Роман «Хроники киборга-вампира». Иван Беров


Рубрика: Трансильвания -> Романы
Роман «Хроники киборга-вампира». Иван Беров
Автор: Иван Беров
Название: Хроники киборга-вампира
Аннотация: Вампир Маска продолжает помогать попавшим в беду героям, не забывая о Лорде Тьмы – Левиафане. Но так ли плох тот мир, который уничтожила машина Лорда? Звездные рыцари ведут беспочвенные войны друг с другом, целью которых является получение ресурсов с захваченных планет. Герои, призванные побеждать космических демонов, заключают с ними союзы, предавая братьев по оружию. Стоит ли такой мир спасать или Маска позволит Лорду Тьмы запустить чудовищный механизм, изменяющий судьбы населяющих мегавселенную существ? О новых приключениях вампира Маски читайте в повести «Хроники киборга-вампира».
 
Хроники киборга-вампира
 
Исполненное желание
— Сэр Ганнибал, а зачем вы решились на сделку с космическим демоном? — Вергилий носил сержантские знаки отличия на нагрудном панцире. В стенах родной крепости под его командами выросло не одно поколение храбрых воинов, чьи щиты и пушки защищают мирных обитателей космоса от порождений тьмы. Сам сержант носил наварные отметки за участие в двух межгалактических компаниях и мог бы еще много с кем повоевать, только возраст рыцаря преодолел планку в полтора столетия. Верховный магистр отправлял таких ветеранов на службу в дальние уголки космоса, где герои доживали оставшиеся года. — Молодое тело, отличная экипировка и больше трех драконов записаны в ваших подвигах. Что еще нужно столь бравому звездному рыцарю?
Ганнибал Бардис принадлежал к той породе персон, кто всего добивается исключительно силой и огневой мощью. Выходец из рода великанов, Бардис мог позволить такую роскошь, как дуэль почти с любым неугодным его взору оппонентом. В ордене Святого Трития его боялись не только вверенные под жесткое командование рыцари младших чинов, но и более зрелые воины старшего ранга. Массивное тело в четыре метра ростом и с тремя сотнями килограммами массы не имело ни капли жира. Экипированный в рыцарский доспех лейтенант Святого Трития представал на поле боя как боевой шагающий танк. Минипушки на его плечах всегда выбивали с десяток целей, а боевой топор с пылающим лезвием не знал ни одного щита или силового поля, способных отразить смертоносные удары.
— Мой боевой топор может отразить натиск любого врага. Его лезвие разрубает адамантиевые щиты как переспелый арбуз, и вскрывает броню легких кораблей, точно консервную банку. Но где гарантия его долговечности? — зеленоватая кожа, волосы как медная проволока и белые зрачки глаз ассоциировали звездного рыцаря скорее не с защитником слабых, а с представителем загробного мира. — Пушки на моем доспехе не знают промаха, но сколько еще я смогу носить тяжелый ранец с лентой патронов? Не мне вам говорить, Вергилий Дортс, о новом командующем из Дворца Богов. Это его бредовая мысль соединила нас, звездных героев из разных орденов, в одном патруле.
— А я смотрю, капитан Дзард Иксор из Драконов-охотников пришелся вам не по нраву, — сержант и сам не очень любил коллег по оружию, кого двигали по карьерной лестнице деньги родового Дома или подвиги в постели покровителей. Как правило, такие воины последними выходили на передовую, зато первыми сдавались в плен или отправлялись в лазарет из-за мелкой царапины. Патрулировать неизведанные места космоса с таким рыцарем в прикрытии — действительно опасная миссия. — Да и генерала Хехшта из Дворца Богов вы не очень поддерживаете.
— Да я этого выскочку из богатого Дома ненавижу всеми сердцами! — лейтенант Бардис стукнул кулаком по стойке с инструментом, превратив инвентарь в груду обломков. — По его словам ему нет и полных сорока лет, а уже носит капитанский чин, да и доспехи его сияют как новенькие. От соединительных узлов веет машинной смазкой. А пластины брони, хоть и выкованы в мирах Света и Тьмы, но не несут ни единой боевой царапины. Вот вы, Вергилий, сержант, а по наварным швам нагрудных пластин можно выучить вековую историю межзвездного государства. А то, что он представляет расу абсолютов, не означает здесь ничего. Человек он и есть человек, пусть и с древним геномом. И для такого капитана нет лучшей смерти, чем погибнуть от рук настоящих ветеранов звездных баталий в ритуальном убийстве, а душу отдать царю демонов в вечное служение. Как учат писания многих планетарных религий: в мире Смерти первые станут последними. А никому неизвестный Хехшт встал поперек горла нескольким магистрам. Все, что он умеет — это парочка фокусов со стихийной магией, но это не делает ему права командовать рыцарскими армиями как он того захочет.
— И все это ради неограниченного боезапаса, бронебойных орудий с мощью космических драконов, щиты как силовые поля боевого крейсера и демонический топор, способный разить врагов, даже когда хозяин ранен и не может вести полноценный бой, — сержант звездных рыцарей из ордена Маргуса произнес эти фразы как фрагмент героической баллады.
— А вам придет сила титаната, абсолютное бессмертие и человеческое тело получит такую же крепость как капитанский рыцарский доспех, — дополнил сержанта Ганнибал. — Я правильно прочел ваши сокровенные мысли.
— Так и есть, собрат по ритуалу, — Вергилий улыбнулся как прирожденный вершитель заговоров и интриг, но брыли на немолодом лице исказили гримасу так, будто кладбищенский гуль радовался свежему трупу. — Только учти, смерть Дзарда Иксора должна произойти вдалеке от четырех стихий и встретить он ее должен без мучений.
— Медленнодействующий яд и выброс на дороги имматериального мира, — ответил великан. — Мелким демонам и полуплотным тварям тоже нужно чем-то питаться.
 
«Имматериальный мир. Другая сторона привычной вселенной, живущая по своим законам. Здесь можно сделать много из того, что в простом мире не поддается простому объяснению. К примеру, можно легко попасть из одного созвездия в другое, банально пройдя пару сотен метров. Именно так аструмвенаторы прокладывают маршруты для космических кораблей на дальние расстояния. Но у имматериального мира есть не только преимущества, но и тайны. Главная из которых заключена в том, что он обитаем».
Гархус, хищный зверь имматериальных дорог первым прибежал к свежей добыче. Гуманоида выбросили за борт корабля несколько минут назад, и в умиравшем теле еще тлела искра жизни. Гархуса привлекали живые существа из физической вселенной. Путешественники, исследователи или просто те, кому не повезло попасть на дороги имматериального мира неподготовленными — являлись лакомой добычей. Зубастая пасть сомкнулась на левой руке замерзшей еды. Прозвучал едва слышный щелчок, и зверь слишком поздно понял, как сам стал жертвой более коварного охотника. Рот хищника наполнился роем острых игл. Они врастали в плоть, выкачивая жизненную силу из сильного тела. Зверь попробовал разжать челюсти и убежать, но тело его не слушалось. Существо, напоминавшее помесь ящерицы и медведя, жалостливо заскулило, отдавая остатки жизни тому, кто пару секунд назад мог стать скитающимся призраком среди инормирных дорог.
«Я ненавижу этот способ кормежки, но иной раз ситуация не оставляет выбора. — Гуманоид поднялся в полный рост. Теперь его тело состояло из слоев темно-красной брони. Кисти рук и голени оставляли черный цвет, а лицо приняло серебристо-зеркальную структуру. Материал, похожий по свойствам на металл, заменял гуманоиду кожу. Превращение из телесной формы в монстрообразную проходило быстро и безболезненно. Во время опасности переход мог произойти благодаря инстинкту самосохранения. Лицо, похожее не человеческое, только выполненное из металла, да еще и отличающееся по цвету от остального тела смотрелось в мире монстров как карикатурная маска. Дзард обожал юмор и любил рассказать парочку смешных историй. Дать монстрообразной форме имя Маска получилось у капитана рыцарского ордена довольно легко. — Когда в магистрате рыцарского ордена узнали о моей способности к трансформации в нечто среднее между вампиром и металлической машиной, в мой адрес пришло больше двух десятков вызовов на дуэль. Собратья по оружию так спешили получить продвижение в табеле о рангах, что вызывали на бой не офицера рыцарского ордена, а того самого монстра, в кого он превращался. Что ж, Маска всегда готов к бою с любым противником».
«Пришлось охладить их пыл, — На серебристом лице расцвела грустная улыбка. Высушив гархуса до капли, Иксор смахнул похожее на пустой мешок тело зверя с предплечья. — А вот почему капитана рыцарского ордена выкинули за борт боевого звездолёта, вопрос весьма интересный. Тем более что на борту было не особо много народу. Просто еще парочка звездных рыцарей и один робот-оруженосец. Отряды рыцарского ордена Драконов-охотников патрулировали пограничные миры между Светом и Тьмой, на такой службе очень быстро узнаешь цену лишнего щита и магазина для антигравитационной пушки».
Для продолжения сыскной деятельности Маске следовало покинуть локацию. Смерть гархуса уже привлекла других хищников имматериального мира. К тому же капитан никогда не поедал свои жертвы точно кладбищенский гровейр или ненасытный оборотень. Кровь или жизненная сила — да, это были его трофеи. Так получилось, что вампирские пристрастия помогали ему переживать непростые моменты жизни. В противостоянии с Лордом Тьмы и его машиной, меняющей судьбы целых миров, вампирзим вместе со способностью превращения в монстра передался звездному рыцарю через укус паразитов из мира демонов. Откуда Маска взял свои силы сейчас, когда машина Левиафана уничтожена и многие события изменили свой ход, рыцарь до конца вспомнить не мог. Да и как можно вернуть в памяти те моменты, в реализации каких ты пока лично не участвовал? Одно Маска мог сказать точно, в его теле резко сократилась концентрация наномашин. Сложные механизмы размером с пару молекул в прошлых приключениях залечивали раны за несколько минут. Микроиды, души побежденных монстров имматериального мира, также никак не проявлялись. Это объясняло, почему с ним так легко справились на борту звездолета — сейчас Маска был слаб по сравнению с самим собой из иной хроники событий. Но сверхсила внутри мощного тела имелась, и ее запасы показывали достаточный уровень для начала нужных действий. Дрожь под ногами заставила вампира взмыть вверх в длинном прыжке. На обитаемых просторах имматериального мира встречались и такие хищники, с какими даже Маске в нынешнем состоянии было не совладать. Чутье не подвело — в том месте, куда вампир выбросил высушенное тело гархуса, каменистая основа взорвалась фонтаном острых осколков, открывая дорогу для пучка толстых отростков с зубастыми пастями на концах. Этот житель имматериального мира назывался древор. Алхимики и жрецы описывали его как разумное растение, живущее исключительно под землей. Древор проталкивал толстые корни сквозь плотные массы субстрата, разрастаясь на сотни метров от основного тела-ядра. А если его корни замечали потенциальную жертву, то сразу же вырывались наружу и хватали добычу зубастыми ртами, разрывая ее на части.
Когда Маска стал одним из командиров затерянной крепости Арболерус, то он мог летать как настоящий корабль. Конечно, ему в этом помогали летающие минироботы, оборудованные миниатюрными ускорителями. Ускориться вниз, трансформировать шестипалые кисти рук во вращающиеся буры с острыми кромками и перемолоть корни древора — в войне Лорда Левиафана такие трюки были ему по плечу. Сейчас как ни старайся, руки были просто руками. Да, сильными и крепкими, но не более.
«Нужно уходить от корней подземного охотника!» — решение было хорошим. Особенно после того, как во время прыжка Маска заметил странное свечение в паре километров на тридцать градусов справа. Выпасть за борт звездолета в имматериальном мире, сохранив жизнь — это только одна десятая победы. Для финального выхода победителем требовалось перебраться из имматериального мира в реальный, а осуществить такой переход в любом месте не представлялось возможным. Для этого нужно было найти врата перехода — порталы, соединяющие два мира, построенные древними богами. Существовал и вариант номер два — дождаться, пока кто-нибудь из магов или жрецов откроет канал для перехода. В имматериальном мире это выглядело как столб яркого голубого света, уходящий высоко вверх. Похожее свечение Маска и заметил, убегая от древора.
В имматериальном мире попадаются области, аналогичные привычным полям. Там вместо злаков и цветов растут весьма агрессивные образцы космической флоры. Курс демонологии причислял их к царству грибов. Эти организмы покрывали спорами любой объект, чьи размеры превышали один метр в высоту. Стоило только пройтись по искрящемуся белесым отблеском полю имматериальных грибов и за пару минут все тело обсыпано густым слоем похожих на крошечные гранулы частичками. Споры грибов обладали одной особенностью — они могли прорасти в любой среде и на всех типах поверхности. Какие бы силовые поля ни защищали попавшего к грибам исследователя, споры все равно находили способ проникнуть и покрыть всю поверхность скафандра молодой порослью грибов. Спустя несколько часов попавшая на грибное поле жертва превращалась в движущийся субстрат с быстро разрастающимися организмами. Молодые грибы активно поглощали органику и перерабатывали неорганические компоненты, укрепляя собственные микоризы и ножки, сначала проникая внутрь жертвы, а затем растаскивая ее тело изнутри. Притом попавшая в ловушку добыча не замечала, как слой за слоем ее жизнь выкачивается тысячами хищных грибов. Кибернетические организмы, которых удалось спасти из подобной западни, описывали процесс разрушения как сон под одурманивающим снадобьем или компьютерным вирусом, парализующим байты информации. Звездолёты если попадали на грибные поля, то проходили их на большой скорости и их корпуса были слишком толсты для мелких спор, чтобы подвергнуться разрушению. Для заговоренных сплавов похожие воздействия сравнивались с легким слоем ржавчины на простом чугуне.
Подвергалось ли тело Маски жреческим заговорам, рыцарь не знал. Точнее, его память еще не выдала однозначный ответ на похожий запрос. А грибные споры уже касались крепкой брони. Как обладатель вампирских способностей рыцарь мог растворяться в окружающей среде, превращаясь в эдакий туман. Бесплотный и быстрый высший вампир мог благодаря такой способности протиснуть тело любой комплекции в мельчайшую щель. Маске требовалось иное — оперативно и без последствий преодолеть поля хищных грибов. Он перемещался подобно холодному ветру, срывая голодные споры с кончиков мицелия. Маленькие, похожие на шарообразные колючки, грибные споры летели сквозь бегучего по полю смерти вампира. Поглотители жизни чувствовали, как лакомая добыча ускользает от них, но осесть на движущийся туман для грибных спор не представлялось возможным.
«А вот это не очень здорово!» — капитан прибыл к месту назначения как раз вовремя. Из реального мира открывались ворота для одного из постояльцев имматериальных карт.
Столб света обрастал каменными стенами, превращаясь в огромный колодец, стенки которого уходили высоко в фиолетовые небеса. Целостность сооружения и степень готовности напрямую зависела от интенсивности ритуальных песнопений вызывавшего монстра жреца. Структура постройки улучшалась на глазах. Новые детали материализовывались из ниоткуда. Только никаких лифтов, пафосных подъемных механизмов или лестниц из золота не предлагалось. Космическому демону итак прокладывали прямой путь в реальный мир с живыми обитателями и их душами. Монстру оставалось оперативно пролезть по внутренним стенкам колодца до искрившейся желтыми молниями поверхности портала, и ритуал будет доведен до конца. Прибывший на отведенное жрецом место демон будет заточен внутри некой области и по мере выполнения требований вызвавшей стороны область действий монстра начнет постепенно расширяться.
«Может, это и хорошо, что я оказался здесь, — Маске в голову приходили разные мысли по поводу происходящего. — Только как остановить того, кто в несколько раз сильнее тебя?»
У космических демонов ни рангов, ни классов как таковых не существовало. Врождённая способность определять эктоплазматический потенциал объектов позволяла демонам видеть силу и мощь противников или других представителей своей расы. Кто-то как и люди жил в городах и предпочитал держаться среди сородичей, но также были и скитальцы. Одиночки, алчущие приключений и новых источников энергии, они уходили в имматериальный мир и как звери охотились на звездолёты и звездные крепости, наращивая мощь с каждой новой победой. Маске попался как раз скиталец. Он шел в открывшийся путь к живым душам как прикормленный хищник. Его тело скрывалось в клубах плотного дыма, но для зрения вампира не составило труда преодолеть маскировочную завесу. У монстра было гуманоидное тело, целиком состоявшее из металлических сфер, покрытых острыми выступами. Сферы постоянно перемещались, перекатываясь по рельефным контурам, или погружались и выныривали из демонической плоти. Головки образований постоянно вращались как сверла у дрели, причем движения были асинхронны. Маска чувствовал внутри каждой сферы собственную жизнь. Выступы были не просто элементом брони, они могли проявить наступательную функцию в ходе атаки. Либо вылететь подобно ракете в тело врага, либо удлиниться и опутать противника, точно змея, впрыскивая яд через ранения. Размером скиталец был как пятиэтажный дом. Голова имела вытянутую форму, рогов не было, зато затылочная часть черепа плавно переходила в гибкий хвост с острым жалом на конце. Вампир видел, как жало извивалось в поисках свежей жертвы. Ступни и кисти рук чудовища имели нарушенные пропорции и были слишком большими даже для космического демона. Подобная диспропорция конечностей давала наводку на замаскированное в них оружие. Когти на ногах были острее плазменного резака, а из костяшек могла вылететь очередь крупнокалиберных снарядов.
«Каждая из его составляющих живет по своим законам, не нарушая общей целостности, — рассуждал Маска. — Значит, составляющие элементы соединяет не кровь или оболочка, а что-то еще. Разрушишь его тело в одном месте, сферы быстро перестроятся и рана мгновенно закроется. А змеи-наросты не дадут незаметно подойти к нему. Выпить такого как бочку вина не получится, да и на вкус кровь обитателей имматериального мира как настой полыни. Жало с хвостом как продолжение головы откладывает маневр с атакой со спины».
Спину скитальца украшал небольшой плащ, сшитый из стандартов разрушенных звездных крепостей. Маска насчитал три символики. Швы, соединявшие флаги уничтоженных боевых отрядов, аккуратные, ровные, будто массивные ручищи демона могли удержать тонкую иголку и вышить каждую нитку обметки.
«Посмотрим, чему меня научили боевые инструкторы Драконов-охотников!» — вступать в открытый бой с космическим демоном на просторах имматериального мира означало долгий затяжной бой с потерей как минимум одной конечности и весьма серьезными ранениями. Но и выпускать монстра в реальный мир никак было нельзя. Оставалось одно — столкнуться с чудовищем на стене колодца.
Уступая космическому демону в габаритах, Маска не представлял для него явной угрозы. Скиталец увидел, как некто более мелкий и смелый решил также пробраться в реальный мир. Но призыв жреца мог перенести только одного монстра, второй разрушался вместе с колодцем. Именно этой особенностью Дзард и собирался воспользоваться. Догнать и перегнать громилу, было вполне по силам. Скиталец не особо осваивал мастерство скалолазания. Конечности работали ровно, аккуратно проталкивая громоздкое тело наверх. Иксор перемещался прыжками. Вампирские способности помогали находить нужный уступ, а ускоренный ритм движений давал отличную возможность для обгона конкурента. Начав восхождение вторым, Маска через несколько секунд уже опережал космического демона. Скиталец поздно осознал степень угрозы. Но догнать вырвавшегося вперед Иксора было трудновато. Наросты-змеи выполнили функцию гарпунов, схватив Маску за правую ногу. Демоническое жало порхало в разные стороны, намечая место для удара.
«А вот это может сработать!» — Иксор прыгнул вниз, навстречу скитальцу.
Когда демон наметил цель для удара и хвост метнулся в сторону Маски, вампир поймал конец и оторвал ядовитое жало от хвоста.
Контакт с разрушавшими врагов наростами не был приятным, но и времени на долгий бой не оставалось. Вампир всадил вырванное жало демону в голову. Дзарда удивила рыцарская эмблема, оставленная кем-то из светлых жрецов на вытянутой морде монстра. Пораженный собственным ядом, скиталец превратился в застывшую статую. Составлявшие его тело сферы начали беспорядочно перемещаться, пытаясь вернуть монстра к жизни, но задача у них оказалась не из легких. А вот Маске вполне хватило сил для разрыва державших его ноги пут. Получив свободу, Иксор продолжил путь наверх.
«Похоже, горло жреца начал ослабевать», — под руками Маски начали постепенно исчезать каменные выемки и уступы, необходимые для быстрого подъема вдоль стен колодца. Последние три метра Дзард преодолел в прыжке, успев ухватиться кончиками пальцев за мерцавшие края портала. Грань между мирами была на вид такой тонкой, но при контакте обжигала пальцы даже космическому монстру. А внизу трещал камень колодца и стены грозили вот-вот обрушиться.
— Пора возвращаться в реальность, — произнес Маска, без труда втаскивая свое тело в окно перехода между мирами.
 
Жрец Флор Лофф давно ждал гостей. Гримуар, попавшийся ему в руки, требовал приношения очень своеобразной жертвы. Ни расовая принадлежность, ни возраст и ни чистота крови кандидата не играла особой роли. Жертва должна была стать членом рыцарского ордена, и умертвить ее следовало не совсем в обычном месте. Воздух, земля, огонь и вода — место смерти никак не должно быть связано с четырьмя стихиями. Подобную задачу простому жрецу решить не представлялось возможным. А вот соблазнить поднять руку на брата по службе Флор умел мастерски. Без умения убеждать других невозможно стать основателем культа. Массовые гимны и слепая вера оказываются неплохими аргументами в диалоге с представителями расы демонов. Нужно только вызвать того, с кем можно общаться. Мелкие сущности реально не могли помочь в плане глобальных реализаций.
Сегодня его скромный замок на заброшенном астероиде уже посетили двое звездных рыцарей. Большие пушки и бессмертие не составляли проблем для реализации. Лоффу стало смешно при мысли о сотне замученных жертвах, отдавших души и столько крови, всего лишь ради тщеславия парочки зарвавшихся вояк.
— Приди в наш мир, повелитель! — Флор поднял руки высоко вверх, играя пальцами, словно он держал тяжелый невидимый шар над головой.
Ганнибал и Вергилий стояли слева от жреца. Присутствие настоящих звездных рыцарей в полном вооружении вселяло в культистов уверенность в правильности выбора объекта для восхваления. Бездомные, бродяги, отвергнутые бастарды благородных семей и те, кому нечего делать в обыденной жизни, сегодня их объединяло одно — желание увидеть настоящего демона из глубин имматериального мира. Были в толпе и те, кто воспринимал все происходящее как шоу. Так часто делали представители черной прессы. Корреспонденты собирали на своих страницах любую читабельную чернь, какую не увидишь в официальных средствах массовой информации.
Маске было лестно появиться на публике под вспышки фото и видеокамер.
Настоящий металлизированный монстр с рельефной мускулатурой и двухметровым ростом привел паству Флора в восторг.
— И это космический демон? — Ганнибал был явно не рад увидеть монстра из имматериального мира ниже себя ростом.
— Это Дзард Иксор! — Вергилий опустил забрало шлема и вскинул бронебойную пушку наизготовку. — Не знаю, как он сюда попал, но это не тот космический демон, которого мы ждали.
— Не ты мне яд бросил в еду, Вергилий, — произнес Маска, показывая клыки, — поэтому я отправлю тебя в мир Смерти раньше срока.
Сержант из ордена Маргуса выдал по Маске залп.
Скорость вампира позволила Иксору уклониться от выпущенных снарядов.
Культистами охватило состояние экстаза при виде стычки между космическим демоном и звездными рыцарями.
Флор не понял причину конфликта и тут же вмешался:
— Стойте! Кого бы вы в нем не узнали, я заключил его в круг. Он не может выйти из очерченной красным порошком области и хоть как-то навредить вам.
— Тогда я его убью, — выдал разозленный Ганнибал, нацеливая пушки доспеха и активируя лезвие топора. — Если он не исполнит мое желание.
Стены замка сотряс рев треснувших стен, а в зал призыва вылетело острие корабельного гарпуна от аварийного буксира. У звездолета это был аналог лебедки наземного вездехода. Он мог поспорить с чужой гравитацией или погасить паразитное ускорение при выключенных двигателях. Сейчас механизм произвел выстрел точно до того места, где Флор заключил Маску.
Великий жрец, обещавший последователям исполнить любые мечты и фантазии, первым осознал опасность ситуации. Кто бы ни помог Маске в освобождении, но ритуальный круг был разорван острием гарпуна. Обычному сплаву требовалось всего лишь сдвинуть шепотку порошка чуть вперед, образовав в контуре едва заметный разрыв.
— Ты хочешь увидеть оружие из мира монстров, — улыбнулся Маска, подмигивая великану. — Исполняю!
— Стреляй! — сержант первым заметил, как в руке вампира возникло оружие, напоминавшее тяжелую пушку с барабанным механизмом и прямоугольным сечением ствола.
Маска выстрелил первым, лейтенант вторым. Опытный дуэлянт наконец встретил оппонента, переигравшего его в скорости и ловкости. Выстрел вампира пробил в корпусе великана дыру размером с футбольный мяч. Снаряд демонической пушки не просто прошел сквозь пластины доспеха. Рана с каждой секундой увеличивалась, расширяя область поражения. Ганнибал Бардис как будто растворялся, источая едва заметный сизый дым. Но вот его снаряд прошел мимо цели, потому что Дзард успел уклониться. Да, прием для выхода один на один мерзкий, но настоящий мастер должен уметь выполнять любой трюк в самых неожиданных ситуациях.
Вергилию во второй раз повезло больше — один из его зарядов достиг цели, пробив броню Маски.
— Как ты это сделал? — искренне удивился Дзард, ощущая вытекавшую из раны кровь. Да, у него она имелась и была далеко не черная, а скорее красно-фиолетовая.
— Эти снаряды осветил священник, — хохотнул сержант, выпуская новую очередь. — Они специально освящены, чтобы пробивать демоническую плоть. — Вергилию отступать было некуда. Потенциальная жертва не просто выжила, но еще и оказалась мощным монстром. Испугавшийся жрец заляжет на дно, и будет набирать новых послушников. А обрадованные происходящим культисты долго будут вспоминать этот день.
Из толпы фанатов космических демонов набрасываться ни на рыцаря, ни на Маску никто не стал. Да и зачем? Пришедший монстр из глубин имматериального мира действительно оказался могучим: разорвал круг призыва, одолел одного из звездных рыцарей и вел боевые действия со вторым. Причем сдавать позиции Маска не собирался.
Боевой опыт Вергилия помог ему выполнить маневры уклонения от последующих выстрелов болидной пушки.
Сержант стрелял исключительно по Маске. Все же желание поразить монстра служило для звездного рыцаря доминантой. Расстреляв два боекомплекта, Вергилий приготовился перезарядить оружие и здесь Иксор поймал его. Скорость и сила вампира обеспечили мгновенное перемещение до цели. Раненое плечо болело, но это не помешало Маске свернуть старому сержанту шею. У оружия из мира монстров и его разрушительной мощи имелись и недостатки, одним из которых являлся большой урон. Замок Флора держал необходимый для дыхания культистов воздух. Системы жизнеобеспечения задраили пробоины, проделанные Маской и его пушкой, но еще пара-тройка выстрелов мощного оружия могли привести к неминуемой катастрофе. Поэтому добивать сержанта Дортса из пушки Дзард не стал.
— Хотел у тебя спросить, — Флор Лофф, сообразив, что Маска не собирается убивать никого из простых граждан, немного осмелел и решил начать со своим гостем простой разговор. — А откуда ты взял оружие? И как разорвал мой круг призыва?
Маска ехидно улыбнулся:
— А это твой скиталец исполнил мое желание. Его убило разрушение портала, но после того, как я парализовал его ядом. Эмблемы рыцарских крепостей и след от печати на голове обеспечивали условие ритуала, и все это произошло на просторах имматериального мира. Вот я и пожелал свою болидную пушку. А корабль произвел залп по моему приказу, потому что изначально принадлежал мне и был запрограммирован на подобные фокусы. Оружия на борту не было. Все законно.
— И что ты сделаешь с нами? — жрецу хотелось услышать что-то хорошее, и Маска не обманул его ожиданий.
— Сюда летят мои братья, звездные рыцари из ордена Драконов-охотников. Они давно хотели арестовать кого-нибудь из жрецов за незаконные опыты с демоническими порталами, и ты исполнишь их желание.
 
Союзник
— Вот тебе! Получай, предатель герцогской армии! — Гарпс испытывал много эмоций, затаптывая полковое знамя отряда звездных рыцарей. После признания их командира в измене каждого бойца ожидал военный трибунал, а после нелегкая служба на самых удаленных крепостях. Маленькое тело и непропорционально длинные конечности превращали смеющегося странника в подобие шута. Большие уши, пушистая голова с маленьким тонкогубым ртом и круглые совиные глаза не могли никого напугать. Костюм грузчика, дополненный экзоскелетом начального уровня и титановым резаком, вполне позволял успешно втаптывать прочный стандарт рыцарского отряда в сухой грунт. Каланая земля посылала в такт прыжков скупые облачка пыли, имитируя микроскопический салют.
— Хи-хи-хи! О-о-о… — Грузчик не понял, как именно его шея оказалась в захвате крепких пальцев. Просто во время очередного прыжка нечто крепкое и холодное схватило ликовавшего Гарпса словно муху. Захват поставили грамотно — указательный палец точно подходил под нижнюю челюсть, а большой упирался под небольшим углом. При любой попытке к сопротивлению грузчик получал перелом шеи за долю секунды, а нападавший при этом лишь щелкнет двумя пальцами.
Пойманный за шею попиратель эмблем как мог, скосил глаза, пытаясь рассмотреть неожиданного свидетеля его действий. Полковые жрецы обладали полномочиями для расправы с вандалами и мародерами на местах сражений. Как раз итог прошедшей битвы и послужил поводом для обвинения командира звездных рыцарей в предательстве. Но хватка холодных пальцев принадлежала не жрецу. Гарпса поймала в захват железная статуя гуманоида с перекаченной мускулатурой.
— Кто тебе дал право танцевать на флаге звездных рыцарей? — в глазах металлического воина горел красный свет. Он проникал в душу, находя слабые места и разрушая любые мотивации для проявления храбрости.
Стоило Гарпсу вспомнить о титановом резаке, как гуманоид отшвырнул его точно пустой мешок.
Грузчик несколько метров прокатился кубарем, а когда инерция броска позволила твердо опереться руками о плотную почву, ответил:
— Какое вам дело? Кто вообще вы такой?
Гуманоид одним движением сдернул втоптанный в пыль флаг, стряхивая с прочной ткани штандарта грязь и сорный мусор.
Гарпс был готов к бою. Экзоскелетная составлявшая его экипировки позволяла легко и быстро поднимать тяжелые предметы массой до пяти центнеров. Лезвие резака всегда могло приступить к действию. Металл наземных механизмов, дерево, пластик любой прочности и даже прессованная гранитная крошка — острое лезвие покоряло любой класс таких материалов. Из чего именно была выполнена красная броня гуманоида, вопрос пришелся как раз в тему. Для боевого скафандра анатомические контуры слишком сильно выделялись. Рыцарская броня также отпадала, поскольку звездный рыцарь вместе щитами и пушками выглядел как ходящий танк. Ростом противник чуть-чуть превышал два метра, стопы имели стандартную вариацию и не сильно утопали в пыли. Как не специалист по боевым машинам грузчик пришел к выводу, что перед ним вариант андроида, с набором специальных программ или герой-одиночка, прошедший киборгизацию. В любом случае, красное тело было выплавлено не из простых металлов.
Гуманоид невзначай напряг руку, и Гарпс увидел, как в движущихся мышцах сверкнула фиолетово-белая молния. Металлическая фигура быстро и ловко свернула знамя и закинула за плечо. Как и чем крепился сверток к броне, грузчик не знал.
— Откуда ты взял такую игрушку? — между Гарпсом и гуманоидом было больше восьми метров, но грузчик едва успел сделать вдох, как защитник знамен приблизился почти вплотную к нему.
— Что значит «взял»? — возмутился Гарпс. — Я его честно подобрал после разгромного сражения. Там, за горой, валяется много опасных и грозных игрушек. Тебе повезло, что я не заинтересовался бронебойными пушками или скорострельными огневыми системами с магнитными минибомбами в качестве снарядов.
На серебристом-сером лице гуманоида мелькнула ухмылка.
— А что? — продолжил грузчик. — Я, между прочим, умею стрелять.
— И это все твои таланты? — пошутила красная фигура.
— А что тебе нужно?
— Расскажи мне о прошедшем бое?
— Рыцарский орден Горгоны контролирует всю планету и защищает нас, — приступил к рассказу Гарпс. — Но два месяца назад из имматериального мира пришел монстр. Он выглядел как ходящий замок, и его тело состояло сплошь из кислотного тумана, всасывавшего в себя все живое на километр. Армия местного сеора потерпела сокрушительное поражение при битве с чудовищем, а после чего послала сигнал о помощи. Звездные рыцари из армии богов Звезд откликнулись на призыв и высадили к нам небольшой отряд десанта. Командир рыцарей ордена Горгоны проявил недовольство и доказал, что чудовище пришло в нам из имматериального мира с посторонней помощью и что рыцари из армии богов Звезд открыто захватывают планету для получения ресурсов и тотального порабощения населения. Несколько часов назад между двумя рыцарскими армиями произошла битва, и орден Горгоны убедительно одержал победу.
— Значит, — подытожил гуманоид, — ордены звездных рыцарей захватывают планеты, выкачивая полезные ископаемые для своих кузнец, и легко убивают друг друга в ходе глупых интриг. Грустно!
— Х-хи! — хмыкнул Гарпс. — А ты сам-то кто такой? И как вообще здесь оказался?
Заболтать, усыпить бдительность и резануть точно по шее — план хороший, привести в исполнение легко. Рука уже тянулась к цели, когда гуманоид ответил на вопросы:
— Можешь звать меня Маска. Я пришел сюда из имматериального мира через врата перехода.
— Космический демон!? Живой! — грузчик отскочил от Маски как мог дальше. — А я тебя хотел по горлу резануть, не надо меня убивать за это, я же просто подумал, но не сделал. Пожалуйста-а-а!
— В мегавселенной, построенной лордом тьмы Левиафаном и его машиной, меня называли киборгом-вампиром и аборигены свободных миров тогда были добрее, — продолжил Маска, грустно качая головой.
— Лорд тьмы? — поинтересовался Гарпс. — А это кто еще такой? У нас есть среди действующих богов негодяй, но его имя Царь. Его Легион может разгромить любую армию в космосе или имматериальном мире.
— А кто такой Хехшт? — усмехнулся Маска.
— Как? — грузчик взялся за голову, не зная как реагировать на проявленное невежество. — Генерал Хехшт, командир армий семи рыцарских орденов. Его действия сам Дворец богов одобряет.
— Надо же! — удивился Маска. — В моем летоисчислении всего месяц назад Хехшт только и мог сообщить бойцам: сегодня я скажу, что будет: вы все умрете, а сейчас он объединенной армией командует. В забавный мир я попал. А рыцарские знамена топтать все же нехорошо. Жрецы за это знаешь, что делают? — Правая рука Маски вмиг покрылась острыми, как бритва наростами, а все тело как будто увеличилось в размерах.
Гарпсу показалось, что его сейчас растопчут и нашинкуют точно салат. Требовалось как-то найти оправдание проступку. Второй трофей, найденный недавно среди кустов горных цветов, имел высокую ценность. Два рыцарских погона, срезанные с командирского доспеха, были выплавлены из чистого золота. Зачем Гарпсу понадобилось топтаться на знамени? Ведь он изначально хотел одно — расплавить офицерский знак отличия и спокойно пусти его в оборот в виде самодельных монет. Главное золото, а чем радует номинал — мало кого волнует. Но жизнь стоила намного дороже пары остроугольных формочек. Грузчик решил, что если космический демон его отпустит, то тогда он обыщет место сражения и попробует набрать легкого оружия и осколков брони для продажи старьевщикам.
— А я не один! — решительно заявил Гарпс, бросая Маске остатки офицерских погон. — Это я тоже подобрал. Между прочим, сам хозяин этих погон отпиливал их ручным лазером со своего доспеха.
Маска ловко поймал летевшие невпопад знаки отличия. Погоны были настоящие. Форма из елочек и снежинок с многослойной гравировкой. К его доспехам когда-то крепились похожие, его даже капитаном называли. Впрочем, звания Маску никто не лишал, боевых заслуг — тоже. Вампирское чутье вело его к братьям по оружию. За армию богов Звезд он уже воевал, поэтому и бросить последнего выжившего после сражения звездного рыцаря Маска не мог.
— Куда он направился? — пальцы чувствовали тепло срезанного металла. Грузчик впервые радовался такому подарку судьбы не более двадцати минут назад. А это означало, что собрат по оружию ушел не так далеко и, вероятно, нуждался в помощи.
— Он сказал, что знает причину могущества Моркбита, командира рыцарей из ордена Горгоны, — начисто выложил Гарпс, понимая, что своим ответом спасает собственную жизнь или конечности. — Еще он произнес слово «ведьмы», а потом исчез, словно растворился.
Маска широко улыбнулся, показывая острые клыки в металлической пасти:
— Спасибо за сводки с полей, Гарпс!
— А откуда ты знаешь мое имя? — в голос удивился грузчик. — Я же тебе его не озвучивал? — Но отвечать было некому. Красная фигура Маски растворилась в вечереющем дне.
 
Артор Галадрий, лейтенант рыцарского ордена и командир разведывательного отряда сейчас больше походил на поросший травой холм. Система маскировки выполняла возложенные альттехнологами функции на высший балл. Боевой топор, пропитанный магией всеразрушающего огня и щит из заговоренного жрецами металла — вот достойные орудия отмщения за смерть братьев по отряду. Моркбит и его воины как саранча выкачивают из недр планеты ресурсы и телепортируют добычу в свои крепости. Сеор, правивший планетой, теперь лежит среди кучи мусора рядом с дворцовой площадью. Меч Моркбита отрубил правителю голову, а верные командиру бойцы младшего ранга расправились с министрами и охраной. Галадрия как раз пригласили во дворец на показ финальной сцены расправы. Звездный рыцарь никак не мог спасти убитых людей. Он активировал окно локального телепорта и поспешил сообщить о захвате планеты богам Звезд, но сигнал телепортатора был отслежен техниками ордена Горгоны, и три десятка бойцов разведывательного отряда подверглись атаке. Рыцари Моркбита выпрыгивали прямо из воздуха, расстреливая бойцов армии богов Звезд точно скотину на бойне.
— Вас бы все равно убили, — Маска рисковал, неожиданно появляясь за спиной звездного рыцаря, но киборг-вампир сам прошел выучку в залах магистра Эвольвера.
Стремительные выпады Артора никак не повредили Маске. Каждая атака пламенного лезвия не достигала цели в результате вовремя выполненного маневра уклонения. Верх, низ, диагонали, центр — Маска знал, в какой манере на него посыплется рой атакующих ударов и с успехом уклонился от всех попыток магического оружия пронзить его броню.
— Кто ты такой? — Артор никогда не встречал подобного врага. Внешне выглядел как космический демон, а двигался подобно звездному рыцарю. — Говори, пока я тебя не изрубил на куски!
Лейтенант немного не договаривал, на его доспехе имелись три пусковые кассеты для миниракет. Два плеча и затылок, именно оттуда пусковые системы могли в любой момент выпустить по Маске залп. Энтропия, антигравитация, магический заряд с любым из полей или банальная термическая начинка, прожигающая все на своем пути — вариантов для причин ранения у Маски имелось предостаточно.
— Посыльный, — без тени юмора ответил киборг-вампир. — Принес тебе лично в руки.
Два офицерских знака отличия стукнулись о нагрудные пластины рыцарской брони. Маска бросил Артору спиленные погоны как метательные ножи.
— Ты не так понял, — рыцарь не опускал активированный топор, но и в атаку не шел. — Я не дезертир. Но и предателем собственных бойцов тоже быть не хочу. Если бы я принял смерть в бою во дворце сеора, у моих людей имелись бы шансы на выживание.
— В качестве рабов ордена Горгоны? — съязвил Маска. — Кстати, а зачем тебе ведьмы понадобились?
— Они и есть тот самый зверь, какой наносил армии сеора поражения, — твердо отрезал рыцарь. — Жрец из моего отряда доказал это, а бойцы смогли выследить шаттл командира рыцарей ордена Горгоны до этого места. А твоя персона здесь причем?
— Я тоже отстаиваю интересы богов Звезд и имею информацию для генерала Хехшта, — поделился своими секретами Маска. — И мне будет лучше, если ты проводишь меня хотя бы до ближайшего узла связи.
Громовые раскаты заставили бойцов замолчать. Дожди при такой влажности и рельефе вряд ли могут начаться так внезапно, а вот нечто большое и громоздкое вполне способно телепортироваться в радиусе пятистах метров.
Транспортный шаттл Моркбита нагло материализовался рядом с бойцами, разрывая ткань пространства и времени.
— К бою! — лейтенант ринулся в бой, поливая ракетными залпами приземлявшийся корабль. Ход тактически был продуман на отлично. Пока шаттл до конца не перешел от одной очки пространства в другую, защитные экраны могут быть ослаблены, а это дает возможность подрыва аккумуляторных блоков или орудийных отсеков. Не забыл Артор и про пушку — одно из основных орудий звездного рыцаря. Снаряды рыцарских орудий пропитаны магией и могут пробить любые щиты магов, а благодаря высокой температуре взрыва обыкновенная контурная защита экранов может банально выйти из строя из-за перенапряжения. Четыре ствола тяжелого скорострельного оружия поливали командирский шаттл. Маска почувствовал тот момент, когда действия лейтенанта возымели успех и корабль Моркбита взорвался. Согласно всем законам мегавселенной андроиды также считались полноценными организмами. Они обладали всеми демократическими свободами, присущими живым гражданам. Священники Святого братства смогли обосновать наличие у разумных машин цифровой души. Правы они были на все сто процентов или нет, Маска не знал. Он не был андроидом, но смерть шести человекоподобных машин почувствовать успел. Ощущение такое же, как и от смерти человека. Киборг-вампир прикусил губу. Полученные только что данные подтверждали наличие души у разумных автоматов, и она была далеко не цифровая. Но главный сюрприз преподнесли не сопровождавшие Моркбита андроиды, а сам командир звездных рыцарей.
Командир рыцарей ордена Горгоны возвышался посреди горящих обломков точно гора. Будучи помесью человека и горного тролля, Моркбит в рыцарской броне воплощал всю мощь хорошо отлаженной боевой машины. Конечности толщиной со столетний дуб двигались так легко и мягко, будто трехметровый громила десять лет посвятил балету. Дополнительные пластины брони, силовые кастеты и комбинированное оружие звездного рыцаря, сочетавшее в своей конструкции огнестрельное оружие и острые лезвия абордажного тесака — командир рыцарей ордена Горгоны пришел на разборку во всеоружии. Шлем великан не стал одевать. Лысая голова с укрепленными металлическими пластинами черепом могла выдержать любые удары.
— Боги Звезд и их прихвостни! — Алеон Моркбит широко раскрыл большой рот, жадно вдыхая струи обжигающего огня, а потом шумно выдохнул через нос плотную струя горячего ядовитого дыма. — Я вызываю вас на бой!
— Это мой бой! — Артор Галадрий жестом приказал Маске отойти и вступил в бой.
Огненный топор и увенчанные оружием и щитами руки гиганта вступили в танец жизни и смерти.
Секреты силы, концентрации и скорости, которым обучают бойцов в рыцарских крепостях, позволяли развивать бойцовские навыки до такого уровня, когда каждое движение руки с оружием превращается в неуловимое размытое движение. Магические артефакты имелись у обоих командиров. Маска уловил поля Земли и Воздуха. Защита и атака по одному на каждого. И если лейтенант мог по молодости полагаться только на собственное тело и боевые навыки и не позаботился об эффективном наборе из магических приемов защиты и нападения, то командир рыцарей ордена Горгоны нарочно игнорировал традиционную магию. Его доспех вспучивался и бугрился от тэнергии. Бело-фиолетовые волны жизненной силы имматериального мира пульсировали в каждом сегменте командирской брони.
— А вот кто же тебя накачал ей? — задумался Маска, когда Артору удалось совершить невозможное. Лейтенант сумел переиграть гиганта, и огненный топор преодолел сеть оборонительных движений противника.
Отрубленная голова гиганта точно мячик подпрыгнула вверх.
— Это тебе за моих бойцов! — гордо выкрикнул лейтенант, вскидывая руки в победном жесте. — За каждого звездного рыцаря, кого ты и твой орден уничтожили сегодня!
В ответ на грозные возгласы отрубленная голова громко смеялась. Срезанная с массивных плеч, она не спешила упасть на земную твердь. Как демонический снаряд, отрубленная голова взлетела вверх, прокрутившись несколько раз вокруг себя, а затем на пути к земле широкая ладонь гигантского тела поймала ее.
— Вот это трюк! — присвистнул Маска, когда Алеон Моркбит поймал собственную голову и под аккомпанемент собственного громоподобного смеха приставил ее к ране на плечах. Спустя секунду, отрубленная голова срослась с телом, словно никакого ранения не было.
— Даже я себе подобного не позволял, — взял на заметку эффективный способ воскрешения Маска.
Лейтенант армии богов Звезд не успел среагировать и перейти вовремя к обороне — настолько гигант был быстр. Два мощных выстрела из комбинированных орудий отстрелили Артарику верхние конечности, превратив звездного рыцаря в беспомощного калеку.
— Нужно вмешаться! — Маска проигнорировал приказ лейтенанта о невмешательстве в бой и кинулся на помощь раненому.
Гигант схватил раненого рыцаря за окровавленные плечи и хотел разорвать крепкое тело воина точно бумагу, когда киборг-вампир загородил Галадрия собой. Стандартным бойцовским движением рук снизу вверх он сбросил захват гиганта с плеч раненого воина, а для контрудара выбрал излюбленный прием — дыхание коррозии. Облако зеленого огня охватило все тело громилы. Нехитрый прием из арсенала магии Металла позволял расправляться с любой броней, практически разъедая ее.
Пропитанный энергией имматериального мира, доспех Моркбита был выкован в кузнецах мегавселенной из доступных сплавов и «дыхание коррозии» съедало его слои, открывая области для возможных атак.
Гигант попытался отойти на расстояние от нового врага, но киборг-вампир не уступал оппоненту в скорости.
Когда в ход пошли залпы из комбинированных орудий, Маска использовал сверхскорость вампира и переместился точно под правую руку гиганта. Удар когтями по диагонали вверх по плечевому суставу на время обездвижил руку громилы, а затем мощным прямым ударом Маска пробил доспех Алеона в области грудной клетки и вытащил из раны часть ребер вместе с легкими.
— Любое существо, рожденное в имматериальном мире или мегавселенной, не может убить меня! — командир звездных рыцарей ордена Горгоны прокричал эту фразу как последнюю надежду на спасение.
— Только я родился в том мире, которого в современных вселенных нет, — Маске оставалось лишь с сочувствием улыбнуться, заканчивая бой. Удар мощных когтей в левую сторону грудины, треск из ломаемых костей с металлом и в руке киборга-вампира оказалось бьющееся сердце гиганта. Оно было огромно и пульсировало неестественной для этого мира энергией. Красная рука сжала вырванный из чужого тела трофей. Звук при этом прогремел такой, словно в руке Маски взорвалась граната.
Алеон Моркбит больше не издал ни звука. Побежденный в честном бою, великан упал в дорожную пыль как рухнувший дом.
— Отличная работа, — хрипя, произнес раненый Артор. — Теперь мои бойцы и убитый сеор отомщены.
— Да уж, — выдохнул Маска. — А я все думал, легко ли будет вернуться к своим союзникам?
 
— Отличная работа, капитан Дзард Иксор.
Лейтенанта слегка передернуло, когда он услышал чин своего спасителя.
— А вы кто такие? — Маска заметил трех женщин пожилого возраста. Одеты в простые платья, волосы у каждой длинные, ухоженные. А вот кожа была как у высохшего трупа и их тела противно скрипели при каждом движении, точно крабовый панцирь. В пустых глазницах пропадал любой свет, до какого ведьмы могли дотянуться.
— Мы ведьмы Железной горы, — хором пропели женщины. — И ты нам нужен, Маска, для срочной работы.
 
Планета заложников
Вернуться в мир, который стал хуже, чем был до своего изменения — не самая лучшая награда, какую можно пожелать после победы над Лордом Тьмы. Звездные рыцари дерутся друг с другом из-за ресурсов и запасов биомассы для экспериментов с целью улучшения собственных тел. Молодые боги отстранены от власти, а его прежний друг и советчик Хехшт теперь носит генеральский чин и несет определенную ответственность за сложившуюся ситуацию.
В облике вампира лучше было особо не светиться. После уничтожения машины Левиафана Маска успел отличиться дважды. Оба раза были связаны со звездными рыцарями и их локальными конфликтами. Но вся информация о сторонних вмешательствах передавалась по каналам межпланетной связи со скоростью мысли. В обновившейся мегавселенной этот показатель превышал саму скорость света. Абсолюты — раса гуманоидов, во многом схожая по внешнему и внутреннему строению с людьми — мало у кого могла вызвать лишние вопросы. Обычный человек, странствующий по пыльным дорогам, был вполне типичным попутчиком, каких встречалось на каждой планете по тысяче. От оружия пришлось избавиться. Незнание законов обновленного мира не освобождало от ответственности. Да и перед беззащитным незнакомцем недругам проще было потерять бдительность и проявить череду весьма грубых ошибок.
Внимание капитана рыцарского ордена привлек зажегшийся слева от дороги костер. Остановка на ночлег или разбивка лагеря — вполне обычное дело для путешественников, но на все это требуется определенное время. А привлекший внимание Дзарда огонь возник за секунду. В ночи его ждали. Пока что желали только поговорить, иначе вместо внезапно загоревшегося огня в него летела бы пуля.
Костер действительно горел жаркий. Большие толстые поленья давали тепла и света на несколько часов. Чуть в сторонке на плотных подстилках сидели женщины. Одна была еще ребенок, и ее руки нежно сжимали тряпичную куклу, второй исполнилось не более трех десятилетий. Она могла своей красотой затмить любую конкурентку. Третье оказалась древняя старуха. Мама, дочка и внучка. Догадаться было несложно. Только в этот раз считать опыт и возраст нужно было в ином порядке. Среди трех ведьм старуха была молодой, красавица выступала как дочь, а самая старшая и сильная носила облик девочки.
— А ты сразу понял, кто мы, — старуха визгливо усмехнулась.
Дзард подошел к горевшему костру и сел на корточки, спокойно грея руки.
— Мои глаза научились видеть немного больше, чем простые люди, — мирно ответил рыцарь. — Вас выдает костер. Не каждый лесоруб в силах одолеть эту породу дерева. А про простых дам и речи не идет. Отсюда приходят первые выводы.
— Ты тоже гораздо сильнее, чем кажешься на первый взгляд, — красавица плавно поднялась в полный рост, медленно проведя руками по упругой груди. — Найденная на старом складе одежда вот-вот треснет по швам от распирающей ее мускулатуры. Простой путник такие пропорции никогда не разовьет. Тебя несколько раз улучшали и не только алхимией и машинами. Рыцарскую выучку выдает осанка, походка и скорость передвижения. Ты вроде как не спешишь, но преодолеваешь километры на одном дыхании. И тебя не сильно интересует раса или вид гуманоида, когда ты видишь достойную женщину.
— Довольно глупых игр, — старшая ведьма тоненькой ручонкой отломила четверть крепкого полена и мастерски бросила в топку. — Ты же не думаешь, что одержал окончательную победу над тем, у кого сама физическая оболочка устроена как раскрывающаяся бесконечность. Лорд Тьмы Левиафан все еще жив и борется за тот мир, какой ему создала машина древнего бога. А отправной точкой для его возвращения может стать звездная крепость Арболерус. Ты, надеюсь, не забыл про эпизод с аванпостом Каурука?
— Уж не хочешь ли ты сказать, — Дзард быстро понял серьезность ситуации, — что все сейчас меня окружающее — иллюзия?
— Нет, — на детском личике появилась улыбка. Лицо ребенка преобразилось так, словно на рыцаря смотрело нечто очень голодное и хищное. Впрочем, так все и было. Космические ведьмы существовали в нескольких измерениях сразу, и реальная сторона мегавселенной просто не отображала всех деталей в подробностях. Но рыцарю нечего было опасаться. Внутри него тоже пригрелась частичка имматериального мира, в которой жил киборг-вампир Маска. — Для нас и тебя окружающий мир — настоящая реальность. А вот для Левиафана реальным остается как изменившийся мир, так и мир, созданный его машиной. И пока живет он, существует и выстроенный им ход событий.
— Арболерус был сохранен, хоть и сильно пострадал, богиня Лидия взяла блуждавшую в имматериальном мире крепость под свой контроль, и часть звездных рыцарей погибшего ордена перешла под ее контроль, — такова была хронология последних событий в мегавселенной Левиафана. Дзард отлично помнил хроники данного объекта, потому как сам воевал за ее древние тайны.
— Сейчас у тебя будет возможность слегка изменить ход событий, — продолжила старая ведьма. — Если окажешь нам услугу, в твои руки попадет то, что сможет сильно помочь в другой мегавселенной одержать победу в Войне за Господство над Дворцом богов. Да, и еще, в этом мире незадолго до своего превращения ты встретил двух созданий. Они дали основу тому монстру, кто живет внутри тебя. Но учти, ты встречал на своем пути этих дам два раза. В первый раз не смог убить, потому что пощадил, а во второй встрече тебе банально не хватило сил для достойной битвы. Предупрежу тебя сразу, в третьей вашей встрече живым уйдет только один, и он заберет силу, накопленную тремя титанами за период странствий по мирам.
— Это значит, — перебила красавица, — никакой жалости или страха.
— Просто уничтожь их, подобно тому, как хищники-вампиры убивают друг друга, забирая силу проигравшего, — поддержала старуха. — Когда вернется Лорд Тьмы, ты должен быть намного сильнее, чем сейчас.
У Маски осталось много друзей в том мире, где шла война между богами и их армиями за Трон богов. Уничтожить целый мир, населенный своими титанами, богами и сверхсуществами, оказалось не так-то просто. И теперь он существует как параллельная реальность, пересекаясь по прожитым воспоминаниям с некоторыми титанами этой мегавселенной. Капитан звездных рыцарей Дзард Иксор — один из тех, кто помнит оба мира. Можно дойти до первых же Врат перехода и через пути имматериального мира добраться до Дворца богов и генерала Хехшта. Но тогда многие, кого он помнил и знал, погибнут. Сложно было сказать, на сколько правдивы оказались слова космических ведьм. С другой стороны, он уже поучаствовал в местных конфликтах, и мог точно сказать, что никакой глобальной угрозы они не несли тысячам населенных вселенных. Так что навестить генерала Хехшта он всегда успеет.
— О какой услуге вы хотите меня попросить? — почему-то звездному рыцарю было точно известно, что просьбу придется выполнять вампиру Маске.
— Планета, на которой я родилась, — произнес ребенок, — оказалась захвачена пришлым из космоса полубогом. Он привез с собой артефакт, связывающий жизненные линии всего живого на планете в одной точке. Стоит ему вонзить в данную точку простой нож, и все, попавшее под небосвод планеты, неминуемо погибнет. Его не трогают уже который год из-за угрозы полного уничтожения всех живых существ, включая тех, кто придет на помощь заложникам. Используй силы вампира, выпей его силу вместе с кровью и деактивируй страшный артефакт. Так ты дашь миллионам жизней свободу. Тогда ты и получишь нужный тебе предмет.
— Не вопрос, — хохотнул Дзард и сразу же пожалел об этом.
Трущаяся накаченными бедрами о его плечи красавица легким мановением подкинула в огонь горстку мусора из сухих трав и сыроватых опилок. Во всяком случае, так это выглядело в реальном мире. Что на самом деле активировало телепортационный портал, рыцарь так и не понял. Просто ему в лицо устремилось облако синеватого дыма, а затем он просто упал с полутораметровой высоты на пыльный стол. Под весом капитанского тела элемент мебели развалился на столешницу и ножки. Иксору повезло, что стол был деревянный. Осины Дзард не боялся. А вот тут же попасть в местную тюрьму, в планы никак не входило.
В конце помещения открылась дверь.
— Взорвите световые гранаты! — приказал жрец. — Снаряды освящены молитвами. Каждый фотон может прожечь броню вампира, какие бы чары колдуны Тьмы не наложили на ее слои.
Сухопарый старик в жреческом облачении с Томом силы в руках ворвался в распахнутую дверь в компании тройки местных солдат охраны. Все представляли расу людей.
Яркого света, святой воды и серебра в облике абсолюта можно было не опасаться. Хозяева помещения успели отлично рассмотреть упавшего на их стол гостя. Взрывы великолепно осветили всю площадь.
— Ты кто такой? — по-хозяйски, с надменностью, произнес жрец.
Дзарду было не так сложно разобраться с незваными хозяевами. Обнаружив в помещении постороннего человека, они совершили главную ошибку — подошли почти вплотную, окружив кольцом, и начли тут же допрашивать. Ножки сломанного стола пришлись как раз кстати. Наградив жреца хлесткой подножкой, капитан рыцарского ордена шустро встал, не забыв пнуть упавшего под ребра. Да, поступок был совсем не джентльменский, зато он лишал оператора магии того драгоценного времени, какое ему требовалось для обращения к Тому Силы. Книга с заклинаниями, да еще и пропитанная магией различного типа, могла за секунду перевернуть ход простых событий с ног на голову и обратно. Напрасно убивать жреца Дзард не хотел, да и сильно калечить людей ему тоже не нравилось. Просто когда ты повстречал достаточное количество смертей, то в один день новый набор опыта просит обойтись с минимальным количеством насилия и крови. Просто перейти из лежащего положения в стоячее, ничего сложного. Сначала на корточки, потом в полный рост. Первый удар ножкой в пах получил ближайший к Иксору солдат. Рыцарь сил не жалел и бил так, чтобы второго раза не понадобилось. Второй боец получил в подарок удар в челюсть. По касательной, снизу-вверх. Не особо выносливый солдат должен был на пару минут осесть на пол. Если сознание не потеряет, то в бой полноценно вернуться ему будет крайне сложно. Третий оказался чуточку расторопнее своих сослуживцев. За скоростью вампира простой человек не мог угнаться, но на сантиметр успел-таки отодвинуть голову. Капитан заранее просчитал подобный маневр. Для этого ему и пригодилась ножка от стола. С ней рука, наносящая удар, стала чуточку длиннее и бойца Дзард достал. Объектом поражения вновь выступила голова. Сбоку, чуть ниже виска. Но здесь рыцарь бил в треть силы, потому как лишняя неуверенность могла привести к абсолютно ненужной смерти. Жажда крови не мучила, опыт проведения рукопашных боев имелся и притом весьма немалый. Так что сейчас от попаданца требовалось только одно: как можно быстрее покинуть спорное помещение и найти хитрого полубога, захватившего в заложники целую планету.
Вардон сидел на троне, парящем в воздухе. Доступные ему магические поля и геном полубога с легкостью позволяли манипулировать предметами. Переместить, отремонтировать, сломать и даже заставить левитировать в воздухе — все это местный правитель умел проделывать только силой мысли. Влияние распространялось и на живых существ масса и объем не имели значения. Раскидать роту гарнизонных солдат — пара секунд. А найденный им в долине Жизни артефакт позволял пересекать жизненные линии каждого существа, о ком подумает полубог. Жители планеты попали к нему заложники, спустя всего полгода после его прибытия на их планету.
Сила Порядка просвечивала из сидевшего на импровизированном троне полубога так ярко, что вампиру пришлось прищурить глаза. Обычно обладатели данной силы могут очень быстро усваивать любую информацию в неограниченных количествах. Среди мудрецов его Ордена бытовало мнение, будто бы каждый бог или полубог Порядка содержал в своей голове целую вселенную, состоящую целиком из байтов информации. Такую цель как этот могучий управленец, найти оказалось легко. Маска видел жизненную ауру каждого встречного. Сколько осталось до перехода в мир Смерти, у кого какие недуги, кто сколько может поднять в становой тяге — все это дары вампира охотно показывали своему носителю. А возможность перемещаться со скоростью ветра не составила большой проблемы для преодоления нужного расстояния. Маска чувствовал цель, видел ее и пришел за своей добычей. К тому же объект охоты выбрал себе резиденцию на самом последнем этаже самой высокой башни в столице. Сложно было назвать точное количество годов, потраченных на освоение навыков. Когда леди Мандрагора была одним из генералов Лорда демонов, то поместила зараженного вирусом Арахнорокса рыцаря в особую сферу. Та область существовала вне времени, зато внутри ее появлялись разного размера и уровня силы противники, с кем предстояло скрещивать когти или умения. Для выхода из подобной ловушки будущему охотнику на демонов потребовалось одолеть в бою один на один настоящего великана, размером с целую гору. А сотня врагов поменьше — пошла только на разогрев, оттачивание навыков. Затем собрат по Ордену выставила зараженного вампиризмом рыцаря на боевую арену. Так, для проверки освоенных навыков. Дзард не мог сказать, хорошо или плохо он выступал как гладиатор, но выжить и заработать звонкие монетки все же сумел. Так что паразитные способности вампира ему было не впервой использовать. Конкретно слабых мест у его потенциального врага не наблюдалось. Тело крепкое как космосталь, объемы и уровень развития мускулатуры такие, что Маска на миг задумался, а стоит ли ему вообще вступать с целью в борьбу. А ведь при битве с воинами богов Клана Вируса Маске пришлось бороться с каменным големом. И тогда победа была на его стороне. Что ж, нужная персона найдена, возможных помех для действий не наблюдалось. Оставалось дело за малым — одолеть врага в бою.
Упади, — прошептал киборг-вампир на мертвом языке. Особый магический язык из мира Смерти специально был дарован темным жрецам с целью нейтрализации многих светлых чар и заклинаний, а также любого проявления магии, если их источник не особо старался поддержать собственной силой вызванные чары.
Вардон не упал, когда трон, собранный им из небольших левитировавших предметов, развалился на составляющие. Он просто аккуратно спрыгнул и приземлился на ноги.
— Я никогда не бил абсолютов, — с долей нежности произнес своеобразное приветствие тот, кто мог убить на данной планете все живое одним пальцем. — Но ты всегда можешь стать исключением из моих правил.
Словно по команде тело абсолюта покрылось броней темно-красного цвета с выступающими наростами на внешней стороне суставов. Под прочной кожей монстра просвечивались бело-фиолетовые контуры сосудов, по которым струилась чистая энергия. Контуры развитой мышечной карты распускались на теле вампира как цветы на летней клумбе. Лицо было вполне человеческим, только имело металлический отблеск и имело сине-серебристый цвет. В желтых глазах киборга-вампира горел огонь грядущей схватки.
Отодвинувшись чуть в сторону, полубог открыл Дзарду небольшой овальный предмет, похожий на аквамариновое яйцо. Именно от яйца исходили еле заметные голубоватые ниточки. Их было так много, что они образовывали вокруг артефакта светящийся ореол. Линии жизни, догадался Дзард. Одну из линий полубог направил и к прибывшему гостю. Но частично существовавший в имматериальном мире вампир не был восприимчив к подобного рода воздействию. Линия жизни, точно голубая змейка подползла к Маске и попыталась присосаться к груди, но красный двухметровый киборг-вампир для нее словно не существовал. Не желая, чтобы всякая магическая ерунда мешалась под ногами, Дзард смахнул с себя светящуюся линию точно назойливую муху.
— Маска готов к бою! — грозно произнес Дзард, выдвигаясь к оппоненту. Конечно, делать первым выпад он не стал. Не потому что не мог, а просто не любил атаковать первым, тем более, что исход баталии был ясен заранее.
— Я прикажу выбить это имя на твоем надгробии, — полубог изобразил на лице легкую гримасу ужаса, а потом сам перешел в атаку. Желтая кожа, ослепительно белая броня сверкающего доспеха с яркими зелеными вставками превращали жадного до власти захватчика в настоящего героя из детских сказок. Жрецы, чьи гимны и чары выплавили подобный доспех, вряд ли думали, кого именно они будут защищать. Блестящее и все белое обычно носили яркие герои. А тут призванный защищать и помогать сам захотел банальной власти за счет других.
Захватчик попытался вбить противника в пол и сделал для этого все необходимое, только Маске оказалось вполне по силам перехватить занесенный в замахе кулак и точным ударом в грудь отбросить от себя наглеца.
Не ожидав такой силы от простого на вид вампира, полубог решил подстраховаться и активировал по светящемуся кинжалу в каждой руке.
— Магия Порядка дала мне знания о шести видах единоборств. В каждом из направлений есть программа боя с оружием на ближней, средней и дальней дистанции. Каждый опытный ученик боевой школы обязан в качестве оружия владеть девятью предметами и поражать цель на расстоянии от полуметра до десяти метров, — похвастался полубог, проделав несколько замысловатых движений руками.
— Тогда покажи свои навыки в действии, — предложил Маска, начиная бой. Как меру противодействия светящимся клинкам Дзард активировал когти вампира. Длинные, острые, пропитанные магией Смерти и Хаоса, они вполне имели силы для отражения точных ударов лезвий противника.
В любом бою ритм и правильный шаг являются ключевыми залогами успеха. Если умеешь грамотно перемещаться вперед и назад, не забывая маневрировать корпусом, то противнику сложнее нанести по цели точный удар. Атака, атака, блок, защита, отступление и снова атака — сражающиеся медленно передвигались от центра площадки к краям и обратно, не уставая при этом окружать друг друга атакующими и защитными комбинациями движений. В какой-то миг захватчик не удержал свои ножи и ему требовалась новая тактика.
Решив, что схватка с достойным противником должна быть выиграна с помощью грубой силы, полубог позволил Маске подойти поближе и заключил все его тело в силовой захват, носивший название «медвежьих объятий». При нем противник захватывается руками, прижимается к груди и сдавливается со всей силы. Кости, спина, ребра, внутренние органы — что-нибудь из этого списка обычно дает в подобных случаях сбой. Захвативший планету полубог обладал высоким уровнем физических возможностей и был уверен в победе.
— Корабли звездных рыцарей генерала Хехшта, висящие на моей орбите, не смогут и чихнуть, пока им я не разрешу, — похвастался в лицо Маске Вардон.
Но киборг-вампир так просто не позволял победить себя. Оказавшись в силовом захвате, Маска задействовал собственную мускулатуру, сбрасывая с себя сдавливавшие конечности врага. Получив каплю свободы, вампир не стал больше играть с целью задания, а произвел несколько точных ударов по грудной клетке оппонента. Сила и когти вампира вполне смогли пробить защитные пластины вражеских доспехов. Затрещали кости, чмокнули пронзенные внутренности, но до полной гибели полубога было еще далеко. Захватчик использовал магию для мгновенного перемещения от киборга-вампира до подставки с артефактом. Подняв лежавший рядом светящийся нож, захватчик вонзил его в артефакт.
— Только я могу вытащить нож обратно, — сипло произнес полубог, — если ты убьешь меня и вынешь нож сам, то обрежешь центральный узел жизненных линий всего живущего на этой планете. Решай быстрее, храбрый воин. Я уже позвал стражников и скоро тебе предстоит сделать второй сложный выбор, итог которого для тебя не сулит ничего хорошего.
Маска не стал медлить, а просто растворился в воздухе точно туман и окружил свою цель.
Став неплотным, киборг-вампир вышел недосягаем для вражеских ударов, при этом сам мог наносить любые атаки и ранения. Когти резали и пробивали доспех полубога, мертвый язык блокировал магию, а когда враг начал немного поддаваться сомнению в собственных действиях, Маска схватил крепкое тело в силовом захвате и вонзил острые клыки в горло жертвы, высушивая вены полубога до капли. Высушить чужие вены насухо, впитав при этом все знания и силу. Уровень развитого у Маски вампиризма позволял ему на какие-то минуты даже копировать ауру жертвы.
Теперь он знал, как вытащить из артефакта тот самый нож, каким властитель терроризировал планету. Необходимая информация втекала в Маску вместе с кровью жертвы. Сымитировав ауру мертвого полубога, Маска извлек из пробитого артефакта светящийся нож. Массовых смертей он не почувствовал. На городских улицах по-прежнему текла своя жизнь. А вот сам артефакт следовало спрятать в надежное место, но лучше всего где-нибудь недалеко от той подставки, куда его поместил полубог Порядка.
Стал ясен и подарок космических ведьм. В подвалах той самой башни, на вершине какой сейчас стоял Маска, лежала частичка яда, добытого из слюнной железы древнего исполина, какие шагали по звездам как по пылинкам. Пока сложно было сказать, куда и зачем можно будет его использовать, но рыцарь ясно осознавал одно — он только спас заложников и освободил планету, выполнив просьбу трех женщин.
 
Левиафан. Первая встреча
Гроб вряд ли мог оказать хоть какую-то помощь своему владельцу. Да, его борта были покрыты рунами магии Смерти, Хаоса и живительной Жизни, а магия Поля и Электричества работали точно компьютерные программы, заставляя бесполезное и грубое на вид творение темных гробовщиков подпитывать силой и лечить полученные раны хранившееся внутри тело. Обычно представители ночного народа использовали гробы как укрытие от солнечного света, но с развитием магии и технологии переносной диван закрытого типа превратился в оружейную, персонального доктора, а иногда и источник силы. Заветное место кровососа в этот раз попало в окружение охотников за вампирами. Теперь небольшой группе нужно было загнать жертву к гробу и попутно нанести ему как можно больше повреждений.
Оружие звездного рыцаря не знало промаха. Все выпущенные пули попали в цель. Но убить того, кто способен изменять свое тело в самый неподходящий момент, очень непросто.
Упырь просто растворился, превратившись в расплывчатый туман, как раз перед тем, как заговоренные пули коснулись плоти.
— Я не простой мертвец, мечтающий о свежей крови, — обиженно прозвучало отовсюду. — Я — сущность, поражающая души. Мое тело везде и нигде одновременно. Подобно мысли о разрушении я существую сразу во многих мирах. Руны, молитвы, священные артефакты — все это разрушает только физическую оболочку. Иногда это даже полезно. Я не заморачиваюсь с переходом из тела в тело, а просто позволяю глупому охотнику на вампиров пронзить надоевшую тушу осиновым или серебряным колом.
Чудовище говорило так, будто и в этот раз приготовило охотникам королевский подарок. На серо-голубом лице упыря уголки рта слегка приподнялись. Ему самому показалось смешным допустить подобный исход боя. Только что делать с долгими годами подготовки? Артефакты, способные создавать целые миры и менять ход вещей в мегавселенной собирались с великим трудом. Десятки физических оболочек, сотни выпитых жизней ради заветной цели — сделать мир таким, где подобные упырю сущности могли бы встать у власти. Там бог вампиров Носферату будет обязательно уничтожен, а договорные квоты на смерть теплокровных отменены. Накопленные за сотни лет знания позволят монстру утвердить свою власть над любым миром, а неограниченная мощь специально созданного тела сможет противостоять любой армии. Ради такого плана несколько охотников за вампиром вполне могли отдать свои жизни. Размен казался весьма выгодным и привлекал легкостью выполнения. Всего пара минут отделяли упыря от сладкой победы. Оставалось сделать нужный выбор и грамотно просчитать дальнейшие действия. Представитель рыцарского ордена мог пустить в бой магию и даже чуть-чуть поиграться со временем, но до победы ему было не добраться. Не в этот раз. Сила, скорость, подготовка и совершенство брони — монстр в этом бою превосходил оппонента по всем параметрам. А раз все вероятности стремились к единому исходу, то откладывать неизбежное не стоило.
Колыхаясь словно дым демонического костра, упырь за секунду преодолел разделявшее его с рыцарем расстояние и стремительно перешел в атаку.
Когти, покрытые рунами магии металла, резали рыцарский доспех как простую ткань. Наученный горьким опытом, монстр для этой схватки подготовил отличное тело. Да, существу, живущему больше в мире призраков, чем в мире живых, весьма непросто захватить власть над телом киборгизированного гуманоида. Но все приложенные старания сейчас окупались с запасом. Металл резал металлические пластины. Нанороботы из встроенных в когти инъекторов впрыскивались в нанесенные микротрещины и вступали в противостояние с нанитами рыцарской брони. По укрепленным сосудам вместе с кровью перемещались смеси ведьмачьих зельев, способных нейтрализовать действие любой разрушающей магии. Рыцарю ничего не оставалось делать, кроме как переходить к обороне. Причем степень защиты напрямую зависела от способности воина блокировать удары и вовремя уворачиваться от смертоносных атак. Он попробовал прикрыть руками полученные раны и отступить к остальным охотникам, но упырь не хотел испытывать удачу дальше. Одного раунда с проведенной вовремя трансформацией тела вполне хватило. К тому же уклониться сразу от трех профессиональных стрелков было весьма проблематично даже для древнего упыря. Да и улучшенная физическая оболочка имела свои пределы прочности, до которых в данном бою лучше было не доходить.
Переломный момент для рыцаря настал, когда у противника возник целый вихрь конечностей. Семипалые руки, заканчивавшиеся длинными когтями, наносили за секунду больше десятка ударов. Поглотитель жизни резал, ломал и дробил, не жалея ни костей ни мышц атлетически подготовленного тела. Только голову почему-то кровосос трогать не стал. Финалом разрушительной атаки выступил прямой удар ногой в грудь.
— Если ты так хочешь увидеть вампира, то твое желание легко исполнить. — Упырь издал глубокий выдох, изобразив усталость от непростого боя, а затем неспешно подошел к отброшенному на каменистую землю рыцарю. — Когда я изменю реальность и стану править во Дворце богов, мне понадобится некий персонаж, на кого можно будет списать любые неустои в моих планах. Полагаю, ты для такой роли можешь подойти, если, конечно, выживешь.
Воин видел, как упырь медленно протянул руку к его груди. Броня пробита, тело разрезано и холодным когтистым пальцам ничего не стоило вонзиться в кровоточившую рану и вырвать сердце из груди героя.
Кровосос никуда не торопился. Зачем? Враг повержен. На ладони желанный трофей — бьющееся сердце звездного рыцаря из расы абсолютов.
— Неожиданный финал для тебя, не правда ли? — упырь улыбнулся, наступив рыцарю на лицо. Взгляд монстра был прикован к добытому трофею. Яркое, большое, живое и сильное, сердце билось на холодной ладони, выталкивая из себя последние капли крови.
 
Дождь промышленного мира никогда не радовал освежающей прохладой или чистой водой. Вязкие как жир капли тяжелой влаги лились из серо-малиновых туч точно кисель. Остатки кислотных испарений могли легко проесть тонколистовой металл. И в тоже время это место являлось идеальным для сокрытия улик готовящегося преступления. Что не смоется водой, то разъестся кислотными примесями в осевших лужах.
— Я последний раз должен убедиться, что мирного способа решения разногласий не существует, — секундант в шипящей от едучей влаги одежде бегло посмотрел на разделенных дистанцией воинов. Закованные в металлическую броню стрелки напоминали массивные железные статуи. Рыцарские доспехи были пропитаны целыми составами нанороботов. Состав поверхности и химическое окружение, образование трещин и окисление — все указанные процессы контролировались нанороботами. Мельчайшие организмы из искусственных молекул точно лейкоциты внутри живых тел исправляли любые недостатки брони, образующиеся в ходе естественных процессов.
— Нет, — динамики шлемов достаточно четко донесли решение дуэлянтов до секундантов и арбитра. Последний вообще оказался на дуэли случайно. Просто нужно было кого-то привлечь для формальности. Роль арбитра сводилась к видеофиксации происходящего. Четыре летающих робота-камеры собирали всю необходимую для дальнейших разборов информацию. Да, роботов могло быть больше. Шум дождя и шипение окислявшихся металлов с окружающих крыш приглушало звуки и без того малошумных винтов.
«Твой доспех ковался в мирах Света и Тьмы. Каждая деталь имеет своего мастера, чье имя сокрыто от непосвященных. Душа помещенного в броню призрака соединяет все элементы в единое целое. Твое главное преимущество в бою — это способность противостоять силе заговоренного оружия. Ни один оружейник не сможет сотворить подобную броню. Но никакой мастер кузнец не в состоянии уберечь шальную голову от смерти. Каждый раз, покидая крепость, ты должен понимать одну простую истину — все бои выигрываются сначала в голове, а уже потом на поле брани».
— Открывать огонь строго по моей команде! — Пробасил арбитр. Секунданты отбежали от стрелков на десяток метров. Дальность оружия и сбой в системе наведения могли привести к любому неблагоприятному исходу для присутствующих. Поэтому зрителей последние сто лет на дуэли не допускали, а самих дуэлянтов ожидало весьма неприятное наказание, особенно в случае смерти одного из них. Удачливого стрелка ожидала участь изгнанника, как из собственного дома, так и из ордена, какой он представлял. Если социальный статус жертвы был выше, чем у убийцы, последнего ожидала тюрьма. Срок не пожизненный, но зато мотать его приходилось в самых ужасных мирах. Мало кому удавалось выжить после наказания.
Арбитром в этот раз выступил лорд Тимонтс. Принадлежавший к расе абсолютов, он, тем не менее, вобрал в себя столько отрицательных качеств от людей, что многие представители благородных домов просто отказывались иметь с ним дело. Многоликий, жадный, развратный, ненасытный, он представлял ту породу личностей, кому всегда чего-то не хватало. Дворец соседа всегда был больше, любовница красивее, а трава имела более насыщенный оттенок. Он любил жаловаться на то, что даже звезды дарили ему меньше света и тепла, чем окружавшим его друзьям. Дзард не видел ничего необычного в появлении лорда Тимонтса на дуэли. Некоторым нобилям весьма нравилась смесь из крови и зрелища. Особенно устраивала ситуация, когда за порцию возбуждающих эмоций не взималось никакой платы. Просто нужно было оказаться в определенном месте и в правильное время. Но Тимонтс был весьма непрост в плане экипировки. Гардероб, внешне похожий на нелепый плащ с высоким воротом и джентльменскую тройку с фраком вместо пиджака, в условиях токсичной атмосферы причислял его носителя к категории шутников или мазохистов. Но взгляд звездного рыцаря сразу же узнал в наряде эксклюзивную броню, разработанную для диверсантских действий в городских условиях. Синтезированный из нестабильных молекулярных комплексов, наряд мог обеспечить хозяину как высокую мобильность в случае бегства или рукопашного боя, так и прочность танковой брони. В необычные способности костюма также входила функция невидимости во всем спектральном диапазоне и возможность создания голографических двойников. Нанести физическое повреждение такому материалу было очень сложно, поскольку любой дефект в кратчайшие сроки зарастал как настоящая живая ткань. Цена такой экипировки начиналась от семизначной суммы. К тому же сам Тимонтс слыл отменным фехтовальщиком. Дзарда не удивил бы фокус арбитра, при котором в его руках выросли бы острый длинный меч и широкий рыцарский щит, какие обычно применяются в поединках на турнирах. Что такой тип, как Тимонтс хотел от простой дуэли стрелков — оставалось неясным. Угадать перманентное желание личности, кому всего всегда мало — невозможно ни при каких раскладах. А вот готовность нужно было проявить максимальную. Ради собственной потехи интриган вполне мог слегка подкорректировать правила дуэли.
Когда сигнальная ракета взвилась вверх, мелькнув в зените яркой вспышкой, щелкнуло лишь одно оружие. Второе просто не успело, поскольку для его хозяина дуэль была окончена.
— Сэр Линквар! — Тимонтс и секунданты бегом бросились на помощь раненому.
— Он жив, — громко произнес Дзард. Его учили отстаивать фамильную честь в любой ситуации, но не всегда смыть словесное оскорбление кровью означало отправить обидчика в мир смерти. Вызвать на ристалище, переиграть в скорости и уровне подготовки оружия, а потом, как подобает нобилю, подойти к побежденному и подать руку помощи.
А вот что делать с боевыми роботами, неожиданно открывшими шквальный огонь по победителю? Активная защита перед дуэлью отключалась. Это делалось специально, иначе какой смысл решать спор с помощью выстрела? Рыцарские Ордены исправно снабжали собственных бойцов лучшим оружием и доспехами. Степень защиты и уровень атаки были почти одинаковыми у обоих претендентов на победу. Выходить на дуэль с активированными защитными щитами и тупо стрелять до истощения боезапаса друг по другу являлось настоящей глупостью. А вот в том, кто подослал стаю автоматов, капитан Ордена Драконов-охотников не сомневался. Сэр Тимонтс не случайно посетил мероприятие. Он не только поучаствовал в незаконной процедуре, но еще и получил порцию удовольствия от разыгравшейся драмы. Аристократические Дома абсолютов представляли в мирах мегавселенной одну из составляющих великого баланса сил, с которой приходилось считаться. Они владели планетами, собственными оружейными заводами и имели небольшие флотилии межзвездных кораблей. Решить в дуэли вопрос спорной планеты или астероида с ресурсами — привычное для Домов абсолютов дело. А когда инквизиция найдет два растерзанных пулями трупа, никому не придет в голову поднимать большой шум. Просто закроют на происшествие глаза и спишут все на прихоти богачей. Но пока что оба рыцаря были живы, а один мог очень даже неплохо за себя постоять.
Переключив оружие в режим стрельбы очередью, капитан Иксор успел расправиться с одной из боевых машин прежде, чем роботы успели развернуться на второй заход. Дуэлянтам повезло — машины не были универсальными и будучи сбитыми в полете, падали на землю дымящейся грудой обломков.
Рыцарский доспех не позволял раненому упасть. Вживленный в броню дух машины держал вертикаль до иной команды от того, кому он подчинялся. Сэр Венцеслав из дома Линкваров на пару недель лишился правого плеча и предплечья. Дзард навел прицел в ту область брони, где у носителя находится плечевой сустав. Венцеславу банально отстрелили руку, но жить он будет, и даже не покинет ряды своего ордена. А алхимики и эскулапы быстро нарастят поврежденные ткани и имплантируют новый сустав. Будет лучше прежнего.
— Сэр Венцеслав! — позвал по радиосвязи раненого оппонента Дзард. — Придется отбиваться, иначе кого-то из нас убьют!
Ответа капитан Иксор так и не получил. Да, раненый, оскорбленный и злой, сэр Линквар банально ждал финала. Автоматы в виде крылатых птицеящеров как раз и нацелились на самого слабого. Зрители, арбитр и секунданты убежали с поля боя как испуганные мышки. Еще бы! Они пришли лицезреть вековую рыцарскую традицию, а вместо этого попали на настоящее поле боя.
Спасая недруга от прямого попадания, Дзард подбежал и отвесил ему хороший удар ногой в грудь. Встроенный в броню дух машины активировал всю возможную мощь перед ударом. Венцеслава отбросило из зоны поражения, а капитану пришлось выполнить кувырки вбок, выпуская короткие очереди по летавшим над головами машинам.
Спустя пятнадцать секунд боя под кислотным дождем догорали уже три сбитых робота. В небе оставалась последняя машина, и пока ее боевой алгоритм не дошел до опции самоуничтожения через большой взрыв, Искору следовало поторопиться с точной стрельбой. Машина видела гибель своих собратьев, и встроенный в ее голову компьютер, вовсю анализировал схему перемещения врага. Летающий автомат не щадил ни крыльев, ни топлива, маневрируя на пределе заложенных параметров. В итоге робот реши пойти на таран и на максимальной скорости спикировал капитану в голову, но звездный рыцарь мог пережить подобное обхождение. Сгруппировавшись и выставив руки вперед, капитан просто перехватил машину сбоку, пока она еще была в пролете в паре метров над землей, и просто разломал ее на части.
Раненный представитель Дома Линквар был жив, и даже смог самостоятельно подняться на ноги. Да, атака ногой получилась варварской, но так капитан Драконов-охотников спас бывшему обидчику жизнь.
— Корабль дома Иксор и персонал к вашим услугам, сэр Линквар, — Дзард открыл забрало, не боясь капель агрессивной среды. Да и немного боли тоже не повредит. От дуэлей нужно отходить, а везение с подбором противника в один день может сыграть злую шутку, и пуля оппонента пробьет не сустав, а середину черепа. Вот тогда и думать о поведении и морали будет поздно.
Венцеслав сбил протянутую руку дружбы:
— В один прекрасный день, сэр Иксор, мегавселенная изменится настолько, что твой дом станет прибежищем неудачников и глупых аристократов, а орден Драконов— охотников превратится в жалкую секту убийц, хаотичную плавающую в океанах космоса. — Раненый рыцарь не открыл лица, а из динамиков доспеха на шумовом фоне четко звучали всхлипы и обиженное сопение. Сыпать бранью и проклятьями в лицо того, кто только что на дуэли отставил тебя без руки, было бы большой глупостью. Побежденный понимал это, но и благородное выражение благодарности застряло где-то глубоко внутри неудовлетворенного итогами схождения воина. Разумеется, предложенной помощью побежденный рыцарь воспользоваться отказался.
— Если на сегодня ваши пожелания заканчиваются на вышесказанном, — продолжил Дзард, — то, боюсь, исполнить загаданное я не в силах. Но смею вас заверить, друг мой, мегавселенная вас услышала.
— Какое великодушие от сурового капитана Драконов-охотников! — Лицо сэра Тимонтса покрывала прозрачная защитная маска, в точности повторявшая все изгибы. Он насмехался над победителем, никак при этом не помогая проигравшему. — Вы лишили меня зрелища, Дзард. Смотрите, как бы я не потребовал компенсации за столь щедрый жест в сторону сэра Линквара.
— А откуда тогда взялись эти роботы-убийцы? — ненавязчиво поинтересовался капитан. — Огонь велся по нам обоим. Кто-то запрограммировал машины вести огонь по нам. Только вот зачем?
— Все просто, мой друг, — интриган шутливо присел, — кто-то хотел убить двоих офицеров рыцарских Орденов. Может, среди ваших братьев зреет некий заговор, или еще что. Вы должны помнить, что рыцарские Ордены были созданы абсолютами и древними богами в пику молодым богам, их амбициям и армиям фанатов. Вы имеет достаточно сильные геномы, отличную подготовку и оружие, способное убить носителя крови богов.
— Интересные у вас предположения, сэр Тимонтс, — поблагодарил за откровенные мысли капитан.
— А за ваши недвусмысленные намеки, — азартно произнес мастер интриг, — я легко могу вас привести к ответу. И мой меч не будет столь любезен к вашим ушам, как мои слова.
— Я люблю только пушки, Эрион, — вежливо отшутился Иксор. — Только пушки.
— Очень жаль, Дзард, — Эрион Тимонтс почти всплакнул при следующих словах. — Поверьте, с мечом в руках или в жестокой рукопашной вы были бы великолепны.
 
— Капитан Иксор, ты, говорят, не едешь к соседям вместе со всем подразделением, — лейтенант Гвин как обычно любил оставить командиру подарок в виде короткого сообщения. Встроенный в доспех дух машины легко считывал оставленные послания и транслировал их хозяину через внутренний экран головного шлема. Обычно Сариус Гвин через сообщения подобного рода заменял ежедневные рапорты о рутинной работе младших по рангу бойцов. Дзарду тоже было намного легче, вместо того, чтобы тыкать каждого из подчиненных, проще было прочитать послания Гвина. — Как-то странно все сложилось. Больше пяти десятков рыцарей отправляются в дружественную крепость просто для проверки. А вы, командир, остаетесь здесь. Согласитесь, проще было бы нам с вами все проверить, а простым воинам не повредил бы легкий рейд против космических пиратов. Но верховный магистр рассудил иначе. Мы на связи. Частота и код доступа вам известны. Пока это все.
Сообщение хоть и было немного теплым и где-то дружеским, но даже для болтуна Гвина содержало слишком много информации. Потом, лейтенант никогда бы не посмел открыто в разговоре с командиром критиковать приказы Верховного магистра. Данный поступок запрещала субординация и просто вопросы морали и офицерской этики никак не допускали подобного.
«И куда это делись все мои бойцы? — не понимал Дзард. Хотя, понимал, конечно. Дуэль с офицером другого Ордена никогда не оставалась безнаказанной. — Но лишать рядовых рыцарей командира даже на такой необычной вылазке — мера весьма спорная. Нужно выслушать доводы самого Верховного магистра на данный счет и если удастся присоединиться к основной массе бойцов, непременно отправлюсь к ним».
Дзарду Иксору понадобилось около пятнадцати лет для достижения капитанского чина и возможности командования отрядами бойцов младшего ранга. Командир подразделения получал задание от магистров или координатора из Дворца богов. И по завершении порученного задания рапортовал обо всем произошедшем. Если обозначенная кампания завершалась успехом, никого особо не интересовали методы достижения победы. Командир обязан был выполнить боевую задачу. Сколько и кого при этом он потеряет, не имело значения. Именно поэтом Верховный магистр ордена Драконов-охотников внедрил негласное правило при отборе кандидатов в командиры: командующий подразделением обязан был в критической ситуации заменить своей персоной недостающий штат бойцов. То есть, если всех вверенных ему рыцарей убивают при высадке в чужом мире, выполнять задание приходилось ему одному. Поэтому командир должен был превосходить рядового бойца по силе, скорости, выносливости и уровню подготовки в несколько раз. Все, что для этого могло понадобиться, рыцарский орден предоставлял. Вкалывай, учись, совершенствуйся, равняясь на героев из Зала славы и действующих магистров. Про них ходили слухи, что за века службы и заслуги перед Дворцом богов, правящие боги наделили их сверхсилой и сделали равными себе по статусу. Какой стихией кто из магистров повелевал, оставалось загадкой. Но про прошедшую дуэль Верховный магистр Эвольвер узнал сразу же, после ее завершения.
Главная крепость ордена — Даркория — располагалась на одной из гномьих планет. Конечно, подгорный народ пришел на ее просторы три века назад. До этого миром правила раса гигантов. Их тела состояли из густого геля, выполнявшего функцию внутренних органов, а внешняя оболочка походила на многослойную углеродную структуру с высоким уровнем пластичности и прочности. Фундамент Даркории заложился жрецами богов Клана Змея еще в те времена, когда правящие фракции Дворца богов не создали Космический лабиринт, связавший миры мегавселенной с имматериальным миром. Как внутри, так и снаружи крепость являлась шедевром военной архитектуры. Планы помещений, уровней, переходов, порталов, башен и бойниц претерпели больше тысячи изменений, внесенных несколькими поколениями управлявших ею полководцами. Монстры, титаны, полубоги, звездные рыцари — каждый из них передавал Даркории технологические улучшения, доступные его цивилизации. Главным строителем крепости выступило само время. Хроники возвышения главных стен насчитывают десятки томов планетарной истории, треть которой связана с кампаниями ордена Драконов-охотников.
Вообще сама мегавселенная — это сложный мир, переживший не один цикл перерождения, только вместо коллапса и смерти мир научился присоединять к себе более молодые и менее развитые миры и вселенные. Старшие боги говорили о Создателе, это именно он не давал мегавселенной умирать, снова и снова вдыхая в нее жизнь. Сейчас в большом мире управляют несколько фракций: древние титаны, подобные Змею из Космического лабиринта, Дворец богов и абсолюты. Именно благодаря последним двум Ордены звездных рыцарей получили новое рождение, получив оружие и силу, а также способность противостоять молодым богам и их армиям.
Капитану Иксору пришлось провести в стенах Даркории не один год. Когда-то его тело готово было треснуть от нагрузки при марш-бросках вокруг неприступных стен. В полной броне, с отключенными микродвигателями, а потом еще и с сотней килограммов за плечами. Так имитировалась доставка мегатонных бомб. А ефрейторы щелкали электрическими кнутами и повторяли как роботы: рядовой звездный рыцарь должен нести все, что прикажет командование. Сбросить тогда груз означало не выполнить приказ и провалить поставленную задачу. Наказывали строго — могли отправить к оруженосцам на пару месяцев для наращивания мышечной массы и мощи или посадить в карцер на голодный паек. Оба варианта имели последствия и никого не привлекали своей перспективой. Хотя капитану поработать оруженосцем пришлось. Но не за плохие марш-броски, а за нелюбовь к ближнему бою и мечам. Стрелять из оружия по врагу — да, в этом Дзарду не было равных. Рекорд по стрельбе до сих пор не был никем побит. А вот в рукопашной ему часто приходилось получать от более умелых партнеров по спаррингу. Андроид и киборг могли одолеть его в пяти боях из восьми. Для среднего звездного рыцаря такие показатели неприемлемы даже сейчас. Не дойдет через голову, дойдет через руки, — сказал как-то Верховный магистр, и будущий капитан полгода таскал руками снаряды для пушек боевых звездолетов. Зато потом болящие от усталости конечности научились как-то сами наносить удары по противнику. Где провести бросок с выходом на болевой или просто выдать сокрушительную атаку, сейчас Иксор толком и не помнил, как и почему показатель рукопашного боя пришел в норму.
Верховный магистр Эвольвер ждал его в Зале совета.
Никогда не оставлять никаких следов — вот главный критерий, согласно которому каждый изгиб мифриловой конструкции выплавлялся в подземных кузнецах древних богов. Ни свидетельств, ни доказательств, ни единого лишнего звука — вот то, что поддерживало идею существования сложнейших геометрических конструкций. Двугранные углы, каждая сторона которых расходилась на тысячи плоскостей, по–разному ориентированных друг относительно друга и изогнутые под сложными углами могли разбивать любой сигнал на составляющие, а затем благодаря многократному отражению и интерференции фазы вторичных волн изменялись таким образом, что происходило гашение породившего их возмущения. Материалы, составляющие основу конструкции, подбирались не случайно. Падающие лучи от горящих внизу плазменных факелов давали ровно столько фотонов, сколько сложной геометрии требовалось для построения причудливой игры света и тени, приводящей к возникновению изображения огромной змеиной головы. Чудовище, чей иллюзорный вид внушал страх, и отвращение обладало особенной красотой и очарованием. Голова с широкой зубастой пастью, высоким гребнем, выпученными шарообразными глазами, прикрытыми плотными слоями щитковой брони и острым носовым рогом, напоминала молодого дракона, если бы не её размеры. Слегка приплюснутая у края челюсти и немного вытянутая вширь голова не могла принадлежать столь благородному существу. Под сводами древнего зала притаился Змей.
Считалось, что последователи этого исполина и заложили фундамент основной крепости Драконов-охотников.
Изображение змеиной головы имело трехмерную форму, и благодаря изменяющейся интенсивности излучения внутри плазменных огней факелов изменяло основной цвет с золотисто–белого до черно–фиолетового. Обладая чувствительностью к малейшим изменениями в интенсивности падающих световых лучей, форма и взгляд змеиной головы могли так же изменяться. Таким образом, спящий в дебрях имматериальной части космоса титан напоминал всем, кто находился под его взором, о своем присутствии в жизни каждого из членов ордена. Он говорил, что великий Змей, давший древним богам возможность перемещаться по просторам гигантского космоса, до сих пор жив. Сложный объёмный рисунок показывал, что Змей следит за каждым шагом тех, в чьи жилы он вложил частичку себя, открыв своим рыцарям дорогу к дарам Тени и тропам Ночи. Но и даже когда подвластные его воле солдаты чтили своего покровителя, форма головы иногда могла меняться, превращаясь в совершенно незнакомое лицо. Голова сплющивалась, вдавливаясь внутрь, чтобы череп принял не вытянутую эллипсоидальную форму, а сжатую овальную. Ноздри носовых отверстий разрастались, глаза смещались в центр лицевой части, углубляясь вглубь кости, что придавало змеиному лицу сходство с человеческим, отличаясь лишь выдвинутым костяным наростом в области губ, носа и щёк. Сходившиеся щитки, прикрывавшие перед змеиной морды, образовывали подобие маски, сквозь которую проступало очертание широкой челюсти. А спинной гребень уменьшался в размере, порождая несколько собственных копий, создавая в новом образе вид костяной причёски из костяных редких волос. Но не это было самым страшным в новом образе мифического существа. Страх проникал в трепещущие сердца только тогда, когда виртуальный монстр разевал свою пасть. Глубокая как бездонные потенциалы черных дыр, она служила вратами во чрево, соединённое с самой вечностью, а сверкавшие ослепительным белым светом зубы даже у виртуального монстра имели такие виды и размеры, что от одного созерцания странной картины становилось не по себе. Тем, кто смотрел на эту картину в первые минуты, казалось, будто гигантская голова следит за невежественным гостем, посмевшим посмотреть в глаза тому, кто живёт внутри просторов Космического Лабиринта, соединяющего между собой миры далёких звёзд. Достигавшее ста метров в диаметре изображение, игравшее своими формами, могло запросто проглотить любого смельчака, посмевшего войти внутрь зала. А когда верховный жрец чествовал новых воинов рыцарского ордена, то тогда змей радовался, захлопывая пасть, убирая острые зубы внутрь, и придавая своему изображению светлый вид с кричащими оттенками по краям очертания головы.
Но виртуальная голова также могла влиять на ход событий внутри Зала совета, вступая, если это требовалось в решение спорных ситуаций. Никто из мелких рангом жрецов и альттехнологов так и не узнали до конца секрет выходящих из огромного светового рисунка лучей. Черные, оранжевые, белые, красные, синие и зелёные — лучи света, способного сочетать в себе колориты разных оттенков переливались причудливой игрой красок, не превращаясь в безжизненный свет белого диода. Лучи изгибались, подобно серпантину, выходя из разных участков змеиной головы, они обязательно попадали в назначенную им цель — фокусирующие магические кристаллы, расположенные ровными рядами друг под другом с расстоянием в два с половиной метра. Скромно мигавшие кристально чистым белым светом, кристаллы составляли сердце криогенных капсул, внутри которых под высоким давлением и низкой температуре хранились тела лучших воинов ордена Драконов–охотников. Солдаты, прошедшие многовековой отбор и совершившие не одну тысячу победоносных миссий, спали возле своего покровителя, охраняя его сон. Напоминавшие по форме металлические гробы, капсулы служили аналогом колыбели для тех, кому предстояла возможность в назначенный час отстоять честь своего создателя. Давление и температура, превращавшие внутренний мир стражников в настоящий кошмар, способствовали тренировке как физической, так и моральной составляющей бойцовской закалки. И ни один искатель приключений не рискнул бы подойти к этому залу, потому что его криков и стонов никто бы никогда не услышал. Любой неосторожно сделанный шаг или неумело творимая волшба мгновенно активировала одну из капсул, и охотник за наградой встречал предназначенную случаем для него смерть. Ибо совершенная подготовка мастеров убийства и укоренённая в геноме преданность священному долгу стражников титанической силы могла победить любые магические и технологические аксессуары, защищавшие слишком самонадеянного охотника за приключениями.
Для капитана все это было отлично знакомо. Имена стражей и героев они часто упоминали в молитвах и балладах. Даркория как и любая древняя крепость славилась своими музеями и достопримечательностями. Выставки картин с портретами героев ордена составляли основу богатой коллекции художественных работ.
Дзард почувствовал движение слева, но не стал оказывать сопротивления.
В затылок уперся штурмовой пистолет верховного магистра. Стволы еще не сбросили температуру от недавней пристрелки, и после отвратительного дождя и сырости рыцарю было приятно ощутить теплоту остывавшего металла.
— Почему я не должен придать тебя смерти за несанкционированную дуэль с представителем другого ордена? — Эвольвер не повышал голос. Его род брал корни из народов людей-змей, но за долгие века ассимиляции с другими гуманоидными расами внесли свои коррективы во внешность и поведение верховного магистра. Хотя шипящие звуки в речи он старательно приглушал. Особенно это было заметно, когда магистр злился и преподавал своим бойцам урок красноречия. Сейчас эмоции почти взяли под контроль тысячелетний разум.
— Ты удручен потерей одного из рыцарей, — обронил Дзард. Как именно верховный магистр узнал о произошедшем, рыцарь точно не знал. Да, в компьютере транспортного корабля стояла программа-шпион. Или за каждым своим офицером орден использовал конкретные алгоритмы слежения. Данные мог передать и встроенный в броню дух машины Гергол. Это существо из полуплотного мира выполняло функции искусственного интеллекта и действовало как управлявшая всеми функциями брони программа. Бонусом Гергола являлась возможность передавать сигналы бедствия, помощи, экстренной передачи данных для систем тактического наведения или артиллерийского огня через каналы имматериального мира. Взломать Гергола простыми алгоритмами не представлялось возможным даже для субквантовых взломщиков. Но вряд ли дух машины осмелился бы заложить своего рыцаря. Вместе с разжалованием офицера рыцарского ордена в изгнанники ликвидировался и доспех. Гергола ожидала бы неминуемая смерть в камере голодных призраков. Про двуликого сэра Тимонтса Дзард упоминать не стал. Зачем? Товарищ к рыцарским рядам никакого отношения не имел. Требовать деньги от такой персоны как Эвольвер за столь гнусную информацию — было бы таким верхом тщедушия, до какого Эрион еще не опустился. Возможно, великий боец былых эпох сам подскажет источник своих знаний. Для этого нужно было всего лишь продолжить беседу. — Понимаю. Но спешу обрадовать магистров другого ордена — их воин жив. Я не убийца, хоть и дуэлянт. А для заслуженного урока хватило и ранения.
— Мне больно от того, что ты один из тех рыцарей, кого я лично обучал, — прошептал в ухо Иксора верховный магистр. — И в том числе я отвечаю за твою стрелковую подготовку.
Тепло орудийных стволов исчезло. Апогей ярости прошел, эмоции вновь под оказались контролем. Да и нажал бы он на курок, позволив одному из своих командиров вот так глупо расстаться с жизнью? Конечно, нет. Обдумывая ситуацию, Эвольвер прогулялся по просторному залу. Более трёх сотен килограмм живой мускулатуры, усиленной множественными силовыми имплантантами и искусственными мышцами рельефно натягивали ткань свободной рубахи с изображением головы змея на груди. Одно лишь только желание напрячь спину и грудь — превращало мощное тело в покрытый кубиками мышц и вздутых сине–серых вен шар. А прочные как грузовые домкраты ноги могли свободно выдержать до нескольких десятков тонн веса, не испытывая особых неудобств. Немного отливающие металлическим блеском штаны и силовой пояс, покрытый магическими письменами, по которым ползали небольшими струйки теней, превращали грозного воина в похожего на крестьянина верзилу. Но такое сравнение нисколько не оскорбляло воителя. Силач улыбнулся, стоило ему вспомнить свой знаменитый удар руками снизу вверх, при котором его крепкие как стальные сваи локти могли переворачивать танки, пробивая бортовую или боковую броню, и воитель мог это играючи проделать голыми руками, даже не одевая доспехи.
Всех новобранцев ордена интересовал вопрос, сколько времени понадобилось Эвольверу для наращивания подобной мощи? Зал героев и мемориальные доски регулярно пополнялись новыми именами тех, кто не вернулся в крепость после сражения. Если верховный магистр пережил не одну сотню глобальных конфликтов, то накопленный им боевой опыт вполне позволял подобрать нужный алгоритм действий против любого противника. Смог бы он одолеть живого бога? Дзард был уверен в мощи своего учителя. В случае критической ситуации оружие капитана готово было оказать огневую поддержку в бою против любого врага.
— Значит, — немного успокоился Верховный магистр, — ты сегодня проявил великодушие и щедрость, оставив врагу жизнь.
Дзард промолчал. В такие уроки лучше не встревать, пока не прозвучит окончательный тезис.
— В таком случае, — продолжил Эвольвер, — ты либо слишком хорошо подготовлен, либо плохо усвоил мои уроки. Но здесь я не могу дать однозначную оценку твоим действиям. Время в твоем случае главный арбитр. Я прожил тридцать таких жизней как твоя, и мне сейчас стало интересно, что будет, если наши боевые потенциалы сравняются, и мы на равных столкнемся в открытом бою?
— Вряд ли я смогу поднять руку на того, кто многому меня научил, — без колебаний ответил Дзард. — К тому же, одинаковый боевой потенциал никак не уравняет нас в звании, а оказать сопротивление верховному магистру лишает любого звездного рыцаря чести и открывает путь в изгнание.
— Я не зря выбрал капитаном именно тебя, а не Кейбларта или Сайю, — улыбнулся Эвольвер. — Что-нибудь еще желаешь мне сказать?
— Вопрос, — кивнул Иксор.
Верховный магистр одобрил.
— Мое подразделение в полном составе отправляется в летающую крепость на орбите индустриального мира. Но мое имя в списке делегатов отсутствует. Могу узнать причину?
— Конечно! — взмахнул рукой Эвольвер. — Ты же не думаешь, что я тебя выдернул сюда только из-за дуэли? У магистра Вархорма случилась оказия с межгалактическим передатчиком. Мы посылаем к нему твоих ребят для пустой проверки. Пока альттехнологи проверят все схемы и кабели на предмет взлома или неполадки, рыцари будут обеспечивать безопасность крепости. Все пойдет согласно вековым протоколам подобных операций. А вот твое оружие и знающий, куда стрелять глаз, мне понадобится совсем в другом месте.
— Одиночная миссия? — уточнил Дзард.
— Охотник за демонами Думхорст набирает отряд. От нас ему нужен хороший стрелок, — начал Эвольвер. — Хороший, не означает лучший, так что не задирай нос. Войди в состав группы, окажи посильную поддержку и возвращайся. Светиться особо там тоже не нужно, поэтому твой голифант останется здесь. Оружие и доспех — вот вся твоя экипировка в этом задании. Отбываешь сегодня через четыре часа. Транспорт — легкий корабль снабжения. Цифровая плата с координатами пункта назначения ждет тебя в твоих апартаментах.
Голифанты — отдельная строка в жизни звездного рыцаря. Согласно древним сказкам каждый рыцарь кроме доспеха и меча еще обладал верным спутником и другом, кто перевозил весь скарб и припасы во время странствий. Тогда это были лошади, единороги, грифоны или звероподобные ящеры. Голифант — аналог зверя из сказки. Сейчас это разумное существо, заменяющее звездному рыцарю корабль, огневую поддержку в сложном бою, ремонтную мастерскую и склад боеприпасов. Внешне он чем-то похож на гигантского металлического зверя, реагирующего только на команды своего хозяина или верховного оружейника ордена. Чтобы получить такого друга от просто звездного рыцаря требуется всего лишь дослужить до лейтенантского чина.
— И на кого же из демонов космоса ведется охота? — капитану стала неожиданно интересна эта тема. Даже у самого жуткого монстра было имя. То, как его назвали при появлении на свет, могло во многом помочь как в борьбе против него, так и в спасении. А если чудовище жило вот уже не одну сотню лет, и список его подвигов растягивался в небольшую книгу, то для любого рыцаря выжечь имя столь знатного противника, побежденного в честной схватке, являлось честью.
— Это не те создания Космического лабиринта, каких мы уничтожаем при помощи голифантов и поддержки звездолетов, — отмахнулся верховный магистр. — Для ликвидации существа размером с парочку хороших планет я бы ни за что не отпустил тебя одного. Банальный упырь выступает объектом охоты. — Эвольвер приоткрыл завесу тайны. — Но это вовсе не служит поводом для релакса, мой капитан. В мире, где его загнали в угол, побывали инквизиторы, посланные Святым братством. А это повышает градус опасности. Твой Гергол вполне может послать сюда сигнал бедствия при слишком неблагоприятном развитии событий. Тогда я лично вмешаюсь в ход операции и приведу с собой всю доступную поддержку в лице остальных рыцарей нашего ордена. С другой стороны, из звездных рыцарей ты будешь не один. Другие ордены также откликнулись на просьбу капитана Думхорста и оказали ему поддержку в лице лучших офицеров. Если это проверка наших командиров, устроенная генералом Хехштом или богами войны, то я хочу пройти ее на высший балл. Задача теперь яснее стала? Или есть еще вопросы?
— Вопросов больше нет, верховный магистр, — ровно ответил Дзард.
— Тогда приступай к выполнению задания, капитан. — Эвольвер исчез в клубах теней, не проронив ни звука. — И не будь слишком великодушен к представителям мира монстров. Иначе тебя просто съедят, и мы ничем не сможем помочь.
 
 
 
Даркория для непосвященного гостя могла показаться царством тишины и безмолвия. Однако это было не так. Как имевшие дело с мирами магии, звездные рыцари не впадали в состояние страха при общении с призраками. Многие из них населяли крепость на разных уровнях. Там, где не хватало живого персонала, приходила на помощь техника. Андроиды исправно выполняли возложенные на них функции. И хороший робот не всегда был именно омаром или гиноидом. Механизм мог иметь форму чего-то ползающего, хаотично сконструированного или летающего за счет маломощных левитационных двигателей. Дзард успел поздороваться с тройкой хорошо знакомых привидений и вдоль стен мимо рыцаря каждую минуту проползали причудливые автоматы из мира роботов. Похожие на насекомых, грызунов или змей — механизмы выполняли возложенную на них функцию, нисколько не смущаясь проходившего мимо них офицера.
Но у помещений крепости имелась еще одна немаловажная особенность — внутри них звездные рыцари, как правило, ходили без брони. Оружие, дух машины и верный боевой топор, секира или меч — все это покоилось на оружейных полках. А так, форма одежды любая, уровень опасности нулевой. Ну, так было принято считать. Дзард вовремя успел повернуться навстречу летевшему в его живот лезвию. Некто, облаченный в поле невидимости, пытался зарезать звездного рыцаря прямо недалеко от его покоев. Перехватив руку, державшую оружие, капитан попытался контратаковать, но враг оказался достаточно подготовлен для простых приемов. Чисто вывернуть сустав грубой силой и принудить убийцу к добровольной сдаче не получилось. При использовании магии или огнестрельного оружия охранные роботы пришли бы незамедлительно на помощь пострадавшему. Противник оказался не слабого десятка и без особо труда смог поднять капитана в борцовском броске через спину. Иксору повезло с расовой принадлежностью нападавшего. Это был гуманоид, причем голова и основные органы у него располагались там же, где и у людей. Точный удар локтем в висок, удушающий захват за шею и выход на опасный болевой прием последователи со стороны рыцаря незамедлительно. Новая попытка воткнуть нож вбок пресеклась быстрым контрударом колена. Причем все это время переда капитаном мелькал лишь расплывчатый контур. Как будто след от ярко горящего пламени. Костюм невидимки был не из самых простых, дешевые аналоги выходили из строя после первого же хорошего удара. Удар ногой в пах, захват шейных позвонков на излом с затылочной части и небольшое поддавливание на череп вынудили невидимку упасть на пол. Падение пришлось как раз вовремя — нападавших было несколько. Как они проникли в саму крепость и чего хотели — вопросы им зададут братья дознаватели, но только чуть позже.
Второй невидимка пренебрег протоколами скрытности и щедро оросил струей горячей плазмы то место, где недавно стояли дерущиеся.
Взять поправку на уровень смещения цели, направить ствол чуточку вниз и повторить залп — при выбранной последовательности действий капитан и его противник превращались в обугленные кости и пепел.
Дзарду пришлось выхватить из чужой руки нож и метнуть в стрелка. Невидимка с оружием такого не ожидал, и грузно осел на каменные плиты пола. Бросок пришелся точно в шею. Рана оказалась смертельной.
— Кто вы такие? — рыцарь рыкнул сваленному на пол невидимке в лицо. — Кто вас нанял и сколько стоит верность Ордену в ваше время?
— Это не важно, капитан Иксор, — прозвучало в пустом коридоре. — Вы же не думали, что в эпоху технологий и шпионажа ваш уход с дуэли в статусе победителя сойдет вам с рук?
В этом месте сейчас был лишь он, но в любой момент могли подоспеть на помощь и остальные рыцари, слуги или оруженосцы. Рисковать случайными жизнями было весьма неразумно. К тому же поваленный Дзардом невидимка пытался методично применить борцовские приемы для освобождения из захвата. Капитан как мог это пресекал, но где гарантии, что третий нападавший не метнет гранату? Спасла ситуация дистанция, разделявшая Дзарда и последнего невидимку. Напавший решил, что простой бросок гранаты или чего-то подобного с дальнего расстояния даст цели повод для маневра, а время нападения итак слишком затянулось. Плюс у дознавателей есть еще и теплый труп на руках. Выход на след убийц рыцари нашли бы в любом случае. Поэтому терять третьему невидимке было нечего. Только нужно было обязательно убить вредного капитана.
Дзард внимательно слушал каждый звук, доносившийся из пустых пролетов.
Придавленный к полу нападавший раскусил спрятанную в зубе капсулу с ядом. Терять ему было уже нечего, а вот допускать сдачу в плен — никак нельзя.
Третий убийца прекрасно все видел, и рисковать не очень хотел. Да, его руки сжимали кислотную гранату. Все, попадающее в радиус десяти метров от взрыва, сгорит в едкой смеси кислот. Он заметил, как лежавший на полу капитан притих. Это означало, цель сама его заметила и готовила план нападения.
Граната вырвалась из рук убийцы!
Дзард услышал характерный щелчок и видел покатый предмет, движущийся в его сторону по полу. Мгновенно подняться и преодолеть разделявшее их с убийцей расстояние оказалось непростой задачей — у последнего невидимки имелся лазерный излучатель, и он им воспользовался. Первый выстрел пришелся мимо, сработала система охраны, автоматика перешла в режим защиты и на невидимку напали несколько андроидов из сервис-бригад. Роботы действовали, ориентируясь по ситуации, но для нападавшего их вмешательство обещало только смерть. Мгновенную или после допросов — сейчас значения это большого не имело. Излучатель стрелял во все стороны, уничтожая любой потенциально опасный объект. Выброшенный снаряд взорвался, обдав разъедающей химией пару десятков квадратных метров. Под удар попали и несколько спешивших на помощь андроидов охраны. Роботы не совсем понимали, куда делась половина окуляров оптики. Но шквального огня не открывали. Настигший цель капитан перекрывал линию прицела.
Дзард не поддавался ярости или чувству мщения, когда его кулак впечатался в живот нападавшего. Невидимый боец ойкнул, но не обмяк. Даже наоборот — увидев прямо перед собой объект ликвидации — невидимка думал только о выполнении порученного задания. Руки, ноги, голова — все тело последнего нападавшего погрузилось в ритм невероятных движений. Боец атаковал, находясь в блоке и умело блокировал удары, переходя в атаку. Смешанный ритм боя всегда заканчивался с исходом выносливости у одного из бойцов или с первой ошибкой, какую бойцы обычно допускали при переходе на высокие скорости движений. Иксору удалось пару раз перебросить невидимку через себя с весьма эффектным добивающим ударом кулака. После второго пропущенного броска, костяшки капитана окрасились чем-то липким и красным, а сам невидимка немного сбавил темп.
— Сдавайся и я гарантирую тебе жизнь, — предложил капитан.
Роботы охранники окружили бойцов с двух сторон.
— Ты все равно когда-нибудь умрешь, — с издевкой произнес последний из убийц и отпрыгнул от Иксора.
Попав в четкую линию прицеливания, убийца тут же получил щедрую порцию стальных пуль и обжигающего излучения лазеров.
К Дзарду деловито прошагал боевой андроид со сферическим экраном вместо лица.
— Потрудитесь объясниться, капитан Иксор, — на экране робота появилось лицо магистра Ардуса. Именно его кадры проверяли всех гражданских, кто прибывал в крепость для работы. А также именно люди Ардуса отвечали за разведку и шпионаж. — Вы нам поставили три трупа.
— Моя недавняя дуэль имела последствия, — начал Дзард, — а итог глупых действий вы сейчас видите перед собой.
— Полагаю, — чуть неуверенно продолжил Ардус, — Верховный магистр в курсе ваших личных похождений?
— Я как раз от него и шел, — Иксору нечего было скрывать. Он излагал все события ровно в том порядке, в каком они произошли. — Как на меня напала эта троица. Кстати, а как они прошли ваших проверяющих, уважаемый Ардус?
— Я обещаю вам разобраться с произошедшим нападением, — ровно ответил магистр, — и отправлю копию документа с перечисленными улучшениями охранной системы. Скорее всего, это кто-то из наших слуг. Профессионал не стал бы вас подкарауливать в общем коридоре, а зашел бы в апартаменты. Там нет автоматики и никакого риска. Можно и банально бомбу поставить и удалиться.
— Покои капитана Иксора просканированы, — уверенно произнес подлетевший робот-сапер, — угрозы для жизни нет.
— Их банально перекупили, хорошо заплатив, или взяв в заложники семью. — Предположил капитан.
— А вас должны были обучить мерам противодействия во время подобных нападений, — парировал магистр.
— Не буду вас задерживать, магистр Ардус, — спокойно завершил пустой диалог Дзард.
— Удачного дня, капитан, — прозвучало из динамиков в ответ.
Что ж, добрые полсотни боевых братьев и альттехнологов отправились в другую звездную систему, а на этом уровне жизнь бурлила опаснее, чем в день боевых учений.
— Капитан Иксор?
Женский голос в Даркории не был большой роскошью. Но вот поймать звездного рыцаря на средних уровнях, да еще и недалеко от арсенальных комнат — это нужно было хорошо постараться в обходе систем охраны.
— Я алхимик, — хрупкая брюнетка поправила китель голубой униформы, слегка подернув плечиками. Офицерские нашивки бросились в глаза. Эмблема ордена располагалась в нужных местах. — На этом уровне чуть дальше наша лаборатория. Вам нужно заглянуть к нам.
— Зачем? — почти громоподобным басом произнес Дзард. — Я вас здесь раньше не видел.
— Новый протокол безопасности ввели двадцать дней назад, — продолжила дама. — Вы часто имеете дело с агрессивной атмосферой, чудовищами и военными кампаниями. Поэтому эскулапы ордена должны иметь возможность вернуть вам полноценное тело в случае вирусной атаки, хаотических мутаций или поражения биологическим оружием.
Стрельба, сражения, локальные конфликты полубогов, требующие вмешательства, незапланированные дуэли и как следствие — отсутствие в родных стенах на полтора стандартных месяца.
— Я помню об этих протоколах, — Дзард получал уведомление о новых правилах пару месяцев назад. — Но у меня мало времени.
— Это сущий пустяк, — подмигнула мощному рыцарю брюнетка. — Я займу у вас не больше пяти минут.
Лаборатория действительно оказалась хорошо оборудованной. В уютном помещении при этом сумел поместиться целый исследовательский комплекс.
«Наверняка спецразработка для нужд армии. — Размышлял Дзард. — Но сейчас я не в тех условиях, когда можно смело отрицать возможность невозвращения обратно».
— Что от меня требуется? — отсутствие вспомогательного персонала с одной стороны напрягало. Все-таки внутри крепости звездных рыцарей алхимиков и ученых должно быть чуточку больше, чем просто одна или две штатные единицы. С другой стороны, введение новых директив подразумевало пребывание новых лиц на секретном военном объекте, а это вызывало у верховного магистра ряд опасений. Тем более мир науки с их открытостью и скоростью передачи данных. Взлом систем опознавания свой-чужой или обход основных протоколов безопасности в условиях слишком большого числа новых людей оставались лишь вопросами времени.
— Просто присядьте вон там, — алхимик указала на медицинскую кушетку, — остальное сделает автоматика.
Дзарда мгновенно облепили роботизированные механизмы, чем-то напоминавшие пауков. Белого и серо-стального цвета машинки-медики быстро облепили шею и предплечья. Крошечные инъекторы без особой боли прошли сквозь кожу и начали отбор крови.
— Эти штуки точно меня не высушат как кладбищенские гули? — шутка выдалась довольно веселой и пришлась к месту. — Мне сейчас только слабости не хватает.
— Не переживайте, — успокоила капитана брюнетка. — Пробы отправляются в несколько архивов. Одна даже попадет к ученым инквизиции, и, конечно, алхимики Дворца богов получат возможность одному из своих рыцарей. Две останутся здесь, как основной материал для создания лекарства от мутации.
— Если я стану демоном из имматериального мира, Эвольвер лично меня пристрелит, а останки захоронит в бочке, полностью залитой освященным серебром, — здесь Дзард не шутил. Путь к нигилатам был заманчив и не так сложен в реализации. Оставаться на стороне добра, постоянно нажимая на курок, вот это действительно требовало усилия.
— Но зато превращение в двуногого волка с неутолимой жаждой крои и полным отсутствием интеллекта, а также мутация в белого как мел кровососа вполне поддаются лечению. — Парировала алхимик. — Да, по щелчку пальцев восстановление не произойдет, а вот месяц-другой обязательно дадут необходимые результаты.
Брюшки роботов-пауков надулись от набранной в теле рыцаря крови. Выполнив заложенную функцию, автоматы ловко скрылись в ячейках специально приготовленного ящика для образцов. Дзард отметил, что в уютной лаборатории подобных емкостей для крови насчитывалось несколько десятков. Они стоял вдоль западной стены в несколько рядов, и занимали все доступное место от пола и до потолка.
— Все, — скупо улыбнувшись, равнодушно отметила дама. — Можете быть свободны. Слабости и недомоганий не будет. Обещаю.
— Спасибо на этом, док. — Поцелуев и обнимашек не последовало, хоть ситуация во многом к этому располагала. Во-первых, капитан больше симпатизировал фигуристым блондинкам, во-вторых романтические настроения перед предстоящей битвой могли сбить концентрацию, весьма необходимую стрелкам при осуществлении огневой поддержки с дальних дистанций. Имелась причина номер три: капитан не любил в подобных миссиях прибивать в контрольную точку секунда в секунду. Жизнь научила, что малейшая вероятность засады может очень сильно испортить дальнейший ход событий.
— Пора выдвигаться к цели, — скорее произнес капитан сам себе, направляясь к своим палатам.
Оружия, избытка запрещенных артефактов или техники Дзард не имел. Зачем? Когда в арсенальных комнатах или в оружейных мастерских данного добра были целые стеллажи. Все пронумеровано, апробировано и с инструкцией. Если цифровой замок принял твой пропуск, и сама крепость допускала тебя в тот или иной оружейный зал, это означало, что ты мог взять любое оружие или иной предмет в личное распоряжение. Срок возврата мог быть долгим. Как правило, это зависело от характера самого рыцаря. Но если избыток орудийной мощи шел на благо успешного завершения кампаний, то никаких объяснений по поводу наличия в жилых комнатах лишнего оружия никто никогда не требовал.
Как и обещал верховный магистр, на небольшом столе в центре главной комнаты жилого модуля лежала небольшая пластиковая коробочка с выходящими из нее золотыми контактами-разъемами. На борту межзвездного корабля следовало вставить разъем в специальный слот, и бортовая система навигации автоматически считывала заложенную в коробочку программу. Столь необычный способ передачи координат говорил не столько о секретности миссии, сколько об удаленности мира, в котором развернется само действие. А Дзарда отправляли туда, где нужно было быть в сжатые сроки, пройти границы миров без особых отметок и проблем и таких границ могло быть несколько. Миры хаоса и порядка обычно внимательно следили за гостями извне. Ничего не привезти нового и не вывезти какой-нибудь неконтролируемый вирус в более отсталые миры — причина досмотров и контроля была стандартной. Поэтому избыточная экипировка и перевоз голифанта мог вызвать ненужные хлопоты.
«Поэтому алхимик и взяла у меня кровь, — догадался Иксор. — Миры с нестабильными формами жизни и неконтролируемыми мутациями всегда могли преподнести сюрприз. Что ж, оружие в норме, броня в норме и я в норме. Тогда пора отправляться!»
 
Капитан Драконов-охотников Марий Думхорст оказался весьма неординарной фигурой. Первое, что приводило почти всех непосвященных в шок — это природа самого капитана. Он представлял расу метаморфов. Это существа, способные менять форму и свойства собственного тела в рамках определенного объема и массы. Свои способности к превращению они получают от рождения. Как правило большинство метаморфов — гуманоиды. Вопреки общепринятым стандартам Марий располагал богатой комплекцией, какой мог позавидовать любой чемпион силового экстрима или кузнец из миров Олимпа. Трехметровый человек-гора, закованный в толстую экзоброню, мог голыми руками разорвать половину обитателей инквизиторских бестиариев. От взгляда капитана не укрылись руны магии металла, хаоса и жизни, покрывавшие пластины брони. Призвав в помощь обозначенные магические поля, метаморф мог проявлять чудеса превращения, даже будучи экипированным в рыцарскую броню.
— Сегодня моей целью выступает древний упырь, — похвастался Думхорст. — Мои агенты вели этого типа из трех миров хаоса. Древний гад попытался отсидеться в заброшенных кладбищах кораблей в имматериальном мире, но мой помощник инквизитор выкурил его оттуда. Сейчас я точно знаю, что душегуб, проглотивший не одну сотню жизней, находится здесь, серди этих лесов бывшей планеты титанатов. Здесь полно исполинских построек и немало древних лабиринтов. Так что кроме банальной выучки на крепостных бастионах мне нужен боевой опыт и отличное владение оружием. Я обратился за помощью к верховному магистру Эвольверу, потому что только доспехи Драконов-охотников куются в мирах Света и Тьмы. А заговоренные пули в оружии могут пробить любую демоническую броню.
— Для подобной операции вам будет не хватать парочки рыцарских отделений и группы авиаподдержки в придачу. — Капитану Иксору не нравилось слово «древний упырь», да и упоминание об имматериальном мире не вызывало приятных ассоциаций. Да, его дороги значительно сокращали время перемещения между мирами, расположенными в противоположных концах галактик. Но то, что хорошо для больших звездолетов, мало подходило небольшим разведгруппам. Обитавшие в имматериальном мире существа набрасывались на гостей из реального мира как голодные псы на свежее мясо. Одной огневой мощи не всегда хватало для успешного отражения демонических атак. Тот, кто смог найти в имматериальном мире убежище и комфортно в нем пребывать хоть немного времени, заслуживал особого внимания.
— Вы правы в рассуждениях, капитан, — метаморф сам одобрял подобную тактику, — но смею напомнить, мы сейчас находимся на одной из планет границы между хаосом и порядком. Представляете реакцию богов хаоса на потенциальный флот вторжения около их границ? Нам не нужна боевая операция с большим числом убийств, взрывов и конфликтом планетарного масштаба. С одобрения Дворца богов я собрал небольшую группу из неплохих бойцов. Каждый участник — мастер определенного дела. Высадиться, ликвидировать цель и уйти — вот наша задача.
— Мое оружие к вашим услугам, капитан Думхорст, — твердо и без колебаний выдал Дзард. А как поступить иначе? Марий шел сейчас командиром. Сам координатор Хехшт из Дворца богов с ободрения богов войны наделил метаморфа командирскими полномочиями. Где-то капитан Иксор был с таким выбором не согласен. Да и описание задачи выдалось слишком скупым. Когда-то Хехшт начинал с рядового рыцарского ордена Черной саранчи. Затем будущего генерала отметили в службе на благо Инквизиции. Именно Святое братство представило Хехшта богам света, впервые намекнув на его возможное пребывание в должности командира шестнадцати рыцарских орденов и армиями молодых богов.
«Сюда бы этого генерала Хехшта с минимумом возможностей и максимумом ответственности», — саркастично подумал Дзард, усмехнувшись.
А вот мысли об объекте ликвидации сдували все веселье прочь.
Дзард почему-то сразу подумал о смерти друга Думхорста из инквизиции. Первой подсказкой на печальную участь героя космоса являлось его отсутствие среди членов отряда. Вторым являлось полное отсутствие тактической информации об объекте ликвидации. Обычно инквизиторы не просто уничтожают монстров, но еще и изучают их, выявляя ультраслабые точки и наиболее уязвимые места. Куда и во что стрелять при прямом контакте, Дзарду никто не сообщил. Это означало отсутствие необходимой информации. А почему? Да потому, что храбрый инквизитор потерпел неудачу и монстр одержал верх. Еще капитану не нравилось присутствие в отряде настоящих богов. Огонь, воздух, порядок и жизнь — весьма странное сочетание стихий для случайного сбора. Выглядело так, будто капитан Думхорст собирался не уничтожить упыря, а спасти его. Дворец богов послал в помощь охотнику представителей молодого поколения. Но молодость не всегда означала слабость. Внешне боги выглядели как типичные рыцари. Вместо эмблемы ордена символ родной стихии, стандартное по виду оружие наподобие универсально-ударного, сочетавшего в себе винтовку, ракетную установку и автомат, только из стволов исходило либо жаркое пламя, либо странный обжигающий свет. Глаза Дзарда нормально переносили яркое освещение, но после высадки на планету рыцарь все же опустил забрало, соблюдая все нормы протоколов безопасности.
Опять же к Думхорсту возникал вопрос сразу после высадки на планету. Метаморф использовал выриант с мгновенным телепортированием, хотя для весьма крупного отряда да еще и в полной броне, способ перемещения с орбиты на планету был довольно рискованным. Сбой техники, возможная детонация боекомплекта были весьма приемлемыми потерями в сравнении с тем фактом, что телепортационное окно подобной мощности выдавало планетарным системам обороны координаты высадки с точностью до десятой доли метра.
Гергол, получив ответ из базы данных, выдать чего-то конкретно про инфраструктуру планеты не смог.
«Все штатно, — резюмировал Дзард, — и мне кажется это странным».
— Согласно моим данным, объект находится в километре от нас в северо-восточном направлении, — по-деловому произнес метаморф. — Разобьемся на пары и пойдем к цели веером, перекрывая возможные пути к отступлению. Постоянно держим связь. Локальные порталы, приделанные к вашим доспехам, помогут быстро всей группе переместиться в нужную точку для оказания помощи или поддержки.
«Ничего нового, — грустно размышлял Дзард, обдумывая другую мысль. — Метаморф и его способность к превращению может символизировать мутации из миров хаоса. К тому же на нем сильные руны магии металла. Также в отряде усилены магия стихий, жизни и порядка. У меня возник очень непростой вопрос: какую силу представляю здесь я?»
— Смерть, — неожиданно прозвучало рядом.
— Что? — переспросил Дзард.
Алдерс Лютай, представитель расы разумных головоногих, смотрелся рядом с Иксором как грузовик на фоне велосипеда. Его доспех имел две нижние конечности от массивного шагохода. Трехпалые, с коленными суставами, выгнутыми в обратную сторону, ноги доспеха превращали Алдерса в робота-кузнечика. Верхняя часть брони изобиловала встроенными системами залпового огня. Верхние конечности предоставляли восемь пластичных щупалец, способных удлиняться до сотен метров. Закованные в сверкающий металл, щупальца могли резать, рубить и просто раздавить любую жертву в ближнем бою. Причудливые комбинации рун магии звезд и времени четко обозначали встроенные в щупальца порталы. Воин осьминог мог в любой момент усилить каждое из щупалец мощным оружие ближнего или дальнего боя. Природу потенциальной поддержки угадать чисто из визуальных наблюдений не представлялось возможным. Техника, магия или их немыслимое сочетание — с таким союзником можно было провести достойный бой с любым противником. Вместо шлема доспех головонога венчался прозрачным бронированным куполом, заполненным атмосферой нужного состава.
— Я чувствую смерть кругом, — произнес через динамики головоног, — а вы?
— А мне здесь очень даже хорошо! — Лаврентий Озеров, лейтенант ордена Красной лилии, гордо поднял скорострельное оружие дулом вверх. Экзоброня, усиленная магическими рунами, позволяла простому человеку играть со стокилограммовой пушкой точно с простым дробовиком. Заклинания силы, искрящимися символами покрывавшие грудной панцирь и локтевые сегменты доспеха, наделяли рыцаря физической мощью настоящего исполина. Среди пыльной земли на которой ковром росли маленькие цветочки с бело-серыми бутонами и густого тягучего тумана яркая раскраска брони Лаврентия была капелькой жизненной яркости. — Среди рыцарей нашего ордена есть девиз: куда несешь справедливость и мир, там тебя ждет награда и пир! Так что быстрее находим цель и затем уже обсуждаем местные достопримечательности.
Перед глазами Дзарда мигнула красная полоса — Гергол что-то почувствовал и давал намек на возможные последствия.
Иксор успел отпрыгнуть от опасного места, Лютай попал в ловушку одной из своих механических ног, а вот Озеров провалился в обвалившийся под его ногами пласт земли.
— Прыгай за ним! — головоног расправил щупальца брони, точно стальной паутиной накрыв опасную зону. — Я через пару минут вытащу вас обоих.
Дзард никогда не был трусом. Ну, на балах отношения с противоположным полом не всегда шли на отлично, и каждый раз в танцах с партнершей бравый нобиль испытывал легкий холодок, но вот на поле боя упрекнуть капитана в страхе или предательстве было просто не за что.
Активировав на наспинном панцире летательные миниускорители, капитан спустился под землю.
Пролетев метров тридцать, звездный рыцарь приземлился, оставив во влажной земле хорошие вмятины.
«А здесь веселее, чем на поверхности, — Дзард покрепче ухватил рукоять болидной пушки. Для её магии и волшебных снарядов из раскаленной магмы со встроенной взрывчаткой хаоса ничего бы не стоило пробить даже броню межзвездного корабля из имматериального мира. — Вокруг меня все находится в движении и переливается ярко-желтыми и сине-белыми цветами. Скорее всего источником света выступают местные аналоги жуков-светляков. Сверху вниз растут некие растения. Их длина стеблей не превышает нескольких метров. А вот сверху вниз им навстречу спешит флора меньшего размера — не выше куста обычной картошки. Цвета растений изумрудно-зеленые».
Дзарду нужно было сделать четыре шага для сбора столь щедрой информации.
— Как успехи? — Алдерс подал свой голос по каналу связи. — Нашли Озерова? Живы?
— Сэра Лаврентия не наблюдаю, — ответил Иксор. — Здесь как на полях имматериального мира. Присутствуют многочисленные формы жизни и растительности. До поверхности не больше сорока метров.
— Я освободился из ловушки и могу вас вытащить, — головоног уже готов был опустить свои щупальца в провал. — Жду решения.
— Прямой угрозы здесь нет, — выдал Дзард. — Вряд ли инопланетная трава сможет пробить освященный молитвами металл. Присоединяйтесь к основной группе, сэр Алдерс. Я найду лейтенанта Озерова и мы вас догоним. Думхорсту знать о нашем казусе незачем. Задержка на пятнадцать минут.
— Как скажите, капитан, — головоног хмыкнул. — Сэру Марию пока что ничего докладывать не буду. Ситуация действительно глупая. На связи, капитан Иксор.
— До встречи наверху, — слегка неуверенно произнес Дзард, внимательно осматривая окрестности. Сканеры Гергола работали на всю мощь, но сигнатуры звездного рыцаря нигде не наблюдалось.
— Ждем вас с лейтенантом возле цели, — пришел ответ от сэра Лютая.
— Отбой. — Тихо-тихо произнес Дзард, пытаясь понять происходящее. Напрягало отсутствие не только тела самого звездного рыцаря, но и места его приземления. Вряд ли бравый рыцарь из ордена Красной лилии позволил себе упасть точно мешку с луком. Лейтенантская подготовка вполне позволяла стабилизировать тело в полете и даже в полном боекомплекте приземлиться на ноги или на любые три точки опоры. Иксор специально наступил на растущую под ногами траву — тяжелая ступня сминала органику как пресс-гигант конфетную фольгу. Маневр Озерова определено оставил бы след среди растительности. А согласно всем данным получалось, что многокилограммовый человек в тяжелой экзоброне просто растворился в воздухе. О помощи никто не кричал, сверху лучи наплечных прожекторов ничего не похожего на болтавшегося звездного рыцаря не показывали.
Гергол отметил движение в двадцати метрах. Объект был не крупнее обычной собаки, но перемещался очень быстро.
«Возможно, кто-то из местных пигмеев ухитрился поймать Озерова в подвесную ловушку-сеть и утащил и утащил к себе в селенье, — Дзард размышлял, постепенно догоняя беглеца. — А вот и сам абориген показался».
Выстрел из болидной пушки произвел должный эффект, заставив землю перед беглецом разорваться фонтаном комьев и влажных корней.
— Не стреляйте! — существо с телом фрина и лицом ребенка отшвырнуло серый мешок с квадратными заплатками. — Пожалуйста! Я ничего не сделала!
Выстрелить в такого воришку было бы самым мерзким поступком, недостойным никакого воина хоть с каким-либо запасом чести.
Рыцарь посмотрел на отброшенный трофей. По объему в него можно было вместить до полутора центнеров груза. Но при падении содержимое мешка переливчато зазвучало, как если бы внутри находились предметы из тонкого хрусталя или дорогая посуда из местных дворцов.
Новая атака пришла ниоткуда. Просто в одно мгновение нечто светящееся от магии хаоса и металла прорезало воздух в том месте, где только что была голова звездного рыцаря. Подобное сочетание магических полей вполне позволяло концу посоха пробить определенные участки доспеха или смять листы брони. В зоне риска оказались области суставных сочленений, голова и паховая зона. Нападавший сразу же себя выдал — им оказалось существо женского пола. Большие шары грудных чаш и рельеф бедер явно выдавали половую принадлежность. А вот кожа фиолетово-могильного цвета, вкупе с фасеточными глазами и растянутым в половину лица ртом сводили все прекрасное на «нет». Из одежды на даме был только черный лиф, обтягивавший объемный бюст, свободная юбка и высокие сапоги, закрывавшие бедра до середины. Но лоснящемуся от пота телу не требовалось ничего лишнего для проведения полноценного боя даже со звездным рыцарем. Леди орудовала боевым посохом с такой ловкостью, словно родилась вместе с ним. Оружие при точном ударе могло раскалывать гранитные глыбы на половинки. Силовые лезвия, активированные на локтевых сегментах брони Герголом, вполне достойно отражали магию хаоса, пропитавшую посох оппонентки от одного конца до другого. По темпу наносимых и отбиваемых ударов можно было написать коротенькую песню.
Капитан позволил аборигенке покружиться в боевом танце не больше двадцати секунд, а затем четко произнес:
— Не вынуждай меня стрелять в тебя.
— Ты преследовал Ордовику! — гневно ответила дама, поправляя длинные волосы. Они как белый сияющий водопад окутывали даму с макушки до ягодиц. — Кто ты?
— Капитан звездных рыцарей из ордена Драконов-охотников, — Дзард деактивировал лезвия. — Мы с лейтенантом Озеровым провалились в одну из ям-ловушек на поверхности и оказались здесь. Я искал своего собрата и увидел убегавшую Ордовику.
— Тогда чего ты хочешь от нас? — дама направила один из концов боевого посоха рыцарю в голову. — Иди и ищи своего друга дальше!
— Онесса! — вступилась за капитана Ордовика. — Он не из революционеров. Мы не нужны ему.
— Слушай свою мать, доча, — шикнула Онесса, — мы не знаем, из того ли ордена этот звездный рыцарь, кто возродил на нашей планете страшную машину, способную изменять миры.
События разворачивались с каждой секундой все интереснее и интереснее.
«Неужели кто-то из верховных магистров тайно от генерала Хехшта отправил сюда своих воинов для захвата планеты? — Почему-то Дзард подумал о недавних новостях со сбоями систем связи в дружественной звездной крепости. — Если среди рыцарских орденов есть эти самые революционеры, то мои братья могут сейчас оказаться в ловушке, гораздо хуже моей. Нужно сообщить Эвольверу».
Когда сканеры Гергола сообщили об отсутствии связи с межпространственными каналами передачи информации, ситуация сильно осложнилась. Капитан нуждался в большей информации о планете и происходивших на ней событиях. Еще и Озеров потерялся. А вот Думхорсту сообщать пока что ничего не хотелось. Если на этой планете готовили заговор против правящей фракции во Дворце богов, то именно охотник на вампира все перевернул вверх на голову, включив в отряд даже молодых богов.
— Расскажите мне больше о революционерах и их делах, — начал выстраивать конструктивную беседу Дзард, — и я смогу вытащить вас отсюда. Что вы у них взяли, если опасаетесь погони?
— Я не знаю тебя, капитан ты или кто иной. — Дерзко ответила Онесса. — А вот рыцарский доспех можно купить на черном рынке. Это во времена далекой Земли и первой волны освоения космоса рыцари забирали с поле боя после себя все. Они забирали даже трупы павших братьев. А сейчас проще всего заплатить альттехнологам и жрецам за новые доспехи и пушки, а не ремонтировать на древнем Марсе побитое старье.
— Найдешь на моем панцире хотя бы одну засечку, и я признаю правоту слов твоих, — продолжил звездный рыцарь. — Только вот те самые революционеры не станут давать большую фору по времени, и я не знаю, с кем и в каком количестве встречу здесь инакомыслящих братьев. Так что будем ждать третью сторону. Она уж точно ответит всем и на все.
— Смотри! — паучонок подхватила лежавший в стороне мешок и вытряхнула содержимое на мягкую траву.
Глазам Дзарда предстали кубические емкости, заполненные шевелившейся массой серебристо-стального цвета.
— Что это? — удивился рыцарь.
— Это машины размером с молекулу каждая. — Выдала дама. — Такие механизмы нельзя изготовить в мирах мегавселенной. Призраки из полуплотного мира и демоны имматериального произвели их на свет. Эти машины не собираются на заводах, подобно стандартным конструкциям. Они рождаются кибернетическими организмами как все живые существа. Я сама точно не скажу о подробностях, но из таких роботов состоит машина, меняющая реальность.
— Типа обольешь себя этими автоматами, и любое желание исполнится? — Дзард не поверил, что произнес эту фразу. Нелепо, по-детски, да еще и от звездного рыцаря — настоящего воина, вступавшего в схватку с живыми монстрами космоса. — Вы что, в это верите?
— А ты не смейся! — обиделась Ордовика. — Если бы я была большой, ты не догнал бы меня и, уж тем более, не испугал бы своей пушкой. Когда-нибудь я вырасту в настоящего космического исполина и буду шагать по галактикам как по лужам. А при опасности одной только силой мысли смогу распылить любого врага на мельчайшие частички.
— А мне остается только загадать получить возможность остановить вас и иметь шанс на выживание при любом изменении реальности, — пошутил в тон ребенку капитан.
— Не смей хамить моей дочери! — вспыхнула Онесса.
— Ты гибрид человека и монстра, — озвучил догадки рыцарь, — и не можешь иметь полноценного потомства. Поэтому называешь Ордовику дочкой?
Онесса гордо вскинула голову, без обид встречая брошенную в нее колкость:
— Когда-нибудь я с честью войду в мир своих родителей, и настоящий герой космических битв назовет меня матерью.
— Не имею ничего против таких помыслов. — Беседа непринужденно затягивалась, а время работало не в пользу капитана Драконов-охотников. — Меня искусственно вырастили в лаборатории по заказу совета старейшин дома Иксор расы абсолютов. Силу, рефлексы, способность управлять магией на нужном уровне — все это во мне заложили с рождения. Я не выбирал судьбу воина, но рад, что стал тем, кто я есть. А сейчас мне нужно узнать, где вы достали эти емкости и много ли в подземельях революционеров? И еще, времени у меня очень мало.
— База тех, кого ты ищешь, — начала Онесса, — находится в километре отсюда. Идти надо на северо-восток.
«Думхорст идет прямиком в засаду!» — внутри капитана все переворачивалось с ног на голову и обратно. Мысли метались из стороны в сторону. Больше сотни рыцарей из его ордена сейчас могли быть убиты в миллиардах парсеках отсюда. А всего лишь в километре к северо-востоку нынешний отряд охотников за упырем мог попасть в руки так называемых революционеров. При этом сам капитан находился глубоко под землей без средств связи и абсолютно лишенный поддержки. Вспоминать учебник по тактике оказалось бесполезно. Таким ситуациям ни на одном семинаре не научат. Еще и Лаврентий не объявлялся.
«Ведь не мог же он раствориться в пустоте? — недоумевал Дзард. — Сейчас бы совет хорошего тактика или аналитика пришелся бы в пору. Только спросить толком не у кого».
Над головами собеседников глухо щелкнуло и затем что-то грузное упало вниз.
Нечто дымящееся, обугленное и напоминавшее человека лежало темной массой среди примятой травы.
— Быстро уходите отсюда! — прокричал Дзард, обращаясь к Онессе и Ордовике. — И бегите как можно дальше!
«Ну вот, лейтенант Лаврентий из ордена Красной лилии, — размышлял Дзард, — я и нашел тебя. Надо хотя бы связаться с сэром Алдерсом».
— Линия связи заблокирована, — выдал верный Гергол, когда все попытки связаться с остальной группой обернулись провалом.
— Дзард! — Лаврентий неожиданно поднялся на ноги. Обугленный, весь пропахший едкими испарениями горящего тела, звездный рыцарь впился боевому брату в голову, норовя снять защищавший ее шлем и прокусить выросшими из нижней челюсти клыками шею.
Капитану пришлось оттолкнуть от себя бывшего собрата и выстрелить по нему всей мощью болидной пушки. Горящий снаряд, готовый разорваться на тучу опасных огненных осколков внутри тела изменившегося друга, не оставил от бывшего звездного рыцаря ничего кроме мелких кусочков.
— Хороший ход, капитан Иксор, — новый участник событий так и не потрудился показать себя, а вот ударить забывать он не стал. Нечто ударило одновременно в грудь и под пятку, свалив рыцаря на мягкую почву, а потом сразу же что-то острое и жгучее пронзило правую ногу в области бедра. Встроенные в броню системы первой помощи при ранении мгновенно заживили края раны, но враг не спешил вытаскивать пронзивший ногу предмет. Сначала он его пошевелил, расшатывая кости и увеличивая рану в размерах. Дзард полил огнем из серии выстрелов все пространство вокруг себя. Он видел, как огненные пули пронзают воздух, впиваются с дымком в пыльные стены. Но никаких криков о помощи или боли он не слышал, как и не видел, чтобы кого-то хоть краем зацепило. А вот противник все еще не уходил. Он властно прижал раненую конечность в влажной земле и ковырял в ране застрявшей пикой. Да, именно пика пронзила ногу. Черная, толщиной с два мужских пальца, пика, какие обычно используют в боях подводники, дергалась и вращалась, нещадно теребя рану. Недруг отступил только, когда внешние пластины доспеха окропились кровью. Только тогда давление на ногу исчезло, и пика чудесным образом вылетела из раны, упав в траву в паре десятков метров.
— Гергол, — запросил анализ данных Дзард, — что это сейчас было? — Присутствия магии он не ощущал. Сенсор магического поля не показывал сильных отклонений.
— Ничего, — пришел ответ, — я не засек телесной формы жизни. Магические потенциалы также в норме. На вас напала вполне естественная форма жизни.
— Живая, двигающаяся, — дополнил систему Дзард, — говорящая на общем галактическом языке и при этом бестелесная и неплотная. Хорошая форма жизни. Я бы даже сказал, весьма интересная.
Но сюрпризы на этом не закончились. Слева в углу рыцарь уловил движение. Что-то с рвением выкапывалось из земли, разрывая почву и проталкиваясь на поверхность.
Датчики насчитали не меньше нескольких десятков тел.
Вампиры. Догадка пришла достаточно вовремя, чтобы подумать о бегстве. Передатчики Гергола неустанно передавали сигнал о помощи, но нечто мощное блокировало любые попытки вызвать подмогу. Раненая нога и большое количество голов неприятеля значительно сужали вероятность выживания.
— Капитан, — прошипело в динамике шлема, — на нас напали. Рыцари другого Ордена подстроили нам ловушку. Ваша миссия тоже может быть западней. Предупредите Верховного магистра. — Дальше связь оборвалось. Как долго сообщение лейтенанта Гвина блуждало в облаках блокираторов, сложно было сказать. Голос был настоящий, передача сообщения выполнена системами духа машины, а их обмануть или подделать просто невозможно.
Получалось, на его людей напали такие же рыцари, как и они. И как это следовало понимать? Конфликт титанов, игры за власть среди молодых богов или лидеры абсолютов решили вспомнить о древности своего генома? Дзард пока что ничего не знал. Но и отступать от армии кровососов его тоже не учили. Скорее, наоборот — в бой с громкой песней!
Проблема заключалась и в том, что кровососы набрались разных рас и силовых возможностей. Зеленокожие гиганты; серолицые люди-медузы, способные изменять свой объем и парализовать жертву перед поеданием; насекомообразные существа, напоминавшие двуногих мух; причудливые полусгнившие останки тех, кого принято называть лесным народом — огни все здесь были зарыты, будто кто-то их специально оставил здесь как створки живого капкана. Почему-то вспомнились слова сэра Тимонтса о заговоре и сообщение Гвина о нападении — сейчас неизвестный кукловод поймал в свои сети и капитана Иксора. А настоящие космические вампиры помогали ему в осуществлении коварных замыслов.
Микродвигатели, заменявшие броне натуральные мышцы, работали на пределе возможностей. Приклад болидной пушки показал встроенный штык-нож. При этом пушка звездного рыцаря палила без устали по окружившим капитана целям. Болидные снаряды прожигали, разрывали как одиночные цели, как и их ближайшее окружение. Но враг напирал и напирал, задавливая одинокого воина числом. Дзард очень надеялся, что Онесса и Ордовика успели скрыться. Запекшаяся кровь в месте ранения приводила вампиров в ярость. Их ре пугала ни смерть от выстрелов, ни огонь. Они просто хотели добраться до живой крови.
Дзарду пришлось активировать лезвия и перейти в ближний бой. Кровососы пытались скрутить, избить и прокусить доспех в любых местах от макушки до щиколотки. Рыцарь Ордена Драконов-охотников вспомнил все уроки ближнего боя, которым его научили за долгие годы ученичества. Впрочем, время хитрых пасов прошло. Сейчас от капитана требовалось только резать, полосовать и превращать толпу кусающихся монстров в обрубки тел, конечностей и щелкающих зубами голов.
Иксор впервые за последние месяцы сорвал дыхание на хрип, а перед глазами стояла белесая пелена, сквозь которую проходили расплывчатые очертания окружавших предметов. Он не знал точного времени проведенного в мясорубке. Но удивительная тишина подсказала о финале кровавого кошмара. Внутри доспеха стало так мокро и жарко, что поскорее захотелось сорвать броню и вдохнуть свежего воздуха. А вот сканеры духа машины подсказывали, что расслабляться еще рано. Пройдя по мешанине из разрезанных энергетическими клинками тел, капитан и сам пронял — вампиры все еще живы. Они хоть и потеряли целостность телесных оболочек, но умирать от таких ран им не приходилось. Сканеры доспеха подсказывали — кровососы все еще живы и их тела запустили нечто вроде процесса глобальной регенерации. Дзарду ничего не оставалось делать, кроме как использовать магию Огня для сжигания не умерших тел. Построение самого заклинания оказалось процессом весьма несложным, только вызванное волшбой пламя смогло сжечь не всю массу целиком, а лишь половину. Из-за не слишком большого пространства выброс высокотемпературного огненного облака мог навредить и самому рыцарю, нагрев и без того нуждавшиеся в отдыхе механизмы. А так вызванный огонь жег все, до чего мог дотянуться. Подземные пустоты заполнились едким дымом горящей плоти.
— Говорит капитан Иксор, — отправил в радиоэфир сообщение Дзард, — я нахожусь под землей. Отразил нападение нескольких вампирских стай. Возможно, объект охоты заложил несколько гнезд. Будьте аккуратны. Выдвигаюсь в вашу сторону. — Стоило только ему закончить отправку сообщения, как нечто огромное и сильное схватило его за руку. Монстр обладал такой мощью, что звездный рыцарь в боевой броне для него оказался не тяжелее тряпичной куклы. Дальше Дзарда вдавливали и втаптывали в мягкую почву несколько раз. Он пытался освободиться, но только повредил плечевой сустав захваченной руки. Челюсти зверя оказались такими мощными, что смогли повредить механизмы суставного соединения и теперь правый локоть сгибался со скрипом. Как понял капитан из первой минуты боя, его мучителем выступало существо под пять метров ростом и внешним видом напоминавшее восьмилапую кошку. Кожа создания имела такую высокую прочность, что встроенные в доспех энергетические кинжалы не успевали прожечь или прорезать ее за время удара. Перекусить руку заговоренный металл не позволял. Освободиться также не было никакой возможности — зверь крепко держал добычу в зубах и бросился с ней наутек в северо-восточном направлении.
Плечо и локоть начали противно ныть после десятой минуты пробежки. Левая рука нещадно молотила зверя по морде и клыкам, но для кошки-гиганта подобные атаки были не более заметны, чем комариный укус.
Неожиданно зверь встал, будто услышал чью-то команду.
Кошка-гигант выплюнула руку капитана, наградив его при этом мощным ударом передней лапы.
Пока что все выходило отлично. Он привык иметь дело с зомби и вампирами, но не в таком количестве. Его руки могли без доспеха разорвать пасть дикого льва на многих планетах, а ударом кулака он пробивал бортовую броню танков мятежников, но протащившая его котяра была настоящим бронепоездом на жилистых лапах.
— Приветствую тебя, Дзард, — прозвучало от северной стены.
Капитан звездных рыцарей поднялся на ноги. Его глазам предстал вмурованный в стену гуманоид. Его держали при помощи специальных скоб. Конечности были обрублены по локти и голени. Грудная клетка вскрыта, внутренние органы извлечены, а вместо них в тело заползали толстые кембрики, по которым вытекала та самая субстанция, какую в кубичных емкостях вынесли Онесса и Ордовика. Переплетения кембриков исчезали в стенах. По габаритам пленник едва превосходил самого рыцаря. Кожный покров имел неестественно белый цвет. Яркие зеленые глаза смотрели на рыцаря как на старого друга.
— Я напомню тебе свое имя. Гидракус, космический демон, — представился пленник.
— Я вас не встречал, — удивился капитан Иксор.
— Пока еще нет, — согласился Гидракус, — но в этом мире моя кровь питает машину, способную кардинально изменить реальность. Это не просто шутка. Этот аппарат построен из костей древних исполинов, странствовавших по многим мирам. Останки их душ образуют ядро машины, а соединенные воедино мозги наделяют устройство невиданной мощью. Рыцари твоего Ордена стоят за всем этим. Я не знаю всех подробностей, но среди твоих братьев есть предатели. Кто-то захотел обрести контроль и власть.
Верить словам того, кто сам себя представил как космический демон, не очень-то и хотелось. Но череда прошедших событий погоняла все сомнения прочь. То, что Верховный магистр разделил именно его подразделение, отправив бойцов и младших офицеров по одному делу, а его в отряд метаморфа, сюда. Эвольвер так поступил, потому что больше не мог никому доверять. А обсуждать такие события как заговор и предательство, да еще и с заядлым дуэлянтом, ни один верховный командир никогда бы не стал. Вот почему его пытались убить недалеко от его же покоев в крепости. Да, на дуэли боевые роботы могли принадлежать и сэру Тимонтсу, но точных доказательств этому не было.
— Что я должен делать? — тратить время на слова совсем не хотелось.
— Я в прошлый раз смог смутить кошку-гиганта свистком, — признался Гидракус, — но скоро она вернется и у нас не будет никаких шансов. Ее крепость и улучшенное тело — результат работы страшного механизма. Просто один из рядовых Драконов-охотников пожелал получить ручного монстра с непробиваемой для рыцарского оружия шкурой и силой двух космических титанов.
— Блестяще, — сокрушенно выдохнул Иксор, представляя насмешки за то, как его едва не убила простая кошка, измененная загаданным желанием. — И как мы ее одолеем.
— Там, в слоях пыли среди обрубков и испорченных кембриков лежит оружие, — посоветовал капитану Гидракус. — Улучшенная демонической силой болидная пушка и черный как уголь меч. Они пробивают броню кошки-гиганта. Торопись! Я слышу, как она бежит сюда!
Найти оружие, обозначенное космическим демоном, не составило труда. По габаритам и массе оно было ровно такое же, как и в стандартном рыцарском арсенале. Когда кошка-гигант из чьих-то мечтаний впрыгнула в зал, капитан быстро выпустил по ней три точных выстрела. Промазать по такой туше для опытного стрелка оказалось нереально сложно. Все снаряды пришлись точно в цель. Улучшенное оружие без проблем расправилось с модернизированным чужими фантазиями зверем, оставив от того лишь кучу кровавых ошметков.
— Браво! — существо, чем-то похожее на привидение, только с более контрастными контурами, зааплодировало точным выстрелам. — Я не ожидал, что ты сможешь удержать в руках болидную пушку. Или я неверно оценил твои параметры. — Полуплотное существо разделилось надвое, отправив копию слизывать горячую кровь с останков кошки.
— Так ты и есть тот самый упырь, которого мы ищем! — догадался Дзард, выпуская по нему выстрел.
Магический снаряд прошелся сквозь полуплотное тело, ни капли не повредив его.
— Это я, скорее всего, нашел вас, — поправил рыцаря упырь, став на секунду вполне реальным.
Иксор приготовился выстрелить, как в его голове зазвучали голоса Думхорста и Алдерс:
— Капитан Иксор, держитесь! Мы идем к вам! Помощь уже близка!
«Так вот, кто пробил мне ногу», — догадался Дзард, взявшись за меч.
Неожиданно упырь показал свой облик в физическом мире. Это был трехметровый здоровяк с кибернетическим телом, усиленным многочисленными имплантами и капсулами с алхимией. Конечности и мускулистый торс имел укрепления в виде броневых пластин. Они наращивались прямо на живую плоть, намертво врастая в тело.
Встроенные в тело генераторы защитных полей легко отразили выпущенные по упырю серии выстрелов. Отряд Думхорста подоспел, как и было обещано по каналу связи.
 
Упырь тогда специально показался, привлек внимание, а затем банально убежал в галерею пещер и тоннелей. Дзард и еще трое охотников на вампира поспешили за упырем. Остальные оказали помощь Гидракусу. Похоже, искалеченный космический демон так возненавидел своих мучителей, что охотно объяснил охотникам суть проблемы и казал на точную цель.
Только сейчас все встало на свои места, и ловушка захлопнулась.
Машина, изменяющая мир, действительно существовала. Дзард ее видел. Он как раз лежал на спине и его глаза обозревали высокие контуры из темно-фиолетовой мерцавшей в сером небе субстанции. Машина была похожа на гигантскую пасть из камня, выросшую прямо из земной тверди и раскрывшую необхватные челюсти. Механизм испытывал чувство голода. Машине требовалась еда. Рыцари из Ордена Драконов-охотников как раз недавно поймали несколько космических демонов. Капитан не знал, был ли искалеченный Гидракус одним из добытых созданий, зато теперь все стало ясно. Эвольвер увидел предательство, когда обнаружил расхождения в поступающей из разных подразделений информации. Пойманные демоны исчезали вместе со звездолетами и ресурсами рыцарских кузнец. Теперь у него имеются и все необходимые доказательства, только показать их Верховному магистру некому.
— Приветствуем вас, капитан Иксор! — саркастически прозвучало сразу с нескольких сторон. Он даже узнал голоса. Рядовые и офицеры, с кем он вместе не один раз шел в бой, сейчас приносили его жизнь в жертву кошмарной машине.
Упырь нежно донес живое сердце Дзарда Иксора до маленького телепортационного портала, а затем бросил все еще живой орган в него.
— Если бы я имел одинаковую с ними природу и силы, — Дзард попытался шутливо представить себя в виде грозного монстра, — то все сейчас могло бы измениться в другую сторону.
В небесах прозвучал гром, все вокруг пронзили огненные молнии, будто бы сама земля готова была расколоться на части, но ее удержали изнутри.
Когда все устаканилось, из портала вышел гуманоид. У него было прекрасное лицо, идеальные пропорции тела и чарующий голос.
— Я Левиафан, мои слуги, — начал главный фигурант всего происходящего, — ваши усилия и стремление к истинной власти открыли мне дорогу в миры мегавселенной. К сожалению, ее границы слишком велики, чтобы я мог ее банально съесть как мелкие мирки и планетки. Поэтому я создал машину, с помощью которой заставлю богов драться друг с другом, разрушая отдаленные миры в глупой войне за Господство во Дворце богов. Попутно я наделю самых преданных слуг геномом богов огненной стихии, и вы будете моей ударной армией в предстоящих переделах. А когда мегвселенная падет и я насытю свой голод, каждый, кто сейчас поддержал меня, получит свой собственный мир, свободный от космических демонов и богов.
— Нужно понимать, — вмешался упырь, — что машина уже запущена и работает в полную силу. Поэтому будьте аккуратны в своих желаниях.
— Отлично! — Дзард сам не понял, как и почему из него вырвались эти слова. Просто рана, откуда упырь вынул сердце, расширилась, и из нее вылез монстр кроваво-черного цвета. Он был как голем из металла и камня, только намного пластичнее и цвет брони имел черно-красный оттенок. Как будто монстр вылез из горящего пламени. Лицо, отлитое из жидкого металла, точь-в-точь напоминало лицо капитана Иксора. В красных глазах горел огонь разрушения.
— Маска готов к бою! — довольно произнесли серебристые губы. После чего быстрый удар вампирских когтей разрезал горло упыря.
Полуплотный хищник никогда не думал, что его настоящую силу и кровь можно выпить. Маска смог. Жидкость, передающая жизнь, перетекала из раскрытой раны Маске точно в рот.
Предатели из рыцарского Ордена пока что не вмешивались в происходящее, надеясь, что все идет по сценарию.
Спина монстра-вампира неожиданно вздулась как шар, а затем нечто плавно щелкнуло и из-под двойного позвоночника вверх взлетели три небольшие ракеты.
— Мощности каждой из них хватит для уничтожения всего живого на сотни километров вокруг, — довольно произнес Маска. Его руки засветились зеленоватым светом, высвобождая на волю магию Металла. Подготовленное жрецами Арболеруса заклинание давало импульс свернутым в верхних слоях брони роботам-кротам. Машинки шустро устремились вниз, вгрызаясь в мягкую землю. — А эти малышки взорвутся под землей, и здесь будет глубокое ущелье после взрыва заложенных в них бомб.
— Маска! — прокричал Левиафан. — Вампир! Убейте его!
Словно проснувшиеся от ступора рыцари-предатели кинулись на Маску с оружием в руках. Но киборга-вампира было не так просто одолеть. Он двигался как вихрь, использовал магию и его черный меч разрезал любые доспехи точно бумагу. Всего лишь минута и на земле лежали десятки тел. Все когда-то шли вместе с ним в бой, но сейчас они выбрали неправильную сторону.
Полубогов из отряда Думхорста скормили машине. Попавших в западню рыцарей Маска освободил.
— Телепортируйся срочно на корабль! — скорее приказал Марию Маска, чем посоветовал.
— А ты как? — каким бы изменившимся монстром брат по оружию не стал, для метаморфа капитан Дзард по прежнему был братом по оружию.
— Встретимся на площади Даркории, — обронил Маска и поспешил за Лордом Тьмы.
— Я не дамся тебе так просто даже сейчас, — произнес Левиафан, активируя толстые демонические сабли.
Небо расцвело яркими всполохами огромного костра. Расцветавшее высоко в небе пламя пожирало чудовищную машину, точно восковую свечу. Внизу все пронзала исполинская дрожь.
— Оба мира желают твоей смерти, — громко и четко произнес Маска, выдыхая в Левиафана облако синего пламени.
Вампир увидел, как Лорд Тьмы скрючился от ожогов и упал в раскрывшуюся под ним расселину.
Самому Маске пришлось прыгнуть высоко вверх, под жар бушующего пламени, чтобы открыть портал в имматериальный мир и спокойно покинуть зону разрушений.
 
Обсуждение

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз