Рассказ «Трансильванская Джульетта». Нина Демина


Рубрика: Трансильвания -> Рассказы
Рассказ «Трансильванская Джульетта». Нина Демина
Автор: Нина Демина
Название: Трансильванская Джульетта
Аннотация: Рассказ о событиях, произошедших в замке Бран в 15 веке. Для широкого круга читателей.
 
Трансильванская Джульетта
 
Занесенный снегом замок ледяной короной возвышался над скалой, у подножия которой стояла укрытая ночной метелью небольшая деревенька Бран. Тишина такая вокруг, будто снег поглотил все звуки и теперь до самой весны не отпустит. Илонка выскочила на порог дома и чуть не угодила в сугроб. 
— Как дороги-то замело… — проговорила девушка и стряхнула снег с мехового сапожка. 
Она взяла лопатку, и стала ловко откидывать снег от крылечка.  От работы красавица раскраснелась, хоть и морозно, а полушубок скинула, и косы смоляные скрутила жгутом.
— Бог в помощь, Илонка!
За оградой стоял мужчина в чёрном военном кафтане, на голове его красовалась высокая шапка с пером. Он поклонился девушке и провел по усам перчаткой с широким раструбом.
— День добрый, господин Муреш, — поклонилась в ответ Илонка. — Сколько снегу-то, полдня убирать придется.
— Не придется, — серьёзно сказал воевода, — всем молодым особам женского полу велено прибыть в замок. Знатные гости у нас. Ночным бураном их к гарнизону прибило, следуют из Тырговиште в Брашов. Полозья у кареты треснули, лошади измучены, да еще и скарба целые дровни, ящики какие-то везут. Так что собирайся и лыжи не забудь.
— Хорошо, тетушку только предупрежу, — сказала расстроенная Илонка, похоже, снегопад будет снова, вон какая темень от замка надвигается, а раз так, то домой она вернется не скоро.
 
По всему видать, что гости в замке расположились надолго. Ящики велели выгрузить и по господским комнатам разместить. Гарнизонная кухня запас имела большой, как-никак главный таможенный пост на границе Трансильвании и Валахии, только вот для двадцати четырех солдат изысканных блюд на ней не готовили.  Вельможи из Брашова охоту любили, и в сезон неделями проживали в замке Бран, потому и не в новинку деревенским девушкам в замке готовить да прислуживать.  За обузу не считали — угодья охотничьи в здешних лесах знатные, егеря молодцеватые, вот девицам и интерес.
А нынче гости невесёлые, ночи напролет беседуют, а днем отсыпаются, в комнаты просят не заходить. Среди них одна дама, молодая, красивая, только уж очень тощая, не сравнить с Илонкой или другой деревенской девушкой. Спутники называют её по-иностранному — леди. Сами мужчины важные — графы Дьёрди, осанки горделивые, как на портретах в замковой галерее, и наряды на них не дорожные, вроде как с бала и сразу в сани. И такой среди них красавец писаный, молодой барон Лукас, что Даринка с Любишкой спрятались в каминной зале разглядеть, что за чудо такое.  И вправду хорош, рассказали они: бровь соболиная, волос длинный, вьющийся, глаза светлые, с искоркой.  А улыбается, как… как… в общем не смогли описать, как красавчик тот улыбается.
Илонка была суеверной, как и все деревенские, но о страхах своих помалкивала, еще на смех поднимут, говорят же, что страшилки про кровососов — чушь!  Не было такого никогда, досужие выдумки, и господарь Цепеш, в прошлом гостивший в замке, никакой не Дракул — сын беса, а Дракул — сын рыцаря ордена Дракона.  Жесток был господарь — да, против турок воевал и погиб в бою — правда, а то, что вампир так это придумали. Но до ужаса боится Илонка замка этого, хоть и военные повсюду, но скрипучие деревянные лестницы и запутанные лабиринты коридоров внушают ей трепетный страх. А тёмный двор с глубоким колодцем? Брр… 
Наутро третьего дня пропала Констанца. Поискали по комнатам и лабиринтам, даже в колодец заглянули и решили, что ушла в деревню. Проверять никто не пойдет, снег каждый день сыпет, сугробы непролазные. Илонка вместо пропавшей стала господам подавать. Яства на столе расставляет, а у самой руки дрожат, уж больно внимательно следят за ней вельможи. От стола отошла, а в спину разговор:
— Спелая девица.
— Наливная.
Гадает Илонка, кто говорил о ней, не длинноволосый ли Лукас? Наконец-то и она его рассмотрела… Никогда еще в своей жизни не видела Илонка такого красивого парня, картинка, глаз не оторвать.  И он на девушку смотрит так, что пульсирует жилка у неё на шее — взглядом одним будоражит девичью кровь. Хотела бы уйти домой Илонка и про дворянина позабыть, но держит её в замке не столько воевода, сколько незримая сила, и то и дело мерещится ей в темных коридорах стройная фигура молодого барона.
— Слышала я, как господин Муреш сказал, что пропали из гарнизона два солдата, — секретничала у очага Даринка, — боится воевода, что их в лесу снегом завалило. 
Господский кучер появился у скворчащего вертела неожиданно, бесшумно, как призрак. Дарина аж вздрогнула.
— Вот чёрт, — сердито прошептала она, а вслух спросила: — Не надо ли что господам?
— Велели ужин подавать, — ответил тот, пробежав по девицам колючим взглядом. — Илонка, ты пойдешь. Молодой барон так приказывает.
Дарина бросила ревнивый взгляд на Илонку, спешно завязывающую тесемки белоснежного фартука.  Лицо у девушки расцвело румянцем, то ли от жара очага, то ли от того, как кучер сказал про приказ барона.
Кружит голову девушке присутствие красавца, но все равно замечает, что еды на тарелках не уменьшилось, вроде для виду поковырялись и бросили.
—  Леди Гвен, хотите ещё вина? — спросил один из Дьёрди, когда Илонка принесла очередной графин.
— Милый граф, меня снова мучает жажда, я буду признательна, если вы поможете её утолить, — как-то двусмысленно сказала она, и оба Дьёрди рассмеялись.
Молодой барон не разделял веселья, он подал знак, и Илонка стала наливать вино в его бокал. Лукас глаз не сводил с её запястья, где тонкой голубой нитью пролегла вена. Графин дрогнул в её руке, и она со стуком поставила его на стол. Вино выплеснулось и растеклось кровавым пятном.
— Простите, — зарделась от стыда девушка: ой, как неловко, что о ней гости подумают? Тетка кличет сироту Илонку растяпой, так она и есть.
Переживала очень, сквозь землю хотела провалиться, но за неё это сделала Дарина. Ночь на дворе, куда могла уйти девчонка? Ох, не случилось бы беды! Весь замок обошли с подружкой, освещая факелами углы — нет нигде. Господина Муреша с постели подняли, взял он несколько солдат и осмотрел внутренний двор. Девчонку не нашли, зато за дровяницей обнаружили два тела. Пропавшие солдаты.
— Илонка, ты последняя видела Дарину? — спросил господин Муреш.
— Я… и кучер графский. Он меня вызвал ужин подавать, а Даринка осталась.
— Ничего не говорила? Может в деревню подалась?
— Говорила она, что слышала о пропаже солдат… Больше ничего, я ушла. Господин воевода, а от чего солдаты померли?
— Доктор потом скажет отчего. Утром пошлю в деревню отряд, узнаем, дошла ли туда Констанца… Подозрительно это всё.
Не могла успокоиться Илонка, всё прислушивалась к звукам замка — шорохи, шаги в коридорах и тихий, зовущий голос барона: Илонка, иди ко мне, милая… Вскочила, к дверям подбежала, но только и услышала, как леди Гвен перебирает струны цитры. Инструмент был старым и слегка расстроенным, но гордая графиня иногда играла для своих друзей. Лишь с криком петуха и начинающим набирать силу рассветом гости разошлись на покой. Уснула и Илонка.
 Днем из деревни отряд вернулся. Нет Констанцы, родственники сказали: из замка не возвращалась. Любишка плачет, две подружки пропали, и, похоже, что сгинули. Господин Муреш ходит хмурый, каретник из Брашова не едет, и никто не знает, добрался ли до него посланец.
— Доктор говорит: служивых, что за дровяницей нашли, волки задрали, — пришла с новостью Любишка. —  Шеи прокусаны и рваные раны на теле.
— Неужели волки? — округлив от страха глаза, произнесла Илонка.
— Как-то старый корчмарь задержался в городе и ехал домой ночью, — Любишка в платок завернулась, и словно с ней происходило, рассказывала: — Холод лютый, от снега белым бело и видно, как днем…  Волчья стая за его санями увязалась, лошадь чуть не загрызли. Хорошо в санях багор был, еле отбился.
— Нагнала страху, — перекрестилась Илонка. — Я вот что думаю, солдаты с дозором возле леса ходят, а где лес там и волки. Неужто Констанца и Даринка никому не сказав, ночью ушли из замка?
— Может, сманил их кто… — предположила Любишка.
— Кто?
— Скажем, позвал тебя красавец барон, пошла бы?
— В лес? — переспросила Илонка.
— Вот глупая, — рассмеялась Любишка. — За ним пошла бы?
— Не знаю…
Больше всего боялась Илонка покраснеть. Что за напасть такая, о чём бы ни подумалось, о чём не погрезилось, ничего скрыть нельзя — вмиг кровь к щекам приливает, выдавая мысли потаенные! 
— Странные в Тырговиште аристократы, — продолжала Любишка. — Всяких мы в замке видывали, и своих — брашовских, и приезжих из Сигишоара и Фагараша. Те такие пышные застолья устраивали, с музыкой да танцами, или скачки устроят, или турниры рыцарские, в питие не воздержаны — доломанами все лестницы бывало выметут, к ночи не поймешь кто где — вповалку, по комнатам их гарнизонные разносили. А эти не чревоугодничают, ночей не спят, от света дневного прячутся…
Илонка слушает подружку, а сама всё думает о том, пошла бы она за Лукасом или нет?  Не напрасно он ей видится-мерещится, зовет её, манит… А вдруг эти глаза с искоркой, и улыбка неописуемая и есть то самое, что погубило подружек?  А, все одно пропадать сироте… Пойдет она за бароном, вот снова услышит его зов и пойдет.
 
Гости собрались в зале за большим столом, уставленным изящной посудой и зажженными свечами в канделябрах.  Уютно потрескивал камин, запах жареного мяса возбуждал аппетит.
— Господин Муреш, — обратился старший Дьёрди к воеводе, — это правда, что во владениях Бран волки нападают на прислугу?
— Ваша светлость, сейчас трудно сказать с уверенностью… Тела двух моих солдат были разорваны клыками, а вот девушки… их еще не нашли.
— Какой ужас, — проговорила леди Гвен. — Так мы без слуг останемся, надо привести еще девушек, если их будет мало, то они будут уставать, и…
— Леди хочет сказать, что мы соболезнуем близким умерших, — перебил её барон, он был бледен, выражение грусти не сходило с его лица.
В мыслях Илонка обняла доброго Лукаса, вон как переживает, не то, что графы эти и жестокая леди.
— Благодарствую, господа, — поклонился воевода и покинул гостей.
Всю ночь работала девушка, но из головы не шёл страстный шепот, а ранним утром, когда гости разошлись по опочивальням, решила сделать то, что задумала. Прокралась на цыпочках к комнате печального гостя и прошмыгнула внутрь. Темно и холодно было в комнате той, как в склепе — подумалось Илонке. И что это господин барон не велит спальню отапливать? Печь изразцовая стылая стоит… Глаза её к полутьме привыкли, да и рассветать начало, и девушка разглядела, что постель барона пуста. Как же так? Лукас точно из опочивальни не выходил, она сама видела, как держа перед ним факел, сопровождал барона гарнизонный солдат. Набралась храбрости Илонка и комнату обошла. Ничего такого, куда можно было спрятаться барону, нет, ну разве что ящик… Продолговатый деревянный ящик.  Подцепила осторожно крышку, вроде сдвигается. И двигала, двигала крышку, покуда не заглянула и поняла, что это… гроб!  А в том гробу земля насыпана, а поверх земли, как на перине, лежит тело прекрасного барона.  Ахнула Илонка, за сердце схватилась, ведь пару часов назад молодец был жив и здоров!
— Господин барон? Лукас…
Пригляделась, а кружево на сорочке его, будучи белоснежной за ночным застольем, выглядит так, словно он давно в земле лежит, да и сам барон — покойник покойником! Замерло влюбленное сердце, жалостью, будто шипом острым проткнуло его.
Бледное зимнее солнце робким лучом коснулось витражей замка. Набирая силу, луч упал на стену и, заскользив по каменному полу, подобрался к гробу, где, забыв о времени, над тронутой тленом красотой рыдала Илонка. После стольких дней снегопада, взошедшее солнце, будто соскучившись, брызнуло ярким светом — лучи упали на тело мёртвого барона, заставив его открыть глаза. Страдальческий крик Лукаса, превращающегося в пепел на глазах обезумевшей девушки, сотряс стены старого замка.
Не вынесло Илонкино сердце, померк свет в глазах её.
К деревенским легендам прибавилась еще одна — о красавце бароне и влюбленной девушке. Говорят, что души их неупокоенные бродят по замку Бран… А леди Гвен и графы Дьёрди исчезли, будто их и не было, оставив гарнизону зимнюю карету со сломанным полозьями, да труп кучера.  Доктор говорил, что тот помер давно и уже стал мумией.
 
Комментариев: 4 RSS
Светлана Зотова1
2021-03-03 в 20:51:43

Какой милый рассказ! Жаль, что Дракула только упоминается. Трогательная история, кажется Лукас не торопился убивать Илонку. Похоже он сам влюбился, хоть это и не входило в его планы. Любовь и погубила вампира.

А вампиры из Тырговиште валахи? Потому что Дьёрдь фамилия венгерская. Леди Гвен - англичанка или валлийка (шотландка), но она может быть их иностранной гостьей. Форма имени Лукас/Лукаш характерна для Венгрии. В Валахи была исходная форма - Лука.

Есть очень полезный сайт, где собраны имена всех европейских народов. Я когда пишу по нему сверяюсь, возможно он вам тоже пригодится.

//kurufin.ru/html/Romanian_names/romanian_names_ad-am.html

Кстати да, kurufin.ru – обалденный сайт. Можно многое узнать об истории возникновения имён и фамилий разных народов, и таким образом даже что-то понять о культуре страны, потому что имена говорят о многом.

Тока я всегда думала, что Дьёрдь – это имя (Георгий). Надо учитывать, что венгры часто ставят фамилию перед именем, как азиаты. То есть например Лигети Дьёрдь – это Фамилия Имя.

Светлана Зотова3
2021-03-18 в 15:19:22

padjevi, Дьёрдь (Георгий) - может быть именем или фамилией.//ru.wikipedia.org/wiki/Дьёрдь

Как у нас Иван и Иванов ))).

В рассказе Дьёрдь по смыслу фамилия, так как упоминается группа. "Сами мужчины важные — графы Дьёрди, осанки горделивые..."

Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз