотя проигрывать бой сразу никто не собирался.
— Я могу вас перенести до места назначения со скоростью вампира, — предложил Дзард друзьям. — Сил у меня хватит. Только вам потребуется закрыть голову от пыли и не дышать, пока мы будем перемещаться.
— Категорически против, — возразил Кейбларт.
— Почему? — молодому жрецу стало интересно. Способность Дзарда переносить солнечный свет и демонстрировать часть вампирских трюков типа аномальной силы и сверхскорости для Сайи не была секретом. И если уж он мог выдержать настоящий бой с компанией мощных чудовищ, то на вампирское перемещение его запасов темной энергии должно хватить и еще на бой с главгадом останется. Правда, драться они будут все вместе.
— Да потому, мой друг, — ухмыльнулся гном, — что если ты на сверхскорости попадешь в ловушку, а они тут должны быть, иначе нас не стали бы предупреждать о строгости соблюдения маршрута. — Жрец задумался. — Вот и я о том же. Если даже скаут из планетарной пехоты сообщил о безопасности указанного пути, то мы по нему точно дойдем до цели. Я не думаю, что нам здесь следует спорить с военной разведкой.
— Что это? — Сайя заметил сюрприз первым.
Впереди задрожала земля, воздух стал как будто тверже, а каждый шаг давался с большим трудом. Против героев ополчилась сама природа. Две стихии точно магнит удерживали рыцарей. Молодой жрец упал на колени, его не слишком выносливое тело не могло долго бороться с натиском такой мощной магии. Гном как маленький БТР шел вперед, тщательно выцеливая потенциального противника. Рыцарю вампиру доставалось больше всех. Его конечности двигались, как будто он плыл внутри вязкой массы. Наконец Кейбларту удалось добраться до границы невидимого препятствия. Гном уперся в нее головой, за что получил разряд тока точно между глаз. Просто синяя вспышка вспыхнула перед глазами, а потом что-то горячее и тонкое прошло через всю голову. Рыцарь готов был упасть, но нечто твердое и металлическое надежно удерживало его тело.
— Посмотрите! — жрец первым увидел объект, скрываемый магической маскировкой.
Гном сумел найти космический корабль. Но это был не простой звезодлет. Перед троицей возник настоящий голифант — живой организм, сочетавший функции межзвездного корабля, боевого робота и животного.
— Это то, к чему каждый из нас должен стремиться в своих подвигах на благо мегавселенной, устало произнес Иксор. Магическая защита голифанта высосала из него много сил. Видя отсутствие понимания в глазах друзей, абсолют продолжил: — Помните, на наших планетах рассказывали о рыцарях на белых конях или грифонах? Так вот, перед нами типичный боевой конь звездного рыцаря, какой сможем получить и мы, когда станем великими героями и сможем выполнять сложные боевые задания в одиночку.
— Удивительно! — Сайя как ребенок обрадовался встрече с такой диковиной. — У него тело как у большого волка и голова рептилии. Хвостового отдела нет. Двигатели и орудия поддержки расположены по бокам и на верхней части спины. И он целиком сделан из металла. Броня по толщине и прочности не уступает показателям звездного крейсера. Голифант может выступать как боевой робот, поддерживая хозяина огнем на расстоянии или грубой силой в ближнем бою. А посмотрите на его корпус: вся поверхность покрыта магическими знаками. И броня не просто металлическая, она имеет свой цвет — золотисто-розоватый.
— Неудивительно, — дополнил друга Дзард, — голифантов не делают на заводах, их выращивают. А за основу берется призрак из полуплотного мира. Раз в несколько лет верховный магистр открывает наиболее доблестным героям своего ордена ворота в специальный заповедник имматериального мира. Там рыцари должны найти себе друга. Будущая машина должна выбрать своего героя по доброй воле. Когда рыцарь нашел основу для своего спутника, в дело вступают алхимики.
— Сайя! — прокричал Кейбларт. — Это должен был все сказать ты. Кто среди нас жрец, пусть и очень-очень молодой и неопытный. И почему голифант звездного рыцаря оказывал нам сопротивление? Мы не враги друг другу.
— Это магическая маскировка, — довольно ответил жрец. Про это он как раз недавно прочитал в книгах, — звездные рыцари так защищают схроны в имматериальном мире. Предмет не виден и не досягаем, пока не дотронешься до него, тем самым преодолев сопротивление. Когда Кейбларт коснулся корпуса зверя, маскировка спала, и мы можем спокойно рассмотреть его.
— Два меча на треугольном щите, — важно прокомментировал рыцарский герб Сайя. — А я знаю эту эмблему! Как раз за месяц до нашего приключения на Ихоре просматривал геральдические атласы.
— Ну и? — саркастично отметил Дзард.
— Это Морант Лорат! — торжественно воскликнул молодой жрец. — Представляете! Сам сэр Лорат!
Видя непонимание в глазах друзей, Сайя продолжил:
— Как? Это же на его счету более ста побед в мирах горных великанов. За свои двести пятьдесят лет сэр Лорат целую жизни провел в сражении с культистами и хаоситами, а также среди его громких побед подавление восстания молодых богов Воды. Да что я с вами спорю, я жрец, и вы должны мне верить в таких случаях. Говорю, перед нами голифант настоящей легенды среди звездных рыцарей.
— Или среди молодых жрецов, — Дзард дополнил друга. Нужно было идти дальше. Маршрут, который им обозначили, не проходил ни через один сколь-нибудь крупный город или деревню. Это открывало возможность для маневров и разведки. Наблюдателей леди Габриэль и потенциальных носителей демонических вирусов в безлюдном месте просто не могло быть. Стоило сделать неверный шаг, и последовало предостережение.
— Осторожно! — гном активировал энергетический топор. — Посмотрите вниз!
Внимание рыцаря привлекли серые корни, уходившие от тела голифанта в землю. Плотные образования, точно щупальца, обхватили низ живой машины, утащив ее на полметра в грунт. Странные отростки толщиной в волос оплетали весь корпус живой машины. Гном тронул кромкой пылавшего лезвия одну из нитей, и та начала шипеть как металл при сварке, но не сгорала и не плавилась.
— Что-то пожирает корабль звездного рыцаря, затаскивая его под землю! — с ужасом уточнил Сайя.
— Быстро на дорогу! — приказал гном, толкая вбок вампира. — Никаких вампирских трюков со сверхскоростным перемещением. Здесь могут быть похожие ловушки.
— А если мы его освободим? — предложил Дзард. — Это будет неоценимая помощь в грядущей битве.
— И как ты это сделаешь? — озадачился Кейбларт. — Он врос в землю, и к тому же голифанты слушаются только своих хозяев. Если мы не отыщем звездного рыцаря, кому он принадлежит, то поддержки в бою ждать не стоит. Звучит неприятно, но мы должны идти.
— Народ! — крикнул вдалеке жрец. Пока гном и вампир спорили, Сайя успел отойти на триста метров вперед. — Этих мы тоже освобождать будем?
— Вот это мощно, — других слов сложно было подобрать для открывшегося пейзажа.
Боевые звездолеты, голифанты, гигантские роботы и магические звери — все, кто мог помочь героям в битве со злом, оказались поглощены ловушками монстра. Мощные объекты и организмы, способные детонировать как коллапс сверхновой, просто врастали в плотную землю. Куда они уходили, что конкретно поглощало их внизу и почему при таком обращении с героями троицу рыцарей ДОКС никто еще даже не обстрелял — хорошие вопросы, как правило, требовали плохих ответов. Кейбларт уже понимал, что радужных перспектив от происходящего ожидать не стоит.
Прерванная магическая завеса не только маскировала голифанта сэра Лората. Как только друзья преодолели необычный вязкий барьер из магических полей, то окружающий мир сильно изменился. Небосвод освещался не желтоватым светилом, а голубым, растительность имела слегка фиолетовый оттенок, воздух стал холоднее, запахло приближавшейся грозой и самое главное — теперь все вокруг кипело жизнью. Стрекот насекомых, хлопанье крыльев, звуки десятков ножек и лап, прыгающих, шуршащих, ползающих — все это накрыло вампира настоящим концертом звуков дикой природы. Дзард будто видел всех и везде сразу. Он был толстым шмелем, залезавшим в сладкий бутон за нектаром, ползущим гадом, охотившимся за лягушкой, кузнечиком с летней песней на арфе задних лапок, его руки толками огромный глиняный ком для норки земляного жука, а высоко в небе как штурмовик трещала небольшая стрекоза в поисках легкой добычи. Зрение рыцаря-вампира получало картину сразу от тысяч муравьиных глаз, а в нос впивался аромат феромонов. Его звали охотиться, спариваться, предупреждали о грядущей опасности, приказывали строить конструкции неведомого значения, и все это было знакомо звездному рыцарю так сильно, словно он сам принимал участие в каждом из описанных процессов. И фиолетовая трава ему была знакома. Ей питались огромные животные, похожие на коров, только они были покрыты шерстью и не имели рогов. Пастбища звери находили у подножия гор. Пехотинец не обманул, впереди троицу поджидала гористая местность. Нос рыцаря жадно втянул воздух. Дышать хотелось глубоко и размеренно. Это было так сладко, как если бы любителю винных дел предлагали дегустировать самое изысканное вино.
— Дзард? — потряс за руку друга Сайя. — Дзард, ты с нами?
— Конечно, — Иксор неуверенно сделал шаг вперед. Все его тело рвалось вперед с такой силой, словно звездный рыцарь наконец-то попал в родные края после долгих лет скитаний. Ему все было до боли знакомо. Он мог назвать каждую ползучую, прыгавшую и летавших тварей по их названию в систематических каталогах ксенобиологии. Но откуда такая информация всплывала в памяти? Если бы он родился в таком мире, то он бы это знал. Но в подземелье летавшего замка подобных пейзажей не было. А на планетах, куда его отправляли охотиться на экзотических монстров, он повстречал много красивого и удивительного, но почему-то при приземлении на новую землю он всегда четко понимал, что перед ним чужая планета и чужая земля. А здесь все было таким родным и это очень странно сменило картину безмолвия и пустоты. — Я с вами, народ. Но это место наводит на меня странные мысли. Меня наполняет такое чувство, будто я пришел не на смертельный бой, а вернулся домой, к себе.
— Я так и знал! — громко сплюнул Кейбларт. — Эта зараза из офицерских чинов не сказала нам всей правды.
— Ты о чем? — не понял друга Сайя. — Пока что все рассказанное капитаном рыцарского ордена и ее слугой сходится с наблюдаемой картиной.
— А десятки вросших в землю кораблей и голифанты пропавших рыцарей. Их ты тоже впишешь в тактический брифинг задания? А посмотри на нашего героя. Вирус в его крови активировал новый уровень мутации. И где лекарство от его недуга, обещанное благородной леди? Его нет, потому что все это очередной обман и коварные игры богатеев за ресурсы данной области.
— Лекарство есть, Кей, — Сайя извлек из потайного кармана пластиковую капсулу. — Это дала мне биолог на Ихоре. Да, Дзарду этот препарат может и не поможет на текущей стадии болезни, но там данное вещество вылечивало превращенных в мертвецов людей. И демон Тармак не смог отдать Дзарду приказ о нашей ликвидации, потому что препарат блокировал связь нашего друга с высшими демонами.
— Наши сомнения — это победа врага. — Рыцарь-вампир произнёс именно те слова, какие обычно сводят на нет любые конфликты в аналогичных ситуациях. — И у меня есть подозрение, что мы не просто прошли сквозь маскировочное поле. Мы только что прошли сквозь границы межпланетного портала. Поэтому у меня так резко изменилось восприятие окружающего мира. Посмотрите внимательнее — другая природа, оное светило над головой и все это сменилось за сотню метров пути.
Гном оглянулся. Сзади была дорога, пустынные поля и совсем иная картина на небосклоне. На границе раздела двух миров все колыхалось точно в огненном мареве, будто смотришь на мир сквозь толщу раскаленного воздуха.
Кладбище звездолётов ничем особенным не порадовало. Странная трава оплетала стеблями машины и утаскивала их корпуса в землю. То, что видел с первым голифантом, повторилось еще с десяток раз. Личные транспортники звездных рыцарей, настоящих легенд мегавселенной, были в заброшенном состоянии. Двигатели давно никто не запускал. Никаких следов взлома внешней обшивки голифантов друзья не заметили. Все выглядело, будто герои легенд прилетели в это место, застряли в травяном болоте и бесследно исчезли. Сайя проверил гербы — все корабли принадлежали пропавшим без вести звездным рыцарям. Расовых или типовых предпочтений не отмечалось. Роботы, гиганты, ихтионусы, ксеноорганизмы, элентарии, гуманоиды, мутанты, даже представители миров Смерти встретились друзьям. Дзард вспомнил про саркофаг, насыщавший его тело темной энергией. И откуда только капитан рыцарского ордена смогла раздобыть подобный трофей? Сейчас ответ был предельно ясен. Но как леди Ларетель и ее демонические раны на теле связаны с кладбищем звездолетов и пропавшими героями рыцарских орденов?
— Много непонятного здесь, — ворчал гном, но уверенно шагал вперед. Его больше всего беспокоил Дзард. Если по словам Сайи существовал способ медикаментозной блокировки вирусной трансформации, то почему ученые леди Габриэль не стали лечить его друга? Кейбларта не отпускала эта мысль. Им специально не договорили часть информации об этом месте, и теперь все они рисковали своими жизнями. Хотя, учитывая кладбище звездолетов и число пропавших за последние годы звездных рыцарей, для леди Ларетель их три жизни не значили ничего. — И зачем нас сюда пригнали?
Жрец обратил внимание на магохор, прибор не выдавал наличия опасности.
— Нам здесь ничего не угрожает, — озадаченно произнес Сайя. Ему не понравилась идея с участием во всем этом намного раньше их первого шага на странную дорогу. Теперь ретироваться было бесполезно и глупо. Да и никто не давал гарантий, что их не расстреляют как дезертиров после тактического отступления. — И наши координаты не изменились.
— Мы разберемся только тогда во всем происходящем, когда дойдем до нашего монстра и прикончим его, — с нотками романтического настроения произнес Дзард. Для его в этой области все было таким родным, словно он каждый день приходил сюда.
— Точно! — Кейбларт покрепче перехватил топор. — От топтания на месте у меня голова кипит дурными мыслями
 
— Мне не нравится отсутствие врагов. — Энергетический топор Кейбларт деактивировал километр назад. Да, это был глупый ход. Но постоянно идти с активным энергетическим лезвием, которое сияет на всю округу точно реликтовый маяк, в компании с молодым жрецом, восторгавшимся кладбищу звездолётов как музейной экспозиции и рыцарю-вампиру, погрязшему в романтических флюидах, было немного глупо. К тому же гном прикинул, если деморализация Сайи и Дзарда — часть плана главного врага, то ему следует также немного выглядеть непринужденно и расслабленно. Лишенный топора, гном чувствовал себя раздетым. Когда он родился ему подарили погремушку в виде топорика, с трех лет родной дед таскал его за уши в фамильную кузнецу. Там для маленького гнома заранее было приготовлено рабочее место. Молот, топор, заготовки, болванки — он с этим рос всю жизнь. Не было дня с тех самых малых лет, чтобы мощные руки не сжали широкими пальцами увесистую рукоять молота или топора. Он бы с удовольствием продолжил дело отца и деда, но совет старейшин решил отправить его на службу в орден Драконов-охотников. «Сначала пройдёшь базовый курс на обычного рыцаря, освоишь мастерство боя с оружием, привыкнешь к казенным доспехам, а затем сможешь сам выковать топор или латы эксклюзивной ручной работы и прославишь наш род как воин и как кузнец», — так ему напутствовал родной отец. За эти слова дед устроил с отцом блокбастерную драку, в которой в ход шло все. Мать с теткой потом два дня собирали осколки разбитой утвари и мебели. Отца увезли в больницу с тяжелыми повреждениями. Они с дедом были подобны гранитным глыбам. Широкоплечие, коренастые, с перекаченной мускулатурой, эта парочка гномов могла по силе одолеть целую армию людской пехоты. Жаль деда. За драку ему впаяли срок д трех лет мифриловых рудников. В системе, куда его депортировали, один год шел за десять обычных. Так что дед Кейбларта присел за тюремную кирку на добрых тридцать лет. И это всего лишь за драку.
— А еще нас, гномов, называют выпиохами и драчунами, — с некой обидой произнес гном в голос.
— Что-что? — не понял Сайя.
— Кто тебя обозвал? — Дзард остановился и внимательно осмотрел окрестности. Вампирское чутье не показывало ничего подозрительного. Сканер движения на доспехе тоже ничего не показывал. Они по-прежнему были одни.
— Да так, — отмахнулся гном, — я на вас посмотрел и почему-то вспомнил родного деда.
— И, похоже, не зря, — произнес жрец, пробивая новую маскировочную завесу.
Нужно было сделать ровно три шага, и окружавший мир сменил очертания.
В этот раз ничего необычного с героями не произошло. Просто мир изменил очертания, став в одно мгновение более динамичным, шумным и опасным. А самым интересным элементом перехода для друзей выпала оказия столкнуться с огромным заводом по производству роботов. Сборочная линия не скрывалась от посторонних глаз. Видны были все действия манипуляторов. Сварка, сборка, покраска и даже протяжка и монтаж проводки с элементами управления — все это производилось с машинами больших размеров. Многоногие, с щупами, резервуарами, разной формой шасси, роботы послушно сходили с конвейера сборки и следовали в большой портал, который их поглощал без следов растворяя в воздухе. Прямо для друзей завод выпустил десятиногую машину габаритами с пятиэтажный дом. Кейбларт отметил на автомате полное отсутствие вооружения, зато машина обладала расширенным набором для различного рода ремонтных операций. По прикидкам гнома шагавший впереди робот мог в одиночку отремонтировать половину судов на кладбище звездолетов. И таких механизмов герои насчитали целую линию, проходившую стадию финальной сборки. Между тем многоногий агрегат дошел до необычного портала и исчез в его лучах. За ним уже следовал следующий робот по абсолютно идентичному маршруту.
— Похоже, — подытожил Сайя, — мы здесь нашли вторую фазу демонического вторжения. И если на Ихоре против нас выступали орды живых мертвецов, то здесь чудовище из другого мира поглощает заблудившиеся межзвездные корабли и производит больших роботов для нужд своих армий.
— А ты имеешь что-то против этого?
Троица друзей обернулась на голос.
— Вот это да! — Сайя от увиденного потерял дар речи.
Перед рыцарями предстал их враг. Четырехметровой высоты отлитое из неизвестных сплавов в палитре из зеленого, белого, черного и красного цветов героям предстало женское тело с идеальными пропорциями. Грудь, талия, бедра могли восхитить любого ценителя прекрасного. Несколько омрачал картину длинный хвост, начинавший расти из середины позвоночника и пара прозрачных крыльев как у стрекозы меганевры, дополнявших развитые плечи дамы. Не очень привлекала и голова обладательницы роскошных форм. Овальный череп с шестью рогами вместо волос покрывали складки морщинистой кожи. Между рогов полыхало пламя. Лицо украшали две пары фасеточных глаз, носа у дамы не было, но вместо него красовалась выпуклая ромбовидная пластина с выгравированной на поверхности эмблемой хищной стрекозы. Рот у леди был необычно широк, пухлые губы моги растягиваться в половину лица. Зубов великанша не показывала, но никто из троицы не сомневался, они у нее были.
Демонесса застала троицу рыцарей врасплох. Кейбларт не успел активировать энергетический топор, Сайя запоздало переключил внимание на показания магохора. Застыл на месте и Дзард. Но его не влекло к высокой даме, и не отторгал ее внешний вид. Просто звездному рыцарю вместо деструктивных действий хотелось подойти к высокой леди и банально произнести: здравствуй.
— Я вижу, Габриэль не сообщила вам, что я женщина, — монстриху явно порадовало смущение на лицах друзей. — А вам, похоже, не так часто приходилось убивать монстров, если вы застыли в нерешительности напротив меня.
— Да мы просто за лекарством пришли, — выпалил гном. — Если вы вылечите друга от вампиризма, мы развернемся и уйдем, ничего никому не сообщив и ничего не разрушив.
— Вампиризм? — монстриху позабавил этот термин. — Так вот как вы называете способность к поглощению жизненной силы. Интересный аналог. Похоже на летучих мышей, пьющих кровь животных. За счет переноса различных инфекций их боятся.
Следующий ход демонессы сложно было предугадать. Она атаковала с немыслимой скоростью, выплюнув изо рта длинный предмет, напоминавший свернутый в трубочку блин. Объектом нападения выступил Сайя. Дама точно выбрала для атаки самого беззащитного среди всей троицы. Спасла ситуацию наспинная пушка Кейбларта. Миникомпьютер, встроенный в системы ведения огня успел зафиксировать вылетевший объект и сбить его. Рыцари мгновенно проснулись от странного состояния бездействия, как только труп странного организма упал перед ними. Монстр выстрелила кем-то напоминавшим свернутый в трубочку бутон мухоловки. Живой снаряд должен был раскрыться при контакте с телом жертвы и вонзить острые зубы в плоть. Дзард мгновенно ответил гиганту залпом из барабанной пушки, поставив снарядам функцию магнитной мины с быстрым временем срабатывания. Кейбларт приготовился ринуться в ближний бой. Силовая перчатка активирована и имела максимальный уровень урона. Но злодейка была слишком быстрой для такого простого финала боя. Массивное тело ловко уклонилось от залпа Иксора, банально прыгнув вверх. Мины прицепились к стене второго завода по производству роботов.
Прогремел взрыв!
Часть внешней стены обрушилась на то место, где произошла встреча двух сторон. Рыцари успели отбежать на безопасное расстояние лишь в последний момент.
Сайя пытался применить плевок разрушения — заклинание из магии Хаоса, несущее такой же урон всему окружающему, как сильный торнадо.
Но металлическая леди не позволила жрецу провести волшбу до конца. Она как призрак появилась сверху. Огромные пальцы монстрихи схватили жреца за плечи и затем точно мячик отправили его в полет подальше от места боя.
Дзард переключил функцию снарядов в режим разрывных и выпустил новый залп. В этот раз попадание пришлось по цели в живот, но гигантша даже не шелохнулась. Наоборот, ей это нравилось. Она рассмеялась, видя, как гном с боевым топором в замахе несется в лобовой атаке. Наградив Дзарда за старания сильным псионическим ударом, металлическая дама решила поиграть с мускулистым гномом.
— Иди сюда, малыш, — игриво, нежно и даже ласково произнесла монстриха в лицо Кейбларту, чуть приседая и расставляя пошире руки.
Огромные груди с торчащими вперед крупными сосками немного вогнали нома в смущение. По сути перед ним стояла голая женщин большого размера. Ну и какое ему дело, что у нее голова и хвост от чудовища и металлическая кожа, выдержавшая залп из пушки рыцаря-вампира. Главное, что она была женщиной. А женщин вот так легко бить нельзя. По крайней мере, вот так вот ударить гном не мог.
Дзард впервые испытал собственный метод нападения на себе самом. Воля противницы просто поражала, а уровень ментальной энергии был высочайшим. Ее псионический удар по ощущениям был аналогичен столкновению с грузовиком. Но Дзард выстоял. Ему удалось быстро погасить боль и удержаться на ногах. Он не понимал, почему большая и мощная пушка, какую обычно устанавливали на колесные платформы, не может пробить металл врага.
— Неужели Ларетель правда послала нас на смерть? — недоумевал звездный рыцарь. — Кейбларт!
Выбрав для снарядов режим максимального разрушения, Иксор открыл по спине демонессы огонь.
Металлическая леди тем временем начала игру с гномом.
Кейбларт был шокирован тем, что его энергетический топор не может даже ногтя постричь на конце длинных пальцев. А противница между тем наносила удары, не разбирая особо по силе и месту атаки. Ее привлекало лезвие энергетического топора. Такое яркое, шипящее и почему-то щиплющееся на ощупь, оружие гнома просто очаровало монстриху. Гном крутился и вертелся как пчела в горящем улье. Его руки еще никогда не крутили боевым топором с такой скоростью. Причем все действия рыцаря были направлены только на одну цель — защититься от длинных пальцев в случае, если большой леди надоест новая забава. Пушка на спине гнома надрывалась от выстрелов, выпуская чудовищу в смеющееся лицо целый рой залпов. Как и пушка Дзарда, оружие Кейбларта не добилось никакого успеха в противостоянии с металлической кожей монстра. Единственный плюс в этой невероятной пляске грохота, огня и взрывов было то, что Дзард не мог навредить гному, как и он ему. Все взрывы металл демонессы поглощал, не получая никакого урона.
— Да что же здесь происходит?! — в ужасе прокричал гном улыбавшимся пухлым губам гигантши.
— Как? — обиженно произнесла дама, схватив руку гнома, сжимавшую рукоять топора, в болевом захвате. — Ты меня бросаешь? А я так хотела провести вечер в твоей компании.
И в этот раз шутки со стороны металлической леди закончились.
Она прижала гнома спиной к каменной стене одной из гигантских фабрик по производству механизмов, а другой начала настоящую атаку.
Гном вспоминал деда с отцом. Их рельефные тела, способные выдержать возле раскаленной плавильни целые сутки рабочей трехсменки. Да и сам крепыш считался мастером физической крепости и выносливости даже по меркам других гномов среди молодых рыцарей. Именно поэтому когда Дзард вступился за побитого Сайю и отколошматил родственника Кейбларта, обиженные гномы подначили на бой с возмездием именно его, потому что он был самый сильный и крепкий. Во всяком случае, Кейбларт так думал о своих возможностях. И его фанаберия длилась ровно до того момента, пока кулак металлической дамы не врезался ему в живот. Магия Металла, прочный и легкий сплав заговоренного доспеха и сильный прокаченный торс оказались не так ударопрочны, как хотелось бы их носителю. Гном почувствовал, как его тело пронзила жуткая боль. Разорванные мышцы не шли ни в какое сравнение с тем, что испытал желудок. Последствия повреждений выходили из гнома сверху и снизу, моментально заставив хвастуна вспомнить все, что он ел на завтрак, обед и ужин за целый год.
Демонесса ехидно хихикнула, увидев, что гном осел возле ее ног умирающей грудой мяса.
— Кейбларт! — Дзард запоздало вспомнил о боевом молоте, который можно было использовать и как оружие в ближнем бою и как средство для удаленной атаки. Магия Хаоса в плане разрушений была одной из самых лучших. Ее поля могли вклиниваться в любые основы как материальные, так и информационные. Хаос подобно вирусу проникал везде, заполняя каждую ненужную щель или брешь, и в заданный момент глупые несвязанные действия в совершенно непредсказуемых местах образовывали единый сложный узор разрушения. Смерть была всегда мягкой. Ее многие боялись не из-за самого факта угасания, а из-за страха неизвестности. Она могла найти ключ к чему угодно. Даже техника поддавалась чарам смерти, быстрее поддаваясь процессам коррозии. Огонь, символ жизни, войны и перерождения, всегда мотивировал обладателя на подвиги. Он мог сжигать, разрушать, разорять или зажигать пожар жизни внутри потухших сердец — это все мог делать огонь. И у рыцаря-вампира в руках было мощное ударное оружие, сочетавшее в себе все три магических поля. Отбросив тактику и осторожность, Иксор бросился в атаку на демонессу, подключив всю доступную скорость.
И успех был достигнут! Три магических начала смогли найти ключ к крепости металлической кожи.
Дзард вогнал молот по самую рукоять в спину монстрихи. Гигантша вскрикнула от боли, ударив рыцаря-вампира острым хвостом. Хлесткий удар сбил с головы воина шлем, едва не отправив в нокаут. Но физические возможности мутировавшего тела позволяли переносить и более сильные воздействия. Удар металлической ноги с размаху отбросил Дзарда от чудовищной дамы точно футбольный мячик.
Рыцарь-вампир впечатался в завод по производству роботов, пробив стену и вылетев на линию сборки. Грудь неимоверно болела, едва позволяя провести хотя бы единичный вдох. Удар демонессы оказался настолько сильным, что погнул заговоренный доспех, что раньше считалось невозможным. Боевой молот вернулся ему в руку, разворотив полетом ближайшую заготовку для робота. Как и подобает в приличных автоматах, процесс сборки механизмов встал ввиду наличия повреждений на основной магистрали. Иксор никак не мог понять о назначении таких больших механизмов. Кейбларт правильно подметил, роботы производились с одной целью — осуществлять ремонтные работы и, возможно, производить таких же роботов. Но для чего? Большой размер автоматов отметал любые их применения на поле брани. Пехота и ракеты с самонаведением запросто смогут их уничтожить, а диверсант-радиолюбитель легко вскроет обшивку корпуса и захватит панель управления. Получше обдумать возникший вопрос звездному рыцарю не дали — монстриха впрыгнула на ленту сборочного конвейера, встав над Дзардом. Бросок магического молота ни к чему в этот раз ни привел — леди-чудовище банально поймала снаряд на подлете к своей голове.
— Еще никто из вас не смог нанести мне ни единой царапины! — металлическая дама шумно выдохнула Дзарду в лицо. Рыцарю-вампиру показалось странным, что дыхание гигантши не было противным и зловонным. Иксор почувствовал легкий аромат дикой мяты, но атакующий маневр провести не успел. Скоростные способности вампира подвели, а леди-монстр оказалась быстрее. Во время рывка для удара великанша схватила рыцаря за голень, подняла в воздух и с силой обрушила спиной на полотно конвейера. Двойной блок скрещенными перед собой руками также не помог. Магический молот упорно вырывался из вражеских рук, но пальцы демонессы держали оружие крепко. Момент, и оружие разрушения, выданное леди Габриэль для победы над монстром, терзавшим ее всю жизнь, обрушило всю свою мощь на грудь рыцаря-вампира.
— Вот это удар! — Дзард Иксор, он же мистер Икс для фанатов боев чудовищ на Колосской арене, увидел всю прошедшую жизнь. И странным было, что кадры были не из его памяти.
 
 
 
Первым, что увидел гном, когда пришел в себя, было лицо Сайи. Жрец посмел нагло улыбаться и радоваться собственной невредимости.
— Погоди-погоди, — успокоил друга Сайя, быстро сообразив о причинах появления недовольства на бородатой физиономии. — Я никого не бросал. Демонесса так сильно меня швырнула об стены, что сломала мне всю спину. Магохору потребовалось время на мое исцеление. Когда я смог двигаться, то поспешил к вам и нашел тебя. Мне потребовался час на твое выздоровление. Все внутренние органы в середине живота превратились в кашу, и часть брюшной пластины брони погнулись и вошли внутрь. Так что тебе повезло, что ты смог выжить после столь сильных атак.
— Как вообще мы сюда попали? — Кейбларт облизал разбитую губу. — Все началось с того, что мой родственник решил побить Сайю на испытании, Дзард это увидел, спрыгнул с грифона и навалял моему кровнику. Затем я как старший по чину решил дать Дзарду в морду, но в этот момент Габриэль набирала команду для разведывательной миссии на Ихор и нас троих как самых дерзких вписали в команду. Дальше мертвецы, эпидемия вампиризма, вирусы демонов и мутация Дзарда привели нас к тому, что в крови Дзарда, леди Ларетель и нашего нового врага течет одна и та же зараза, которую мы обязаны изъять. Узы крови, понимаешь? Если бы не кровные узы, то нас бы не было на этой планете. И я бы не лежал сейчас в луже собственных экскрементов. Давай попробуем вернуться на кладбище звездолетов и оживить одного из голифантов.
— Замечательный план, друг мой, — Сайя помог гному подняться. — Но надо учесть еще один аспект: Дзард сейчас у металлической девы. Она утащила нашего друга к себе в логово. И мы должны ему помочь. Магохор сообщает, что наш друг еще жив. Но я не думаю, что жить ему осталось долго. Вспомни гербовые знаки пропавших героев и их вросшие в землю корабли? Следующим пропавшим без вести героем леди Ларетель может стать наш Дзард!
— И что ты предлагаешь предпринять? — Кейбларт отстегнул наспинную пушку за ненадобностью. Оружие перегрелось и требовало переборки. Автоматику винить в случившемся было бессмысленно. Программа делала все возможное для ликвидации цели. Но металл монстрихи оказался непробиваем. — Ты посмотри на нас. Мы расстреляли весь боезапас почти в упор этой тетке, а она при этом игралась со мной как с котенком и громко смеялась, наслаждаясь температурой пламени и рокотом взрывов от наших снарядов на ее коже.
— Зато я знаю, что магический молот Дзарда смог пробить ее броню, и ранил демонессу, — стоило жрецу произнести эти слова, как поведение гнома мгновенно изменилось. Звездный рыцарь поправил уцелевшие части доспеха, избавляясь от пробитых и погнутых.
— Нам нужно раздобыть что-то мощное и магическое, — оперативно выдал гном, с сомнением пристраивая деактивированный энергетический топор. — Слушай, а наш капитан не может оказать нам огневую поддержку? Мы можем легко указать на цель, и орбитальный залп со звездолёта не промажет.
— Небосвод над нашими головами меняется каждые полчаса. — С грустью ответил жрец. — Дзард оказался прав, предполагая о переходе в иной мир, когда мы достигли первого голифанта. В этом месте время и расстояние меняются немного иначе. И положение крейсера леди Габриэль никак не над нашими головами, если мы вообще не переместились на другую планету.
— Вот, почему мы шли так долго без встречи с врагом и не сразу замечали новые объекты местной достопримечательности, — обрадовался гном, — теперь для меня все встало на свои места.
— Тогда отправляемся, — по-дружески улыбаясь, произнес Сайя.
— Куда? — не понял гном.
— В логово монстра, — подсказал другу жрец. — Я засек магохором след раненого чудовища. Не бойся, мы достаточно близко от ее основной базы.
 
Дзард проснулся от боли в запястьях. Вампирское чутье без ошибок подсказывало, что он находится глубоко под землей. Его подвесили на чем-то прочном, длинном и эластичном, на чем-то вроде синтетической паутины. До пола было всего пара метров. Вполне нормальная высота для прыжка, но пока руки застряли в чем-то обжигающем, прыгать вниз было весьма неудобно. Но и время для прыжка было пока не совсем подходящее. Впереди располагалась его цель, металлизированная великанша, имевшая стойкость ко всем видам атак. Гигантская дама сидела к Дзарду спиной на чем-тио похожим на огромный стул без спинки. К постаменту были подключены толстые кабели и трубы. Позвоночник неестественно выгнут назад, мышечная карта спины расправлена так широко, что размах и без того длинных рук увеличился почти в два раза. Но внимание рыцаря-вампира привлекли не рельефы великанши, а необычные механизмы, заползшие к ней на спину. Это были такие же роботы-пауки, как и у лорда-демона Тармака. Именно эти механизмы накачали тело Дзарда заразой имматериального мира, превратив звёздного рыцаря в клыкастого рыцаря-вампира. Но с великаншей все обстояло наоборот, роботы-пауки не впрыскивали яды в ее тело, а наоборот — выкачивали из металлического перекаченного мышцами демонического сосуда с кровью странного рода смесь. Иксор видел, как пауки через пару полых клыков выпивают яд из демонессы. Полупрозрачные брюшка механизмов надувались, заполняясь фиолетовой светящейся жидкостью.
— Прыгай! — пришел рыцарю-вампиру, и руки мгновенно подчинились, в одно движение разорвав державшую героя паутину.
Но прыжок был лишь прелюдией к настоящему испытанию на прочность.
Удар магического молота, вкупе с силой удара металлической дамы преодолел порог прочности костяной кожи. Вся грудь покрылась сеточкой кровоточивших трещин. Приземление на ноги показало и повреждения костей мутировавшего тела.
Дзарду пришлось согнуться, упав на колени. От страшной боли он обхватил разбитую грудь руками, пытаясь помешать смещению поврежденных костей под нагрузкой двигавшегося тела.
— Значит, Тармак сумел получить нужную комбинацию генов на одном из подопытных тел, — произнесла демонесса, сгоняя закончивших работу роботов-пауков. — Я польщена. Тебя жалко убивать, репликант, но ты почти не оставил мне выбора. Хотя я впервые наблюдаю потенциального потомка.
— Отдай мне одного робота-паука, чтобы наши алхимики смогли синтезировать противоядие для меня и леди Ларетель. — Сквозь боль процедил Иксор. — Мы готовы отпустить тебя, если сама отдашь нам сырье для лекарства.
— Лекарства? — демонесса удивилась. Ее тело ловко покинуло насиженное место и через прыжок назад с красивым пируэтом приземлилось прям перед Дзардом. — Лекарства не существует. Я представляю вид древних рас имматериального мира. Мы живем среди звезд, гуляем по туннелям квазар и черных дыр, мое тело может существовать одновременно в нескольких мирах разной размерности. То, что ты видишь перед собой, одна из моих любимых оболочек. Иногда моему виду требуется энергия жизни и я создаю логово на одной из планет. Раса абсолютов и их страсть к контролю и порядку помогла мне. Я отпустила бедняжку Габриэль, оставив на ее теле отметины от своих укусов, чтобы она выполнила часть обещанного. Ты же не думаешь, что я с голоду могла отпустить твоего капитана. Я высушила ее, но не полностью. В обмен на жизнь, Габи обещала мне сильные героев, чьи тела полны жизненной силы, а корабли и голифанты энергией. Сейчас время моей кормежки прошло, и твоя леди получит свободу вместе со своей планетой. Тармак предлагал мне участвовать в его вторжении, его господину нужна энергия определенного рода для побега из древнего заточения. Они получают ее от аборигенов мирных планет, поглощая их жизненные ресурсы. Тармак взял на пробу моих носителей для своего господина, но, как я вижу, он использовал их по другому назначению.
— Что внутри емкостей роботов-пауков? — Дзард находился на последнем вздохе. Разбитое тело разваливалось на части. — Что с нашим капитаном?
— Внутри каждой моей клетки живет целая вселенная. Они рождаются, коллапсируют и схлопываются, высвобождая огромный энергетический выброс мне в кровь. Если я не буду использовать роботов-пауков для откачки энергетических избытков, то скоро превращусь в ходячую бомбу планетарного масштаба, а моей главной оболочке такой процесс не выгоден. Твое тело разорвется, потому что оно пытается удержать внутри себя целую вселенную, рвущуюся на свободу. Тармак наградил тебя геномом Носферату в расчете, что способность вампиров питаться душами поможет справиться с моей кровью. Но тело абсолюта для этого не предназначено. Костяная кожа и неожиданный всплеск возможностей говорит о попытке твоего организма мобилизовать максимально доступный ресурс для адаптации моих генов. Роботы-пауки, взявшие избыток моих возможностей, отправятся на дороги имматериального мира, где из них вырастут те, кого вы называете титанами и космическими демонами. Спустя пару часов мое пребывание в этом мире подойдет к концу и с моим уходом капитан Ларетель исцелится от моих отметин.
— А я? — такой вопрос задавать стыдно. Женщине, демону, монстру, врагу — какая разница! Звездный рыцарь должен стоять до последнего вздоха и не молить о пощаде. Но Дзард все же задал.
Леди-монстр подняла рыцаря-вампира на ноги и повела за собой.
Иксор не удивился сменой обстановки. Сейчас они оказались уже не перед местом зарядки роботов-пауков, а проходили мимо высоких резервуаров. Емкости внешне напоминали биокапсулы для выживших в катастрофах, но на вид имели увеличенный запас жизненных ресурсов. Вампир догадался о возможном содержимом каждой капсулы. Экипажи пропавших звездолётов и доблестные герои, сложившие головы в бою с неуязвимой противницей — они все побывали в похожих емкостях.
Следующим необъяснимым прибором была гигантская транспортерная лента, уходившая вглубь огромной пещеры. Ширина ленты была такова, что на ней могло поместиться рядом две биокапсулы.
Леди-великан подвела Дзарда к голубому прозрачному баку, светившемуся ярким синим светом. Зрение вампира без труда выделило в жидкости маленькие частички взвеси.
— Это те самые роботы, чью фабрику вы видели наверху, — прокомментировала экспонат монстриха. — Каждый из них может производить себе подобных, используя для синтеза органический материал окружающей среды. Портал, куда проходили машины с конвейера сборки, был не телепортационным, а миниатюризующим. Каждый робот-гигант с его помощью был уменьшен до размеров клетки. А в этом баке содержится достаточная концентрация нанороботов для металлизации твоего тела. Как раз они используют излишек энергии для перевода твоей оболочки на новый уровень. Но тебе, возможно, не понравится такой вариант, а к новой форме нужно будет адаптироваться и привыкнуть.
— У меня нет выхода, — произнес рыцарь-вампир, обнажив клыки.
— Дзард!
— Нет! — друзья как раз телепортировались рядом с демонессой, но помешать другу выпить светившуюся жидкость не успели.
Иксор схватил руками ёмкость и большими глотками принялся поглощать наномеханизмы. На вкус это было как глотать жидкую батарейку. Жидкие нанороботы противно обжигали все внутри, вызывая тошнотворный рефлекс, но вампир не останавливался. Возможно, это был единственный выход для него не превратиться в ходячий кошмар или живую бомбу планетарного масштаба.
Сайя активировал магохор. Магия Хаоса могла превратить все логово чудовища в руины. Но сама природа остановила жреца.
Все пространство пришло в движение, в глазах начинало расплываться, а сквозь стены и окружавшие предметы пролезали отвратительные твари с щелкавшими челюстями и острыми лапами.
— Имматериальный мир, — догадался жрец. — Мы переходим в имматериальный мир! Срочно нужно уходить! Мы там не выживем без специального снаряжения!
Гном видел, как створки высокой пещеры медленно закрылись, а сверху мигнули ряды желтоватых огней. Сайя задрожал от неимоверного ужаса, когда понял масштабы врага. Металлизированный гигант был всего лишь машиной, одной из оболочек для выхода в мир людей. Настоящее тело монстра было намного больше. Крепышу повезло — он увидел только фрагмент головы чудовища перед его уходом на просторы имматериального мира. На теле металлизированной великанши начали происходить странные процессы. Спина раскрылась как бутон цветка, высвобождая на волю нечто большое и растущее вверх. Кейбларт различил остроконечный конус ракеты. Как эксперт по оружию, гном догадывался, что именно он видит впереди, вопрос был только в мощности заряда.
Демонесса как космодром запустила из своего тела ракетный снаряд вверх.
— Это процесс уничтожения базы! — прокричал Сайя, затаскивая Дзарда и Кея поближе к себе для телепортации.
— Прощай, Дзард Иксор, — произнесла леди-монстр, исчезая в ореоле яркого голубого света.
— До свидания, мама, — ответил рыцарь-вампир, проваливаясь в сон.
 
— Где генетический материал? — Люций направил на рыцарей стволы протонового излучателя.
— Взорвался, — игриво ответил Сайя, — разве вы не видели гигантский взрыв?
— Видели, — согласился охотник. — Но мы решили проверить вас. Что с Дзардом?
Кейбларт и Иксор сидели у костра и грелись. Гном был весь в синяках и кровоподтёках, а Дзард вернул свой привычный облик гуманоида без красных глаз и скрипучей панцирной кожи.
— Как леди Ларетель? — поинтересовался гном, обозревая исполинскую воронку, образовавшуюся после взрыва ракеты.
— Она излечилась, рыцари, — произнес довольным голосом Люций. — Она излечилась.
 
— Интересно, — выдал разведчик после прослушанной истории. — А больше ты со своей генетической матерью не встречался?
— Встречался, мой друг, — кивнул Маска. — И не один раз.
— Получается, что благодаря генам вампира ты перенес заражение чужим вирусом и выжил благодаря вмешательству той, из чьей крови вирус был сделан. — Разведчику стало интересно беседовать о семье киборга-вампира. — А дети у тебя могут быть? Гипотетически.
Вампир проверил хронометр. До прибытия транспортника оставался целый час.
— Подбрось поленьев в огонь, — начал повествование Маска. — Я постараюсь быть краток.
 
Семейные узы
Сон. Прекрасное состояние разума и тела, когда одно отдыхает, а другое восстанавливается. Вампир тоже должен спать. Особенно после утоления голода. И каждому спящему очень неприятно резко просыпаться, особенно когда специально будят с помощью посторонних предметов.
Дзард Иксор, звездный рыцарь ордена Драконов-охотников, представитель расы абсолютов, проснулся от резкой боли в спине. Ему снился приятный сон про родную планету и цветочные луга ночных фиалок, наполняющих воздух океаном сладкого аромата под яркой луной. А потом в глаза ударил яркий свет, и что-то толстое и горячее с силой ударило вампира в спину, впечатывая его тело в старый холодный камень.
Куда делся саркофаг с темной энергией, в котором рыцарь-вампир восстанавливался после выполненного задания? Как он попал из тайного места в имматериальном мире в реальный мир? Наконец, кто его бил и за какой проступок? Обо всем этом сильно захотелось спросить. Но все тело дымилось под лучами ультрафиолета, удар по спине рассек плоть почти до самых костей, природа гуманоида взывала издать крик о помощи, а гены вампира произнесли лишь приглушенный рык. Пора было монстру выходить на охоту. К тому же новое ранение требовало срочной подпитки, а носители крови рядом имелись в достаточном количестве.
— Он дымится! Да это ж вампир! Добить этого гада, а потом прикончить святошу! — грозные слова вылетали сразу из нескольких глоток. Дзард насчитал два десятка людей. Крепкие, экипированы как корабельные проводники — плотный боевой костюм без дополнительного слоя брони на груди и спине. Как настоящие знатоки слабых мест вампиров, люди принялись забрасывать Дзарда световыми гранатами ультрафиолетового спектрального диапазона. При подобном обхождении любой вампир даже высший или хозяин гнезда сгорит вместе с боевым облачением. Но рыцарь-вампир был не типичным кровососом. Искусственные биороботы молекулярного и субмолекулярного размера превращали Иксора из типичного кровососа в кибернетический организм. Главный плюс подобного фокуса позволял Дзарду переносить собственный гроб внутри своего же тела. Рыцарь вампир за мгновение превращался в металлизированную машину для убийств и разрушений, которая могла прервать жизнь даже у молодого бога. Под волнами пламени, охватившего раненого вампира, началось превращение. Серебристо–черные руки раскинулись в разные стороны, отгоняя напор огненной стихии.
Под остатками сгоревшей одежды пробежались волны крупного мышечного импульса, пробуждая сокрытые глубоко внутри организма резервы. Тело рыцаря-вампира напряглось до такой степени, будто мышцы готовы были прорвать кожу и вырваться наружу. Рассредоточенные по организму наномашины собирались в единую конструкцию, прораставшую изнутри через кости и ткани. Внешне произошедшая модификация тела Дзарда выглядела как некое увеличение габаритов и массы тела, сопровождаемое появлением на спине, груди и ногах металлизированных вставок и образующих причудливый узор фиолетово–белых ребристых каналов, по которым текла чистая энергия жизни. Кибернетический монстр прорастал из тела звездного рыцаря точно бабочка из куколки. Новые лини мышечной карты выходили из тела абсолюта как лепестки цветочного бутона, готового вот-вот раскрыться. Особенной у киборга-вампира являлась голова. Она имела зеркально-серебристый цвет, словно отражала врагам грехи их горящих душ.
— Маска готов к действию! — порычал киборг-вампир, набрасываясь на ближайшую группу людей.
Да, он мог просто превратиться в облако ядовитого тумана и задушить глупых нарушителей сна, но как звездный рыцарь, привыкший держать в руках тяжелые пушки и мечи, Маска просто применил скорость вампира и умения в области рукопашных единоборств. Апперкот, боковой, встречный, многоуровневый и двойка — любой удар от металлизированной мускулатуры мог прервать человеческую жизнь без особых проблем. Маске понадобилось шесть секунд на десяток проводников. Если двигаться быстрее, то все окружающее пространство взорвется от дикого сверхзвукового удара. А начинать знакомство с новой локацией сразу с разрушений вампир не стал. Побьешь первую половину нападавших и вторая сама покинет бой. Но люди оказались упрямыми. Они стреляли по Маске сплошным огнем лазеров и энергетических дробовиков. Но рану на спине вампир получил не от людей. Рядом было нечто опаснее и больше. А чтобы не сильно отвлекаться от главного врага, людей Дзард нейтрализовал с помощью Кровинуса, одного из богов крови и его магии. Нужно было применить нехитрое заклинание, и кровь из тел людей сама начала вытекать тоненьким фонтанчиком и всасывалась в вытянутую ладонь Маски. Иксор не хотел никого убивать. Просто из-за этих людей его ранили, и телу нужна была подпитка. С другой стороны он не знал, куда его занесло, и вершить убийства в первой же драке было неоправданным проявлением жестокости.
Наномашины в теле Маски быстро залечили рану, восстановив повреждённые ткани. Под металлической кожей вампир был защищен от таких вредных факторов как ультрафиолет.
Заклинание статиса — неприятная вещь в бою. Его можно накинуть почти незаметно для цели. Для этого волшба наводится через определенный узор. Дзард угодил под действие чужой магии, когда неосторожно ступил в сторону. Когда ловушка пришла в действие, все тело Маски оказалось обездвиженным. Для кибернетического организма заклинание статиса было подобно попаданию в обездвиживающее силовое поле. При этом объект внутри поля мог адекватно воспринимать мир и чувствовать любое воздействие.
Враг показался сразу же, как только магическая ловушка закрылась.
Страшного ничего не было. Обычное грозовое облако, искрящееся электрическими разрядами, из которого вырастают отростки наподобие щупалец. Зрение вампира смогло различить прямоугольные сегменты, составлявшие отростки. Сине-зеленый цвет материала намекал на органическое или минеральное происхождение. Каждый отросток был толщиной с ногу взрослого человека. Именно таким отростком Дзарда и огрели по спине, впечатав в пол. Внутри облака сверкнули искры молний.
— Пора отсюда уходить, — решил для себя рыцарь-вампир, оценивая разделявшее его и цель расстояние.
Как представитель мира монстров Маска обладал некоторыми их способностями в плане опасного выдоха. Дракон, Ледяной вирм и Каменная гидра могли через выдох направить во врага всепожирающее пламя, мгновенную заморозку или песчаную бурю. С низкими температурами и стихией земли у Дзарда пока не очень получалось, а вот мощная струя огня легко вырвалась из раскрытых губ зеркального лица.
Получив высокотемпературную обработку, грозовое облако обиженно запищало и скрылось в темноте дальнего прохода, не успев нанести новый удар по обездвиженному вампиру.
Врага идентифицировать с первых минут не получилось. Внешне он напоминал сущность или призрак, но отростки имели физическую природу, а чутье вампира заметило жизнь. Очень хорошо скрытое за магией и технологиями, грозовое облако имело вполне физическое происхождение. Но для дальнейшего разбора ситуации нужно было выбраться из магической ловушки. Способов было несколько. Первый — убить инициатора волшбы, со смертью мага заклинание живет несколько секунд, минуты — максимум. Второй — найти мага, способного расколдовать сплетения магических полей и снять ловушку. Оба способа реализовать в сложившихся условиях не получалось, поэтому Маска банально сломал ловушку. Далеко не все наночастицы в его теле были сложными механизмами. Были и такие, внутри которых содержалась душа убитого врага, как правило, демона из имматериального мира. В обмен на полное перемещение в миры смерти, побежденный враг мог выбрать службу победившему его вампиру. Такие трофеи назывались микроидами. Маска часто использовал микроидов на поле боя, модифицируя кибернетическое тело. Часто при сильных ранениях или угрозе уничтожения для киборга-вампира микроиды отдавали свои жизни, восстанавливая тело хозяина. Маске повезло, что со времени последней охоты на дорогах имматериального мира в его теле поселился микроид по имени Альтарх — монстр, по форме напоминавший плотоядного звероящера с тремя длинными клешнями вместо верхних лап. Створки клешней Альтарха могли разрывать ткань магических полей. Маске пришлось попотеть во время охоты на это создание, но сейчас его помощь была очень кстати. Микроид, получив команду, освободил хозяина из ловушки. При этом раздались звуки бьющегося стекла — так магические поля ломались, распадаясь на еле уловимые сгустки эктоплазмы. Со стороны это выглядело, будто киборг-вампир немного поводил в стороны плечами, и встряхнул кисти рук, после чего получил свободу.
Священнику было неприятно наблюдать за происходящим. Сначала появился призрачный монстр в виде черного облака, потом прибежали бойцы службы безопасности, а третьим несчастьем стал самый настоящий вампир, умудрившийся вместе с собой принести еще и гроб. Последний участник событий выпил кровь у людей и обдал огненным вихрем монстра, а затем разорвал сильную магическую ловушку.
— Стоп! — служителя Света прошиб холодный пот ужаса. — А куда делся вурдалак?
— Кто ты такой? — Маска поднял за шиворот найденный трофей. Им оказался священник Святого братства, солдат клана архангелов. Его сила и предмет веры — Свет. Носитель светлых молитв оказался гуманоидом, но не совсем человеком. На его руках насчитывалось по шесть пальцев, что причисляло его к расе абсолютов. — И как я сюда попал?
— Иксор. Мозераст Иксор. Я священник. — Борясь с заиканием, произнес гуманоид. — Я не знаю, почему вы здесь оказались. Я просто молил о помощи, а потом под удар этой лапы попали вы вместо меня, и все. Дальше можно не пересказывать.
— Я Дзард Иксор, — серебряная броня растеклась, открывая лицо, — твой родственник. Мы из одного Дома абсолютов. И, похоже, сила твоих молитв открыла мне портал в это место. Да, а где мы?
            — Космический корабль Арралик, — ответил Мозераст. — Вы не смотрите на название и размеры. Скромный вес в сотню–две тысяч тонн давно стал частью истории славного судна. За пять столетий корабль пережил пятнадцать перестроений. Палубы превратились в уровни, отсеки в зоны, а по вентиляционным трубам можно ходить в полный рост.
            — А что ты здесь делаешь, и откуда взялось черное облако с сильными лапами? — последовал следующий вопрос.
Сдавленные вздохи прервали разговор далеких родственников.
— Свет всемогущий! — испугался священник. — Ты обратил их в низших вампиров и сделал своими рабами! — Попытка убежать от отряда потенциальных пожирателей крови не увенчалась успехом — металлические пальцы Маски держали служителя Света крепко.
— Успокойся, — изображая дружескую улыбку, ответил Маска, — я не такой тщеславный, чтобы из первых встречных создавать себе слуг. Кровинус просто залечил мои раны и ничего более. Люди потеряли немного крови — да, это правильно. Но они по-прежнему теплокровные люди и они живы.
— Вампир все еще жив! Чудовище не убило его! — раздраженно кричали раненые люди, пытаясь ранить Маску из скорострельных излучателей.
— Лучше им не знать, что это ты позвал меня на уровни Арралика, — киборг-вампир активировал режим тени. Он освоил это превращение от одного из демонов имматериального мира. В первый раз ему пришлось превратиться в туман при схватке с Моркхамом[6] — гигантским роботом-убийцей, захватывавшим планеты для Лорда Тьмы. Любой высший вампир, мастер колдовства или опытный оборотень умели прикидываться сгустками воздушной массы. С каждым выпитым врагом или монстром имматериального мира сила поглотителя жизни в звездном рыцаре возрастала до новых высот. — Но не унывай, я постараюсь быть рядом на случай опасности.
Дзард пообещал священнику прикрытие, иначе он рисковал остаться на борту разросшегося звездолета на неопределенный срок, пока молитва, призвавшая его, не будет развеяна. А на это могли уйти годы.
— Мозераст? — самый крупный из людей подошел к служителю света, осматриваясь по сторонам. — Ты жив! Это хорошая новость. Ты видел вампира?
Слуга света кивнул.
— Моим парням только что капитально накидали в табло, и среди старых переходов обнаружился вурдалак, способный переносить лучи ультрафиолета, — воин возвышался над священником как гора. Конусообразный шлем, широкие наплечники с посадочным местом под бронебойную автопушку и широкий панцирь, закрывающий торс, превращали человека в ходячую крепость. Тонкий поясничный отдел доспеха и широкие латы бедер и голени контрастно смотрелись в сочетании с большими нагрудными пластинами и непропорционально толстыми отделами верхних конечностей. Маска, не один десяток лет проведший в рядах звездных рыцарей, знал, как должны выглядеть доспехи охраны или тяжелой пехоты абордажных команд. Элементы брони должны быть подогнаны пропорционально друг другу. Покрашено все в один тон с общей маскировочной зарисовкой. На каждом доспехе с правой стороны наносится символика подразделения. Причем у разных родов войск и даже у рыцарей разных орденов место гравировки может меняться. А у бойца, подошедшего к священнику, эмблем было аж целых три и все разные. Вывод напрашивался один: перед Маской типичные пираты. Живут от добычи до добычи, собирают оружие и броню из всего, что остается рабочим после баталии. Главная религия — деньги, основной девиз — живи в удовольствие. Но как к таким индивидам попал служитель Света? Дзард не заметил у абсолюта волнения или чувства тревоги. Даже когда огромная туча механизированной брони, собранной из остатков экипировки погибших воинов, наклонилась над Мозерастом, на его лице не дрогнул ни один мускул.
— Это ты молитвами прогнал вампира? — продолжил сыпать вопросами громила. — Если так, то хорошо. Не зря командир взяла тебя с нами.
— Барнсли! — прокричала тощая фигура в скаутской броне из армированного полимера. — Мы проверили наличие ориентиров, они отсутствуют в этом секторе. Вход в сокровищницу не здесь.
 Дзард понял по повороту конусообразного шлема, что скаут обращалась к здоровяку.
— Вампир прогнал чудовище, — переключил тему переговоров священник, — а я отогнал кровососа. Но нам лучше не ждать, когда дети кошмара объединяться. Предлагаю продолжить поиски клада в другом секторе уровня.
— Капитан зовет нас к себе, — сообщил пират, чья спина и плечи были украшены антеннами и передатчиками различного размера и конфигурации. — До закрытия окна телепортации осталось двадцать секунд.
«Голубой, красный и черный, нормальные цвета для мобильной радиостанции», — Маска ухмыльнулся. Просто пирату повезло, что его элементы брони не изобиловали палитрой всех цветов радуги. Магохоров у связиста и скаута не было, а, следовательно, отследить наличие магического поля рядом с собой они не могли. Пираты действовали собранно как единый организм. Звездный рыцарь невольно зауважал такую нелепую на вид команду. Все действия выполнены в слаженном ритме. Двое идут шагом вперед, один с приподнятым излучателем следует за парой спиной назад. Отходили бойцы в один заход, стараясь закрыть телами весь периметр телепортационного окна. Дзард появился перед ними неожиданно, поэтому и встретили его лишь ультрафиолетом, а не комплексным залпом из всех орудий. Заклинание невидимости, вызванное магией Порядка, обеспечивало киборгу-вампиру неразрушимую маскировку. Хотя пройтись вместе с пиратами к их командиру вампир вполне мог. Почему не стал шагать тихим шагом в неизвестность? Просто знакомый голос позвал его по имени.
— Дзард. — Произнесла тихо пустота чернеющих арок дальних переходов. Впрочем, для глаз вампира таких понятий как тьма или мрак не существовало. Даже без помощи нанороботов и трофейных душ демонов киборг-вампир видел окружающий мир немного шире, чем простые гуманоиды. Жизнь — великая сила, наполняющая каждый предмет, пульсировала для вурдалака повсюду. Носитель генов Носферату видел окружающий мир через спектральный анализ жизненной активности. Любое существо, подающее признаки жизни, попадало в поле зрения Маски. Вот и сейчас вампир был не один. Призрак из далекого прошлого бодрой походкой вышел из мрачных туннелей гигантского звездолёта.
Плотное телосложение, ухоженные волосы, убранные в тугую косу, аккуратная бородка и аристократические черты лица — ничего не изменилось в старом друге за долгие годы расставания. В янтарных глазах по прежнему горел огонь приключений, а плотный костюм космического охотника скрипел трофейными украшениями в виде обломков костей, фрагментов шкур и связок зубов. Автоматические минипушки на запястьях и бедрах все также были готовы дать залп по неприятелю. Тонкий сенсор, встроенный в левую бровь, исправно наводил орудия на цель.
— Я не видел тебя целых семь лет, — продолжил охотник. — С тех самых пор, как мы вместе сбежали из летающего склепа мертвецов. Помнишь, мы были как братья.
— Только тогда ты был живой, Партрел, — серебряное лицо улыбнулось, обнажив острые клыки. — Не переживай, я не выпиваю души друзей, даже если они и совершили слишком много грехов при жизни.
— Замолчи и слушай! — резко приказал призрак Маске. — Этот звездолет не так прост, как кажется. В реакторном отсеке корабля бьется живое сердце настоящего дракона, которого жрецы Смерти спасли от неминуемой гибели, дав ему вторую жизнь. Арралик — это корабль, в тайниках которого находится столько золота и драгоценностей, сколько мы с тобой не унесем за сотню жизней.
— А ты их видел? — полюбопытствовал вампир. Дзард помнил о страсти Партрела к сокровищам. Этот сорвиголова готов был выступать в одиночку против целой армии, лишь бы заветные монеты достались его карманам.
— Да! — даже став призраком, Партрел не утратил того самого блеска в глазах, каким он заманивал молодых искателей приключений пускаться в авантюры. — Несколько лет назад я со своей командой нашел Арралика дрейфующим в космосе. Мы захватили его и провели тотальную ревизию всех уровней и палуб. Под массивными кусками каменных глыб здесь сокрыты бесценные сокровища, и мы нашли их! Но все еще живой дракон приготовил для нас ловушку — золото охраняет страж. Это существо похоже на тебя. Сначала оно поглощает телесную оболочку, а затем медленно съедает душу. Сорок человек моей команды только разогрели его аппетит.
— Ты! — догадался Дзард, не скрывая злобной гримасы. — Это не молитва священника привела меня сюда, а ты и та тварь, которая сожрала тебя.
Среагировать на атаку Маска не успел — его конечности, словно сковали гравитацией черных дыр. Перед глазами летала голова Партрела. Она отделилась от тела и плавала в воздухе словно невесомая рыбка. Как бы ни старался вампир, пошевелиться и дать кулаком по наглой морде не получалось. Неожиданно мир вокруг Дзарда изменился — его повсюду окружил рой клацающих челюстей. Это было похоже на то, как будто тебя проглотил огромный кожистый мешок, каждая клетка внутри которого стремилась тебя убить. Пронзить, оторвать, разрушить — зубы полуплотных существ упорно штурмовали металлическую броню Маски. Сильные и слабые взаимодействия, энтропийные и глюоные поля — клацающие пасти перебирали всевозможные алгоритмы разрушения сверхпрочной брони. Наномашины внутри киборга-вампира с такой же скоростью наращивали силовые барьеры на границе металлической брони и чужеродного организма из переплетения всевозможных комбинаций физических полей и взаимодействий. Пока что алгоритмы построения защиты не уступали в скорости программе разрушения, но как долго Маска мог выдерживать подобный темп перестройки материи. Требовался выход из ситуации и киборг-вампир нашел его! Нужно было заставить чужеродный организм выплюнуть Маску из роя кусачих челюстей. Электричество подходило для этого как нельзя лучше. Активированный ранее микроид Альтарх помог усилить атаку, когда все тело киборга-вампира на миг превратилось в вышедший из под контроля гигантский источник энергии, срочно нуждавшийся в выбросе накопившегося избытка. Все тело Маски засветилось подобно диодной яркой лампе, а из груди и спины в тело чудовища, проглотившего вампира, вылетели десятки молний. Электрические стрелы пронзали ткань чужого организма и жалили его изнутри. Момент, когда его выплюнули Дзард запомнил отлично — отработанная годами тренировочных спаррингов реакция спасла его от травмы шеи. Двойной позвоночник с усиленными микрокапсулами искусственной тяжести хрящами стойко перенес пришедшуюся нагрузку. Удар от столкновения с палубой корабля был столь сильный, что в прочной композитной плите пола образовались несколько трещин.
— Нехорошо заживо съедать старых друзей, — напомнил Маска Партрелу, попутно вытягивая в сторону существа руку и выстреливая из открытой ладони миниракетами.
Выпущенные снаряды достигли цели!
Существо издало крик боли. Рассмотреть детально организм было проблематично, поскольку он успевал менять форму. Доля секунды и кожаный мешок с массой голодных ртов превратился в черного голема. Монстр изменил не только цвет, но и габариты. Нечто, напоминавшее глиняного человека размером с дом, схватило Маску в подобии силового захвата за плечи и с силой локомотива впечатало металлизированное тело в ближайшую стену звездолёта.
Декоративная отделка обожжённым кирпичом, прослойки из изоляции, несколько слоев металла и антирадиационных панелей — все это Дзард пробил собственным телом точно рельсотронный снаряд, выпущенный в бесконечность. Но хватку голема не так-то просто было разжать. Монстр-гигант точно толкач следовал за Маской, тараня киборгом-вампиром все перегородки между отсеками корабля. Причем Маска заметил, что по мере того, как они приближались к центру посудины, противник становился только сильнее. Металлическая броня начала немного трещать, а нервная система начала отчётливо фиксировать то, что люди называют болью. За шесть секунд Иксор насчитал больше пятнадцати таранных взаимодействий собственного тела с перегородками корабля. Попытки сбросить вражеский захват ни к чему не привели, чужие руки держали весьма крепко.
— Целых три раза я смог поймать тебя в сои ловушки, Дзард Иксор, — эти слова точно кузнечный молот били по ушам. После последнего тарана толстых слоев перегородки голем отпустил Маску, банально отбросив его от себя, точно крысу.
— А ты еще кто? — Дзард узнал этот голос. И в этот раз это была не родня. Кто-то из далекого прошлого настиг его здесь. Вокруг жужжали и мигали информационные панели с таблицами всевозможных цифр. Магнитные силовые опоры излучали мягкий желтоватый свет, а высоко над головой пылал огненный шар, окруженный квантовыми щетками для сбора энергии и считывания информации. Вокруг киборга-вампира летали роботы. Механизмы разного размера и функционального значения фиксировали биометрические параметры попавшего к ним Маски. Помещение по габаритам напоминало летный ангар, а нагромождение хитроумных устройств и яркой сияющей сферы подсказывало на отсек главного энергетического ядра. Поверхность стен покрывали магичесие символы охранных заклинаний. Тьма, Хаос, Тень, Порядок, Металл, Земля и Космос — такие магические составляющие переплетались в сложный узор символов и знаков. Алфавиты сотен разумных рас переплетались в непостижимую комбинацию букв, образовывая такой защитный кокон, словно внутри него готова была взорваться целая вселенная.
— Быстро ты забываешь своих первых жертв, — ответили сверху, — а когда-то ты высосал из моих вен жизнь, внимая словам космического демона Гидракуса. Напомнить, что было после? Ты отрубил мне голову и принес Эвольверу в доказательство собственной силы. А я, разрубленный твоим мечом и полностью обескровленный, чудом сохранил жизнь благодаря слюне рыцаря-вампира и сердцу дракона, способному сохранять свои функции даже после смерти остальных органов.
— Арралик, — вампир заливисто рассмеялся, вспоминая огромного мстительного дракона, выжигавшего города и села только ради собственной потехи. Тогда в жизни звездного рыцаря как раз шел период после схватки с демоном леди Габриэль из Дома Ларетель. Именно она смогла сберечь часть силы настоящего монстра вампира, каким Дзард Иксор должен был стать после заражения вирусом арахнорокса на планете Ихор. Вместе с заразой вампир, созданный вирусом демонов, должен был утратить часть своих возможностей. После освоения брони из наномашин и диеты из микроидов зубы Маски стали не опасны как переносчик вируса вампиризма.
«А Гидракус и вправду был мудр, — Дзард много раз вспоминал того, с кем почти год провел в бесконечных баталиях. Космический демон стал первым, кого рыцарь ордена Драконов-охотников смог приручить и у кого научился использовать способности поглощенной души противника для улучшения брони. — Именно он тогда посоветовал мне вырезать пылавшее пламенем злобы сердце. Но я испытал чувство любви на себе, поэтому в тот момент кроме рыцарских подвигов и тщеславия я думал еще и о душе. Видно, зря оставил тебе столь щедрый подарок, дракоша».
Голем был в росте не меньше четырёх метров и около трех был размах его плеч. Маска классифицировал человекоподобного врага как глиняного воина только из-за сходства по внешним признакам. Все черты лица и контуры тела были угловаты и грубы, как будто их высекали из камня наспех или на потеху. Но чем больше был соперник, тем Маске было интереснее с ним драться. Нанороботы получили импульс, призывавший их в атаку. Двухметровый кибернетический вампир кинулся в атаку со скоростью молнии. Рывок вперед, группировка для кувырка и вот уже металлические кулаки выбивают громоподобные раскаты ударов по темному камню голема. Но и враг проявил нехилую ловкость. Несмотря на неуклюжесть внешнего вида и громоздкие размеры, каменный человек ловко выстраивал линию защиты в виде блокирующих движений. Сначала стопа, изогнутая во всевозможных направлениях пошла в дело, затем голень, после колено и бедро. Голем не забывал и о балансировке на одной ноге, не забывая движениями голеностопа регулировать дистанцию. Смена опорной и атакующих ног произошла внезапно. Маска как раз собрал нужный импульс для атаки левым кулаком. Металлическая рука, усиленная шестью магическими полями, имела все шансы на преодоление порога прочности каменной брони, как вдруг скользящее боковое движение левой ноги голема отбило ударную руку в момент атаки. Дальше быстрый поворот вокруг оси, новая смена опорной и атакующих ног и Маска получил точный удар каменной ноги в грудь. Металлическая броня громко звякнула, получив мощный удар каменной конечности. Дзард откатился назад, не забыв в падении сгруппироваться и отодвинуться от противника через серию кувырков назад.
— Ха-ха-ха! — радовался дракон. — Оброн меня порадовал, задав тебе перцу.
— Значит, — сообразил Дзард, — летающее грозовое облако и голем — это не ты, а Оброн. Это хорошие новости.
— Оброн — это помесь полуплотного мира и миров Хаоса, — представил друга Арралик. — Когда ты не добил мое сердце, на мой труп набрел Оброн. Недалеко от места моей смерти располагался его капище, куда аборигены приносили ему жертвы. В отличие от глупого рыцаря хаосит сообразил, как можно меня реанимировать. Жрецы, поклонявшиеся ему, поместили меня в реакторный отсек заброшенного среди астероидов корабля. Но благодаря твоему вирусу я освоил часть вампирских навыков. Дракон-звездолет-вампир получил отличные перспективы для существования. Я поглощал жизнь из более мелких судов, а культисты Оброна переделывали мой корпус. Это я придумал легенду о богатствах в недрах своих палуб, чтобы привлечь глупых охотников за наградой в свою ловушку. И сейчас, с помощью души твоего друга и любви его сына к отцу я смог притащить на свои уровни и тебя, враг мой, или точнее сказать, отец.
 Дзард, абсолют из Дома Иксор жил очень даже неплохо. У него было много связей и интриг. Служанки, демонессы, богини и простые люди — он добыл победу во многих постелях, но он никогда бы не мог подумать, что услышит слово «отец» от того, кто именует себя дракон-звездолет-вампир.
— Вот такие у нас кровные узы с тобой, Маска! — как только Арралик это произнес, Оброн тут же кинулся на Дзарда. Руки голема пылали колдовским светом от избытка чар. Хаос, Смерть, Воздух, Земля и Металл — друг дракона собрал сокрушительный коктейль из магических полей разрушения. — Благодаря твоему активному участию в войне богов за трон господства я смог изучить твои тактики и приемы. Сейчас во мне кипит энергия системы квазаров. Обладая навыками передачи энергии и информации, я наделил Оброна своей силой. Теперь он легко сможет победить тебя, а когда мы убедимся в безопасности твоих внутренностей, то с радостью съедим тебя вместе с наномашинами и микроидами!
Звездный рыцарь ответил сферой защиты, но удар Оброна с громким звуком сломал ее. У тела, способного к трансформации, имелась отличная возможность для сочетания ударной техники и огнестрельной. Выставляя блоки и защитные экраны из силовых и магических полей, Маска наращивал на своем теле арсенал из миниатюризованных пушек. Каждое орудие было не больше обычного банана, но могло выстрелить снарядом, аналогичным по разрушительной способности миниатюрной ядерной боеголовке.
— Огонь! — Маска отдал приказ нанороботам к действиям и три десятка минипушек открыли залп по цели.
Магия против магии. Окруженные магическими полями снаряды пробили защитные оболочки Оброна, превратив хаосита в яркое облако из пылающих миниатюрных взрывов. Тел гиганта горело, плавилось, и трещало, разбрасывая смрадные осколки.
«Реакторный отсек, — догадался Маска, — ты притащил меня именно сюда, потому что здесь центр твоей силы, но и стены в этом месте намного прочнее, чем на остальном корабле».
Но радость удачной атаки длилась не долго. Арралик приготовил родителю новый подарок в виде серебристой миноги толщиной с молодое дерево. Гибрид техновампира и механизма пробил броню Маски, проникнув внутрь крепкого тела. Кибернетическая тварь проплавляла внутренности, выкачивая энергию. И она не была одна. Металлизированные хищницы появлялись прямо из-под ног. Маска насчитал три паразита, пристыковавшихся к его телу. Грудина, спина и живот — нападению подверглись стандартные области для атаки. Минипушки отстрелили тела паразитов от тела Маски, но хищные головы уже вплавились в тело киборга-вампира, с каждой секундой входя все глубже в тело. Хищные пасти даже отделенные от тела продолжали наносить Дзарду вред. Чужеродные организмы впрыскивали вирусный код, нарушая работу наномашин. Маску вырвало лужей едкой кислоты, которой он обычно атаковал врагов на близкой дистанции. Зрение металллической головы за пару секунды сменило несколько спектральных диапазонов. На борьбу с новыми паразитами, проникнувшими внутрь, вампир высвободил микроидов, позволив им расправиться с непрошеными гостями.
Когда Дзард открывал в своем теле хранилище микроидов, то невольно звездный рыцарь попадал в небольшую частичку имматериального мира, заключенную внутри его тела. Да, только так процесс трансформации мог свободно превращать органическое тело гуманоида в роботизированного вампира. Внутри тела Маски существовали не только сами наномашины, но и заводы их производства. Как правило Дзард мог спокойно осмотреть собственные владения в имматериальном мире во время сна. Это было похоже на прогулку по городской улице с заводами по производству роботов, а в конце маршрута абсолют приходил в аналог научной лаборатории. Микроиды хранились в особых емкостях, напоминавших биокапсулы для выживания при крушении космических кораблей. Да, в наборе киборга-вампира имелись отличные кандидаты для наступательных действий. Но если показать дорогу к хранилищу микроидов паразитам, сохранит ли Дзард после этого киборга Маску? Просто быть вампиром, зависящим от сна в гробу среди глубоких склепов, участь не очень приятная. Особенно когда за тобой охотятся страшные твари, хищные механизмы, жрецы различных магических школ и в любой момент тебя может телепортировать на свой корабль вампир-дракон-звездолет. Альтарх вовсю перемещался по телу Маски, разрубая на клеточном уровне броню металлических паразитов. Еще одним микроидом, кто мог прийти на подмогу без визита в хранилище, оказалась Галасия. Демонесса в форме женщины с набором аппетитных грудей, длинными ногами и облаком призрачных щупалец, выраставших из ее тела и головы, досталась Маске в трофеи после того как он осушил ее вены, проведя перед этим с ней бурную ночь любви. Третьим на подмогу вышел Браон — дикий охотник, перемещавшийся по дорогам Космического лабиринта на огромном огненном волке с человеческим лицом а в качестве гончих ему служили призрачные организмы, напоминавшие огромных пираний. Браон нападал на мелкие суда, перемещавшиеся в субсветовых туннелях. Маска неплохо заработал на его ликвидации. Сейчас бывший космический демон обрушил всех своих гончих на разрушавших тело киборга-вампира паразитов.
Ситуация в целом начала выравниваться. Но после ранения начал приходить в себя Оброн. Фома его тела менялась, принимая вид облака, гигантского кожаного мешка, каменного гуманоида и гоблина с непропорционально большой челюстью и самым интересным в его метаморфизме выглядело очертание пирата абсолюта из Дома Иксор.
— Партрел! — прокричал другу Дзард. — Когда я скажу тебе, телепортируй меня к сыну! Я спасу Мозераста! Обещаю!
Красные глаза вампира успели заметить, как призрак охотника за сокровищами кивнул, принимая просьбу к исполнению.
— Хочешь битвы вампиров, — процедил Маска, — тогда я тебе это устрою.
Тогда этот прием Маска впервые применил против вампирши Валианы[7] и ее космического демона. Развитый монстр пятого уровня монстрологической эволюции мог сливаться с хозяином на всех уровнях существования. Нанятая шпионами Лорда Тьмы вампирша тогда превзошла Маску по боевому мастерству и магическим арсеналам. В той битве сложно выделить однозначного победителя. Но для ликвидации космического демона Дзард использовал особое оружие. Ни один уважающий себя убийца не пойдет на дело, не захватив с собой некий особенный предмет, который можно будет достать в любом месте и в любое время. Но подобное оружие следует использовать только в крайнем случае. Сейчас для Маски такой случай настал.
«Альд, ко мне», — тихо–тихо прошлась закодированная комбинация импульсов по нейронно–синоптическим сетям. Сидевшие внутри паразиты воевали с микроидами и не смогли помешать активации оружия. Маска обращался сейчас не к микроидам или нанороботам, жившим в его теле. Еще пара неуловимых подвижек на спине, и требуемый результат был достигнут за пару секунд. Вживленный в тело синтетический организм отреагировал мгновенно, стоило только Маске произнести ключевое слово: «активация».
Под черной кожей среди фиолетовых позвонков прокатилось небольшое возмущение.
Намного ниже плеч и шеи, чуть ближе к пояснице — именно в этом месте спрятанное в теле Маски оружие нашло свой выход на свободу. Пробив себе путь наружу через слои плотных мышц, скользкий на ощупь синеватый отросток начал вытекать из черного тела.
Маска аккуратно подставил руку под ползущую по его спине массу.
Особая металлоорганическая масса, содержащая среди вязких полимерных цепей искусственный молекулы ДНК, перекодированные таким образом, что у этого оружия имелась собственная молекулярная память формы. Едва первые капли вязкого вещества коснулись пальцев Маски, как процесс внутримолекулярной трансформации запустился.
«Сейчас тот участок, что первым добрался до моей руки, плавно застынет в форме рельефной серебристо–синей рукояти, а оставшаяся часть массы примет форму чистой энергоизлучающей материи, чьи поля и потенциалы могут разрубать ткань времени и пространства», — киборг-вампир шептал эти слова едва ли не второй раз в жизни. Как раз тогда, на болотах, после победы над Кланом Вируса и его проснувшимся богом, Дзард допустил тактическую ошибку, ввязавшись в затянувшийся бой. Сейчас время работало против него.
Арралик больше не ехидствовал над своим вампирским папой. Его план молниеносной победы дал сеточку трещин.
Секунду спустя Маска держал в руке сияющий зловещим фиолетово–синим цветом нож.
Чуть изогнутое лезвие, неравномерно утолщающееся и сужающееся от рукояти до острия, покорно покоилось в своём квазидвумерном пространстве. Повинуясь рукам мастера, это оружие просо ожидало своего часа. Обладавший толикой собственного разума, нож никак не подавал признаков активности. Молчаливый вестник чужой смерти просто спокойно ждал, пока черная рука не вонзит его в нужную глотку.
Дракон-вампир заметил выросшее из тела Маски оружие.
Арралику это не понравилось, поскольку такого маневра у противника он не предвидел в планах.
— Сожрите его! — громко приказал дракон металлическим пожирателям. За то недолгое время, что Маска выращивал спрятанное в его теле оружие, кибернетические хищники умножили свое число до нескольких десятков. Зубы вращались точно пилы вокруг толстых губ-присосок.
Ситуацию спасла Галасия.
Микроид вышла из раны на теле Маски и приняла свой настоящий облик.
Властная демонесса, растворявшая щупальцами броню из космостали и красного металла, с азартным криком голодной охотницы бросилась в тучу металлических пожирателей. Дзард видел, как отростки Арралика одолевают его демонессу. Маска сам был органо–технико–магической конструкцией с трансцендентной составляющей внутри нематериального заполнения, что на языке Святого Братства и его инквизиторов ставило киборга-вампира на один уровень с космическим демоном четвертого уровня. Галасия легла с ним в постель, поскольку видела в охотнике за жизнью родственную душу. Среди монстров имматериального мира существовал негласный закон — отдать жизнь за того, кто одолел тебя в честном бою. Демонесса проиграла Маске на цветущих гравитационными цветами полях имматериального мира, и сейчас настал ее черед выполнить свой долг победителю. Да, она рвала металлические тела хищников и наносила им урон, но враги подавляли массой. Груди, пах, рот, спина — пожиратели плоти смогли обойти ее кольцо защиты из сжигавших материю щупалец. Она выиграла для Маски несколько секунд времени, и Дзард не взял с врага высокую цену за смерть своего микроида.
— Партрел! Давай! — Собрав оставшиеся силы и сконцентрировавшись на конкретном действии, Маска слегка присел, а затем как блоха-рекордсмен прыгнул вверх. Под ногами киборга-вампира остались десятки метров, когда красные глаза уперлись взглядом в поверхность огненного шара.
Под пульсировавшей оболочкой звездный рыцарь увидел души, поглощенные драконом-вампиром и его культистами. Природа, уровень развития, раса — дракон пожирал всех, кого сказки о золоте и славе заманивали на борт звездолета. Лица Партрела он не заметил. Значит, у священника был шанс вытащить душу отца на свет.
Призрак открыл телепортационное окно как раз когда фиолетово-синее лезвие, сотканное в кузницах имматериального мира под заклинания альтнекролов, прочертило на поверхности сферы длинный разрез. Маска успел заметить, как края разреза стремительно раздвигались, увеличивая зону поражения. Взрыва энергетической сферы он не увидел, зато серебристые уши уловили дикий крик боли, исторгаемый Арраликом.
 
Великанша Лорис в свои сорок два года была опытным пиратом. Абордажные команды под ее командованием никогда не возвращались из рейда с пустыми сундуками. И если на борту космической посудины имелось что-то ценное, Лорис и ее парни это добывали обязательно.
В рейд на борт Арралика командирша пошла с неохотой. Объект был слишком лакомый. Объем посудины, начинка, почти идеальное состояние и масса странных легенд о несметных сокровищах, которые здесь спрятал настоящий звездный рыцарь, капитан рыцарского ордена, вызывали слюноотделение у любого мародера, пирата, грабителя или космического падальщика, собирающего мусор. На деле же среди пиратов ходили слухи о сотнях искателей приключений, высадившихся на борт звездолета, и которых затем никто не видел. Версия о том, что все счастливчики нашли золото с бриллиантами и спокойно удалились восвояси, не выдерживала никакой критики. Но великанша искала среди темных туннелей не богатства, а останки брата. Торокс был отличным корсаром. В двадцать три года он получил под командование собственную посудину и даже успел разорить на ней пару яхточек среди курортных планет. Свою экспедицию на борт Арралика гигант транслировал по внешней связи. Лорис в прямом эфире слушала, как на ее брата напали какие-то твари. У командирш ушло три года на сбор слаженной команды. Она разрешала бойцам усовершенствовать броню до максимально возможного уровня. Щиты, силовые экраны, магические артефакты, пушки и орудия ближнего боя — пять десятков ее молодцов были сильны как целая армия. Великанша допустила в состав группы священника.
Пока что их встретило лишь безмолвие и тьма гигантских тоннелей. Звездолет был похож на вымерший мегаполис, чудом поднявшийся в космическое пространство. На место нахождения сокровищ указывала карта. Копия с той, какую взял с собой брат. Именно ее Лорис и вручила Барнсли и половине ребят. Для них Арралик был простым квестом с банальной наградой.
А вот Торокса искать не пришлось.
Брат сам пришел к своей сестре.
Командир абордажной команды записала трансляцию брата и легко могла повторить его маршрут по пустынным переходам. Около тридцати бойцов вызвались сопровождать ее.
Нападение произошло спустя три часа после отхода первой группы. Страшных монстров или ходячих мертвецов никто не насылал. Просто великанша видела, как стены и потолок окружавшего пространства смыкаются с чавкающим звуком, а затем из-за плотно сжатых створок доносятся крики людей и какофония выстрелов. Целый участок перехода между соседними уровнями корабля ожил и съел полтора десятка народа вместе с доспехами, оружием и взрывчаткой. Лорис улыбнулась, когда одна из шальных голов активировала взрыватель. Глухой щелчок, потом в месте, где произошло сжатие перекрытий, потекла кровь. Черная маслянистая лужа растекалась первой, а на ней красными разводами расцветала людская.
— Надо же, — прозвучал до боли знакомый голос, — а мои охламоны не успели использовать гранаты.
— Торокс? — великанша узнала брата, хоть он и выглядел как восставший из могилы мертвец. Вторая часть бойцов, шедшая за командиром, мгновенно ощерилась огнеметами и штурмовыми пушками всевозможного калибра. — Что здесь происходит?
Погибший пират пожал плечами:
— Здесь все находят смерть, а приходят друг за другом, понимаешь? Это узы крови. Я не успокоюсь, пока не перенесу тебя сюда, в эти пустые лабиринты ходов, дрейфующие в холодном космосе.
Лорис очень хотелось плакать. Да, пусть перед ней тварь, замаскированная мороком под умершего брата, но все равно великанше хотелось обнять гада и сказать те самые теплые слова, которые она берегла для своего глупого родственника в случае его возвращения. Но вместо этого женщина сделала иной поступок.
Трехствольный пистолет-дробовик максимального калибра выпустил Тороксу в голову полный залп из всех стволов.
Лорис как в рапиде смотрела на веер пуль, влетающих в тело ее брата. У твари разворотило верхнюю часть груди, а от шеи и головы осталась лишь куча ошметков.
— Я пришла не за твоей свободой, — давя слезы и дрожь в голосе, произнесла великанша над упавшим телом погибшего брата. — Я пришла сюда убедиться в твоей смерти и отдать дань усопшему. — После этого на живот мертвеца упала белая лилия. Этот цветок командирша пронесла через сотню парсеков в наплечном криоконтейнере.
— В атаку! — эхом прозвучал металлический голос. Слова лились отовсюду: с потолка, из стен и из-под пола. — Мне нужны их жизни и души!
— Засада! — приказала Лорис своим бойцам. — Отходим к точке высадки! Свяжитесь с Барнсли! Этот корабль проклят! Нам нужно уходить!
Твари атаковали сразу, как только Арралик отдал приказ о наступлении.
Нечто с огромным зубастым ртом и множеством лап наподобие паучьих набросилось на пиратов слово саранча. Размер хищников менялся, причем самый мелкий был не меньше кошки, а гиганты могли по массе посоревноваться с быком. Пистолет-дробовик великанши за один залп превращал пару многоногих пожирателей в инопланетный фарш. Орудия похожего калибра имелись еще у нескольких бойцов отряда. Широкие открытые пространства позволяли вести шквальный огонь, не опасаясь попадания в союзника.
— Мы не можем перебить всех гадов на этом корабле, — комментировала ситуацию Лорис, — стреляем прицельно, прикрываем друг друга и оперативно отходим к точке выхода.
Барнсли и его группа появились как раз вовремя. Его огромный доспех отлично подходил для бойни с настырными хищниками. Здоровяк стрелял из универсальных орудий, где плазменные генераторы комбинировались с протонными излучателями и рельсотронными скорострелками. Под его залпами многие пожиратели встречали смерть. Данные скаутов быстро определили свободную от нападавших область. Попавшие под раздачу от Маски пираты теперь могли с легкостью сказать, что им повезло не попасть на обед к голодным монстрам корабля-ловушки. Пожиратели лезли изо всех дверей и возможных проходов. Монстры быстро догадались, как можно одолеть стреляющих по ним гостей — групповой атакой на каждого из членов группы. Один хватает за конечности, другой за голову, а третий начинает грызть туловище.
Когда Лорис вывела бойцов в безопасные отсеки взлетной палубы, от пяти десятков ее солдат осталось половина, среди которых было много раненых, а у кого-то нарисовалась проблема в виде опустевшего магазина.
Дзард материализовался как раз среди толпы зализывавших раны пиратов.
— Вампир! Тот самый кровосос! Стреляйте! — раздавались грозные выкрики.
Маске пришлось использовать псионическую атаку, чтобы быстро и безопасно раскидать ощерившихся охотников за наградой.
— Стойте! — грозно произнес киборг-вампир, обращаясь к пиратам. — Я не враг вам. Хотите продолжить наш бой, тогда сначала уберемся с этого корабля.
Звездолёт неожиданно задрожал, будто прочная конструкция готова была развалиться как карточный домик.
— Твои трюки? — грозно осведомилась великанша.
Маска улыбнулся.
— И не только его. — Арралик материализовался как раз рядом с Лорис. — Позвольте представиться, Арралик, дракон-вампир-киборг, хозяин этой посудины.
— Так это твои твари убили моего брата! — великанша заранее знала ответ. Ее пистолет-дробовик выпустил в дракона-вампира серию выстрелов, окончательно опустошив боезапас. Но вязкая масса расплавленного металла желтовато-красного цвета легко поглощала тяжелую дробь.
— Вы привели на мой борт вампира Маску, а он одолел моего друга Оброна и убил его, нагло взорвав вместе с моим сердцем! — воскресший дракон искренне возмутился произошедшему.
Маска использовал трюк с замедлением времени и перескоком на пару секунд назад. Его нож все еще был опасен. Нужен был один разрез и Арралик навсегда остался бы кошмарным воспоминанием. Но дракон-вампир просчитал данный ход.
— Микроиды успели расправиться с моими паразитами внутри твоего тела. — Рассмеялся монстр, вступая во временной коридор. — Но не со всеми.
Тело Маски сотряс мощный взрыв. У звездного рыцаря подобное произошло впервые. Просто внутри металлической брони взорвалась маленькая сверхновая, выжигая абсолютно все рядом с собой. Взрывная волна разворотила крепкое туловище, чья защита не поддавалась ни лорду тьмы, ни молодым богам, ни могучим титанам. Туловище практически распалось на две части, левую руку с зажатым в ней ножом призраков отбросило на несколько метров. Все системы Маски выдавали бесконечные сообщение о сбоях. Все пространство рядом с взорвавшимся киборгом-вампиром покрылось густой черной жижей, заменявшей существу многих миров кровь.
— Помнишь, — начал дракон-вампир, возвышаясь над раненым Маской, — как маги Лорда Тьмы во главе с учеными тайной фискальной организации растворили тебя из бытия? Тогда тебя спасла богиня Лидия. Но сейчас ее нет рядом. А мои культисты смогли пробраться в лаборатории подземного зиккурата и выкрали всю полученную о тебе информацию. Я даже знаю состав сплава твоей брони. Поэтому взорвать несокрушимое тело изнутри мне не составило труда. И сын твоего мертвого друга все еще жив, потому что я так хочу. Но это скоро закончится.
Серебристые пожиратели черви выросли прямо из пола. Они впивались в тела пиратов, проплавляя пластины брони, и добирались до плоти. Один из червей атаковал Лорис за голову. Металлические зубы быстро справились с броней шлема и впились в кости черепа. Великанша схватила тварь обеими руками и с силой сорвала с себя. Под гигантом Барнсли раскрылась огромная пасть, вырастая прямо из пола. Пират успел отпрыгнуть, выпустив по ней пару очередей. Но остальным везло меньше. Сам звездолет принялся поглощать тела искателей приключений, растапливая под ногами пиратов опору. Люди с криками проваливались в ямы с кипящим композитом и базальтом, а кто избегал ловушки, того атаковали пожиратели плоти.
Сейчас жизни оставшихся в живых бойцов великанши и священника зависели от рыцаря-вампира и его способности продолжить бой.
— Никогда не думал, что повторю этот фокус. — Размышлял Дзард. — Арралика и его чудовищ породил я и моя беспечность. Тогда мне казалось, будто космический демон воспитывает меня, отыгрываясь за проигрыш. На самом же деле он меня предупреждал о последствиях моей нерешительности. Если ты по природе монстр, то будь монстром везде и до конца. — Маска вспоминал собственное развитие. Это были не последние мгновения, когда перед глазами проходит вся жизнь. Как и любой вампир Дзард мог использовать возможность превращения в различные объекты. Благодаря частичке имматериального мира, спрятанной в его теле, рыцарь получал возможность создавать орудийные схроны в таких местах, где ни одна душа не могла найти их, а хищники полуплотных миров надежно охраняли тайники. Одна из подобных областей была выбрана Маской для создания собственных копий. Его тело тоже крепло не за один день. Были хорошие модификации и похуже. Подобно личинке киборг-вампир проходил стадию линьки, когда отработанные процессы и алгоритмы не требуются для решения новых задач, а подвластная магия превращения при строгой концентрации могла конвертировать информационные поля в материю. Отчасти так рождалась броня Маски. Сплав не поддавался разрушению никаким физическим воздействием, потому что его основу составлял информационный код, генерируемый и изменяемый самим Маской, а не кристаллическая решетка. В имматериальном мире эволюция металлического тела проходила в несколько этапов. Внешне это выглядело так, будто нечто густое и прочное вытекало из старого тела, образуя кокон для роста нового. При этом старая оболочка имела доступ к хранилищу микроидов и ее кровь изобиловала наномашинами. Две оболочки связывались друг с другом посредством мегасиноптических связей — металорганических каналов, способных передавать информацию со скоростью, в сотни раз превышавшей показатели межгалактических передатчиков. Киборг-вампир мог генерировать новые тела в имматериальном мире во время отдыха в саркофагах с темной энергией. Дзард находил их в разрушенных мирах, где побывала армия короля Личей. Раненый Иксор потерял много крови, но он все еще был в сознании. Новое тело уже входило в реальную оболочку. Для самого Маски все выглядело так, будто он спускается в свой иномирный тайник и готовую оболочку, словно чистый костюм.
   — Наконец-то легендарный Маска встретит собственную смерть! — Арралик с восторгом смотрел на дергавшееся в конвульсиях тело биологической основы. — Как уже говорил призрак брата Лорис: сюда приходят друг за другом, а находят смерть.
  Дракон-вампир так и не понял, что произошло. Только что лежавший у его ног Маска вырос прямо перед ним точно скала. Выше и больше в габаритах, броня яркого красного цвета, на серебряной голове прослеживались голубые металлические вставки, а цвет глаз изменился с темно-красного на ярко-синий. А самое главное, новая модификация Маски имела дополнительную пару конечностей.
— Как видишь, я еще жив, — показывая лишенное ранений тело, Маска картинно развел руки в стороны, а затем резко схватил Арралика за голову и шею. — А раз ты решил поиграть с вампиром в глупую игру под названием «кто умрет последний», то будь готов получить награду!
— Дзард! Нет! — подоспевший Мозераст показал на вибрирующие потолочные своды. — Если ты его убьешь, то весь корпус массивного звездолета развалится на груду обломков.
 — Все на пиратский корабль! — Барнсли пришлось взять командование на себя, не забыв о раненой командирше. Как самый сильный среди уцелевших абордажников, гигант взвалил на плечи тело великанши. — Я сказал ВСЕ!
Последняя фраза касалась именно Маски.
Его бой с собственным порождением подошел к финалу. Вторая пара верхних конечностей вонзила смертоносный кинжал в Арралика, пока основные руки держали дракона-вампира в захвате. Еще миг, и фиолетовое лезвие рассекло желтое тело пережившего смерть дракона от живота до макушки, отправляя космического пожирателя жизней в мир Смерти.
 
Дзард смотрел в иллюминатор пиратского корабля на смерть того, кто пошел по его следам. Вампиризм, машинная основ, связь с демоническим миром — все это уцелевший дракон впитал в себя и добился определенный успехов. Действительно вампир Маска мог по праву называться основой для вампира Арралика.
  — И что ты чувствуешь? — Мозераст не скрывал своего присутствия, да и перед кем? Маска прекрасно знал расположение каждого пассажира благодаря чутью вампира.
  — Победу, — честно ответил Иксор. — Я не ощущаю кровных уз с тем монстром, кто долгие годы пожирал людей. Для меня его смерть — это победа над очередным врагом.
 — А я хочу попросить прощения, — смиренно продолжил священник. — Я действительно молился о помощи. Каждый в Доме Иксор знает о капитане Дзарде и его странно недуге. Ты недавно спас одну из благородных дам нашего рода от гибели в объятиях короля упырей[8]. Так что я прекрасно знал, о чьей помощи молился Свету. И я в курсе вашей дружбы с отцом. Он всегда показывал ваши трофеи и рассказывал, как учил тебя бою с оружием. Я специально зафрахтовался в команду Лорис, чтобы прибыть в место гибели отца и помолиться о его душе, указать ему путь к Свету.
 — Твой отец, — ответил Маска, — даже будучи призраком, помог нам одолеть Арралика и принял участие в разрушении кошмарного звездолета. Так что будь, уверен, Партрел Иксор нашел свой Свет. А ты в следующий раз будь аккуратнее, племянник.
 
 
 
Произведения о Маске:
 
«Битва вампиров», Иван Белогорохов (под псевдонимом Иван Беров);
«Маска. Первая кровь», Иван Белогорохов;
«Левиафан», Иван Белогорохов;
«Герои космоса», Иван Белогорохов;
«Маска и война за господство», Иван Белогорохов;
«Маска. Возрожденный», Иван Белогорохов;
«Рождение вампира», Иван Белогорохов;
«Повелитель могил», Иван Белогорохов;
«Рыцарь вампир», Иван Белогорохов;
«Маска. Источник силы», Иван Белогорохов;
«Вирус Арахнорокса», Иван Белогорохов;
«Киборг-вампир против Эрадикатора», Иван Белогорохов;
«Холодная игра», Иван Белогорохов;
«Обед вампира», Иван Белогорохов;
«У замка есть хозяин», Иван Белогорохов;
«Ночной соблазнитель», Иван Белогорохов;
«Герои космоса», Иван Белогорохов;
«Сверхсолдат», Иван Белогорохов;
«Деталь для Левиафана», Иван Белогорохов;
«Боевые рыцари космоса», Иван Белогорохов;
«Семейные узы», Иван Белогорохов.
 
 
 

[1] Персонаж книги Ивана Белогорохова – «Боевые рыцари космоса».
[2] События описаны в рассказах Ивана Белогорохова «Рыцарь-вампир», (ссылка: //ros-kolokol.ru/fantastika/rytsar-vampir.html) и «Вирус Арахнорокса» (ссылка: //www.vamp-league.org/page/rasskaz-virus-arahnoroksa-ivan-belogorohov)
[3] События описаны в рассказе Ивана Белогорохова «Вирус Арахнорокса» (ссылка: //www.vamp-league.org/page/rasskaz-virus-arahnoroksa-ivan-belogorohov)
[4] События описаны в рассказе Ивана Белогорохова «Вирус Арахнорокса» (ссылка: //www.vamp-league.org/page/rasskaz-virus-arahnoroksa-ivan-belogorohov)
 
[5] События описаны в рассказах Ивана Белогорохова «Рыцарь-вампир», (ссылка: //ros-kolokol.ru/fantastika/rytsar-vampir.html) и «Вирус Арахнорокса» (ссылка: //www.vamp-league.org/page/rasskaz-virus-arahnoroksa-ivan-belogorohov)
 
[6] События описаны в романе Ивана Белогорохова «Боевые рыцари космоса».
[7] Роман Ивана Белогорохова «Битва вампиров» (написано под псевдонимом Беров Иван).
[8] Рассказ Ивана Белогорохова «Холодная игра».
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз